Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РИХЕР РЕЙМСКИЙ

ИСТОРИЯ

HISTORIARUM LIBRI IIII

КНИГА I

Пролог

Господину и святейшему отцу Герберту, архиепископу Реймскому 1, монах Рихер.

Под твоим влиянием, святейший отец Герберт, возникло у меня желание поведать в сочинении о сражениях галлов. Так как оно сулит принести большую пользу и тема его весьма обширна, я составлял его в душевном напряжении, сравнимом лишь с необычайной добротой того, кто подвигнул меня на это.

Я решил начать повествование об этих событиях с недавнего времени, ибо о делах, происходивших ранее, подробнейшим образом рассказал в своих анналах благословенной памяти Гинкмар 2, восьмой до тебя на архиепископстве 3. Чтобы заглянуть в столь отдаленное прошлое, пусть читатель обратится к его труду и прочитает его вплоть до начала нашего сочиненьица. Я опасаюсь, что частое повторение имени «Карл» и других имен в обоих сочинениях расстраивает их внутренний порядок. Ибо любое искажение последовательности событий приводит к столь же сильному заблуждению, насколько был нарушен порядок. Поэтому пусть разумный читатель, встречая то и дело упоминания о Карлах и Людовиках, различает королей, носивших одинаковые имена, учитывая время, о котором пишет автор.

Это сочинение имеет целью сохранить на письме память о войнах галлов, частых в то время, о разных мятежах и о различных причинах тех или иных событий. Я упоминаю и о делах других народов, но, полагаю, я вполне мог рассказать о них от случая к случаю, если это было необходимо. Если же меня обвинят в незнании неведомой старины, то я не отрицаю, что почерпнул некоторые сведения из сочинения флодоарда, Реймского каноника 4, но не используя те же выражения; я заменил их и совершенно иначе построил свое изложение, о чем свидетельствует мой труд.

Я полагаю, что читатель будет удовлетворен правдоподобием, ясностью и краткостью изложения. Не желая разливаться в речах, расскажу все как можно более сжато. А перед началом сочинения предполагается кратко описать разделение мира, разные части Галлии, обычаи ее народов и их деяния.

1. Разделение мира

Итак, мир, который предназначен для смертных, согласно космографии 5, разделен на три части, а именно на Азию, Африку и Европу. Первая из них с севера, через восточные области и до юга снаружи ограничена Океаном, изнутри же — Рифейскими горами до самой середины земли, Танаисом, Меотидой 6 и Средиземным морем отделена от Европы. С середины же земли по направлению к югу она отрезана рекой Нилом. Африка и Европа, окруженные снаружи с юга на север Океаном, разделяются вторгшимся между ними Средиземным морем. Изнутри же они отделены от Азии, как было сказано, где Нилом, а где Средиземным морем, Танаисом и Меотидой. Каждая из них имеет свое внутреннее деление, и я счел нужным поведать об одной из частей Европы, которая называется Галлией за белизну, так как ее уроженцев отличает довольно светлый цвет кожи 7; она тоже разделена на определенные части.

2. Разделение Галлии на части

Галлия разделена на три части: на Бельгику, Кельтику, Аквитанию 8 Первая из них, Бельгика, протянулась от Рейна, который отделяет от Океана Германию, изобильную многими народами и за их порождение получившую такое название 9, до реки Марны. От двух других же она отделена где Пеннинскими Альпами, а где морем, из волн которого поднимается остров Британия. Кельтика лежит от Марны до Гаронны, к ней прилегает Британский океан, остров Британия находится недалеко от нее. Пространство от Гаронны до Пиренеев, ограниченное Роной и Араром 10, а с другой стороны — Средиземным морем, называется Аквитанией. Итак, отмечено, что территория всей Галлии опоясана с востока Рейном, с запада — Пиренеями, с юга же — Средиземным морем.

3. Обычаи Галлов

Все галльские народы известны своей природной отвагой и не терпят коварства. Если их подстрекают, они рвутся в бой, если их разозлят — сражаются, не зная жалости. Сразу верят убеждениям и не привыкли изобличать ложь. И святой Иероним 11 говорил: «Только Галлия не порождает чудовищ, но славится разумными и красноречивыми мужами». Помимо этого, белги лучше умеют вести дела 12, но уступают остальным в [10] силе и храбрости. Они чаще добиваются своего разумом, чем силой. Но если им не удается достичь желаемого с помощью разума, не боятся применить силу. В еде и питье они очень воздержанны. Кельты и аквитаны обладают большой мудростью и храбростью, но склонны к мятежам. Кельты обычно более рассудительны, аквитаны действуют сгоряча и очень прожорливы. Но этого требует их природа. Вот и Сульпиций говорит 13: «У греков обжорство происходит от чревоугодия, у галлов это естественная потребность». Хотя эти народы — варвары по происхождению, история говорит, что в древности они бывали очень удачливы во всех своих предприятиях, хотя и оставались язычниками. А когда святой Ремигий окрестил их 14, им была ниспослана особенно славная и блистательная победа. Говорят, что их первым христианским королем был Хлодвиг 15. После него государством по очереди правили высокородные императоры вплоть до Карла16, с которого начинается наша история 17.

4. Как из-зa малолетства короля и первых графских раздоров пираты вторглись в Галлию

Его отцом был король Карломан, дедом с отцовской стороны — Людовик, прозванный Косноязычным, а прадедом — Карл Лысый 18, высокородный император германцев и галлов. Двух лет от роду он утратил отца, а мать — сразу, как ему исполнилось четыре года 19. По причине его малолетства графы стремились превзойти друг друга в неумеренной алчности, каждый захватывал, сколько мог. Никто не был королю за старшего, никто не заботился об охране королевства. Каждый был способен лишь захватывать чужое добро, не заботились о том, как идут их собственные дела и те, кто не занимался захватом чужого. Поэтому общее согласие превратилось во всеобщий раздор. Вот из-за чего распространились грабежи, вспыхнули пожары, начались разбойные набеги. И все это, усилившись, вдохновило пиратов 20, которые обитали в провинции Руана, а это часть Кельтской Галлии, на бесчеловечные дела.

Этот народ задолго до того отбыл с островов Северного океана. И, блуждая по морю на кораблях, они совершали набеги на все части Галлии. На них часто нападали, часто они терпели поражения от могущественных людей страны. Когда лучшие люди все это между собой многократно обдумали, то постановили, чтобы король даровал им эту провинцию 21, но однако с тем, чтобы, оставив идолопоклонство, добровольно обратились они в христианскую религию и верно сражались за галльских королей на суше и на море. Главный город этой [11] провинции называется Руан, и еще шесть других городов, а именно Бато, Авранш, Эвре, Сиз, Котанс, Лизье сумели силой присоединить к своим владениям. Итак, издавна было очевидно, что они стали пиратскими владениями. Но, движимые природной жестокостью, они попытались разжечь усобицу между лучшими людьми. Поэтому они затеяли, нападая, угрожать набегами и разбоем малой Британии, которая граничит с Галлией. Воспользовавшись удобным случаем, они совсем нарушили клятвы в верности и из пограничных областей ворвались в Галлию. Рассеявшись повсюду, они разбрелись там и сям, предаваясь без меры захвату женщин, детей, скота и другого добра. А все, что захватили, свозили по Сене в место под названием ров Гивольда 22. Когда их нападения участились, все земли Кельтской Галлии, которые находятся между реками Сеной и Луарой и называются Нейстрией, были почти полностью разорены. Они приняли решение ворваться во внутренние области Галлии, а ее население либо истребить до конца, либо обложить тяжелейшей данью. Поспешили, чтобы это произошло прежде, чем знать придет к согласию. Они полагали, что во время таких раздоров смогут вернейшим образом завладеть богатством галлов. Их набегами руководил вождь Катилл 23. А знатные люди, осознав, какое бесчестье им наносят варвары, стали через послов договариваться между собой о примирении. Не долго медлили, обменявшись клятвами и заложниками, съехались для совещания. На этом совещании, прислушавшись к мудрым советам и поклявшись в верности, вернулись они к величайшему согласию и приготовились воздать варварам за нанесенные оскорбления. И, так как Карлу было только три года 24, стали они совещаться об избрании короля, но не потому, что стали предателями, а потому, что гневались на своих врагов.

5. Происхождение и судьба короля

Итак, в год по воплощении Господа 888, в пятое воскресенье марта 25 общим решением сделали королем Одона, мужа воинственного и решительного 26. Его отцом был Роберт 27 из сословия всадников 28, дедом с отцовской стороны — Витикин, прибывший из Германии 29. Став королем, он повел дела решительно и с пользой, хотя в обстановке военного мятежа редко имел возможность улаживать ссоры 30. Семь раз он наносил пиратам поражения в Нейстрии и девять раз обращал их в бегство, и все это в течение пяти лет. После того, как их прогнали, последовал великий голод, так как земля три года оставалась невозделанной. Мера зерна, которая составляет 1/16 модия, возросла в цене до 10 драхм, курица стоила 4 драхмы, [12] а яйцо — 3 унции, цена коровы поднялась до 11/12 либры 31. Невозможно было купить вина, так как виноградники повсюду были вырублены и вряд ли у кого вообще имелись.

Король тем временем строил укрепления в тех местах, где возможны были пиратские набеги, и размещал в них войска. Сам он оставался в Аквитании, предполагая вернуться не раньше, чтем вышеназванная мера зерна не станет стоить 2 драхмы, курица — денарий 32, и яйцо также 2 драхмы, а корова будет продаваться за три унции.

6. Пираты, вторгаются в Бретань и опустошают ее

Пока король вершил государственные дела в городе Пюи, пираты, изгнанные из пределов Нейстрии, прослышали, что он уехал в Аквитанию. Итак, они собрались, приготовили флот и неожиданно вторглись в Бретань. Жители Бретани, устрашенные внезапным набегом варваров, отступили перед свирепым врагом. Каждому казалось достаточным сохранить свою жизнь, никто не пытался спасти свое имущество от разграбления, заботились только о спасении жизни. Так как они побросали почти все свое добро, пираты расхватали все без разбора. Увезли то, что им понравилось, и вернулись с большим количеством награбленного, которое никто у них не оспаривал. Увлеченные таким крупным успехом, они вторглись через внешние границы Бретани в Аквитанию в районе Анжу и опустошили землю. Захватывали мужчин, женщин и детей. Стариков обоего пола убивали. Детей продавали в рабство, бесчестили женщин, которые казались им красивыми.

7. Король Одон готовит войско к походу против пиратов 33

Но некоторые из них по разным причинам ускользнули и спаслись бегством. Они сразу известили короля Одона. Он, встревоженный серьезностью дела, королевским эдиктом повелел собрать в Аквитании столько всадников и пехотинцев, сколько можно. А также из Провинции, которая окружена Роной, Альпами, морем и землями готов, из Арелата и Оранжа. Но и из Готии, Тулузы и Нима. Когда все они собрались, королевское войско составило 10 тысяч всадников и 6 тысяч пехотинцев. По пути король прибыл в Бриод, город св. Юлиана, поклонился святому королевскими дарами и затем вступил в округ Овернь. Сюда уже прибыли враги и упорно осаждали город, который назывался Монпансье. Король, сопровождаемый франкской и аквитанской знатью, разрешил начать переговоры, однако расставил войска в боевом порядке, воодушевляя их на бой и превознося их прирожденную доблесть. [13] Он говорил им, что они превосходят все народы как силой, так и храбростью, и вооружением. Что их предки завоевали почти весь мир и совершенно разгромили Рим, столицу мира 34. Он поэтому утверждал, что отвага отцов должна возродиться в сыновьях, что отцовская доблесть должна передаться сыновьям.

8. Нападение короля Одона на пиратов и описание сражения

Воодушевив их такими речами, он, будучи человеком храбрым и сильным, атаковал варваров с 16-тыс. войском, подняв знамена. Вперед он послал пехоту, чтобы она нанесла первый удар. Сам же стал во главе конницы, выжидая, как решится судьба пехоты. Варвары тоже выстроились рядами и замышляли напасть на противника, пока тот строится. Враги бросились на королевскую пехоту, осыпав ее стрелами, затем, уставив пики, ринулись на них. В схватке с варварами многие погибли, но нанесли ущерб противнику. Ибо и с их стороны были убитые и гораздо больше раненых. За пехотой и королевская конница с силой обрушилась на вражеские ряды, поколебленные пехотой. Рассказывают, что там полегло 13 тысяч 35, немногие спаслись бегством. И когда победа была уже обеспечена и предстоял раздел добычи, четыре тысячи варваров, которые коварно затаились в укрытии, напали с боковых дорог. Они постепенно приближались, но дозорные заметили блеск их оружия и дали сигнал к сбору войска. Король, думая, что приближается гораздо больше врагов, убеждал своих вернуться в прежнее состояние духа и не терять его, объявив в длинной речи, что умереть за родину — подвиг, и честь — пожертвовать собой ради защиты христиан. Итак, войско собралось, и хотя много было раненых и увечных, никто не отказался идти вперед.

9. Незнатный Ингон идет в бой с королевским знаменем

Когда все задумались, кому нести королевское знамя, так как в столь благородном войске не осталось никого, кто не был бы ранен и все уклонились от этого, на середину пробился Ингон 37 и, представившись войску, бесстрашно сказал: «Я — королевский конюх, незнатный родом, если мне не откажут в великой чести, пронесу королевское знамя через вражеские ряды. Не убоюсь переменчивой военной фортуны, ибо знаю, что однажды мне все равно придется умереть». На это король Одон ответил: «По нашей воле и по решению графов будь нашим знаменосцем». И тот, подняв знамя, выступил вперед, окруженный густой толпой. Построившись боевым клином, [14] войско пошло на врага. Столкнувшись с врагом, померялись с ним силами. Порой королевское войско отступало, но вновь бросалось в сражение. Трижды они наступали и перебили почти всех врагов. В этой сумятице воздух потемнел от пыли, и Катилл с несколькими своими людьми во мгле обратился в бегство и укрылся в кустах. Но когда он там прятался, победители, которые рыскали туда и сюда, обнаружили его и схватили, а тех, кто был с ним, изрубили мечами, его же самого, после того, как вся добыча была разграблена, представили королю Одону.

