Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РАШИД-АД-ДИН

СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ

ЛЕТОПИСЬ

Чингиз-хана от конца года толай, который является годом зайца, начинающегося с [месяца] раби I 591 г. х. [январь – февраль 1195 г. н.э.], до начала года кака, который является годом свиньи, начинающегося с [месяца] джумада II [5]99 г, х. [февраль – март 1203 г. н.э.], что составляет между ними промежуток времени в девять лет, а в этот последний год Чингиз-хану исполнился сорок один год.

В этот девятилетний промежуток времени между ним и Он-ханом была дружба, и он был занят войной с Токта, государем меркитов, и Буюрук-ханом, братом государя найманов, [затем] войной с племенами тайджиут, куралас, икирас, дурбан и татар, [равно с] племенами [108] катакин и салджиут, пока он их не покорил. Точно так же он уничтожил [затем] Он-хана, государя меркитов, и Таян-хана, государя нейманов, [после чего] за ним утвердилось прозвище [лакаб] Чингиз-хан.

Рассказ о начальном периоде дружбы Чингиз-хана с Он-ханом. 673

Дело обстояло так: между отцом Чингиз-хана, Есугэй-бахадуром, и Он-ханом вследствие близкого соседства с давних пор царила полная дружба и согласие. Есугэй-бахадур неоднократно оказывал помощь Он-хану в напастях бедствий и вызволял [его] из недоступных пропастей. Они называли друг друга побратимами [андэ]. Чингиз-хан в силу того, что [как говорят по-арабски] «любовь наследственна», следовал по пути любви и называл его «амада». 674 Он-хан был государем кераитов, конкаитов и других племен, которые входили [в состав] кераитов. Они были славны многочисленным племенем, войсками и древними государями, имели сходство с монгольскими племенами, и их обычаи, нравы, наречия и словарный состав [лугат] – близки друг к другу. Вначале у Он-хана имя было Тогорил, 675 на тюркском языке и [языке] племени кераит Тогорил – есть Тунгрул. 676 Этим [именем] они называют 677 птицу, которая, хотя ее никто и не видел, известна среди людей и прославлена, подобно западной [птице] Анка. 678 Утверждают, что это – птица, похожая на сокола, а ее клюв и когти по [своей] крепости схожи со сталью. Одним налетом она сбивает двести и триста птиц и убивает [их]. Люди говорят: «Мы по той причине, не видя [ее], все же верим в эту [птицу], что охотники и кочевники неоднократно были свидетелями того, что иногда в какой-нибудь местности с воздуха вниз падают различные птицы в количестве ста-двести [штук], с оторванными от туловищ головами, с изодранными крыльями и переломанными ногами. На основании этого нужно заключить и сделать вывод, что убийца их какая-то ужасная птица и что и когти у нее также должны быть крепкими!». И ее назвали Тунгрул. 679 У монголов в этом смысле [она] также известна, и они ее называют [Тогорил]. 680 Таков смысл имени Тогорил, которое вначале было у него [Он-хана]. Впоследствии, по уже изложенной причине, везир Алтан-хана, [государя] Хитая, Чинсан дал ему прозвание Он-хана, что значит «государь одной области». Имя его деда было Маркуз. 681 Маркуз имел двух сыновей, имя старшего – Курджакуз Буюрук-хан, 682 значение слова буюрук – приказывать. У государя найманов Таян-хана был брат, [также] по имени Буюрук-хан, упоминание о котором будет приведено потом, здесь же [о нем] упомянуто для того, чтобы эти два лица в представлении [читателей] не смешивались. Имя другого сына [109] Маркуза было Гурхан. Гур-ханом именуют также государя Кара-Хитая, который был в Туркестане и Мавераннахре. Значение слова гур-хан, вероятно, «могущественный». 683 Курджакуз Буюрук имел несколько сыновей; [один] из них Тогорил, прозванием которого стало Он-хан, другой Эркэ-Кара, 684 третий Джакамбу, 685 сначала же имя его было Кэрабэтай. 686 Они имели [еще] несколько других братьев, но заместителем отца был Тогорил. Кэрабэтая в детские годы полонило племя тангут. Некоторое время он оставался у них и стал [среди них] могущественным и уважаемым. Благодаря тому, что он был умен и способен, ему дали прозвание Джакамбу. Значение [слов] джа – область [вилаят], а камбу – великий эмир, т.е. [обоих вместе] «великий эмир области». Несмотря на то, что сначала он жил в согласии со своим братом Он-ханом, впоследствии он раза два уходил от него, как это будет изложено потом на своем месте.

В голове у Эркэ-Кара гнездилось стремление к главенству и царской власти, и он соперничал с Он-ханом. Сначала совместно с Он-ханом он убил других братьев, которые были с ним в союзе, а тогда напал на него, как об этом будет изложено [ниже].

В то время, когда Он-хан и Чингиз-хан были друзьями и союзниками, Джакамбу был с Чингиз-ханом побратимами [андэ]. Чингисхан сосватал для себя одну из дочерей Джакамбу, по имени Абикэ-беги, которую он [впоследствии] отдал Кэхтэй-нойону; другую, по имени Биктутмиш-фуджин, он сосватал для своего старшего сына Джочи, третью, по имени Соркуктани-беги, он взял за Тулуя. У него [Джакамбу] была еще одна дочь, которую он выдал за государя тангутов. Она была чрезвычайно красива и чиста [лицом]. Когда Чингиз-хан захватил [страну] Тангут и убил их государя, он чрезвычайно старательно разыскивал эту женщину, но не нашел.

У Он-хана было два сына: старший Сангун, что по-хитайски значит «барич» 687 [худаванд-задэ], и младший, по имени Еку, 688 дочерью которого была Тукуз-хатун, 689 также высватанная Чингиз-ханом для Тулуй-хана. После Тулуя ее унаследовал от него Хулагу-хан.

Причина дружбы Он-хана с Есугэй-бахадуром и их побратимства была следующая: Он-хан после кончины своего отца Буюрук-хана из-за оспаривания 690 наследства [мулк] Курджакуза убил нескольких [человек] из своих родных братьев и племянников в таком распределении: братья – Тай-Тимур-тайши, Бука-Тимур 691. [110]

По этой причине его дядя Гурхан воевал с ними. Он-хан был разбит и некоторое время скитался [по разным местам], пока не укрылся у Есугэй-бахадура. Есугэй-бахадур для [оказания] ему поддержки и помощи выступил с войском в поход; он разбил Гурхана и прогнал [его] в Кашин. 692 Он отнял у него владение и передал [его] Он-хану. Когда он приобрел таким образом право [на его признательность], они стали побратимами [андэ]. Затем, когда младший брат Он-хана, Эркэ-Кара, увидел, что Он-хан убил его старших и младших родичей и стал могущественным, он обратился в бегство, бежав в область найманов к Инанч-хану. Инанч-хан сжалился над ним и, спустя некоторое время, оказал ему помощь. Он послал войско и отобрал от Он-хана племя и войско кераитов, его же самого обратил в бегство.

В то время Есугэй-бахадур уже скончался. Он-хан, пройдя через три области [вилайат], бросился к государю Туркестана, карахитайскому гур-хану. В этой же области, равно в городах уйгуров 693 и тангутов, была смута [буллах], и он остался без приюта.

По бедности он дошел до того, что имел [лишь] пять коз, молоком которых довольствовался, и два-три верблюда, от которых получал средства к жизни. После того как он пробродил в таком бедственном положении некоторое время, он услышал молву о появлении у Чингиз-хана мощи и силы. В силу дружбы, которую он имел с его отцом, Есугэй-бахадуром, весною года лу, который является годом дракона, соответствующего 582 г. х. [1186-1187 гг. н.э.], он пришел в местность, называемую Гусэку-наур, 694 поблизости от юрта Чингиз-хана, – место, где они [некогда] жили вместе с Есугэй-бахадуром, [откуда] он послал вверх по [реке] Кэлурэн к Чингиз-хану двух своих нукеров, Тагая 695 и Суэгая, 696 с уведомлением о своем прибытии. Чингиз-хан сел [на коня] и выехал к нему навстречу. Когда они встретились, Он-хан сказал: «Я голоден и истощен!». Сердце Чингиз-хана сжалилось над ним. Он взял с монголов для него копчур, 697 а его поместил в середине своего куреня и орды и оказывал ему должное почтение.

Осенью они вместе остановились в долине реки в ущелье, имя которого Караун-капчал, 698 что значит «черный лес». В силу того, что Он-хан с Есугэй-бахадуром считались названными братьями [андэ], то с Чингиз-ханом [они] стали [считаться] отцом и сыном и устроили пиршество. После совещания, согласившись, они выступили весной против остатков племени юркин, которых Чингиз-хан [перед этим] разбил и разграбил, а часть из них уцелела и находилась в местности, [111] называемой Тэлэдуин-амсарэ. 699 Они напали на них и ….. 700 полонили Сэчэ-беки и Тайчу. И все!

Рассказ о походе Чингиз-хана против Токта, вождя племени меркит, об их поражении и о даровании всей добычи [улджайха] Он-хану. 701

В год могай, который является годом змеи, соответствующим 573 г. х. [1177-1178 гг. н.э.], Чингиз-хан выступил против Токта, эмира меркитов. Несмотря на то, что племя меркит было от монголов отдельное, оно было сильно и велико. Дав сражение в местности Карас-Мурас, 702 не доходя до [реки] Кэлурэн, поблизости от реки Селенги, 703 в месте, называемом Монача, 704 он разбил удуит-меркитов, 705 которые являются одной из ветвей меркитов, и учинил избиение и грабеж [их]. Все, что он захватил во время этой войны, он |S 155| полностью отдал Он-хану и его нукерам.

После этого в году морин, который есть год лошади, соответствующий месяцам 594 г. х. [1197-1198 гг. н.э.], Он-хан снова окреп и стал главою подчиненных [таба’] и войска. Не посоветовавшись с Чингиз-ханом, он выступил на войну с меркитами и поразил их в местности Букур-кэхэр. 706 Он убил сына Токта, Тогуз-беки, 707 и захватил в полон двух дочерей Токта, Кутуктай 708 и Чалаун, 709 а двух братьев Токта, Куду 710 и Чилауна, с домочадцами [хейл] и слугами [хадам] он привел [с собою]. Чингиз-хану же из всего этого он ничего не дал. Токта-беки бежал в местность, называемую Баргуджин, 711 а эта местность расположена выше реки Селенги, на востоке Монголии, – к одному из монгольских племен, которое называют баргут. Это имя им присвоили вследствие того, что они живут в той [местности] Баргуджин. Под этим именем они известны до настоящего времени. И все! [112]

Рассказ о совместном походе Чингиз-хана и Он-хана на войну против Буюрук-хана, государя найманов.

|В году коин, 712 который является годом барана, соответствующим месяцам 595 г. х. [1198-1199 гг. н.э.], Чингиз-хан выступил совместно с Он-ханом против Буюрук-хана найманского. Несмотря на то, что в то время государем найманов был Таян-хан, старший брат Буюрук-хана, Буюрук-хан не оказывал повиновения брату и имел отдельное [от него] войско и область. Друг с другом они были в крайне плохих отношениях. У большинства государей найманов титулом было кушлук-хан, либо буюрук-хан. Смысл [слова] кушлук – «весьма сильный» и «владыка». Найманы твердо убеждены в том, что Кушлук обладал такой властью над дивами и пери, 713 что выдаивал их молоко и приготовлял из него кумыс, такую же [власть] он [имел] и над прочими дикими животными. Впоследствии эмиры найманов сказали: «Суть сего греховна», – и запретили [доение]. По этой причине он перестал их доить. Имя Таяна вначале было Тай-Бука. Государи же Хитая дали ему прозвище Тай-ван, что значит «сын хана»; 714 согласно их терминологии, достоинство ханского звания суть достоинство среднего порядка [мартабэ-и мийанэ]. Так как монголы хитайских слов не понимали, языки же [их] были различны, то они произносили [вместо Тай-ван] Таян, и [это имя] получило известность. Имя их отца было Инанч-билгэ Буку-хан. 715 Значение [слова] инанч – обладание верой, а билгэ – высокое звание. Буку-хан было именем некоего великого государя, в [существование] которого твердо верят уйгуры. Сыном Таян-хана, который стал его заместителем, был Кушлук-хан. Рассказы о нем будут подробно изложены впоследствии.

Итак, Чингиз-хан и Он-хан, направясь на войну против Буюрук-хана и его племени, находились в местности Кызыл-Баш, 716 около Алтая. Они захватили это племя и учинили грабеж. Буюрук-хан, обращенный в бегство, ушел в область Кэм-Кэмджиут, 717 принадлежащую к местностям, входившим [таваби’] в область киргизов. Один из его эмиров, по имени Еди-туклук, 718 выехал в дозор [каравули]. На тюркском языке Еди-туклук значит человек, который ведает семью знаменами [‘алам]. Как только дозорные Чингиз-хана их увидели, они поскакали. [Еди-туклук и его люди] бежали на гору. Когда они достигли [ее] вершины, у коня их эмира Еди-туклука лопнула подпруга, и он свалился навзничь вместе с седлом. [Дозорные Чингиз-хана] его захватили и отвели к Чингиз-хану. В эту зиму в тех пределах находился [113] один из эмиров Буюрук-хана, по имени Кокэсу-Сабрак. 719 Слово кокэсу значит человек, голос которого осип вследствие кашля и трудной болезни. Сабрак 720 – название местности, по которой называют и людей. С этим эмиром Чингиз-хан и Он-хан однажды сразились в местности, расположенной в области найманов, название которой Байтарак-бэлчирэ. 721 Причина, по которой эту местность называют Байтарак-бэлчирэ, та, что некогда для государя найманов сосватали у государя онгутов девушку, по имени Байтарак. Они [найманы и онгуты] вместе пришли в эту местность и устроили свадебный пир. Бэлчирэ обозначает степь с обильною травою. Составив вместе эти два названия, образовали собственное имя этой местности. Монголы хорошо не понимали значения этого названия и Байтарак произносили Базтарак. И все!

Рассказ о походе Чингиз-хана совместно с Он-ханом на войну |S 156| против Кокэсу-Сабрака, эмира войска Буюрук-хана, о бегстве хитростью Он-хана от Чингиз-хана, о том, как Кокэсу-Сабрак настиг братьев Он-хана и полностью, расхитил и угнал все его табуны и стада. 722

Чингиз-хан и Он-хан собрались в вышеупомянутой местности для того, чтобы дать сражение Кокэсу-Сабраку. Когда они сразились один раз, с обеих сторон вторично построили войска, чтобы [вновь] схватиться. Наступила ночь, и войска залегли в цепях, решив сразиться на утро. Он-хан зажег огни на месте [лагеря] своего войска и ночной порой перевалил через гору, которую называют ….. 723 и ушел. Когда наступило утро, Джамукэ-сэчэн, бывший одним из старших эмиров нирунов, из племени джаджират, пришедший с Чингиз-ханом и бывший всегда склонным к лицемерию и злонамеренности, опознал бунчук [тук] Он-хана, подскакал к нему и сказал: «О, хан ханов, ты ведь знаешь: мои старшие и младшие родичи подобны воробьям, что направляются с летнего кочевья [йайлак] на зимнее стойбище [лишлак], иначе говоря, Чингиз-хан – мой родственник [хиш], он намеревается бежать, я же всегда говорил, что я – твой воробей!». Таким образом он издевался [над ним] и лицемерил. Когда эти речи услышал Убчиртай Гурин-бахадур, 724 он сказал: «Таких лицемерных речей не подобает вести между друзьями и родичами!». А он был старшим эмиром Он-хана. [Слово] «убчиртай» значит красный плод, который растет в этой области и которым женщины натирают лицо вместо румян. Так как лицо Гурин-бахадура было естественно румяным, то его, сравнивая с этими плодами, называли данным именем. Говорят, что у Чингиг-хана было обыкновение приготовлять из [этого] плода [подобие] [114] жирного воска и натирать [им] усы. Когда Он-хан путем этой хитрости отделился [от Чингиз-хана] и уходил в [другую область], тотчас брат Токтая, который был государем меркитов, Куду и сын Токтая, Чи-лаун, 725 – о которых было сказано выше, что Он-хан уже подчинил их себе, 726 – оба вследствие отсутствия Он-хана опять восстали и соединились со своим войском и владением [мулк]. Когда Чингиз-хан стал свидетелем этого постыдного поступка Он-хана, то сказал: «Он-хан пожелал ввергнуть меня в беду и огонь, [чтобы] самому [невредимым] вернуться назад!». По этой причине Чингиз-хан также двинулся обратно. Он прибыл в местность, название которой Саари-кэхэрэ. Он-хан [тем временем] дошел до некой местности, с названием Татак-Тукулэ. 727 Его братья, Нилкэ-Сангун 728 и Джакамбу, оба со своими домочадцами [хейл] и челядью шли следом [за ним] до той местности, название которой Эдэр-Алтай. 729 В этом месте есть река и много леса. Кокэсу-Сабрак, идя следом [за ним] с войском, внезапно настиг их в этой местности, разграбил всё их достояние, [захватив их] табуны и стада. Оттуда он [двинулся] к границе улуса Он-хана, угнал всех его домочадцев и родичей, приближенных и скот, которые [находились] на границе Дэлэду-амсарэ, 730 и вернулся назад. Нилкэ-Сангун и Джакамбу только одни спаслись и явились к Он-хану. Он-хан, дав своему сыну Сангуну войско, тотчас послал [его] следом за восставшими, а к Чингиз-хану отправил гонца и, уведомив его о [создавшемся] положении, попросил у него помощи. И все!

Рассхаз о требовании помощи Он-ханом от Чингиз-хана для отражения войск наиманов, угнавших его обоз [бунэ] н стада, и о присылке Чингиз-ханом четырех старших эмиров для того, чтобы они отняли назад [захваченное] добро, и о возвращении [его] Он-хану. 731

Когда Он-хан опять выбился из сил, он послал к Чингиг-хану гонца [с словами]: «Племя найман ограбило мое войско и племя. Я прошу у моего сына в помощь четырех столпов, т.е. четырех эмиров-бахадуров, которые принадлежат Чингиз-хану, может быть они [сумеют] отбить [у найман] мое войско и имущество». По этой причине Чингиз-хан послал на помощь к Он-хану Боорчу-нойона, 732 Мукали-гойона, 733 Борагул-нойона 734 и Чилаун-бахадура, всех четырех вместе с ратью. До их прибытия войско наиманов разбило Сангуна и убило двух старших эмиров Он-хана: Тигин-Кури 735 и Итургэн-Юдаку. 736 Они ранили [115] в бедро коня Сангуна, так что Сангун чуть не свалился [с лошади] |S 157| и его едва не захватили в плен. Подоспели четыре эмира [Чингиз-хана], когда те разбитые шли [к ним].

