Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РАШИД-АД-ДИН

СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ

РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ

О ТЮРКСКИХ ПЛЕМЕНАХ, ИЗ КОИХ КАЖДОЕ В ОТДЕЛЬНОСТИ ИМЕЛО [СВОЕГО] ГОСУДАРЯ И ВОЖДЯ, НО У КОТОРЫХ С ТЮРКСКИМИ ПЛЕМЕНАМИ, УПОМЯНУТЫМИ В ПРЕДШЕСТВУЮЩЕЙ ГЛАВЕ, И С МОНГОЛЬСКИМИ ПЛЕМЕНАМИ БОЛЬШОЙ СВЯЗИ И РОДСТВА НЕ БЫЛО, ХОТЯ ПО ТИПУ И ЯЗЫКУ ОНИ БЫЛИ К НИМ БЛИЗКИ

Племена, упомянутые в предшествующем отделе в близкое [к нам] время, также не имели друг с другом близкого родства и отношения. У каждого из этих [нижеследующих] племен был государь и предводитель, свой юрт и определенное становище; каждое [разделялось] на несколько племен и ветвей.

В настоящее время другие тюрки, которые упомянуты, и тюрки-монголы не особенно уважают эти племена, а причина [этому] та, что род Чингиз-хана, [члены] которого суть государи монголов, силою всевышнего бога покорил и ниспроверг их. Впрочем, те племена в древнее время были почтеннее и знаменитее других родов тюркских племен и имели авторитетных государей. Рассказ о каждом из этих племен в отдельности [своевременно] вспомнится. Вот и все!

Племя кераит,

их колена и ветви; некоторые относящиеся к ним рассказы, за исключением тех, которые после сего, – если только захочет всевышний Аллах, – будут приведены в истории Чингиз-хана и в других историях. Подробности, [касающиеся] мест юртов, летовок и зимовок племени кераит

Личные летовки Он-хана: Талан-Гусэур, Дабан 571 и Наур 572; юрт |А 22а, S 47| правого крыла его войска: Тулсутан 573 и Джалсутан 574; левого крыла: Илат, Тарат, Айджиэ 575, Кутукэн 576, Урут 577, Укурут, Йилет [?] и Тертит [?]. [127]

Зимние стойбища: Утекин-мурэн 578, Орон-Куркин, Тош, Барау, Ширэ, Кулусун, Отку-Кулан, Джелаур-Кулан 579.

Изложение их обстоятельств.

У них были уважаемые государи из своих племен. В то время в тех пределах они имели больше силы и могущества, чем другие племена. До них дошел призыв Иисуса, – мир ему! – и они вступили в его веру.

Они [представляют] собою род монголов; их обиталище есть [по рекам] Онону и Кэрулэну, земля монголов. Те округа близки к границам хитайской страны. [Кераиты] много враждовали с многочисленными племенами, особенно с племенами найманов.

Во время Есугэй-бахадура и Чингиз-хана их государем был Он-хан. Они имели взаимную дружбу, и [отец Чингиз-хана и он сам] много раз оказывали Он-хану помощь и поддержку, как об этом подробно изложено в [настоящей] истории. В конце концов [дело] между ними закончилось враждой и они вступили [между собой] в войну. По этой причине, [будучи побеждены], они [кераиты] стали пленниками и рабами Чингиз-хана; изложение этих обстоятельств будет приведено в этой летописи.

Во время Он-хана главою племени харакин был [некто] по имени Кеюк-бахадур, правитель Курани, одного тумана; его юрт [находился] в местности Караун-Джидун 580 и Чикир-Джулгур 581.

Когда Чингиз-хан разбил Он-хана и племена [последнего] обратились в бегство, у Кеюк-бахадура было четыре сына: Муйнук, Сартау, Илаукан и Сайкан-Кукуджу; во [время] этого поражения они испугались и согласились перейти к Чингиз-хану. Они явились к нему на службу с сотней человек [воинов]. Во время войны [Чингиз-хана] с племенами тайджиут, катакин и салджиут они были в его свите и выказали старание. На его [Чингиз-хана] службе стали уважаемыми эмирами; их род многочисленный. В настоящее время из их племен имеется много [людей] на службе каана и [в] других улусах. У Муйнука был один сын, по имени Мункэ, и Дузфан ибн Букуз-Бука ибн Мункэ ибн Муйнук; он вместе с Кеюки по имени, [человеком] из племени йисут 582, прибыл с посольством к его величеству от Минган-Куна, сына Мелик-Тимура 583. Эти кераиты имеют множество племен и колен; [128] все они были подданными и слугами Он-хана. Разделение [их таково]:

Кераит. Рассказывают, что в древние времена был один царь; он имел семь [восемь] сыновей, и все они [были] смуглые. По этой причине их называли кераитами. После того, с течением времени, каждое из ответвлений и потомства тех сыновей получили особое имя и прозвище. До самого последнего времени собственно кераитами называют одну [племенную] ветвь, в которой был один [действительный] государь; остальные сыновья стали слугами того брата, который был государем, из них же государя не было. [Впрочем] Аллах больше знает!

Джиркин. Они были уважаемым и геройским племенем из племен Он-хана. Ноджуд-Саруджир 584-Кудай был начальником [шихнэ] Шираза, а его братья Какхэ 585, Тугай и Кутлуг-Бука-битикчи, и его сыновья, Есудер 586 и Дузбай 587, [происходят] из их племени. Аджик 588-Ширун, бывший великим эмиром Он-хана, которого Чингиз-хан просил отправить к нему послом, также был из них.

Конкаит 589. От этой кости были Бенсил 590-нойон и его сын Туглук-сокольничий |А 22б, S 48| [кушчи]. Тайджу-бахадур, который [получил] имя вместе с Алинаком, и сын Тайджу-бахадура, Газан, который изменил во время смуты, также [происходят из этого племени].

Сакаит. Они также суть племя.

Тумаут 591. Алинак-бахадур, Алчи 592-тутгаул 593 и его сын [129] Саты 594 были из этого же племени. В настоящее время из них – Эбугэн битикчи 595.

Албат. Из этого племени [происходил] Илангиз – отведыватель ханских блюд, [бывший] из ев-угланов старшей жены Чингиз-хана, Бортэ-фуджин; он был эмиром сотни из числа тысячи Чингиз-хана.

У деда Он-хана было имя Маркуз, и его называли [также] – Буюрук-хан.

В то время татарские племена были весьма многочисленны и могущественны, однако постоянно выказывали покорность государям Хитая и Джурджэ. В ту эпоху главой татарских князей был некто, называвшийся Нор-Буюрук-хан. Юрт он имел в местности, называемой Буир-наур. Как-то воспользовался удобным случаем, захватил [в плен] царя кераитов, Маркуз-Буюрука, и отправил [его] к государю Джурджэ. Последний, пригвоздив его к «деревянному ослу», умертвил.

Когда прошел некоторый промежуток времени, жена Маркуз-Буюрука, которую звали Кутуктай-Херикчи, а Херикчи [означает] – блистательная и волнующая, и ее называли этим именем из-за того, что ее лицо блистало и волновало [своей] красотой, – [эта супруга], так как их юрт был близок к татарским племенам, послала сказать: «Я хочу подарить татарскому государю Нор-Буюруку сто баранов, десять кобылиц и сто ундыров кумыса». Значение же [слова] ундыр – чрезвычайно большие мешки, которые шьют из кож и нагружают на телеги; в каждом вмещается пятьсот ман’ов кумысу. [Кутуктай-Херикчи] захотела отомстить за мужа: спрятала в тех ундыр’ах сотню богатырей в полном вооружении и положила [мешки] на телеги. Когда они прибыли, то передали баранов стольникам, чтобы они занялись приготовлением их, и сказали: «Во время пиршества мы привезем кумыс на телегах». Когда уселись за пирование, они привезли те сто телег с ундыр’ами, поставили против места их [пира] и разгрузили. Богатыри вышли наружу и с другими слугами жены государя [Кутуктай-Херикчи] схватили татарского царя и убили его, а также большую часть эмиров татарских племен, которые там были. Сущность сего известна тем, что этим способом жена Маркуз-хана взыскала кровь своего мужа. [В других монгольских книгах] такое нашлось, что Курджакуз-Буюрук-хан имел [свой] юрт в местности Орта-Балагасун 596; он дал Гурхану и Он-хану юрты в Яг-Ябгане 597, а Тай-Тимур-тайши и Юла-Магусу – в местности Карагас-Буругус 598. [Курджакуз] говорил: «Если они будут вместе, то не [будет] мира; после же моей смерти они не оставят улуса кераитов ни с ночи до утра, ни с утра до ночи!». По этой причине он держал их порознь друг от друга. [130]

Его жена Турагаймиш 599 занималась колдовством; всякий раз, когда он выезжал на охоту, она немедленно заставляла его спешиваться. Так как он находился в беспокойстве от ее руки, то приказал имевшейся у него наложнице умертвить ее. Так и сделали. После этого он подумал о сыновьях [и] пожелал это обстоятельство скрыть. В отношении каждой из двух [своих] наложниц он нашел [подходящий] предлог и убил их. По [истечении] некоторого промежутка времени [Курджакуз-] Буюрук-хан тоже скончался.

Он-хан сказал Тай-Тимур-тайши и Юла-Магусу: «Когда отец 6ыл жив, мы метали стрелы с тем условием, что не дадим промаха. Почему же теперь управление улусом достанется Элджидаю?». Таким способом он привлекал их из [их] собственной местности к себе. Когда же нашел удобный случай, то напал на них; они [спасясь] прибыли к Токта. Токта сказал: «Для чего нам из-за них ввергаться в случайности войны и набегов?!» И он схватил обоих [Тай-Тимура-тайши] и Юла-Магуса и отправил к Он-хану; он же уничтожил их обоих. После того Гурхан сказал: «У моего старшего брата не высохли еще слезы и мякоть его спины еще не окрепла, как ты уже убиваешь старшего брата и губишь младшего. Как же остается улус?!». |А 23а| По этой причине Гурхан заставил бежать Он-хана, разграбив [его]. Он-хан, бежав с сотней человек, уходил [от преследователей]. Есугэй-каан принял его сторону и взял его. После того [Есугэй] сказал: «Haм нужно вести дружбу с этим человеком» – и стал с ним побратимом [анда]. В этом положении Кутула-каан сказал [Есугэю]: «Дружба с ним – не доброе дело, поскольку мы его [хорошо] узнали. Лучше стать андою с Гурханом, так как у него мягкий и хороший характер, а этот человек убил своих братьев и кровью их запачкал знамя чести. |S 49| Теперь он останется [не при чем]: не попавши стрелою в горного быка, сделал своею ставкою ослиную могилу; потому-то он и прибег к нашему покровительству». Есугэй-бахадур не согласился [с этим] и стал с ним [Он-ханом] другом и побратимом. Он напал на Гурхана и обратил его в бегство, а улус его отдал Он-хану 600.

У [вышеупомянутого] Маркуза было двое сыновей; один назывался Курджакуз 601-Буюрук, а другой – Гурхан. Гурханы, которые были государями в Мавераннахре и Туркестане, [происходят] из народа кара-хитай. Этот же Гурхан был сыном Маркуза, царя кераитов. [Это надо заметить], чтобы не ошибиться. Сыновья Курджакуз-Буюрука: одного имя было Тогорил, а государи Хитая называли его Он-ханом и значение имени Он-хан [Ван-хан] – есть «государь страны»; других именуют [так]: Эркэ 602-Кара, Тай-Тимур 603-тайши, Бука-Тимур, Илка-Селенгун 604. Илка – имя, а Селенгун будет – «рожденный от господина». Таким же образом имя Джакамбу прежде было Керайдай 605. Когда его захватили тангуты и нашли [его] в полной мере проворным, то назвали его Джакамбу, т.е. «великий эмир страны»; [слово] джа [131] [означает] – страну, а – камбу – великий 606. Словом, когда их отец скончался, Он-хана, называвшегося Тогорилом, послали на границы страны, поручивши ему [там] управление. Другие сыновья – Тай-Тимур-тайши и Бука-Тимур – заняли место отца. Он-хан пришел и, убив тех братьев, снова занял престол отца.

