Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРОКОПИЙ КЕСАРИЙСКИЙ

ВОЙНА С ПЕРСАМИ

Перевод выполнен по изданию: Procopii Caesariensis Opera omnia/Rec. J. Haury. G. Wirth. Lipsiae, 1962—1963. Vol. 1: De Bello Persico, De Bello Vandalico; Vol. 3: Historia arcana. Византийские термины и имена собственные передавались по Рейхлиновой системе, за исключением слов, прочно вошедших в обиход в варианте Эразмовой системы. Римские термины и имена собственные переводились согласно правилам, принятым при передаче латинских слов на русский язык.

КНИГА ПЕРВАЯ

Прокопий Кесарийский описал войны, которые вел василевс 1 римлян 2 Юстиниан с варварами 3 Востока и Запада, рассказав, как произошла каждая из этих войн, с тем чтобы огромная вечность не поглотила оказавшиеся незапечатленными великие дела, предав их забвению и не оставив от них следа. Он считал, что память о них станет делом значительным и очень полезным; :как для дыне живущих, так и для тех, кто будет жить после них, если людям и впредь будет суждено испытать подобную участь. (2) Для тех, кто стремится к войне или прочим подвигам, изложение сходных исторических, событий принесет известную пользу, поскольку укажет им, к чему приводила их предшественников такая борьба, как бы предсказывая, каков будет ее исход, по крайней мере, для тех из них, кто надлежащим образом обдумывает свои дела. (3) Кроме того, он сознавал, что более, чем кто-либо другой, способен описать эти события, хотя бы по той причине, что, будучи избран советником полководца Велисария, он оказался очевидцем почти всех происходивших тогда событий. (4) Он убежден, что риторике подобает красноречие, поэзии — вымысел, истории — истина 4. (5) Поэтому он ничего не скрыл из дурных поступков даже тех, кто был ему особенно близок, но тщательно описал все так, как происходило, независимо оттого хорошо ли им случалось поступать или нет 5.

(6) Тому, кто желает судить по справедливости, покажется совершенно очевидным, что нет ничего более мощного и грандиозного, чем те события, которые произошли в этих войнах 6. (7) В ходе них были совершены дела более достойные удивления, нежели все те, о которых лам известно по преданию, разве только кто-нибудь, читая наш рассказ, не отдаст предпочтения старым временам: и не посчитает события своего времени не заслуживающими внимания. (8) В самом деле, некоторые, например, называют нынешних воинов стрелками, в то время как [8] самых древних величают ратоборцами, щитоносцами и другими возвышенными именами, полагая, что такая доблесть не дожила до нашего времени. Поспешно и без всякого опыта составляют они свое суждение. (9) Им не приходит в голову мысль, что у гомеровских лучников, которым самое название их ремесла служило поругaнием 7, не было ни коня, ни копья; щит не защищал их, и ничто другое не оберегало их тело. Они шли В бой пешими и для защиты были вынуждены либо брать щит товарища, либо укрываться за какой-нибудь надгробной стелой. (10) В таком положении они не могли ни спастись, когда приходилось обращаться в бегство, ни преследовать убегающих врагов. Тем более они не могли открыто участвовать в битве, но, в то время как другие сражались, они, казалось, что-то творили; украдкой. (11) Кроме того, они нерадиво владели своим искусством: притянув тетиву к груди, они пускали стрелу слабую и совершенно безопасную для того, в кого она попадала. Таким было в прежние времена искусство стрельбы из лука 8. (12) Нынешние лучники идут в сражение, одетые в панцирь, с поножами до колен. С правой стороны у них свешиваются стрелы, с левой-меч. (13) Есть среди них и такие, у которых имеется копье, а [на ремне] за плечами — короткий без рукояти щит, которым они могут закрывать лицо и шею. (14) Они прекрасные наездники и могут без труда на полном скаку натягивать лук и, пускать стрелы в обе стороны, как в бегущего от них, таи и преследующего их неприятеля. (15) Лук они поднимают до лба, а тетиву натягивают до правого уха, отчего стрела пускается с такой мощью, что всегда поражает того, в кого попадает, и ни щит, ни панцирь не может отвратить ее стремительного удара. (16) И все же есть люди, которые, пренебрегая всем этим, благоговеют перед древностью и дивятся ей, не отдавая дани новым изобретениям. (17) Однако вопреки этому мнению в ходе этих войн произошли дела величайшие и достопамятные. Сначала мы поведем свой рассказ о том, что довелось претерпеть и совершить в ходе войны римлянам и мидийцам 9. Причем начнем повествование с более ранних событий.

II. Когда в Византии 10   василевс римлян Аркадий 11 находился при смерти, а сын его Феодосии был еще грудным ребенком 12, он испытывал сильное беспокойство [9] и за сына, и за царскую власть, не зная, как ему уладить и с тем, и с другим делом. (2) Он думала что если он назначит Феодосию соправителя, он в действительности окажется убийцей своего сына, поскольку уготовит ему врага, облеченного царской властью; (3) если же одного его оставит у власти, то многие, пользуясь, как это обычно бывает, сиротством ребенка, будут домогаться престола и, восстав, без особого труда захватят трон и погубят Феодосия, так как не было у него в Византии родственника, который мог бы стать ему опекуном. (4) Он отнюдь не надеялся, что дядя его Гонорий 13 придет к нему на пoмощь, ибо дела в Италии находились в бедственном положении. (5) Не меньше повергали его в смятение и мидийцы; он боялся, как бы эти варвары, воспользовавшись, младенчеством автократора, не напали на римлянине причинили им большой беды. (6) В такое тяжкое раздумье впал Аркадий. И хотя вообще он не был человеком, проницательным, он, все же придумал решение, благодаря которому смог сохранить и сына, и державу. То ли он посоветовался с кем-то из сведущих людей,, которых немало среди советников василевса 14, то ли снизошло на него божественное откровение. (7) Составив завещание он объявил своим преемником сына, опекуном же ему назначил персидского царя Исдигерда 15, заклиная его в том же завещании употребить все свое могущество и прозорливость на сохранении трона за Феодосием. (8) Устроив так государственные и домашние дела, Аркадий скончался. Когда царь персов Исдигерд увидел доставленный ему документ, он, и ранее известный своим великодушием, проявил добродетель, достойную большого, удивления и вечной памяти. (9) Он не стал пренебрегать поручением Аркадия, все время хранил с римлянами нерушимый, мир и сохранил Феодосию державу 16. (10) В самом деле, он тотчас же отправил послание к римскому сенату 17, в котором не отказывался быть опекуном василевса Феодосия и угрожал войной всякому, кто попытается устроить против него заговор.

(11) Когда Феодосий возмужал и прожил уже немало лет, а Исдигерд умер от болезни, на землю римлян с большим войском вторгся персидский царь Вараран 18. Однако он не нанес ей никакого вреда и, ничего не совершив, вернулся в свою страну последующей причине. (12) Василевс Феодосии отправил в то время к персам в качестве [10] посла стратига Востока Анатолия 19, причем без всякого сопровождения. Когда Анатолий оказался вблизи мидийского войска, он соскочил с коня и пешим направился к Варарану. (13) Увидев его, Вараран спросил у своих приближенных, кто это к нему подходит. Те ему ответили: «Римский полководец». (14) Пораженный исключительностью оказанной ему почести, царь, повернув коня, отправился назад, а за ним последовали все персы. (15) Оказавшись в родных пределах, он очень благосклонно принял посла и согласился на такие мирные условия, каких хотел Анатолий, с тем, однако, чтобы ни одна из сторон не строила у себя новых крепостей по соседству с границей 20. Когда мир был заключен, и те и другие стали заниматься по своему усмотрению внутренними делами,

III. Впоследствии персидский царь Пероз 21 начал войну из-за пограничных земель с гуннским племенем эфталитов, которых называют белыми. Собрав внушительное войско, он выступил против них. (2) Эфталиты являются гуннским племенем и называются гуннами, однако, они не смешиваются и не общаются с теми гуннами, о которых мы знаем, поскольку не граничат с ними и не расположены поблизости от них, но соседствуют они с персами у северных их пределов, там, где у самой окраины Персии есть город по имени Горго 22. Здесь из-за пограничных земель они обычно воевали друг с другом. (3) Они не кочевники, как другие гуннские племена, но издавна живут оседло на плодоносной земле. (4) Они никогда не вторгались в землю римлян, разве что вместе с мидийским войском. Среди гуннов они одни светлокожи и не безобразны на вид. (5) И образ жизни их не похож на скотский, как у тех. Ими правит один царь и обладают они основанным на законе государственным устройством, живя друг с другом и с соседями честно и справедливо, ничуть не хуже римлян или персов. (6) Но богатые из них приобретают себе дружину, порой до, двадцати человек, а то и больше, члены которой навсегда становятся их сотрапезниками, разделяя и все их .богатства, так как в данном случае имущество у них; становится общим., (7) Когда же тот, у кого они являлись дружинниками, умирает, эти мужи по существующему у них обычаю живыми ложатся с ним в могилу 23 [12] (8) В то время как Пероз находился в походе против гуннов, при нем был отправленный к нему василевсом Зиноном 24 посол по имени Евсевий 25. Эфталиты, создавая у неприятеля ложное впечатление, будто они, испугавшись его нашествия, обратились в бегство, устремились в некое место, которое со всех сторон было окружено обрывистыми горами, сплошь покрытыми густой чашей раскидистых деревьев. (9) Желающему продолжить там свой путь казалось, что по середине [долины] шла широкая и дальняя дорога, которая, однако, не имела выхода, но заканчивалась, упираясь в образуемый горами круг. (10) Пероз, не подозревая никакого коварства, не думая о том, что он движется по вражеской земле, неосмотрительно вел преследование. (11) Немного гуннов бежало впереди него, большинство же их, укрывшись в теснине, оказались в тылу неприятельского войска, но до поры старались не показываться ему с тем, чтобы, пройдя в глубь засады и оказавшись как можно дальше в горах, оно не могло повернуть назад. (12) Мидийцы по некоторым признакам уже почувствовали опасность, но из-за страха перед Перозом сами хранили об этом молчание, однако очень просили Евсевия убедить царя, далекого от мысли о собственном несчастье, вместо того, чтобы предаваться столь несвоевременной безрассудной смелости, посовещаться и подумать, нет ли какого-нибудь средства к спасению. (13) Тот, представ перед Перозом, ни словом не обмолвился об опасности, но начал с басни о том, как лев однажды повстречал козла, который блеял, привязанный на невысоком месте. Горя желанием его съесть, лев устремился туда, чтобы схватить его, но угодил в очень глубокую яму, в которой по кругу шла узкая, не имеющая выхода, дорожка. Хозяева козла сделали ее нарочно, привязав сверху козла, чтобы он послужил льву приманкой. (14) Услышав это, Пероз испугался, как бы мидийцы, преследуя врагов, не причинили себе вреда; дальше он уже не пошел, и, оставаясь на месте, начал обсуждать положение. (15) Гунны, следуя теперь за ними открыто, охраняли проход, чтобы никто из неприятелей не мог устремиться назад. (16) Тогда персы, ясно уже осознав, в какую беду они попали, сочли положение безвыходным и потеряли всякую надежду на спасение. (17) Царь эфталитов 26, послав к Перозу некоторых из своих людей, тяжко порицал его за неразумную [13] храбрость, которая чуть бессмысленно не погубила его самого и весь персидский народ, но при атом заявил, что гунны пощадят их всех, если Пероз соизволит упасть перед ним ниц как перед своим владыкой и поклясться ему по древним отеческим обычаям, что; никогда больше персы не пойдут, войной на племя эфталитов. (18) Услышав это, Пероз стал совещаться с сопровождавшими его магами 27, спросив их, следует ли ему выполнить то, что требуют враги. (19) Маги ответили ему, что в отношении клятв пусть он поступает, как ему угодно, что же касается второго требования, пусть он искусно обманет врага; (20) Ибо есть у персов обычай каждый день приветствовать восход солнца земным поклоном. (21) Поэтому для встречи с царем эфталитов нужно, точно уловить момент начала дня и, повернувшись к восходящему солнцу, упасть ниц. Таким образом он может избежать грядущего позора от такого поступка. (22) Пероз дал клятвы относительно мира, приветствовал: врага согласно наставлению магов и, сохранив в целости мидийское войско, довольный, возвратился домой 28.