При выступлении [в поход] Боорчи-нойон доложил [Чингиз-хану]: «Я не имею заводного коня» 737 – и попросил одного из знаменитых коней Чингиг-хана, имя которого было Джики-Бурэ. 738 Его описание будет приведено в нескольких местах [этой летописи]. Чингиз-хан отдал ему этого коня и сказал: «Всякий раз, когда ты захочешь, чтобы он хорошо бежал, погладь его по гриве плетью, но не бей!». В то время, когда Боорчу заметил [что] конь Сангуна ранен, а его самого должны были вот-вот схватить, он подскакал к нему, чтобы его вызволить, отдал своего коня Сангуну, сам же сел на коня Джики-Бурэ. Однако сколько он ни стегал коня плетью, тот не бежал. [Тогда] Боорчи его бросил и ушел. Внезапно ему пришли на память слова Чингиз-хана. Он [вернулся к оставленному Джики-Бурэ], погладил [его] плетью по гриве, и тот помчался, словно молния, пока не нагнал Сангуна и войско. Вместе они остановили нукеров, выстроили войска, напали на восстав ших и обратили их в бегство. Они отбили [захваченные найманами] войско, племя, имущество и скот Он-хана, вернули [их] ему и невредимыми явились победоносными и победителями к Чингиз-хану.

Он-хан остался весьма довольным этой помощью [Чингиз-хана], говорил ему [разные] благодарности и был весьма признателен. Он сказал [Чингиз-хану]: «В прошлом году я еще раз бежал перед врагом и голодный, и нагой пришел к своему сыну Чингиз-хану. Он приютил меня, насытил [мое] чрево и прикрыл мою наготу. Как мне просить [у тебя] прощения при таких многочисленных правах [твоих] на [мою] благодарность и как мне отблагодарить тебя, мой славный сын?!». После этого, как говорят, Он-хан однажды потребовал [к себе] Боорчи-нойона, чтобы сделать ему какой-то подарок. Тот же, находясь в дозоре [казик] и будучи опоясан колчаном [киш] Чингиз-хана, доложил последнему: «Меня требует [к себе] Он-хан!». [Чингиз-хан] соизволил сказать: «Ступай!». [Боорчи-нойон] отстегнул колчан, отдал [его] другому и ушел. Он-хан одел на него платье и подарил десять золотых манхуров. 739 [Название] манхур в основном является их [этих племен] термином. Они [так] называют очень большие чаши [касэ], [размером] больше, чем чаны [джилбэ]. В настоящее время, поскольку мы не знаем действительного значения этого термина, мы называем [словом] манхур маленькие чаши [касэ]. Взяв эти чаши, Боорчи явился к Чингиз-хану с выражением рабской покорности. Преклонив колено, он показал чаши [Чингиз-хану] и доложил [ему]: «Я виноват!». Чингиз-хан соизволил спросить: «Почему?». [Эмир] доложил: «Потому что я бросил колчан Чингиз-хана и ради этого добра пошел к Он-хану. Если бы в [мою] очередь стражи [казик] случилось какое-нибудь упущение, либо кто-нибудь напал на тебя, в этом случае вина лежала бы на мне!». Чингиз-хан одобрил эти речи его и выказал ему [свое] благоволение, соизволив сказать: «Возьми эти чаши, так как они – твои!».

После этого происшествия в ту же зиму [до Чингиз-хана] дошла молва, что Токтай, государь меркитов, бежавший в Баргуджин, снова [116] выходит [на сцену]. Чингиз-хан, посоветовавшись с Джочи-Касаром, признал, что этот слух не основателен, и [оба] не обратили на это известие внимания. И все!

Рассказ о совещании [курилтай] Чингиз-хана с Он-ханом в местности Саари-кэхэр и об их выступлении на войну с тайджиутами. 740

После того весною года бичин, который является годом обезьяны, соответствующим месяцам 596 г. х. [1199-1200 гг. н.э.], в пределах местности, которую называют Саари-кэхэр, Чингиз-хан и Он-хан встретились друг с другом и, созвав собрание, устроили совещание [курилтай]. Рассказывают, что в то время, когда они собрались вместе на [это] совещание, Он-хан имел умысел схватить Чингиз-хана. На пиршестве Асу-нойон из племени баарин [что-то] заподозрил и засунул нож за голенище сапога. Сидя между Он-ханом и Чингиз-ханом, он ел мясо, посматривал назад и разговаривал. По этой причине Он-хану стало известно, что они догадались об его предательстве, и он не смог его схватить. Чингиз-хан отдал за это Асу-нойону |А 92а, S 158| туман бааринов.

После этого совещания они выступили против тайджиутов. В то время предводителями и старейшинами [бузург] тайджиутов были Анку-Хакучу, Курил, Кудудар 741 и другие эмиры, которые были ниже их братьев и родичей, как то: Таркутай-Кирилтук и подобные ему. Таркутай – имя, а Кирилтук значит – завистник. Токтай-беки, который был государем меркитов и бежал в Баргуджин, в это время прислал к тайджиутам своих братьев Кодо[н]а и Орчана, 742 чтобы они были бы [им] помощниками.

Все это сборище собралось в местности Онон, которая является монгольской степью. Чингиз-хан и Он-хан пошли на них и дали сражение. Племена тайджиутов, потерпев поражение, обратились в бегство. Войско Чингиз-хана, поскакав следом за Таргутай-Кирилтуком и Куду-даром, дошло до местности, которую называют Улункут-Турас, 743 и там убили обоих. Анку-Хакучу 744 и братья Токтай-беки, Кодо[н] и Орчан, бежав вместе, вступили в пределы Баргуджина. Курил скрылся среди племени найман. Значение Анку-Хакучу 745 – обладатель многочисленной свитой. Говорят, что положил начало смуте и ссоре между Чингиз-ханом и тайджиутами он.

Рассказ об объединении племен катакин и салджиут, о принесении ими клятвы, об их сражении с Чингиз-ханом и Он-ханом и об их поражении и бегстве.

После того как племена катакин и салджиут еще прежде заложили основу вражды с Чингиз-ханом, он совместно с [117] Джамукэ-сэчэном, за несколько лет до этого, послал к ним [катакинам и салджиу-там] посла, чтобы придти друг с другом к соглашению. В давние времена у монголов был обычай большинство посланий передавать [устно] искусно рифмованной и иносказательной речью. Таким именно способом передали известие устами этого посла. Когда посол передал в таких выражениях слова [Чингиз-хана], они [его] не поняли. [При этом] |А 92б, S 159| присутствовал смышленый юноша, он догадался и сказал им: «Смысл этих слов легко [понять], Чингиз-хан [нас] известил: «монгольские племена [из тех, что] чужие нам, [теперь] стали нам друзьями и объединились [с нами]. Следует и нужно нам, поскольку мы родственны, объединиться, стать друзьями и наслаждаться [жизнью] 746!».

По безграничной зависти и подлости [своей] натуры они на это не согласились и не проявили должного почтения к послу. Они вытащили из котла бараньи внутренности, которые они варили с кровью, подобно ….., 747 и выплеснули их [ему] в лицо, поносили его и с позором отправили обратно. По этой причине [между ними и Чингиз-ханом] установилась вражда и неприязнь. Еще до этого катакины и салджиуты неоднократно воевали с Чингиз-ханом и объединялись с племенем тайджиут, в частности с сыновьями Кадан-тайши, принадлежавшими к одной из ветвей [племени] тайджиут: Туда, Курилом и Таргутай-Кирилтуком. Подчиняясь им, они чинили произвол и усердствовали в [проявлениях] враждебности и неприязни к Чингиз-хану 748.

В то время, когда большинство племен тайджиут по вышеупомянутой причине были перебиты, а часть бежала, эти племена катакин и салджиут собрались [вместе]. С ними заключили союз племена дурбан, татар и кунгират. Они поклялись друг другу клятвой, крепче которой нет среди монгол. Клятва эта заключается в следующем: они вмести зарубают мечем жеребца, быка и кобеля и [при этом] говорят: «О господь неба и земли, слушай, какую клятву мы приносим! Эти [самцы] – корень и мужское начало этих животных. Если мы не сдержим своего слова и нарушим договор, пусть мы станем такими же, как эти животные». Таким способом они поклялись в том, что заключили союз [друг с другом и] будут воевать с Чингиз-ханом» и Он-ханом.

В то время, когда они выступали в поход, Дай-сэчэн из племени кунгират, который был отцом Алджу, тайно послал Чингиз-хану уведомление: «Враги [твои] заключили такой-то договор и союз и единодушно направились в вашу сторону!». Когда Чингиз-хан узнал [об этом], он вместе с Он-ханом выступил из местности Кутун-наур, 749 что вблизи Онона, для отражения тех племен. Встретившись в местности, которую называют Буир-наур, 750 они очутились друг против друга и с обеих сторон, построив ряды, сражались крайне жестоко.

В конце концов Чингиз-хан опять одержал победу, и враги были разбиты. И все! [118]

Рассказ о распре Джакамбу со своим братом Он-ханом, о [его] совещании с несколькими из его эмиров и об уходе его к государю найманов. 751

После сего, зимою этого же года, Он-хан, откочевав от Греки] Кэлурэн несколько вперед, пошел по дороге на [ropy] Куба-Кая; 752 прочие также, кочуя следом за ними, шли лавою [бэ джиргэ]. Неожиданно его брат Джакамбу послал сказать его эмирам Алтун-Ашуку, Эл-Кури, Эл-Кункуру и Кул-бари: 753 «Этот наш старший брат уныл нравом и ни на одном месте не имеет покоя; [своим] дурным характером он погубил всех младших и старших родичей и принудил их уйти в область Кара-Хитай. При таком обычае и нраве он не даст [своему] улусу жить спокойно. Как нам с ним поступать?». Алтун-Ашук не утаил этой речи, он был заодно с Он-ханом. Он-хан приказал схватить Эл-Кури и Эл-Кункура, заковать их и скованными привести в его кибитку. Он снял их оковы и сказал Эл-Кункуру: «Когда мы уходили в область Тангут, что мы говорили?» – видимо, они там о чем-то говорили и заключили какой-то договор, который нельзя было нарушить, – «я не думаю так, как ты!» – и он ему плюнул в лицо. По его примеру все присутствующие эмиры стали плевать ему в лицо. При этих обстоятельствах Алтун-Ашук доложил: «Я участвовал в этом совещании, но не допускал возможности умысла против своего государя и не считал благородным покинуть его службу!».

После этого по этой-то причине Джакамбу вместе с четырьмя старшими эмирами Он-хана Эл-Кури, Эл-Кункуром, Нарин-Тогорилом 754 и Алин-тайши 755 склонились [на сторону] государя найманов, бывшего врагом Он-хана, и отправились [к нему].

|S 160| С пути Джакамбу послал посла к государю найманов с известием: «Алтун-Ашук донес на меня моему брату и сделал меня в его глазах подобным протухшей печени и падали. Вследствие этого мое сердце отвратилось от него, и я с открытой душой иду к тебе!». Затем они совместно отправились к Таян-хану, государю найманов. Отделившись от них, Он-хан зазимовал в местности Куба-Кая; Чингиз-хан зазимовал в пределах области Хитай, в местности по имени Чэкэчэр. 756 И все!

Рассказ о выступлении Чингиз-хана на войну с Алак-Удуром, из амиров меркитов, и с некоторыми эмирами тайджиутов и татар, бывших с ним, и об их поражении. 757

Затем Чингиз-хан выступил на войну против некоторых эмиров из [племен] меркит, тайджиут и татар. Имена их: Алак-Удур 758 из [119] меркитов, Киркан-тайши 759 из тайджиутов, Чакур 760 и Калбакар 761 из татар; все они были предводителями племен и уважаемыми лицами [своего] времени. Они собрались в одном месте. [Вышеупомянутый Алак-Удур в ту эпоху был выдающимся человеком [среди] равных и славным [среди] пользующихся значением лиц и принадлежал он к людям, таившим в себе страстное желание неограниченной власти. В то время существовал некий мудрый и проницательный старец из племени баяут. Он сказал: «Сэчэ-беки из племени кият-юркин стремится к царствованию, но не его [это] дело. Джамукэ-сэчэну, который постоянно сталкивает друг с другом людей и пускается в различного рода лицемерные ухищрения для того, чтобы продвинуть [свое] дело вперед, [это] также не удастся. Джочи-Бара, – т.е. Джочи-Касар, брат Чингиз-хана, – тоже имеет такое же стремление. Он рассчитывает на свою силу и искусство метать стрелы, но ему [это] также не удастся. У Алак-Удура из племени меркит, имеющего стремления к власти и проявившего известную силу и величие, также ничего не получится. Этот же Тэмуджин, – т.е. Чингиз-хан, – обладает внешностью, повадкой и умением, [нужными] для того, чтобы главенствовать и царствовать, и он несомненно достигнет царственного положения». Эти речи он говорил, согласно монгольскому обычаю, рифмованной иносказательной прозой. В конце концов случилось так, как он сказал: Чингиз-хан стал государем и, кроме своего брата, перебил все эти племена таким образом, как это будет рассказано о каждом из них на своем месте. Здесь же этот рассказ был изложен потому, что упоминался Алак-Удур, [теперь] мы вновь вернулись к [своей] речи.

Когда Чингиз-хан, выступив в поход, отправился на войну с этим сборищем и, настигнув их в местности Далан-Нэмургэс, 762 дал сражение, привел к покорности и ограбил, одна племенная группа [тайфэ] убежала, и они [враждебные Чингизу племена] вторично собрались [вместе] в одной местности, а Джочи-Касар тем временем возбуждал и подстрекал Чингиз-хана прогнать [племя] кунгират, [так что] то раскаялось в своем намерении явиться [к Чингиз-хану] и не доверяло ему. По этой причине Чингиз-хан рассердился на Джочи-Касара и привлек его к ответственности.

Рассказ об уходе племени кунгират к Джамукэ-сэчэну из племени джаджират, о возведении его на гурханство этими последними совместно с племенами икирас [инкирас], катакин и другими, о намерении их воевать с Чингиз-ханом, об его уведомлении [о том] и об их поражении 763.

После этого в году такику, 764 который является годом курицы, начинающимся с [месяца] джумада I 597 г. х. [февраль 1201 г. н.э.], когда [племя] кунгират подверглось нападению и, потеряв голову, ушло к Джамукэ-сэчэну, посовещавшись совместно с племенами икирас, |S 161| [120] куралас, дурбан, катакин и салджиут, они устроили собрание в местности на реке Гам 765 и возвели Джамукэ на гурханство. Значение [слова] гур-хан – государь султанов и царей. Когда он стал гур-ханом, они задумали выступить на войну [против] Чингиз-хана.

Некий человек, по имени Коридай, 766 услышал это обсуждение и эти речи. Он пришел по какому-то важному личному делу в дом своего зятя, по имени Меркитай, из племени куралас и изложил ему это дело; Меркитай сказал Коридаю: «Тебе надлежит пойти и доложить эти речи Чингиз-хану!». И дал [Коридаю] своего коня светлой масти [хинг], на ухе которого был нарост, чтобы тот поехал на нем. Коридай сказал: «Если ты меня посылаешь, [то] дай [мне] свежего коня светлой масти, на которого можно было бы вполне положиться». Тот не дал [просимой] лошади, и Коридай, сев на упомянутого коня, отправился. В пути он наткнулся на курень, т.е. на войско, расположенное в виде кольца. Главою [худаванд] этого куреня был Кулан-бахадур 767 из племени хойин-[иргэн], т.е. лесного племени, и, повиди-мому, оно принадлежало к племенам тайджиут. В то время, когда он прибыл туда, была ночь. Некий человек, по имени Кара-Меркитай, 768 из племени куралас вместе со своими нукерами нес дозор [джисаул будэ] в том курене. Они его схватили и опознали. Так как Кара-Меркитай был склонен к Чингиз-хану, он оказал ему помощь, дал ему быстроходного жеребца [айгари калиун], отправил его и сказал: «Если ты захочешь ускакать от врага, то ты сможешь это сделать на этом коне и тебя никто не догонит. Если же кто-нибудь побежит от тебя, ты его нагонишь. Положись на этого коня, садись на [него] и поезжай!».

Коридай едва отъехал оттуда, как в пути группа людей [тайфэ], несших к Джамукэ белый войлочный шатер, наткнулась на него и попыталась его схватить, но он так поскакал, что скрылся у них из глаз. Когда он прибыл к Чингиз-хану и доложил о тех речах, Чингиз-хан поспешно выступил на войну с ними; в местности, название которой Еди-Горкан, 769 дал сражение Джамукэ и разбил его. В этом же месте [ему] подчинилось 770 племя кунгират.

Затем весною года нокай, 771 который является годом собаки, начинающимся с [месяца] джумада I 578 г. х. [сентябрь 1182 г.], Чингиз-хан с берегов реки, имя которой Улкуй-Силуджолджит, 772 выступил против [племен] алчи-татар и чаган-татар. 773 Он издал указ [йасак], чтобы никто не [смел] заниматься захватом добычи, а чтобы забрали добычу [только] после того, как будет покончено с войною и враг будет уничтожен, [только тогда] все бы полностью мирно разделили [121] между собою. Все согласились на этом. Алтан, сын Кутула-каана, Кучар, сын Нэкун-тайши, и Даритай-отчигин, дядя Чингиз-хана, не сдержав своего слова, занялись захватом добычи до окончания [ратного] дела. Чингиз-хан этого не одобрил, послал [к ним] Кубилая и Джэбэ и отобрал у них добычу. Вследствие этого они обиделись [на него] и, изменив [ему], тайно склонились на сторону Он-хана. Впоследствии они стали частью причин, которые привели к разладу между Чингиз-ханом и Он-ханом. Они совместно с ним [Он-ханом] сражались против Чингиз-хана и в конце концов все были перебиты. И все!