Эркэ-Кара убежал и искал защиты у племени найманов; племя найманов оказало ему помощь: отобрало страну [у Он-хана] и отдало ему, а Он-хана прогнали. Отец Чингиз-хана вторично оказал помощь Он-хану и изгнав Эркэ-Кара и опять взяв место, [занимавшееся] Он-ханом, отдал ему.

Дядя Он-хана, Гурхан, снова пришел, заставил Он-хана бежать и занял его место. Чингиз-хан вторично оказал Он-хану помощь и, прогнав Гурхана, отдал [занимавшееся им] место Он-хану. В конце концов царство утвердилось за ним. Джакамбу был всегда за одно со своим братом Он-ханом. Как-то раз эмир Буюрук-хана, государя найманов и брата Кушлук-хана, по имени Кокэсу-Сапрак 607, пришел с войском и разграбил все достояние братьев Он-хана: Илка-Селенгуна и Джакамбу, [а также] часть заповедников [угрукха] Он-хана. После этого Он-хан дал войско своему сыну Сангуну 608 и послал преследовать врага, а у Чингиз-хана попросил помощи. Чингиз-хан отправил Боорчи 609-нойна, Мукали-гойона и Джилаукан-бахадура. Этот рассказ будет изложен [дальше] в [этой] истории.

Джакамбу имел четырех дочерей: одну [из них] высватал себе Чингиз-хан, ее имя было Абикэ 610-беги; другую по имени Биктутмиш 611-фуджин, он взял за [своего] старшего сына Джочи; третью, именуемую Соркуктани-беки, он сосватал [своему] младшему сыну Тулуй-хану; она была матерью четырех сыновей: Менгу-каана, Кубилай-каана, Хулагу-хана и Арик-Бука. [Последнюю] дочь [Джакамбу] отдал [в жены] сыну государя онгутов. Рассказывают, что, когда Чингиз-хан захватил онгутов и они покорились, он хотел захватить эту дочь [Джакамбу] и завладеть ею; [но] сколько ее не искал, – не нашел.

У Он-хана было два сына: одного звали Сангун, т.е. сын господина, имя другого – Уйку 612. У Уйку была дочь, по имени Дугуз 613-хатун; [Чингиз-хан] сосватал ее для Тулуй-хана, а после [Тулуя] ее взял Хулагу-хан. Она была старшей женой Хулагу-хана.

Братьями Дугуз-хатун были Сариджа и [пропуск]. Из ее сестер была также Туктани 614-хатун, которая была в орде Дугуз-хатун. Дочь Сариджа, Урук-хатун, стала женой Аргун-хана и матерью [132] наследника престола, Харбандэ. Иринчин, который жив и поныне, [является] братом Урук-хатун. Из [числа] их родственников многие пребывали на служба Кубилай-каана, да и в настоящее время их потомки – Туг-Тимур Ара-Курика и Кубилай – находятся там. Эта упомянутая группа людей является родом одного брата Он-хана, имя |А 23б| которого было Иди-Курика. Дочь Он-хана, по имени Чаур-беги, рожденную от матери Сангуна, сватали для Чингиз-хана 615, [но] это не было благосклонно принято, вследствие этого [у Чингиз-хана] появилось недовольство. Дочь Чингиз-хана, Фуджин-беги, высватали за сына Сангуна, а затем ее отдали [в жены] Буту-гургэну, из племени куралас; [он приходился] братом матери Чингиз-хана.

Когда Гурхан изгнал Он-хана, Есугэй-бахадур, отец Чингиз-хана, пошел на помощь Он-хану и прогнал Гурхана. [Последний] приблизительно с тридцатью человеками ушел в область тангутов 616 и вторично не появлялся. По этой причине Он-хан и Есугэй-бахадур стали побратимами [анда]. В другой раз, как было упомянуто, он оказал помощь Он-хану в происшествии с Эркэ-Кара; отобрав царство у Эркэ-Кара, он передал [его] Он-хану. Эркэ-Кара убежал 617.

Когда Он-хан воевал в последний раз с Чингиз-ханом, он был разбит и бежал; в местности, называемой Некун-Усун 618, [Он-хана] захватили эмиры Таян-хана: Кори-Субэчу 619 и Тин 620-Шал; так как они имели [к нему] старинную вражду, то убили его, а голову отнесли к Таян-хану. Он не одобрил [этого поступка] и, приказав наказать их, сказал: «Зачем вы убивали такого великого и старого государя? Надлежало привести [его] живым!». И приказал оправить голову Он-хана в серебро; некоторое время он держал ее ради величия и почета, положивши на свой трон.

Одна [из] причин поражения Он-хана была та, что Тэб-Тэнгри, сын Мунлик 621-эчигэ 622, сосватал девушку по имени Кадан-бахадур из |S 50| племени хиркун, ответвления кераитов. В то время, как Он-хан [133] злоумышлял против Чингиз-хана, он послал сообщить Тэб-Тэнгри следующее: «Будем действовать сообща: я отсюда, ты – оттуда!», Тэб-Тэнгри известил [об этом] Чингиз-хана, и [тот] принял меры к устранению [сего замысла].

Итак, однажды Таян-хан сказал голове [Он-хана]: «Скажи что-нибудь!». Рассказывают, что в таком положении [голова] несколько раз высовывала язык изо рта. Эмиры Таян-хана сказали: «Это [имеет] неблагоприятное значение! Удивительно, если гибель не постигнет царство и нас [самих]!». Так и было.

Сын [Он-хана], Сангун, с некоторым числом людей бежал из того места, где умертвили его [отца]. На границе Монгольской страны есть город под названием Исак 623. [Сангун] прошел там, удалился в область Тибета и хотел в ней обосноваться [на жительство]. Население Тибета прогнало его, его нукеры рассеялись и он бежал оттуда. В пределах Хотана и Кашгара есть страна, называемая Кусан 624. Там был султан, по имени Кылыч-Кара. Он отыскал Сангуна в той стране, в местности, называемой Чахар-Каха 625, и убил, а его жену и ребенка захватил. По истечении некоторого времени [Кылыч-Кара] отослал [их] к его величеству, Чингиз-хану, и подчинился ему. Из этого племени во времена Чингиз-хана и Он-хана было множество эмиров. У одного эмира было имя Убчиртай 626-Гурин-бахадур. Значение [слова] убчиртай – «красный плод»; в Монголии красное лицо уподобляется ему, а лицо того эмира было подобно красному плоду. Это тот эмир, который воспретил Джамукэ-сэчэну говорить о Чингиз-хане с досадою и с насмешками. Был еще другой эмир, по имени Кури 627-Силиун-тайши.

У Он-хана был старший эмир, именуемый Куй-Тимуром 628.

В те времена, когда у Чингиз-хана с Он-ханом была дружба, [взаимоотношения] отца и сына и [Чингиз-хан] сидел у Он-хана на правах сына, тот эмир сиживал выше [Чингиз-хана], исполняя всякое дело и слово, кои бывали между Чингиз-ханом и Он-ханом, и дружил с [Чингиз-ханом]. Когда же Чингиз-хан победил и низложил Он-хана, его сына Сангуна и их эмиров, и те, которые не были убиты, подчинились ему, – этот Куй-Тимур-нойон, полагаясь на старую дружбу и в расчете на прежнее согласие, пришел служить к Чингиз-хану; он же почтил его и оказал уважение. Все старые и молодые верили его слову. Куй-Тимур был старцем с согбенным станом. Он имел много жен и одну из них чрезвычайно любил. Случилось так, что распространилась молва, будто Сангун находится в стране киргизов и опять в тех районах усилился, – [Куй-Тимур] оставил дом и все достояние и ушел. Некоторое время он блуждал, но Сангуна не нашел. Так как он беглецом ушел [из юрта Чингиз-хана, последний] отдал его любимую |А 24а| жену [134] Тулуй-Чэрби 629, который был старшим эмиром из племени конкотан. [Тулуй-Чэрби] также имел множество жен, но когда взял ее, то оставил других и проводил [все] время с ней. По истечении некоторого времени Куй-Тимур-нойон, не найдя Сангуна и не имея средства, пришел [опять] служить к Чингиз-хану. Так как его старые права были прочны и он был чрезвычайно стар, Чингиз-хан милостиво простил его вину и благоволил сказать: «Такому старцу что мы вменим в преступление?!». Тогда Куй-Тимур-нойон преклонил колена и доложил: «Ты подарил мне жизнь, а если ты соблаговолишь пожаловать мне возлюбленную мою жену, то [это] будет чрезвычайною [твоею ко мне] милостью!». Чингиз-хан сказал Тулуй-Чэрбию: «Что ты скажешь? Вернешь [ее] или нет?». Так как Тулуй-Чэрби почувствовал [в этом вопросе] указание Чингиз-хана, [чтобы он вернул жену Куй-Тимура], то ответил: «Несмотря на то, что я также ее люблю, однако каким образом нарушу приказание?» – и отдал. У этой женщины спросили: «У этих эмиров имеется так много жен, как же [происходит], что всякий, кто тебя берет, любит больше всех [остальных]?». Она ответила: «У всех женщин телосложение близко друг к другу, [но] поскольку мужчина – могущественный и повелитель, а жена – [его] подчиненная, то надлежит [ей] изыскивать все то, чем муж был бы доволен, и делать так: не идти напротив удовольствию мужа, быть согласной с желаниями его сердца, хранить дом в соответствии с его волею. Если она будет таковой, то, без сомнения, любовь [мужа] к ней увеличится».

Был другой эмир [по имени] Куйду. В то время как Он-хан вознамерился захватить Чингиз-хана, а Бадай и Кышлык, которые были конюшими [актачи] Он-хана, известили [об этом] Чингиз-хана, – этот Куйду отделился от Он-хана и с имевшейся у него женой, трехлетним сыном, верблюдом и одним харкункуриром, – а это буланый конь, – перекочевал и явился к Чингиз-хану. Так как он высказал такую искреннюю привязанность, то [Чингиз-хан] приказал, чтобы он собрал свое племя кераитов и тункаитов; [Куйду] из них составил одну тысячу [воинов]. Его сын Куртакэ 630 начальствовал [этой] тысячей, а его брат Абишка 631 был на службе каана главным и доверенным секретарем [битикчи].

Этот Куйду имел двадцать четыре сына; старшего звали Тукур-битикчи; |S 51| он был эмиром сотни и прибыл в Иран на службу к Хулагу-хану в качестве секретаря; он вывез для него из Багдада казну и [все] добро [халифа] и отлил множество золотых балышей 632. Алинак был его сыном; сначала он был из тысячи Кучура из рода тудаклин, принадлежащего к родам меркитов. В предыдущее время Кучур состоял в тысяче деда Алинака, Куйду. Так как основная тысяча Куйду и его сыновья – все остались там [у каана] в своем роду [худжаур] 633, то [135] [Кучур] взимал с войсковых тысячей подать [копчур] 634, чтобы доставить в это государство [т.е. Иран]. Хулагу вывел Кучура из тысячи Куйду; так как он был человек расторопный, он поручил ему одну тысячу из тех тысяч. Тукур, сын Куйду, был отцом Алинака и также [состоял] эмиром сотни в его тысяче. Когда Кучур скончался, Алинак был ребенком. Хулагу-хан пожаловал тысячу под начальствование Алинаку.

Сыновья Алинака были: Курмиши-гургэн, Кутула, Бугудай, Арпа 635 и Джаудур.

Группа эмиров, которая думала и говорила, что после того, как Чингиз-хан уйдет на Балджунэ 636, они учинят ночное нападение на Он-хана, чтобы прогнать его, а самим сделаться государями и правителями, – есть следующая в раздельности: Даритай 637-Отчигин, Алтай-Джубук 638, Кучар 639-беки, Джамука-сэчэн, Кум-Барин 640, Суэгай 641, Тукай 642, Талу 643, Кутуку 644 из [племени] татар. Когда Он-хан узнал об их замыслах, он разорил их. Из их числа Даритай-Отчигин, Кум-Барин, Сакаит, из племени кераитов, и Куджин, – из среды килингутов и дядьев Конкотана, – все они присоединились к Чингиз-хану. Алтай, Кучар и Кутукут ушли к Таян-хану. Они же все сами произвели это движение, подозревая Чингиз-хана [в том], что он заодно с Таян-ханом. Когда Чингиз-хан победил Таян-хана, он всех их захватил и убил. Из эмиров Сангуна были Билгэ-беки и Тудан 645. Они оба [как раз те], о которых Чингиз-хан сказал, чтобы их отправили к нему |А 24б| с посольством. Они были товарищами Сангуна. Ала-Бука и Тайр тоже были два почтенных эмира Он-хана. Вот и все!

