Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РАШИД-АД-ДИН

СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ

ОТНОСИТЕЛЬНО ИСТОРИИ И НАРОДНЫХ РАССКАЗОВ ОБ ОГУЗЕ И ДВАДЦАТИ ЧЕТЫРЕХ ВЫШЕУПОМЯНУТЫХ ПЛЕМЕНАХ, ПРОИСШЕДШИХ ОТ ЕГО ПОТОМКОВ И ОТ НЕКОТОРЫХ ЕГО РОДНЫХ И ДВОЮРОДНЫХ БРАТЬЕВ, ПРИСОЕДИНИВШИХСЯ К НЕМУ. ОТ [ВСЕХ] ИХ ПРОИЗОШЛИ ПЛЕМЕНА: УЙГУРЫ, КИПЧАКИ, КАНЛЫ, КАРЛУКИ И КАЛАЧИ. [ВСЕ ЭТО ИЗЛАГАЕТСЯ] СОГЛАСНО ТОМУ, ЧТО СООБЩАЮТ МУДРЫЕ ЛЮДИ [ЭТИХ НАРОДОВ] И НА ЧЕМ ВСЕ ОНИ СХОДЯТСЯ

На основании того, что упомянуто в мусульманской истории и записано в «Пятикнижии» еврейского народа, пророк Ной [Нух] – да будет мир ему! – разделил землю с севера на юг на три части. Первую часть он дал одному из своих сыновей, Хаму, который был родоначальником чернокожих; вторую – Симу (Сам), ставшему предком арабов и персов; третью часть предоставил Яфету (Яфес) – праотцу тюрков. [Ной] послал Яфета на восток. Монголы и тюрки рассказывают об этом то же самое, но тюрки назвали и продолжают называть Яфета Булджа-ханом [Абулджа-ханом] и достоверно не знают, был ли этот Булджа-хан [Абулджа-хан] сыном Ноя или его внуком; но все они сходятся на том, что он был из его рода и близок к нему по времени. Все монголы, племена тюрков и все кочевники [букв.: обитатели степей] происходят от его рода. Подробности этого обстоятельства они передают в следующем виде.

Булджа-хан [Абулджа-хан] был кочевник; его летовка была в Ортаке и Казтаке, которые представляют собою чрезвычайно большие и высокие горы; в тех пределах находился город по имени Инандж 276. Зимнее стойбище Булджа-хана [Абулджа] было также в этих пределах, в местностях, называемых Бурсун 277, Какьян и Каркорум 278, [81] называют также [его и] Каракорум. Поблизости этих мест находятся города Талас 279 и Кары-Сайрам 280.

Последний город – древний и необычайно большой. Видевшие этот город передают, что от начала его до конца – один день пути и что в нем сорок ворот. В настоящее время там обитают тюрки-мусульмане. Он находится в зависимости от Кайду 281, [причисляясь] к улусам Кунджи 282. Местность, которую занимают его потомки, находится поблизости. У Булджа [Абулджа-хана] был сын по имени Диб-Якуй [Диб-Бакуй]; слово «диб» имеет значение диспута 283 или место должности, а слово «якуй» означает [человека], властвующего над всеми племенами. Этот сын превзошел своего отца как могуществом, так и |А 9а| [всеми] доказательствами [своего] царственного достоинства. Он имел четырех сыновей с такими именами: Кара-хан, Op-хан, Коз-хан и Гур-хан. Весь этот народ был неверным. Кара-хан стал преемником отца; у него родился сын, который трое суток не брал материнской груди и не пил [ее] молока; по этой причине мать его плакала и молилась. Каждую ночь она видела во сне, будто бы ребенок ей говорил: «Мать моя! если ты станешь поклоняться [истинному] богу и возлюбишь его, я стану пить твое молоко».

Вследствие того, что ее муж [Кара-хан] и весь их народ были неверными, та женщина опасалась, что если узнают о почитании ею [единого] бога, то ее убьют вместе с ребенком. Она тайно приняла исповедание истинной веры и с совершеннейшей искренностью стала любящим другом [всевышней] истины, – да будет она прославлена и превознесена! И младенец взял материнскую грудь и стал сосать молоко. В возрасте одного года он был необычайно опрятный и красивый ребенок, на челе которого блистали признаки зрелого ума и руководительства в путях истинной веры. Тогда его отец [Кара-хан], видя в нем эти признаки, сказал: «Не рождалось в нашем народе ни одного дитяти с такой внешностью и с таким лицом; этот [мой] сын сделается наиболее великим и уважаемым из среды равных и подобных себе и, пожалуй, достигнет степеней совершенства».