Рассказ об объединении Буюрук-хана, брата государя найманов Токтай-беки, государя меркитов, и других племен – татар, катакин и прочих, об [их] выступлениях с великим войском на войну с Чингиз-ханом и об их гибели в горах от снега, бурана и ветра. 774

Затем осенью того же упомянутого года собаки брат государя-найманов, Буюрук-хан, и государь меркитов, Токтай-беки, племена дурбан, татар, катакин и салджиут, предводитель их Акуту-бахадур, 775 и государь племени ойрат – Кутукэ 776-беки, а это сборище было то, которое [раньше] неоднократно воевало с Чингиз-ханом и Он-ханом, бежало [перед ними], укрылось у [вышеупомянутого Буюрук-хана и объединилось с ним, – все [они теперь] вместе выступили с огромным войском на войну с Чингиз-ханом и Он-ханом. Чингиз-хан и Он-хан выставили свой сторожевой пост [караул] в местности по имени Чэкэчэр и Чиу[р]кай. 777 Один из дозорных вернулся назад из упомянутой местности и уведомил о приближении войска наиманов. Чингиз-хан и Он-хан, откочевав из местности Улкуй-Силуджолджит, 778 отходили по направлению к стене Уткух. То место было юртом Тачар-ака 779 у границы Караун-джидун. 780 Упомянутая стена подобна стене Александра, которую построили на границах Хитая.

Сангун, сын Он-хана, находился на фланге. Он дошел до леса, из которого спустившись, достигаешь [названной] стены. Он еще |S 162| не успел дойти до него, [как] Буюрук-хан, [заметив их], сказал: «Это – племя монголов! Мы разобьем их всех сразу». [Еще до этого] он выслал передовой отряд [манклэ] из войска найманов и племен монгол, бывших с ним, Хакучу 781-бахадура из племени катакин и брата Токтай-беки, Куду, из племени меркит. Они дошли до Сангуна и начали строиться к битве, но, не сразившись, вернулись назад. Сангун тоже двинулся и вступил в [район] стены Уткух. [Найманы] тем временем, совершили волхвование 782 с тем, чтобы пошел снег и поднялся буран. [122] Сущность волхвования заключается в следующем: читают заклинание и кладут в воду различного рода камни, [вследствие чего] начинается сильный дождь. [Однако] этот снег и буран обернулись против них [же]. Они захотели повернуть назад и выбраться из этих гор, но застряли в местности, называемой Куйтэн. 783 Общеизвестно, что в этой местности у Буюрук-хана найманского и у [выше]упомянутых племен монголов, объединившихся с ним, от жестокости стужи отморозились руки и ноги. Буран же и мятель были таковы, что множество людей и животных поскатывались с высот и погибли. Чингиз-хан и Он-хан остановились стойбищем на краю Арала, 784 что значит остров. В это же время прибыл и Джамукэ вместе с Буюрук-ханом и с теми людьми, которые его избрали на гурханство. Так как их положение стало таким [плачевным], он [Джамукэ] вторично склонился на сторону Чингиз-хана, разграбил жилища [ханэ] тех племен, которые возвели его на царствование, [и] явился к Чингиз-хану с проявлениями рабской покорности. Чингиз-хан и Он-хан, пройдя [район] стены [Уткух], зазимовали на том зимнем стойбище [замистангах], название которого Абджикэ-котэгэр. 785 Некогда эта зимовка принадлежала племени кунгират; в то время, когда между Кубилай-кааном и Ариг-Букой была война, они сражались в этой местности. Земля ее – безводная пустыня [чул], и жители этого места довольствуются снегом.

В ту зиму Чингиз-хан сосватал для своего старшего сына, |A 53б, S 163| Джочи-хана, сестру Сангуна, Чаур-беги, 786 а Он-хан для сына Сангуна, Тус-Бука, 787 сосватал дочь Чингиз-хана, Худжин-беги. 788 Однако это дело не состоялось и не осуществилось, вследствие этого между ними появилась некоторая натянутость. И все!

Рассказ о поездке Джамукэ к Сангуну, сыну Он-хана, о привлечении последнего к враждебным действиям против Чингиз-хана и к союзу с ними и другими племенами и о сражении Чингиз-хана с ними в местности Калаалджит-Элэт. 789

Так как прежде всего Джамукэ был завистником и зложелателем Чингиз-хана и крайне коварен и безнравствен по природе, то в этот удобный момент он отправился к Сангуну и сказал [ему]: «У моего [123] старшего брата Чингиз-хана один язык и сердце с вашим врагом Таян-ханом, и он непрерывно посылает к нему послов!». Жарким дыханием он вложил эту мысль в сердце Сангуна; тот по [своему] простодушию счел это за истину и определенно сказал ему: «Как только Чингиз-хан выступит в поход, наши войска появятся с [разных сторон], и мы его разобьем!».

Так как дядя [по отцу] Чингиз-хана, Даритай-отчигин, и его двоюродные братья: Алтан, сын Кутула-каана, и Кучар, сын Нэкун-тайши, как упоминалось [выше], вследствие того, что они, вопреки постановленному во время войны с татарами, взяли добычу прежде [установленного срока], а Чингиз-хан [ее] от них отобрал и они рассердились на него, – то [теперь] они [все] также согласились с этими речами. И Тагай-Кулакай 790 из племени мангут и Мукур-Куран, 791 глава племени хадаркин из нирунов, все объединились с тем сборищем, чтобы разбить Чингиз-хана. Между тем Сангун, откочевав, подходил отдельно от отца к местности, называемой Элэт. 792 Он послал к отцу послом одного из своих эмиров, по имени Сайкан-Тодээн, 793 а [сам], устроив так, что Чингиз-хан и его войско располагались [на стоянках] вперемежку с Сангуном и его войском, искал удобного, случая для [задуманного] нападения и совещался с Джамукэ. Джамукэ же называл Сангуна побратимом [андэ] и с Чингиз-ханом он также был побратим. [Сангун] через [вышеупомянутого посла дал знать [Он-хану]: «Этот человек претендует на твою дружбу и любовь. Сын Оэлун-экэ, иначе говоря Чингиз-хан, замыслил такое-то предательство, мы же думаем опередить [его замысел] и разбить его!». Он-хан счел эту речь весьма неправдоподобной и достойной порицания и сказал: «Джамукэ – человек-пустослов, не внушающий доверия, неблагонадежный, и речам его не следует внимать!». Тем временем в течение нескольких дней Чингиз-хан отделялся от них [на стоянках] и располагался поодаль. [Так продолжалось] до тех пор, пока опять весною года свиньи, соответствующего месяцам 599 г. х. [1202-1203 гг. н.э.], Сангун не послал к отцу посла с весьма настойчивым заявлением: «Как люди умные, здравомыслящие и проницательные не внимают подобным говорящимся им словам?». Он-хан, услышав эти настойчивые речи, сказал: «Мы стали с ним [Чингиз-ханом] побратимами [андэ], и он неоднократно проявлял по отношению к нам великодушие, помогал нам скотом и всякой всячиной, как же можно покуситься на него и замыслить [злое] против него? Что мне делать? Сколько я ни запрещаю вам [делать это], вы не слушаетесь меня! Пусть мои кости [хоть] в пору старости обретут покой! Теперь вы не слушаетесь! Когда это дело вы сможете [осуществить], то, бог даст, они перенесут [все это]». 794 Он произнес эти слова и крайне опечалился.

Тогда они тайно подожгли пастбища, где находился Чингиз-хан, так что ему осталось неизвестным, как это случилось, и надумали [следующее]: «Перед этим он сосватал для своего сына Джочи нашу [124] дочь Чаур-беги, а мы [ее] не отдали. Теперь же мы пошлем [к нему] и скажем, что мы отдаем девушку, с тем, чтобы он приехал и устроил той, вы же дайте сговорный пир, 795 с тем чтобы мы поели. А когда он приедет, мы его схватим!».

По этому важному делу они послали [человека], по имени Букадай-кичат. 796 Первоначально на языке найманов и некоторых монголов букаула называли кишат, а монголы говорят кичат. Когда [упомянутое] известие дошло до Чингиз-хана, он отправился вместе с двумя нукерами. В пути он остановился в доме Мунлик-беки-эчигэ из племени конкотан, 797 который был отцом Тэб-Тэнгри, и заночевал там. На утро, посоветовавшись с Мунлик-беки-эчигэ, он [не поехал дальше] и послал [такой] ответ: «Наши кони отощали, мы их откормим, а пошлем одного человека устроить той и съесть сговорный пир». 798 Затем Чингиз-хан вернул посла и прибыл в свой дом.

После этого Он-хан и Сангун задумали выступить в поход на войну с Чингиз-ханом, а он о том не знал. Один из старших эмиров, принадлежавших Он-хану, по имени Екэ-Чэрэн, 799 придя домой, сказал |A 54а, S 164| своей жене, по имени Алак-Нидун: 800 «Если бы кто-нибудь пошел и поставил в известность Чингиз-хана о имевшем место происшествии, то последний наверняка оказал бы ему много милостей и добра». В ответ жена сказала ему: «Не услыхал бы кто-нибудь смутные речи, которые ты произносишь, и не придал бы [им] значения!». [Между тем], из табуна пришел табунщик Чэрэна, по имени Кишилик, 801 и принес молоко. Стоя снаружи жилья, он услышал эти речи и сказал своему нукеру Бадаю: «Ты слышал, что они говорят?». Сын Чэрэна, по имени Нарин-Кэхэн, 802 стоя снаружи, оттачивал напильником стрелу. Он [также] слышал слова, которыми обменивались отец и мать, и сказал: «Эх вы, отрезанные языки! Что это за речи, которые вы говорите и разглашаете тайны?!». Бадай сообразил, [в чем дело], и сказал Кишилику: «Я понял, в чем дело!». Они оба спешно отправились и быстро оповестили Чингиз-хана. Все тарханы, 803 которые ныне известны, [как то] Хорезми-тархан, Туган-тархан и Садак-тархан, принадлежат к потомкам этого Кишилика и этого Бадая. С той поры и доныне они, их племя и их род [кабилэ] стали и есть тарханами и старшими эмирами.

Затем, когда Чингиз-хан хорошо уразумел эти речи, он остался сам стоять в местности, название которой Арал, а кибиткам [ханэ] приказал откочевать в леса, называемые Силуджолджит. 804 Всех же [своих [125] военных] послал в дозор в местность Мао-ундур, 805 что за горой. А Он-хан [тем временем] перед горой Мао-ундур подходил к местности, где росла красная верба и которую монголы называют Хулан-Бурукат. 806 Два нукера, принадлежавшие Элджитай-нойону, [из коих] одного звали Тайчу, а другого Джабкитай-Эдэр, 807 отводили коней в табун, заметив врага, они тотчас поскакали и уведомили Чингиз-хана, который находился в местности Калаалджит-Элэт 808 и ничего не знал. Чингиз-хан тотчас выступил. Когда солнце поднялось [над горизонтом] на одно копье, войска с обеих сторон уже построили ряды друг против друга. Так как у Чингиз-хана войско было небольшое, а принадлежащее Он-хану – многочисленно, то он учинил с эмирами совет: «Как нам поступить?». Один из эмиров, состоявших в то время на его службе, был Кэхтэй 809-нойон из племени урут, другой Куилдар 810-сэчэн из племени мангут, [а эти племена] друг другу родственны. В то время, когда племена урут и мангут, изменив, отпали от Чингиз-хана и присоединились к племени тайджиут, оба они не восстали [против него], а, выказав преданность, усердно служили.

Когда Чингиз-хан обсуждал [создавшееся положение], Кэхтэй-нойон поглаживал по лошадиной гриве плетью, находясь в раздумье и сомнении, и не смог [дать] определенного ответа. Куилдар-сэчэн, который был побратимом [андэ] Чингиз-хана, сказал: «Хан, анда мой! Я поскачу, воткну в землю свой бунчук на том холме, что находится в тылу врага и название которого Куйтэн, 811 и выкажу свое мужество. У меня несколько сыновей, если я умру, Чингиз-хан сумеет их вскормить и воспитать!». Другой эмир Баджигар-хан, 812 также происходивший из мангутов, сказал Чингиз-хану: «Какая нужда во всем этом? Поскачем на них, уповая на бога, и [пусть будет], что суждено всевышней истиной». Короче говоря, Куилдар-[сэчэн] поскакал, как он сказал, и всевышний творец помог ему проскочить [невредимым] мимо врагов и водрузить свой бунчук на том холме Куйтэн. Чингиз-хан же совместно с другими эмирами атаковал [врага]. Раньше всех они обратили в бегство племя джиркин 813 из племен кераит, которое было лучшим войском Он-хана. После этого они разбили племя тункаит, 814 также из кераитов, затем разбили Курин-Шилэмун-тайши, 815 который был старшим из эмиров Он-хана, и едва не перебили стражу 816 и личную охрану [казиктан] Он-хана. [Тогда] Сангун атаковал [войско [126] Чингиз-хана]. Они поразили eгo в лицо стрелой, в результате этого натиск войска кераитов ослаб и они остановились. Не случись же этого, [Чингиз-xaнy] грозила опасность полного урона. У монгольских племен эта битва известна и знаменита и поныне повторяют в рассказах: «Битва при Калаалджит-Элэте...», а эта земля находится на границе страны Хитай. В силу многочисленности [кераитов] Чингиз-хан не смог устоять [перед ними] и отступил. Когда он обратился вспять, большая часть войска покинула его, он же ушел в Балджиунэ. 817 Это была |A 54б, S 165| местность, где было несколько маловодных родников, недостаточных для них и их скота. Поэтому они выжимали воду из грязи и пили [ее]. Впоследствии он [Чингиз-хан] покинул это место и отправился в места, о которых будет упомянуто ниже. Группа лиц, бывших в то время вместе с Чингиз-ханом в Балджиунэ, была немногочисленна. Их называют Балджиунту, т.е. они были с ним в этом месте и не покинули его. Они имеют установленные права и отличны перед другими. Когда он оттуда вышел, часть войска и некоторые племена вновь примкнули к нему, как рассказывается [об этом ниже].

Рассказ об отправке послания Чингиз-ханом к Тэргэ-Эмэлу, эмиру племени кунгират, и о его подчинении [Чингиз-хану] со своими подчиненными [атба’] и приверженцами [ашиа’]. 818

После того, как Чингиз-хан возвратился с битвы при Калаалджит-Элэт, [он и его войска] собрались в местности на реке, которую называют Ур-мурэн, 819 у пределов Кэлтэгай-када, 820 что [одновременно] служит названием реки и большого горного пояса, там, где находится обиталище племени тагачар, 821 и пересчитали войска. Их было четыре тысячи шестьсот 822 человек. Перекочевав оттуда к реке Калаалджин, 823 они разделились на две части. Две тысячи триста человек вместе с Чингиз-ханом пошли по одному берегу упомянутой реки, а другие две тысячи триста человек вместе с племенами урут и мангут – по другому берегу. Они шли вниз по течению реки. В пути они дошли до границы поселений Тэргэ-Эмэла, 824 из эмиров и предводителей племени кунгират. Они отправили к нему посла с таким извещением: «Перед этим мы были друг другу названными братьями и сватами и вы имели [на нас] установленные обычаем права дядьев [по женской линии], 825 если будете с нами в дружественных отношениях, мы также будем [вашими] союзниками и друзьями. А если будете враждовать [с нами], мы также будем враждовать [с вами]». Так как [кунгираты] дали благоприятный ответ, то помирились и стали заодно [с Чингиз-ханом]; последний, откочевав [отсюда], расположился вблизи озера и [127] реки, воды которых называют Тунгэ-наур Торкэ-Корокан. 826 [Там] он поставил свой стан [макам], отдохнул и успокоился от трудностей пути.

Рассказ об отправке Чингиз-ханом посла к Он-хану и о напоминании о правах, установленных за ним в былые времена. 827

Затем Чингиз-хан определил в качестве посла к Он-хану человека, по имени Аркай-Джэун, 828 из племени илдуркин и велел сказать ему: «В настоящее время мы расположились при Тунгэ-науре и Торкэ-Корокан, трава их хороша, мерины наши отъелись. Теперь, о хан, отец мой, [вспомни], прежде, в то время, когда твой дядя Гурхан сказал тебе: «Ты не оставил для меня места моего старшего брата [aкa], Буюрук-хана, и уничтожил обоих моих братьев: Тай-Тимур-тайши и Бука-Тимура!» – и за это он тебя заставил бежать, загнал тебя в горную теснину, имя которой Караун-Капчал, 829 и [там] окружил [тебя], и ты выбрался оттуда [только] с несколькими людьми, – кто тебя вывел [оттуда], как не мой отец, выступивший в поход вместе с тобою?!

«Разве не из племен тайджиут некто, по имени Удур-Кунан, 830 и другой, по имени Букаджи, 831 оба отправились вместе с тобою с несколькими людьми? Уйдя оттуда, они прошли местность и степь, имя которой Карабука, 832 перебрались через местность, имя которой Тула-тан-тулан-Кутай, 833 прошли через местность Тулатан-Тулангуй 834 и, пройдя через высоты Капчал, 835 ушли в место, имя которого Гусэур-наур. 836 Тогда [мой отец], отыскав твоего дядю Гурхана, а Гурхан находился в местности, имя которой Курбан-тэлэсут, 837 прогнал его оттуда и разгромил, и неизвестно, бежал ли он с двадцатью человеками, либо с тридцатью. [Гурхан] ушел в область Кашин и с тех пор никогда [больше] не выходил оттуда и не появлялся. Таким путем мой добрый отец отнял у Гурхана царство и отдал [его] тебе. Вследствие этого ты побратался с моим отцом, и это есть причина того, что я тебя называю хан-отец. Ныне из прав моих, которые я имею на тебя, это первое [мое] право! [128]

 «Еще [скажу], о хан, отец мой, то, что принадлежащее тебе скрылось за облаками и пропало для тебя в том месте, где садится солнце, посреди области Джаукут 838 в Хитае. Грозным голосом я кликнул Джакамбу-побратима [андэ] и, подав ему знак, сняв шапку, я поманил 839 |A 55а, S 166| его рукой. И таким образом я вывел Джакамбу-побратима, и когда я его вывел, в отместку мой враг засел в засаду. Вторично войска племени меркит прогнали Джакамбу-побратима. Из великодушия я его [снова] спас. Как могут [замыслить] убить того человека, который вывел Джакамбу-побратима из [области] Джаукут, т.е. из области Хитай, и спас [его] из рук меркитов? Для тебя я убил своего старшего брата и погубил младшего. Если [меня] спросят, кто они, они – Сэчэ-беки, который был моим старшим братом, и Тайчу-Кури, который был моим младшим братом. Таково другое мне принадлежащее право!