10, Крещение и смерть тирана

Успешно достигнув победы, король отвез пленного тирана в Лимож, а там предоставил ему выбор между жизнью и смертью, обещая сохранить ему жизнь, если он крестится, в противном случае — предать его смерти. Тиран сразу же, без возражений, попросил, чтобы его окрестили. Однако вряд ли он действительно уверовал. Так как близилась Пятидесятница 38 и епископы явились на совет к королю, они предписали ему трехдневный пост. В установленный день, в базилике св. Марсилия мученика, после того, как епископы завершили службу, сам король подвел его к священной купели, он спустился в нее и троекратным погружением во имя отца, сына и св. Духа был окрещен; тут Ингон, бывший знаменосец, выхватив меч, смертельно ранил его, загрязнив кровью святую воду. Король, возмущенный таким злодеянием, приказал негодующим графам схватить и умертвить убийцу. Тот, отбросив меч, бросился и обхватил руками алтарь св. Марсилия, прося милости у короля и графов и добиваясь громкими криками, чтобы ему дали возможность высказаться. По приказу короля его призвали к ответу за содеянное преступление, и он начал так:

11. Оправдательная речь Ингона перед королем и графами

«Я призываю в свидетели Бога, которому известны все мои желания, что для меня нет ничего дороже вашего блага. Любовь к вам толкнула меня на это, ради вашего блага я решился на это преступление. Я не убоялся подвергнуть себя такой опасности ради жизни всех вас. Велико совершенное мной злодеяние, но выгода от него еще больше. Я отрицаю, что оскорбил королевское величие и объявляю, что мое преступление сулит много выгод. Поразмыслите над намерениями виновника преступного деяния, и вы обязательно обратите внимание на грядущую выгоду от него. Пленный тиран решил [15] креститься из страха; будучи освобожденным, он вновь обратился бы к великим беззакониям и отомстил бы нам небывалой резней. Я обратил оружие против того, в ком увидел причину многих бедствий. Вот причина моего поступка. Вот что толкнуло меня на злодеяние. Я совершил это ради блага короля и наших соратников. О, если бы моя смерть привела бы к освобождению моей родины и спокойствию в государстве! И если меня казнят, буду считать, что умираю ради блага короля и сеньоров. Каждый подумает: «Не служил ли он ради такого рода награды, не воздалось ли ему такой платой за сохраненную верность?» Вот свежие раны на моей голове, груди, боках! Видны и рубцы прошлых лет и отметины, разбросанные по всему телу. Приобретя их среди постоянных невзгод, пережив столько бед, ожидаю смерти как конца всех зол». Эта жалобная речь была встречена с благосклонностью, а у некоторых вызвала слезы. Поэтому воины просили короля за него и убеждали проявить милосердие, уверяя, что он ничего не выиграет от смерти одного из своих сподвижников, что есть чему порадоваться и в убийстве тирана, так как если тот умер, уверовав, ему тем самым дарована истинная жизнь, а если он принял крещение обманно, то его коварство наказано. Король смягчился душой от таких речей и, похоронив варвара, вернул Ингону свою благосклонность и милостиво пожаловал ему крепость под названием Блуа, так как тот, кто ведал охраной крепости, был убит в сражении с пиратами. Также, согласно королевской воле, Ингон получил в супружество его вдову 39.

После этого, благодаря помощи короля и сеньоров, все дела его шли успешно и счастливо. Но это продлилось недолго. Ибо из-за нагноения ран, плохо залеченных врачами, снаружи покрытый шрамами и снедаемый изнутри страхом, одолеваемый ревматическими отеками, он слег в постель, промучившись более двух лет. Потом ревматизм усилился и охватил все его тело 40, и он расстался с жизнью, оставив маленького сына Герлона. Король назначил ему опекуна, он владел отцовским имуществом совместно с матерью.

12. Возведение Карла на трон

Тем временем король, удалившись из города Лиможа, приехал в Ангулем и там занялся некоторыми делами. Немного спустя по прибытии в Перигор, он разобрал с величайшей справедливостью дела сеньоров, которые предавались ссорам, и стал вместе с лучшими людьми в королевстве рассматривать дела всего государства. Он был поглощен этими делами и предполагал задержаться там ненадолго, когда Фулькон, архиепископ Реймский, вовлек белгов 41 в переговоры о возведении [16] Карла на трон. Ибо ему показалось, что сложившиеся обстоятельства благоприятствуют этому, и что многих убедит отсутствие нейстрийцев, потому что они оставались в Аквитании с королем. Многих также убедили жалобы юноши. Уже достигнув пятнадцати лет 42, он сокрушался в кругу друзей и родичей о потере королевства и прилагал большие усилия, чтобы вернуть отцовское королевство. Его всячески поддерживали все сеньоры Бельгики и некоторые из кельтских. Они скрепили этот договор клятвой перед лицом Реймского архиепископа. В установленное время явились архиепископы Кельнский, Трирский и Майнцский с епископами своих диоцезов и их легатами. Из Кельтики же — вышеназванный архиепископ с некоторыми из своих суффраганов, а именно епископами Ланским, Шалонским и Теруанским 43.

В год по воплощении Господа 893, в феврале 44, в воскресенье, собравшись в Реймсе, короновали пятнадцатилетнего Карла в базилике св. Ремигия; и уже в городе, облачив его в пурпур, вручили ему право издавать королевские эдикты. И из Кельтики очень немногие держали его сторону, в Бельгике же, напротив, все были ему преданы. Его провезли по всем их большим и малым городам, где его приняли сердечнейшим образом.

13. Возвращение Одона из Аквитании и его смерть

Узнав, что произошло, король Одон вернулся из Аквитании. Достигнув города Тура, он почтил св.Мартина 45 королевскими дарами. Возвратившись в Париж, он богато одарил святых мучеников Дионисия, Рустика и Элевтерия. Затем, перейдя реку Марну, он вступил в Бельгику. Прибыв в город, который называется Ла Фер, он начал страдать бессонницей от чрезмерных тревог. Из-за того, что она не прекращалась, у него началось помрачение рассудка. Действовали и вредные соки, и на десятый год своего правления, в состоянии помешательства, как говорят одни, или же в припадке буйства, по словам других, он окончил свою жизнь 46. И был он похоронен под громкие сетования своих соратников в базилике св. Дионисия мученика 47.

14. Характер Карла

Итак, Карл, став королем, был принят с большой благосклонностью. Он был хорошо сложен, нрава доброго и простого 48. Недостаточно обучен военному искусству, но сведущ в свободных искусствах 49. Очень щедр и совсем не жаден. Отличался он двумя недостатками: был чересчур любострастен и несколько небрежен в заботе о правосудии. Галльские сеньоры [17] были связаны с ним и душевной склонностью, и клятвой. Даже Роберт, брат покойного короля Одона, человек большой отваги и весьма решительный, предложил королю свою военную службу. Король поставил его герцогом Кельтики и возложил на него все управление; почти четыре года он пользовался его советами и очень доверял ему 50. Это он сопровождал короля в Нейстрию, он подчинял ему большие и малые города. Прибыв в город Тур, король щедро наделил св.Мартина многими талантами золота и серебра 51. Упрашивая его служителей молиться за себя, он и сам молился ежедневно. Закончив там все дела, он вновь приехал в Бельгику и почтил св. Ремигия славными дарами. Затем, препоручив Кельтскую Галлию Роберту, он удалился в Саксонию, объехал ее города и поселки и подчинил их без сопротивления. Он поставил там главой надо всеми Генриха, человека знаменитого 52, из королевского рода и местного уроженца. Без боя он подчинил сарматов. Англов и другие заморские народы 53 привлек к себе своей удивительной милостью. Но так продолжалось только десять лет. Может быть, он и дальше был бы счастлив во всех своих предприятиях, если бы в одном не ошибся так сильно.

15. Чрезмерная привязанность Карла к Хаганону

Он обходился с сеньорами очень милостиво, но особое благоволение выказывал Хаганону 54, которого из среднего состояния возвел к могуществу; он один пребывал при короле, даже если сеньоры отсутствовали, и часто он, отстранив короля от обязанности защищать королевство, открыто возлагал ее на себя 55. Это навлекло на короля великое бедствие. Потому что знатнейшие мужи, терпя такое поношение, явились к королю и долго ему жаловались, что человек, рожденный от неизвестных родителей, наносит большой ущерб королевскому достоинству, помогая королю советами, в то время как последний пренебрегает знатью. И если король не откажется от этого обычая, то они сами удалятся из королевского совета. Король же, ничуть не вняв этим убеждениям, не отказался от своей привязанности.

16. Возмущение Роберта против Хаганона

Между тем, король, подчинив большие и малые города Бельгики, вернулся в Кельтику и остановился в городе Суассоне 56. Сюда собрались сеньоры со всей Галлии. Туда же съехались с большой охотой и менее знатные люди. Среди прочих был и Роберт, полагавший, что он находится в наибольшей милости у короля, так как тот поставил его главой над всей Кельтикой; но когда король заседал у себя во дворце, по его [18] приказу герцога посадили справа, а Хаганона, как равного, слева от короля. Герцог Роберт молча терпел такое поношение, что человека незнатного сочли равным ему и предпочли владетельным сеньорам. Умерив негодование, он затаил в душе обиду и ничего не показал королю. Однако он вскоре поднялся, ушел и стал держать совет со своими соратниками. Посоветовавшись с ними, он отправил послов уведомить короля, что он не может вынести, чтобы Хаганона равняли с ним и предпочитали первым людям в государстве. Что он видит оскорбление в том, что такого рода человек пребывает при короле, а знатнейшие из галлов отстранены ov него, и если король не низведет его до подобающего ему состояния, то он безжалостно его повесит. Король отнесся к этим оскорблениям немилостиво и ответил, что скорее сможет расстаться со всем своим советом, чем откажется от его дружбы. Роберт был чрезвычайно возмущен и, вместе со многими знатными людьми, вопреки приказу, уехал в Нейстрию и вернулся в Тур. Там много было разговоров об оскорблении, легкомысленно нанесенном королем, и он часто совещался со своими людьми о том, как ему самому захватить власть. Хотя он и поддерживал короля, однако сильно ему завидовал, так как полагал, что королевство должно было достаться ему по наследству от брата. Также он злоумышлял против Фулькона, реймского архиепископа 57, который наставлял короля с младенчества и возвел на трон. Ибо ему казалось, что как только тот погибнет, он с легкостью сможет возвратить королевство. На это он подстрекал Балдуина, графа Фландрии 58 и тот, убежденный им, покинул короля и стал на его сторону.

17. Убийство архиепископа Фулькона 59

Когда король узнал, что происходит, он пошел на Балдуина и после долгой осады отнял у него крепость Аррас, чтобы передать ее вместе с аббатством св.Ведаста Фулькону, вышеназванному архиепископу 59а. Через некоторое время архиепископ, по причине далекого расстояния и неудобства для братьев, призвал графа Альтмара и принял у него аббатство св. Медарда 60, которое держал этот граф, а взамен вверил ему, после соответствующих переговоров, аббатство св.Ведаста с крепостью Аррас. Это и толкнуло Балдуина на большую жестокость; охваченный тревогой, он решился на месть. Но притворялся другом архиепископу, посылая к нему послов, чтобы заверить его в своей привязанности и присягнуть ему на верность. Однако в то же время он всячески старался разузнать, привык ли тот останавливаться в королевском дворце один [19] или с войском, замышляя нанести мощный удар, когда тот окажется в одиночестве.

В это время епископы Бельгики собирались к королю, чтобы посовещаться о государственных делах. Архиепископ тоже был приглашен и, желая ускорить путь, неосторожно выехал лишь с несколькими сопровождающими. И вскоре встретил он некоего Винемара, подосланного с когортой 61 Балдуином. Так как при архиепископе было мало народу, он был задержан этой когортой. Никто не смог убежать. Их всех окружили и перебили, хотя обе стороны упорно сражались, и с обеих сторон были большие потери. Винемар, напав на архиепископа, пронзил его пикой и швырнул его свите, семижды раненого. Когда он наносил удар, некоторые из епископской свиты, движимые любовью к нему, заслонили его. Они сразу же были пронзены и убиты вместе с ним 62. Четверо, однако, ускользнули и доложили о случившемся в Реймсе. Сразу же из города выступило большое и хорошо вооруженное войско и попыталось преследовать противников, но их уже упустили, и, подобрав своего убитого господина и его людей, с печальными воплями перевезли их в Реймс, где его торжественно погребли рядом с другими прелатами.