По поводу наречения имени ребенку отец устроил со своими сородичами совещание, а то годовалое дитя, заговорив, сказало: «Назовите меня Огузом». Все присутствующие были чрезвычайно поражены этим обстоятельством. Они назвали младенца именем Огуз, согласно его словам, которые были несомненным признаком руководительства всевышней истины.

Когда Огуз достиг совершеннолетнего возраста, его отец Кара-хан сосватал ему из числа своих племянниц дочь Коз-хана, девушку [82] чрезвычайной красоты и целомудренности. Огуз тайно сказал той девушке: «Если ты станешь поклоняться [истинному] богу и сделаешься любящим другом [всевышней] истины, то и я тоже полюблю тебя и сойдусь с тобой». Она же признала это [для себя] совершенно невозможным, не вняла его совету и сказала: «Я скажу об этом твоему отцу, дабы он уничтожил тебя!». Вследствие этого Огуз не выказал ей внимания и расположения. Когда его отец увидел, что Огуз не любит [эту девушку], он сосватал за него дочь Гур-хана, другого своего брата. Когда девушку вручили Огузу, он сказал ей те же слова, но она [также] не приняла [его предложения] и не исповедала истинную веру. Огуз и ее также не полюбил и не пошел к ней. Когда Кара-хан приметил, что Огуз и к этой девушке тоже не питает склонности и ни к одной из тех двух жен не подходит, – он сосватал за него по благорасположению и любви, которую он питал к нему, дочь другого своего брата – Op-хана. Еще не привели девушку к нему в дом, как однажды Огуз, возвращаясь с охоты, увидел на берегу реки эту дочь Op-хана, смотревшую на [своих] рабынь, которые мыли белье; он к ней подъехал и наедине сказал: «Ты знаешь, что я взял за себя двух дочерей моих дядей, [но] я их не люблю и с ними не общаюсь. Причиной сему то, что я желал, чтобы они уверовали в господа небес и возлюбили его, но они не послушались моих слов и отвергли [их]. Ныне тебя помолвили со мною; если ты признаешь единство господа, уверуешь в него, то я тебя возьму [в жены] и полюблю!». Девушка ответила: «Я не знаю и не ведаю [истинного] бога, однако не преступлю ни слов твоих, ни приказания и буду покорной и послушной твоему приказу». Огуз сказал: «Мое сердечное желание таково и я так приказываю, чтобы ты уверовала и возлюбила всевышнюю истину». Она ответила: «Я согласна с твоими словами!». И приняла истинную веру и стала возлюбившей всевышнюю истину.

После этого Огуз взял ее [в жены], полюбил ее и всегда ходил к ней, а к другим [женам] не ходил. Так как он познал [истинного] бога и был благочестив, то он не желал общаться с отцом и дядями, так как они были неверными, и [потому] всегда искал от них удаления и избегал их. Он отдельно от них хаживал на охоту и постоянно произносил имя бога на арабском языке, которое есть «Аллах», и никто не знал, каков смысл этого слова. Он всегда прекрасным голосом восклицал: «Аллах!», сородичи его полагали, что он говорит то слово ради красивого на слух звучания, увеселения и забавы и [что] это обратилось у него в привычку и обыкновение.

Однажды Кара-хан устроил [своим] снохам пиршество, выказал им ласку и спросил: «Так как эти две первые снохи [мои] красивее, чем последняя, то как случилось, что мой сын любит ее больше, чем их. Он все время ходит к ней и с ней общается, а на двух первых не обращает внимания?!». Так как те две снохи были недовольны своим мужем и весьма ревновали его, то, найдя удобный случай, они выступили против мужа и сказали: «Он принял другую веру – верит в бога небес и земли, возлюбил его и желал, чтобы мы также согласились с ним, [но] мы отвергли [его предложение] и не обратили внимания |А 9б| на его речи. По той самой причине он относится к нам [крайне] недоброжелательно. А та невестка [твоя] так же, как и он, уверовала в бога, стала с ним согласной и единомысленной. Естественно, что он ее любит, а нас ненавидит». [83]

В это время Огуз с нукерами 284 (дружинниками) и с некоторыми из своих друзей был на охоте. Кара-хан, собрав братьев, племянников, родственников и эмиров, сказал им: «Мой сын Огуз в раннем детстве казался баловнем судьбы и очень способным, и я был сердечно привязан к нему, [но] в настоящее время он предпринял злое дело: отвратился от нашей веры, [почему] его нельзя оставить в живых». Все то собрание от этих слов пришло в ярость [букв. оскорбилось], и все единодушно порешили умертвить Огуза.