«Еще, о хан, отец мой, ты вышел ко мне, словно солнце, пробившееся сквозь тучу, ты пришел ко мне, словно медленно выбившееся наружу пламя. Я не оставил тебя голодным до полудня, насытил [тебя] полностью, я и месяца не оставил твоей наготы, я всю ее прикрыл! Если [кто-нибудь] спросит: «Что это значит?» – скажи: это значит, что я дал сражение в местности отрогов Катиклик, 840 т.е. место, где был белый тополь [хаданг], за ней есть местность, имя которой Муричэк-сул, 841 ограбил племя меркит, захватил все их табуны, стада, шатры [харгах], орды и добрые одежды и [все] отдал тебе.

«То утверждение мое, что я не допустил, чтобы твой голод держался хотя бы пол дня, и не позволил [твоей] наготе перейти за один месяц, – это есть мое третье право на тебя!

«Еще в то время, когда племя меркит было в степи Букурэ-кэхэр, 842 мы послали гонца к Токтай-беки для разведки и наведения справок о положении; так как был удобный момент, ты ради меня не задержался и не подождал меня. Ты поскакал раньше меня и забрал там в плен жен Токтай-беки и его брата. Ты взял Кутуктай-хатун, 843 а еще также Чалагун-хатун. 844 Ты увел брата Токтай-[беки], Куду, и его сына Чилауна. Ты целиком захватил улус племен удуит-меркит, 845 а мне ничего не дал. Затем, в то время, когда мы выступили на войну против найманов, когда мы построили против них ряды в местности Бай-дарак-бэлчирэ, 846 а Куду и Чилаун, которых ты захватил и которые подчинились тебе, вторично бежали с войском и со всеми пожитками и одновременно Кокэсу-Сабрак, предводительствуя, подошел вместе [129] с войском найманов и разграбил [твой] улус, в это время я послал Боорчи, Мукали, Борагула и Чилауна, всех четверых, и, отняв [у врагов] твой улус, вручил [его] тебе. Таково мое четвертое право!

«Еще, оттуда мы вместе пришли в местность при реке Кара, 847 там, где находится Хулан-Балтатуут, 848 поблизости от горы, название которой Джоркал-кун. 849 Там мы заключили [между собою] договор, и я сказал, что, когда змея, имеющая жало и зубы, впустит между нами [свое] жало и зубы, пока мы не переговорим устами и зубами, мы не отдалимся друг от друга, иначе говоря, когда кто-нибудь скажет между нами слово с умыслом, либо без умысла, мы [его] не сочтем истинным и не изменим своего сердца и не отделимся друг от друга, пока мы не сойдемся [вместе] и не обсудим и не удостоверимся в его правильности. Теперь же, не сойдясь [вместе] и не обсудив и не проверив слово, которое произнесли между нами с умыслом, ты отделился [от меня], счел его правильным и положился на него.

«Еще, о, хан, отец мой, после того я полетел, подобно кречету, 850 к горе Ч[и]урку-ман, 851 перелетел через Буир-наур и поймал для тебя журавлей, ноги которых сизо-серые. Если ты спросишь: «кто они?» – Это племена дурбан и татар! Я еще раз превратился в широкогрудого кречета, перелетел через Кулэ-наур 852 и поймал для тебя сероногих цапель и отдал [их тебе]. Если ты спросишь: «Кто они?» – Это племена катакин, салджиут и дункаит[?]. 853 Теперь же они – те самые племена, помощью которых ты меня пугаешь. Это есть другое мое право на тебя!

«Еще, о, хан, отец мой, какое право ты утвердил за собою на меня и какая польза мне досталась от тебя? Я же имею на тебя все эти права и был тебе несколько раз полезен. О, хан, отец мой, |A 55б, S 167| зачем ты меня страшишь, почему ты не живешь привольно и покойно? Зачем ты не даешь сладко почивать своим невесткам и сыновьям? Я, твой сын, никогда не говорил, что доля моя мала, я хочу большей, либо она плоха, я хочу лучшей! Когда у повозки сломается одно колесо из двух, [на ней] больше нельзя кочевать. Если устанет упряжный вол, а погонщик, будучи один, отвяжет и пустит его [пастись], вор [его] украдет. Если же он его не отвяжет, а оставит [впряженным] в повозку, вол отощает и издохнет. Если из двух колес повозки одно сломается и, [несмотря на это], вол все же захочет [ее] везти, он не будет в состоянии [ее] стащить. Если же он, напрягаясь свыше [сил], потащит ее, то изранит себе шею и вследствие этого нетерпеливо будет дергаться и выбьется из сил.

«Подобно этим двум колесам [одной] повозки, я был одним из колес твоей повозки!».

Это – послание, отправленное Чингиз-ханом Он-хану, а то послание, которое он отправил Алтану и Кучару особо, следующее: «Вы оба задумали убить и оставить меня брошенным на темной земле, либо упрятать меня под землю! [130]

 «Перед этим, первым долгом, я сказал также детям Бардан-бахадура, Сэчэ и Тайчу: как же наше стойбище на Онон-мурэне будет без хозяина? [Затем] я приложил много усилий и стараний и сказал [вам]: «Будьте вы государем и ханом!». Вы не согласились, и я был доведен до крайности. Teбe, Кучар, я сказал: «Ты – сын Нэкун-тайши, будь ты ханом среди нас!». Ты отказался. [Тогда] я сказал тебе, Алтан: «Ты – сын Кутула-каана, он же царствовал, ныне будь ты тоже государем!». Ты также отказался. Когда же вы настойчиво сказали мне: «Будь ханом ты!» – я стал ханом по вашему слову и сказал: «Я не позволю исчезнуть обиталищу и местожительству предков и не допущу уничтожать их пути и обычаи [йусун]! Я полагаю, что раз я стал государем и предводителем войска многих областей, [мне] необходимо печься о подведомых [мне]. Много табунов и стад, стойбищ, жен и детей я захватывал у людей и отдавал вам. Для вас я устраивал степные запалы 854 на степную дичь и гнал в вашу сторону дичь горную. [Ныне же] вы оба, Алтан и Кучар, не позволяете никому располагаться на Трехречьи». 855

Еще он повелел сказать Тогорилу: «Мой младший брат Тогорил, ты – раб порога дверей моих предков, и в этом смысле я назвал тебя младшим братом, потому что Чаракэ-лингум и Тумбинэ-каан оба разграбили Ноктэ-буула, 856 который был дедом твоего отца. [Сын Ноктэ-буула – Суэгай-буул, 857 сын Суэгай-буула – Кокэчу-Кирса[н], 858 сын Кокэчу-Кирса[н]а – Шаяка-Кантор, 859 а Тогорил его сын]. Чей улус ты хочешь захватить? Если ты даже и захватишь мой улус, оба, Алтан и Кучар, тебе [его] не отдадут и не позволят воспользоваться [им]. Из этой большой чаши [касэ-и джунг] хана-отца каждый, кто вставал раньше, испивал. Вы же подумали, как бы я не встал на рассвете прежде всех и еще не выпил бы, ибо все [мне] завидовали. Теперь вы кончайте [допивать] большую чашу ханского кумыса. 860 Пей и ты, о, Тогорил, сколько в состоянии выпить.

«Ныне, Алтан и Кучар, вы оба усердно служили 861 моему доброму отцу. Не допустите, чтобы стали говорить: [всякое] дело, которое устраивалось перед этим, удавалось [мне] при посредстве Чаут-Кури. 862 Не делайте так, чтобы во время вашего промаха поминали меня [в укоризну вам]. Каан, мой отец, раздражителен и неустойчивого нрава. Если такой [человек], как я, ему надоел, вы также скоро ему надоедите. Так как теперь вы находитесь при нем, вам должно провести этот год [с ним]. Также проведите и наступающую зиму. [131]

 «Еще, о, хан, мой отец, пошли послов, а раз будешь посылать, лучше если пошлешь [обоих], Алтан-Ашука 863 и Кулбари, 864 либо же пошли одного из этих двух. В день битвы там остался черный мерин, принадлежащий Мукали-бахадуру, 865 с седлом и серебряной уздой, ты его также пришли вместе с ними. Если Сангун-побратим не пришлет двух – Билгэ 866-беки и Тудана, 867 пусть все же пришлет [хотя бы] одного из них, Джамукэ пусть также пришлет двух послов. Также Чула и Качиун 868 пусть оба пришлют по послу. Ачик и Ширун 869 также пусть оба пришлют послов, и Ала-Бука и Тайр 870 пусть также оба пришлют послов, Алтан и Кучар также пусть оба пришлют послов. Когда приедут эти послы, если я пойду верхней дорогой, 871 пусть меня ищут у Буир-наура в верховьях реки, 872 а если я пойду по нижней дороге 873 и выйду к Кабакар-Калтаркан 874 и остановлюсь на Трехречьи, 875 пусть ищут меня в этих местах!».

Когда эти гонцы прибыли и передали эти слова Он-хану, он сказал: «Правда на его стороне, в его же сторону направилась несправедливость. Но ответом на эту [речь] ведает мой сын Сангун!».

Рассказ об ответе Сангуна послам Чингиз-хана: «Я буду сражаться, чтобы ханом был тот из нас, кто выйдет [победителем]» 876

Сангун сказал: «Как [смеет] он меня называть [теперь] побратимом, [андэ], [раз] он называл [меня] Тухтуа-буэ, 877 а отца моего, которого он [теперь] называет хан-отец, он называл Кидиаши-эбугэн? 878 Когда еще я посылал посла с тем, что мы будем воевать?! Если он выйдет [победителем], наш улус будет его, а если мы выйдем [победителями], |A 56а, S 168| его улус будет нашим!».    

Он произнес эти слова и отдал приказ своим двум старшим эмирам, Билгэ-беки и Тудану: «Мы выступаем в поход! Пусть подымают бунчуки, бьют в барабаны и приведут меринов, чтобы мы сели на коней и двинулись на Чингиз-хана!». Когда Чингиз-хан отправил посла Он-хану, он подчинил [себе] важнейшую часть племени кунгират и ушел в Балджиунэ. Племя куралас обратило в бегство Боту 879 из племени икирас. Уходя разгромленным от них, он присоединился к Чингиз-хану в этом месте [в Балджиунэ]. Они там вместе жили [132] и пили воду Балджиунэ. В то время Джочи-Касар жил отдельно от Чингиз-хана. Войско Он-хана совершило набег на его жен и детей в местности Караун-Джидун. 880 Он же сам уходил [к Чингиз-хану]. Он настолько обеднел и лишился всяких средств к существованию, что варил падаль и чаруки 881 и ел. От [такой] еды он изнурился. Нагнал он Чингиз-хана на стоянке в Балджиунэ.

[Тем временем] Он-хан после предыдущего сражения, которое он имел с Чингиз-ханом в местности Калааджин-Элэт, пришел в местность Кулукат-Элэт. 882 Даритай-отчигин, который был дядей по отцу Чингиз-хана, Алтан-Джиун, 883 сын Кутула-каана, который был дядей по отцу отца Чингиз-хана, Кугар-беки, сын Нэкун-тайши, а Нэкун-тайши был дядей по отцу Чингиз-хана, Джамукэ из племени джаджират, племя баарин, Суэгай 884 и Тогорил из уруга Ноктэ-буула, Тагай-Кулакай, 885 именуемый Тагай-Кэхрин, 886 из племени мангут и Куту-Тимур, 887 эмир племени татар, – все объединились и договорились [о следующем]: «Нападем врасплох на Он-хана, станем сами государями и не присоединимся ни к Он-хану, ни к Чингиз-хану и не будем [на них] обращать внимания». Слух об этом их совещании дошел до Он-хана, он выступил против них и предал их разграблению.

По этой причине Даритай-отчигин и одно из племен [монголов] нирун, племя сакиат 888 из числа племен кераит и племя нунджин 889 подчинились и покорились Чингиз-хану и присоединились к нему. Алтан-Джиун, Кукэр-беки и Куту-Тимур из племени татар ушли к Таян-хану найманскому.

|A 56б, S 169| Рассказ о походе Чингиз-хана с реки Онон на войну против Он-хана, о поражении Он-хана и убийстве его Кори-Субэчу, 890 одним из эмиров Таян-хана, в области найманов, об убийстве Сангуна [человеком], по имени Клыч-кара, 891 [одним] из эмиров племен калач, и о восшествии на престол Чингиз-хана. 892

В лето упомянутого года свиньи, соответствующего месяцам 599 г. х. [1202-1203 гг. н.э.], Чингиз-хан пил воду Балджиунэ. Осенью этого года, выбравшись оттуда, он собрал своих подчиненных [атба’] и приверженцев [ашиа’] в верховьях реки Онона и выступил в поход против Он-хана. [133]

Он послал от лица Джочи-Касара к Он-хану послами Калиудара 893 из племени джуръят и Чауркана 894 из племени урянкат, которые оба были известны как нукеры и как лица, принадлежащие Джочи-Касару. Он подучил их сказать, что нас послал Джочи-Касар со словами: «Сердце мое пресытилось моим старшим братом, да и кто сможет переносить его гнев? Как мне ни хотелось найти какой-нибудь путь и выход, я не смог выйти из этого положения, дабы соединиться с ним. Я прослышал, что моя жена и дети находятся у хана, отца моего. Уже давно жилище мое [состоит] из валежника и травы, а изголовьем мне [служат] комья земли и камни. Я сплю без любезной и милой подруги. Я полагаюсь на хана-отца; тайком послал к хану-отцу этих послов и прошу [у него] свое племя, войско, жену и детей, так как я со всеми домашними [хан-у-ман] подчиняюсь и покоряюсь [ему] и с открытым сердцем вступаю [в число его племен]».

Так как послы были людьми Джочи-Касара и [притом] известными, и [Он-хан] издавна знавал их при нем, то он ни минуты не заподозрил, что их мог прислать к нему Чингиз-хан и научить [их] так [говорить]. Вследствие того, что в то время дела Чингиз-хана были в смятенном состоянии, а Джочи-Касар растерянно [где-то] скитался, [Он-хан] решительно поверил, что эти слова – чистейшая и истинная правда. Он одобрил сказанное послами и, оказав им почет, отправил [их] обратно. Вместе с ними он отправил одного из своих нукеров, по имени Итургэн. Налив немного крови в рог, который употребляют для разведения клея [сиришм], он послал [его] через них [Джочи-Касару] для принесения клятвы, так как монгольский обычай таков, что они приносят друг другу клятву кровью. Отправившись вместе все втроем, они шли по дороге. [Между тем] с той стороны шел Чингиз-хан с войском на Он-хана. Внезапно взор Калиудара упал на бунчук [приближавшегося] Чингиз-хана. Он испугался, как бы Итургэн так же не заметил [бунчука] и не убежал, ибо конь его был добрый. Тотчас он спешился и, подняв переднюю ногу [своего] коня под тем предлогом, что в его копыто забился камень и он хромает, спешил Итургэна и сказал [ему]: «Подержи переднюю ногу моего коня, я прочищу его копыто!». Итургэн взял переднюю ногу коня, тот же несколько раз почистил [копыто], чтобы занять Итургэна. Неожиданно подошел Чингиз-хан с войском. Он не сказал Итургэну ни слова, а отослал его к Джочи-Касару, так как [тот] в этой войне, вследствие того, что забрали всех его домашних [и все его] достояние, был пешим и отстал. Чингиз-хан выслал вперед в качестве проводников тех двух своих послов. Ночью он, [нигде] не останавливаясь, гнал коней, пока в местности, называемой Джэджир-ундур, 895 не нагнал Он-хана. Они вступили в сражение. [Чингиз-хан] разбил Он-хана и захватил все [его] владение [мулк] и полностью весь род [шаджар] кераитов. Он-хан и его сын Сангун, обратившись в бегство, выбрались благополучно с несколькими людьми. В пути Он-хан говорил: «Отделился ли я от человека, который достоин того, чтобы мне не отделиться от него, или же я отдалился от человека, который заслуживает этого отдаления?! Все это: отчуждение, напасти, горести, мучения, скитание и беспомощность – я терплю по вине человека с опухшим лицом!». Этими [словами] он намекал на своего сына Сангуна, лицо и щеки [134] которого имели такой вид, и упоминал он о нем в таких выражениях вследствие своего чрезмерного гнева, имени же его не произносил. Во [время] этого поражения и бегства он в пути дошел до местности, которую называют ….. 896 [расположенной] в области найманов. Двое из эмиров Таян-хана, государя найманов, одного [из коих] звали Кори-Субэчу, а другого – Татик-Шал, 897 которые в тех пределах стояли в карауле, схватили его там и убили. Голову его они отослали к своему государю Таян-хану. Тот не одобрил этого поступка и сказал: |A 57а, S 170| «Зачем убили такого великого государя? Нужно было привести его живым!». Он повелел обделать голову Он-хана в серебро и [в течение] некоторого времени клал ее на свой престол, ради [приобретения] почета и для выражения величия, как об этом было изложено в разделе о кераитах и найманах.

Сангун, сын Он-хана, в то время, когда захватывали и умерщвляли его отца, бежал и выбрался [из беды благополучно]. Он прошел через селение, называемое Ишик-балагасун 898 и расположенное на границе безводной степи пределов Монголии [вилайат-и Мугулистан] и ушел в область Бури-Туббэт. 899 Он разграбил часть тех областей, прожил там некоторое время и произвел опустошения. Племена и население Тибета, собравшись, окружили его в какой-то местности, чтобы схватить [его там]. [Однако] он благополучно выбрался оттуда, ушел из рук этих племен и бежал, потерпев поражение. Он дошел до одной местности в пределах страны Хотан и Кашгара, 900 название которой Кусэгу-Чэргэшмэ. 901 Один из эмиров племен калач, по имени Клыч-Кара, бывший эмиром и правителем той местности, его схватил и убил. Рассказывают, что впоследствии этот эмир отослал к Чингиз-хану жену и сына Сангуна, захваченных им, а [сам] подчинился и покорился ему. Такова была развязка дела государей племен кераит и прекращение царствования этого дома. И да будет мир над людьми мира!

Рассказ о восшествии Чингиз-хана на престол ханства после того, как он покорил Он-хана, который был великим государем, и [как] дело царствования было утверждено и закреплено за ним.

О том, как Чингиз-хан разбил войско Он-хана и, нанеся поражение ему с сыном, обратил [их] в бегство, а племена кераит ему покорились, и он ввел в свое обладание это государство и улус. О том, как в зиму этого года, который был годом свиньи, приходящегося на месяцы 599 г. х. [1202-1203 гг. н.э.], он поохотился в местности, название [135] которой Тэмээн-кэхэрэ, 902 и, вернувшись с войны победоносным и победителем, счастливый и удовлетворенный расположился в своих жилищах и в благословенных ставках.