Племя найман,

которого имеется несколько ветвей

Ранее эпохи Чингиз-хана государями найманов были Наркыш-Таян и Эниат 646-каан. Когда они разбили племя киргизов, Эниат-каан [136] не предстал перед своим старшим братом, Наркыш-Таяном, и не поднес ему подарков 647. Наркыш призвал его [к себе] и обнял его за голову; когда они отделились друг от друга, [Наркыш-Таян] сказал: «Как будто у нас нет никого, кто одаривает, или я вас не желаю [видеть]?!».

Буюрук и Таян были сыновьями Эниат-каана. В том положении, когда Таян-хан [окончательно] отделился [от брата], Буюрук, перекочевывая, проходил [как-то] перед кибитками [его кочевья] настолько близко, что из кибиток Таян-хана верха [других] кибиток казались нагруженными на верблюдов. При этом обстоятельстве Таян-хан сказал: «Я тоже – государь; если Буюрук пришел бы и здесь остановился, он оценил бы [наше гостеприимство], а если не придет, – пусть как знает!». Буюрук не остановился и ушел. Таян-хан сказал: «Мы приготовились, чтобы принять их в гости; так как они ушли, то мы себе сделаем угощение!». На том празднестве, среди песен, Кубадегин сказал: «В то время, как Эниат-каан и Наркыш-Таян были вместе, они, – вы подумайте [об этом]! – не делали в улусе найманов каждого человека эмиром и каждую женщину госпожою, и много детей тоже не рождалось. Вы оба, как рог быка и рог коровы, были единой парой. Ныне же, когда вы два брата не единодушны, то кому поручить улус найманов, который рассеян, разбросан и волнуется, как море?».

Когда Таян-хан услыхал эти слова, его щеки покраснели и он сказал: «Скажите Буюруку: «мы ошиблись! Ожидай нас в подобающем месте, пока мы не прибудем». А выйдет ли он навстречу нам или не выйдет, – это его дело». Буюрук ответил: «Известна такая пословица: часто случается, [что] люди достигают величия, а разума не имеют; бывает многажды и так, что они достигают доброты после этого. Если будем здоровы, то встретимся!». [Так сказав], он откочевал, свернул с пути и ушел в другую сторону. Так как они, [Таян-хан и Буюрук], были братьями, а согласия между собою не имели, – то всевышняя истина изменила их жизненные обстоятельства.

Распределение юртов найманов таково.

Летние кочевья: Талак – юрт их государя; Джаджиэ-наур – место его ставки [орда].

Зимовки: гора Адари-Эбкэ 648, Бакрас-олум; Ачирик-наур и река |S 52| Ала-Етрин 649.

Эти племена [найманов] были кочевыми 650, некоторые обитали в сильно гористых местах, а некоторые – в равнинах. Места, на которых они сидели, как упомянуто [?], таковы: Большой [Екэ] Алтай, Каракорум, где Угедей-каан, в тамошней равнине, построил величественный дворец, [137] горы: Элуй 651-Сирас и Кок-Ирдыш [Синий Иртыш], – в этих пределах обитало также племя канлы, – Ирдыш-мурэн, который есть река Иртыш, горы, лежащие между той рекой и областью киргизов и соприкасающиеся с пределами той страны, до местностей земель Могулистана, до области, в которой живал Он-хан, – по этой причине у найманов с Он-ханом постоянно была распря и вражда, – до области киргизов и до границ пустынь, соприкасающихся со страной уйгуров. Эти племена найманов и их государи были уважаемыми и сильными; они имели большое и хорошее войско; их обычаи и привычки были подобны монгольским.

У их царей в древние времена имя было кушлук-хан или буюрук-хан. Значение [слова] кушлук-хан – сильный и великий государь. Говорят, что была другая причина названия кушлук: некий государь |А 25а| этого племени повелевал джинами и людьми, имея [над ними] такое могущество, что доил молоко у джинов, делал из него кислое молоко, дуг 652, кумыс и кушал. После того, эмиры сказали: «Грех это!» – и царь оставил [это] дело. Это в виде [легендарного] рассказа. Значение же названия буюрук есть «дающий приказ». Тем не менее, у каждого из их государей [было] другое, настоящее [личное] имя, которым [их] назвали мать и отец.

[Два] эмира Таян-хана из племени найман именовались – Кори-Су 653-бэчу 654 и Тин 655-Шал 656, они в то время, как Он-хан бежал от Чингиз-хана, захватили Он-хана в местности Некун 657-Усун 658, убили [его] и голову его принесли к Таян-хану; он не одобрил [этого] поступка, а [голову] оправил в серебро и в течение некоторого времени клал ее на [свой] трон, как об этом изложено [в главе] о ветвях [племени] кераит.

Картина хода войны между Таян-ханом и Чингиз-ханом такова: Таян-хан послал царю онгутов, Алакуш-тегину 659, известие [о том], чтобы он присоединился к нему и они бы воевали с Чингиз-ханом. Алакуш-тегин отправил к Чингиз-хану извещение [об этом] в словесной форме через посла, по имени [пропуск] 660. [Чингиз-хан] принял решение воевать с Таян-ханом. Таян-хан собрал большое войско и к нему присоединил множество эмиров из других племен, в таком распределении:

Токта 661, царь меркитов, [из] племени татар; Алин 662-тайши 663 – из [138] старших кераитских эмиров, племени катакин 664; Кутука 665-беки, царь ойратов, [из] племени дурбан; Джамукэ-сэчэн из племени джад-жират 666, рода салджиутов.

Джамукэ-сэчэн отделился [от них] еще до сражения и ушел. Касар привел в боевой порядок 667 центр войска Чингиз-хана, они сразились, разбили найманов; Таян-хан был убит. В той войне было то, что войско найманов скатилось с гор Наку-кун 668. Жену Таян-хана, по имени Гурбэсу 669, которую он любил, после убийства Таян-хана привели к Чингиз-хану, он ее взял [себе].

Когда Чингиз-хан разбил найманов и убил Таян-хана, он в год барса, в пределах течения реки Онона 670, водрузил девятиконечный белый бунчук[туг], устроил великое собрание и великий пир; и [там] дали ему имя Чингиз-хан. После этого [Чингиз-хан] выступил с намерением захватить Буюрук-хана, брата Таян-хана; тот же был занят [в это время] охотой на птиц 671; [Чингиз-хан] неожиданно захватил его во время охоты и убил. Кушлук и его брат, оба были с [Буюрук-ханом]; убежав, они ушли к реке Ирдышу. Кушлук в последней войне, в которой с ним был Токтай 672-беки, когда последний был убит, убежал и ушел к гур-хану, кара-хитаю.

Имена эмиров Буюрук-хана следуют в таком распределении: Еди 673-туклук 674, который в первый день битвы шел во главе [войска], но подпруга его лошади развязалась и войска Чингиз-хана схватили его.

Кокэсу-Сапрак, значение этого имени – «боль груди»; он имел громовой голос; это он разорил дом братьев Он-хана.

У Тулуй-хана была жена, по имени Линкуй 675-хатун; она была дочерью Кушлук-хана; когда разорили Кушлука, она стала невольницей. [Тулуй-хан] имел от нее сына, по имени Кутукту 676; он умер в молодых годах. [Он] имел наложницу, по имени Бексарак, из племени найман; она была матерью Мукэ 677. Эта Бексарак была кормилицею |S 53| Кубилай-каана, отдав собственного сына Мукэ [кормить] другой [139] [женщине]. По этой причине она стала почтенной. Подробности этого |А 25б| будут изложены в [отделе], посвященном родовой ветви Тулуй-хана.

Царя найманов, бывшего у них до вражды Чингиз-хана с найманами, называли Инанч-Билгэ 678 Буку-хан. Значение слова инанч – верить; билгэ – прозвище, [означающее] «великий». Буку-хан в древние времена был великим государем, [к памяти] которого уйгуры и много [других] племен относятся с полным уважением и рассказывают, что он родился от одного дерева. Словом, этот Инанч-Билгэ Буку-хан был почтенным государем и имел сыновей. У его старшего сына было основное имя Бай-Бука; хитайские государи прозвали его Ай-Ван, что на китайском языке значит – «сын хана».

Это прозвище у хитайцев есть прозвище среднее [по своему значению]: хитайские государи не давали людям прозвищ без числа и по неосновательности. В настоящее время они также имеют тот же самый обычай; их прозвища необычайно многочисленны, а степени, соответствующие каждому племени и каждой области, чрезвычайно подобны и подходящи. Они дают людям прозвания таким образом, что каждый в соответствии со [своим] прозвищем знает свою степень и предел [своей власти], так что если, [например], в собрании присутствует сто человек, то по прозвищам, которые им даны, будет определенно известно, у кого какая должность и где и кому надлежит сидеть.

Так как хитайские термины никому не были известны, то Бай-Буку назвали Таян-хан. [Инанч-Билгэ-хан] имел другого сына, по имени Буюрук-хан.

После смерти отца оба [брата] поспорили и повздорили из-за наложницы отца, которую тот любил; они стали врагами друг другу и разделились. Некоторые эмиры и войска передались к одному брату, а некоторые – присоединились к другому. Однако родовой престол имел Таян-хан, так как он был старшим сыном. Его местопребывание было поблизости равнин, а Буюрук-хана – в горах, которые были упомянуты. Они относились друг к другу чрезвычайно плохо. Их отец, когда был в живых, уразумел ту вражду и заносчивость, кои ожидают их в жизни, по [свойствам] характера и по природе [братьев], и сказал: «Мне известно, что Буюрук-хан никогда не будет [жить] в согласии [с братом], если Таян-хан даже на несколько дней займет мое место. Буюрук подобен верблюду, который не двинется [с места] до тех пор, пока волк не съест половину его ляжки!». В конце концов так оно и было.

Таян и Буюрук много воевали и в войнах Чингиз-хана с Он-ханом; каждый из них действовал по отдельности, не оказывая один другому помощи и поддержки, как было приведено в истории. И до тех пор, пока между Чингиз-ханом и Он-ханом не было согласия, они хотя и вели войны с найманами, не могли их покорить. После же того, как Чингиз-хан покончил с Он-ханом, он вступил в войну с Таяном, с Буюруком и племенами найманов. Как об этом упомянуто, он разбил их и освободился от них.

Из племен, близких к найманам и юрты коих соприкасались с ними, было племя тикин 679. У него был государем Кадыр-Буюрук; кадыр [по арабски] означает «великий» и «могущественный». Так как [140] монголы не знают этого имени, они говорят Каджир 680-хан. Существуют некоторые монгольские лекарства, которые в настоящее время называют «каджир», а в старину [их именовали] – «кадыр», т.е. сильное лекарство. Царство этого Кадыр-Буюрук-хана и его предков было больше, чем государство Он-хана, Таян-хана и других царей кераитов и найманов, и они были славнее и почтеннее их. По прошествии некоторого времени упомянутые государи стали сильнее, чем они.

Чингиз-хан присоединил то племя тикин к племени онгут, и они [с тех пор] совместно кочевали. Он брал для своего рода девушек племени тикин и давал [их] также эмирам [племени] онгут. Их девушки и найманские известны красотою и грацией. Сыновья Кадыр-хана – суть те, которые в эпоху Чингиз-хана и во время 681 ... в этом государстве [т.е. в Иране] из племени тикин не больше одного-двух человек. Вот и все!

Племя онгут

Во время Чингиз-хана и ранее этого эти племена онгутов были в числе войск и приверженцев хитайского государя Алтан-хана. Народ [этот] – особый и [только] похож на монгол; их было четыре тысячи |А 26а| кибиток. Хитайские государи, которых титуловали Алтан-хан, [в целях] охраны своего государства от племен: монголов, кераитов, найманов и кочевников тех окрестных местностей, построили стену, которую по-монгольски называют – утку 682, а по-тюркски – буркур 683. [Эта стена тянется] от берегов моря Джурджэ 684 по побережью реки Кара-мурэн, между Хитаем, Чином и Мачином; истоки же ее – в областях тангутов и Тибета 685. Ни в одном месте [стена] не дает прохода. В начале эту стену препоручили этому племени онгутов и дали ему совет и обязательство охранять ее.