Жена Огуза, бывшая согласною с ним, когда узнала об этом обстоятельстве, тотчас послала к нему одну женщину из своих соседок, которой она доверяла, дабы та известила мужа. Огуз подготовился к ратному строю и сражению и, известив всех своих нукеров и товарищей, созвал их к себе. Они тут же, на месте охоты, соединились друг с другом. Отец его, дядья и родственники [объединились] в намерении умертвить Огуза. Обе стороны построили войска в боевой порядок и вступили в сражение. [В этой битве] шашка [врага] настигла Кара-хана, и он умер от этой раны. Из-за того, что из числа дядьев и племен Огуза к нему присоединилось большое количество, они воевали друг с другом около семидесяти пяти лет и препирались за улус и войско.

В конце концов Огуз победил и захватил область от Таласа и Сайрама до Бухары; она стала неоспоримо принадлежать ему. Некоторые его дядья, братья и племянники, которые к нему не присоединились, поселились [от него] на восток. Среди них так повелось считать, что все монголы [происходят] из их рода. В ту эпоху они все были неверными, но с течением времени они также стали вместе с родом [Чингиз-хана] исповедовать единобожие.

Когда та область покорилась Огузу и закрепилось над нею его господство, он разбил золотой шатер и устроил великое празднество; почтил родственников и эмиров, обласкал всех воинов; всем дядьям и родам, которые к нему присоединились, он дал имя уйгур, так как значение этого слова на тюркском языке – соединяться и помогать. Все племена уйгуров [происходят] от их рода. Другое племя он назвал канлы. Племена: кипчак, калач и агач-эри также происходят от того народа, который соединился с Огузом и смешался с его родом. Причины наименования каждого [племени] подробно излагаются в нижеследующих разделах.

Уйгур

В то время, как возникла вражда между Огузом, [его] отцом |А 10а| и дядьями из-за поклонения [единому] богу и они начали воевать [между собою], некоторые родственники Огуза объединились с ним, приняли его сторону и оказали ему помощь и содействие, а некоторые приняли сторону его отца, дядьев и братьев. Тем, которые примкнули к нему и стали его пособниками, Огуз положил имя уйгур. Слово [84] это тюркское, и его значение на персидском языке будет – «он присоединился к нам и оказал помощь и согласие» 285.

Это народное сборище постоянно было с Огузом. Когда Огуз вознамерился захватить другие государства, он вернул уйгуров из районов горных ущелий, дабы они расположились в пределах [его государства] и охраняли последнее до того времени, пока он возвратится. Все племена уйгуров происходят от этого народного сборища. И только!

Канлы

В то же самое время, как Огуз воевал со своим отцом, дядьями, братьями и племянниками, делал набеги и грабил их страны, то из всего народа, все те из его родственников, которые присоединились к нему и стали с ним заодно, по соображению собственного ума сделали повозки и нагружали на них [все] награбленное, другие навьючивали добычу на животных. [Повозку по-тюркски называют «канлы»], по этой причине и они были названы именем канлы. Все ветви канлы [происходят] от их потомства. Впрочем, Аллах знает лучше!

Кипчак

Когда Огуз потерпел поражение от племени ит-барак, с которым он воевал, он остался на острове, образуемом течением двух рек, и там обосновался. В это время некая беременная женщина, муж которой был убит на войне, влезла в дупло большого дерева и родила ребенка. Про это происшествие рассказали Огузу. Он сжалился над ней и сказал: «Так как у этой женщины нет мужа, то этот ребенок будет моим сыном». [Действительно], он стал на положении ребенка Огуза; последний назвал его Кипчак. Это слово производное от [слова] кабук, что по-тюркски означает – «дерево со сгнившей сердцевиной». Все кипчаки происходят от этого мальчика. По прошествии семнадцати лет Огуз разбил племя ит-барак и прибыл в землю Ирана и покорил [ее] области. По истечении многих лет он возвратился в свою область.

Карлук

Говорят, что когда Огуз [со своим народом] возвращался из области Гура и Гарчистана 286 в свое старое становище [юрт], – они на [своем] пути пришли к большой горе; выпал большой снег; несколько семейств по причине этого снегопада отстало; так как не было разрешения, [85] чтобы кто-либо отставал, то Огузу [это] не понравилось, и он сказал: «Как это кто-нибудь [может] отставать из-за снегопада?!». И тем нескольким семействам он положил имя карлук, что означает «обладатель снега, снежный»; племена карлуков произошли от этих людей.

Калач

Говорят, что когда Огуз завладел Исфаханом и решил возвратиться обратно, то некая женщина в дороге родила ребенка; вследствие [отсутствия] пищи она не имела молока, и ребенок голодал. Ее муж по этой причине отстал, [чтобы поискать что-нибудь съестное. В это время] один шакал поймал фазана; мужчина, бросив в него палку, отнял [птицу] и дал ее жене в пищу. Так как не было разрешения, чтобы кто-либо по какому бы то ни было поводу отставал от него, то Огуз разгневался на того человека и сказал: «кал-ач!», т.е.: «оставайся голодным!». Поэтому и называют род его калач. Вот и все!