О том, как у него случилась такая великая победа и за ним утвердилось дело царствования, как со [всех] сторон приходили [к нему] с выражением мира и покорности племена, [как] он устроил великое собрание, и о том, как в благодарность за это великое благодеяние, установив хорошие и твердые уставы [йасакха], он счастливо воссел на ханский престол. 903

Так как летопись Чингиз-хана от начала года толай, который |A 57б, S 171| является годом зайца, начинающегося с [месяца] раби I 591 г. х. [февраль – март 1195 г. н.э.], до конца года дунгуз 904, являющегося годом свиньи и начинающегося с [месяца] джумада II 599 г. х. [февраль – март 1203 г. н.э.], что составляет промежуток времени в девять лет, подробно написана, теперь мы вкратце напишем историю хаканов, халифов, султанов, меликов и атабеков, которые были современниками Чингиз-хана в эти упомянутые годы, а [затем] вторично приступим к [изложению] истории Чингиз-хана, которая была после этого промежутка времени, с помощью всевышнего Аллаха и при прекрасной его поддержке.

ЛЕТОПИСЬ

хаканов Хитая, Мачина и Кара-Хитая, Туркестана н Мавераннахра, халифов, султанов, меликов и атабеков Иранской земли, Шама [Сирии], Мисра [Египта] и Магриба [Северной Африки], которые были современниками Чингиз-хана от начала года толай, являющегося годом зайца, начинающегося с [месяца] раби I 591 г. х. |A 58а, S 172| [февраль – март 1195 г. н.э.], до конца года дунгуз, являющегося годом свиньи и начинающегося с [месяца] джумада II 599 г. х. [февраль – март 1203 г. н. в.], что составляет промежуток времени в девять лет, и краткая [летопись] замечательных событий, происшедших в этот упомянутый промежуток времени в этих государствах.

ЛЕТОПИСЬ

государей Хитая, бывших в упомянутый промежуток времени.

Ши-зун: 905 [всего] двадцать девять лет, за вычетом двадцати трех лет прошедших – шесть лет. [136]

Хин-зун: 906 срок его [царствования] полностью – один год.

Чан-зун: [всего] девятнадцать лет – два года.

ЛЕТОПИСЬ

государей Мачина, бывших в этот упомянутый промежуток времени.

Гуан-зун: 907 [всего] четыре года, за вычетом трех лет прошедших – один год.

Нин-зун: 908 [всего] тридцать лет [за вычетом двадцати] двух лет – восемь лет.

ЛЕТОПИСЬ

государей Кара-Хитая, Туркестана и Мавераннахра, бывших в упомянутый промежуток времени.

В основном списке не была написана.

ЛЕТОПИСЬ

халифов, султанов, меликов и атабеков Иранской земли, Шама [Сирии], Мисра [Египта] и Рума [Малой Азии], бывших в упомянутый промежуток времени.

Летопись халифов.

В Багдаде в упомянутом промежутке времени халифом из династии Аббасидов был ан-Насир ли-диниллах. 909 После покорения Хузистана он послал своего везира Муайид-ад-дина Ибн ал-Кассаба захватить Ирак-и аджам. Когда он пришел в Хульван, 910 к нему явился Кутлуг-Инанч, сын Джехан-Пехлевана. Везир оказал ему почет, и они совместно двинулись на Хамадан. Там находилось войско Хорезмшаха. Их предводителем [был] Маячук. Когда везир с войском подошел, они отошли к Рею, а Хамадан сдался везиру. [Халифские войска] вместе с Кутлуг-Инанчем пошли следом за Хорезмшахом. Хорезмийцы, потерпев поражение, бежали до самого Гургана. 911 Войско халифа вернулось из Бастама [137] и Дамгана 912 и захватило Рей. Вследствие того, что область очистилась от хорезмийского войска, Кутлуг-Инанч и эмиры Ирака, решив восстать против [аббасидского] везира, направились в Рей и подняли мятеж. Везир осадил Рей, Кутлуг-Инанч направился в Убэ, 913 наместник [шихнэ] везира его не пустил [туда], [тогда он] оттуда с войском направился в Кередж. 914 Везир отправился по его следам, и они вступили в битву; Кутлуг-Инанч был разбит и обратился в бегство. Везир прибыл в Хамадан и в начале [месяца] шевваля в ….. 915 г. х. скончался. |A 58б, S 173| Хорезмшах прибыл следом за ним, вытащил его [тело] из могилы и сжег, а голову его он послал в Хорезм с тем, что он-де его убил в бою. И все!

Летопись султанов.

В Хорезме, в части Ирака и Хорасане делами царства управлял султан Текеш Хорезмшах. 916 В начале упомянутого промежутка времени он выступил на войну против Кайр Таку-хана уйгурского. 917 Когда они вступили в бой, султан Текеш потерпел поражение и ушел в Хорезм. В [месяце] раби II 593 г. х. [апрель – май 1197 г. н.э.] его сын Мелик-шах, бывший наследником престола, скончался. 918 Текеш после долгого оплакивания [его] вызвал в Хорезм его старшего сына Ханду-хана, а вместо него сделал наследником Кутб-ад-дин Мухаммеда. 919 Между ними была такая вражда, что когда тот стал султаном, Ханду-хан бежал и укрылся у врагов.

В результате всего Кутб-ад-дин стал во главе управления делами Хорасана. В 594 г. х. [1197-1198 гг. н.э.] Текеш послал его на войну против Кайр Таку-хана. Когда они вступили в битву, Таку-хан, [потерпев поражение], бежал. Кутб-ад-дин взял его в плен вместе с эмирами и привел к отцу. Хорезмшах его помиловал и сделал его правителем [эмиром]. В [месяце] раби I этого года [январь – февраль 1198 г. н.э.] он прослышал, что Маячук, правивший от его имени в Ираке вследствии дальности [от Хорезма], замыслил мятеж. [Хорезмшах] выступил против него в Рей. Как только Маячук услышал [об этом], он бежал. Войско султана преследовало его. Он отошел вплоть до границы Мардина 920 и укрылся в одной из крепостей; ее осадили. В конце концов его [Маячука] схватили и привели к Хорезмшаху. По предстательству группы знатных лиц [бузурган] тот его помиловал, но повелел, чтобы они [Маячук и его сторонники] в наказание за мятеж провели остаток жизни в одной из пограничных крепостей [сагр]. Султан [138] захватил Исфахан 921 и отдал [его] своему сыну Тадж-ад-дину Алишаху. 922 Оттуда он направился для осады крепости Аламут. 923 В этой крепости был убит Садр-ад-дин Мухаммед Ваззан, глава шафиитов Рея, а везира Низам-ад-дина Масуд ибн Али поразили ножом. В месяце джумада II 596 г. х. [март – апрель 1200 г. н.э.] Текеш приказал Кутб-ад-дину Мухаммеду напасть на Кухистан. 924 Тот пошел. Крепость Туршиз 925 он осаждал четыре месяца. [Между тем] султан шел из Хорезма на еретиков [мулахидэ]. Когда он подошел к Шахристану, 926 то в местности Чах-и Араб [Колодезь араба] скончался от дизентерии 19 числа месяца рамазана 596 г. х. [2 июля 1200 г.]. Немедленно послали гонцов с извещением о его кончине к его сыну Кутб-ад-дину Мухаммеду. Тот со всей возможной поспешностью прибыл в Шахристан.

После [выполнения] обрядов оплакивания его посадили на царствование, дали прозвание [лакаб] Ала-ад-дин [Возвышение веры] и нарекли Санджар. История и события его [царствования] за три года войдут непосредственно в следующую [за этим] летопись султанов Гура, если пожелает [сего] всевышний Аллах!

В Гуре, Газне 927 и части Хорасана, Хинде и Синде 928 на престоле были: султан Гияс-ад-дин 929 и султан Шихаб-ад-дин. 930 Когда султан Гияс-ад-дин услышал, что Хорезмшах скончался, он в течение трех дней не бил в литавры и совершал поминки. Ханду-хан, сын Мелик-шаха, сына Хорезмшаха, боялся своего дяди, султана Ала-ад-дина Мухаммеда; он обратился за защитой к султану Гияс-ад-дину и попросил у него помощи. Гияс-ад-дин обещал [свое] содействие. Султан Ала-ад-дин [еще до этого] послал в качестве эмира в Мерв Джагра-тюрка. Султан Гияс-ад-дин послал к Джагру Мухаммеда ибн Хазанга, наместника [вали] Таликана, 931 и с угрозами и посулами уведомил [его]: «Ты должен читать хутбу и чеканить монету с моим именем!». [Джагр] ответил [Мухаммеду]: «Возьми с Гияс-ад-дина гарантию о моей безопасности, и я подчинюсь ему!».

Так как Гияс-ад-дин понял, что у Хорезмшаха не осталось ни силы, ни могущества, он позарился на владения Хорасана; вызвал из Хинда [139] брата Шихаб-ад-дина, чтобы вместе [с ним] завоевать Хорасан. До его прибытия Гияс-ад-дин захватил Пяндждех и Меручак. 932 В [месяце] джумада II 597 г. х. [март – апрель 1201 г. н.э.] оба брата с войсками отправились на завоевание Хорасана. Джагр сдержал [свое] обещание и передал им город Мерв. Они отдали [его] Ханду-хану, сыну Мелик-шаха. Оттуда они пошли в Серахс и взяли его миром. [Серахс] они отдали эмиру Зенги, который был сыном их дяди, и дали ему в икта Несу 933 и Абиверд. [Затем] Они завоевали Тус, 934 а в Нишапур послали к Алишаху ибн Хорезмшаху [сказать], чтобы он оставил область. |A 59а, S 174| Алишах с находившимся там хорезмийским войском приготовился оказать им сопротивление. Они укрепили крепостную стену и занялись подготовкой к войне. Гияс-ад-дин лично, вместе со своим сыном, выступил в поход, и они завязали битву. Султан Гияс-ад-дин показал на крепостную стену, [в тот же момент] несколько башен обрушилось вместе со стеной. Гурцы приписали это чуду и покровительству [господа] и начали кричать «такбир». 935 Хорезмийцы испугались и укрылись в соборной мечети. Жители Нишапура выгнали их из города, гурцы их всех ограбили. Взяв в плен Алишаха, они отвели его пешим к Гияс-ад-дину. [При этом] присутствовала его мамка. Она сказала Гияс-ад-дину: «Разве так обращаются с царевичами?». Гияс-ад-дин ответил: «Нет, а обращаются так!» – и, взяв Алишаха за руку, он усадил его рядом с собою на седалище. Он вручил Нишапур своему двоюродному брату и зятю Зиа-ад-дину Мухаммед ибн Абу Али, а Алишаха [он поручил своему] брату Шихаб-ад-дину, сам же ушел в Херат. Шихаб-ад-дин напал на Кухистан и начал избивать [население] и грабить. Правитель [хаким] Кухистана послал к Гияс-ад-дину сказать: «Раз между нами утверждены союз и договор, зачем твой брат чинит беспорядок в нашей области?». Султан Гияс-ад-дин послал [сказать] брату: «Зачем ты обижаешь область моих друзей? Ступай оттуда!». Шихаб-ад-дин отказался. [Тогда] посол сказал: «Я выполню указание Гияс-ад-дина!». Шихаб-ад-дин сказал: «Попробуй!». Посол обнажил меч и перерубил веревки завесы царского шатра [баргах], Шихаб-ад-дин при [всем] том [своем] нежелании выступил [из Кухистана] и, не остановившись из-за [своего] гнева [на брата] в Газнине [Газне], ушел в Хинд. В месяц 598 г. х. [1201-1202 гг. н.э.] султан Ала-ад-дин Мухаммед Хорезмшах пришел и отобрал области Хорасана, отнятые султанами Гура у его ставленников. Произошло это таким образом: после того как султан Шихаб-ад-дин ушел в Хинд, султан Ала-ад-дин послал к султану Гияс-ад-дину упрек, заключающийся в таких словах: «Я надеялся, что ты заменишь мне отца и будешь мне пособником и помощником в борьбе против кара-хитаев, пока ты не отберешь от них назад мою область. Так как ты этого не сделал, то по меньшей мере не наноси вреда моим владениям. Я жду, что ты оставишь мою область, в противном же случае соизволишь назначить время сражения». Результатом этого было то, что Хорезмшах после больших военных метаний и стычек вернул часть Хорасана и осадил Херат. Когда султан [140] Шихаб-ад-дин услышал об осаде Херата, он прибыл в Хорасан, намереваясь напасть на Хорезм. Султан Мухаммед ушел в Хорезм прежде, чем тот [пошел туда], и затопил путь. После того как вода спала, Шихаб-ад-дин выступил в Хорезм. Они учинили великое сражение. В конце концов верх одержал Шихаб-ад-дин и разбил хорезмийцев. Во время этих событий в месяце джумада I 599 г. х. [январь – февраль 1203 г. н.э.] скончался султан Гияс-ад-дин Абу-л-Фатх Мухаммед ибн Сам, Гурид. После него остался сын Махмуд. Известие [о его кончине] дошло в Тусе до его брата Шихаб-ад-дина. Он удалился в Херат и [там] совершил поминки. Султан Хорезмшах прибег к защите кара-хитаев, кои были владетелями Мавераннахра, обратившись к [ним] за помощью. От них против гурцев прибыло многочисленное войско. Предводитель их – Таянгу из Тараза; 936 с ним вместе [был] султан Осман 937 из семени Афрасиаба, который был султаном Самарканда. Когда султан Шихаб-ад-дин понял, что выгоды [ему] от войны не будет, он зажег ночью огни и вернулся назад. Султан Мухаммед отправился следом за ним. [Когда] он дошел до района Хазараспа, 938 гурцы повернули назад и дали сражение. В конце концов они были обращены в бегство. Шихаб-ад-дин спасся с несколькими людьми; он собственноручно убил четырех слонов. [Хорезмийцы] захватили у него двух хитаев. Когда гурцы прибыли в Андхуд, 939 их настигло войско кара-хитаев, и они вступили в битву. С обеих сторон было уничтожено множество войска. Султан с сотней людей бросился в крепость Андхуд. Войска же кара-хитаев делали бреши в крепостной стене. В конце концов они заключили мир на том, что они отдадут [хорезмийцам] одного-другого слона и уйдут. Шихаб-ад-дин выбрался из этой бездны и пришел в Таликан с девятью людьми. Наместник [вали] тех мест Хусейн, сын Хармиля, 940 выслал [ему] шатер и угощение. [Оттуда] он двинулся в Газнин и увел с собою Хусейна, сына Хармиля. Когда слух о поражении гурцев распространился, Тадж-ад-дин Йолдуз, который был старинным рабом Шихаб-ад-дина, сделал попытку захватить крепость Газнина, [но] комендант [кутвал] его не пропустил. Вследствие [распространившихся] ложных слухов племена калач и прочие бунтари учинили много беспутств. Когда султан Шихаб-ад-дин прибыл в Газнин, он приказал убить Йолдуза. Эмиры ходатайствовали за него, чтобы он его простил. Айбек-Балбир 941 отправился в Мултан; 942 он убил [тамошнего] правителя [вали], завладел областью и сказал: «Султана убили, с этого |A 59б, S 175| времени султан – я!». Султан Шихаб-ад-дин пошел в Хинд, схватил его вместе со всеми нукерами и убил, [затем] вновь вернулся к управлению государством. [141]

В Руме [Малой Азии] был султан Сулейман ибн Кылыч Арслан. 943 В [месяце] рамазане 597 г. х. [июнь – июль 1201 г. н.э.] он отнял у своего брата Муызз-ад-дина Кейсар-шаха, после нескольких дней осады, город Малатья. 944 Оттуда он пошел на Арзан-ар-Рум [Эрзерум]. К нему навстречу для заключения мира вышел сын Мухаммед ибн Салтука, принадлежавший к тамошним исконным владельцам [меликам]. Султан его схватил и заковал в кандалы. Он ударами меча взял Арзан-ар-Рум, и династия этого рода пресеклась. Да будет мир над людьми мира!

Летопись меликов и атабеков.

В Мазандеране и Ирак-и аджам меликом и командующим [мукад-дам] войсками в начале этого упомянутого промежутка времени был Кутлуг-Инанч, сын Джехан-Пехлевана. Когда он скончался, эмиры и Джехан-Пехлеван собрались и сделали своим предводителем [человека], по имени Гокча. 945 Они захватили Рей и его окрестности и напали на Исфахан. [В это время] они услышали весть о прибытии войска халифа. Они отправили посла к Сейф-ад-дину Тогрулу, который был предводителем этого войска, и изъявили готовность подчиниться халифу. Когда Тогрул подошел к Хамадану, Гокча вышел [к нему] навстречу. Вместе с ними он прибыл в Исфахан и завладел [им]. [Затем] он отправил посла в столицу халифата и обратился с просьбой о [предоставлении ему] управления Рея, Исфахана, Кума, Кашана, Авэ и Савэ до Маздакана 946 с тем условием, что эти области будут частью «Высокого Дивана», он же – их правителем [хаким] и заведующим податною и налоговою частью [мутасарриф]. Домогательство его удовлетворили и прислали указ и пожалование. Через некоторое время дело его весьма укрепилось и войско стало многочисленным.

В Азербайджане ….. 947

В Диярбекре мелик Адиль, который был братом Салах-ад-дина Юсуфа, 948 прибыл из Кука [?] 949 в Димашк [Дамаск] к своему племяннику мелику Афзалю 950 и был назначен управлять Диярбекром. Все рассказы о нем и относящиеся к другим правителям Диярбекра приведутся непосредственно следом [за этим] в истории Шама и Мисра, так как [они] входят туда. Если же писать отдельно о каждом [из них], то неизбежно будут многочисленные повторения и все же понятны не будут.