18. Смерть Винемара

Тем временем епископам, собравшимся у короля, вдруг доложили об этом происшествии. Это повергло всех в великую печаль. Сам король, утопая в слезах, сетовал на несчастье, постигшее архиепископа. Епископы изливали чувства в жалобных речах о смерти своего брата и сподвижника; начав совещание, они предали отлучению Винемара и его сообщников. И вскоре ему пришел конец, ибо Господь поразил его неизлечимой болезнью — гидропизией. У него раздулся живот, снаружи его палил медленный огонь, изнутри донимало сильное жжение. Ноги так распухли, что не слушались его. Его срамные места кишели червями, голени распухли и воспалились, дыхание стало зловонным, а внутренности понемногу вытекали через прямую кишку. Кроме всего этого, он страдал от нестерпимой жажды. Он испытывал некоторое желание есть, но принятая пища вызывала в нем отвращение. Его также мучила постоянная бессонница. Он стал всем отвратителен, все его боялись. Друзья и домочадцы его покинули, тело его распространяло такой запах, что никакие врачи не в силах были приблизиться к нему, чтобы лечить. Так, разлагающийся заживо, отлученный от общества всех христиан, отчасти уже съеденный червями, этот негодный и нечестивый человек лишился жизни 63. [20]

19. Избрание архиепископом Херивея

После того, как архиепископа Фулькона похоронили, Херивей, человек хорошо известный, из числа королевских приближенных, по единогласному решению епископов и с одобрения жителей Реймса, по воле короля унаследовал архиепископство 64. А если кто пожелает подробнее узнать, какими добрыми деяниями и каким благочестием процвела Реймская церковь при этих двух архиепископах, пусть прочтет сочинение священника Флодоарда, который весьма красноречиво описал историю города Реймса от его основания 65 и до правления этих прелатов. Став архиепископом, Херивей продолжал верно служить королю, борясь с изменниками. Так, Эрлебальда, графа ...66, который посягнул на достояние своего епископа и захватил город, называемый Мезьер, он, согласно церковному обычаю, сначала призвал образумиться, а затем наложил на него отлучение. Когда же проклятый отказался дать ему удовлетворение, пошел на него с большим войском и четыре недели донимал город упорной осадой. Эрлебальд, не в силах долее противостоять продолжающемуся натиску, тайно ускользнул из города вместе с несколькими своими людьми. А те из осажденных, кто остался, сразу открыли ворота и сдались архиепископу; тот их изгнал и поселил в городе своих сторонников, а также изгнал из округа беглеца Эрлебальда.

20. Стычка у Рейна и гибель графа Эрлебальда

Король отправился в район Вормса, чтобы встретиться с Генрихом Зарейнским 67. Туда же явился и граф Эрлебальд, чтобы пожаловаться на суровость архиепископа Реймского. Генрих добросовестно занялся улаживанием дел с королем. Пока он был поглощен этим занятием, германские и галльские юноши, раздраженные незнанием языка, начали, как это у них в обычае, обмениваться дерзостями. Схватившись, они обнажили мечи и, напав друг на друга, нанесли тяжелые раны. Во время этой стычки и граф Эрлебальд, явившийся для разбора своего дела, был убит буянами 68. Король, заподозрив измену, немедленно поднялся и удалился со своей свитой. Генрих же, сочтя это уловкой, вернулся на корабль, так как решил, что люди короля собираются переправиться через Рейн. А советники короля решили, что это он строит козни. Поэтому с тех пор его считали врагом Карла.

21. Изменники притворно убеждают Карла удалить Хаганона

Итак, Карлу угрожали с одной стороны Генрих, а с другой — герцог Роберт, и, находясь между ними, он подвергался [21] двойной опасности. Он уехал вглубь Бельгики и прибыл в город Суассон, где стал жаловаться своим соратникам на свои несчастья. Туда же из той части Бельгики, которая граничит с Кельтикой, собрались некоторые сеньоры. Но герцог Роберт, оказавшись неподалеку, остановился в Этампе и отправил во дворец послов, чтобы следить за ходом королевских дел. Те, кто явился к королю, оказались на стороне Роберта. Они, по его совету, стали настаивать, чтобы король отстранил Хаганона, но не для того, чтобы добиться этого, а чтобы Роберту предоставилась возможность захватить корону 69. Итак, они не слишком настаивали на удалении Хаганона, в сдержанных речах объявив, что если король не подчинится, герцог его покинет, поскольку рассчитывали, что король, успокоенный столь легким порицанием, не побоится настаивать на своем. Таким образом рассчитывали они получить законное основание для его отстранения от власти.

Все вышло по их желанию. Ибо король, ничуть не тронутый их увещеваниями, ответил, что ни за что не расстанется со своим любимцем и повторял это каждый раз. Когда герцог Роберт увидел, что тот тверд в своем решении, он начал переговоры с Генрихом Зарейнским о смещении короля. Он узнал, как тот был обращен в бегство королевскими людьми, поэтому дал ему клятву верности. Порадовавшись его согласию, тиран 70 немедленно начал усиленно готовиться к захвату королевства. Он много дарил, да и обещал бесконечно много. Тех, кого ему удалось склонить на свою сторону, он стал побуждать к открытой измене, говоря, что король уехал в Суассон, а белги, за исключением совсем немногих, его покинули. Поэтому, говорил он, обстоятельства благоприятствуют делу, уверяя, что можно легко и быстро захватить короля, если все они явятся во дворец, как бы на совет, и в опочивальне дворца, во время совещания, схватят короля. Это понравилось почти всем в Кельтике, и они поклялись тирану, что совершат это преступление. Прибыли во дворец и собрались на совет к королю; когда их пропустили в опочивальню, чтобы король их принял, они схватили его.

22. Архиепископ Херивей освобождает Карла, захваченного изменниками, и провожает его в Реймс

Они уже собирались уезжать, когда в город Суассон неожиданно прибыл архиепископ Херивей с войском. Тревожась за короля, он предугадал коварный поступок изменников. Сначала он явился с немногочисленным сопровождением, затем и все его люди были пропущены внутрь, с разрешения Рикульфа, епископа этого города. Окруженный воинами, вошел он в [22] совет окаменевших изменников и грозно спросил: «Где мои король?» Из них только немногие были в силах ответить, чувствуя, что их уличили. Они, собравшись с духом, ответили:

«Внутри, совещается с некоторыми людьми». Архиепископ нашел ворота запертыми на засовы и, взломав их, увидел короля, сидящего в окружении нескольких человек. Ибо, захватив его, они приставили к нему стражей и заперли его. Архиепископ, взяв короля за руку, сказал ему: «Выходи, король, тебе лучше быть среди твоих друзей». Вот так архиепископ вывел его из толпы мятежников. После этого король сел на коня, выехал из города в сопровождении тысячи пятисот воинов и прибыл в Реймс. После его отъезда изменники, охваченные стыдом и понимая, что их провели, явились к Роберту и доложили ему, что их измена имела мало успеха. А король Карл с архиепископом и еще некоторыми, которые ранее покинули его, но потом вернулись, вняв мудрым советам, уехал в Бельгику и остановился в Тонгре; так как здешний архиепископ только что умер, он посвятил в епископы 71, с помощью архиепископа Германа, Хильдуина, избранного клиром и одобренного народом, мужа достойного и решительного, но склонного к интригам. Затем, после того, как тот был посвящен в епископы, он собрал тех сеньоров Бельгики, которые помогали герцогу Роберту в смещении короля, и простил их многочисленные замыслы против себя. И еще король, следуя доброму совету, обратился через посредничество архиепископа Херивея к герцогу Генриху 72, который управлял всей Саксонией. Тот, подстрекаемый Робертом, бросил короля вместе со всеми остальными.

23. Речь Херивея, архиепископа Рейнского, перед Генрихом, в пользу короля Карла

Представ перед ним, архиепископ от имени короля начал так: «До сих пор, о благороднейший муж, твоя мудрость, твое милосердие служили процветанию мира между сеньорами и согласию между всеми. Но с тех пор, как ты допустил в свою душу зависть, свойственную негодяям, вокруг тебя свил гнездо великий раздор. Поэтому господин наш король и просил меня приехать и увещевать тебя. До сего времени он восхищался немало твоими заслугами. Твоя доблестная верность, признанная им, помогала ему, внушала ему великое доверие к тебе во время многочисленных испытаний. Хотя король облечен всей полнотой власти, он не отрицает, что несколько ошибся в отношении тебя, но искренне намерен это исправить. Ведь его ошибка не столь велика и такое случалось и ранее. Каждый изредка ведет себя безрассудно, но добрые люди [23] исправляются, внимая доводам рассудка. К таким вещам следует относиться милосердно и прощать их.

Ты же, первый среди германцев, сильно уклонился от верного пути. И это не удивительно. Ибо герцог Роберт, всегда жаждущий заполучить королевство и завидующий королю, соблазнил тебя, неосторожного, своими речами. Эти ли убеждения не достигли цели? Говорю вам, оба вы сильно сбились с истинного пути. Пусть же наконец лучший из вас вернется к добродетели. Оба вы должны предпринять все возможное, чтобы ты нашел короля в высшей степени к тебе расположенным, а король возымел в тебе человека достойнейшего.

Ибо он желает, чтобы ты стоял во главе всех, кто населяет Германию 73. Взываю к лучшим сторонам твоей души, вернись к государю, которого ты оставил, и ты будешь им принят и возвеличен».

24. Ответ Генриха архиепископу Херивею насчет Карла

На это Генрих ответил так: «По многим причинам мне не следовало бы соглашаться, если бы уважение к твоей добродетели, святой отец, не толкало меня на это. Знаю, как трудно давать советы тому, кто так непостоянен, кто окружен столькими завистниками. Не забыл я и сколько раз сражался я прежде за его дом. Вам хорошо известно, как он нарушил ту верность, какой был мне обязан 74. Может быть, отец, ты убеждаешь меня, чтобы я совершил то, о чем могу пожалеть, но так как никогда не будет более никого столь ловкого, и столь благоразумного, как ты, хотя чаще имеют успех дурные, нежели добрые советы, я сделаю то, что ты велишь, и моя покорность склонится перед твоим высоким саном. Хотя я и был намерен отказать королю в моих советах, моих дарованиях, моей военной помощи». Итак, Генрих, убежденный архиепископом, прибыл к королю и был принят с большими почестями, и оба заключили дружеский союз.

25.

После этого Хильдуин, епископ Тонгра, был обвинен в заговоре с теми, кто отклонился от короля, и в том, что вел против него враждебные действия; король пошел на него войной. Сила этой вражды подвигнула Рихера, аббата Прюмского монастыря, отречься от Хильдуина. Но Рихер, которому король даровал епископство, стал подвергаться преследованиям со стороны архиепископа Хериманна 75 за то, что противозаконно принял от короля епископство через голову того, кто его держал и чья вина не была подтвержена признанием, кто не был осужден по закону. Тогда он по приказу короля поспешил [24] в Рим и там изложил папе Иоанну 76 решение короля и сущность своего дела. Папа, возмущенный предательством Хильдуина, освободил его от сана и предал анафеме, а Рихера рукоположил в епископы и даровал ему свое благословение. Во время этих событий приехал и Хильдуин, впустую разливаясь речами перед папой и стараясь добиться отмены приговора. Пока он плакался, Рихер возвратился и занял опустевшую кафедру.

26.

Тем временем Карл возвратился из Бельгики. Было объявлено, что по постановлению короля и по приказу архиепископа в Трозли состоится собор для решения многих неотложных дел 77. На этом соборе председательствовали архиепископ Херивей и король. После того, как важные дела были рассмотрены 78, архиепископ Херивей, благодаря заступничеству короля и по единодушной просьбе присутствовавших на соборе епископов, снял отлучение с вышеназванного графа Эрлебальда 79.

Тогда же, так как Родульф, епископ Лана, умер, рукоположили в епископы Аделельма, казначея того же города, по воле короля и с согласия епископов.

27.

Совершив все это с успехом и пользой, король вернулся в верхнюю Бельгику, чтобы призвать к порядку некоторых своих людей. Он пошел войной на графа Рихуина 80, который, и без того будучи предателем, держал сторону Роберта. Он осадил его города и вел открытую войну. И тот, понеся серьезное поражение от мощной королевской конницы, дал заложников и вернулся к королю. Король, приняв побежденного, смягчил гнев в душе и отнесся к нему милостиво.

28.

В это время Роберт, герцог кельтской Галлии, яростно сражался с пиратами. Они неожиданно вторглись в Нейстрию во главе с Роллоном 81, сыном Катилла, уже переправились через Луару и безнаказанно опустошали его владения. Они разбредались повсюду, потом их свирепые шайки возвращались на корабли. Герцог собрал войско со всей Нсйстрии, призвал многих из Аквитании. Наконец, явились и присланные королем когорты, которые вел вышеназванный Рихуин 82. Аквитанскими легионами командовал Далмаций 83, нейстрийскими же руководил сам герцог Роберт, и все герцогское войско составляло 40 тыс. всадников. Далмация с аквитанцами он поставил на передовой линии, затем поместил вспомогательные отряды белгов 84 и нейстрийцев. Герцог лично объезжал легионы, и, [25] называя по именам наиболее выдающихся воинов, убеждал их помнить о своих доблестях и благородстве, увещевая их сражаться за родину, за жизнь, за свободу и не тревожиться о смерти, ибо никому не известно, когда она придет; если же они побегут, то враг им ничего не оставит. Такими и другими речами воодушевлял он воинов 85. Сказав это, герцог, выстроив войско, повел их к месту, где должно было состояться сражение 86.

29.

Вражеское войско, с которым предстояло биться, тоже готовилось к бою с немалой храбростью. Это войско, состоявшее из 50 тыс. воинов выстроилось, чтобы встретить нападающих. Герцог Роберт с тысячей отборных воинов присоединился к Далмацию на передовой линии, подвергая себя наибольшей опасности. Итак, он шел с Далмацием и аквитанцами. Пиратские легионы вытянулись в линию; они выстроили свое войско в виде прибывающей луны, чтобы, яростно атаковав врага, окружить его, а затем те, кто находится на концах полумесяца, напав с тыла, перережут их, как скот.

30.