IV. Немного времени спустя он, презрев клятвы, решил отомстить гуннам за нанесенное ему оскорбление. (2) Собрав со всей земли и персов, и их союзников, он повел их на эфталитов 29. Он оставил дома лишь одного из своих сыновей, по имени Кавад, который в то время был еще отроком, всех же остальных, числом около тридцати, повел с собой. (3) Эфталиты, узнав об его походе, вознегодовали на обман врага и порицали своего царя за то, что он отдал персам судьбу своей родины. (4) Тот, смеясь, спрашивал, что он отдал из того, что им принадлежало: землю ли, оружие ли или что-нибудь еще из всех их богатств. (5) Они ответили,что ничего, кроме счастливого случая, от которого, бывает, зависит и все, остальное. (6) Они горели, желанием идти навстречу нападавшим, но парь в ту пору не позволил им это сделать. Он твердо стоял на своем, говоря, что о нашествии пока нет определенный сведений, ибо персы еще находятся на своей собственной земле. (7) Но, оставаясь на месте, царь сделал следующее. На равнине, по которой персы собирались вторгнуться в пределы эфталитов, он, отмерив большое пространство, велел вырыть глубокий и довольно широкий ров, оставив при этом посередине немного земли, достаточной для проезда десяти лошадей в ряд. [14] (8) Поверх этого рва он положил тростник, на который насыпал земли, скрыв таким образом ров извне. Толпе гуннов царь приказал при отступлении уплотнить свои ряды и медленно продвигаться по тому месту, где земля не была выкопана, остерегаясь того, чтобы самим не попасть в ров. (9) У вершины знамени он повесил соль 30; на ней в свое время Пероз дал клятву, презрев которую он теперь двинулся походом против гуннов. (10) Пока царь эфталитов слышал, что враги находятся на собственной земле, он ничего не предпринимал. Когда же от лазутчиков ему стало известно, что те прибыли в город Горго, расположенный у самой границы Персии, и, выступив оттуда, уже идут на эфталитов, он, оставшись.с большей частью войска с внутренней стороны рва, послал немногих своих людей, чтобы они показались неприятелям на поле издали, а как только они будут замечены, бежали бы изо всех сил назад, памятуя об его приказании относительно рва, когда они окажутся возле него. (11) Они так и поступили. Приблизившись ко рву, они уплотнили свои ряды, прошли это место и присоединились к остальному войску. (12) Персы, не подозревая никакого коварства, начали что было сил преследовать их по совершенно ровному полю, исполненные воинственного пыла против врагов, и поэтому все низверглись в ров, (13) не только находившиеся впереди, но и те, которые следовали за ними так как они, совершая, как я сказал, преследование в сильном возбуждении, вовсе не. заметили бедствия, постигшего бывших впереди, и, падая на тех вместе с конями и копьями, они, как и следовало ожидать, убивали их и губили самих, себя. (14) Среди них оказался и Пероз со всеми своими сыновьями 31. Говорят, что перед тем, как рухнуть в эту пропасть, он, предчувствуя гибель, снял висевшую у него в правом ухе жемчужину, необычайную по своему блеску и чрезвычайной величине, и бросил ее, чтобы впредь ее уже никто не носил, ибо отличалась она редкой красотой и подобной ей не было раньше ни у одного царя. (15) Но, по-моему, этот рассказ недостоверен: неужели Пероз, попавший в такую беду, мог заботиться о чем-то еще. Мне кажется, что во время этого бедствия у него было отсечена ухо, и жемчужина каким-то образом исчезла. (16) Василевс римлян очень хотел выкупить ее у эфталитов, но ему это не удалось, так как варвары не смогли ее найти, хотя и потратили [15] на поиски немало усилий. Говорят, однако, что эфталиты впоследствии нашли и продали ее Каваду. (17) Заслуживает особого рассказа то, что говорят об этой жемчужине персы. Может быть, кому-то; это повествование и не покажется совсем невероятным.

(18) По словам персов, эта жемчужина пребывала в раковине в море, расположенном в персидских пределах. Раковина эта плавала недалеко от берега. Обе створки ее были открыты, и находившаяся между ними жемчужина являла зрелище необыкновенное; не было нигде и никогда подобной ей ни по величине, ни по красоте. (19) Чудовищная акула, ужасающе свирепая, очарованная этим зрелищем, влюбилась в нее и неотступно следовала за ней, не отпуская ее ни днем, ни ночью. Даже тогда, когда она была вынуждена позаботиться о пище, акула тут же, около раковины, осматривалась в поисках добычи, а обнаружив и поймав ее, как можно быстрее пожирала ее, тотчас же догоняла раковину и вновь наслаждалась любимым зрелищем. (20) Как-то, говорят, некий рыбак приметил это, но, устрашился, разозлив чудовище, подвергнуться опасности, однако рассказал обо всем царю Перозу. (21) Услышав об этом, Пероз воспылал страстным желанием обладать этой жемчужиной и ласковыми речами и обещанием награды принялся убеждать рыбака отважиться преодолеть эту опасность. (22) Говорят, что рыбак, не в силах противиться своему владыке, сказал Перозу следующее: «О владыка, желанно человеку богатство, еще более желанна жизнь, но желаннее всего — дети. (23) Самой природой побуждаемый любовью к ним, человек способен дерзнуть на все. Я попытаюсь одолеть чудовище и сделать тебя обладателем жемчужины. (24) Если я выйду победителем в этой борьбе, ясно, что я буду причислен к тем, кого называют счастливыми, ибо вполне вероятно, что ты, будучи царем царей, одаришь меня всякими благами; если же случится так, что я и ничего не получу, для меня будет вполне достаточно оказаться благодетелем моего владыки. (25) Если же суждено мне стать добычей этого зверя, то твой долг, о царь, вознаградить моих детей за смерть отца. (26) Таким образом я и умерший буду, вознагражден в лице самых дорогих мне существ, ты же приобретешь за свое великодушие большую славу. Ибо оказывая помощь моим детям, ты облагодетельствуешь меня, хотя я [16] уже никак не смогу отблагодарить тебя за твое благодеяние. А только та доброта и истинна, которая проявляется в отношении к умершим» (27) Сказав так, он удалился. Придя к тем местам, где обычно плавала раковина, а за ней неотступно следовала акула, он расположился на скале, выжидая мига, когда сможет застать жемчужину без влюбленного в нее чудовища. (28) Когда вскоре акуле попалась подходящая добыча и она замешкалась с ней, рыбак, оставив на берегу тех, кто следовал, за ним для содействия ему в этом деле, тотчас же со всей поспешностью устремился к раковине и, схватив ее, принялся быстро выбираться из воды. (29) Но акула заметила это и устремилась за жемчужиной. Увидев ее, рыбак, хотя и находился уже недалеко от берега, почувствовал, что она настигнет его, и изо всех сил бросил свою добычу на берег, сам же, схваченный акулой, погиб. (30) Те, кто оставался на берегу, подобрали жемчужину, отнесли ее к царю и рассказали обо всем, что там произошло. (31) Вот какова история этой жемчужины, как рассказывают ее персы, а я передал 32. Я же возвращаюсь к прежнему повествованию.

(32) Так погиб Пероз и все персидское войско. Тот, кто не свалился в ров, попал в руки врагов. (33) С тех пор у персов существует закон, запрещающий вести на чужой земле стремительное преследование врага, даже если тот бежит от них изо всех сил. (34) Те персы, которые не пошли в поход вместе с Перозом и остались в своей земле, избрали себе царем младшего сына Пероза Кавада, единственного оставшегося в живых 33. (35) Тогда персы оказались данниками эфталитов и были ими до тех пор, пока Кавад, укрепив свою власть, не счел более нужным платить им ежегодную дань. Два года находились персы под властью этих варваров 34.

V. Впоследствии Кавад, помимо того, что правил, прибегая к насилию, ввел в государственную жизнь свои новшества и, между прочим, издал закон, предписывающий, чтобы женщины у персов были общими 35. Это многим. пришлось совсем не по душе. Поэтому они восстали против него, отрешили его от власти и, заключив в оковы, держали под стражей. (2) Царем они избрали себе брата Пероза Власа 36, поскольку, как было сказано, у Пероза больше не осталось потомков мужского рода, а у персов не в обычае возводить на царство частного человека, разве [17] что царский род совершенно прекратится. (3) Влас, приняв власть, собрал знатных персов и, стал совещаться с ними относительно участи Кавада, ибо большинству не хотелось, чтобы этот человек был казнен. (4) Много было высказано мнений в пользу того и другого предложений. Тогда вышел один из влиятельных персов, по имени Гусанастад, по чину ханаранг (у персов это как бы стратиг 37), имевший под своим управлением отдаленные области Персии, расположенные на границе с землей эфталитов, и показал нож, которым персы обычно подрезают ногти и который имеет длину с человеческий палец, а ширину — меньше трети пальца. (5) «Видите,— сказал он, — как короток этот нож. Его, однако, вполне достаточно, чтобы совершить сейчас дело, с которым, да будет вам известно, любезные персы, немного спустя не смогут справиться и двадцать тысяч одетых в панцири мужей». (6) Так он сказал, намекая на то, что если они не уничтожат Кавада, то тот, оставшись в живых, вскоре доставит персам немало хлопот. (7) Но они совсем не хотели предавать смерти человека царской крови и решили заключить его в крепость, которую называли Замком забвения. (8) О том, кто попадал сюда, закон запрещал в дальнейшем упоминать, и смерть была наказанием. тому, кто произнесет его имя. Потому-то этот замок и получил у персов такое название 38. (9) Лишь однажды, как гласит «История армян» 39, закон о Замке забвения был у персов нарушен и вот каким образом.

(10) Некогда между персами и армянами происходила непримиримая тридцатидвухлетняя война. У персов царем был в то время Пакурий 40, у армян — Аршак из рода Аршакидов 41. В ходе этой продолжительной войны обе стороны понесли большой урон, особенно же армяне. (11) Из-за крайнего недоверия друг к другу ни те, ни другие не хотели начать переговоры о мире. В это время персам пришлось вести войну с какими-то другими варварами, живущими недалеко от армян. (12) Армяне, стремясь показать свое расположение к персам и желание заключить с ними мир, решили напасть на земли этих варваров, предварительно сообщив об этом персам. (13) Неожиданно напав на них, они перебили почти всех зрелых мужчин. Пакурий, очень обрадованный этим событием, послал к Аршаку нескольких близких себе людей и, дав ему гарантии в личной безопасности, пригласил [18] к себе. (14) Когда Аршак прибыл к нему, Пакурий оказал ему особые знаки расположения и держался с ним на равных, как с братом. (15) Получив от Аршака самые страшные клятвы и сам так же поклявшись ему в том, Что впредь персы и армяне будут друзьями и союзниками, он тотчас отпустил его на родину.

(16) Немного времени спустя кто-то оклеветал Аршака, будто он замышляет переворот. Поверив этому, Пакурий вновь пригласил его к себе под предлогом, что ему надо посоветоваться с ним о важных делах. (17) Тот без промедления, прибыл к нему в сопровождении нескольких храбрейших армян. Среди них был Васикий его военачальник и советник, отличавшийся исключительной храбростью и благоразумием. (18) Тотчас Пакурий принялся бранить и порицать обоих, Аршака и Васикия, что они, презрев клятвы, так быстро дошли до измены. Те это упорно отрицали, с клятвами заверяя, что ни о чем подобном они не помышляли. (19) Сначала Пакурий содержал их под стражей, не оказывая никакого почета, затем, обратился к магам за советом, как ему поступить с ними. Маги сочли несправедливым осуждать людей, отрицающих преступление и явно не изобличенных, но указали способ вынудить Аршака обнаружить свою вину. (21) Они предложили, чтобы пол царского шатра покрыли наполовину персидской, наполовину армянской землей. Царь так и поступил. (22) Тогда маги, совершив магические обряды над всем шатром, велели царю походить в нем вместе с Аршаком, упрекая его принтом в нарушении заключенного и скрепленного клятвами договора. (23) Маги тоже должны были присутствовать при разговоре: таким образом они явились бы свидетелями всех его речей. Пакурий тотчас же послал за Аршаком и в присутствии магов стал вместе с ним прохаживаться по шатру, допытываясь у него, ради чего он пренебрег клятвами и пытается вновь подвергнуть невыносимым бедствиям и персов, и армян. (24) Пока разговор происходил в том месте, которое было покрыто землей, взятой из Персии, Аршак все отрицал и заверял самыми страшными клятвами, что он верный раб Пакурия. (25) Когда же в ходе разговора он дошел до середины шатра, готовый вступить на землю из Армении, он, побуждаемый неведомой силой, внезапно стал более смелым в речах, не удерживаясь уже более от угроз в адрес Пакурия и [19] персов, но заявляя, что отомстит им за нанесенное оскорбление, как только обретет свободу. (26) Такие речи с подобающей юноше дерзостью он произносил, когда шел по этой части шатра до тех пор, пока не вступил на насыпь из персидской земли. Тогда он вновь завед свою прежнюю песню, начал умолять, и произносить, жалобные речи. (27) Когда же он опять вступал на армянскую землю, снова пускался в угрозы. Таким образом много раз происходила в нем подобная перемена то в ту, то в другую сторону, так что он ничего не скрыл из своих тайн. (28) Тогда уже маги признали его виновным, нарушившим договор, и клятвы. С Васикия Пакурий велел содрать кожу, сделать из нее мешок, набить мякиной и повесить на высоком дереве. (29) Что же касается Аршака, то убить его, человека царской крови, он никак не решался и заключил его, в Замок забвения.

(30) Какое-то время спустя один армянин 42, из числа очень близких Аршаку людей, сопровождавший его в Персию, принял участие в походе против какого-то варварского племена. Этот человек на глазах самого Пакурия отличился в произошедшем сражении и, оказался истинным виновником одержанной персами победы. (31), Поэтому Пакурий удостоил его права просить, о чем он пожелает, утверждая, что ни в чем не будет ему отказа. (32) Тот же ничего не стал просить для себя, кроме возможности один день послужить Аршаку, как ему хочется. (33) Просьба эта была очень неприятна царю, ибо ему при этом надо было нарушить древний закон, однако, чтобы сохранить верность данному слову, он согласился исполнить просьбу. (34) Когда, по велению царя, этот армянин оказался в Замке забвения, он приветствовал Аршака, оба они обняли друг друга, проливая сладкие радостные слезы. Оплакивая судьбу, они с трудом могли оторваться друг от друга. (35) Когда, вдоволь наплакавшись, прекратили они свои стенания, армянин омыл Аршака, со всем тщанием привел его в порядок, надел на него царское одеяние, и поместил на соломенное ложе. (36) Тогда Аршак стал по-царски, как привык делать раньше, угощать присутствующих, (37) Во время пира за кубком вина было сказано много речей, понравившихся Аршаку; много другого, доставившего ему радость, случилось тогда. Пирушка затянулась до ночи; исполненные огромной радости от взаимного общения они с трудом [20] расстались, упоенные наслаждением. (38) Говорят, что тогда Аршак сказал, что провел сладчайший из дней с самым дорогим ему человеком и что после этого у него нет желания выносить тяготы жизни. (39) Сказав это, он поразил себя ножом, украденным нарочно для того во время пира, и так и ушел из мира людей. (40) Так излагает армянское повествование историю Аршака, которую я только что рассказал, и то, как был нарушен закон о Замке забвения. Мне же надлежит возвратиться туда, где я прервал свое повествование.