В Шаме [Сирии] и Мисре [Египте] по вышеизложенной причине между сыновьями Салах-ад-дина Юсуфа был заключен мирный договор [142] с тем, что Бейт-ал-Мукаддас [Иерусалим] и округа Фалестины, [начиная] от владений, относящихся [мазаф] к Шаму, до Мисра, будут принадлежать мелику Азизу Осману, 951 Димашк, Табария и округа Гаура и прочее – мелику Афзалю, Джабалэ, Ладкия и побережье [Средиземного моря] – собственностью мелика Афзаля, а икта мелика Адиля, который был их дядя, в Мисре будет попрежнему [его]. Спустя некоторое время мелик Азиз нарушил договор и из Мисра повел войско в Шам, чтобы отнять у брата Димашк. Афзаль и Адиль объединились для его отражения. Так как он не имел сил противостоять им, то вернулся в Миср; [тогда] они оба заключили [между собою] союз, чтобы отобрать у Азиза Миср, дабы он принадлежал Афзалю, а Димашк – Адилю. Порешив на этом, они стянули войска и пошли [походом] на Миср. С ними было войско, состоящее из курдов. Адиль тайно уведомил Азиза, чтобы тот собирал войско и проявлял бы стойкость. Афзалю же подавал совет в том смысле, что спешить с захватом Мисра не годится, так как в тылу [находится] враг, иначе говоря, – франки, и он все откладывал более решительные действия до тех пор, пока, наконец, между ними не последовал мир на том, что Бейт-ал-Мукаддас, Фалестина, Табария и [долина] Урдунн 952 будут присоединены к тому, что имеет Афзаль, Адиль будет находиться в Мисре при Азизе, икта же последнего будет попрежнему [за ним]. Афзаль прибыл в Димашк. Адиль отправился в Миср в сопровождении Азиза. В 593 г. х. мелик Адиль и мелик Азиз пришли вместе с войском из Мисра в Шам и осадили Димашк. Эмиры Афзаля сбили его с пути и отобрали от него владение, самого же его отправили в крепость Сархад. Миср стал принадлежать Азизу, а Димашк – Адилю. Афзаль Али послал из темницы к халифу Багдада Насиру человека и попросил у него помощи этими двумя [арабскими] двустишиями:

Стихи

О, господин мой, Абу Бекр и его сподвижник
Осман в гневе подняли меч на Алия,
Взгляни на начертание этого имени так, чтобы встретилось
На конце то, что встречается в начале!
953

Двадцатого числа [месяца] мухаррама 595 г. х. [23 ноября 1198 г.] скончался владетель Мисра мелик Азиз Осман. Эмиры собрались и призвали Афзаля. Пятнадцатого числа раби I [16 января 1199 г.] он достиг пределов Мисра. К нему навстречу вышли его братья, эмиры |A 60а, S 176| и знатные лица [а’йан] Мисра, а брат его, Мелик-ал-Муайад Масуд, 954 и [эмир] Фахр-ад-дин Черкес – оба приготовили все, что нужно для приема гостя. Он прибыл в дом брата. Фахр-ад-дин Черкес был старшим эмиром и вследствии этого сделался в подозрении и бежал. Он ушел в Бейт-ал-Мукаддас [Иерусалим] и захватил это место. Рабы [эмиры] Насира, бывшие в дурных отношениях с Афзалем, как то: Караджа Зардгуш, Сара-Сонкур и Меймун-Кайсари, владетель [143] Набулуса, 955 образовали целое сообщество [заговорщиков] во главе с Фахр-ад-дином Черкесом. [Эмир] Черкес послал к мелику Адилю [такое] извещение: «Приходи, чтобы мы тебе оказали помощь и захватили Миср!». Он же [в это время] был занят осадой Мардина, и его страстным желанием было захватить [Мардин], да чтобы и самый Миср не ускользнул [от него]. Седьмого числа упомянутого раби I [8 января 1199 г.] Афзаль вступил в город Кахирэ [Каир]. [Там] он услышал, что [эмир] Черкес бежал и с ним объединилась группа эмиров Насира. Часть приверженцев Насира, находившихся в Мисре, как то: Шакир, Айбек, Афтас и Илбеги ал-Фарис, 956 которые все были храбрыми людьми и бахадурами, он схватил и бросил в тюрьму. Афзаль утвердился в Мисре. Он был воспитателем [мудаббир] мелика Сейф-ад-дина Баркаджэ. Владетели областей Шама послали к Афзалю приглашение захватить Димашк. Афзаль уклонялся от этого предложения и медлил. Известие об этом дошло до Адиля; он оставил своего сына Камиля в Мардине, сам же спешно прибыл в Димашк и вызвал из Бейт-ал-Мукаддаса вельмож, сторонников Насира. Они не замедлили прибыть; прибыл также и его сын мелик Камиль. Адиль полностью положился на их поддержку. Когда Афзаль увидел, что дело не удается, он отбыл в Миср, брат его Захир – в Халеб [Алеппо], а Ширкух, принадлежавший так же к его приверженцам, – в Химс [Эмессу].

В 596 г. х. [1199-1200 гг. н.э.] мелик Адиль собрал войска для нападения на Миср. Афзаль вышел [против него] с незначительным войском и дал сражение, потерпел поражение и ушел в крепость Сархад. [Впоследствии] он захватил в свою власть Мейяфарикин, Хани 957 и Джилур. 958 Мелик Адиль утвердился в Мисре. Он провозгласил хутбу и [стал чеканить] монету со своим именем вместо имени мелика Майсура. 959 Афзаль вновь, при поддержке своего брата, мелика Захира, 960 владетеля Халеба [Алеппо], пришел для захвата Димашка, но [это] не удалось, и оба брата вновь заключили мир с меликом Адилем с тем, что Манбидж, Афамия, Кафартаб и две из принадлежащих к Маарре областей вместе с Халебом будут принадлежать Захиру, а Сумейсат, Сарудж, Рас-ал-Айн и Хамлин 961 будут принадлежать Афзалю. [144]

В эти годы Арслан-шах, 962 владетель Мавсиля, собрал войска и пошел на захват Харрана 963 и Рухи, принадлежавших Адилю. Вместе с ним были Кутб-ад-дин Мухаммед, 964 владетель Санджара и Нисибина, и владетель Мардина. Когда он дошел до Харрана, уже наступила жара, и множество войска погибло от болезней.

Сын мелика Адиля, Фаиз, 965 находился в Харране; он прислал человека с просьбою о заключении мира. Когда Нур-ад-дин Арслан-шах услышал, что между меликом Адилем и меликами Захиром и Афзалем заключен мир, он также заключил мир и повернул назад, и все они ушли восвояси.

В месяце мухарраме [5]99 г. х. [сентябрь – октябрь 1202 г.] мелик Адиль послал своего сына, мелика Ашрафа Мусу, 966 вместе с войском на осаду Мардина. После того, как дело [это] ему не удалось, мелик Захир, владетель Халеба, послал своему дяде извещение [об этом] и вступил в качестве посредника в переговоры о заключении мира. Мелик Азиз 967 согласился с тем условием, что владетель Мардина пришлет [ему] тысячу сто пятьдесят тирских динаров и будет [читать] хутбу и [чеканить] монету с его, именем.

В том же году мелик Захир отнял у своего брата Афзаля крепость [кал’э] Наджм, 968 а мелик Адиль отнял у него области Сарудж, Хамлин и Рас-ал-Айн, и у него остался только Сумейсат.

В Магрибе меликом был Якуб ибн Юсуф, сын Абд-ал-Мумина. 969 Между ним и франками происходили жестокие сражения. Восемнадцатого числа [месяца] раби II 595 г. х. [16 февраля 1199 г.] скончался в Махдийэ..... 970. На его место сел его сын Мухаммед. 971 Жители города Махдийэ, взбунтовавшиеся против его отца, покорились ему, и владение упрочилось за ним.

В Фарсе ….. 972

В Кермане меликом был Динар 973 из огузских эмиров.

В [месяце] зул-кадэ 591 г. х. [октябрь – ноябрь 1195 г.], бывшего первым годом упомянутого промежутка времени, он скончался от воспаления мозга. Его сын Ала-ад-дин Фаррух-шах, бывший прежде правителем [хаким] в Баме, 974 сел на престол по праву наследования. [145] Главою [михтар] огузов был Сейф-ад-дин Алп-Арслан, который ушел от службы ему. Фаррух-шах скончался в [месяце] раджабе 592 г. х. [в июле 1196 г.]. Огузы произвели многочисленные опустошения. После этого правитель [шихнэ] Теббеса, 975 по имени Илит, пришел с большою |A 60б, S 177| ратью и провозгласил в Кермане хутбу с именем Хорезмшаха. Затем меликом стал атабек Нусрет-и Зоузан. Он послал своего наместника [наиб] ходжу Рази-ад-дина ко двору. Потом пришел к власти Хусам-ад-дин Омар Хорезми. Когда Хорезмшах скончался, огузы снова подошли к воротам города. Хусам-ад-дин умер, и [на его место] сел его сын. В нем [подданные] не усмотрели [для себя] блага и выгнали его из города. Мубариз [владетель] Ика 976 и [его] брат пришли для отражения огузов. Предводитель последних Алп-Арслан, потерпев поражение, ушел в Фарс. Так как мелики Ика из-за [своей вражды] с Фарсом ушли в свою страну, Алп-Арслан вернулся из Ика, и Низам-ад-дин стал правителем [хаким]. После этого Аджам-шах, сын мелика Динара, ушедший перед этим в Хорасан, вернулся назад и примкнул к огузам, горожане схватили Низам-ад-дина и выдали им. Аджам-шах стал меликом. Из Фарса прибыло войско и потребовало [выдачи] Низам-ад-дина, и ему его выдали.

В Систане ….. 977

ЛЕТОПИСЬ

редкостных и диковинных событий, происшедших в упомянутый промежуток времени …… 978

Так как летопись хаканов, халифов, султанов, меликов и атабеков разных государств от востока до запада, бывших современниками Чингиз-хана в этот девятилетний промежуток времени, от начала года толай, являющегося годом зайца, начинающегося с [месяца] раби I 591 г. х. [февраль – март 1195 г.], до конца года дунгуз, который является годом свиньи, соответствующего [месяцу] джумада II 399 г. х. [февраль – март 1203 г.], а в этом последнем году Чингиз-хану было сорок девять лет, – вкратце написана, мы вновь приступим к истории Чингиз-хана, которая была после этого, и изложим ее с помощью всевышнего Аллаха. [146]

Комментарии

673. Текст ср.: Сокр. Сказ., §§ 150, 151, 152 и 177; С. Ч., стр. 158 и сл.

674. амдэ [sic!]; I – андэ; Р, Б – перс, падар – отец.

675. тгрл; S, I, Р, Б – тгрил. В Сокр. Сказ., § 104, имя Он-хана – Тоорил.

676. тункрул.

677. Так у Б; в рукописях – михастанд; Р – михаханд.

678. Анка – имя сказочной птицы мусульманских источников, связываемой легендой с Кавказом. По поверью, человеку, на которого падала ее тень, суждено было стать царем (что соответствует старым иранским представлениям о баснословной птице Хумай).

679. дункрул; L – кункрул; I – туанкру; Б – кункрул.

680. Пропуск в рукописях.            

681. В тексте – мргуз.

682. курджакуз-буирук-хан; Сокр. Сказ., § 150 – Хурчахус-буирух.

683. Сокр. Сказ., § 141 – гур-хан – всеобщий владыка, китайский перевод Сокр. Сказ, дает (***) пу хуан-ди – всемирный монарх. Здесь титул карахитайских правителей. Об этом титуле и его этимологии см.: Pelliot. Les Mongols et la papaute, p. 22; 23; Владимирцов. Монгольский сборник рассказов Pancatantra. 1921, стр. 148; Ju1е. Marco-Polo, v. I, p. 232.

684. аркэ-кра; Сокр. Сказ., §§ 151 и 177 – Эркэ-хара.

685. джакамбу; Сокр. Сказ., § 107 – Джахагамбу. Этимология этого имени, данная в тексте, очевидно соответствует тиб. джа (тиб. письм. ргйа) – обширная страна, и тиб. к’ан-по (тиб. письм. к’ан-по) – учитель, глава.

686. В ркп. А – крабти (Кара-батай); L, В, Б – край; Р – крати; у Березина – край. Чтение не ясно.

687. Кит. (***) сян-гун – барич.

688. аику; L – а?куш; Б – аигур; по Сокр. Сказ., §§ 164 и 166, у Он-хана был лишь один сын Сангун или Нилха-Сангун. С. Ч., стр. 161 – И-ла-ха Сянь-кунь.

689. тукуз-хатун.

690. тамаджамтши – оспаривание, соперничество.

691. Пропуск в рукописях. Сокр. Сказ., § 150 – «... младших братьев отца своего»; С. Ч., стр. 158 – «... своих братьев».

692. Кашин, от кит. (***) Хэ-си «(страна) к западу от реки», т.е. от реки Хуан-хэ, владения государства Си Ся или Тангут. Тангут см. выше, стр. 66, прим. 374.

693. шахрха-и уйгур.

694. кусаку-нау’ур; L, I, Р, Б – куску-нау(у)р; Сокр. Сказ., § 151 – Гусэур-наур; С. Ч., стр. 159 – Цюй-се-у-р (*кусэур).

695. тгай; Сокр. Сказ., § 151 – Тахай-баатур.

696. суаки; Сокр. Сказ., § 151 – Сукэгай-джэун; С. Ч., стр. 159 – Сюэ-е-гай.

697. См. об этом термине прим. 634 на стр. 135, кн. 1 этого тома.

698. краун-кпчал; Сокр. Сказ. – уараун хабчал (§§ 150 и 177), где хабчал – «ущелье», «теснина». С. Ч., стр. 159 – «сошлись на реке Тола в черном лесе». Ср. § 177, где место совершения обряда названо Туула-ин хара тун, т.е. «Черный лес на реке Тола».

699. В тексте таладубин-амсрэ; Сокр. Сказ., § 136 – Тэлэту амасар, § 162 – Тэлэгэту амсар; С. Ч., стр. 159 – теснина Те-ле-ту; мнг. амсар – вход в ущелье, теснина, читай таладуиин амсрэ – вход в ущелье Тэлэту. Ср. Сокр. Сказ. – Тэлэту амасар-а (§ 136), т.е. «в [местности] Тэлэту амсар», где формант – показатель местного падежа. Употребление в тексте Рашид-ад-дина этого названия с суффиксом местного падежа указывает, что составители летописи пользовались непосредственно монгольским текстом, ср. ниже, стр. 114, прим. 730.

700. В тексте невыясненный глагол мугу-тгамиши кардэ; Б – мугэ-тгамиши; в С. Ч., стр. 159, переведено «... истребил».

701. Текст ср.: С. Ч., стр. 159, 160.

702. крас-мурас. Согласно С. Ч., Чингиз-хан выступил с реки Халха.

703. Сокр. Сказ., § 105 – Сэлэнчэ – река Селенга, главный приток озера Байкал.

704. мунджа; С. Ч., стр. 159 – гора Монача; Сокр. Сказ., § 177 – Муручэ сэул.

705. удуут Сокр. Сказ., § 102 – удуит мэркит.

706. буку-кхр; L, I, Р – букр-кхрэ; по С. Ч., стр. 160, дошел до реки Ула.

707. тукур-бик; L – нкун-бик; С – ткун-бик; Р – ?куз-бик; Б – ткуз-бик; Сокр.
Сказ., § 157 – Тогус бэки.

708. кутуктай; С, L – кутукта; Сокр. Сказ., § 157 – Хутухтай.

709. Сокр. Сказ., § 157 – Чаарун; С. Ч., стр. 160 – Ча-лэ-хунъ. В Сокр. Сказ. – дочери Тохтая, а по С. Ч., – его жены.

710. В тексте туда – описка, читай куда; ср. § 157 Сокр. Сказ., Хуту; С. Ч., стр. 160 – Хо-ду.

711. бргуджин; Сокр. Сказ., § 177 – Бархуджин тогум; С. Ч., стр. 160 – теснина Бархуджинь, ср. Баргузин, название восточного притока озера Байкал (Бурят-Монгольская АССР); см. прим. 754 на стр. 150, кн. 1 этого тома.

712. каин, мнг. хонин.

713. Перс. – злые и добрые духи иранской мифологии, здесь применительно к монгольским верованиям.

714. тай-ванк, возможно от кит. (***) да-ван (древнее чтение дай-он) – великий князь. Ср. этимологию Даян-хан у Б. Я. Владимирцова [О прозвище Dayan qayan (Даян-хан). Докл. Росс. Акад. Наук, 1924, стр. 119-121].

715. бкур-хан; L, Р – блкэ бку-хан; I – блкэ бку-хан; Б – икэ туку-хан.

716. к?рбл-баш; С, I, Б – кзил-баш; Р – кизик баш; Сокр. Сказ., § 158 – озеро Кишил-Баши. Соответствует современному озеру Улунгур в северной части Синь-цзяна.

717. км-кмджиут. Кем – старое название р. Енисей, один из верхних притоков которого известен под названием Кемчик. Суффикс -ут – мнг. показатель мн. числа. Имеется в виду область верховьев Енисея. Здесь, возможно, – как племенное название.

718. ииди-туклук; в Сокр. Сказ., § 158 – Еди-тублух, где тублух очевидно описка вместо тухлух, тюрк. – семизнаменный.

719. куксу-сабрак; С, L, I, P – куксу-саирак; В, Б – кукса-кусрак; Сокр. Сказ. § 159 – Кокэсау-Сабрах; там же, § 163 – Коксэгу Сабрах.

720. В тексте ошибочно сирак.

721. баибрак-билджирэ; баибрак – описка переписчика вместо баитарак; ср. Сокр. Сказ., § 159 – Байдарах бэлчир; мнг. писъм. бэлчигир ~ бэлчигэр (разг. бэлчир ~ бэлчэр) – пастбище. Возможно долина реки Байдарик. Байдарик – река, текущая с южных склонов Хангая. Берет начало в главном Хангайском хребте в МНР.

722. Текст ср.: Сокр. Сказ., § 159 и сл.; С. Ч., стр. 160 и сл.

723. Пропуск в рукописях. По Сокр. Сказ., § 154 – «... ушел вверх по реке Хара-Сэул».

724. убджирти-курин; С – убдж?рти; I – бджирти; Б – уджир; Сокр. Сказ., § 160 – Убчихтай Гурин-баатур; С. Ч., стр. 161 – Цюй-лянь-ба-ду (*Курэн-батур).

725. Сокр. Сказ., § 162 – Хуту и Чилаун – сыновья Токтая.

726. бэ или даравардэ буд.

727. татак-тукукэ; С, I – татан-тукулэ; Б – татал-тукулэ; согласно С. Ч., стр. 161, он дошел до реки Тола.

728. нилкэ-снгун; С. Ч., стр. 161 – И-ла-ха Сянь-кунь. Согласно Сокр. Сказ, и С. Ч., Нилха-Сангун был сыном Он-хана.

729. айдру-алтай; Сокр. Сказ., § 161 – Эдэр-Алтай; видимо речь идет о местности по реке Идэр, правом притоке Селенги.

730. длду-амасрэ; Сокр. Сказ., § 162 – Тэлэгэту амсар; ср. выше, стр.111, прим. 699.