Когда обе стороны были готовы, каждое войско, подняв знамена, ринулось в бой. Роберт с нейстрийцами, Далмаций с аквитанцами достигли пиратских легионов, и немедленно те, кто находился на флангах, напали на них с тыла. Тут неожиданно вступили в сражение и белги 87 и стали избивать пиратов, которые атаковали с тыла их союзников. И нейстрийцы наступали весьма свирепо. В этой схватке аквитанцы, окруженные пиратами, с большими усилиями обратили их в бегство и преследовали, а на тех, кто стоял с краев, наседали белги, пока вернувшиеся аквитанцы их не перебили. Уцелевшие сложили оружие и громкими криками молили сохранить им жизнь. Роберт просил удерживаться от чрезмерной резни и настаивал, чтобы ее прекратили. С трудом удержал он от резни войско, возбужденное столь блестящим успехом. Когда волнение улеглось, тех из них, кто показался им предводителями, герцог взял в плен, а остальным разрешил вернуться на корабли при условии, что они дадут заложников.

31.

Итак, одержав победу и распустив войско, Роберт отослал пленников в Париж. Спросив их, не христиане ли они, он узнал, что никто из них не является приверженцем какой-либо религии такого рода. Отправленные для наставления к почтенному священнику и монаху Мартину, они были обращены [26] в христианскую веру. Обнаружилось, что среди тех, кто вернулся на корабли, были как христиане, так и язычники, и эти, также наставленные вышеназванным мужем, были допущены к спасительным таинствам, после того, как герцог получил их заложников.

32.

Во время подготовки к их крещению герцог поручил Виттону, архиепископу Руана, их наставлять. Виттон же, не довольствуясь своими познаниями, отправил Херивею Реймскому письмо, в котором спрашивал его, каким образом и с помощью каких приемов может быть принят в лоно церкви некогда неверный народ. Архиепископ Херивей, стремясь тщательно в этом разобраться, повелел собрать епископов, чтобы, выслушав различные мнения, легче разрешить дело.

33.

И в назначенный день начался собор. На нем прежде всего беседовали с пользой и со знанием дела о мире и религии святой Божьей церкви и о положении дел в королевстве франков, а затем горячо спорили об обуздании пиратов. Решено было испросить об этом божественный разум, и все постились в течение трех дней. Обратились и к господину папе, чтобы, призвав божественное вдохновение с помощью трехдневного поста и смиренно следуя совету папы, успешнее разрешить дело. Просмотрев решения отцов церкви, достопочтенный архиепископ Херивей разумно и с толком составил сочинение в 24 главах 88, излагающее, как обратить в свою веру варваров. Это сочинение он отправил почтенному Виттону Руанскому. Получив его, тот успешно довел дело до конца.

34.

В то время Рагенерий, знатный муж консульского достоинства 89, по прозвищу Длинная шея 90, пораженный болезнью, лишившей его телесного здоровья, скончался во дворце в Мерсене 91. Его смерть повлекла за собой великие бедствия в Бельгике. Говорили, что присутствовавший на его похоронах король Карл сказал со слезами на глазах: «Увы, из великого ты стал ничтожным, ты значил так много, а получил так мало!» — показав сперва на тело, а потом на надгробный памятник. Похоронив его, король в присутствии сеньоров милостиво передал отцовское достояние его сыну Гислеберту, уже вышедшему из отрочества.

35.

Гислеберт, человек из знатнейшего и прославленного рода, имевший счастье взять в жены Гербергу 92, дочь Генриха, герцога [27] Саксонского, вел себя по неопытности безрассудно, в сражениях проявлял такую отвагу, что не боялся добиваться недостижимого; роста он был среднего, крепок телом, с грубыми и сильными членами, с негнущейся шеей, со взглядом недружелюбным, тревожным и настолько быстрым, что никто не мог запомнить цвет его глаз, с беспокойными ногами и легковесным разумом. Его речи были неясными, вопросы — непонятными, ответы — двусмысленными; отдельные части его речи редко были последовательными; свое добро он расточал, алкая чужого неимоверно; ему нравилось быть окруженным людьми выше его по положению и равными себе, но втайне он завидовал им; его очень радовали беспорядки и взаимные распри 93.

36.

Вот такой человек питал необычайную ненависть к королю. Конечно, он замышлял свержение короля и часто внушал это лучшим людям Бельгики; он даже желал добыть королевство себе самому, а не Роберту, раздавая почти все свое добро сеньорам. И знатным людям он открыто дарил поместья и прекрасные дома, незнатных же успешно соблазнял талантами золота и серебра. Таким образом он добился того, что многие из Бельгики были во всем с ним согласны. Но действовал он неосторожно и необдуманно. Ибо хотя великой щедростью он привлек к себе многих сторонников, однако не обязал их клятвой исполнить задуманное злодеяние. Поэтому они легко встали на его сторону, но так же легко потом его бросили.

37.

Карл, узнав об этом, вернулся с войском из Кельтики и намеревался объявить войну белгам, а белги не желали сражаться вместе с Гислебертом в открытом поле, но заперлись в городах и крепостях. Король направил послов к каждому из тех, кто ему изменил, и объявил через них, что он королевской властью торжественно жалует им полученные от Гислеберта поместья и дома, если они будут сражаться против Гислеберта на стороне короля, буде он пожелает отнять у них что-либо из своих даров. Уразумев это, они быстро вернулись к королю и дали ему клятву, зная, что все пожалования, полученные от Гислеберта, будут прочно закреплены за ними королевским дарением. Поэтому, отступясь от Гислеберта, они решительно возвратились к королю и сражались вместе с ним против Гислеберта. [28]

38.

А Гислеберт заперся с немногими людьми в городе Харбурге 94, который защищен с двух сторон реками Маасом и Гель, а спереди — огромным ущельем и густыми зарослями терновника. Король с войском поспешил туда и осадил город, действуя с двух сторон с помощью кораблей, а с третьей стороны используя конницу. Пока длилась осада, Гислеберт ускользнул на корабле. Захваченные жители города подчинились королю. Гислеберт же, лишенный отцовского наследства, с двумя своими клиентами 95 пересек Рейн и провел несколько лет у своего тестя Генриха как изгнанник. По прошествии этих лет Генрих стал убеждать короля вновь призвать Гислеберта и вернуть ему королевскую милость на том условии, чтобы, не нарушая королевского распоряжения о розданных бенефициях, Гислеберт по воле короля забрал те из них, владельцы которых умерли за время его изгнания.

39.

Вернувшись из изгнания, он приобрел с помощью Генриха милость короля, однако на уже упомянутом условии, что из бенефициев, которые он так неумеренно раздавал, откажется от тех, владельцы которых живы, а в тех, чьи владельцы за это время умерли, он будет восстановлен королевской милостью. Итак, он вновь получил то, что осталось свободным после умерших, а именно большую часть своего имущества: Маастрихт, Юпию, Геристал, Мерсен, Литту, Шевремонт. Совершив это, король Карл вернулся в Кельтику, чтобы подготовить войска для сражения с норманнами, которые беспокоили морскую границу Галлии. Так как Генрих тоже ушел за Рейн, в поход против сарматов 96, Гислеберт сильно притеснял и угнетал тех, кто получил от короля дарения. Одних тайно убивая, других постоянными нападками вынуждая оставить свое имущество, он так преуспел, что вернул все свое достояние и вновь стал злоумышлять против короля. Он явился к своему тестю и стал настраивать его против короля, утверждая, что королю достаточно и одной Кельтики, а Бельгика и Германия нуждаются в другом короле. Поэтому многократно он убеждал его короноваться самому. Генрих же осуждал его преступные увещевания, сопротивлялся, как мог, этим убеждениям и постоянно уговаривал его отказаться от недозволенного 97.

40.

И Гислеберт, не преуспев со своим тестем и видя, что он не может захватить королевство, уехал в Кельтику, пробрался в Нейстрию и держал там совет с герцогом Робертом о том же [29] деле, уговаривая его завладеть королевством и свергнуть Карла. Обрадовался один тиран и сразу же одобрил замыслы другого тирана. Итак, оба тирана вели переговоры и затем скрепили клятвой исполнение задуманного 98.

41.

В заранеее назначенное время, когда король уехал в Льеж и жил там как частное лицо, Роберт прибыл в город Суассон. Владетельные сеньоры съехались к нему со всей Кельтики и совещались, на каком основании они свергнут короля. Не отсутствовал и Гислеберт из Бельгики, который кричал, что надо сразу и без разговоров избрать королем Роберта. Общим решением всех собравшихся Роберт был избран и с большими почестями отвезен в Реймс, где и коронован в базилике св. Ремигия. Через три дня после его коронации Херивей, Реймский архиепископ, умер после длительной болезни 99. Будь он в то время здоров, не представилась бы возможности для такого преступления. Ему сразу унаследовал Сеульф, которого поставил Роберт, ранее он выполнял в том же городе обязанности архидьякона и был человеком решительным и известным своей ученостью.

42.

Между тем Карл, поняв, что его покинули все галлы, за исключением лишь немногих белгов, жаловался на свое несчастье лучшим из своих людей, которые ему не изменили. Несчастным называл он себя, ведь беды так теснят его, что если бы внезапная смерть смежила бы его веки, был бы он избавлен ею от все прибывающей печали; что ему легче погибнуть от меча, чем быть лишенным королевства самозванцем, а после потери королевства ему остается только удалиться в изгнание. В этих обстоятельствах ему приходится вспомнить о тех, кто всегда пользовался наибольшей любовью, о тех, с кем он долго жил бок о бок, о тех, кому он не причинял никакого зла, чтобы заручиться их поддержкой.

43.

На это они ответили: «Пагубно, о король, дав клятву, покинуть своего господина и в высшей степени преступно воевать против господина. Если уж речь идет о предателях и перебежчиках» то, если вдуматься в значение этих слов, уже из них ясно, что все, что они замышляют, направлено против закона и порядка. Поэтому, без сомнения, если придется воевать с ними, то они не избегнут божьего возмездия. И ты знаешь точно, что не вернуть тебе королевство, если не объявишь войну тирану; не вступишь вновь в захваченное королевство, [30] если не проложишь себе дорогу железом 100. И так как теперь положение дел требует войны, нам следует принести тебе присягу, чтобы, поклявшись, мы не колебались более. Затем надо избрать по меньшей мере 50 человек, которые сразу пробьются к тирану и окружат его прочным заслоном, чтобы, когда неистовство сражения возбудит одних против других, они, улучив момент, убили тирана. Ибо какой смысл убивать прочих, если уцелеет источник зла?» И в полном согласии они поклялись исполнить задуманное против Роберта.

44.

И сразу королевским приказом из Бельгики были вызваны все, кто не изменил королю. Когда все они собрались, их число, говорят, едва доходило до 10 тыс.101 Однако после смотра ни один из воинов не был признан негодным. Все были крепки телом и искусны в бою, все единодушно рвались в сражение с тираном. Сопровождаемый ими король выступил против врага через Кондре и Асбен. Они вступили в захваченное королевство и вошли в старую королевскую резиденцию Аттиньи, где войско некоторое время отдыхало, затем двинулись на врага.

45.

Приблизившись к силам тирана, Карл подготовил свое войско к сражению, выставив вперед 6 тыс. сильнейших воинов. Командовать ими он поручил герцогу Фульберту 102, мужу консульского достоинства. Сам он решил встретить первый натиск нападающих в окружении 4 тыс. воинов 103. После этого король, разъезжая по отдельным легионам, усердно побуждал к сражению командиров, воодушевляя выстроенное войско с помощью различных доводов; а затем выступил к тому месту, где должно было начаться сражение. Переправившись через реку Эну, он направился к городу Суассону, так как там собирал свое войско тиран. Его армия состояла из 20 тыс. воинов. Но король собирался вступить в бой осторожно, и, согласно убеждению епископов и других мужей церкви, которые ему помогали, было решено, что король не будет участвовать в сражении, чтобы в смертельной схватке не сгинул вместе с ним королевский род. И военачальники и воины заставили его согласиться. Подчинившись, король поручил командовать 4-мя тыс. воинов, которые он вел, мужу консульского достоинства Хагральду 104. Он убеждал их, что они вымолят у Бога помощь, что им нечего бояться, что незачем сомневаться в победе. Уверял их, что изменник сможет продержаться едва ли мгновение. Бог проклял такого рода дела, Он ни во что не ставит гордыню, поэтому как выстоит тот, кого Он не защитит? Как воспрянет тот, кого Он низверг? Так он говорил. [31]

После этого в сопровождении епископов и людей церкви он поднялся на гору, где находится церковь, посвященная св. Геновеве 105, напротив места битвы, чтобы оттуда наблюдать за ходом сражения. Тем временем подошло собранное войско и решительно и быстро двинулось на врага. Прибыл и тиран, не менее решительно настроенный, но с большим числом легионов.

46.

Завидев друг друга, оба войска с громкими воплями бросились в атаку, подняв знамена 106. В схватке пало бесчисленное множество людей. И король Роберт, которого нельзя было узнать в военном облачении, отважно сражался по всему полю, так что заговорщики заметили его и стали спрашивать, не он ли это. И тут он, бесстрашный, вдруг открыл спрятанную бороду, показав, что это точно он 107, и с огромной силой метнул копье в графа Фульберта. Тот попытался отразить удар и был поражен наискось в правую руку. И так Роберт нанес ему тяжелейшую рану в бок, пробив рукав кольчуги, и пронзил его через печень, легкое и левый пах до самого щита; тут заговорщики окружили короля, поразили семью пиками, сбросили на землю и убили. А Фульберт умер тут же, на поле боя, от потери крови.

После смерти Роберта между двумя войсками началась такая резня, что, по словам пресвитера Флодоарда, с их стороны пало 11 тыс., а со стороны Карла 7 тыс. 118 человек 108. И уже казалось, что победа за Карлом, так как после смерти тирана его войско стало отступать; и Хугон, сын Роберта 109, едва возмужавший, приведенный к месту сражения Херибертом 110, прикрывал их отступление. Он пришел с войском, но поскольку понял, что все полагают, что его отец убит и герцогу не на кого положиться, то уклонился от прямого участия в сражении. Следует заметить, однако, что он занял поле боя без сопротивления и оставался там некоторое время, стараясь отбить у противника военную добычу. Поэтому он считал победителем себя, а Карл полагал, что это он одержал победу благодаря гибели тирана.