Агач-эри

Этого названия в древние времена не было. В то время, когда в эти области пришли племена Огуза, одно из них, которое имело обиталище [юрт] в пределах лесов, прозвали этим именем, «агач-эри», что означает: «лесные люди»; подобно тому, как некоторым из монгольских племен, у которых юрт был около леса, дали имя хойин-иргэн, т.е. – лесное племя. Вот и все!

Туркмены, которые были вместе с Огузом и с ним объединились, |А 10б| суть эти упомянутые племена.

Хотя в начале он назвал именем уйгур все те племена, которые [к нему] присоединились, [однако] после того, как несколько из этих племен сделались известными [каждое] под отдельным именем, каждое по особой причине, как было [выше] объяснено, – слово уйгур закрепилось за остальными и они получили известность под этим именем.

От сыновей Огуза произошли двадцать четыре ветви; каждая получила определенное имя и прозвище, как [об этом] подробно написано в перечне [или указателе их]. Все туркмены, которые существуют в мире, [происходят] от этих упомянутых [выше] племен и двадцати четырех сыновей Огуза. В древности слова туркмен [туркман] не было; все кочевые племена, по внешнему виду похожие на тюрков, называли обобщенно тюрками, [но] у каждого племени было определенное и особенное прозвище. В то время, когда эти племена Огуза пришли из своих областей в страны Мавераннахра и в землю Ирана и в этих местах стали плодиться и размножаться, их внешний вид под влиянием воды и воздуха мало-помалу сделался похожим на облик тазиков [таджиков]. Но так как они не были настоящими тазиками [таджиками], то тазикский народ назвал их – туркман, что значит: тюркоподобный. По этой причине это имя обобщили со всеми ветвями племен Огуза, и они стали известны под этим именем. Из двадцати четырех ветвей сыновей Огуза одна половина относится к правому [86] крылу войска, а одна половина – к левому. И ныне каждое из этих племен и ветвей знает свой корень и ветвь, т.е. из какого они народа. Пояснение этого обстоятельства таково: у Огуза было шесть сыновей, а имена их [следуют] в таком разделении и порядке: Кун, Ай, Юлдуз, Кок, Так, Денгиз 287. Как это приведено в их историях и как потом мы представим во всей полноте в дополнении к этой благословенной летописи, – Огуз завоевал все страны Ирана, Турана, Сирии, Египта, Малой Азии, франкские и другие; после того, как все это было завоевано, он возвратился в Ортак и Кортак 288, которые были его коренным обиталищем [юрт]. Когда Огуз прибыл туда, он созвал великое собрание, разбил золотой и чрезвычайно высокий шатер и устроил большое пиршество, такое, что, как рассказывают, на этом пиру убили девятьсот кобылиц и девяносто тысяч голов баранов. Он созвал всех жен, детей, эмиров, военачальников и всех их обласкал; в особенности он выделил преизбытком благосклонности и ласки [своих] вышеупомянутых шестерых сыновей, которые были вместе с отцом при завоевании [им разных] стран, выказали старание и разили [врагов] мечом.

По прошествии нескольких дней эти сыновья совместно отправились на охоту; нашли [там] золотой лук и три золотые стрелы; они принесли их к отцу и спросили: «Как бы нам [все это] поделить?». [Отец] дал лук трем самым старшим сыновьям, а три стрелы – трем самым младшим и приказал, чтобы те племена, каковые произойдут от сыновей, получивших лук, назвали прозвищем и названием – бозук; значение [слова] «бозук» – ломать на части. Он положил это слово их прозвищем по той причине, что лук, дабы иметь возможность его разделить, по необходимости нужно сломать, и [наказал], чтобы войско правого крыла принадлежало этим трем сыновьям и их потомкам.

Прозвание же племен, кои произойдут от тех сыновей, которым он дал стрелы, [Огуз] обозначил [словом] учук; оно происходит от «уч ук», т.е. – три стрелы; он сказал: «Эти три сына и их потомки ведают войском левого крыла!». И сказал: «Отныне их потомки да будут иметь отношение к сему [установленному] мною прозвищу, и каждый да знает, из какого он крыла войска. Так как путь правой руки выше, то я дал им лук, который [равен] степени падишаха; а стрелы, которые [стоят] на степени посланника, я дал тем, кто с левого крыла». Согласно с этим, он утвердил за ними все становища правого и левого крыла и приказал: «Престол государя и право быть моим заместителем принадлежит племени бозук; если после меня будет в живых [мой] старший сын Кун, – то все это перейдет к нему; в противном случае [достанется] второму сыну Айю».