VI. Когда Кавад был заключен в крепость, попечение о нем имела его жена 43: она приходила к нему и доставляла ему все необходимое. Начальник тюрьмы принялся соблазнять ее, так как она отличалась удивительно красивой наружностью. (2) Кавад, узнав об этом со слов самой жены, повелел ей отдаться этому человеку, как только тот пожелает. Когда же начальник тюрьмы сошелся с этой женщиной, он безоглядно влюбился в нее, можно сказать, обезумел от любви. (3) С того времени он позволял ей приходить к мужу, когда ей будет угодно, и уходить от него, не встречая никаких препятствий. (4) Среди знатных персов был некто по имени Сеос 44, безгранично преданный друг Кавада, который поселился недалеко от крепости, выжидая удобного момента, чтобы каким-либо образом вызволить его оттуда. (5) Через жену он дал знать Каваду, что недалеко от крепости для него готовы лошади и люди, и точно указал ему это место. (6) Как-то с наступлением ночи Кавад убедил жену отдать ему свою одежду, а самой переодеться в его одеяние и остаться вместо него в тюрьме там, где он обычно находился. (7) Так Кавад вышел из заключения. Те, на кого была возложена охрана, приняли его за его жену и потому не решились остановить его или как-то побеспокоить. (8) С наступлением дня, увидев в комнате эту женщину в одежде мужа и совершенно ни о чем не догадываясь, они сочли, что там находится сам Кавад. Заблуждение их продолжалось несколько дней, Кавад между тем был уже далеко. (9) Что случилось с его женой, когда обман открылся, и каким образом она была наказана, точно сказать не берусь, так как персы в данном случае не согласны между собой. Поэтому я это опускаю.

(10) Кавад, никем не замеченный, вместе с Сеосом прибыл к гуннам-эфталитам. Их царь выдал за Кавада [21] свою дочь 45 и вместе с ним, как с зятем послал против персов весьма значительное войско. (11) Персы с этим войском сражаться решительно не захотели, но бежали кто куда. (12) Прибыв в область, которой управлял Гусанастад, Кавад сказал кому-то из приближенных, что сделает ханарангом того человека, который первым из персов явится к нему в этот день с желанием служить ему. (13) Произнеся это, он тотчас раскаялся в своих словах, так как вспомнил о законе, предписывающем персам не жаловать должности лицам посторонним, но только тем, кому данная почесть подобает по праву рода. (14) Его взволновало, как бы тот, кто первым явится к нему, не оказался бы не состоящим в родстве с теперешним ханарангом, и ему пришлось бы, чтобы сохранить справедливость, нарушить закон. (15) Такие мысли овладели им, но судьба распорядилась так, что ему удалось быть справедливым, не нарушив при этом закон. Ибо первым пришел к нему молодой человек по имени Адергудунвад 46, приходившийся родственником Гусанастаду и отличавшийся особыми дарованиями в военном деле. (16) Он первый обратился к Каваду как к владыке, простерся перед ним ниц как перед царем и просил распоряжаться им по своему усмотрению как своим рабом. (17) Без особого труда Кавад овладел дворцом и, захватив Власа, покинутого своими защитниками, ослепил его тем способом, каким персы обычно ослепляют преступников: кипятят масло и еще кипящее заливают его в широко открытые глаза или же, накалив докрасна иглу, пронзают ею глазное яблоко 47. И впредь он держал Власа, управлявшего персами в течение двух лет, под стражей. (18) Гусанастада он предал смерти, а вместо него назначил на должность ханаранга Адергудунвада. Сеосу же он тотчас пожаловал чин адрастадаран салана 48; это означало, что он стал главным над всеми должностными лицами, а также над всеми войсками. (19) Сеос был первым и единственным, кто имел эту должность: ни прежде, ни впоследствии никто на нее не назначался. Кавад укрепил свою власть и незыблемо хранил ее. Ибо в проницательности и деятельности он не: уступал никому.

VII. Некоторое время спустя Кавад, не имея возможности вернуть царю эфталитов деньги, которые он был ему должен, попросил римского автократора Анастасия 49 одолжить ему эту, сумму 50. Тот, собрав на совещание некоторых [22] из своихпридворных, cпросил у них, нужно ли ему это делать. (2) Они не советовали ему вступать в эту сделку, указывая, что невыгодно укреплять дружбу [исконных] врагов с эфталитами и что гораздавыгоднее [для римлян] ссорить их между собой 51. (3) Поэтому Кавад безо всякой иной причины решил начать войну со всей поспешностью и, предупреждая молву о своем «появлении, вторгся в Армению. Много награбив в результате набега 52, он неожиданно подошел к расположенному в Месопотамии городу Амиде и приступил к его осаде, хотя уже была зима 53. (4) Амидяне, жившие в мире и при благоприятном течении дел, не имели у себя солдат и вообще не были подготовлены к войне, однако они нисколько не хотели уступать неприятелю и, сверх ожидания, стойко переносили опасности и нужду.

(5) Был у сирийцев в это время некий праведник по имени Иаков, который ревностно предавался религии 54. Много лет назад он уединился в местечке Ендиелон, расположенном в дне пути от Амиды, чтобы там без каких-либо помех он мог предаваться благочестию. (6) Местные жители, идя навстречу ему в его стремлении, обнесли его убежище изгородью, но не сплошной, а с промежутками между планками, так, чтобы приходящим можно было видеть его и беседовать с ним. (7) Сверху ему сделали небольшой навес, защищавший его от дождя и снега. С давних пор этот человек жил здесь, не отступая ни перед жарой, ни перед стужей. Питался он кое-как растениями, да и те привык употреблять не каждый день, а с большими промежутками времени. (8) Этого Иакова увидели некоторые из эфталитов 55 совершавших набеги на окрестности. Тотчас натянув луки, они хотели поразить его стрелами. Но руки у всех них оцепенели, и они уже не могли действовать луками. (9) Когда слух об этом, облетев все войско, дошел до Кавада, он захотел убедиться во всем своими собственными глазами, и, увидев, так же как и находившиеся при нем персы, пришел в великое изумление и стал умолять Иакова отпустить варварам их вину. Одним лишь словом отпустил он им их прегрешения, и страдания людей прекратились. (10) Кавад предложил Иакову просить у него чего он только ни пожелает, думая, что он попросит у него много денег, и с некоторым хвастовством добавил, что ни в чем ему не будет отказа. (11) А тот; попросил пожаловать ему тех [23] людей, которые в ходе этой войны, сдаваясь бегством, явятся к нему. Кавад эту просьбу полностью: исполнил и в качестве гарантии дал охранную грамоту. Как и следовало ожидать, многие стекались сюда отовсюду и здесь спаслись, ибо дело это получило большую огласку. Вот что там произошло.

(12) Тем временем Кавад, осаждая Амиду, на протяжении всей городской стены пустил в ход тараны. Амидяне же отражали удары головы тарана при помощи наискось опущенных балок 56. Кавад не прекращая осады до тех пор, пока не понял, что таким путем ему не разрушить стену. (13) Ибо несмотря на многократные удары, он не мог ни разрушить какой-либо ее части, ни сотрясти ее: настолько прочным оказалось сооружение, возведенное древними зодчими. (14) Потерпев здесь неудачу, Кавад начал строить для нападения на город искусственный холм, намного превосходящий высоту стены, Но осажденные соорудили подземный ход до этого холма, начав его изнутри города. Тайком унося оттуда землю, они сделали внутренность холма по большей части полой. С внешней стороны холм сохранял прежний вид, не внушая никому подозрения в том, что тут делалось. (15) Ибо многие из персов поодиночке поднимались на его вершину как по вполне безопасному пути, рассчитывая оттуда поражать головы находившихся на стенах. Когда же масса людей бегом устремилась туда, холм неожиданно обрушился и почти все погибли 57. (16) Очутившись вследствие этого в затруднении, Кавад решил снять осаду и приказал войску на следующий день отступать. (17) Тогда осажденные, забыв об опасности, стали со стен, издеваясь над варварами, подвергать их насмешкам. (18) А некоторые гетеры, подняв безо всякого приличия свои платья, принялись показывать находившемуся поблизости Каваду те: части тела, которые женщинам не подобает обнаженными показывать мужчинам. (19) Увидев это, маги предстали перед царем и помешали отступлению, решительно утверждая, что случившееся — верный признак того, что амидяне в скором времени покажут Каваду все сокровенные и скрываемые части города. И персидское войско, не ушло от города.

(20) Немного дней спустя некий перс увидел вблизи одной из башен плохо скрытый выход старого подземного хода, заваленный, да и то весьма непрочно, мелкими [24] камнями. (21) Ночью он пошел туда один, попытался. проникнуть в проход и оказался внутри укреплений. Утром он обо всем рассказал Каваду. С наступлением ночи Кавад сам явился сюда с немногими людьми, имея при себе заранее приготовленные лестницы. И тут судьба послала ему благоприятный случай. (22) Охрана башни, возле которой находился подземный ход, была. возложена на самых целомудренных христиан, которых обычно называют монахами 58. Случилось так, что в тот день они справляли какой-то ежегодный праздник Господень. (23) Когда наступила ночь, они, утомленные празднеством и сверх обычного насытившись едой и питьем, заснули сладким и спокойным сном, совершенно не подозревая о случившемся. (24) И вот персы мало-помалу проникли по подземному ходу внутрь укрепления, поднялись на башню и, застав там монахов все еще спящими, всех их перебили. (25) Когда это стало известно Каваду, он приказал подтащить лестницы к стене там, где она была ближе всего к башне. (26) Уже рассвело. Амидяне, охранявшие соседнюю башню, заметили опасность и как можно быстрее бросились туда на помощь. (27) И те, и другие сошлись в схватке, и уже перевес был на стороне амидян. Многих врагов, поднявшихся на башню, они убили, тех, которые поднимались по лестнице, сталкивали вниз, и до устранения опасности было уже недалеко.(28) Но тут сам Кавад, обнажив акинак и устрашая им, бросился к лестницам и не давал персам сойти вниз, тем же, кто решился спуститься, наказанием была смерть.(29) Поэтому персы, намного превосходя численностью своих врагов, одержали победу в бою, и город был взят штурмом на восьмидесятый день осады. (11 января 503 г.)

(30) Началось страшное избиение жителей Амиды, продолжавшееся до тех пор, пока к въезжавшему в город Каваду не подошел один из амидян, старец-священник, и не сказал, что не царское это дело — избивать захваченных в плен. (31) Кавад, все еще охваченный гневом, ответил ему: «А почему вы решили воевать со мной?». Тот, подхватив его слова, сказал: «Божья воля была передать тебе Амиду не по нашему решению, а в силу твоей доблести». (32) Каваду очень понравились эти слова, и он запретил впредь кого-либо убивать, но велел персам грабить богатства, а оставшихся в живых обращать в рабство, приказав отобрать лично для него всех знатных. [25] (33) Вскоре, оставив там в качестве гарнизона тысячу человек под началом Глона, родом перса, я несколько несчастных амидян, которые за пропитание должны были служить персам, Кавад со всем остальным войском и с пленными вернулся домой. (34) К этим пленным он проявил достойное царя человеколюбие: немного времени спустя он отпустил их всех домой. (35) А по рассказам, они бежали от него, и василевс римлян Анастасий оказал им милости, достойные его добродетели: он на целых семь лет освободил город от уплаты ежегодных налогов и всех жителей вместе и каждого в отдельности он осыпал многими благодеяниями, так что они совершенно забыли перенесённые бедствия. Но это уже относится к более позднему времени.

VIII. Тогда же василевс Анастасий, узнав, что Амида осаждена, спешно послал достаточное войско 59. У каждого отряда были свои архонты, но над всеми были поставлены четыре стратига: Ареовинд, являвшийся в то время стратигом Востока, зять Оливрия, который незадолго до этого правил государством на Западе 60; (2) Келер — командир дворцовых тагм (римляне обычно называют эту должность магистр) 61; кроме того, командующие войсками, расположенными в Византии, фригиец Патрикию 62 и племянник василевса Ипатий 63. Эти четверо были главнокомандующими. (3) Вместе с ними были Юстин 64, который после смерти Анастасия стал василевсом; Патрикиол с сыном Виталианом 65, некоторое время спустя поднявшим восстание против василевса Анастасия и ставшим узурпатором; Фаресман 66, родом колх, отличавшийся различными военными дарованиями, Годидискл и Весса, оба готы, из тех готов, которые не последовали за Теодорихом, когда он из Фракии пошел на Италию, оба высокого происхождения и опытные в военном деле 67. Кроме них, с войском отправилось много других аристократов. (4) Говорят, что такого войска против персов ни раньше, ни позднее у римлян никогда не собиралось. Однако они шли не все вместе, составив единое войско, но каждый отдельно вел на врагов находившихся под его началом солдат 68. (5) Распорядителем же расходов войска был назначен египтянин Апион, видный патрикий и очень предприимчивый, человек 69. Василевс в своей грамоте провозгласил его своим соправителем, чтобы он имел право распоряжаться расходами по своему усмотрению. [26]

(6) Это войско и собиралось медленно, и двигалось с большими остановками. Поэтому варваров в римских Пределах они не застали, ибо, совершив свой внезапный набег, персы тотчас удалились со всей добычей в родные пределы. (7) Никто из стратигов не хотел приниматься за осаду тех, кто был оставлен в Амиде, поскольку им стало известно, что там у них много заготовлено продовольствия, но всем им не терпелось совершить вторжение в землю неприятелей. (8) Тем не менее и на варваров они не пошли сообща, но двигались, располагаясь лагерем каждый отдельно от других. Узнав об этом, Кавад (случилось так, что он оказался недалеко от этих мест) стремительно двинулся к римским границам и пошел им навстречу. (9) Римляне же еще не знали, что против них идет Кавад со всем войском, но думали, что тут находится незначительный отряд персов. (10) Войско Ареовинда стало лагерем в местечке Арзамон, расположенном на расстоянии двух дней пути от города Константины 70, а войско Датрикия и Ипатия в местечке Сифрий, отстоящем от города Амиды не меньше, чем на триста пятьдесят стадий. Келер же туда еще не пришел.