А потому было неясно, кто же победил, ибо, хотя кельтские изменники и покинули убитого короля, но Карл не получил никакой добычи. Разграбить захваченное не смог ни тот, ни другой 111. Не то, чтобы Карл упустил такую возможность, но, не испытывая никакого желания грабить, он удалился. И изменники, полностью отчаявшись из-за потери большей части своего войска, сразу, без добычи, отступили в Бельгику, предполагая затем удалиться в более дикие края. [32]

В это время в Камбрези произошло землетрясение, и некоторые дома разрушились 112. Можно было увидеть в этом знак беды, ибо первому мужу в королевстве предстояло быть захваченным против закона и провести все оставшиеся дни своей жизни в темнице. Дело в том, что Карл замыслил военные действия и готовил большое войско к походу в Галлию, внушив тем самым галлам великий страх, смутивший их души. Карл, подозревая это, старался договориться с ними через послов и убеждал их различнейшими доводами. С норманнами он тоже договорился настолько успешно, что они поклялись королю в верности и обещали воевать за него, если он прикажет 113. Однако когда они были готовы воевать вместе с королем, их задержали нападения галлов. Поэтому и их поддержки король был лишен.

47. Избрание королем Радульфа и пленение Карла

Галлы, продолжая упорствовать в исполнении своих замыслов, пригласили в город Суассон Радульфа 114, сына Ричарда Бургундского, мужа решительного и немало осведомленного в науках, и, приветствовав его громкими криками, поставили над собой королем 115. А Хериберт, зачинщик этого зла, желая схитрить, снесся с Карлом через послов, уверяя его, что он хотел сопротивляться совершению таких злодеяний, но был принужден множеством заговорщиков; тогда у него не было случая открыть свои намерения, теперь же он придумал наилучшее средство. Поэтому пусть король скорее приедет туда, где пожелает с ним встретиться, однако с небольшой свитой, так как если с ним будет много народу, взаимная вражда противников приведет к войне. Что же касается безопасности короля в пути, то, если ему будет угодно, пусть примет присягу у этих послов. Доверчивый король, приняв у послов клятву верности, не откладывая поехал без своих людей на переговоры с предателем. Предатель, скрывая свои козни, равным образом явился с немногими людьми; обменявшись поцелуем, они увлеклись дружеским разговором. Во время переговоров он вызвал из укрытия когорту вооруженных воинов и направил против беззащитного короля. И тот, не имея возможности сопротивляться такому количеству людей, был захвачен этой когортой; из спутников короля одни попали в плен вместе с ним, других убили, а оставшиеся бежали; короля отвезли в Перонну 116, заключили в темницу и приставили к нему стражу. Германцы, лишившись короля 117 вели себя по-разному. Одни старались вернуть свободу своему господину, другие, утратив надежду, перешли на сторону короля Радульфа, однако не поклялись ему в безоговорочной верности. [33]

Первые, долго ожидая освобождения господина, часто приходили к предателю Хериберту, чтобы выяснить, кто же нарушил клятву, и жаловались на его дурных сообщников. Но они не смогли ни убедить его изобличить клятвопреступников, ни заставить его покраснеть от стыда; однако гнев Божий его погубил.

48. Изъятие дани, предназначенной для пиратов

В это время пираты вторглись в Галлию, разорили ее, захватив много крупного и мелкого скота и много добра, и увели множество пленных, так что она совсем обезлюдела. Король, опечаленный этим набегом, посоветовавшись со своими людьми, повелел собрать дань, которая будет передана врагам по мирному договору. Когда дань собрали, с общего согласия был заключен договор, и пираты ушли восвояси. Король, занимаясь этим, не забывал о других делах. Он подготовил войско к походу в Аквитанию, против герцога Вилельма 118, т.к. тот отказался подчиниться ему. В удобное время он уже был с войском на Луаре. Но Вилельм, не имея возможности сразиться со столь большим войском, поспешил отправить послов к вторгшемуся в его пределы противнику; и они, разделенные рекой, целый день слушали переговоры послов. Наконец, на другой день они разошлись, обменявшись клятвами.

49. Сражение короля Радульфа с пиратами и их бегство

По возвращении оттуда короля застигла жестокая лихорадка в городе Суассоне. Когда он уже оправлялся, и кризис миновал, болезнь вновь обрушилась на него со свежими силами. Потеряв надежду на выздоровление, он приказал отвезти себя в Реймс к св. Ремигию. Принес большие дары, по прошествии месяца вполне выздоровел и отправился в Суассон, чтобы позаботиться о другом. Пока король совещался там с сеньорами о государственных делах, прибыли послы и известили его, что пираты, нарушив клятву, вторглись в Бургундию и что у них состоялось сражение с графами Манассией 119 и Варнерием 120, а также с епископами Иосельмом 121 и Ансегизом 122, и те потерпели такое поражение, что 960 человек из них было перебито у горы Калаум, многие взяты в плен, немногие уцелевшие спаслись бегством, а Варнерий, под которым убили коня, умер, пронзенный 10-ю ударами. Встревоженный этим, король посвятил весь следующий день переговорам, а на третий день королевским эдиктом повелел созвать новобранцев из ближней части Галлии в течение 15 дней и повел их на врага, переправившись через Сену. Пираты, намереваясь сопротивляться, вернулись и собрались в своем лагере. Галлы, преследуя [34] отступающих, поджигают лагерь и в свирепом натиске сражения избивают побежденных. Одни сбежали посуху, другие ускользнули на кораблях, третьи сгорели вместе с лагерем, остальные пали в сражении в количестве 3-х тыс. человек. Те, кто убежал, затем собрались в некоем своем укреплении, расположенном на берегу моря и называемом Э.

50. Смерть пирата Роллона и избиение его людей 123

Их предводитель Роллон, собрав в укреплении достаточно войска, готовился объявить войну. Король, уже успевший удалиться оттуда, повел на подстрекателя свое войско, не замедлив собрать его. Он пришел к укреплению и, осадив его, стал разрушать окружавшие его стены. Взобравшись на стены, новобранцы бросаются на врага и захватывают укрепление 123а, избивают всех мужчин, женщин жалеют и не трогают, а укрепление разрушают и предают огню. Воздух сгустился и потемнел от дыма пожаров и в ужасной мгле некоторые из пиратов убежали и заняли соседний островок. Наступающее войско немедленно двинулось на них и победило их в морском сражении. Пираты, потеряв надежду на спасение, стали бросаться в волны; одни утонули, другие выплыли, но были перерезаны сторожевыми отрядами, некоторые, охваченные страхом, поражали себя своим же оружием. И так, всех перебив и захватив немалую добычу, король вернулся в Бове и остался там.

51. Опять об избиении пиратов

Услышав, что округ Артуа беспокоят другие пираты, король, собрав войско из тех, кто жил в приморских областях, внезапно напал на них. Пираты не смогли объединить свои силы, были оттеснены наступавшим войском и под их натиском старались укрыться в некоем заросшем лесом ущелье. Войско окружило и теснило их. Они же, предприняв ночью вылазку, ворвались в лагерь, но, будучи окруженными войском, покорились своей печальной судьбе. Говорят, там было убито 8 тыс. пиратов 124. В свалке король был ранен между плечами, а Хильдегард, граф знатного рода, — убит, также, как и некоторые другие, не столь известные люди. Одержав победу, король вернулся в Лан.

52. Лунное затмение

В то время луна, находясь в четырнадцатой фазе, затемненная расположением земли, пропала с глаз людских 125; в Реймсе также видели в небе пылающие острия. Возвещенные этими знаками 126, вдруг объявились недуги, сопровождавшиеся лихорадкой и кашлем. Поэтому многие, смертельно пораженные ими, скончались. В это же время разгорелась вражда между [35] королем и Херибертом, который содержал под стражей Карла, так как Хериберт слишком много требовал от короля, король же ничего этому ненасытному не давал.

53. Карл освобожден Херибертом

Хериберт, желая устрашить короля, вывел короля Карла из темницы и отвез ею в округ Вермандуа, не для того, чтобы вернуть ему королевство, как подобало бы верному подданному, но чтобы его освобождением вызвать ужас у тех, кто подозревал его. Призвали норманнов, они собрались у городка Э и отправились к нему; сын пирата Роллона 127, об убийстве которого уже рассказывалось 128, попросился на службу к королю, посулил сохранять верность ему и скрепил свои слова клятвой.

54. Отвергнутое постановление, посланное папе Херибертом против Радульфа

С тех пор Хериберт, завидуя королю Радульфу, всячески злоумышлял против него. Поэтому, прибыв в Реймс с Карлом, он отправил в Рим послов просить за него и послал папе Иоанну 129 письмо, в котором объявлял, что в заговоре против Карла он лично не участвовал и не был свидетелем сговора, примкнул же к заговору против воли, поэтому он весьма сильно желает, чтобы на троне был восстановлен Карл, невиновный и свергнутый беспричинно. И не он один питает такие чувства относительно этого, но и некоторые знатнейшие люди, за исключением тех, кто был подкуплен большими дарами. Поэтому пусть папа апостольской властью прикажет восстановить на троне свергнутого короля, а тех, кто посмеет противиться его предписанию, подвергнет вечному отлучению; и пусть направит епископам и сеньорам Галлии и Германии послание, содержащее и благословение для добрых людей и проклятие мятежникам.

Послы поспешили в Рим, но, преодолев трудный путь, не выполнили своих поручений. Ибо папа, захваченный префектом, с которым был в великом раздоре, содержался им в заключении и под стражей 130. Поэтому, не добившись цели посольства, они. вернулись в Галлию. Хериберт же, увлеченный другими делами, старался заключить союз с Хугоном, сыном Роберта. Он привлек его к себе убеждениями и привязал к себе по договору. Итак, успешно уговорив Хугона, он вернулся к Радульфу и, помирившись с ним, провел у него некоторое время. Добившись от него больших милостей, он, чтобы выказать себя верным исполнителем королевской воли, сразу вернул Карла в Пероннскую темницу. [36]

55. Хериберт получает от короля Реймское архиепископство

Он просил у короля пожаловать ему Реймское архиепископство на имя его сына, еще ребенка, и получил то, чего желал 131. Потому что священной памяти архиепископ Сеульф расстался с жизнью 132. Но так как нежный возраст не позволял мальчику 133 принять на себя священные обязанности, некий Оделрик, изгнанный натиском пиратов из епископства Экс, был назначен управлять вместо него. Ему предоставили для его собственных нужд аббатство св. Тимофея мученика и сверх того определили содержание, как у каноников. Тем временем король Радульф, желая показать, что его совесть спокойна, прибыл туда, где был заключен Карл. Там, выслушав его многочисленные жалобы на свои несчастья, попросил его смиренно, если он его обидел, простить ему. И поскольку, приняв королевский венец, он не мог от него отказаться, то вернул ему имущество, которым тот владел по закону, а именно королевские резиденции в Аттиньи и Понтионе, и потом вернулся в Суассон.

56. Смерть Карла

После этого Карл, охваченный тоской и печалью, впал в истощение и, испытывая воздействие вредных соков, в расслабленном состоянии лишился жизни 134. А король Радульф, извещенный послами, что пираты ворвались в Аквитанскую Галлию, раздумывал, каким образом напасть на них.

57. Сражение короля с пиратами и их бегство 135

Собрав королевским эдиктом из кельтской Галлии всех, кто годился к военной службе и многих белгов, он снаряжает 12 когорт. Пустившись с ними в путь, достигает Лиможа и выстраивает там легионы; пираты, не выдержав натиска конницы, пытаются спастись бегством, но отброшены аквитанскими легионами. Король, преследуя их со своими когортами, почти всех истребил в жестокой сече, лишь немногие смогли ускользнуть и сбежали. А из раненых его воинов некоторые оправились от ран, а некоторые умерли. И случилось так, что аквитанцы, в благодарность за милость короля, с радостью предпочли подчиниться ему и поклялись в нерушимой верности. С успехом достигнув этого, король увел войско и распустил созванных воинов.

58. Ссора Хериберта и Хугона

Пока это происходило, между Хугоном и Херибертом 136 началась ссора из-за архиепископской кафедры, и они нападали друг на друга, учиняя грабежи и поджоги. Король, гневаясь на [37] Хериберта, и зная, что вероломство того изобличено, становится на сторону Хугона, и, помогая ему, подходит к крепости Хериберта под названием Денэ, осаждает ее, берет и разрушает. Также он взял посредством осады и Аррас, пленил его жителей и заставил их дать клятву. Потом король отступил, и, когда он полагал, что может быть спокоен, Хериберт, собрав германцев, что обитают по берегам Рейна, пошел на короля и учинил страшные пожары и грабежи, наводя на всех ужас; сверх того он берет, занимает и разрушает крепость Хугона, которая стоит на быстрой реке Вель и называется Брен.