Во время Чингиз-хана предводителем и эмиром онгутов был некий |S 54| человек, которого называли Алакуш-тегин-кури 686. Алакуш является именем, а тегин-кури – прозвищем. Втайне у него были склонность и расположение к Чингиз-хану. В то время, как Таян-хан найман враждовал и боролся с Чингиз-ханом, он послал к Алакуш-тегину [предложение], чтобы он стал с ним за одно и они сразились бы с Чингиз-ханом. Алакуш известил Чингиз-хана об этом обстоятельстве, как вскользь было сказано в [отделе] о ветвях найманов, а подробно будет изложено в [настоящей] летописи.

После того, когда Чингиз-хан напал на области Хитая, Алакуш был в обиде на Алтан-хана и по этой причине он передал Чингиз-хану [охраняемый им] проход [через хитайскую стену]; вследствие этого Чингиз-хан чрезвычайно расположился к нему 687 и приказал отдать ему [в жены] дочь. Алакуш сказал: «Я стар и имел брата, [141] по имени Бинуй 688, который был государем; когда его не стало, Алтан-хан хитайский увез в Хитай заложником его сына, по имени Шенгуй 689. Быть может вы дадите ему эту девушку, чтобы он прибыл сюда». Чингиз-хан соизволил ответить: «Возможно!». Алакуш-тегин тайно послал [известие] к племяннику, чтобы он прибыл. [Шенгуй] явился, и когда достиг деревни Кендук, которая поблизости к тому [месту], эмиры его дяди и отца послали сказать: «Не дело тебе приходить [сюда], потому что твой дядя Алакуш убьет тебя. Задержись, пока мы не погубим его!». Шенгуй остановился, а [тем временем] эмиры умертвили Алакуш-тегина. Шенгуй прибыл и стал служить Чингиз-хану. Чингиз-хан дал ему [в жены] свою дочь Алагай-беги, которая была моложе Угедей-каана и старше Екэ 690-нойона. После этого [ее] звали Алагай-беги. Тогда[же] Чингиз-хан приказал: «Кто убил этого нашего свата Алакуш-тегина? Приведите его убийцу, чтобы осуществилось возмездие за кровь!». Шенгуй, преклонив колена, доложил: «Все онгуты, посоветовавшись друг с другом, убили его. Если всех их убить, какую это принесет [вам] пользу?». Чингиз-хан приказал: «Если так, то пусть приведут того, кто напал [на него] и убил!». Когда убийцу привели, Чингиз-хан приказал умертвить его со всем [его] родом.

Алагай-беги родила от Шенгуя сына, по имени Ангудай 691; Ангудаю дали [в жены] дочь Тулуй-хана, которая была моложе Менгу-каана и старше Хулагу-хана. Однако у него не было детей.

Из этой истории видно, что из рода Чингиз-хана дают девушек племени онгут и берут от них. Вследствие этого мать Аргун-хана, Каймыш 692-хатун, была из племени онгут.

Группа знаменитых эмиров и старейшин, которые из этого племени, [такова]: в эпоху Чингиз-хана из них был эмир тысячи по имени Ай-Бука 693, а [из] тех, кто прибыли в это государство [т.е. Иран] – Чин-Тимур 694, который ранее этого прибыл вместе с Бенсил 695-нойоном. Сыновей Чин-Тимура очень много в Хорезме 696; дочерей [в тексте ошибочно – дочь] он выдал за государей. Сын Юсуфа, Макур, [состоит] при Токта; сын Куртукая находится здесь.

Повествование о Чин-Тимуре и [его] сыновьях было таково. Перед тем как Хулагу-хан прибыл в Иран, Угедей-каан отправил [туда] для начальства [над войсками] и административного управления с титулом эмир-и ляшкара [т.е. командующего войсками] одного эмира, по имени Бенсил-нойон, от кости [племени] тумаут 697, которое есть отрасль кераитов. В настоящее время из его потомства остались Туглук-кушчи, братья [142] и родственники. Упомянутый Чин-Тимур прибыл [с Бенсил-нойоном] в качестве нукера. Вместе с ним явились: Кул-Пулад из племени найман, который был отцом Есудера 698-стольника [баурчи] и Есура-судьи [йаргучи], и Куркуз, который был уйгур и [служил] в должности секретаря [битикчи].

Из детей Куркуза были: Кутлуг-Бука, Яйла-Бука и другие братья. Ныне существуют сыновья Кутлуг-Буки: Уйгуртай 699 и Газан-бахадур.

Когда Чин-Тимур скончался, Бенсил-нойон приказал Куркузу, чтобы |А 26б| он отправился к каану и доложил бы об этом обстоятельстве. Кул-Пулад сказал Бенсил-нойону: «Не следует его посылать, потому что он – уйгур; он не выполнит этого дела, а для себя обделает дела!». Бенсил не послушался и отправил Куркуза.

Когда [Куркуз] прибыл на службу к каану, то получил для себя должность Чин-Тимура – баскакство 700 в земле Иранской. Когда он прибыл [обратно], то сын Чин-Тимура, Онгу-Тимур, поссорился 701 [с ним], отбыл к его величеству каану, получил [у него] должность своего отца и привел с собой эмира Аргуна с обязанностями посла. Когда он прибыл сюда Куркуз сказал: «Мы – две бараньих головы и в одном котле не поместимся!». И в таких пререканиях они оба отправились к каану и [там] обнаружили [взаимную] вражду. Эмиру Аргуну, который прибыл с миссией посла ради Онгу-Тимура, запало в душу страстное желание власти и начальствования; [в конце концов] должность их обоих дали ему.

После этого однажды Куркуз проходил по мосту; туда пришел некто из ев-угланов супруги Чагатая, по имени Сартак-Куджау 702. Они заговорили друг с другом. Куркуз спросил: «Кто ты?». [Сартак] ответил: «Я – Сартак-Куджаву». Куркуз заметил: «Я – Куркуз-Куджау» и в средину [вставил] гнусное слово. Сартак заметил: «Неужели я не доложу о тебе?». Куркуз сказал: «Кому ты доложишь обо мне?». Незадолго [до этого] Чагатай умер. Сартак-Куджау повторил то слово перед женой Чагатая. Она до крайности разгневалась и послала к Угедей-каану доклад [о происшедшем]. Каан приказал [особым] указом [ярлык], чтобы его [Куркуза] схватили и набили [ему] рот землей. До прибытия этого повеления Куркуз достиг Хорасана. Услыхав, |S 55| что едет посол, чтобы его схватить, [Куркуз] бежал в Тус, в [143] разрушенную крепость. Посол привез ярлык, чтобы Тубадай 703, сын Бенсила, захватил Куркуза.

[Тубадай] три дня держал [Куркуза] в осаде, и с обеих сторон сражались. [Наконец Тубадай] захватил [Куркуза], заковал его в цепи и вручил послам. Его увезли, заключили в тюрьму, набили рот землей, и он умер. После этого наместничество и управление Ираном утвердилось за эмиром Аргуном. Вот и все!

Племя тангут 704

Это племя большей частью обитало в городах и селениях, но было чрезвычайно воинственно и [имело] большое войско. Тангуты много [раз] сражались с Чингиз-ханом и его родом. Их главу и государя звали Лун-Шидургу. В стране тангутов много владений, состоящих из городов, селений и крепостей; и она имеет много гор, [идущих] в разных направлениях. Вся [эта страна] расположена у большой горы, которая находится перед ней; ее называют – Алсай 705. У окраин этой страны расположен Хитай 706. [Народности:] – нангяс, манзи 707 и чинтимур обитают поблизости этой страны.

В эпоху Угедей-каана там бывало [монгольское] войско, а во время Кубилай-каана был послан... [кто или что – пропущено].

Ранее этого монголы называли эту область Кашин 708. Когда Кашин, сын Угедей-каана и отец Кайду, скончался, имя Кашин стало запретным [курик]. С этого времени снова называют эту страну Тангут и ныне ее также именуют этим названием. В эпоху Чингиз-хана и Угедей-каана несколько раз ходили в ту область и посылали войска; так как тангуты были воинственным и могущественным племенем, то часто восставали и воевали. В конце концов они покорились и [затем] снова стали враждебными.

В первый раз, когда Чингиз-хан захватил большую часть племен меркитов, он направился войной на ту страну [тангутов] в год быка, соответствующий шестьсот первому году [хиждры] 709.

В тех пределах была одна весьма неприступная крепость, по названию Лики 710, и большой город, именовавшийся Аса-Кинклус 711; монголы [144] взяли их и разграбили. Напав на область [Тангут], они угнали множество верблюдов, которые были в тех пределах. После этого в третий год, бывший годом зайца и называемый [по-монгольски] толай-йил, Чингиз-хан с большим войском и многочисленной ратью осенью и зимой был занят войной против той области и ее освобождением [от неприятеля]. Большую часть ее он покорил. В четвертый год, который был [по-монгольски] |А 27а| морин-йил, т.е. год лошади, Чингиз-хан летом был [у себя] в орде, а осенью выступил [опять оттуда] войной и взял один из более значительных [тангутских] городов, который называют Ири 712-гай 713. В каждой местности, где были непокорные [тангуты] и крепости, он всех их привел к покорности и завоевал. Упрочив [свою] власть в стране тангутов, Чингиз-хан взял за себя дочь их государя, Лун-Шидургу; ради охранения его государства оставил там правителя [шихнэ] и войско. Когда [Чингиз-хан] в год такику, т.е. год курицы, выступил походом на страну тазиков 714, он прибыл со [всей] своей ордой. Прошло в том некоторое время, и [Чингиз-хан] услыхал, что царь тангутов снова восстал. В [Чингиз-хане] пробудилась энергия [наказать государя тангутов], но так как он состарился и ему было известно и определенно установлено, что приблизилось время перехода [в вечную жизнь], то он потребовал к себе сыновей, эмиров и приближенных, [совершил] завещание и наказ, который имел относительно государства, царствования, короны, трона, войска и назначения сыновей [по уделам].

Осенью того года он [однако] выступил с войском против Кашина. Тамошний государь Лун-Шидургу просил прощения, [заявляя]: «Я был перепуган и содеял зло; если [Чингиз-хан] даст мне отсрочку, согласится считать [меня] сыном и в этом поклянется, то я выйду [к нему]». Чингиз- хан поклялся и дал ему отсрочку на определенный срок. Тем [же] временем [Чингиз-хан] занемог и завещал, чтобы, когда он умрет, его смерть не обнаруживали бы, не рыдали и не стенали, дабы враг не узнал об этом и вышел в определенный срок, [а когда он выйдет], чтобы всех схватили и поголовно перебили.

Весной года нокай-ил, который будет годом собаки, Лун-Шидургу вышел [из своей резиденции], его со всеми горожанами предали мечу мести и овладели [его] царством. Гроб же Чингиз-хана в начале года свиньи принесли в орду и устроили [по нем] оплакивание [и поминки]; его смерть [таким образом] стала известна 715.

Из племени тангут было множество эмиров. Из их числа Чингиз-хан привел Учаган 716-нойона; когда ему было пятнадцать лет, Чингиз-хан воспитал его в качестве сына, так что называл его пятым сыном. Он начальствовал главною тысячей Чингиз-хана. В тот век было так обусловлено и принято за обыкновение, что тысяча, несмотря на то, что она будет главной [или старшей], не была бы более, чем в тысячу [воинов]. Всю эту тысячу составляли люди, которые принадлежали [145] ордам и особе Чингиз-хана. Всякого [рода подати и повинности, как то:] калан, улаг, шусун, ингерджак, аргамчи 717 и прочие, которые предоставляют войскам, всем этим удовлетворяли по справедливости тысячу Чингиз-хана и тех, кто принадлежал лично его особе. И это [всё] давали по слову Учаган-нойона. Во время Угедей-каана последний поставил |S 56| этого Учаган-нойона во главе всех войск, находившихся на границе Хитая; к этому [каан] присоединил управление Хитаем в такой мере, что царевичи и эмиры, которые сидели в тех пределах, все находились под его властью. Был [и] другой эмир, по имени Бурэ-нойон, которого также привел Чингиз-хан из Тангута. Он ведал личной сотней [Чингиз-хана]. Когда Учаган-нойон был назначен к великому делу, этот Бурэ-нойон стал начальствовать его тысячью. Он был старшим эмиром большой орды [жены Чингиз-хана] – Бортэ-фуджин и ведал также тремя другими ордами. Из этого племени в этой стране [т.е. в Иране] были Аджу 718-сугурчи 719 и его сын Тогрулджа 720.