(11) Когда Ареовинд узнал, что на них идет Кавад со всем своим войском, он, покинув лагерь, вместе со всеми своими людьми обратился в бегство и буквально бегом отступил к Константине 71. (12) Прибыв вскоре сюда, враги захватили опустевший лагерь вместе с его богатствами. Отсюда они спешно двинулись против другого римского войска. (13) Между тем воины Патрикия и Ипатия, встретив восемьсот эфталитов, шедших впереди персидского войска, почти всех их перебили. (14) Ничего не разузнав о Каваде и о персидском; войске, они, чувствуя себя победителями, с тем большим спокойствием предались обычному образу жизни. Сняв оружие, они стали готовить себе завтрак, час которого уже подошел. (15) В этом месте протекал ручей, и римляне начали обмывать в нем мясо для приготовления пищи. (16) А некоторые, страдая от жары, сами стали в нем мыться., Из-за этого вода в источнике замутилась и мутной потекла дальше. Узнав о приключившемся с эфталитами несчастье, Кавад быстро двинулся на врагов. (17) Увидев помутневшую воду источника и догадавшись о том, что происходит, Кавад понял, что противники не готовы к сражению, и приказал мчаться на них что было сил. [27] Тотчас персы оказались перед ними, еще занятыми едой и невооруженными. (18) Римляне не выдержали этого нападения и, уже совсем не думая об отпоре, бежали кто куда мог. Одни из них, попав в плен, были убиты; другие же взобравшись на возвышавшуюся там гору, в великом страхе и смятении валились с ее утесов 72. (19) Говорят, что ни один отсюда не спасся, Патрикий же и Ипатий сумели бежать в самом начале боя. Затем Кавад со всем войском вернулся домой так как враги-гунны напали на его землю, и долгое время он вел войну с этим племенем в северной части своей страны. (20) Между тем подошли и остальное римское войско, но не совершило ничего примечательного, потому что не было над ним единого главнокомандующего, но все военачальники были равны между собой, один противоречил предложениям другого, и никак они не хотели стоять лагерем вместе. (21) Келер со своими людьми, перейдя реку Нимфий, совершил нa6eг на Арзанену 73. (22) Эта река расположёна очень близко от Мартирополя, а от Амиды отстоит приблизительно стадий на триста. Разорив тамошние местности, римляне вскоре вернулись назад. Набег этот продолжался недолго.

IX. После этого Ареовинд, отозванный к василевсу, отправился в Византии. Остальные же, прибыв к Амиде зимней порой, приступили к ее осаде 74. Покорить крепость силой они не могли, хотя неоднократно пытались это сделать; поэтому они решили взять ее измором, ибо осажденные испытывали недостаток в самом необходимом. (2) Однако римские полководцы не были осведомлены относительно недостатка продовольствия у неприятеля, но, видя, что солдаты утомлены осадой и зимой, и вместе с тем подозревая, что персидское войско в скором времени придет сюда, против них, заботились о том, как бы самим уйти отсюда. (3) Персы же, не зная, как им быть в таком бедственном положении, тщательно скрывали недостаток продовольствия, делая вид, что у них изобилие съестных припасов. Сами же под благовидным предлогом хотели вернуться домой. (4) Между теми и другими начались переговоры, и было условлено, что персы, получив от римлян тысячу либр золота 75, отдадут им Амиду. Обе стороны охотно исполнили этот договор, и, сын Глона, получив деньги, сдал Амиду римлянам. Сам Глон к тому времени уже погиб следующим образом. (5) Когда римляне еще не расположились здесь лагерем, [28] но находились недалеко от Амиды, некий крестьянин, который обычно тайком ходил в город и за большие деньги продавал Глону птицу, хлеб и плоды, явившись к стратигу Патрикию, пообещал сдать ему в руки Глона с двумястами персами, если взамен ему можно будет надеяться на вознаграждение. (6) Патрикий, пообещав, что он получит все, что пожелает, отпустил от, себя этого человека. Тот, сильно порвав на себе одежду и притворившись заплаканным, вошел в город. (7) Явившись к Глону, он стал рвать на себе волосы, говоря: «Нес я тебе, владыка, из селения все, что было, хорошего, как вдруг встретились мне римские солдаты (ведь они ходят по здешним местам небольшими шайками и грабят бедных крестьян); страшно избив меня и отняв все, что я нес, эти разбойники ушли; издавна у них существует закон- персов бояться, а несчастных земледельцев грабить. (8) Прошу тебя, господин, защити и себя, и нас, и персов. Если ты отправишься на охоту в окрестные места, неплохая будет у тебя добыча. Эти проклятые занимаются грабежами, шляясь по четыре или пять человек». Так он, сказал. (9) Глон, поверив этому человеку, стал спрашивать его, сколько персов, по его мнению, будет достаточно для этой цели. (10) Он сказал, что пятидесяти будет вполне достаточно, ибо он никак не встретит на пути более пяти человек, но чтобы не случилось ничего неожиданного, хорошо повести с собой сто человек, а если взять воинов и вдвое больше, то будет лучше всего, так как не бывает человеку вреда от излишка. (11) Итак Глон, отобрав двести всадников, велел этому человеку показывать им дорогу. (12) Но тот стал уверять Глона, что лучше послать его на разведку и если он увидит, что римляне бродят в тех же местах, он сообщит об этом, и тогда поход персов будет произведен вовремя. Глону его слова показались надежными и он, отпустив его, велел ему идти. (13) Тот, придя к Патрикию, обо всем рассказал ему. Патрикий послал с ним двоих из своих копьеносцев, а также тысячу солдат. (14) Крестьянин скрыл их в гористой и лесистой местности возле деревни Филасамон, отстоящей от Амиды на сорок стадий. Велев ждать его в этой засаде, он бегом поспешил в город. (15) Сказав Глону, что добыча готова, он повел его вместе с двумястами воинами к засаде неприятеля. Когда они прошли то место, где залегли в засаде римляне, он тайно от Глона [29] и всех персов поднял римлян из укрытия и показал им их врагов. (16) Персы, увидев, что они [римляне] движутся на них, были поражены такой неожиданностью и не знали, что им предпринять. Они не могли ни отступить, так как в тылу у них оказались неприятели, ни бежать в другую сторону, ибо там была вражеская земля. (17) Построившись, как могли при данных обстоятельствах, для боя, персы стали отражать напавших, но, намного уступая им числом, потерпели поражение, и все вместе с Глоном погибли 76. (18) Когда сын Глона узнал об этом, он, в глубоком страдании и гневе, оттого, что не мог защитить отца, сжег храм св. Симеона, служивший местом пребывания Глону, (19) хотя ни Глон, ни Кавад, ни кто-либо другой из персов не решались ни разрушить, ни причинить иного вреда постройкам в самой Амиде или вне ее 77. Я же вернусь к прежнему повествованию. (20) Итак, римляне, заплатив деньги, получили назад Амиду спустя два года после того,как она была захвачена врагами. Когда они оказались в городе, стала явной их нерадивость и упорство персов при перенесении нужд. (21) Измерив количество съестных припасов и подсчитав полчище ушедших отсюда варваров, они поняли, что: продовольствия в городе осталось дней на семь, хотя Глон и его сын давно уже давали персам хлеба намного меньше, чем требовалось. (22) Римлянам же, которые, как я сказал, были оставлены в городе, они, с тех пор как неприятели начали осаду, решили совсем ничего не давать, и те сначала ели непривычную пищу, а затем коснулись самых отвратительных вещей и наконец стали есть человеческое мясо. (23) Узнав таким образом, что они оказались полностью обмануты варварами, полководцы стали упрекать воинов за их нетерпение, так как они проявили непокорность, и в то время, как; можно было взять в плен такое количество персов и сына Глона, и сам город, римляне, дав врагам деньги, навлекли на себя большой позор, взяв Амиду у персов за деньги. (24) Затем персы, поскольку у них затянулась война с гуннами, заключили с римлянами мирный договор. Произошло это на седьмом году войны 78. Со стороны римлян его заключил Келер, со стороны персов — Аспевед. (25) Так, как я рассказал, окончилась война, начавшаяся между римлянами и персами. Теперь я приступаю к рассказу о том, что случилось У Каспийских ворот. [30]

X. Киликийский горный хребет Тавр: сначала проходит по Каппадокии, Армении и так называемой Персоармении, затем по земле албанцев и ивиров, а также других обитающих здесь племен, либо независимых, либо подвластных персам. (2) Он тянется на огромном пространстве, и если идти все дальше и дальше, этот горный хребет предстанет широкой и высокой громадой. (3) Кто пройдет через пределы ивиров, встретит среди теснин узкую тропу, простирающуюся на пятьдесят стадий. (4) Эта трона упирается в круто поднимающееся и совершенно непроходимое место 79. Дальше не видно никакого прохода, если не считать как бы сотворенных природой ворот, которые издревле назывались Каспийскими. (5) Далее идут равнины, удобные для езды верхом и орошаемые обильными водами, страна большая, ровная и удобная для разведения лошадей. (6) Здесь поселились почти все гуннские племена, занимая пространство до озера Меотиды. (7) Когда эти гунны нападают на земли персов или римлян, то они едут на свежих лошадях через эти ворота, о которых я сейчас упомянул, не делая никаких объездов и не встречая никаких крутых подъемов, кроме тех пятидесяти стадий, которые, как сказано, ведут в пределы Ивирии. (8) Двигаясь какими-либо другими проходами, они должны преодолевать большие трудности и не в состоянии пользоваться одними и теми же лошадьми; ибо им поневоле приходится делать большие объезды, я при этом по крутизнам. (9) Когда на это обратил внимание Александр, сын Филиппа, он выстроил в названием месте настоящие ворота и воздвиг укрепление 80. Стечением времени многие им владели, в том числе Амвазук, родом гунн, друг римлян и василевса Анастасия. (10) Достигнув глубокой старости и собираясь умирать, этот Амвазук, отправив к Анастасию доверенных лиц, просил дать ему денег, за что он обещал отдать римлянам укрепление и Каспийские ворота. (11) Так как василевс Анастасий не умел, да это и не было в его привычке, делать что-либо необдуманно, рассудив, что ему невозможно содержать там солдат, в месте пустынном и лишением всех жизненных удобств, где не было по соседству ни единого подвластного римлянам племени, он велел передать Амвазуку большую благодарность за его расположение, но самое предложение признал для себя неприемлемым. (12) Немного времени спустя Амвазук умер от болезни [31], а Кавад, силой изгнав детей Амвазука, завладел воротами.

(13) После заключения мирного договора с Кавадом, василевс Анастасий выстроил в местечке Дара хорошо укрепленный и весьма заслуживающий упоминания город, назвав его своим именем 81. (14) Он отстоит от города Нисибиса на расстоянии девяноста восьми стадий, а от границы, которая отделяет земли римлян и нерест, самое большее на двадцать восемь стадий. (15) Персы очень хотели Домешать его строительству, но сделать этого никак не могли, потому что были втянуты в трудную войну с гуннами. (16) Но как только Кавад ее закончил, он отправил к римлянам послов по поводу того, что они выстроили город так близко от его границ, хотя, это было запрещено заключенным ранее между персами и римлянами договором. (17) Тогда Анастасий, то применяя угрозы, то уверяя Кавада в дружбе и одаряя его крупными денежными подарками, хотел успокоить его и отвести его обвинения. (18) Этот василевс построил и другой подебный город в пределах Армении, очень близко от границ Персоармении. Когда-то это была деревня, во, получив от василевса Феодосия 82 достоинство и название города, [это поселение] с тех пор называлось его именем. (19) Анастасий же окружил его очень крепкой стеной 83, причинив таким образом персам ничуть не меньше тревоги, чем постройкой Дары: ибо оба эти города были укреплениями, очень удобными для нападения на их страну.