59. Приготовления короля против Хериберта

Претерпев от него это оскорбление, король стал думать, как уменьшить его могущество. Итак, он отправил к жителям Реймса послов и повелел им избрать архиепископа, а если они этого не сделают, он сам его поставит против их желания. И жители, получив королевское распоряжение от послов, ответили через собственных послов, чего они хотят и что думают, а именно, что они по приказу короля приняли и избрали архиепископом сына Хериберта, хотя он еще ребенок, и поклялись ему в верности, поэтому невозможно, чтобы они, нарушив клятву, покинули его. Король, поняв, что горожане взяли сторону Хериберта, собрал войско и внезапно подступил к городу. Когда его отказались впустить, он установил осаду и жестоко донимал сопротивляющихся горожан. Они же, угнетенные многочисленными атаками, на третью неделю открыли ворота и просили о милости 137. Войдя в город, король, отдав некоторые распоряжения и посовещавшись со своими людьми, собрал горожан и держал перед ними такую речь:

60. Речь короля Радульфа в свою пользу перед жителями Реймса

«Я думаю, вам хорошо известно, сколько убийств и грабежей претерпело государство за последнее время от шайки злодеев. И быть того не может, чтобы там, где столь свирепо сражаются, вы остались незатронутыми и позабытыми. Теперь, когда все то, что вам необходимо, частью разграблено, а частью сожжено, терпите вы это бедствие. Не только достояние всего государства, но и ваше частное имущество изо дня в день расхищалось этим ужасным палачом Херибертом. Поэтому, я полагаю, вам следует общим решением избрать себе пастыря, ибо сын тирана еще мал и не может вас устроить, а канонические правила не допускают, чтобы церковь столь долгое время оставалась без пастыря. Это не навлекает на вас никакого позора, так как вы были побеждены и захвачены [38] военной силой, и перейти на другую сторону вас заставила необходимость. Я признаю, что вы в этом деле ошибались не так, как я. Я сожалею, что так поступил. Следует и вам покаяться, ведь вы сами стали причиной своих убытков. Поразмыслите над несчастьем, которое вас поразило. Подумайте также об успехе в делах, который последует, если вами будет управлять добрый пастырь».

61. Избрание Артольда

Горожане, убежденные королем, последовали его приказу. Итак, по воле короля монах Артольд из обители св. Ремигия 138, избранный с общего согласия, в назначенное время наложением рук епископов и королевским пожалованием был посвящен в епископы. Он, всегда поступая благоразумно и решительно, был очень полезен своим согражданам и, делая добрые дела, приобрел их большую любовь.

62. Пленение Бовона, епископа Шалонского, и взятие крепости Лона

Тем временем королевские соратники случайно захватили в дороге Бовона Шалонского, так как он был изменником и отложился от короля, и отвезли его к королю. Его вина была изобличена перед королем его сообщниками, он был осужден и брошен в тюрьму. Совершив это и продолжая преследовать заразу, занесенную Херибертом, он, призвав Хугона, поспешил с 8 тыс. в Лан 139. Там он донимал Хериберта длительной осадой, и тот попросил короля позволить ему покинуть это место, так как ему не хватало и военных сил, и продовольствия. Получив от короля разрешение, он со своими людьми вышел из города, оставив жену 140 в построенной им крепости, чтобы скоро вернуться с войском. Король, используя хитрость, вошел в пустой город и приготовился к долгой осаде крепости, окружил ее валами, перекрыл все подъездные пути и вел затяжную войну. И, не имея сил сопротивляться такому натиску, те сложили оружие, вышли и просили сохранить им жизнь. Жена тирана, также побежденная, поспешила со своими людьми к королю, чтобы просить за себя, сдав крепость и желая только покинуть это место. Король же, считая недостойным удерживать женщину, позволил удалиться ей и ее свите и занял крепость вместе с городом 141.

63. Гибель графа Аделельма, обманутого неким клириком, ищущим епископства Нойонского 142

А там, приняв необходимые меры для защиты города, он стал расспрашивать, кому можно было бы передать епископство Нойонское, епископ которого Айрард недавно умер. [39]

Предложили, чтобы ему унаследовал Вальберт, аббат Корби, человек решительный и благоразумный, который всем нравился своей честностью. Также и некий клирик из вышеназванного города просил перед королем, чтобы его сделали преемником; то был человек невежественный и неимоверной силы и дерзости, его, всегда радовала возможность присвоить чужое. Отвергнутый королем и горожанами, он пустился на хитрость. Итак, он отправился к Аделельму, графу Арраса (то, что случилось с ним, вызвало большую печаль), чтобы соблазнить его; униженно прося его помощи и обещая свою, скрывая, что король полностью отверг его, говорил он так:

«Если я смогу с твоей помощью добиться епископского сана, ты тем успешнее добьешься графского титула с моей помощью. И так и будет, если ты ночью подступишь к городским стенам и, изнутри руководимый мною, введешь в город твоих людей. Я тоже приду с многими воинами и, объединив войска, ты ворвешься в город. А горожан мы возьмем в плен или изгоним». Легковерный Аделельм уступил этим увещеваниям. Чтобы исполнить задуманное злодеяние, он ночью пошел на город с большим войском. Клирик, которому в городе никто не доверял, дожидался там совершения преступления. Когда Аделельм приблизился, тот присоединил к его войску свое и, выстроившись в одну колонну, они в ночной темноте ворвались в город, громко крича и бряцая оружием. Поэтому разбуженные горожане поняли, что к ним проникли хитростью, и бросились бежать от врага. Никто из них не был захвачен, так как враги держались вместе, боясь рассыпаться по городу. Поэтому все смогли сбежать. Итак, убежавшие горожане раздобыли по соседству оружие и подкрепления и на пятый день отважно напали на город; жители пригородов охотно им помогали и явно предстояло сражение. Аделельм и клирик со своими спутниками отчаянно сопротивлялись. Простой народ, который оставался в городе и поклялся им в верности, нарушил клятву и свирепо ударил с тыла. Окруженные врагом, они были вынуждены укрыться в церкви. Горожане, которых впустили те, кто оставался внутри, не прекратили преследовать Аделельма и клирика и, взломав ворота церкви, захватили врагов и вместе с многими другими безжалостно умертвили почти на самом алтаре 143; так они заняли город и вернулись по домам. После этого церковь была очищена, как положено по закону, и Вальберт, монах и аббат Корби, королевским пожалованием был посвящен архиепископом Артольдом в епископы Нойона. [40]

64. Аквитанские и гасконские владетельные сеньоры явились на военную службу к королю Радульфу

Тем временем гасконские сеньоры Рагенмунд 144 и Эрмингауд 145 поспешили навстречу королю к реке Луаре с войском, вложили свои руки в его, поклявшись служить ему и, как того пожелал король, присягнули ему на верность. Удалившись оттуда, король отправился в другую часть Аквитании, и Луп Ацинарий Гасконский 146, который ездил верхом, хотя ему было больше ста лет, и телом еще чрезвычайно крепкий, поспешил на службу к королю, вернув ему управление провинцией; но король ласково вновь передал ее ему и приказал управлять ею для него.

65. Множество зловещих чудес

В то же время в Реймсе видели в небе огненные острия и кровавые языки пламени, которые разбегались по небу наподобие стрел или змеек. Сразу началась и болезнь с сыпью, и многие умерли 147. Немногим позже последовала и смерть короля. В то время, когда осень изливает меланхолию на подверженных ей, его поразило худосочие, как на латыни называется плохое состояние тела, и, слабея в течение всей осени, побежденный прилившими дурными соками, он умер и покинул людей 148. Он был погребен в церкви св. девы Колумбы в присутствии удрученных друзей и покорной свиты. Он не сделал никаких распоряжений касательно управления королевством, так как не имел сына, и предоставил сеньорам решать, кто будет править королевством.

Комментарии

Пролог

1 ...Герберту, архиепископу Реймскому... — Герберт Орильякский или Реймский (между 945 или 950-1003 гг.), учитель Рихера по монастырской школе в Реймсе, где преподавал в 972-989 гг. (см.: Darlington O.G. Gerbert, the teacher. The American historical review, vol. 52, № 3,1947). Реймским архиепископом Герберт стал в 991 г., что позволяет сделать вывод о том, что работа над сочинением была начата Рихером не ранее 991 г.

2 ...благословенной памяти Гинкмар... — Гинкмар (806-882), архиепископ Реймский с 845 г. Автор трактата «О дворцовом и государственном управлении» (De ordine palatii et regni), написанного для наставления Людовика Косноязычного, многочисленных писем. Продолжил Сен-Бертенские анналы (Annales Bertiniani), доведя их до 882 г.

3 ...восьмой, до тебя на архиепископстве. — На самом деле не восьмой, а девятый (Фулькон (882-900), Херивей (900-922), Сеульф (922-925), Хугон (925-932, 940-948), Артольд (932-940, 948-961), Оделрик (962-969), Адальберон (969-988), Арнульф (988-991, 996-1021). Очевидно, Рихер сознательно опускает Арнульфа, предшественника и соперника Герберта. Перипетиям борьбы Арнульфа за Реймскую кафедру уделено много внимания в книге IV.

4 ...Флодоарда, реимского каноника... — Флодоард, реймский каноник (894-966), оставил два исторических сочинения: «Анналы», охватывающие 919-965 гг., которыми в основном и пользуется Рихер, и «Историю Реймской церкви» (Historia ecclesiae Remensis), доведенную до 948 г.

Глава 1

5 ...согласно космографии... — Эта «космография», по мнению Р. Латуша, позаимствована из «Истории против язычников» Павла Орозия (нач. V в.н.э.), написанного под влиянием Аврелия Августина очерка мировой истории, весьма популярного на протяжении всего средневековья (кн. I, гл. II).

6 ...Рифейскими горами, Танаисом, Меотидой... — Имеются в виду соответственно Уральские горы. Дон, Азовское море.

7 ...ее уроженцев отличает довольно светлый, цвет кожи. — Этимология названия взята из «Этимологии» Исидора Севильского. (кн. XIV, гл. IV, 25). Исидор Севильский выводит название «Галлия» от греческого слова «gala» — «светлый».

Глава 2

8 ...на Бельгику, Кельтику, Аквитанию... — Подобное деление Галлии восходит к «Запискам о Галльской войне» Юлия Цезаря и является для времени Рихера глубоко архаическим (1,1).

9 ...за их порождение получившую такое название... — Рихер, видимо, сопоставляет название «Германия» с глаголом germinare — «произрастать» и производными От него словами типа «germanitas» — «братство, родство», «germanus» — «родной». См. также: Исидор Севильский, «Этимологии», XIV, IV, 4.

10 ...Араром... — Соной, притоком Роны.

Глава 3

11 ...И святой Иероним... —Иероним (ок.. 350-420), один из отцов церкви. Перевел на латинский язык и продолжил «Хронику» Евсевия Кесарийского (ок. 267-338), которая стоит у истоков христианской историографии. Он также составил новый исправленный латинский перевод Библии (Вульгату), вытеснивший более раннюю Италу. Известны и многие другие его сочинения, на одно из которых и ссылается Рихер, а также письма.

12 ...белги лучше умеют вести, дела... — Эти названия народов Галлии столь же архаичны, как и деление ее в гл. 2, и само название «Галлия».

13 ...Вот и Сульпиций говорит... — Сульпиций Север (ок. 400), христианский писатель из Аквитании, автор всемирной хроники и «Жития св. Мартина Турского», известны также его письма и диалоги. См.: Сульпиций Север «Диалоги», I; CSEL, 1.1, p. 160.

14 ...когда святой Ремигий окрестил их... — Ремигий (св. Реми) — архиепископ Реймский (437-533), апостол франков. Происходил из знатного рода (сын графа Ланского), получил хорошее образование, был избран архиепископом в 22 года. Из его произведений сохранились 4 письма, в том числе два, адресованные королю Хлодвигу. Его гробница находится в Реймсе, в церкви Сен-Реми. Один из наиболее почитаемых национальных святых во Франции.

15 ...их первым христианским королем был Хлодвиг. — Хлодвиг (Chlodwig или Clodoveus у Рихера) (ок. 466-511) король салических франков с 481 г., из династии Меровингов. Его завоевания в Галлии (победа над галло-римлянами в битве при Суассоне в 507 г.) положили начало Франкскому государству. Христианство он принял в 496 г., как утверждает традиция, под влиянием своей жены, католички Клотильды, племянницы бургундского короля.

16 ...высокородные императоры вплоть до Карла... — Карл Простоватый (879-929, король в 898-923 гг.)

17 ...с которого начинается наша история. — В прологе Рихер писал, что его сочинение является в определенном смысле продолжением анналов Гинкмара. В действительности же между последним годом анналов (882 г.) и первым историческим событием, приведенным Рихером (коронация Одона, начало 888 г.) существует разрыв. За это время Одон, сын Роберта Сильного, получил титул графа Парижского и прославился во время осады Парижа норманнами (ноябрь 885-ноябрь 886); порой практически лишенный какой-либо помощи извне, Одон сумел отстоять город и вынудил норманнов снять осаду (странно, что этот эпизод не привлек внимания Рихера, тем более его могла бы заинтересовать хитрость, примененная осажденными — они составили подобие зажигательной смеси и сожгли норманнские корабли, о чем рассказывает Аббон в поэме «Об осаде Парижа» (»De bello parisiaco»). На трон королевства западных франков, минуя малолетнего Карла Простоватого, в 884 г. призывают Карла Толстого, бывшего к тому времени королем Германии и носившего с 881 г. императорскую корону: Франция и Германия объединились под властью одного монарха. Правление Карла Толстого было неудачным, он оказался не в состоянии управлять столь обширным государством, в которое входила и Италия, и осенью 887 г. был низложен решением знати, а вскоре и умер. В Германии его преемником стал Арнульф, побочный сын Карломана, брата Карла Толстого; в Бургундии был помазан Родольф, потомок знатного рода Вельфов, свои короли появились и в Италии, и в Лотарингии. В Северной же Франции королем был избран Одон, к тому времени сосредоточивший в своих руках огромные земельные владения и получивший титул маркиза Нейстрии. Попытка вновь объединить земли империи Карла Великого быстро обернулась стремительным распадом.

Глава 4.