Причина события [с ним] и рассказ об этом Бурэ таковы. Его в тринадцатилетнем возрасте привели пленником из [области] Тангут. Он пас в орде стадо быков. Однажды Чингиз-хан, охотясь на зверя, увидел его. Положив свою шапку на конец палки, [Бурэ] почтительно стоял и держал чашку. Чингиз-хан спросил: «Что ты делаешь и что это такое?». Он ответил: «Я – тангут, приведенное тобой дитя потока и разграбления, тоскую от одиночества. Я положил шапку на конец палки и говорю: «из нас двоих один пусть будет старшим». А шапка по старшинству первая, так что я и служу [ей]!» Чингиз-хану понравились эти слова, и так как он увидел в них признаки способности и зрелости ума, то привел его в свою большую орду к Бортэ-фуджин, [там] он занялся приготовлением пищи на той [ханской] кухне. Так как счастье было ему помощником, то [Бурэ], постепенно продвигаясь вперед, стал эмиром сотни. После того он сделался эмиром личной [Чингиз-хановой] тысячи. Во время Угедей-каана, когда Хитайское государство окончательно было завоевано и стало покорным, [Угедей-каан] совершенно предоставил ему те области и войска, которые были в той стране. Вот и все! [146]

|А 27б| Племя уйгур

Согласно с тем, что было упомянуто во введении к [этой] книге, когда Огуз, сын Кара-хана, сына Диб-Бакуя, сына Абулджа-хана – Яфеса, сына Ноя, – да будет над ним мир! – бился и сражался с дядьями, братьями и племянниками вследствие того, что он исповедовал веру в единого бога, и некоторые из них помогли ему, а других он победил и завоевал [их] владения, – он устроил большое собрание, обласкал родственников, эмиров и воинов, и группе родственников, которая была в тесном согласии с ним, он дал имя уйгур. Значение этого слова на тюркском языке есть – объединяться и оказывать помощь. И это имя обобщили со всей той группой и отраслью их потомков и их родом. Так как некоторые из тех племен, каждое по особой причине, получили другое имя, вроде: карлук, калач, кипчак, то [название] уйгуры утвердилось за остальными. По такому определению все уйгуры будут их рода. Разумеется, вследствие продолжительности времени, обстоятельства ответвления племен и их колен не стали известны настолько, чтобы происхождение каждого было бы [точно] названо и во всех подробностях; по этой причине их вообще, не впадая в противоречие с предшествовавшими сведениями, считают отраслью тюрков. Вследствие этого, хотя описание их вошло в [описание] ветви Огуза, в этой главе оказалось необходимым повторить о племенах, подобных тюркам, так, как это излагают [сами] уйгуры. И так как [их] сказания и жизненные обстоятельства весьма обширны, то упоминание о [всех] событиях [в жизни уйгуров] и об их верованиях так, как они записаны и упомянуты в их книгах, – составило отдельную историю и образовало прибавление к этой благословенной летописи. Здесь же приводится в извлечении лишь часть того, что имеет отношение к [этой] ветви.

Рассказывают, что в стране Уйгуристан имеются две чрезвычайно больших горы; имя одной – Букрату-Бозлук, а другой – Ушкун 721-Лук-Тэнгрим; между этими двумя горами находится гора Каракорум. Город, который построил Угедей-каан, также называется по имени той горы. Подле тех двух гор есть гора, называемая Кут-таг. В районах тех гор в одной местности существует десять рек, в другой местности – девять рек. В древние времена местопребывание уйгурских племен было по течениям этих рек, в [этих] горах и равнинах 722. Тех [из уйгуров], которые [обитали] по течениям десяти рек, называли он-уйгур, а [живших] в [местности] девяти рек – токуз-уйгур. Те десять рек называют Он-Орхон 723, и имена их [следуют] в таком порядке: Ишлик 724, Утингер 725, [147] Букыз 726, Узкундур 727, Тулар 728, Тардар 729, Адар, Уч-Табин 730, Камланджу 731 и Утикан.

На первых трех реках обитали девять племен, на [следующих] четырех – пять племен; [племена], обитавшие по Камланджу, которая есть девятая, называют народом лун 732; тех же, которые [жили] по [реке] Утикан, десятой [по счету], называли народом кумук 733-атыкуз 734. Вне [обитания] этих племен, сидевших по течениям [указанных] рек, в той же окружности было [еще] сто двадцать два племени, но их имена не известны.

Прошли годы и века, а у тех уйгурских племен не было назначенного государя и предводителя. В любое время в каждом племени, путем насильственного захвата, кто-нибудь становился эмиром своего племени. После того все те племена ради общего блага устроили совещание и на нем решили: «Для нас нет иного выхода, как [иметь] всевластного государя, который распространял бы [свои] приказы на всех». Все единодушно и к своему удовлетворению выбрали некоего человека, по имени Менгутай, из племени эбишлик 735, который, был умнейший между племенами, и дали ему прозвание Ил-Илтибир 736. [Они выбрали] из племени узкундур еще другого, одаренного [положительными] качествами, и прозвали его Кул-Иркин; обоих они сделали |S 57| государями [всего] народа и племен. Их род царствовал в продолжение ста лет.

Сообщаемые [уйгурами] удивительные обстоятельства их жизни, диковинные события и некоторые их верования, в соответствии с их повествованием [о них], достаточно подробно записаны и упомянуты в отдельной истории в главе об уйгурах, образуя дополнение к этой благословенной летописи.

За последнее время соглашение уйгуров было таково, что своего государя они называли иди-кут, т.е. «господин счастья». В эпоху |А 28а| Чингиз-хана иди-кут’ом был Бараджук 737. Когда гур-хан оказался победителем над странами Мавераннахра и Туркестана, иди-кут прибыл к нему с выражением полной покорности. [Гур-хан] отправил ему [148] наместника [шихнэ], по имени Шаукэм 738. Когда [последний] стал властным, он простер руку насилия над иди-кутом, [его] эмирами и уйгурскими племенами и требовал не полагающихся податей; они отвратились от него. При таком обстоятельстве пришло известие, что Чингиз-хан покорил область Хитая, а следом пошла молва о его силе и могуществе. Иди-кут дал знак, чтобы того наместника предали смерти в селении Кара-Ходжа 739. С объявлением о своих враждебных отношениях к кара-хитаям и с засвидетельствованием покорности и повиновения Чингиз-хану, [иди-кут] отправил к нему посольство [из лиц], по имени: Калмыш 740-Ката, Омар-огула и Татара; Чингиз-хан обласкал послов и дал приказ иди-куту прибыть к его величеству. Тот повиновался приказу и, будучи почтен особыми знаками благорасположения и милостивыми пожалованиями [Чингиз-хана], возвратился [обратно]. Во время похода победоносного войска [Чингиз-хана] на Кушлук-хана [иди-кут], в соответствии с приказом, выступил с тремя стами людей и обнаружил мужественные подвиги. Затем, согласно разрешению, он вернулся со своими приближенными и отрядом. Когда Чингиз-хан направился в области тазиков, [иди-кут], согласно приказу, выступил со своим войском. Состоя в свите царевичей Чагатая и Угедея, он проявил старания при взятии Отрара; после того в сообществе эмиров Тарбая 741 и Есура 742, [а равно] поставщика корма для [войскового] скота 743, отправился к Чингиз-хану и в те пределы. Когда Чингиз-хан прибыл в свой исконный юрт, в большую орду, и объявил поход против тангутов, иди-кут, во исполнение его приказа, выступил из Бешбалыга 744 с войском на служение Чингиз-хану.

И вследствие этих похвальных услуг он снискал особенное [к себе] увеличение благосклонности [Чингиз-хана]; последний помолвил [с иди-кутом] свою дочь, [но] завершение сего [браком] не состоялось [149] вследствие происшествия с Чингиз-ханом. [Иди-кут] прибыл [к себе] в Беш-балыг. После восшествия на ханский престол Угедей-каана [последний], выполняя указанное отцом обязательство, пожаловал иди-куту Алтан-беги. Но до его прибытия [в ставку Угедей-каана] Алтан-беги умерла. Спустя некоторое время, [каан] помолвил за него Аладжи-беги, но прежде чем она была передана ему, иди-кут скончался. Сын его Кишмаин отправился на службу каана, стал иди-кутом и взял [за себя] Аладжи-беги, [но] вскоре и его не стало. Его брат Салынди, по указанию Туракина-хатун, занял место брата, сделался иди-кутом и стал чрезвычайно могущественным и почитаемым. Прочие их [уйгуров] жизненные обстоятельства, которые случились в эти времена, каждое будет изложено в своем месте, если это будет угодно преславному Аллаху. Госпожи же и эмиры сего народа, кои были и существуют из тех, что уважаемы и известны, – это те, которые упоминаются. И только!

Племя бекрин 745

Их также называют мекрин. Стойбище их находится в области уйгуров [Уйгуристан] в труднодоступных горах. Они не монголы и не уйгуры. Из-за того, что они живут в [местности] чрезвычайно гористой, они хорошо ходят по горам и все они ходоки по скалам [киачи]. [Это племя] составляло одну войсковую тысячу [хазарэ]. Они подчинились Чингиз-хану и выказали [ему] повиновение, а их эмир и глава пребывал на службе у Чингиз-хана. Так как область их близка к пределам улуса Кайду, то Кайду их захватил и присоединил к себе. В то время эмиром у них был [некто] по имени Джинанч 746. Во времена Чингиз-хана их предводитель привез [свою] дочь и отдал [ее] ему. Чингиз-хану она весьма понравилась, и он ее очень любил; имя ее – Мукай-хатун; однако от нее он не имел детей. Указ Чингиз-хана был таков, чтобы племя бекрин представляло [ему] своих девушек, дабы он забирал для себя или сыновей любую, которая [ему] понравится. После кончины Чингиз-хана эту жену [его] взял Угедей-каан. Он любил [ее] больше других жен, и те ей завидовали. Чагатай также любил эту Мукай-хатун. Прежде чем ему стало известно, что [ее] взял Угедей-каан, он послал |А 28б| сказать: «Из матерей и красивых наложниц 747, [оставшихся от] отца, [150] отдайте мне эту Мукай-хатун!». Угедей-каан ответил: «Я ее взял [себе]; если бы известие [от него] пришло раньше, я бы прислал [ее], если же |S 85| он склонен к другой, я отдам [ее ему]!». Чагатай сказал: «Предметом моих исканий была она, так как [ее] нет, я другой не хочу». От этой жены каан также не имел детей. Жена [его] Кашин, которая была матерью Кайду, была из племени бекрин. Имя ее – Сипкинэ 748. Одно из колен [тайфэ] этого племени пришло [некогда] с Хулагу-ханом [в Иран], и в этом государстве они относились к ходокам по скалам и горам.

Племя киргиз

Киргиз и Кэм-кэмджиут две области смежные друг с другом; обе они составляют одно владение [мамлакат]. Кэм-Кэмджиут – большая река 749, одною стороною она соприкасается с областью монголов [Могулистан] и одна [ее] граница – с рекой Селенгой, где сидят племена тайджиутов; одна сторона соприкасается с [бассейном] большой реки, которую называют Анкара-мурэн, доходя до пределов области Ибир-Сибир 750. Одна сторона Кэм-Кэмджиута соприкасается с местностями и горами, где сидят племена найманов. Племена кори, баргу 751, тумат 752 и байаут 753, из коих некоторые суть монголы и обитают в местности Баргуджин-Токум 754, также близки к этой области. В этих областях много городов и селений и кочевники многочисленны. Титул [каждого] их государя, хотя бы он имел другое имя, – инал, а родовое имя тех из этой области, кто пользуется уважением и известностью, – иди. Государь ее был... [пропуск]. Название другой области – Еди-Орун 755, государя тамошнего называли Урус-инал.