XI. Вскоре после этого Анастасий умер, в власть получил Юстин, отстранив от нее всех родствеников Анастасия, хотя их было много и они были весьма имениты 84. (2) И тогда-то Кавада охватил» беспокойство, как бы персы, как только он окончит дни своей жизни, не произвели мятежа против его дома, тем более что он собирался передать власть одному из своих сыновей не без их противодействия. (3) Старшего из его сыновей Каоса 85, уже в силу возраста закон призывая на престол. Это отнюдь не было по душе Каваду, и воля отца шла вразрез с правами природы и существующими законами. (4) Закон не позволял вступить на престол второму его сыну Заму, так как он был лишен одного глаза. Ибо у персов нельзя стать царем одноглазому или страдающему каким-либо другим физическим недостатком. (5) Хосрова же, который родился у него от сестры Аспеведа 86, отец [32] очень любил, но видя, что поистине почти все персы восхищены храбростью Зама (был он превосходный воин) и чтут его за другие достоинства, он боялся, как бы она не восстали против Хосрова и не нанесли бы непоправимой беды его роду и царству. (6) Итак он счел за лучшее прекратить войну с римлянами и уничтожить все поводы к ней при условии, что Хосров станет приемным сыном василевса Юстина. Только тогда, думал он, будет надежной его власть. Поэтому он по поводу этих вопросов отправил в Византии к василевсу Юстину послов с грамотами. (7) Послание гласило: «То, что мы претерпели со стороны римлян несправедливости, ты и сам знаешь, но все обиды на вас я решил окончательно забыть, будучи убежден, что истиннейшими победителями являются те из людей, которые, имея правду на своей стороне, себе во вред добровольно уступают друзьям. (8) Однако за все это я прошу у тебя одной милости, которая, соединив не только нас самих, но и всех наших подданных узами родства и естественно вытекающим отсюда взаимным расположением, оказалась бы в состоянии дать нам в изобилии все блага мира. (9) Я предлагаю тебе сделать моего Хосрова, который будет преемником моей власти, своим приемным сыном».

(10) Когда василевс Юстин ознакомился с этим посланием, то он очень обрадовался, так же как и его племянник Юстиниан, который, по общему мнению, должен был перенять от него власть. (11) Они хотели спешно приступить к делу, составив, в соответствии с существующим у римлян законом, письменный акт об усыновлении, если бы от этого их не удержал Прокл 87, который являлся советником василевса, исполняя должность так называемого квестора; это был человек справедливый и известный полным своим бескорыстием. (12) Поэтому, он не так легко соглашался на создание нового закона и не хотел менять что-либо из уже установленного. Так и теперь, возражая против их намерения, он сказал: (13) «Я не привык прилагать свою руку к тому, что отдает новшеством, и вообще я боюсь этого больше всего, хорошо зная, что стремление к новшествам всегда сопряжено с опасностью. (14) Мне кажется, что даже очень смелый человек в. делах подобного рода задумался бы над этим предложением и ужаснулся возможному в будущем потрясению. (15) Ибо, по моему мнению, мы сейчас рассуждаем [33] ни о чем ином, как о том, чтобы под благовидным предлогом передать персам государство римлян. Они не скрывают своих мыслей и не пользуются какой-либо завесой, но открыто признаются в своем намерении и, совершенно не стесняясь, выставляют свое требование отобрать у нас все государство, прикрывая явный обман личиной простодушия, речами о любви к миру оправдывая свои бесстыдные домогательства. (16) Потому вам обоим следовало бы всеми силами отвергнуть эту попытку варваров: тебе, государь, чтобы не быть тебе последним василевсом римлян, а тебе, стратиг, чтобы она не оказалась помехой в достижении престола. (17) Ибо если другие их хитрые планы, скрытые обычно под пышностью слога, и нуждаются для многих в объяснениях, это посольство с самого начала имеет целью этого Хосрова, кто бы он ни был, сделать наследником римского василевса. (18) Вот как, по-моему, вы должны смотреть на это дело: по естественному праву имущество отцов принадлежит их детям и, хотя законы у всех народов, расходясь между собой, во многом друг другу противоречат, в этом случае, как у римлян, так и у варваров они сходны и, согласуясь друг с другом, признают детей полными наследниками отцовского имущества. Посему, если вы согласитесь на первое предложение, вам останется принять у. все остальное».

(19) Так сказал Прокл. Василевс и его племянник одобрили его слова и стали размышлять над тем, что предпринять. (20) В это время Кавад прислал василевсу Юстину другое письмо, где он говорил о своем намерении послать к нему знатных лиц с тем, чтобы был заключен мир и письменно закреплено, каким образом ему угодно произвести усыновление его сына. (21) Тогда Прокл стал еще сильнее, чем прежде, высказывать подозрение относительно намерения персов,, настойчиво утверждая, что у них одна цель: как бы присвоить себе самым спокойным образом всю державу римлян. (22) Он советовал как можно скорее заключить с ними мир и с этой целью послать первых у василевса лиц, которые должны будут, если Кавад спросит, каким образом должно произойти усыновление Хосрова, прямо ответить: так, как это происходит у варваров, при этом он объяснил, что варвары производят усыновление не с помощью грамот, а вручением оружия и доспехов. (23) Так и решив, василевс [34] Юстин отпустил послов Кавада, пообещав, что вскоре за ними последуют знатнейшие из римлян, которые и относительно мира, и относительно Хосрова все устроят наилучшим образом. (24) В том же духе он написал и Каваду. Со стороны римлян были отправлены Ипатий, племянник ранее царствовавшего Анастасия, патрикий, имевший должность стратига Востока, и Руфин, сын Сильвана 88, пользовавшийся почетом среди патрикиев и известный Каваду по предкам своим; (25) со стороны персов послами были Сеос, человек могущественный и располагающий великими правами, носивший звание адрастадаран салана, и Мевод 89, имевший должность магистра. (26) Съехавшись в месте, которое находится на самой границе государств римского и персидского, они вступили в переговоры друг с другом, прилагая старание к тому, чтобы прекратить несогласия и установить прочный мир. (27) Прибыл и Хосров к реке Тигр, которая отстоит от города Нисибиса на расстоянии приблизительно двух дней пути с намерением отправиться в Византии, когда той д другой стороне покажется, что мир прочно установлен. (28) Много было сказано послами и той и другой стороны относительно существующих между ними несогласий. Сеос утверждал, что римляне насильственно и безо всякого на то права владеют издревле подвластной персам Колхидой, которая теперь называется Лазикой 90. (29) Римляне, услышав эти речи, сочли для себя глубоко оскорбительным то, что даже Лазика оспаривается персами. Когда же они, в свою очередь, сказали, что усыновление Хосрова должно произойти так, как полагается у варварских народов, это показалось персам нестерпимой обидой 91. (30) Разойдясь, и те и другие вернулись к себе домой; вернулся к отцу и Хосров, не достигнувший своей цели. Сильно разгневанный всем происшедшим, он поклялся отомстить римлянам за нанесенное ему оскорбление.

(31) Впоследствии Мевод оклеветал Сеоса перед Кавадом, будто бы он умышленно, вопреки данному ему oт повелителя поручению, затеял спор о Лазике, срывая таким образом мирные переговоры, и что он заранее сговорился с Ипатием, который, отнюдь не будучи преданным своему василевсу, пытался не допустить заключения мира и усыновления Хосрова. Враги Сеоса, обвиняя ere еще во многом другом, призвали к суду. (32) И весь [35] совет персов — люди, собравшиеся сюда скорее по. злобе, чем по требованию закона, судили его. Их очень тяготила его власть, совершенно для них непривычная, да и характер этого человека они переносили с трудом. (33) Ибо хотя Сеос был самым бескорыстным человеком и со строгой точностью следил за правосудием, он был охвачен недугом надменности несравненно больше, чем другие. Этот порок, по-видимому, свойствен всем персидским сановникам, однако у Сеоса, даже по их представлениям, эта страсть была совершенно чрезмерной. (34) Его обвинители назвали все то, о чем я сейчас сказал, а также и то, что этому человеку не угодно было жить по существующим обычаям или выполнять персидские установления. (35) Ибо, по их словам, он почитает какие-то новые божества, а недавно умершую свою жену он похоронил, хотя персидские законы запрещают предавать земле тела покойников. (36) Итак, судьи приговорили этого человека к смерти. Кавад же, хотя, казалось, что он относится с состраданием к Сеосу как к своему другу, отнюдь не обнаруживал желания его спасти. (37) Но в то же время он не делал вид, будто бы он на него разгневан, а говорил, что не хочет нарушать персидских законов. Между тем он был обязан Сеосу своей жизнью, так как именно Сеос был главной причиной того, что он остался жив и стал царем. Таким образом, Сеос был осужден и окончил дни своей жизни 92. (38) Присвоенное ему звание с него началось и на нем окончилось. Второго адрастадаран салана больше уже не было. Руфин также донес василевсу на Ипатия. (39) Поэтому василевс, отрешил его от должности, а некоторых из близких ему людей предал жестокой пытке; но. ничего основательного в этом доносе он не обнаружил. Таким образом, он больше не причинил Ипатию ничего худого.

XII. После этого, хотя Кавад; горел желанием вторгнуться в пределы римлян, он никак не мог сделать этого, ибо встретил следующее препятствие. (2) Живущие в Азии ивиры поселились у самых Каспийских ворот, расположенных к северу от них. Налево от них, к западу, находится Лазика, направо, к востоку — племена, подвластные персам. (3) Ивиры — христиане и лучше всех известных нам народов хранят уставы этой веры, но издревле они находятся в подчинении у персидского царя. (4) Каваду же вздумалось насильственно обратить [36] их в свою веру. Он потребовал от их царя Гургена 93, чтобы он выполнял все те обряды, которых придерживаются персы, и, помимо прочего ни в коем случае не предавать земле тела умерших, но всех их бросать на съедение птицам и псам 94. (5) Поэтому Гурген решил перейти на сторону царя Юстина и просил его дать твердое обещание, что римляне никогда не отдадут ивиров под власть персов. (6) Василевс Юстин очень охотно дал ему такое обещание и отправил племянника прежнего василевса, Анастасия, патрикия Прова с большими деньгами в Боспор, чтобы, склонив дарами войско гуннов, послать их на помощь в качестве союзников ивирам 95. (7) Боспор — город приморский; кто вплывает в так называемый Понт Эвксинский, для того он находится налево, а от Херсона, самого отдаленного города римской земли, он находится на расстоянии двадцати дней пути 96. Расположенные между Херсоном и Боспором местности заняты гуннами 97. (8) Жители Боспора издревле жили независимо, но недавно они отдали себя под власть василевса Юстина. (9) Однако Пров возвратился оттуда, не достигнув своей цели, и василевс отправил в Лазику военачальника Петра 98 с небольшим количеством гуннов, чтобы он, насколько возможно, помог Гургену. (10) В то же время и Кавад послал против Гургена и ивиров весьма значительное войско во главе с военачальником, родом персом, имеющим сан вариза, по имени Вой 99. (11) Увидев, что у него недостаточно сил, чтобы выдержать нашествие персов, ибо помощь римлян была невелика, Гурген со всеми знатными ивирами бежал в Лазику, захватив с собой жену и всех своих сыновей и братьев, старшим из которых был Пераний 100. (12) Оказавшись в пределах Лазики, они там остановились и, защищенные узкими горными проходами, стали сопротивляться врагам. (13) Преследовавшие их персы не сделали здесь ничего значительного, так как та же труднодоступная местность оказалась препятствием для их нападения.

(14) Затем ивиры прибыли в Византии; вернулся и Петр, отозванный василевсом, и на будущее, поскольку лазы не хотели нести здесь охрану, василевс счел необходимым охранять эту землю вместе с ними, послав туда войско под начальством Иривея 101. (15) На самой границе у лазов, в том месте, где к ним входят из пределов Ивирии, есть два укрепления, охрана которых издревле [37] была возложена на местных жителей, хотя они и терпели здесь большой недостаток во всем, ибо нет тут ни зерна ни вина, ни чего-либо другого, необходимого для жизни. (16) А из иных мест доставить что-либо невозможно из-за горных теснин, разве что люди принесут это на себе. (17) Тамошние лазы смогли жить там, питаясь растущим в этих местах просом, к которому они привыкли. (18) Удалив из этих крепостей гарнизоны, василевс велел римским воинам нести здесь сторожевую службу.(19) Вначале лазы, хотя и с большим трудом, доставляли им продовольствие, но потом они отказались от этой службы; поэтому римляне покинули эти крепости, и персы безо всякого труда их заняли. Вот что произошло в земле лазов,

(20) Римляне под командованием Ситы 102 и Велисария вторглись в подвластную персам Персоармению, опустошили значительную часть этой земли, и, захватив в плен множество армян, удалились в свои пределы. (21) Оба они были молодыми людьми, у которых только что показывалась первая борода; оба они являлись копьеносцами стратига Юстиниана, который позже стал соправителем своего дяди Юстина. Когда же произошло вторичное вторжение римлян в Армению, то Нарсес и Аратий 103, неожиданно встретив их, вступили с ними в бой. (22) Эти мужи немного времени спустя прибыли к римлянам в качестве перебежчиков и вместе с Велисарием ходили походом в Италию; тогда же, столкнувшись с войском Ситы и Велисария, они оказались победителями. (23) В область около города Нисибиса вторглось другое римское войско, которым командовал фракиец Ливеларий; но оно, обратившись в бегство, круто повернуло назад, хотя никто против него не выступал 104. (24) Поэтому василевс отрешил его от командования и назначил Велисария командующим расположенных в Даре войск 105. Тогда же в качестве советника был к нему назначен Прокопий, который описал эти войны.

Комментарии

КНИГА ПЕРВАЯ

1 BasileuV — буквально царь. Поскольку Прокопий, писавший в традициях аттикизма нарочито избегал в своем повествовании латинской терминологии, а термин «царь» в приложении к византийскому императору может показаться современному читателю несколько странным, мы для того, чторы сохранить колорит сочинений Прокопия, оставляем этот термин без перевода. Тем более, если быть точным, латинское «император» передавалось греческим; «автократор». (Cм. Synes. De regno. XVII).

2 Т. е. византийцев. При всем том, что Прокопий избегал употреблять слова латинского происхождения, он, как и прочие византийцы, считал себя и своих соотечественников истинными римлянами. В этом проявилось своеобразие и некий парадокс мышления византийцев, охотно возводивших свою генеалогию к римлянам, но в культуре отдававших предпочтение греческой традиции.

3 В духе античной традиции Прокопий все народы, чуждые греко-римской культуре, называет варварами.