По смерти Огуза, согласно с его завещанием, Кун-хан воссел на престол и царствовал семьдесят лет; у его отца [Огуза] был наместник, по имени Эрйанги-Кент Иркыл-ходжа 289. Он был советником, везиром и управителем дел у Кун-хана. Однажды он сказал Кун-хану: «Огуз был великий государь; он завоевал все государства мира; имел |А 11а| бесчисленное количество казны, [разного рода] имущества и скота; и все это он оставил вам, его сыновьям. У каждого из вас с божественной помощью родилось по четыре достойных сына. Не дай бог, [87] чтобы потом эти сыновья стали враждовать и спорить из-за царства! Благо в том, чтобы в отдельности каждому [заблаговременно] были определены и утверждены: звание, путь, имя и прозвище и чтобы у каждого был [свой] определенный знак и тамга, дабы они тем знаком и тамгой специально отмечали [свои] приказы, казну, табуны и стада; чтобы никто не мог ссориться и пререкаться друг с другом и каждый из детей, их потомков, знал бы свое имя, прозвище и путь, чтобы [это] было причиной твердости государства и постоянства их доброго имени.

Кун-хан одобрил эти слова, и Эрйанги-Кент Иркыл-ходжа занялся устройством сего. И после того, как шести сыновьям было определено прозвище Бозук и Учук и особо присвоены им стороны правого и левого крыла войска, – он снова назначил и утвердил прозвище, имя, тамгу и знак каждого из их детей и каждой ветви из этих двадцати четырех ветвей присвоили определенное животное, чтобы это было их онгоном 290. Это слово происходит от инак, а инак на тюркском языке значит благословенный, так как говорят: «инак булсун!» – т.е., да будет благословен! И обычай такой существует, что все то, что будет онгоном какого-либо племени, – они на него не нападают, ему не сопротивляются и мясо его не едят, так как они присвоили его себе для благоприятного предзнаменования. До нашего времени смысл сего остается в силе и каждое из тех племен знает своего онгона.

[Иркыл-ходжа] точно так же определил, какая часть мяса будет долей каждой отдельной ветви во время праздника, когда делят пищу, чтобы в каждой стране и месте, где им случится быть, доля каждого во время пира была явной и чтобы они не спорили и не огорчали друг друга из-за вкушения кушанья. Имена этих двадцати четырех сыновей, которые вначале суть их имена и под этими именами получили [потом] известность племя и ответвление каждого [из сыновей] и оно стало знаменем каждой ветви, – будут записаны с объяснениями и подробностями [ниже]. Тамга же, онгон и часть мяса, которые особо присвоены каждому, будут внесены в список под тем [самым] именем, чтобы облегчить понимание сего для умов. [Впрочем], Аллах лучше знает!

Имена потомков шести сыновей Огуза, из которых троих называли Бозук, а [других] троих Учук, тамги, онгоны – животные и части мяса, которые им особо присвоены, согласно тому, как они были определены Эрйанги-Кент Иркыл-ходжей

Племена Бозук, принадлежащие к правому крылу войска, дети трех старших сыновей, от каждого по четыре сына, [а всего] двенадцать душ; четверо детей Кун-хана, который был старше всех сыновей, [следующие]: [88]

Первый – Кайи, т.е. крепкий; [его рода]

     Тамга *** |‌ Онгон – белый сокол | Часть мяса – правая лопатка 291.

Второй – Баят, т.е. счастливый и милостивый; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – белый сокол |‌ Часть мяса – правая лопатка.

Третий – Ал-караули, т.е. всюду, куда он ни придет, будет желанный; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – белый сокол |‌ Часть мяса – правая лопатка.

Четвертый – Кара-уйли, т.е. черный шатер; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – белый сокол |‌ Часть мяса – правая лопатка.

Детей Ай-хана, который был вторым сыном [Кун-хана], – четыре человека.

|А 11б| Первый – Язер, т.е. много областей будет на его стороне; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – орел |‌ Часть мяса – правая лопатка [ляжка?] 292.

Второй – Дукер, т.е. «ради собрания»; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – орел |‌ Часть мяса – правая лопатка [ляжка?].

Третий – Дордирга, т.е. овладение государствами и установление закона; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – орел |‌ Часть мяса – правая лопатка [ляжка?].

Четвертый – Япарлы 293, т.е. [во всех рукописях значение имени опущено]; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – орел |‌ Часть мяса – ляжка [?].