В году толай, являющемся годом зайца, соответствующем месяцам 603 г. 756, Чингиз-хан послал гонцами к этим двум государям Алтана 757 и Букра 758 и призвал [их] к подчинению. Те послали назад вместе с ними трех своих эмиров, коих звали: Урут 759-Утуджу 760, Элик-Тимур и Аткирак 761, с белым соколом, как выражение почтения от младшего старшему 762, и подчинились [ему]. [151]

Спустя двенадцать лет, в год барса, когда восстало одно [из] племен тумат, сидевшее в Баргуджин-Токуме и Байлуке, для его покорения [монголы], из-за того, что оно было поблизости от киргизов, потребовали от киргизов войско [чарик]; те не дали и восстали. Чингиз-хан послал к ним своего сына Джочи с войском. Курлун 763 [был] их [киргизов] предводитель; [у монголов эмир], по имени Нока 764 отправился в передовом отряде; он обратил в бегство киргизов и вернулся назад от восьмой реки 765. Когда подоспел Джочи, лед уже сковал реку Кэм-Кэмджиут. Он прошел по льду и, покорив и подчинив киргизов, вернулся назад.

Племя карлук

Хотя упоминание об этом племени приводится в разделе об огузах, однако так как во времена Чингиз-хана они ушли к его величеству и рассказ о них приведен в повествовании о нем, то здесь также упоминается кое-что из раздела о них. В эпоху Чингиз-хана у правителя и государя карлуков имя было Арслан-хан. Когда Чингиз-хан послал в те пределы Кубилай-нойона из племени барулас, Арслан-хан подчинился и явился к Кубилаю. Чингиз-хан дал ему девушку из [своего] рода и повелел, чтобы его называли Арслан-сартактай, т.е. таджик, и соизволил сказать: «Как можно звать его Арслан-хан!».

Племя кипчак

Причина упоминания [племени] кипчак в данном месте, несмотря |А 29а| на то, что в разделе об огузах они упоминаются, та же, о которой говорилось в отношении карлуков. Главою кипчаков во времена Чингиз-хана был эмир из племени кипчак по имени Кунджек, бывший старейшиной [михтар] зонтикодержателей Чингиз-хана. Он имел сына по имени Кумурбиш-Кунджи 766; он был искусный охотник. Как-то раз его посылали с посольством к государю Ислама, – да длится его царствование! [Оба] они, [отец и сын], принадлежат к роду государей кипчаков. Впрочем, аллах лучше знает и мудрее! [152]

Комментарии

571. В ркп. I – диар.

572. В ркп. I – бадур; S – ?ауур.

573. В ркп. S – тулсан.

574. В ркп. S – джалутан.

575. В ркп. S – иджэ; I – и?хиэ.

576. В ркп. S – кутк?р.

577. В ркп. S – уру.

578. утакин (китайское У-дэ-цзянь – *Удэгэн) – название горы подле Каракорума, вблизи р. Гунь, или Орхон (Е. Bretschneider, op. cit., I, pp. 240, 259). Возможно, что Утекин-мурен обозначало какую-либо небольшую речку, протекающую там. (В ркп. S слово мурэн – «река» – опущено).

579. Сведения о летовках и зимовках Ван-хана в издании проф. Березина (Сборник летописей..., ч. I) отсутствуют.

580. Возможно, разумеется местность Каратун [Каратун, по-китайски Хэй-линь = «Черный лес»], в передаче Рашид-ад-дина караун в том же значении «черный лес» [кара – «черный» и ой (родит. ойин) – «лес»]. Местность эта – на р. Тола, берущей начало с хребта Кентей (на Толе стоит Урга = современная столица Монгольской республики Улан-Батор). Арх. Палладий Кафаров отмечает дремучие сосновые леса по горам, окружающим Толу, и зеленые рощи по реке. Местность Караун (Karatun), по монгольским источникам, была главной лагерной стоянкой Чингиз-хана (Е. Bretschneider, op. cit., II, p. 291, прим. 707; Арх. Палладий. Дорожные заметки на пути по Монголии, стр. 91, 113). Здесь у Рашид-ад-дина мы видим Караун-Джидун, в другом месте (дальше) – Караун-кабджал, не означают ли они одного – ущелье Караун?

581. За правильность такой передачи слов чик?р-дж?лг?р не ручаюсь.

582. В ркп. S – бисут.

583. Это место, начиная со слов «Во время Он-хана» и т.д., отсутствует в изданном проф. Березиным «Сборнике летописей...», I.

584. В ркп. А – сарухир; В – сарухир; С – сарудж?р; у Березина – саруджир; L, Р – сарух?р.

585. В ркп. В – багхэ; С, L – какджэ; Р – ?акджэ; у Березина – бакджэ (по его чтению – «Багча»).

586. В ркп. S – ??суд?р; В – ?судур; С – бисудар; L – ??судар; I – ?исуд?р; у Березина – б?судур (по его чтению – «Бесудур»).

587. В ркп. S – дур?ай; В – д?р?ай; I – дудпай; Р, С, L и у Березина – д?рбай (что Березин читал как – «Дербай»).

588. В ркп. В – адж?к; С – ач?к; L – ах?к; у Березина – аджик.

589. В ркп. В – ?у?л’а?; С, L и у Березина – тунгкаит краит.

590. В ркп. – ?нсил; В, Р – ??сил; С – бинсил; L – б?нсил; I – н?бсил; у Березина – бисил.

591. В ркп. С, L и у Березина – тубаут; Р, В – ?у?аут. Но в нашем тексте [по ркп. А], – с огласовкою, – и в указанных рукописях, и у Березина слово это, собственно, должно бы читаться как тумавут.

592. В тексте А – а?джи; в ркп. S – иджи; В, Р – алхи; С – ихи; L – ??хи; у Березина алджи (он читал как «Алчи»).

593. О чине и звании, обозначаемом термином тутгаул (туткаул), см. домыслы проф. Березина в изданных им «Ханских ярлыках» (II, прим. 12 на стр. 30, 31), у Будагова в его «Сравнительном словаре турецко-татарских наречий» (I, стр. 743).

Происходя, несомненно, от тюркского глагола туткаламак в значении: 1) хватать, задерживать, замедлять и 2) обхватывать и щупать, – термин тутгаул в XV-XVI вв. в Средней Азии, судя по запискам султана Бабура, означавший тропу или путь диких животных, которыми они следуют во время лета и по зимам, – в эпоху монголов Чингиз-хана и его ближайших преемников означал особое чиновное лицо. Проф. Березин переводил его как «задерживатель, заставщик», т.е., повидимому, в значении пристава, начальника заставы или заграждения, заграды со стражею на дорогах, при въезде в город или на границе; несомненно, это дало Березину право догматически утверждать: «заставщик есть русский мытник или мытчик (от мыта)». Слово же это в старой, удельной Руси означало сборщика пошлин со всего покупаемого и продаваемого на торгу (отсюда – «Мытный двор»). По смыслу, например, одного эпизода из борьбы южнорусских удельных князей, – как князь Владимир Мстиславич приехал в Белгород, а тамошний князь Борис Юрьич спокойно пировал на сеннице с дружиною, да с попами белгородскими, и если бы мытник (сборщик податей) не развел моста, то князя захватили бы (С.М. Соловьев. История России с древних времен, т. I. Изд. «Общ. польза», стр. 426), – можно думать, что мытники стояли не только при дорогах, но и при мостах, взимая пошлину или сбор с различного рода объектов торговли, когда их везли на рынок. Но были ли эти функции отправляемы монгольскими тутгаулами, – вопрос совершенно не выясненный.

594. В ркп. S – ?тани.

595. В издании проф. Березина под заголовком Добоут помещено все то, что здесь изложено под заголовком Конкаит; что у него под заголовком – Тонгкоит-Кераит, в нашем тексте – под заголовком Тумаут (Сборник летописей..., I, стр. 96).

596. Так добавлено в ркп. I.

597. В ркп. S – т??бган.

598. У первой буквы нет точки, и потому чтение это является предположительным. В ркп. S это слово написано совсем без диакритических знаков.

599. В ркп. S – утурагаймиш.

600. Это место, начиная со слов «Он-хан сказал Тайтимур-тайши», у проф. Березина отсутствует.

601. В ркп. А – курхакур; В – куджар; I – куджакур; у Березина – куджатур.

602. В тексте – с огласовкою.

603. В ркп. А – тайтимур; В – байтимур; у Березина – бай-тимур.

604. В ркп. В – сан?ун; С, L, I и у Березина – сангун.

605. В ркп. В – к?рандай; I – к?рабдай.

606. Все это место переведено Березиным сообразно текста, изданного им, так: «Илха есть имя, а Сенгун есть «сын господина». Когда его взяли Тангуты и нашли в нем человека быстрого в надлежащей мере, то назвали его Джаханьбо ***, т.е. князь страны и достопочтенный князь. Джа *** – страна, а ханьбо *** – достопочтенный» (Сборник летописей..., ч. I, стр. 68).

607. В ркп. В, I, С и у Березина – сайрак; L – сайрат.

608. В ркп. А – шнгун; S, С, L, I и у Березина – снгун.

609. В ркп. S – ?урджи; В, I и у Березина – бурджи.

610. В ркп. В и у Березина – аб?кэ (что Березин читал как «Абка»); С, L – абикэ.

611. В ркп. A, S, В, I в этом слове после слога ту стоит меркез без различительного знака, и Березин читал это имя как «Биктуймиш», но в ркп. С это написано со всеми диакритическими знаками и читается как Бектутмиш.

612. В ркп. А – а [у, и] буку; В, С, L – уйку; у Березина – Уйгур.

613. В ркп. С, L – дукун; В – дукур; I – дукуз; у Березина – дукур.

614. В ркп. В – тук??й; у Березина – тукти (что он читал как «Туктай»).

615. У Березина «за Джучи, сына Чингиз-хана».

616. В тексте у Рашид-ад-дина для понятия «область тангутов» приведены слова вилайат-u тангкут; первое слово вилайат может значить и «страна», и «государство». Китайское название империи тангутов в средние века было Си-Ся (Западная Ся) или Хэ-си (запад Желтой реки). Страна тангутов была известна у монголов также под именем Хаши(н) (Е. Bretschneider, Med. Researches, I, pp. 184, 185). Тангутское государство (Си-Ся) возникло в X в. н.э. и просуществовало до 1227 г., когда оно было покорено Чингиз-ханом. В начале IX в. оно объединило ряд мелких княжеств северо-западной окраины Китая, а в 30-х годах того же века тангуты захватывают долину Эдзин (Эцзин)-гола, на юге пустыни Гоби, где возник г. Идзинай, известный у нас под монгольским названием Хара-хото и давший ученому миру ряд замечательнейших памятников древности в виде манускриптов на разных языках, картин и разных предметов быта. Замечательным открытиям в Хара-хото наша наука обязана знаменитому советскому путешественнику П.К. Козлову (см. его последнее издание: Монголия и Амдо и мертвый город Хара-хото. М., 1947).

617. Добавлено в ркп. I.

618. Может быть, это урочище и перевал Ногон-даба между станциями Джиргаланту и Долон к югу от Урги. (См.: А. Позднеев. Заметки на дневник по Монголии в «Дорожных заметках на пути по Монголии» арх. Палладия, стр. 205).

619. В ркп. С, L – ?аджу, у Березина – баджу.

620. В ркп. L, В – т?нг, без диакритических точек; у Березина – т?нг (он читал как «Тунг»).

621. В ркп. S, L – м?нгл?к.

622. В ркп. S – ?джкэ; I – ич?кэ.

623. В ркп. В – исак; I – инсак; у Березина – иншан.

624. Кашгар обозначает то же, что и Восточный или Китайский Туркестан с главным городом того же имени. Хотан – оазис и город у северного подножья Куэнь-Луня в Восточном Туркестане; со времен глубокой древности служил оседлым центром. Кусан, повидимому, – Куча (Е. Bretschneider. Med. Researches, II, pp. 230, 232, 315). См. дальше, прим. 739 на стр. 148.

625. В тексте дано с огласовкою.

626. В ркп. S – убх?рити; В – убчари?и; I – б?хр??и; С – убдж?р?ти; L – у?хр?ти; у Березина – уйджири (он читал как «Убджир»).