4 Разделение жанров в четкой форме встречается у Диодора Сицилийского (I в. до н. э.). См.: Историческая библиотека. 1.2, 2.7. Но еще. Платон в «Федоне» проводил разграничение между logoV и muJoV, а Аристотель противопоставлял логографов поэтам (Аристотель. Риторика. II.1.1.7).

5 Провозгласив этот принцип в начале своего сочинения Прокопий, однако, не. всегда ему следовал, о чем он говорит и сам в «Тайной истории». См.: Н.а. 1.2,3.

6 До этого места Прокопий в качестве образца для введения использовал вступления Геродота, а также Фукидида, которому он, в частности, обязан рассуждением о самых великих войнах. Далее, однако, историк отходит от них, следуя за Полибием, ибо величие и грандиозность войн эпохи Юстиниана он связывает не с событиями политического характера, а с высоким уровнем современного ему военного дела. Вместе с тем философские рассуждения Полибия оказались ему чужды.

7 В «Илиаде» Гомера слово «стрелок» (toxothV), в самом деле употреблялось с уничижительным оттенком. Так, Диомед, браня Париса, начинает свою тираду именно со слова, «стрелок». См.: Илиада. XI. 385. Ср.: «Тупа стрела мужа слабого, ничтожного» (Там же. 390).

8 Об искусстве стрельбы из лука, каким оно предстает в «Илиаде»,. на что обращает внимание своего читателя Прокопий, см.: Илиада. V. 192; VIII. 267; XI. 370; IV 123; XI. 390. Нельзя не заметить, однако, что историк осуществил сопоставление не вполне логично, ибо он сравнил низший разряд войска древних с тем, что составляло в VI в. его силу. Уместно вспомнить и о том, что роль, стрелков yже в Древней; Греции заметно изменилась. Но у Прокопия была иная цель,— прославить военное искусство своего времени, и он сделал это наиболее выигрышным способом. Уже во введении сказалась его; забота те только об-истине, но и красочности изложения,

9 Мидийцы с древности населяли, северо-западную часть Иранского, нагорья. В середине VI в. до н. э. они были побеждены персами, и их государство (Мидия) как сатрапия вошла в державу Ахеменидов. У Прокопия «мидийцы» упоминаются как синоним к слову «персы».

10 Византий — первоначальное название Константинополя. Столицу империи называли также «вторым Римом» (до 381 г. (и «новым Римом». См.: Fenster Е. Laudes Constantinopolitanae Muenchen, 1968, S. 20—96. Воспитанный в традициях аттикизма, Прокопий предпочитает называть Константинополь его древним именем.

11 Аркадий, старший сын Феодосия I, — византийский император в 395—408 гг.

12 Феодосий, сын Аркадия и Элии Евдоксии, родился, 10 aпреля 401 г. В то время как Аркадий находился при смерти (умер он 1 мая 408 г.), ему, следовательно, было семь лет. Видимо, здесь имело место смещение событий: провозглашение Феодосия августом, имевшее место 10 января 402 г., т. е. когда ему не было еще и девяти месяцев от роду, и его приход к власти в 408 г.

13 Гонорий — младший сын: Феодосия I и брат Аркадия. В результате раздела империи в 395 г. получил западную ее часть. Под плачевным состоянием дел в Италии Прокопий. имеет в виду угрозу, нападения варваров с севера. Именно под ее давлением Гонорий перенес столицу из Рима в Равенну (ок. 405 г.). В 406 г. вандалы, бургунды, аланы и свевы перешли Рейн и устремились в Галлию и Испанию. 28 августа 410 г. король вестготов Аларих взял Рим, и вестготы укрепились в Южной Италии и Испании.

14 Речь, видимо, идет о консистории.

15 Йездигерд I, [Язгард] шах Ирана в 399 — 421 гг. Его деятельность по-разиому оценивается христианскими и иранскими авторами. Христианские авторы восхваляют Йездитерда, арабо-персидские, находящиеся в зависимости от историографической традиции сасанидского Ирана, напротив, порицают его. При нем на некоторое время прекратились преследования христиан, которые, начавшись вскоре после признания христианства в Византии, с некоторыми перерывами продолжались в Иране в-течение двух столетий. Терпимость к христианам (равно как и стремление к союзу с Византией). Йездигерда исследователи объясняют политическими мотивами, поскольку, обеспечив себе мир на западной границе, шах смог укрепить свою власть в борьбе, со светской и духовной, знатью. См.: Christensen A. L'Iran sous tes Sassanides. Copenhaque,1944,P.269—273.

16 Воспитателем Феодосия был перс Антиох. См. PLRE. П. Р. 101—102. Сведения об усыновлении Феодосия II Йездигердом Прокопий, по всей видимости, почерпнул у Приска Панийского. См.: Rubin В. Prokopios von Kaisareia. Stuttgart, 1954, Kol. 88.

17 Имеется в виду сенат Константинополя,

18 Вараран — Варахран (Бахрам) V (421 — 438/9). Один из троих сыновей Йездигерда I. По смерти Йездигерда знать, недовольная его правлением, пыталась отстранить от власти всех его сыновей и. посадила на престол. Хосрова, отпрыска боковой ветви династии Сасанидов. Варахрану удалось с помощью войска арабского правителя Мундира I, при дворе которого он воспитывался, свергнуть Хосрова и захватить престол. Иранская традиция сохранила по этому поводу романтическую легенду, согласно которой Варахран предложил Хосрову следующий способ доказать свое право на царствование: корона сасанидских царей должна была быть положена между двумя львами, и претенденты по очереди должны были попытаться отнять ее у львов. Хосров отказался от такого испытания, а Варахран смело подошел ко львам и взял корону.

В правление Варахрана V вся власть сосредоточилась в руках крупной земельной аристократии. Христиане подвергались жестоким гонениям. В результате этих преследований епископы христианской церкви в Иране созвали собор, на котором было объявлено об отделении иранских христиан от Византии. Таким образом, вся политика Йездигерда I была сведена на нет. Вскоре разгорелась война с Византией. В результате этой войны, в общем для Византии удачной, христианам была обещана свобода вероисповедания.

Ни с одним историческим лицом сасанидского периода пе связано столько легенд и преданий, как с Варахраном V. Рассказы о его охотничьих подвигах, любовных похождениях, распространенные уже в сасанидское время, стали любимыми темами фольклора, литературы и изобразительного искусства многих народов Переднего Востока. Варахран V, получивший прозвищe Гур (онагр, дикий осел), был связан в фольклоре с образом божества Веретрагны, олицетворяющего мужскую силу, действенное мужское начало. В феодальную эпоху этот космический образ превратился в небесного витязя и несомненно повлиял на создание образа христианского святого — Георгия Победоносца. Даже о смерти Варахрана создана легенда: рассказывают, что во время охоты он провалился вместе с лошадью в глубокую яму и исчез в ней.

19 Флавий Анатолий-видный государственный деятель первой половины V :в. Трижды отправлялся послом к Аттиле, участвовал в заседаниях Халкидонского собора (451 г.) как старший из сановников, представлявших императора; Эпизод, описанный Прокопием и затем пересказанный Феофаном. (А. М. 59201), относится не ко времени правления Варахрана V, а к эпохе его сына и преемника Йездигерда Н (438—457), точнее — к 441 г., когда Анатолий в качестве магистра militum per Orientem находился на восточной границе империи, защищая ее от вторжения персов. Тогда ему удалось добиться заключения мира сроком на год. Marcell. Com. s. a. 441; PLRE. II. Р. 84—85. Прокопий в cвоем сочинении объединил две войны и два договора (422 г. и 441 г.)

20 По условиям договора 422 г., который был заключен при Варахране V, в Иране была предоставлена свобода христианам в отправлении их культа, а в Византии то же самое предоставлялось зороастрнйцам, что, впрочем, не имело практического значения, поскольку здесь господствующее в Иране вероисповедание. не имело сколько-нибудь существенного распространения: Византия, по этому договору, обязывалась вносить плату за охрану Кавказских ворот. См.: Christensen A. L'Iran... P. 281. Прокопий опустил в своем повествовании оба этих, пункта, но сказал об условиях договора, заключенного в 441 г., а именно о запрещении строительства крепостей на византийско-иранской границе. Для его повествования это было важно потому, что нарушение этой статьи договора явилось в дальнейшем поводом к войне 502—506 гг.

21 Пероз (Фируз I) правил С 459 г. по 484 г.; пришел к власти в результате междоусобной борьбы со своим братом Ормиздом III. Внутренняя неустойчивость в государстве осложнялась внешнеполитическими коллизиями, ибо Фирузу постоянно приходилось защищать северные и восточные границы от набегов различных племен, в том числе кидаритов, над которыми ему удалось одержать победу, и эфталитов (о них см. ниже комм. 23). Кроме того, положение усугублялось длительным голодом, продолжавшимся, согласно арабским источникам, около семи лет. Традиция приписывает Фирузу ряд решительных мер по борьбе с голодом: он освободил население от некоторых налогов, открыл государственные амбары, заставил крупных землевладельцев делиться запасами с населением. См.: Noldeke — Tabari. S. 118—119, 121. По отношению к христианам шах Фируз продолжал враждебную политику Варахрана V и Йездигерда II. Воспользовавшись догматическими спорами среди христиан, он поддержал несториан в их борьбе с ортодоксальной церковью. С тех пор несторианство стало господствующим течением среди христиан Ирана и Средней Азии. См.: Christensen A. L'Iran. P. 291—292.

22 Горго, Горга, Джорждан (у античных авторов — Иркания, Вркан), совр. Горган; расположен у юго-восточной части Каспийского моря.

23 Самоназвание эфгалитов — хиониты. Это народ индоевропейского (иранского происхождения), говорил на одном из восточно-иранских (сакских) диалектов. Несколько хионитских царей носило имя Эфтал, отсюда и возникло название эфталиты. Сходство звучания хион и гунн (собственно hon), видимо, и объясняет тот факт, что византийские историки называют хионитов (эфталитов) белыми гуннами. К началу V в. хиониты (эфталиты) завоевали земледельческие оазисы за Аму-Дарьей и создали могущественную державу на обширных пространствах Средней Азии, Афганистана, северо-западной Индии и части восточного Туркестана. Их основная территория — Тохаристан и восточный Афганистан. Ядро эфталитов составляли воинственные кочевые племена, подвергшиеся влиянию городской культуры. См.: Ghirshmann. Les Chionites — Hephtalites. Le Caire,: 1948. P. XII—XIII, 66, 115; Altheim F. Geschichte der Hunnen. В., 1959. Bd. 1. S., 41—56.

Экскурс об I эфталитах Прокопия является одним из пяти этнографических экскурсов, содержащихся в его «Войнах». Скорее всего он основан на достоверных свидетельствах, хотя во внешней форме этого эссе сказалось влияние Фукидида, а описание пира у эфталитов напоминает рассказ о пиршестве Аттилы, сохранившийся во фрагментах сочинения Приска Панийского. См.: Prisci fr. 8.

24 Зинон—византийский император (474—475, 476—491), сторонник монофиситства. В период его правления (так же как и двух его предшественников, императора Маркиана и Льва) между Византией и Ираном не было никаких враждебных столкновений. Имели место лишь инциденты дипломатического характера.

25 Евсевий, посол к Фирузу, являлся, возможно, тем же самым лицом, что и магистр оффиций 474, 492—497 гг. и консул 489 г. и 493 г. См.: PLRE. II. Р. 431, 433: Eusebius 18, Eusebius 19, Eusebius 28. Посольство имело место в 483 г. Целью его, видимо, было стремление добиться возвращения города Нисибиса, отданного во владение персам на срок 120 лет по условиям договора, заключенного в 363 г. между императором Иовианом (363—364) и шахом Шапуром II (309—379). См.: Bury J. History of the Later Roman Empire from the Death of Theodosins I to the Death of Justinian (A. D. 395 to A. D. 565). L 1931. Vol. 2. P. 10.

26 Имя царя эфталитов — Ахшунвар. См.: Noldeke—Tabari.' S. 123. Нэльдеке, правда, отождествляет Ахшунвара с Кунхой, сыном царя кидаритов — Кидары (Ibid.).

27 Маги — жрецы зороастрийской веры. Роль магов в государстве Сасанидов была очень велика. Со времен парфянской династии Аршакидов они вместе со знатью образовывали собрание, которое избирало шаха из числа его детей или формально закрепляло власть за кандидатом, названным в завещании умершего шаха. Это собрание было особенно влиятельно в IV—V вв. в период усиления знати, и еще в правление Кавада I оно давало о себе знать. Об этом собрании не раз упоминает и Прокопий (В. Р. I. 5. 3—4; 121. 29—22). О роли магов упоминает и историк Агафий (Agath. II. 26). Об участии магов в походах Прокопий говорит неоднократно (см., напр., В. Р. 1.7., 1.9; II. 26.3. II. 13,9; LI.24.2etc.).

28 После этого поражения от эфталитов Фируз уступил им город Талекан, обещал уплатить определенную дань, а сын Фируза Кавад был отдан заложником и пробыл у эфталитов два года, пока условленная сумма не была уплачена. См. Josh. Styl. Ch. 10. Рассказ Прокопия об этом поражении Фируза, имевшем место около 468 г., отличен от изложения Иешу Стилита и близок к персидской традиции, сохранившейся у Табари. Кроме того, Иешу Стилит говорит еще об одном (также неудачном) .походе Фируза против этого племени, имевшем; место раньше и. завершившемся тем, что на выручку Фирузу пришел император Зинон, пославший шаху золото для эфталитов. Josh. Styl. Ch. 10.

29 Событие относится к 484 г. См.: Christensen A. L'Iran... Р. 294.