Дети Юлдуз-хана, который был третьим сыном [Кун-хана], – четыре человека:

Первый – Аушар, т.е. проворный, ловкий, к охоте и к соколам страстный; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – таушанджил 294 |‌ Часть мяса – правый бок [?] 295.

Второй – Кызык 296, т.е. сильный духом и радеющий о законе; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – таушанджил |‌ Часть мяса – правый [бок?]. [89]

Третий – Бек-Дели, т.е. да будет почтен, подобно речи великих людей; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – таушанджил | Часть мяса – правый бок [?].

Четвертый – Каркын, т.е. да будет он великим и насыщающим кушаньем; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – таушанджил | Часть мяса – правый бок [?].

Племена Учук, принадлежавшие к левому крылу войска и потомки трех младших сыновей; от каждого [родилось по] четыре сына, [а всего] двенадцать душ.

Сыновей Кок-хана, который был четвертым сыном [Огуз-хана], четыре человека.

Первый – Баяндур 297, т.е. да будет та земля постоянно полна [всяких] благ; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – кречет [сункур] | ‌Часть мяса – левый бок.

Второй – Бичинэ [Бедженэ] 298, т.е. да сделает доброе дело; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – кречет | Часть мяса – левый бок.

Третий – Джаулдур, т.е. честный, с далеко известной [незапятнанной] репутацией; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – кречет | Часть мяса – левый бок.

Четвертый – Чибни, т.е. всюду, где увидит врага, немедленно вступает [с ним] в бой; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – кречет | Часть мяса – левый бок.

Детей Так-хана, который был пятым сыном [Огуз-хана], было четыре человека.

Первый – Салор [Салыр], т.е. всюду, куда ни придет, его меч и булава будут в действии; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – козел[?] 299 | Часть мяса – спинная часть [?] 300.

Второй – Имур, т.е. да будет безгранично добрым и богатым; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – козел [?] | Часть мяса – спинная часть [?].

Третий – Алаюнтли 301, т.е. его скот да будет хорош! [Его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – козел [?] | Часть мяса – спинная часть [?]. [90]

Четвертый – Уркиз 302, т.е. да делает всегда добрые дела и милости! [Его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – козел[?] | Часть мяса – спинная часть [?].

|А 21а| Детей Денгиз-хана, который был шестым сыном [Огуза], четыре человека:

Первый – Бекдир, т.е. хороший, великий, славный; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – копчик 303 | Часть мяса – ляжка [?] 304.

Второй – Букдуз 305, т.е. всем да подчиняется и служит; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – копчик | Часть мяса – ляжка [?].

Третий – Йива 306, т.е. его степень да будет превыше всех! [Его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – копчик | Часть мяса – ляжка [?].

Четвертый сын – Кынык 307, т.е. всюду, где бы он ни был, он будет почитаем; [его рода]

     Тамга *** | ‌Онгон – копчик | Часть мяса – ляжка [?].

[Впрочем] Аллах лучше знает [все]!

Так как рассказы [о всех них] и их истории будут каждый в отдельности приведены в дополнении к этой благословенной летописи, то здесь не место многословию.

Эти племена, по той причине, которая [уже] была объяснена, все были единобожниками, и всевышний господь пожелал, чтобы во время пророческой миссии нашего провозвестника Мухаммеда избранного, – да благословит его Аллах и да приветствует! – их включили в разряд мусульман. В конце концов это так и произошло.

[В течение] продолжительного времени и многих лет после Огуза и его детей из этих племен было много государей. В каждый век появлялся из этих двадцати четырех упомянутых ветвей могущественный и счастливый государь. Длительное время царское достоинство оставалось в семье Огуза; так долго сан государя был в родовой ветви Салора, а после этого в ветви [слово опущено]; [из] других ветвей [также] были почитаемые цари, так что повествование о каждом из них последует в истории Огуза, которая [составит] прибавление к этой летописи. [Теперь] власть и правление их достигло сей Иранской земли; в [ее] областях имеется много великих, очень известных, прославленных и почтенных государей и эмиров, происходящих из рода Огуза; однако не каждому [из них] известно, что он [принадлежит] к потомкам Огуза.

Туркмены определенно знают, из какой ветви этих племен [происходит] каждый государь и каждый эмир. Султаны династии Сельджука и их предки, которые были великими и высокочтимыми государями, [91] царствовавшими около четырехсот лет в областях Турана и Ирана и в подчинении коих были [народы] от отдаленных областей Египта до границ Хитая, – [происходили] из ветви кынык. Их история, в присоединении к истории Огуза, также будет вкратце приведена в прибавлении к этой книге.

Так как народ уйгуры – тоже из числа тюрков, их обиталища находятся вблизи границ области монголов, и в этой истории упоминалось, что они [происходят] от двоюродных братьев Огуза, – то у них также имеется нечто от истории; часть ее мы приведем в прибавлении к этой книге.