731. Текст ср.: § 163 и сл.; С. Ч., стр. 161 и сл.

732. бурджу; Сокр. Сказ., § 163 – Боорчу; ср. ниже в тексте – Боорчи и Богорчи.

733. мукли-куиан; Сокр. Сказ., § 163 – Мухали.

734. бурагул-найан; Сокр. Сказ., § 163 – Борохул-нойан.

735. тнкин-кури; Б – тигин-~ ; С. Ч., стр. 161 – Диги-хо-ли. (*Тигин Кури).

736. итуркан-дку; А – инуркан-кум; С, L, I – итуркан-идку; Б – итуркан-иудку; С. Ч., стр. 161 – И-ту-р-гань-джань-та-у. Ср. Сокр. Сказ., § 177 – Хубари-Xypu и Идургэн.

737. асп-и джилку.

738. джики-бурэ; ср. мнг. письм. боро – серый.

739. манкур; термин не выяснен.

740. Текст ср.: С. Ч., стр. 162 и сл.

741. анка-кхакуджу ва крил; С – кухакуджу ва курил; Банкку-хукуджу ва крил; кудудар; ср.: С. Ч., стр. 162, и кит. текст, л. 30 verso – Хан-хуа-у-чу, Ху-лянь в Ху-ду-да-р-бе-ги. Ср.: Сокр. Сказ., § 148, где перечислены тайджиуты: Аучу-баатур, Хотон-орчан и Худуудар.

742. куду и урджанк; Б – ~и урджан; в С. Ч. одно лицо Ху-дунь-Ху-рджан; ср.: Сокр. Сказ., §§ 141 и 148 – Хотон-орчан.

743. аликут-турас; С, L – лнкут-турас; Б – анкут-турас; ср.: С. Ч., стр. 162, и кит. текст, л. 31 recto – Юэ-лян-у-ту-ла-сы.

744. анкку-ха’куджу; L – анкку-хакуджу.

745. анкку-худжу; С, L, Р – анкку-хкуджу; Б – анкку-хукуджу.

746. В ркп. А и S – хайргамиши кардан; Р – хайркамнши к-; С – джирга-миши к-; у Березина – дж?ргамиши к-; джиргамиши, производное от чиргамак – предаваться удовольствиям (мнг. джирга, алт. йрга) – ликовать, наслаждаться (см. стр. 265, прим. 1525).

747. скту, чтение и значение не установлено; см. т. I, кн. 1, стр. 179.

748. Текст ниже ср.: С. Ч., стр. 162.

749. кутун-науур; С. Ч., стр. 162 – озеро Хуту.

750. буир-науур – озеро Буир-нор на границе МНР и Барги.

751. Текст ср.: Сокр. Сказ., § 152; С. Ч., стр. 162, 163.

752. кубэ-киа; С. Ч., стр. 162 – Ху-ба-хай-я, стр. 163 – Ху-ба-хай-я-р; ср.: Сокр. Сказ., §§ 148 и 151 – Хубахайа.

753. алтун-ашук, аил куси, аил-куткур (описка, вместо аил-кункур), кул-бури; Сокр. Сказ., § 152 – Алтун-амух, Эл-хутур, Хулбари и Арин-тайджи; С. Ч., стр. 163 – Хунь-ба-ли (*Хулбари), Ань-дунь а-шу (*Алтун-ашух), Янь-хо-то-р (*Эл-хутур) и Янь-хуан-хо-р (*Эл-хонхор).

754. карин-тгрил; карин – ошибка переписчика, читай нарин; ср.: С. Ч., стр. 163, и кит. текст, л. 33 recto – (***) На-лянь-то-лянь (*Нарин-торил).

755. алин-тайшй; Сокр. Сказ., § 152 – Арин-тайджи.

756. чакаджар; ср. Coкp. Сказ., §§ 61, 67, 94, 142 – Чэкчэр.

757. Текст ср.: Сокр. Сказ., § 153; С. Ч., стр. 163.

758. алак-удур; ср.: С. Ч., стр. 163, и кит. текст, л. 34 recto – А-ла-у-ду-р.

759. киркан-тайшй; ср.: С. Ч., стр. 163, и кит. текст, л. 34 recto – Ки-р-ха-тай-ши.

760. джакур; С. Ч., стр. 163, и кит. текст, л. 34 recto – Ча-ху-гинь-те-му-р.

761. клбкр; L – кликр; Б – клбк; чтение не ясно.

762. В тексте талан-муркс; муркс, видимо, ошибочно; ср.: Сокр. Сказ., § 153 – Далан-нэмургэс, в районе р. Халха.

763. Текст ср.: Сокр. Сказ., § 141; С. Ч., стр. 163-165.

764. дакику, мнг. такийа.

765. км; Сокр. Сказ., § 141 – Кан-мурэн; ср.: С. Ч., стр. 164, и кит. текст, л. 35 recto – Цзянь-хэ (*Гянь-хэ) – река Ган, правый приток р. Аргунь.

766. куридай; Сокр. Сказ., § 141 – Хоридай; в С. Ч., стр. 163-164, известие Чингизу доставляет Чао-у-р.

767. кулан; С. Ч., стр. 165 – Ху-лан-6а-ду (*Хулан-6атур).

768. кра-мркитай; С. Ч., стр. 165 – Ха-ла-ме-ли-ги-тай (*Хара-мэргитай).

769. ииди-куркан; по С. Ч., стр. 165, сражение произошло в местности Хай-ла-р тени хо-ло-хань (*Хайлар Тэни-горохан). Река Хайлар – приток реки Аргунь у ее истоков в Манчжурии, ииди текста – возможно, описка вместо тини.

770. 6э или дарамаданд.

771. нукай; мнг. письм. нохай.

772. хлку-слдж?улжут; С – силджиулджут; I – силдж?ут; В – слдж?у?джут? Сокр. Сказ., § 153 – Улхуй-Шилугэлджит; С. Ч., стр. 165 – У-лу-хуй Ши-лянь-чжэнь.

773. алчи-татар ва чган-татар; в Сокр. Сказ., § 153, упомянуты племена чаан-татар, Алчи-татар, Дутаут-татар и Алухай-татар; в С. Ч., стр. 165, упомянуты только два первые племени.

774. Текст ср.: С. Ч., стр. 165.           

775. акуту-; В, Р – аукуку-; Б – аукуту-; возможно, ошибочно вм. [ан]ку-[х]а-кучу, ср. С. Ч., стр. 165 – А-ху-чу-ба-ду (*Ахучу батур), Сокр. Сказ., § 142 – Аучу баатур и прим. 741 на стр. 116.

776. кутукэ; С. Ч., стр. 165 – Худу-ха бе-ги; Сокр. Сказ., § 142 – Худуха бэки.

777. джкчр ва джбукай; джбукай, описка переписчика вместо джиу(р)кай, ср.: Сокр. Сказ., § 142 – Чэкчэр и Чихурху.

778. аулкуй-силиджиулджит, ср. выше, стр. 120, прим. 772.

779. тиджар-ака.

780. краун-джидун; Сокр. Сказ., § 183 – Хараун-Джидун, ср. выше крау-кпчал, стр. 110, прим. 698.

781. хакуджу; С. Ч., стр. 166 – А-ху-чу-ба-ду, ср. выше, стр. 116, прим. 741 и 744.

782. В тексте это выражено глаголом джадамиши кардан, от тюркского глагола джадаман (ядамак) – наводить дождь, снег и бурю на кого-либо или на что-либо посредством камня джада или яда. Небезынтересно сравнить нижеследующие слова Рашид-ад-дина о сущности волхвования с содержанием одного из отрывков согдийского текста буддийского содержания, где подробно описаны обряды, связанные с вызовом дождя или его прекращением. В отрывке сперва перечисляются магические качества употребляемых во время этого обряда камней, а затем дается подробное описание заклинаний и действий, сопряженных с ним (Benveniste, Textes sogdiens... Paris, 1941, отрывок 3, стр. 59-73). Сравни также описание сверхъестественных свойств камней, приведенное в одном из тюркских рунических текстов (SPAW, 1910, pp. 296-306).

783. В ркп. I – кутиан; В – алусан; у Березина – куитан; в тексте – кутбан, описка переписчиков вместо куитан; ср. С. Ч., стр. 166 – Цюэ-и-тань (*мнг. письм. куйтэн – холодный).

784. арал, по С. Ч., стр. 166, «...опираясь на окоп Алань, как на стену».

785 алджиэ-куткур; S – ~ -кункур; I – аджиэ-ку?кр; В – аиджлэ-кутл; Б – аиджкэ-кункр; читай абджикэ-куткр; ср.: Сокр. Сказ., § 187 – Абджиа-кодэгэр, и ниже, § 191, – Абджиха-котэгэр.

786. джауур-бики; Сокр. Сказ., § 165 – Чаур-бэки.

787. тус-бука; Сокр. Сказ., § 165 – Тусаха.

788. Ср.: Сокр. Сказ., § 165 – Ходжин-бэки.

789. клалджит-алат; Б – клатджин; ср.: Сокр. Сказ., § 170 – Халахалджит-Элэт. Текст ср.: Сокр. Сказ., § 166; С. Ч., стр. 166, 167.

790. тгай кулати; S – ~ -кула?ай; I – ~ -кулан; В – ~ -кулаки; кулати, в тексте ошибочно вместо кулаки; ср.: С. Ч., стр. 167 – Та-хай Ху-ла-хай.

791. мукур-куран; S – м?кур-куран; I – мукураз; С. Ч., стр. 153 – Му-ху-р Хао-лань.

792. алт(?).

793. саикан-тудан; S – сабкан-будан; В – сабган-будан; I – саикан-тудан; Б – саткан-тудан; Сокр. Сказ., § 167 – Caйхан Тодээн.

794. чидамиши кунанд – от тюркского глагола чидамак – «терпеть, переносить: мочь» (Л. Будагов, I, стр. 471).

795. булджр; Б – иулки; Сокр. Сказ., § 168 – буулджар – сговорный пир, празднование помолвки.

796. букда-киджат; S – букда-киджат; I – тукдай-к?джал; В – аукдай-фтджат; Б – аукдай-кнджат; С. Ч., стр. 168 – Бу-хуа-тай-ки-ча; по Сокр. Сказ., § 163 – два лица – Бухатай и Киратай. Согласно Сокр. Сказ., эти два лица были отправлены на пир Чингиз-ханом.

797. кунктан.

798. Ср.: С. Ч., стр. 168 – «мои табуны тощи и слабы, обсуждая же вполне, надобно послать одного человека на тот пир, и этого будет довольно».

799. икэ-джаран; Сокр. Сказ., § 169 – Екэ-Чэрэн.

800. алак-индун; S – ~ -ит?дун; I – ~ -бдун; В – ~ -индун; В – ~ -нидун; имя видимо искажено; ср.: Сокр. Сказ., § 169 – Алахчит.

801. кишлик; Сокр. Сказ., § 169 – Кишилих.

802. ба’рин-кхн; В – ~ -кухн; ба’рин – описка вместо на’рин; ср.: Сокр. Сказ., § 169 – Нарин-кээн.

803. тархан; мнг. письм. дархан – вольноотпущенный, об этом термине см.: т. I, кн. 1, стр. 171, прим. 894 и стр. 188, прим. 983.

804. силуджалджит, ср. выше, стр. 120, прим. 772.

805. муундур; Сокр. Сказ., § 170 – Мао-ундур, мнг. письм. Маßу – плохой + ондор – высота, высокий.

806. хулан-йуркат; I – хулан-бркат; В – хулал-бркат; читай хулан-бурукат; ср. Сокр. Сказ., § 170 – Хулаан-бурухат; мнг. письм. улаßан бурßасу – красный тальник. В С. Ч., стр. 169, речь идет о двух горах: Ху-ла-а и Бу-лу-ха.

807. джбкитай-аидр; Б – джнктай; I, В – ~ -андр; С. Ч., стр. 169 – Е-де-р.

808. В тексте: клалджин-алт; см. выше, прим. 789 на стр. 122.

809. кхти; в Сокр. Сказ., § 171 – Джурчэдай; ср. выше, прим. 422 на стр. 72.

810. Сокр. Сказ., § 171 – Хуилдар.

811. кутиан; В – кутбан; ошибочно вместо куитан, см. выше, прим. 783 на стр. 122.

812. баджикр-хан.

813. джиркин; Б – джркин.

814. В тексте кунккаит – описка вместо тунккаит; ср.: Сокр. Сказ., § 170 – Дунхаит.

815. курин-силун-тайши; S – ~ -шлун- ~ ; I – кури-слун; В – кури-шблун- ~; Б – кури-шилу- ~; Сокр. Сказ., § 170 – Хори Шилэмун-тайджи.

816. тркак; Сокр. Сказ., §191 – турхахкараул, стража; Сокр. Сказ., § 170 –
турхаут – телохранители, дневная стража; Сокр. Сказ., § 191 – кэбтэул – ночная стража; Сокр. Сказ., § 191 – кэшиктэн – гвардейцы, личная охрана, общее наименование ханских телохранителей. Ср. также стр. 35, прим. 176.

817. балджиунэ; Сокр. Сказ., § 182 – Балджуна.

818. Текст ср.: Сокр. Сказ., § 176; С. Ч., стр. 169.

819. аур-мурэн, * ор-мурэн, см. ниже, прим. 820.

820. клткай-кда; Б – клктай-кда; Сокр. Сказ., § 191 – Халхаин Орнууин кэл-
тэгай-хада
. Река Халха – приток озера Буир-нор, совр. Халхин-гол; ср.: С. Ч.,
стр. 169, – О-р-н-у-у Цянь-хо-гэ – горный хребет.

821. тгачар.

822. Так и по С. Ч., стр. 169; Сокр. Сказ., § 175 – 2600 человек.

823. клалджин, ср. стр. 122, прим. 789.

824. тркэ-амал; Сокр. Сказ., § 176 – Тэргэ Эмэл-тэн унгират, т.е. люди племени унгират по имени Тэргэ и Эмэл.

825. рах-и халави даранд.

826. кункэ-науур туркэ-курукан; кункэ – ошибочно, читай тункэ; ср.: Сокр. Сказ., § 177 – Тунгэ-хорохан; С. Ч., стр. 169 – «...достигши озера Дунга, места Торхо-Хорхэ...».

827. Текст ср.: Сокр. Сказ., § 177; С. Ч., стр. 169 и сл.

828. артай-джиун; артай – ошибочно вместо аркай-джиун; ср.: Сокр. Сказ., § 177 – Архай-Хасар. Согласно Сокр. Сказ., с ним вместе был послан и Сукэгай-Джэун. В тексте летописи имена этих двух лиц соединены переписчиком в одно, следовало бы: Аркай (Касар вэ Сукатай) Джиун; соответственно изменен и контекст.

829. краун-кбджал; по Сокр. Сказ., § 177 – Xараун-хапчал. Ср. выше, прим. 698 на стр. 110.

830. удур-куиан, куиан – ошибочно вместо кунан; ср.: Сокр. Сказ., § 177 – Хунан; С. Ч., стр. 170 – У-ду-р У-нань.

831. букаджи; ср. Сокр. Сказ., § 170 – Бахаджи.

832. крабука; С. Ч., стр. 170 – Ха-ла-бу-хуа.

833. тулатан-тулан-кути; С. Ч., стр. 170 – Ту-ле-тань-ту-лин-гy.

834. тулатан-тулан-куй; С. В – ~ -кути; Б – кулан-тулан-кути; текст испорчен, по С. Ч., стр. 170 – Чжань-су-тань чжань-лин-гу. Ср. выше, С. Ч. – Ту-летань-тулингу. Переписчик или компилятор ошибочно повторил два раза одно название.

835. к?чак; S – к?чак, С – к?джал; Б – кбчал; С. Ч., стр. 170 – теснина Цюэ-цюнь (*Кокун); ср.: Сокр. Сказ., § 111 – хабчал – теснина, ущелье.

836. кусау(у)р-науур; Б – кушаур-науур; Сокр. Сказ., § 177 – Гусэур-наур.

837. курбан-тласут; Сокр. Сказ., § 177 – Хурбан-тэлэсут.

838. джаукут; Сокр. Сказ., § 281 – Джахут – люди Цзиньской империи; см. стр. 163, прим. 1095.

839. диламиши кардан, от тюркского (татарского) глагола тиламак – [по-]звать, покричать, [по-]просить, [по-]требовать. Текст искажен. Ср.: С. Ч., стр. 170: «Отец Вань-хань! в то время ты был как бы погребенным в облаках, стоял как бы в бессолнечном месте. Брат твой Чжаагань-бо жил на китайской границе. Я кликнул громким голосом...».

840. каинлик; А – каниклик; читай катиклик; ср. Сокр. Сказ., § 177 – Хадихилих-нируу – Горная цепь Хадихлих – может быть соответственно даваемой ниже в тексте этимологии катнклик?  

841. муричаксул; Сокр. Сказ., § 177 – Муручэ-сэул; ср. стр. 111, прим. 704.

842. букрэ-кхрэ; Сокр. Сказ., § 152 – Буура кээр; см. стр. 111, прим. 706.

843. кутуктай-хamyн; Сокр. Сказ., § 157 – Хутухтай.

844. члгун-хатун; Сокр. Сказ., § 157 – Чаарун.

845. удиут; Сокр. Сказ., § 102 – удуит мэркит.

846. байдадат-билджирэ; I, С, L, В, Р – ?аидрик; Б – бай-брак; читай байдарак; ср.: Сокр. Сказ., § 177 – Байдарах-бэлчир; ср. стр. 113, прим. 721.

847. кра; С. Ч., стр. 171 – Ха-р-ха.

848. хулан-билта-туут; С, L – хула- ~;С Ч., стр. 171 – Хула-ань бань-да-у.

849. джуркал-кун; В – ~ -кул; С. Ч., стр. 171 – Чжо-р-вань ху-ну; Сокр. Сказ., § 177 – Джорхал-хун.

850. снккур, мнг. письм. шинхур – сокол.

851. джурку-мн; С. Ч., стр. 172 – «...от горы Чи-ху-р-хэ»; ср. чтение Чиуркай на стр. 121, прим. 777.

852. кулэ-науур; озеро Далай-нор.

853. В тексте кункут; L, С, I, В, Б – кункурат.

854. В тексте глагол утрамиши кардан от тюркского глагола утрамак (собств. утламда) – зажечь, запалить.

855. В тексте: бар сари сэ рудханэ; ср. ниже, прим. 875 на стр. 131.