30Об обычае персов клясться да соли известно и по другим источникам. См.: Адонц Н. Армения в эпоху Юстиниана. Ереван, 1971. С. 469. Примеч. 3. У многих древних народов соль была символом дружбы и гостеприимства. См.: Schleiden М. J. Das Salz: Seine Geschichte, seine Symbolik und seine Bedeutung in Menschenleben. Leipzig. ^.875. S.70—73. У армян, в частности, обет сопровождался клятвой, символическим выражением которой служила соль. См.:. Адонц Н. Указ. соч.С. 469.

31 О том, что Фируз нашел свою смерть во рве, вырытом царем эфталитов, сообщает и современник событий Лазарь Парбский. См.: Collection des historiens de I'Armenie/Ed. V. Langlois. P. 1876. P. 351. Ср., также: Agatk. IV. 27. (Этот историк, правда, говорит о нескольких рвах). Той же версии придерживаются персидские и арабские хронисты. См.: Christensen A. L'Iran. Р. 294. История похода Фируза против эфталитов окутана множеством легенд. Согласно одной из них, шах, чтобы не нарушать данную эфталитам .клятву не пересекать их границу, повелел. поместить на повозку и везти перед войском пограничный; камень. По другой легенде он приказал тащить перед войском пограничную башню, водруженную Варахраном V, на что потребовалось 50 слонов и триста солдат. См.: Christensen A. L.Iran... P. 294. N 2.

32 Рассказ о жемчужине; повторил в XII в. писатель Никита Хониат. См.: Nic. Chon, Isaac Ang. III. 5. P. 577.

33 В этом пассаже Прокопий допустил сразу две ошибки. Во-первых, Кавад не был единственно оставшимся в живых сыном Фируза. Кроме него, жив был его брат Дьямаш (Замасп). Во-вторых, после гибели: Фируза персы избрали шахом брата Фируза Валаша (Балаша), который правил Ираном в течение четырех лет. См.: Josh Styl. Ch. 18—19; Agath. IV. 28.

34 Прокопий пропускает четыре года правления Балаша Ряд исследователей считает, что персы были данниками эфталитов вплоть до воцарения на шахском престоле сына Кавада I — Хосрова. См.: Christensen A. L'Iran... P. 297. N. 1. Допускает подобную возможность и М. М. Дьяконов. См.: Дьяконов М. М. Очерк истории древнего Ирана. М. 1961. С. 404. Примеч. 85.

35 Речь идет о маздакитском движении, на которое решил опереться Кавад, с тем чтобы укрепить шахскую власть и ослабить мощь крупной знати и зороастрийского духовенства. Утверждение об общности жен у маздакитов, хотя, наряду с Прокопием, об этом говорят почти все без исключения историки того времени, (Ср.: Josh. Styl. Ch. 20), является некоторым преувеличением, если не сказать, искажением сущности маздакитского движения. Скорее всего, его приверженцы выступали против новых форм семьи, пришедших на смену старым родовым отношениям. См.: Christensen A. Le regne du roi Kawadh I et le communisme, mazdakite. Kobenhavn, 1925. P. 105 — 106; Дьяконов М. М. Указ. соч. С. 303—305; 410—411.

36 Вместо Кавада на шахский престол был возведен не Балаш (Валаш), а брат Кавада — Дьямаш (Замасп). См.: Christensen А. Le regne... P. 9. N. 1. Отмеченные здесь и выше (коммент. 33) не точности Прокопия объясняются отнюдь не его небрежностью или невежеством, а тем, что он следовал одной из персидских традиций, нашедшей отражение в «Книге государей». См.: Christensen А. Le regne... Р. 113, N. 2.

37 Должность ханаранта носила скорее военный, нежели административный характер и обозначала правителя востока Ирана — Хорасана, форпоста против кушан и эфталитов. Согласно Прокопию (см. ниже, I. 6. 13—14), должность ханаранга была наследственной. В сасанидском Иране существовал древний обычай, согласно которому семь главных родов сохраняли в своих руках ведущие посты в государственном управлении. См,: Christensen A. L"Iran... Р., 107—108 et N. 3.

38 Замок забвения (Анушбард) не раз служил: местом, заточения высочайших особ. По всей видимости, идентичен с крепостью Гельгард или Андимишн на Сусиане. См.: Christensen. A, L'Iran... Р. 307 et N. 3-4.

39 Речи идет, видимо, об «Истории армян» Фавста Бузанда. 40 Пакурий — шах; Ирана Шапур II (309/310—379). Современник Константина I, Констанция II, Юлиана Отступника, Иовиана и Валента. Вел войны с Римом, затем с Византией. При нем Иран внутренне усилился и укрепил свои позиции в Месопотамии и Армении. По договору 363, заключенному Шапуром II и Иовианом, Иран получил крепости Нисибис, Сингару и Бег-Забдэ. См.: Дьяконов М. М. Указ. соч. С. 265—268.

41 Имеется в виду, Арщак III (339—369). О войне между Арменией и Ираном, продолжавшейся в одном случае 30, а в другом — 34 года, говорит и Фавст Бузанд. См.: Collection... / Ed. V. Langlois. Т.. 1. Р. 267, 270—271. Речь идет в данном случае об очередном затяжном конфликте между Византией и Ираном, в который была вовлечена и Армения, являвшаяся одним из объектов борьбы этих двух крупнейших держав Ближнего Востока. Все тридцатилетнее царствование Аршака III (отсюда, видимо, и цифры 30, 32, 34) падает на это тяжелое для Армении время.

42 Этим армянином был евнух Драстамат, который получил в управление один из кантонов Армении. Как-то в сражении с кушанами, он спас Шапуру II жизнь. См.: Christensen A. L'Iran.., Р. 307—308.

43 По другим источникам это была сестра Кавада. См.: Christen-sen А. Le regne... Р. 112.

44 Речь идет о знатном юноше Сиявуше, патроним которого неизвестен.

45 Царь эфталитов был женат на сестре Кавада. На ее дочери, т. е. на собственной племяннице и оказался женат Кавад. См.: Josh. Styl. Ch. 24. Рассказ о бегстве Кавада повторен и Феофилактом Симокаттой. См. Theoph. Sym. IV. 6. 5—11.

46 Адергудунвад (Атургундад), племянник Гусанастада (Гушнаспдада) воспитывал впоследствии внука Кавада, также Кавада, сына Зама. См. ниже, глава 23.

47 Балаш (Валаш) в самом деле был ослеплен, но он являлся предшественником Кавада. Что же касается Дьямаша (Замаспа), который тогда находился у власти, то он сам добровольно от нее отказался.. См.: Agath. IV. 28; Christensen А. Le regne... Р. 114—115.

48 Adrastadaran salanhV т. е. артештарансалар, возглавлял сословие воинов — артештаран (второе сословие Ирана), т. е. являлся главнокомандующим армии. До Сиявуша титул артештарансалара носил Кардар из рода Спендиат, сын Михр-Нарзеса, известного визиря Варахрана. См.: Christensen A. L'Iran... Р. 131.

49 Анастасий — византийский император 491—518 гг. Как и Зинон, поддерживал монофиситство. В его правление произошла война между Византией и Ираном, длившаяся с 5021 по 506 г. Этой войне и посвящены главы 7—9 книги I «Воины с персами». Подробно о манере изображения ее Прокопием, сходстве и различии его рассказа с описаниями войны другими авторами (Иешу Стилитом, Псевдо-Захарией, Иоанном Малалой, Феофаном и другими). См. нашу статью «Иешу Стилит или Прокопий? (К вопросу о манере изображения греческими и сирийскими авторами войны между Византией и Ираном в 502—506 гг.)»// ВВ. 1981. Т. 42. С. 71-77.

50 Согласно Феофану, Кавад требовал деньги, а не заем. См.: Theoph. P. 144. Притязания Кавада, надо полагать, вытекали из договора 441 г., который Византия из-за ослабления Ирана, видимо, не соблюдала.

51 Попытки Византии поссорить между собой персов и эфталитов, возможно, и в самом деле имели место. Во всяком случае, Псевдо-Захария утверждает, что Кавад разгневался на византийцев за то, что они побудили эфталитов напасть на персов. См.: Zach. VII. 3.

52 Во время этого похода Кавад взял Феодосиополь, о чем поведали Иешу Стилит и Псевдо-Захария. См.: Josh. Styl. Ch. 48; Zach. VII, 3. Знал об этом событии и Прокопий, упомянувший о взятии города персами в своем трактате «О постройках». См.: De aed III. 5. 2. О возможной причине умалчивания историком этого факта в «Войне с персами» см. выше нашу статью «Прокопий Кесарийскии: личность и творчество». С. 438. По сообщению Иешу Стилита, иранская армия захватила Феодосиополь и подвергла разграблению не только области, тяготевшие к этому городу, но и ряд городов и областей, близлежащих к Амиде и Эдессе. См.: Пигулевская Н. В. Месопотамия на рубеже V—VI вв. н. э.: Сирийская хроника Иешу Стилита как исторический источник. М. Л., 1940. С. 94.

53 Кавад подошел к Амиде в октябре 502 г. Вторая армия персов под предводительством Наамана, царя арабов, двинулась тогда на юг. Военные действия развернулись и в районе Эдессы, о чем Прокопий вовсе не упоминает. Об этих событиях подробно рассказано жителем Эдессы — Иешу Стилитом. См.: Josh. Styl. Ch. 58-63.

54 Об обладавшем чудодейственной силой отшельнике Иакове. известно и из житийной литературы. См.: AASS (August. 2). Приведенная здесь легенда свидетельствует о том, что Кавад старался щадить религиозные чувства местного населения.

55 Как видно из этой фразы, несмотря на усилия константинопольской дипломатии, эфталиты выступили на стороне персов.

56 По свидетельству Псевдо-Захарии, амидяне прикрепили к зубцам стен цепями матрасы и таким образом принимали удары баллист. См.: Zach. VII. 3.

57 О хитрости с холмом, хотя и с некоторыми различиями в деталях, сообщают Иешу Стилит и Псевдо-Захария. См.: Josh. Styl. Ch. 50; Zach. VII. 3.

58 Употребление Прокопием словосочетания «так называемые» в применении к монахам некоторые исследователи рассматривают, с одной стороны, как почтение к этой части духовенства, с другой стороны, как подчеркнутую отстраненность историка от религиозной темы. См.: W. III. Erlaeuterungen: S. 463 zum § 22. В действительности, это всего лишь описательная формула, используемая Прокопием, писавшим н традициях аттикизма, для явлений и реалий, не существовавших в произведениях античных авторов. Ср. Cameroon Av. Agathias. Oxford, 1970. Р. 75, 98—99.

59 По свидетельству Иешу Стилита, войска были посланы из Константинополя в апреле 503 г. См.: Josh. Styl. Ch. 54.

60 Полководец Ареовинд и по отцовской, и по материнской линии принадлежал к высшей военной знати; сын внучки всесильного некогда Аспара Диагисфеи. Консул 506 г. Женат был на Юлиане, принадлежавшей к аристократическому роду Анициев. В 512 г. во время восстания в Константинополе народ хотел провозгласить его императором, однако он испугался оказанной ему чести и бежал на противоположный берег Золотого Рога. См.: PLRE. II. Р., 143-144.

61 Келер — иллириец, земляк императора Анастасия, — занимал пост магистра оффиций в 503—518 гг. и играл в государстве весьма важную роль при всем том, что не одобрял религиозной политики императора, являясь, приверженцем православия. См.: PLRE. II. Р. 275—277.1

62 Речь идет о Флавии Патрикии, консуле 500 г., магистре militum praesentalis 500—518 гг. Источники описывают его как справедливого и прямого мужа, но в 503 г. он был уже достаточно стар и, по словам Псевдо-Захарии, отличался слабостью ума. См.: Zach. VII. 4, Ср.: PLRE. II. 840—842.

63 Ипатий — один из троих племянников не имевшего собственных детей императора Анастасия I, сын его сестры Магны и патрикия Секундина. Консул 500 г., патрикий. См.: Cameron Al. The House of Anastasius // GRBS. 1974. Vol. 15. P. 261—262. В войне 502—506 гг. проявил себя как бездарный полководец и был отозван в Константинополь. См.: В. Р. 1,8, 13—19; Zach. VII.5; Theoph. P. 156. В 513 г. Ипатий возглавлял войско, направленное на подавление мятежа Виталиана (См. о нем ниже: комм. 65). Сражение с мятежниками Ипатий самым позорным образом проиграл, оказавшись причиной гибели огромного числа людей. Самому же Ипатию пришлось испытать в полной мере унижения плена, прежде чем его: выкупил его отец Секундин. См. нашу статью в ВВ. 1971. Т. 32. С. 31—32.

64 Юстин — будущий император Юстин I (518—527), иллириец или фракиец по происхождению, выходец из крестьян,— начал службу с солдата придворной гвардии при императоре Льве (457— 474) (Н. a. VI.2). Во время войны 502—506 гг. занимал пост комита rei militaris. См.: PLRE. II. Р. 648—649.

65 Патрикиол — вероятно, гот или готско-римский метис, возможно, имел пост комита федератов. См.: PLRE. II. Р. 837. Его сын Виталиан был одной из наиболее популярных личностей своего времени. Псевдо-Захария называет его воинственным, сильным, смелым и искусным в бою. См.; Zach. VII. 13. В 513 г.. он поднял восстание против императора Анастасия. Причиной мятежа было недовольство федератов, комитом которых Виталиан в то время. был. Одним из лозунгов восставших была защита ортодоксии. В ходе восстания Виталиан подошел к Константинополю и серьезно угрожал городу, но, в конце концов, он потерпел поражение в морском бою, в котором Марин Сириец, возглавлявший направленное против него войско, использовал греческий огонь. В 514—515 гг. Виталиан был назначен на пост магистра милитум Фракии, а в 518—520 гг. был магистром милитум in praesenti. В 520 г. был удостоен звания консула, имел сан патрикия. Население столицы боготворило этого отважного поборника православия, и Юстиниан, опасаясь его соперничества, отдал приказание лишить его жизни. См.: PLRE. II. Р. 1171-1176.