История народов Южного Китая, Кара-Хитая и Северного Китая, народ, который монголы называют нангяс, а хитаи зовут [его] манзи и джурджэ 308, повествования об истории кара-хитайских гур-ханов, которые были владыками Туркестана и Мавераннахра, история султана Мухаммеда Хорезм-шаха, его сына Джелал-ад-дина и их племен, поскольку все [они] в счастливую эпоху Чингиз-хана и его рода были побеждены и уничтожены, а те, что остались, покорились и подчинились его велениям, – то некоторые повествования [о них] и изложение жизненных обстоятельств этих племен, имеющих отношение к настоящей истории, – будут приведены в каждом соответствующем месте.

Так как, по рассказам каждого из упомянутых народов, у каждого из них существовала [своя] отдельная, удержанная в памяти история, в прошлом не дошедшая до этого государства, то в настоящее время, когда со всем этим [мы] познакомились и уразумели [все это], я решил добавить эти [истории] к сей [всеобщей] истории. По причине того, что надлежащие пояснения и подробности [всех] жизненных перипетий [тех народов], будучи допущены среди повествований [основного текста этой всеобщей истории], явились бы причиной запутанности и неудобопонятности изложения, – я не внес их в средину [труда], но сделал это отдельным добавлением к этой благословенной всеобщей истории. И все! [92]

Комментарии

276. В ркп. В – и??адж; у Березина – анбаидж. Упоминаемые здесь горы Ортак и Казтак (по другому чтению в этой же ркп. А – куртаг), – у Березина – Ур и Кер, – возможно, относятся к современной горной цепи Кара-тау, тянущейся вдоль правого берега р. Сыр-дарьи, начинаясь от Таласского Ала-тау. Инанч, несомненно, тюркское слово, дешт-и-кипчакских тюрков, и с именем Инанч мы знаем некоторых лиц из сельджукской и хорезмшахской знати домонгольской эпохи.

277. В ркп. С, L, I – бурсук; В – ?урсук; у Березина–йурсук.

278. В ркп. С, L, – к?саркуми; I – к?саркурум.

279. В ркп. – б?лас.

280. В ркп. В после слова Кары написано и (ва), так что это название читается как два отдельных слова. Следует отметить, что здесь речь идет не о местностях или городах Монголии, а о среднеазиатских, потому что Каракорум был также в Дешт-и Кипчаке, у тюрков канлы, в районе Сырдарьи. В этих же местах были несомненно и Бурсун и Какъян (см. текст The Tarikh-i Jahan Gusha of... Juwayni. I. Leyden – London, 1912, p. 68; В. Бартольд. Туркестан в эпоху монгольского нашествия, II. СПб., 1900, стр. 447, 448).

281. Кайду (Хайду – китайских историков) – внук великого хана Угедея (1227-1241), от его сына Каши (Кашин).

282. В ркп. L – фу?хи; I – кунджи; Втулджи; у Березина – кулджи.

283. В тексте мавзи’-и бахс букв. «место, предмет спора», видимо ошибочно вместо мавзи-и тахт, где тахт – престол, трон; так в других списках (С, I, В, L и у Березина).

284. Стоящее в тексте слово нукаран (во множественном числе), до самого последнего времени бытовавшее в обиходе среднеазиатских ханств и в разговорном таджикском и узбекском языках, восходит к монгольскому nökür. (См.: Б.Я. Владимирцов. Общественный строй монголов, стр. 87).

285. Т.е. автор допускает, очевидно, происхождение этого слова от глагола уймак (уюмак) – «пристать, присоединиться, стать участником чего-либо». По мнению некоторых, слово уйгур составлено из монгольских: ой – «лес» и гур – «народ», что все вместе значит «лесной народ». (См.: Л. Будагов. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, т. I, стр. 162, со ссылкой на Д. Банзарова). Во всяком случае слово «уйгур» в приложении к народу впервые появляется у мусульманских авторов XIII в., и в то же самое время оно появляется в китайских летописях в форме Вэй-у-эр. Подробности и разные домыслы о происхождении как самого народа уйгуров, так и слова «уйгур» см: Е. Bretschneider. Med. Researches – I, pp. 236-263; В.В. Радлов. К вопросу об уйгурах. Прил. к т. LXXII «Зап. ИАН», № 2, СПб., 1893, стр. 1-20.