18 ...а прадедом — Карл Лысый... — Карл Лысый (823-877) приходился Карлу Простоватому не прадедом, а дедом; отцом Карла был Людовик Косноязычный (846-879), а Карломаном звали дядю и брата Карла Простоватого.

19 ...сразу, как ему исполнилось четыре года. — Карл Простоватый родился через пять месяцев после смерти отца, 17 сентября 879 г., что позволило позже его противникам высказывать сомнения в его законном происхождении (Eckel A. Charles le Simple. Paris, 1899, р. 2). Его мать Аделаида умерла гораздо позже.

20 ...вдохновило пиратов... — Так автор называет норманнов.

21 ...король даровал им эту провинцию... — Р.Латуш полагает, что здесь могли отразиться воспоминания о договоре в Сент-Клер-сюр-Эпт 911 года между Карлом Простоватым и предводителем норманнов Роллоном (Хрольфом), согласно которому король передал норманнам административную власть над городами Руан, Эвре и Лизье, а норманны присягнули королю на верность и обязались креститься. Рихер относит это событие ко времени до восшествия Карла на престол.

22 ...место под названием ров Гивольда. — Эти события упоминаются в Сен-Бертенских анналах под 856 годом: «Тем временем другие датские пираты в середине августа поднялись по Сене и полностью разграбили города по обеим сторонам реки, а также близлежащие монастыри и деревни, отвезли добычу в хорошо укрепленное место, которое называется Ров Гивольда, где спокойно провели зиму», MGH, SS, 1. 1, р. 450.

23 ...руководил вождь Катилл. — Предводитель пиратов по имени Катилл нигде больше не упоминается, скорее всего, этот персонаж вымышлен Рихером. Может быть, «Катилл» — это искаженное скандинавское имя «Кетель» или «Кетиль».

24 ...Карлу было только три года... — Карлу весной 888 г. было 8 лет.

Глава 5

25 ...пятое воскресенье марта... — Э.фавр (E.Favre, Eudes, comte de Paris et roi de France. Paris, 1893) считает, что Одон был коронован 29 февраля 888 г. в Компьене, скорее всего, в церкви св. Корнелия.

26 ...Одона, мужа воинственного и решительного... — Одон или Эд из рода Робертинов, граф Парижский, один из наиболее могущественных сеньоров королевства, прославившийся успешной обороной Парижа от норманнов в 885-886 гг. Король в 888-898 гг.

27 ...Его отцом был Роберт... — Роберт Сильный (ум. в 866 г.), граф Тура и Анжера с 852 г., прадед короля Хугона Капета.

28 ...из сословия всадников... — «ex equestri ordine», то есть из служилых рыцарей, а не из знатного рода, каким были Робертины-Капетинги.

29 ...Витикин, прибывший из Германии. — О саксонском происхождении Робертинов говорится еще в «Чудесах святого Бенедикта» Аймоина. Э.фавр согласен с такой версией, тогда как Р.Мерле (R.Merlet. Origine de Pobert le fort. Melanges Julien Havet. Paris, 1895) считает ее легендарной и полагает, что Роберт Сильный был франкского происхождения (р. 104).

30 ...улаживать ссоры. — В первой редакции после этих слов стояло «так как рыцари отказывались подчиняться человеку незнатного происхождения».

31 ...цена коровы поднялась до 11/12 либры. — Модий, исходная величина для определения объема сыпучих тел в Древнем Риме, составлял чуть меньше 9 л; указанные автором денежные единицы восходят к римской системе весов, основой которой являлся фунт — либра (327,5 г) и его производные, в числе которых находились унция (1/12 либры) и драхма (1 /96 либры). Непонятно, почему курица у Рихера оказалась значительно дешевле яйца. Говоря о стоимости коровы, Рихер употребляет редкое слово «jabus», которое означает 11 унций, то есть 11/12 либры. См.: Du Cange C.D. Glossarium ad scriptores mediae et infimae latinitatis, слово «jabus» T.2, p. 1. Basilea, 1762.

32 ...курица — денарий... — Денарий — имевшая широкое хождение во Франкском королевстве серебряная монета, вес которой составлял около 2 г.

Глава 7

33 ...к походу против пиратов. — Этот поход Одона против пиратов и последующее сражение с ними вымышлены.

34. ..разгромили Рим, столицу мира. Непонятно, какие события имеет в виду Рихер. Рим франки никогда не завоевывали. Глава 8

35 ...там полегло 13 тысяч... — Цифра маловероятная, но автору свойственно преувеличивать количество как участников сражений, так и убитых.

Глава 9

37 ...не середину пробился Ингон... — История Ингона известна только из сочинения Рихера. Далее автор говорит, что Ингону был пожалован город Блуа (I, 11); в 991 г. Рихер совершил поездку в Шартр (IV, 50), который находился тогда под властью Одона, графа Блуа, и мог познакомиться там с какой-то местной легендой. С другой стороны, этот рассказ может быть и плодом вымысла автора.

Глава 10

38 ...близилась Пятидесятница... — Пятидесятница — праздник сошествия святого Духа на апостолов. Отмечается спустя 50 дней после Пасхи. Глава 11

39 ...Ингон получил в супружество его вдову. — Известно, что сеньор имел право распоряжаться рукой вдовы и дочерей умершего вассала.

40 ...ревматизм усилился и охватил все его тело... — Описания различных недугов и болезней, порой гораздо более подробные, — характерная особенность сочинения Рихера.

Глава 12

41 ...вовлек белгов... — Рихер обычно называет белгами жителей Лотарингии, которая фигурирует у него как Бельгика.

42 ...Уже достигнув пятнадцати лет... — Выше (гл. 4) автор говорил, что в 888 г. Карлу было 3 года, а в 893 он оказывается уже пятнадцатилетним. На самом деле Карл к моменту коронации достиг 13 лет.

43 ...епископами Ланским, Шалонским и Теруанским. — О.Экель полагает, что на коронации Карла могли присутствовать епископы Лана, Шалона и Теруана, но не Майнца, Трира и Кельна, так как эти города находились под властью Арнульфа, незаконного отпрыска рода Каролингов, объявленного осенью 887 г. королем восточных франков (т.е. королем Германии) (A.Eckel. Charie le Simple, p. 12).

 

44 ...в феврале... — Экель принимает дату коронации 28 января 893 г. (Charle le Simple, р. 12).

Глава 13

45 ...он почтил св. Мартина... — Св. Мартин (336-401) — один из наиболее почитаемых святых во Франции. Был сыном военного трибуна, согласно легенде, однажды разделил свой плащ с нищим, после чего ночью ему явился во сне Христос. Став христианином, св. Мартин перебрался в Галлию и поселился на Луаре, ведя отшельнический образ жизни. Его авторитет у местных жителей был таков, что они едва ли не силой заставляли св. Мартина стать епископом г. Тура. После смерти св. Мартин был похоронен в Туре, о чудесах, произошедших на его могиле, не раз рассказывает в своей «Истории франков» Григорий Турский.

46 ...ом окончил свою жизнь. — Одон умер 1 января 898 г.

47 — в базилике св. Дионисия мученика. — На самом деле события развивались иначе: за коронацией Карла в 893 г. последовала долгая борьба между ним и Одоном, окончившаяся в 897 г. договором, согласно которому Одон сохранял за собой корону, но наследовать бездетному Одону должен был Карл.

Глава 14

48 ...нрава доброго и простого. — «ingenio bono simplicique». Рихер, видимо, первым использовал прилагательное «simplex» — «простой», характеризуя Карла, который впоследствии стал фигурировать в латинской историографии как Carolus Simplex. У Рихера это определение имеет иной смысл, он не сомневается в умственных способностях короля, а хвалит его нрав.

49 ...сведущ в свободных искусствах. — Имеются в виду так называемые семь свободных искусств, подразделявшиеся на тривиум (грамматика, диалектика, риторика) и квадриум (арифметика, астрономия, геометрия, музыка) и составлявшие основу образования в средние века.

50 ...и очень доверял ему. — Л.Тейс сообщает следующее: «...в грамоте 904 г., пожалованной в пользу аббатства Сен-Мартен в Type, Роберт назван «особо уважаемым человеком, братом нашего предшественника и господина короля Эда (Одона — А.Т.)» // ТейсЛ. Наследие Каролингов: IX-X века, М., 1993, с. 142.

51 ...многими, талантами, золота и серебра. — Талант — самая крупная единица массы и денежно счетная единица в Древней Греции, равнялась 26,2 кг.

52 ...Генриха, человека знаменитого... — Рихер имеет в виду Генриха I Птицелова, короля восточных франков в 919-936 гг., основателя Саксонской династии, которого Рихер считает вассалом Карла (См. также I, 23-24).

53 ...Англов и другие заморские народы... — Автор сильно преувеличивает могущество Карла. О каких «сарматах» идет речь в предыдущей фразе — неясно, мнение же Рихера о том, что англы подчинились Карлу, может быть основано на том, что тот вторым браком был женат на английской принцессе (см. прим. 1  кн. II настоящего издания).

Глава 15

54 ...особое благоволение выказывал Хаганону... — О личности фаворита Карла Простоватого, лотарингца Хаганона, мало что известно, по некоторым сведениям, он был вовсе не незнатного происхождения, но приходился родственником Фредеруне, первой жене Карла, умершей в 911 г.

55 ...открыто возлагал ее на себя. — У Рихера стоит: «pilleum etiam a capite regis sepissime sumptum, palam sibi imponeret», он пользуется термином «pilleus», обозначавшим круглую войлочную шапку, знак свободы, переводится также как «защита», «оплот».

Глава 16

56 ...остановился в городе Суассоне. — Этот съезд знати в Суассоне состоялся в начале 920 г.

57 ...против Фулькона, Реймского архиепископа... — В это время Фулькона, который также исполнял обязанности канцлера, давно уже не было в живых.

58 ...Балдуина, графа Фландрии... — Балдуин (Бодуэн) II Лысый, сын Бодуэна I Железная Рука, первого графа Фландрии, от брака с Юдифью, дочерью Карла Лысого.

Глава 17

59 ...Убийство архиепископа Фулькона. — Основное содержание главы заимствовано Рихером из «Истории Реймской церкви» Флодоарда (Кн. IV, гл. 10), вплоть до отдельных подробностей (гибель приближенных Фулькона, склонившихся над его телом и т.д.).

59а ...Фулькону, вышеназванному архиепископу. — Это произошло в 899 г., однако Карл вверил Аррас не Фулькону Реймскому, а упомянутому ниже Рихером Альтмару, своему приближенному. Фулькон получил аббатство св. Ведаста, которое вскоре обменял на аббатство св. Медарда, как это и рассказано у Рихера.

60 ...аббатство св. Медарда... — Это аббатство находилось у Суассона, гораздо ближе к Реймсу, чем аббатство св. Ведаста.

61 ...подосланного с когортой... — Рихер употребляет именно слово «когорта» (cohons), то есть десятая часть римского легиона.

62 ...убиты вместе с ним. — Фулькон был убит в июне 900 г.

Глава 18

63 ...нечестивый человек лишился жизни. — Рихер почерпнул описание этой болезни (так называемой «водянки») также из «Истории Реймской церкви» (Кн. IV, гл. 10) вместе с идеей, что эта болезнь — божья кара, однако Рихер придумывает ее название и ряд «красочных» подробностей. Вообще считалось, видимо, что подобного рода недуг постигает особо «выдающихся» преступников и предателей. У Иосифа Флавия от такой болезни умирают Ирод Великий (Иудейская война, I, 33, 5) и Катулл, правитель Пентаполиса (там же, VII, 10, 4); схожая деталь (выпадение внутренностей) имеется и во второй библейской версии смерти Иуды (Деян. I, 18).

Глава 19

64 ...унаследовал архиепископство. — Херивей или Эрве был избран архиепископом 6 июля 900 г. (См.: Eckel. Charles le Simple, p. 52).

65 ...историю города Реймса от его основания... — «Аb urbe condita». Это выражение говорит о возможном знакомстве автора с Титом Ливием; в любом случае его использование весьма уместно, так как «История Реймской церкви» действительно начинается с рассказа об основании этого города.

66 ...Эрлебальда, графа... — Владение Эрлебальда называлось Pagus Castricencis. Его границы точно не установлены. См. напр. п. 2 р. 3 издания «Les Annales de Flodoard.» ed. par Ph. Lauer, Paris, 1906. Глава 20

67 ...с Генрихом Зарейнским. — Генрих I Птицелов, упомянутый в гл. 14.

 

68 ...был убит буянами. — Флодоард также сообщает, что Эрлебальд был убит «врагами короля» во время переговоров последнего с Генрихом в Вормсе («История Реймской церкви», IV, 16).

Глава 21

69 ...возможность захватить корону. — Рихер снова возвращается к съезду в Суассоне 920 г., о котором шла речь в главе 16.

70 ...тиран... — «tirannus».

 

Глава 22

71 ...он посвятил в епископы... — Так как епископ оказывался одновременно и служителем Бога, и крупным землевладельцем, могущественным лицом в королевстве, то его кандидатура должна была быть одобрена королем, и король принимал участие в церемонии посвящения, передавая епископу светскую власть над епархией.

72 ...к герцогу Генриху... — Генрих I Птицелов, упомянутый в гл. 14.

Глава 23

73 ...во главе всех, кто населяет Германию. — Могущество короля Генриха не зависело от желаний Карла, но Рихер упорно представляет Генриха вассалом франкской короны. Объяснение этому следующее: в первой редакции в главах 14, 20-21 и 23-24 стояло имя Гислеберта, герцога Лотарингии, формально подвластной франкскому королю, и зятя Генриха Птицелова. Затем Рихер внес в текст соответствующие изменения и ввел Гислеберта в повествование только в главе 34.