627. В ркп. В – кузи.

628. В ркп. В – к?т?мур; у Березина – ку-тимур (по его чтению – «Угу-тимур»).

629. В ркп. Р, В – джуби; I – х?р?и; С, L – х?рби.

630. В ркп. S – курикэ; С, L и у Березина – курт?кэ (по чтению Березина – «Хуртага»).

631. В ркп. В – аб?ш’?а; у Березина – абушка.

632. Балыш – монгольская монетная единица, известная с эпохи Чингиз-хана. Балыши были золотые и серебряные; по сведениям персидского историка Вассафа (XIV в.) как золотые, так и серебряные балыши весили каждый по 500 мискалей (около 2.25 кг). Балыш золотой стоил 2000 динаров, серебряный – 200, а бумажный – 10 динаров. (См. под словом Balish заметку акад. В. Бартольда в «The Enc. of Islam», I, p. 621).

633. Худжаур – монгольское слово, которое проф. Березин читал как ходжор и производил от монгольского глагола ходжораху – «остаться назади», – потому-де оно означает «оставшийся назади (в Монголии)» (см.: «Сборник летописей..., I, стр. 106 и 263, прим. 210). Акад. Владимирцов термин hujaur переводит понятием «происхождение, род» (см.: Общественный строй монголов, стр. 53 и 78).

634. Копчуром называли пастбища и налог с пасущихся стад в размере 1%, поэтому копчур, по первоначальному значению этого термина, взимался, главным образом, с кочевников, так что копчур платили в монгольском государстве и монголы, принадлежавшие к военному сословию (Бартольд. Персидские надписи на стене Анийской мечети Мануче. СПб., 1911, стр. 32). Это положение подтверждает и Рашид-ад-дин. По его словам, «раньше, когда существовали их (монголов, – А.С.) обычаи и правила, со всего монгольского войска выделяли ежегодно обедневшим ордам и дружинам копчур лошадьми, овцами, волами, войлоком, крутом (т.е. сухим овечьим сыром, – А.С.) и прочим» (Рашид-ад-дин, Сборник летописей, т. III, перевод с персидского А.К. Арендса, М.-Л., 1946, стр. 281).

635. В ркп. I – адбэ.

636. балджунэ – озеро, из которого вытекает р. Тура, лежит в Забайкалье, к югу от Читы (Е. Bretshneider, op. cit., I, p. 269-655).

637. В ркп. S, A – дари??й; В – дар???й; I – дарайтай; С, L и у Березина – дарайтай.

638. В ркп. В – худук; I – джук; С, L – х?бук; у Березина – джубук.

639. С огласовкою. В ркп. I и у Березина – кудж?р (по чтению Березина – «Худжир»).

640. Так в S, I; В, С, L – ?ар?н; у Березина – нарин.

641. В ркп. В – суали.

642. В ркп. В – ?укай L – ??кай; у Березина – букай (по его чтению – «Бугай»).

643. После этого в ркп. С, L, I добавлено – мангкут.

644. В ркп. S – кутукуб; Р, В, I, С, L и у Березина – кутукут.

645. В ркп. С, L, I – тудаун; у Березина – тудан.

646. В ркп. S, L – инат.

647. В тексте нэ бар нэ тикшимиши кард. Слово тикшимиши есть тюркское причастие прошедшего времени с персидским окончанием на и (яй-масдари) для образования из него существительного; происходит, повидимому, от глагола тикмак – стоять (пред-), быть поставлену, и имеет два значения: 1) представление государю и 2) – дар, подносимый ему. (Л. Будагов. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, I, стр. 368).

648. Быть может, следует эйкэ, что соответствовало бы монгольскому йэкэ. Трудно сказать с точностью, где находится эта гора, а также следующие указанные места.

649. От начала этого раздела и до этого места – все это отсутствует в издании проф. Березина.

650. В тексте сахранишин, что проф. Березин переводил как степное племя; между тем в живом таджикском языке термин сахранишин или, в просторечии, сарашин означает кочевника, в противоположность названию шахрнишин или шахршин, – «оседлый житель», безразлично – горожанин или сельчанин.

651. В ркп. С с огласовкою – алви.

652. дуг – напиток, получаемый при сбивании сливочного масла в бурдюке, когда окисленное молоко смешивается с водою и пахтается; масло сбивается в комочки и выбирается из оставшейся жидкости; последняя и есть дуг, употребляемый в жару как приятный прохладительный напиток. Его тюркское название – айран.

653. В ркп. В. – ?урусу; у Березина – кудусу.

654. В ркп. В – ?аму; I – баджуд; С, L – ?аджу; Р – ?аху.

655. В ркп. S – ?инг; В – п?л?нг; С, L – без диакритических точек; у Березина – т?нг (по его чтению – «Тунг»).

656. В ркп. В, L – сал.

657. В ркп. В – баун.

658. В ркп. С, L – усу.

659. В ркп. В – т?нг.

660. У Березина – «по имени буриан».

661. В ркп. A, S – ?укта; В – тукйа; I – туктай; С, L – тука.

662. В ркп. S, В – алгн; I – улин; С, L – ?алин.

663. В ркп. A, S, С, L – та??ши; I – тайши; Р – ма??ши; В и у Березина – мамиши. Березин все это имя читал как «Алынмамиш» (Сборник летописей, I, стр. 110 перевода).

664. В ркп. А, I – к?кин; S – без диакритических точек; В – муин; у Березина – к?т?кин (по его чтению – «хатакин»).

665. В ркп. С, I, L и у Березина – кутугэ.

666. В ркп. A, S – джахират; С, L – джаджиран; В – джам?рат; у Березина – джаджират (по его чтению – «дзаджират»).

667. В тексте это действие выражено тюркско-персидским глаголом прошедшего совершенного времени иасамиши кард; от тюркского глагола ясамак – «сделать, строить [по-], [у-]; снарядить, убрать».

668. В ркп. В – баку?ун; L – ?акукун; Р – татукун; у Березина – бакукук (по его чтению – «Багухун»).

669. По чтению Березина – «Гурбасу».

670. В ркп. A, S, Р – у?н; С, L, I, В – уин; у Березина – Онон; разумеется вышеупомянутый правый приток р. Шилки, из слияния которой с р. Аргунь образуется р. Амур, – р. Онон.

671. В тексте стоит тюркское прошедшее причастие с персидским окончанием на и для бозначения существительного кушламиши – «птичья охота, охота на птиц», от глагола кушламак – «охотиться за птицами, – с птицами» (т.е. с соколами, ястребами, орлами и проч.).

672. В ркп. В – тукса.

673. В ркп. В – миши; С, L, I – ?иди; A, S – ?ити; у Березина – м?ти (по его чтению – «Мэдэ»).

674. В ркп. В и у Березина – туклун.

675. В ркп. В – л?скум; С – л?нбкум; I – л?нкум; L – л??кум; у Березина – линкум (в русском переводе у него в «Сборнике летописей», I, стр. 111, – ошибочно кинкум).

676. В ркп. А – куту?ту; В – ку?уку; I – кутук?у; у Березина – кутуку.

677. В тексте А – с огласовкою; у Березина чтение Мэкэ.

678. В ркп. С, L – бакэ; у Березина – Йекэ.

679. В ркп. S – ??кин; В – с?кин; С, L – ?ткин; I – н?кин; у Березина – бикин.

680. В ркп. В – кахар.

681. В ркп. В и у Березина – пробел.

682. В ркп. В и у Березина – ?нгу (по чтению Березина – «Онгу»); см. стр. 161,
прим. 806.

683. В ркп. В – ?уркуркэ; I – буркэ; С, L и у Березина – букуркэ.

684. Т.е. от «Манджурского моря», иначе Печилийского залива.

685. Кара-мурэн (по-монгольски Хара-мурэн) – Желтая река (Хуан-хэ). На карте The Middle Part of Asia, приложенной к Bretschneider, «Med. Researches» (vol. I) направление Великой Китайской стены указано до верховьев реки Эдзина, берущей начало в горах к северу от оз. Кукунор.

686. В ркп. В – кур??; С, L и у Березина – курин.

687. В тексте бисйар сиургамиши кардэ.

688. В ркп. S – ?инуй; В – ???уй ; I – ?ибуй; С – ?и?уй; L – ???уй; у Березина – Есуй.

689. В ркп. В – с??кун; у Березина – шикун.

690. В ркп. В – м?кэ.

691. В ркп. В – ??кудай; С, I, L и у Березина – н?кудай (по чтению Березина – «Негудай»).

692. В ркп. С, L – катмиш; В – кабмиш.

693. В ркп. А – ай?ука; В и у Березина – айтука; С – а??ука.

694. В ркп. S – х?т?мур; В – читимур; С, I – чин-тимур; L – чин-т?мур;
А – хит?мур; у Березина – чинтимур.

695. В ркп. В – ??шил; L, I – б?с?л; С – бис?л; у Березина – бисил.

696. В ркп. С, L, I, В имеются дополнительные строки, как и в издании «Сборника летописей» проф. Березина (стр. 117). Они вставлены после слов нашего текста «сыновей Чин-Тимура»: «следующие: Кучтимур, правитель Хорезма, и Онгу Тимур, у которого сыновья Юсуф – Куртука [у Березина – Курубука]. Сыновей Кучтимура много в Хорезме; дочерей он выдал за государей».

697. У Березина – тубавут (по его чтению – «Добоут»).

698. В ркп. В – ??сур; С, L – бисуд?р; S, I – ?исуд?р; Р – ?исуд?з; у Березина – бисур.

699. В ркп. В и у Березина – уйгурбай; Р – уйгур?ай; в прочих списках (А, С, L) – уйгурта.

700. Под термином баскак разумеется полномочный представитель в Иране великого монгольского хана [каана], надзиравший за действиями местных властей, чтобы их поступки не шли во вред монгольской власти и ее интересам. Для осуществления полноты своей власти баскаки имели в своем распоряжении военную силу и штат соответствующих чиновников. Возможно, слово баскак не значит «давитель, угнетатель», как думали наши ориенталисты, производя его от тюркского глагола басмак – «давить, тискать, оттискивать», – а «охранитель, опекун». (См.: А.А. Семенов. К вопросу о золотоордынском термине «баскак». Изв. АН СССР, Отд. лит. и языка, т. II, 1947, № 2, стр. 137-147).

701. В тексте тюркское с персидским окончанием на и – тамаджамиши в значении ссоры, спора [см.: Л. Будагов. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, I, стр. 375, 376, со ссылкой на персидского историка Вассафа и на Quatremére (Hist. des Mong.)].

702. В ркп. С, I, L – куджау; Р – к?джаур; В и у Березина – к?джаур (что Березин читал, как «Куджор»).

703. В ркп. С, I, В, L, Р – туб?дай; у Березина – туглук.

704. О стране тангутов см. выше, прим. 616 на стр. 132. О позднейших тангутах и их стране см. превосходный труд нашего знаменитого путешественника Н.М. Пржевальского «Монголия и страна тангутов» (2 т., Сб., 1875-1876; последнее, второе издание, М., 1946).

705. В ркп. В – ??к?сай; Р – аксай; L – л?сай; Березина – анкшай (по его чтению – Инь-шань). Сокровенное Сказание § 265 – Алашай. Повидимому, имеется в виду горная цепь Алашань в современной провинции Нинся (называемой по-монгольски Алаша или Алагша), тянущаяся с ю.-з. на с.-в. по изгибу р. Хуанхэ.

706. О термине Хитай см. выше, прим. 162 на стр. 47.

707. О нангясах и манзи см. прим. 162 на стр. 47 и прим. 439, 440 на стр. 77, кн. 2.

708. Как выше упоминалось (в прим. 616 на стр. 132), область Тангут была известна монголам под именем Каши (Kashi), или Коши (Koshi). Клапрот дает перевод соответствующего места из Рашид-ад-дина, где говорится, что страна тангутов называется также Hoa-si, это же по-китайски означает «запад большой реки». (Е. Bretschneider, op. cit., I, p. 185, прим. 518).

709. 601 г. х. начался 29 августа 1204 г. н.э. и окончился 17 августа 1205 г. н.э., поскольку тюркский цикловой год начинался со дня весеннего равноденствия – 9/22 марта, – следовательно, описываемое событие произошло в 1205 году н.э.