286. Гур – горная область в современном Афганистане, из которой вытекает р. Герируд и реки, текущие на юго-запад, в Систан; была населена особой народностью, говорившей на языке иранской системы. Гарчистан или Гарджистан – область, пограничная с Гуром в верховьях р. Мургаба. (Подробности об этих областях см. у В. Бартольда в его «Историко-географическом обзоре Ирана», стр. 36, 37, 54-56 и стр. 27, 34, 36, 37; также см.: G. le Strange. The Lands of the East. Caliphate. Cambridge, 1905, pp. 415-417).

287. Т.е., переводя по-русски значение этих имен, – «солнце, луна, звезда, небо, гора, море».

288. В ркп. L – ва уртак, В – ва 6а уртак; В – к?риак; С и L – к?зтак. Выше, как мы видели, в ркп. А было казтак; см. прим. 276, стр. 80.

289. В ркп. В – арйанги кит азк?б?л, у Березина – игит-иркил.

290. Термин ункун или унгунуйгун в средневековых тюркских языках (джагатайском у Будагова, Радлова и Ценкера) – обозначает знак (специально налагаемый на скот), – знак собственности на скоте; также – птицы, чтимые у тюркских племен (см.: Л. Будагов. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, т. I, стр. 161; В.В. Радлов. Опыт словаря тюркских наречий, т. I. СПб., 1893, стр. 1645; J. Th. Zenker. Diсt. Turc-Arabe-Persan, T. I. Leipzig, 1866, p. 132). К данному тексту Рашид-ад-дина эти объяснения, как видно, не подходят, и из дальнейших слов историка видно, что термин онгон, онкон (ункун) означает тотем племени. Значение термина онгон в языке современных бурят см. в работах: Онгоны агинских бурят. Зап. ИРГО по Отд. этногр., XXXIV, 1909, стр. 379-394; Б.Э. Петри. Орнамент кудинских бурят. Сб. Музея антрополог. и этнограф. им. Петра Великого при АН СССР, т. V, вып. I, Пгр., 1918, стр. 214-252.

291. В тексте – андам гушт; в ркп. В – caг к?ри йагрин, что может быть переведено «правая лопатка»; у проф. Березина – сыгыр йагыры – по его переводу «спина быка» (вместо «бычья лопатка») (Сборн. летоп., т. I, стр. 25). Здесь, повидимому, речь идет о «передней правой части туловища», о переднем правом боке (что больше соответствует персидскому андам-гушт).

292. В ркп. В под этим словом написано: аш?глы, возможно, что это стяжение формы ашкаклы-ат «мясо с бедер (на ногах)»; по Радлову, см. его «Опыт словаря тюркских наречий», т. I, стр. 599. Проф. Березин переводил это слово – «нижняя часть» (op. cit., стр. 26). Повидимому, передняя правая ляжка.

293. В ркп. В – ба?гули; у Березина – иаирли; в С, L, I – баирли.

294. Охотничий орел за зайцами (см.: Л. Будагов. Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, т. I, стр. 749, под словом ***; В. Радлов, ор. cit., т. III, стр. 1648).

295. В тексте – саг убахэ, быть может, вместо саг убаку – «правый бок». У проф. Березина – сыгыр убахэ – «легкое быка» (op. cit., стр. 27).

296. В ркп. I – кртун; у Березина – кр?н.

297. В ркп. I – так же; в ркп. С – байиду; в ркп В и L – без диакритических точек.

298. В ркп. С – ?ч?нэ; в ркп. В – ш?х?нэ; у Березина – 6?дж?нэ.

299. В рукописях опущено; у Березина – удж; может быть, вместо *** örki – «козел». (См.: В.В. Радлов. Опыт словаря тюркских наречий, т. I, стр. 1288).

300. В тексте ***; быть может, вместо *** – уча – «задок, крестец». «У древних тюрков эта часть считалась почетным кушаньем, ею угощали ханов, вельмож и других знатных лиц; во всех сибирских курганах находят кости спинного хребта животных, которые мертвым клались как пища в могилу; из этого видно, что эта часть животных считалась у всех тюркских племен почетною пищею» (В.В. Радлов, op. cit., т. I, стр. 1721, 1722).

301. В ркп. S и у Березина – алайунтли.

302. В ркп. В – уркуз.

303. В тексте – чакир. По Будагову – «голубятник, орлик» (Сравнительный словарь турецко-татарских наречий, т. I, стр. 460); по Радлову – чакыр доган – «сероватый копчик» (Опыт словаря тюркских наречий, т. III, стр. 1834).

304. См. выше, прим. 292 на стр. 88.

305. В ркп. В – тукду; в ркп. С, L, I и у Березина – букдур.

306. У Березина – Бую.

307. В ркп. S и В – кик; у Березина – Кытык.

308. См. выше, прим. 162 на стр. 47.

Текст воспроизведен по изданию: Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том 1. Книга 1. М.-Л. АН СССР. 1952

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.