Глава 24

74 ...ту верность, какой был мне обязан. — Вассальная присяга налагала обязательства и на вассала, и на его сеньора, при нарушении их последним вассал мог отказаться от службы ему на законных основаниях.

Глава 25

75 ...архиепископа Хериманна... — Хериманн, архиепископ Кельнский.

76 ...изложил none Иоанну... — Иоанн Х (914-928).

 

Глава 26

77 ...для решения многих неотложных дел. — Собор состоялся в 921 г.

78 ...важные дела были рассмотрены... — См. главы 19-20 настоящей книги. В частности, на этом соборе призвали к ответу некоего графа Исаака «за то, что творил зло против церкви» («История Реймской церкви», IV, 19).

79 ...графа Эрлебальда... — см.: 1,19-20.

Глава 27

80 ...на графа Рихуина... — Рихуин, граф Верденский. Глава 28

81 ...во главе с Роллоном... — Имеется ввиду тот самый Роллон (Хрольф), с которым Карл в 911 г. заключил договор в Сен-Клер-сюр-Эпт (См. прим. 21 к гл.4):

82 ...вел вышеназванный Рихуин — Флодоард ничего не говорит об участии Рихуина в этом сражении.

83 ...командовал Далмаций... — Далмаций упомянут в одной из грамот короля Рауля (Радульфа) (См.: R.Latouche (ed.) Richer. Histoire de France, t. 1,p.65,n.4).

84 ...вспомогательные отряды белгов... — В первой редакции здесь говорилось, что белгов-лотарингцев вел герцог Гислеберт.

85 ...воодушевлял он воинов. Ср.: «Сам он, верхом объезжая ряды, обращался к каждому солдату по имени, ободрял их, напоминал, что они с безоружными разбойниками сражаются за отечество, за своих детей, за алтари и очаги» (О Марке Петрее, легате Гая Антония). Гай Саллюстий Крисп. «О заговоре Катилины», гл. 59; См.: Гай Саллюстий Крисп. Сочинения., М., 1981,с.38.

86 ...к месту, где должно было состояться сражение. — Очевидно, Рихер говорит о битве при Шартре 911 г.

Глава 30

87 ...вступили в сражение и белги... — В первой редакции эта фраза звучала так: «Гислеберт с белгами неожиданно вступил в сражение.»

Глава 33

88 ...сочинение в 24 главах... — Весь эпизод с крещением язычников взят у Флодоарда, но только там говорилось о 23 главах («История Реймской церкви», кн. IV, гл. XIV).

Глава 34

89 ...муж консульского достоинства... — «vir consularis» (в тексте аббревиатура «v. с.»); так Рихер обозначает титулованную знать, в данном случае — герцога (см. также I, 45).

90 ...по прозвищу Длинная шея... — Рагенерий (Ренье) Длинная Шея, герцог Лотарингскии.

91 ...скончался во дворце в Мерсене. — Умер между 25 августа 915 и 19 января 916 г.

Глава 35

92 ...взять в жены Гербергу... — Он женился на Герберге только в 928 г. См. об их браке: Видукинд Корвейский. «Деяния саксов». М., 1975, кн. I, гл. 30,с.144.

93 ...радовали беспорядки и взаимные распри. — Р.Латуш сопоставляет эту характеристику с характеристикой Катилины у Саллюстия: «С юных лет ему были по сердцу междоусобные войны, убийства, грабежи, гражданские смуты, и в них он и провел свою молодость. Телом он был невероятно вынослив в отношении голода, холода, бодрствования. Духом был дерзок, коварен, переменчив, мастер притворяться и скрывать что угодно, жаден до чужого, расточитель своего, необуздан в страстях, красноречия было достаточно, разумности мало.» Г.Саллюстий Крисп, «О заговоре Катилины», гл. 5, ст. 7.

Глава 38

94 ...в городе Харбурге... — Ныне Гель.

95 ...с двумя своими клиентами... — Рихер использует уменьшительный вариант слова «клиент» (cliens) — «clientulus». Словом «клиент» в Древнем Риме обозначались лица, находящиеся под покровительством представителя какого-либо знатного рода, а позже — иногда вассалы. Рихер, очевидно, желает подчекнуть незначительность спутников герцога.

Глава 39

96 ...в поход против сарматов... — Генрих Птицелов вел военные действия против славянских полабских племен: ободритов, лютичей и так называемой сербо-лужицкой группы племен. Обозначение славян как сарматов достаточно распространено в латинской литературе того времени.

97 ...уговаривал его отказаться от недозволенного. — После коронации Роберта (I, 41) Генрих признал его королем.

Глава 40

98 ...скрепили, клятвой исполнение задуманного. — Неизвестно, стал ли Гислеберт союзником Роберта. Рихер, кстати, умалчивает о его участии в событиях, последовавших за коронацией Роберта (I, 41), а в книге второй изображает его вассалом Людовика IV, сына Карла, пользующимся большим расположением сеньора (11,19). Роберта поддерживали бургундский герцог Радульф (Рауль), будущий король (см. I, 47) и Хериберт II, граф Вермандуа.

Глава 41

99 ...умер после длительной болезни. — Херивей умер 2 июня 923 г., соответственно Роберт был коронован 30 июня, в воскресенье.

Глава 43

100 ...если. не проложишь себе дорогу железом. — Возможно, это искаженная фраза Саллюстия «ferro iter aperiundum est» (»0 заговоре Катилины», LVIII)

 

Глава 44

101 ...едва доходило до 10 тыс. — Сначала стояло 5 тысяч, потом автор исправил число на 6000 и, наконец, на 10000. (См. R. Latouche (ed.) Richer, Histoire de France, 1.1, n. 2, p. 85).

 

Глава 45

102 ...поручил герцогу Фульберту... — В «Анналах» Флодоарда нет упоминаний о Фульберте. Р.Латуш сообщает, что это имя встречается в двух дипломах Карла, idem, n. 3 р. 87.

103 ...в окружении 4 тыс. воинов. — В первом варианте было 2 тысячи.

104 ...мужу консульского достоинства Хагральду. — Человек по имени Хагральд упоминается в «Анналах» Флодоарда под 945 годом (см. наст. соч. II, 47). В данном случае, скорее всего, вымышленный персонаж.

105 ...церковь, посвященная св. Геновеве... — Св. Женевьева (Геновева) (420-500 гг.) — считалась покровительницей Парижа, так как предсказала, что гунны Аттилы минуют город, а затем помогла его жителям с продовольствием во время осады. Построила в Париже церковь над могилами святых Дионисия и Элевтерия (уп. 1,13), там и похоронена.

Глава 46

106 ...бросились в атаку, подняв знамена. — Битва при Суассоне произошла 15 июня 923 г.

107 ...показав, что это точно он... — Роберту в то время было около шестидесяти лет, так что его седая борода могла резко выделяться на фоне военного облачения.

108 ...а со стороны Карла 7 тыс. 118 человек. — у Флодоарда нет никаких сведений о числе погибших. См. «Анналы», 923 г.

109 ...Хугон, сын Роберта... — Будущий Хугон (Гуго) Великий, герцог франков (ок. 895-956 гг.). Во время битвы при Суассоне ему было уже около 28 лет.

110 ...Херибертом... — Хериберт II, граф Вермандуа.

111 ...не смог ни тот, ни другой. — Согласно Флодоарду, часть добычи была разграблена местными крестьянами.

112 ...и некоторые дома разрушились. — Флодоард также упоминает об этом землетрясении («Анналы», 922 г.)

113 ...воевать за него, если он прикажет. — Обращение Карла за помощью к норманнам, давним врагам своих подданных, к тому же далеко не полностью обратившимся в христианство, произвело очень неприглядное впечатление и подорвало остатки доверия к королю.

Глава 47

114 ...пригласили в город Суассон Радульфа... — Радульф был женат на Эмме, дочери Роберта, кроме того, он мог претендовать и на родство с Каролингами, будучи племянником Рихильды, второй жены Карла Лысого.

115 ...поставили над собой королем. — Радульф был коронован 13 июля 923 г. в Суассоне, причем его помазал на царство тот же епископ Сансский Готье, который короновал и Роберта, и Одона.

116 ...короля отвезли в Перонну... — Рассказ Рихера в целом совпадает с повествованием Флодоарда, но у него Карла сначала увозят в Шато-Тьерри (Castellum Theoderici), а потом уже в Перонну («Анналы», 923 г.).

117 ...Германцы, лишившись короля,... — Конечно, имеются в виду не германцы, а жители Лотарингии, которые поддерживали Карла.

Глава 48

118 ...против герцога Вилельма... — Гильом II, граф Оверни, герцог Аквитании.

Глава 49

119 ...Манассией... — Манассия II Младший, владетель Лангра. .

120 ...Варнерием... — Варнерий (Гарнье), виконт Сансский и граф Тройи.

121 ...Иосельмом... — Иосельм (Жосселин), епископ Лангрский.

122 ...Ансегизом ... — Ансегиз, епископ Тройи. Глава 50

123 ...и избиение его людей. — Флодоард в своих анналах помещает рассказ об этой операции Радульфа под 925 г., не упоминая о смерти Роллона. В действительности Роллон умер между 928 и 932 гг..

123а ...захватывают укрепление... — в первой редакции текста после этих слов было добавлено «вырвав у Роллона глаза, убивают его». Затем Рихер вычеркнул эти слова, после чего название главы лишилось смысла.

Глава 51

124 ...было убито 8 тыс. пиратов. — Содержание взято у Флодоарда («Анналы», 926 г.), но там говорится о 1100 погибших. Глава 52

125 ...пропала с глаз людских... — Согласно Флодоарду, затмение произошло в 927 г. («Анналы»), но Рихер добавляет вполне научное объяснение этого явления.

126 ...Возвещенные этими знаками... — Очевидно Рихер, несмотря на свои познания в астрономии, связывает и эпидемию, и начало смуты с лунным затмением.

Глава 53

127 ...сын пирата Роллона... — Вильгельм Длинный Меч, герцог Нормандии (ок. 928-942 гг.).

128 ...уже рассказывалось... — Как уже отмечалось, во второй редакции текста сообщение об убийстве Роллона отсутствует. Глава 54

129 ...папе Иоанну... — Папа Иоанн X.

130 ...в заключении, и под стражей. — Иоанн Х в то время находился в заключении у Гвидо, маркиза Тосканского.

Глава 55

131 ...и получил то, чего желал. — Согласно Флодоарду (»История Реймской церкви», кн. IV, гл. XX), Хериберт обошелся без согласия короля: «Вскоре после его (Сеульфа — А.Т.) смерти граф Хериберт пришел в Реймс, призвав Аббона, епископа Суассонского и Бовона, епископа Шалонского. Объединившись с ними,... как духовенство, так и мирян заставил подчиниться своей воле».

132 ...архиепископ Сеульф расстался с жизнью. — Сеульф умер 1 сентября 925 г.

133 ...нежный, возраст не позволял мальчику... — Флодоард говорит, что Хугону еще не исполнилось пяти лет (Там же).

Глава 56

134 ...лишился жизни. — Карл Простоватый умер в Перонне 7 октября 929 г. Болезнь его автором, очевидно, придумана, у Флодоарда сказано только «Karolus quoque rex apud Реrоnаm obiit» («Анналы», 929 г.).

Глава 57

135 ...Сражение короля с пиратами и их бегство. — Содержание главы заимствовано у Флодоарда; но краткое сообщение (всего около трех строчек) обрастает вымышленными деталями. Ср.: «Король Радульф в одном сражении в округе Лиможа полностью истребил норманнов, обитавших по Луаре, которые тревожили грабежами Аквитанию и подчинил себе аквитанов», «Анналы», 930 г.

Глава 58

136 ...между Хугоном и Херибертом... Хугон, сын Роберта I (см. I, 46) и уже упоминавшийся Хериберт II, граф Вермандуа.

Глава 59

137 ...открыли ворота и просили о милости. — Это событие произошло в 931 г. (Флодоард, «Анналы»).

Глава 61

138 ...монах Артольд из обители св. Ремигия... — Артольд был архиепископом Реймским с 932 по 961 гг. с перерывом в 940-948 гг. Следует отметить, что в момент его избрания малолетний Хугон, хотя и посвященный вопреки каноническим правилам, не был формально низложен, то есть в стране оказалось два реймских архиепископа сразу.

Глава 62

139 ...поспешил с 8 тыс. в Лан. — Хериберт завладел Ланом, одним из важнейших городов королевства и фактической столицей при последних Каролингах в 929 г.

140 ...вышел из города, оставив жену... — Хериберт II был женат на сестре Хугона, дочери короля Роберта, звали ее, очевидно, Хильдебранда или Адела.

141 ...занял крепость вместе с городом. — Это произошло в 931 г.

Глава 63

142 ...неким клириком, ищущим епископства Нойонского. — Флодоард рассказывает об этих событиях в записи за 932 г. («Анналы»).

143 ...умертвили почти на самом алтаре... — Рихер уже второй раз упоминает подобное святотатственное убийство (см. сообщение о том, как Ингой заколол только что окрещенного Катилла прямо в купели (1,10), и оно опять остается безнаказанным и не осуждается автором.

Глава 64

144 ...Рагенмунд... — Раймонд-Понс III, граф Тулузский.

145 ...Эрмингауд... — Граф Эрмингауд, дядя Рагемунда.

146 ...Луп Ацинарий Гасконский... — Луп Азнар, сын Гарсии Санша, герцога Гаскони (ум. 920).

Глава 65

147 ...и многие умерли. — Согласно повествованию Флодоарда, эпидемия произошла в 934 г. («Анналы»).

148 ...он умер и покинул людей. — Радульф умер 14 или 15 января 936 г.

Текст воспроизведен по изданию: Рихер Реймский. История. М. РОССПЭН. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.