856. нуктэ-буул; ср.: Сокр. Сказ., § 180 – Охда-боол; ср.: С. Ч., стр. 173, и кит. текст, л. 55 verso – Та-та и Но-да буул: буул, мнг. письм. боßол – раб.

857. сукай-буул; Сокр. Сказ., § 180 – Субэгай-боол; С. Ч., стр. 173 – Сюэ-е-гэ.

858. кукджу-ксар; С, L, I, Б – ~ -кирса; Сокр. Сказ., § 180 – Кокочу-Кирсаан.

859. В тексте: са’йкэ-кунктр; Сокр. Сказ., § 180 – Егай-хонтахар; С. Ч., стр. 173 – Чжэгай уан-то-хэ-р.

860. В тексте – синяя чаша; Сокр. Сказ., § 179 – Коко чун – синяя чаша. В древности у монголов имелся особый сорт кумыса, приготовлявшегося специально в ханских ставках. Китайские авторы называют его цин-жу – прозрачный (т.е. прозрачный до черноты) кумыс.

861. В тексте тукджамиши кардэ бигардиданд: в кит. тексте С. Ч. – усердно служил. В соответствии со значением в китайском тексте дан и русский перевод, ибо происхождение и значение существительного тукджамиши не ясно.

862. Сокр. Сказ., § 134 – Джаут-хури – титул, пожалованный Чингиз-хану цзиньскими властями за победу над татарами.

863. алтан-ашук; С. Ч., стр. 174 – Андунь-ашу (*Алтун-ашук); ср.: Сокр. Сказ., § 152 – Алтун-ашух.

864. кул-бари; Б – ~ -бури; С. Ч., стр.174 – Юнь-ба-ли (вм. Хунь-ба-ли). Ср.: Сокр. Сказ., § 152 – Хулбари, а также § 177 – Хулбари-хури.

865. С. Ч., стр. 174 – Ман-на-р Ба-ду (*Маннар-батур).

866. билкэ-бики; A, S – ~ -бтки; Сокр. Сказ., § 181 – Билгэ-бэки.

867. кудн; С, L, I, Р, В – тудн; Сокр. Сказ., § 181 – Тодойон.

868. каджиун; Сокр. Сказ., § 181 – Хачиун.

869. аджик и ширун; по Сокр. Сказ., § 181, одно лицо – Ачих-Ширун.

870. таир; С. Ч., стр. 174 – Дайр.

871. По С. Ч., стр. 174, на восток.

872. По С. Ч., стр. 174, при истоках На-р-то-лянь ху-чэнь-цзы-у.

873. С. Ч., стр. 174 – на запад.

874. к?кай-калтркан; С, L, I – кбкар-калтркан; Б – кикар-калтуркан; С. Ч., стр. 174 – Ха-ба-ла хань-да-(р)-ха.

875. С. Ч., стр. 174 – «... следуя по течению реки Ху-р-бань бу-хуа-чжу-сы».

876. Текст ср.: Сокр. Сказ., § 181 и сл., С. Ч., стр. 174 и сл.

877. В тексте тубтух-бух; текст искажен; ср.: Сокр. Сказ., § 181, и С. Ч., стр. 174.

878. кидиши-абукан; Сокр. Сказ., § 181 – Кидуачи-эбугэн – кровожадный старик.

879. буку; ошибка, читай буту; ср.: С. Ч., стр. 175 – Бо-ту.

880. краун-джидун; Сокр. Сказ., § 183 – Хараун-Джидун.

881. Род кожаной обуви на мягкой подошве.

882. В тексте кит-кулкат-алт; чтение не ясно; в С. Ч., стр. 175, ему соответствует название Джи-гань-ху-лу.

883. алтан-хиуан; С, L, I – алтан-джиун; С. Ч., стр. 175 – Ань-тань чжэ-унь (*Алтан-джэун).

884. сулкаи; С, L, I, Р – суакаи; В – сукаи; ср.: Сокр. Сказ., § 181 – Сукэгай-джэун; ср. прим. 857 на стр. 130.

885. тгай-кулакай; С. Ч., стр. 175 – Та-хай Хула-хай.

886. mгaй-кхрин; Б – mгaй-кхрий.

887. куту-тимур.

888. сакиат; С. Ч., стр. 175 – са-хэ-и (*сахаит); ср. Сокр. Сказ., § 122 – сахаит.

889. нунхин; С, L – нухин; Б – кунккаит; С. Ч., стр. 175 – Нунь-чжэнь (*Нун-джин).

890. кури-субаджу; Сокр. Сказ., §§ 188, 189 – Хори-Субэчи; С. Ч., стр. 176 – Холи Су-ба-чи.

891. клич-кра; С. Ч., стр. 176 – Хэ-линь-чи ха-ла.

892. Текст ср.: Сокр. Сказ., § 183 и сл.; С. Ч., стр. 175, 176.

893. калиудар; Сокр. Сказ., § 183 – Халиудар,

894. джаууркан; Сокр. Сказ., § 183 – Чахурхан.

895. джджир-ундур; Сокр. Сказ., §185 – Джэджээр-ундур.

896. Пропуск в рукописях; по Сокр. Сказ., § 188 – река Нэкун-усун в местности Дидик-сахал.

897. татик-шал; С – таинк; В – табик; Б – тик; по С. Ч., стр. 176 – Хо-ли су-ба-чи и Те-ди-ша.

898. аишик-блксун; В – ас?к-иахсук; Б – ашк-блгсун; С. Ч., стр. 176 – И-цзи-на чэн, т.е. город Йдзина. О нем см.: Н. Yule. The Boock of Ser Marco Polo, vol. I, pp. 223-225.

899. бури-тббт, т.е. в страну Тибет; С. Ч., стр. 176 – племя бо-ли ту-фань.

900. В средние века – крупнейшие культурные оазисы с одноименными городами в Восточном (Китайском) Туркестане (южной части совр. пров. Синьцзян).

901. кусату-чаркашмэ; Б – кусакудж-аркшэ; ср.: С. Ч., стр. 176, и кит. текст, л. 65 recto – (***) – Цюй-сянъ-цзюй чэ-р-гэ-сы-мань чжи ди, т.е. местность *Кусэнгу-Чэргэсмэн.

902. иман-кхрэ; С, L – каиман- ~; Б – тма’н- ~; ошибочные написания, нужно читать тайман-кхрэ; ср.: Сокр. Сказ., § 190 – Тэмээн кээр; ср. ниже, стр. 146, прим. 988. Текст ср.: Сокр. Сказ., § 190; С. Ч., стр. 176, 177.

903. С доб.: «...и утвердил это прозвание. Значение [слова] чин – сильный и крепкий, а чингиз – множественное число, – то же, что гур-хан, бывшее прозвищем великих карахитайских государей [т.е. сильный и великий государь]. Когда пир курилтая закончился, он выступил против Буюрук-хана. Тот охотился с соколами в пределах Улуг-така, в местности, называемой река Суха, и ничего не знал. Чингиз-хан, словно неизбежная судьба, напал на него и прикончил. Они забрали его владение, жилье, жену и сына. Его племянник по брату Кушлук-хан, в то время когда убили его отца Таян-хана, бежал и пришел к своему дяде Буюрук-хану, а к тому тем временем пришел Токтай-беки, государь [племен] меркит. С ними двумя он укрылся в местности, название которой Иртыш, на границе области найман. Дела их изложатся впоследствии. И все!».

904. Тюрк, дунгуз, мнг. письм. гахай – свинья.

905. (***) Ши-цзун, пятый император Цзиньской (золотой) династии (1161-1189).

906. хин-зун, кит. (***) Сянь-цзун (*Хень-цзун) – сын Ши-цзуна – фактически никогда не занимал престола, а лишь в течение одного года (1184-1185) был наместником в Пекине, замещая своего отца Ши-цзуна, который в это время выезжал в пределы современной Манчжурии. Императорский же титул он получил только от своего сына, который царствовал после Ши-цзуна, и был канонизирован под именем (***) Чжан-цзун (1190-1208).

907. (***) Гуан-цзун, третий император Южной Сунской династии (1190-1194).

908. (***) Нин-цзун, четвертый император той же династии (1195-1224).

909. См. выше, прим. 589 на стр. 95.

910. Хульван – один из старейших городов иранского Курдистана, на пути между Керманшахом и Ханикином (т.е. на дороге из Хорасана в Багдад). К западу от Хульвана лежат развалины построек сасанидского времени Каср-и Ширин.

911. Гурган или Джурджан (древняя Гиркания) – юго-восточная прикаспийская область между Дехистаном и Мазандераном.

912. Дамган – город к востоку от Тегерана в западном Хорасане (северном Иране)

913. Убэ, ныне селение к востоку от Герата.

914. См. прим. 1304 на стр. 194.

915. Пропуск в рукописях.

916. Отец и предшественник ‘Ала-ад-дина Мухаммеда; о нем см. стр. 96, прим. 595.

917. Речь идет о походе Текеша в Сугнак в 1195 г. и о последующем походе Кутб-ад-дина в 1198 г., закончившемся поражением Кайр Таку-хана.

918. Насир-ад-дин Мелик-шах, сын Текеша, из династии Хорезмшахов, в Хорасане (ум. в 593 [1197] г.).

919. Он же ‘Ала-ад-дин Мухаммед Хорезмшах, о нем см. ниже, стр. 186, прим. 1273.

920. Мардин – крупный город Джезиры к северо-западу от Амида (Диярбекра), с сильной крепостью, известной под названием ал-Баз (сокол), позднейшая Кал’ат-аш-Шахбэ, или Кала’т ал-Кух (крепость горы). Ныне город Турции на границе с Сирией.

921. Исфахан, один из главнейших городов персидского Ирака; был столицей Ирана с конца XVI в. до 1736 г. (при Сефевиде шахе Аббасе I, обстроившем его замечательными зданиями).

922. Сын Хорезмшаха Текеша правил в Курдистане.

923. Аламут (Орлиное гнездо). Одна из главных исмаилитских горных крепостей к северу от г. Казвина в Рудбаре. В Аламуте жил глава секты исмаилитов (ассасинов). Аламут был взят и разрушен монголами в 1256 г.

924. Горная область в южной части Хорасана. В XI в. сделалась одним из центров владений сектантов исмаилитов.

925. Впоследствии округ Кухистана (северо-восточного Ирана) к югу от г. Нишапура, известен также под названием Султанабад. Ныне не существует.

926. В тексте Тохаристан.

927. Крупный город в Сулемановых горах почти в центре современного Афганистана. Развалины старой Газны находятся к северу от современной Газны. Впервые Газна была разрушена гурцами в 1148 г., затем Чингиз-ханом в 1221 г. и, наконец, в 1326 г. хулагуидскими монголами. Лежала на караванном пути в Индию. До взятия ее Гуридами в 1161 г. Газна была столицей династии Газневидов.

928. Северо-западная часть Индии.

929. Мухаммед ибн Сам, гурский правитель, султан Афганистана и сев.-зап. Индии (558 [1168] – 599 [1202] гг.).

930. Брат и вассал Гияс-ад-дина Мухаммеда, правителя Газны, 569-602 гг. х. (1173-1205 гг. н.э.); о нем см. ниже, прим. 486 на стр. 82.

931. Таликан – город в восточной части бассейна Мургаба в его верховьях, ныне не существует; о нем см. прим. 1403 на стр. 219.

932. Современный Пендэ и Меручак в верховьях Мургаба на юге Туркменской ССР и в северо-западном Афганистане.

933. Один из древнейших городов Хорасана. Ныне развалины км в 18 к юго-западу от г. Ашхабада Туркменской ССР.

934. Древнейший город Хорасана, ныне развалины км в 25 к юго-востоку от Мешхеда в северном Иране.

935. Т.е. Аллах акбар! – Аллах велик!

936. Таянгу был одним из карахитайских феодалов. Центром его владении был Тараз (современный Джамбул).

937. Осман ибн Ибрахим, последний из самаркандских Караханидов (начало правления не позднее 1204 г.). Низложен Хорезмшахом Мухаммедом в 1212 г.

938. Хазарасп, ныне районный центр Хорезмийской обл. Узбекской ССР. В средние века был важным укрепленным центром.

939. Андхуд, современный Андхой, город в Афганском Туркестане, в современной афганской провинции Катаган.

940. ‘Изз-ад-дин Хусейн ибн Хармиль, гератский правитель (о нем см.: В.В. Бартольд. Туркестан, стр. 386).

941. айбак-и балбир, чтение второй части имени не ясно; ср. написание Айбак-и Капак и Айбак-и Тал, приведенные у Раверти (Tabakati Nasiri, vol. I, pp. 476, 477, прим.). Один из тюркских рабов, служивший военачальником при Гуридах.

942. Город и область в северной Индии (низовья р. Джилема).

943. Рукн-ад-дин Сулейман II, Сельджукид, султан Рума ветви малоазиатских (румских) Сельджуков (597 [1200] – 600 [1203] гг.).

944. Малатья; см. прим. 637 на стр. 102.

945. Гокча (в тексте кукчэ) – военачальник из гулямов азербайджанского атабека Джехан-Пехлевана из династии Илдегизидов. Первый представитель местной небольшой династии в Хамадане.

946. Т.е. области между Реем, Исфаханом и Хамаданом; Кум и Кашан лежат на пути между Исфаханом и Реем; Маздакан, Савэ и Авэ – к юго-западу от Тегерана, между ним и Хамаданом.

947. Пропуск в рукописях.

948. Сейф-ад-дин Абу-Бекр [Сафадин], Эйюбид, правил впоследствии в Дамаске (592 [1196] – 615 [1218] гг.) и в Египте (596 [1200] – 615 [1218] гг.), и Насир Салах-ад-дин Юсуф (Саладин), Эйюбид, – в Египте (564 [1169] – 589 [1193] гг.).

949. кук; L, I, В – крк. Чтение не ясно.

950. Нур-ад-дин ‘Али, Эйюбид, см. выше, стр. 106, прим. 665.

951. ‘Азиз ‘Имад-ад-дин Осман, Эйюбид, см. выше, стр. 106, прим. 666.

952. Урдунн – р. Иордан. Табария – древн. Тивериада, город на западном берегу Тивериадского озера (Галилейское море) в Палестине, через которое течет на юг р. Иордан.

953. Имя ‘Али начинается с айна, снабженного фатхой. Поставив фатху над конечным гласным, получим чтение ‘алайа – ко мне!

954. Эйюбид (ум. в 606 г. х.).

955. Город в Палестине, древний Неаполь. Ср. у Ибн ал-Асира: Караджэ аз-Заракаш (вар. джаркас) и Сара-Сункур и с ними Маймун ал-Касри, владетель Набулуса, а он также из мамлюков Насира (XII, 93).

956. шкир ва айбк афте ва илбки ал-фарис; ср. у Ибн ал-Асира: Шакир(ат) и Аибак Фатис и Илбаги ал-Фарис (XII, 93).

957. Мейяфарикин – см. выше, стр. 106, прим. 664; Хани – город Джезиры (Верхней Месопотамии) в верховьях Тигра, лежал к северу от Амида (современного Диярбекира). Ныне не существует. По его соседству находились тогда железные разработки, славившиеся богатством руды.

958. В тексте джилур; L, I – дж?лджр; у Ибн ал-Асира: Джабал-Джур (XII, 106).

959. Мансур Мухаммед, Эйюбид, в Египте (595 [1198] – 596 [1200] гг.).

960. Гияс-ад-дин Гази, Эйюбид, в Алеппо (582 [1186] – 613 [1216] гг.).

961. Иначе говоря, Захиру будет принадлежать северная часть Сирии: город Ма’арра был столицей провинции Халеба, а одноименный город этой провинции Халеб (современный Алеппо) считался вторым по величине городом северной Сирии. Афдаль же будет владеть западной частью Джезиры (Верхней Месопотамии) в излучине Евфрата между Раккой и Сумейсатом, – в тексте ошибочно Шамшат (или Шимшат). Компилятор летописи смешал названия этих двух городов. Шимшат (греч. Арсопосата) лежал на восточном рукаве Евфрата между Палуя (современный Палу) и Хисн-Зияд (современный Харпут) и в XIII в., повидимому, находился уже в развалинах. Город Сумейсат на правом берегу Тигра к западу от Амида (Диярбекира) обычно причислялся к Джезире. Любопытно отметить, что Якут, географ XIII в., отмечает частое смешение этих двух названий. Город Сарудж (греч. Самосата) лежал на полпути между Раккой и Сумейсатом. Рас-ал-Айн – в верховьях левого притока Евфрата, Хабура (греч. Ресайна на реке Хоборс).

962. Арслан-шах I Нур-ад-дин, Зенгид, атабек мосульский (589 [1193] – 607 [1211] гг.).

963. Город Джезиры к северу от г. Ракка на левобережном притоке Евфрата.

964. Из династии Зенгидов.

965. Фаиз Ибрахим, Эйюбид.

966. Ашраф Музаффар-ад-дин Муса; Эйюбид, в Дамаске с 626 г. х., в Месопотамии (627 [1229] – 628 [1230] гг.) и в Эмессе.

967. ‘Азиз ‘Имад-ад-дин Осман, Эйюбид; о нем см. стр. 106, прим. 666.

968. Или Джисри Манбидж, т.е. мост Манбиджа, у арабских авторов также Кал’-ат-ан-Наджм (крепость Звезды), или Хисн Мандбидж (крепость Манбиджа). Сильная крепость, защищавшая мост через Евфрат на главном пути из Джезиры в северную Сирию, собственно в город Манбидж, по которому и получила свое название.

969. Абу-Юсуф Якуб Мансур, из династии Алмохадов (Муваххидов) в северной Африке (580 [1184] – 595 [1199] гг.).

970. В тексте неразобранное слово – сла.

971. Мухаммед Кафир (595 [1199] – 610 [1213] гг.) В тексте ошибочно Махмуд.

972. Пропуск в рукописях.

973. Мелик Динар, огузский эмир; о нем см. прим. 604 на стр. 97.

974. Город в области Керман к северо-востоку от совр. г. Кермана.

975. Теббес, или Теббесайн, город в Кухистане (южной части Хорасана). Ибн ал-Асир называет его исмаилитским городом: билад ал-исмаилийэ (XII, 76). Современный Гульшан.

976. Крепость в округе Шебангарэ (или Шебанкьяра) Фарса, находившемся под властью особой местной династии Фазлуидов, предки которой владели Фарсом при Сасанидах.

977. Пропуск в рукописях.

978. Пропуск в рукописях.

Текст воспроизведен по изданию: Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том 1. Книга 1. М.-Л. АН СССР. 1952

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.