710. В ркп. В – л?ки; С, L, I – лик?р; у Березина – лики.

711. В ркп. В – асакитклус; С, L, I – асак?склус; Р – асаки?клус.

712. В ркп. S – арри; у Березина – арик.

713. В ркп. В – фи; у Березина – опущено.

714. Чингиз-хан выступил на запад, «в страну тазиков», т.е. против государства Мухаммеда-Хорезмшаха, в 1219 г.

715. Смерть Чингиз-хана последовала, по Джувейни, 4 рамазана 624 г. х., т.е. 18 августа 1227 г. (The Tarikh-i Jahan Gusha of... Juwaini. Part I. Leyden – London, 1902, p. 144).

716. В ркп. В – х?ган; I – уч?гай; у Березина – ч?ган (по его чтению – «Чаган»).

717. Термины эти имеют следующее значение: калан есть дань, улаг – повинность подводного характера, когда население должно было предоставлять лошадей и вьючных животных при движении маршевых команд, при переездах правительственных гонцов и курьеров, буде у них падут лошади, и т.п.; шусун – корм, рацион, дававшийся или отпускавшийся проезжающим высоким особам и их коням, а равно, послам и их свите, и прочим лицам; ингерджак – точно не объясненное слово; проф. Березин переводил его малопонятным «повинность (в смысле покорности)», производя его, едва ли основательно, от тюркского глагола индармак – покорить (понудительная форма от инмак – повиноваться); последний термин – аргамчи – опять же неудовлетворительно объяснен проф. Березиным: по его мнению, он «есть собственно турецко-монгольское... веревка, но я предпочитаю читать здесь армахан – дары». Слово армаган – персидское, и почему им нужно заменить аргамчи, – совершенно непонятно (И.Н. Березин. Тарханные ярлыки, стр. 40; И.Н. Березин. Сборник летописей. История монголов, ч. I, стр. 267, 268, прим. 245; Л. Будагов. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, т. II, стр. 21; А.А. Семенов. Очерк поземельно-податного и налогового устройства бывшего Бухарского ханства. Ташкент, 1929, стр. 6).

718. В ркп. L – аху; В – дураджу.

719. О термине «сугурчи» см. выше прим. 339 на стр. 94; но, может быть, следует читать, как в ркп. В – шукурчи, т.е. шÿкÿрчи – носящий зонтик, зонтиконосец.

720. В ркп. A, S – т??гр?лхэ; L – т?гр?кджэ; I – т?граджэ; у Березина – т?гриджэ (по его чтению – «Тогруджа»).

721. В ркп. В – асун; у Березина – аскун (по его чтению вместе с последующим словом – «Ашканлук»).

722. Речь идет о гористой местности в верховьях р. Орхона, правого притока Селенги, впадающей в оз. Байкал. Река Орхон в верховьях состоит из слияния ряда небольших рек. С лежащего вблизи к югу от нее Хангайского хребта, с его северных склонов, также стекает несколько речек, впадая в озера. О г. Каракоруме, резиденции первых преемников Чингиза, см. у Бретшнейдера в его «Mediaeval Researches» (I, p. 122, прим. 304); см. также: В. де Рубрук. Путешествие в Восточные страны. Перевод А.И. Малеина, СПб., 1911, стр. 93, 94, 106, 107, 109-111, 118, 121, 122, 133, 138, 140, 141, 146, 147, 161, 164, 165.

723. Собственно, в тексте – ургун; в ркп. С, L, В – ургун; I и у Березина – уркун (Березин читал это как «Орхон»).

724. В ркп. L – ?нс?нг?л; В – ???шк?л; С – иб?с?тк?л; I и у Березина – ишкл? (по чтению Березина – «Ишкуль»).

725. В ркп. В – у?иг?р; I – ут?гис; С и у Березина – утиг?р (по чтению Березина –«Утигер»).

726. В ркп. С, I – буктр; В – ?уктр; L – ?ук?р; у Березина – ?ук?р.

727. В ркп. А – узк?д?р; L, В – урк?д?р; S, I – узк?нд?р; С и у Березина – урк?нд?р (что Березин читал как «Уркандур»).

728. В ркп. L – ?улу; I – тул?р; В – тулур; у Березина – тулу.

729. В ркп. L – ?ардар; В и у Березина – бадар.

730. В ркп. В – ух-баин; L – ух-?а??н; I – уч-тайин; у Березина – уч-табин.

731. В ркп. S – ка?ланджу. В нашем тексте это слово написано с огласовкою. Д-р Бретшнейдер, приводя это место из Рашид-ад-дина о древних поселениях уйгуров, дает определение некоторых из этих рек и местностей: так, название Адар (или, точнее, Эдэр) соответствует р. Едер, одному из истоков Селенги; Камланджу – местность при слиянии pp. Толы и Селенги, Утикан – название горы (по-китайски У-дэ-цзянь – *Удэгэн) близ р. Гунь или Орхон.

732. В ркп. С, L, I, В и у Березина – Онг.

733. В нашем тексте написано с огласовкою. В ркп. С, L, I – к?м?н; В – к?м?н(?); у Березина – к?х?н (по его чтению – «Кахан»).

734. В ркп. В вм. ати-ай; следующая часть – куз в ркп. S опущена; В и у Березина заменена словом гуйанд (называют); L – кур.

735. В ркп. L – без диакритических точек шесть меркезов + к?л; I – иш?к; С – абист?к; В и у Березина – ишк?л (по чтению Березина – «ишкуль»).

736. В ркп. L – илт?р; В – илт?р?р; у Березина – илт?рир (он читал – «Илтирир»).

737. В нашем тексте это слово написано с огласовкою. В ркп. I – бархук; L – ?архук; В – баурх?к; у Березина барудж?к (он читал – «Баручак»).

738. У Березина – шадк?м (по его чтению – «Шадкем»).

739. Т.е., очевидно, позднейшее Куча (Кара-Ходжа Рашид-ад-дина и других персоязычных авторов), в Турфане. Территория Турфана в ту эпоху была известна под именем Уйгуристана (Icogoristan Марка Поло), т.е. страной уйгуров. «In ea sunt civitates et castra multa sed principalior civitas Carachoco apellatur», – говорит M. Поло, т.е. «в ней много находится городов и укрепленных мест, главный же город называется Карахоко» (The most noble and famous travels of Marco Polo together with Travels of Nicolo di Cont. Ed... of J. Frampton and N.M. Penzer, p. XLIII). О памятниках былой уйгурской цивилизации в этих местах см.: S.A. Stein. Ancient Central-Asian Tracks. London, 1933. Развалины столицы иди-кута, лежащие подле современного Кара-ходжа, и поныне называются у местного населения «Идикут шахри», т.е. город иди-кута (Stein, p. 261).

740. В ркп. L – ??ал?ш; В – к??алм?ш; I и у Березина – к?талм?ш (по чтению Березина – «Каталмыш»).

741. В ркп. L – ту?ай.

742. В ркп. L, В – ??сур; I – б?сур; у Березина – бисур.

743. В тексте *** (во всех списках). Березин переводил это слово как «походная провизия»; проф. В.А. Жуковский, переводя это место для акад. В.В. Радлова, рассуждал так: «я решаюсь признать в *** собственное имя, потому что выражение *** (отправиться в сообществе с кормом) мне кажется весьма мало вероятным и мало возможным». (См. Собрание летописей. История монголов. Введ. Перев. И.Н. Березина, стр. 128; В.В. Радлов. К вопросу об уйгурах. Прил. к XXII т. Зап. имп. Акад. Наук, № 2, СПб., 1893, стр. 42). Однако, едва ли Рашид-ад-дин стал бы писать собственное имя монгольского эмира-язычника с арабской буквой айн, и потому можно допустить, что здесь следует читать аллаф, что по-арабски значит торговец, поставщик продовольствия или корма для скота.

744. Бешбалыг или Биш-балык (Пятиградие, в переводе с тюркского) – столица уйгуров. Некоторое время это название (в китайской передаче Бе-ши-ба-ли) прилагалось к целой стране уйгуров, расположенной на севере и юге восточных отрогов Тянь-шаня, где кроме Бешбалыга были и другие города (вроде Кара-Ходжа, Люкчак и проч.). В эпоху Чингиз-хана и его преемников великий торговый путь из Монголии в западную Азию проходил через Бешбалыг. В свое время Клапрот отождествлял положение Бешбалыка с современным г. Урумчи, расположенном на северных склонах Восточного Тянь-Шаня (см.: Е. Bretschneider, op. cit., II, p. 27, прим. 30). По позднейшим данным развалины Бешбалыга лежат подле г. Джимисара, в 150 км от г. Урумчи (см.: Г.В. Долбежев. В поисках развалин Бишбалыка. Зап. Вост. отд., т. XXXIII, стр. 77-121).

745. Со стр. 149 (раздел «Племя бекрин») до стр. 197 вкючительно перевод выполнен О.И. Смирновой.

746. Очевидно, диалектическая тюркская форма собственного старотюркского имени Инанч.

747. В тексте стоит неизвестное слово в персидском множественном числе *** бариканан, с возможностью производства его от персидского барик – «тонкий, нежный»; но не исключена возможность, что мы имеем здесь дело с опискою переписчика, и слово это следует писать и читать как *** (в ркп. С – ***), т.е. «единственные подруги, любовницы». Вследствие этого и переведено выставленное в тексте слово как «красивые наложницы».

748. В ркп. L, I – сикинэ; В – с?кинэ; Р – сийкинэ; С – сипк?нэ; у Березина – с?бкинэ (по его чтению – «Себкина»).

749. Об этом см. прим. 563 на стр. 123.

750. О термине Ибир-Сибир см. прим. 209 на стр. 73.

751. В ркп. S, С – ?pгy; L, Р, В – ?р‘?у; у Березина – Баргут.

752. В ркп. С, L, В, I – кумат.

753. В ркп. В – ?а?лук; С, I и у Березина – байлук; L – ?айлук.

754. Как упомянуто выше, в прим. 215 на стр. 74, Баргуджин-Токум, повидимому, соответствует Баргузину – одному из главных притоков оз. Байкал. Он длиною в 300 км и первые 120 км течет по диким горным ущельям, потом так называемой «Баргузинской степью», ниже которой вступает в узкое ущелье, которым течет почти до Байкала. Баргузинский округ – самый северный в Забайкальской области; климат здесь весьма суровый; местность гористая, большей частью покрытая лесами. (См.: Сов. энцикл., т. IV, стр. 706; Энцикл. слов. Брокг. и Эфрона, т. 5, стр. 53, 54).

755. В тексте А – узун; в ркп. S, I, С, L – урун; Р, В и у Березина – ур?н
(по чтению Березина – «Урун»). Выражение Еди-Орун значит «Семь мест» или «Семь урочищ» (от урун, урундук – русское рундук).

756. 603 г. х. начался 8 августа 1206 г. н.э. и кончился 27 июня 1207 г. н.э.

757. В ркп. В и у Березина – албан; Р – ал?ан.

758. В ркп. S, L – ?укрэ; В и у Березина – тукрэ.

759. В ркп. В и у Березина – урук.

760. В ркп. Р, В – и(а,у)?джу; I – уйху; L – у?ху; С и у Березина – уйджу (в его переводе, впрочем, – «Иджу»).

761. В ркп. В – а?к?рак; I – ат?к?рак; С – икирак или айкирак; у Березина и(ай)к?рак (по чтению Березина – «Айкарак»).

762. В тексте джихат-и улджамиши; о слове улджамиши см. прим. 373 на стр. 99.

763. В ркп. С, L, I – курлук; В – ?улун; Р – тулун; у Березина – опущено.

764. В ркп. S, L, Р – ?ука; С, I и у Березина – бука.

765. Т.е. имеется в виду одна из тех рек, из слияния коих образуются верховья Енисея.

766. В ркп. S – кумур?ш-?у?джи; L – убумукумур??ш-?унхха; I – у?уму??шкумур-кунджи; С – уйумукумурбиш-кунджи; Р – кумур?ис-фулхи; В – к?м?рмиш-кулхи; у Березина – к?м?рмиш-кулджи (по его чтению – Камармиш-Кулджи).

Текст воспроизведен по изданию: Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том 1. Книга 1. М.-Л. АН СССР. 1952

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.