66 Фаресман — лаз по происхождению, был, вероятно, в то время комитом rei militaris. В 505—506 гг.; он исполнял уже должность магистра милитум per Orientum. Внуки этого Фаресмана Руфин и Леонтий принимали участие в воине с вандалами» См:: В. V. II. 19, 1;20. 19.

67 Годидискл и Весса принадлежали к тем семействам готов, которые остались во Фракии, в то время как Теодорих, будущий король остготов, прозванный Великим, двинулся в 488 г. по на-ущению императора Зинона в Италию, где и основал свое королевство. Годидискл известен лишь по этой войне, когда он, по всей видимости, имел чин трибуна. Между тем Весса стал впоследствии видным военачальником, сражавшимся на многих фронтах. При этом известно, что он отличался не только военной доблестью, по и огромным корыстолюбием. См.: PLRE. II. Р. 515, 226—229.

68 Критикуя отсутствие единого главнокомандующего, Прокопий, по всей видимости, намекает и на подобного же рода слабость системы военной организации на Востоке и при Юстиниане. Такие намеки у историка достаточно часты. См.: Rubin В. Das Zeitalter Justinians. В., 1961. Bd. 1. S. 256. Точку зрения Прокопия о необходимости единого военного руководства разделяют Иешу Стилит и Иоанн Лид. См.: Josh. Styl. Ch. 55; Joan. Lyd. III. 53.

69 Апион принадлежал к фамилии крупных египетских землевладельцев. См. о нем Чекалова А. А. Константинополь в VI в.: восстание Ника. М., 1968. С. 35—36.

70 Константина, основанная Севером или Каракаллой, имела название Антинополя. При Константине I была укреплена и переименована по имени этого императора. Арзамон (совр. Гарцам) расположен между Константаной и Дарой. Став здесь лагерем, Ареовинд намеревался угрожать Нисибису. Ипатий же и Патрикий расположились лагерем к северу от Амиды, примерно в 70 км от нее. Их целью было возвратить этот захваченный персами город.

71 По сообщению Иешу Стилита, Ареовинд, узнав о возможном походе против него Кавада, обратился за помощью к Патрикию и Ипатию, но те отказали ему, говоря, что заняты осадой Амиды. См.: Josh. Styl. Ch. 55.

72 Сходным образом описывает это поражение в Псевдо-Захария. См.: Zach. VII. 3.

73 Т. е. в Иран. Арзанена —пограничная область Ирана.

74 Осада крепости началась зимой 503—504 гг.

75 Псевдо-Захария дает цифру 11 кентинатриев. cм: Zach. VII. 5.

76 Сходным образом, хотя и с некоторыми различиями в деталях, рассказывает о гибели Глона Псевдо-Захария. Он приводит и имя этого крестьянина (уточняя, что он был охотник и рыболов) — Гадона — и утверждает, что знавал его лично. Наиболее существенное различие между двумя этими рассказами заключается в том, что в изложении Псевдо-Захарии действует не Патрикий, а Фаресман (Фарзмаи). Кроме того, Псевдо-Захария дает и иную цифру погибших персов — 400. См.: Zach. VII. 5.

77 Ср.: Н. а. ХХIII.7.

78 Т. е. в 506 г. Следует отметить, что Прокопий в своих сочинениях пользуется различными принципами датировки: то он счисляет время по годам правления императора, .то по годам войны. Нередко он ограничивается весьма общими замечаниями типа «в то время», «около того времени» и т. д. Все дело в том, сто для него на первом месте стоят факты, события, а затем уже время.

79 Здесь Прокопий расширяет понятие Тавр, распространяя его и на Кавказ.

80 В данном случае Прокопий повторяет распространенную в античные времена ошибку, путая Кавказские (в Дарьяльском ущелье) ворота с Каспийскими, расположенными между Тегераном и Семнаном., Именно через вторые ворота и проходил Александр Македонский, хоти основателем их он не был, ибо ворота существовали уже до него. У Кавказских ворот Александр Македонский вообще не появлялся, тем не менее восточная традиция, которой следует Прокопий, приписывает их создание именно Александру, См.: Kampers F. Vom Werdegange der Abendlandischen Kaisermystik. Leipzig, 1924. S. 97—113.

81 Строительство города Дары (Анастасиополя) подробно описывают Иоанн Малала, Иешу. Стилит, Псевдо-Захария, Пасхальная хроника и Феофан, См.; Malal. Р. 399; Josh. Styl. Ch. 91; Zach. VII. 6; Chron. Pasch. P. 60S; Theoph. P. 150.

82 Имеется в виду сын Аркадия — император Феодосии II (402-450).

83 В трактате «О постройках» Прокопий» говорит об этих стенах, что хотя они и толсты, но невысоки. См.: De aed. III. 5.9 sq.

84 Здесь, как мы видим, Прокопий выступает сторонником престолонаследия. Однако Византия VI в. еще не знала принципа легитимности в занятии трона. Напротив, требовалось избрание императора сенатом, войском и народом. После смерти Анастасия I, по свидетельству хрониста Иоанна Малалы и автора сочинения VI в. (возможно, принадлежавшего перу известного дипломата Петра Патрикия), вошедшего в качестве эксперптов в произведение «О церемониях византийского двора» Константина Багрянородного, ни одного из родственников умершего императора не рассматривали в Константинополе как реального претендента на престол. Могущественный препозит священной спальни Амантий добивался трона для своего племянника Феокрита, но войско, высказалось за комита экскувитов Юстина. На его же стороне оказались сенат и народ, недовольные религиозной и социально-политической деятельностью Анастасия. См.: Malal. Р. 410—411; De cer. P. 426—430. Что касается троих племянников Анастасия (Ипатия, Помпея и Прова), то при всем том, что они на отличались особыми дарованиями, они не были отстранены от двора и продолжали пользоваться высокими титулами и должностями вплоть до 532 г., когда они оказались замешаны в восстании Ника. См.: Чекалова А. А. Константинополь... С. 109—110.

85 Каос (Каус) был сыном Кавада от той его жены и сестры, которая помогла ему спастись бегством из Замка забвении. Он родился еще в первый период правления Кавада, и его воспитание шах доверил мазданитам, приверженцем которых Каос, естественно, и стал. Поэтому маздакиты держали его сторону. Между тем Кавад уже отходил от этого, ставшего опасными его глазах, течения. По всей видимости, это, и явилось одной из причин, по которой стареющий шах хотел видеть своим преемником своего младшего сына Хосрова, придерживавшегося,, напротив, зороастризма и имевшего тесные связи с зороастрийским духовенством. См.: Christensen A. L'Iran... P. 354—355. О притязаниях, Каоса на шахский престол см. .ниже: I. 21. 20.

86 Хосров был сыном сестры того самого Аспеведа (Аспахбада), который заключал со стороны Ирана мир с Византией. См. 1.9.24, Этот Аспевед принадлежал к древнему парфянскому роду и имел сан шпахбада, т. е. командующего военными силами Ирана. См.: Christensen A. Le regne... P. 95, N. 3.

87 Прокл — юрист, квестор священного дворца 522/523— 525/526 гг. См.: PLRE II. Р. 924—925. Об этом Прокле, игравшем важную роль в государстве в период правления Анастасия и Юстина, Прокопий высоко отзывался и в «Тайной истории» (см.: Н. а. VI.13; IX.41). Он является в сочинениях Прокопия антиподом другому известному квестору — Трибониану (см. о нем ниже: I. 24. 11, 16), а возможно, и самому Юстиниану, который «постоянно менял законы», принося этим, по словам историка, непоправимый вред государству и его подданным. См.: Н.а. XIV. 1—10 etc.

88 По свидетельству Псевдо-Захарии, Руфин, сын Сильвана, был другом самого шаха и пользовался благожелательным отношением со стороны жены Кавада, ибо он советовал шаху оставить трон ее сыну — Хосрову. См.: Zach. IX. 7.

89 Мевод (Махбод) принадлежал к одному из знатнейших, еще парфянских родов — роду Сюренов. Он имел должность шпахбада, т. е. командовал войсками Ирана.

90 Лазикой называли в VI в. древнюю Колхиду., Со времени императора Льва (457—474) Лазика находилась в зависимости от Ирана. В 522 г., однако, когда умер царь лазов Дамназ, его сын Цафий, вместо того чтобы получить инвеституру от иранского шаха, явился в Константинополь, принял там христианство и был удостоен знаков царского достоинства от византийского василевса. Тогда же Цафий взял в жены дочь константинопольского патрикия Нома — Валериану. См.: Theoph. P. 168—169. С тех пор Лазика стала вновь объектом борьбы между Византией и Ираном, пока в 562 г. не была закреплена договором за Византией.

91 Нестерпимая обида, о которой говорит здесь Прокопий, возникла от того, что, начиная с 283 г. между римским императором, наследником которого был византийский василевс, и персидским шахом были официально установлены так называемые братские отношения. См.: Dolger F. Die Familie der Konige im Mittelalter// Byzanz und die europaische Staatwelt. Ettal, 1953. S. 60. Братом Юстиниана называет Кавада посол Руфин. См. ниже: I. 16. 1; Ср.: II, 10. 13. В сочинениях Менандра Протиктора шах Хосров обращается к Юстиниану как к брату. См.: Menander. Fr. 11. Итак, отражая реальные отношения равенства двух держав, категория братства вошла и в политическую идеологию обоих государств.

92 Прокопий — единственный автор, который сообщает об опале Сеоса (Сиявуша). Однако он не упоминает о том, что Сиявуш принадлежал к маздакитам, движение которых в ту пору было более сильным, чем когда бы то ни было. По предположению исследователей, в опале Сиявуша сказался страх Кавада перед растущей силой маздакитства. См.: Christensen А. Le regne... Р. 120— 121; Idem. L'Iran... P. 356.

93 Гурген (Бакур) правил грузинами с 514 по 528 г, С V в. Грузия была подвластна Ирану. Желая укрепить здесь свою власть, шах Ирана стремился обратить ивиров (грузин) в свою веру.

94 Об этом же обычае, но с еще большими подробностями сообщает и историк Агафий. См.: Agath. II. 22—23.

95 О миссии к гуннам (впрочем, безрезультатной) младшего племянника императора Анастасия патрикия Прова сообщает и Псевдо-Захария; см.: Zach. XII. 7. Целью этой миссии, возможно, было не столько склонить гуннов на помощь грузинам, сколько настроить их против персов. См.: Vasiliev A. A. The Goths in the. Crimea. Cambridge (Mass.), 1936. P. 70.

96 Двадцать дней .пути составляло расстояние 4200 стадий (за один день покрывалось расстояние в 210 стадий). По периплу Арриана расстояние между Боспором и Херсоном равнялось 2260 стадиям. См.: Geographi Graeci minores/Ed. С. Mueller. 1961. Vol. 1. Tab. XVI. Разница в цифрах объясняется, скорее всего, тем, что, в то время как Арриан исчислял путь по морю, Прокопий дает расстояние сухопутное.

97 Ср.: BG. IV. 5.1—4.

98 Петр—уроженец Арзанены, возможно, перс по происхождению. В 504 г. был взят в плен будущим императором Юстином I (см. ниже: В. Р. II. 15.7), который; дал ему образование и сделал своим секретарем. При Юстиниане Петр стал полководцем и не раз участвовал в походах против персов. См.: В. Р.II. 16.16; 18,16—26; 24.13 etc.

99 Вариз Вой — главнокомандующий персидской армией. Имел титул эран-шпахбада. А. Христенсен отождествляет его с Acпeведом. См.: Christensen А. L'lran... Р. 337, 354.

100 Пераний оказался затем на службе у. византийцев, принимал участие в войне с готами (В. G. 1.5.3) и с персами. См.: ниже II.27.42.

101 Ириней был уроженцем Антиохии. Видимо, это то же самое лицо, о котором упоминает Прокопий в «Тайной истории» (XIX. 16). См.: PLRE. II. Р. 625—626.

102 В 528 г. Сита получил пост магистра милитум per Arineniam, а в 531 г. стал magister militum praesentalis. Имел звание консула и патрикия. Был женат на сестре императрицы Феодоры — Комито. Исследователи высоко оценивают деятельность Ситы, полагая, что он нисколько не уступал Велисарию как полководец, а как политик даже его превосходил. См.: Stein Е. Histoire du Bas-Empire. Paris; Bruxelles; Amsterdam, 1949. T. 2. P. 288—289.

103 Нарсес и Аратий, так же как и их брат Исаак, принадлежали к известному армянскому роду Камсаракан. См.: Адонц Н. Армения в эпоху Юстиниана. Ереван, 1971. С. 26; Stein Е. Ор. cit. Р. 292 et N. 1,

104 Войско, видимо, отступило из-за сильной жары. См.: Stein Е. Ор. сit Р. 272.

105 События, о которых идет речь, относятся к 527 г. Ливеларий имел должность стратилата Востока. После его смещения с этого поста на него был назначен племянник Анастасия. I Ипатий. См.: PLRE. II. Р. 675—676. Велисарий же получил должность дукса Месопотамии, которую ранее исполнял незадолго до этого умерший Тимострат. См.: Zach. IX. 2.

Текст воспроизведен по изданию: Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. М. Наука. 1993.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.