Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАРКО ПОЛО

КНИГА О РАЗНООБРАЗИИ МИРА

DIVISAMENT DOU MONDE

КНИГА ПЕРВАЯ

ГЛАВА XX

Здесь описывается Малая Армения 30

Нужно знать, что есть две Армении: Малая и Великая. Царь Малой Армении правит своею страною по справедливости и подвластен татарам.

Много тут городов и городищ и всего вдоволь, а от охоты на зверей и на птиц потехи много. Но, скажу вам, страна сильно нездоровая. В старину здешние дворяне были храбры и воинственны; теперь они слабы и ничтожны и только пьянствуют.

Есть тут на берегу моря торговый город Лаяс. По правде сказать, так все пряности и все ткани с Евфрата привозятся в этот город, все дорогие товары и товары из Венеции, Генуи свозятся сюда и здесь покупаются. Отсюда идут к Евфрату и купцы, и путешественники.

Рассказали вам о Малой Армении, теперь опишем Туркмению 31.

ГЛАВА XXI

Здесь описывается Туркмения

В Туркмении три народа: туркмены чтут Мухаммеда и следуют его закону; люди простые, и язык у них грубый. Живут они в горах и в равнинах, повсюду, где знают, что есть привольные пастбища, так как занимаются скотоводством. Водятся здесь, скажу вам, добрые туркменские лошади и хорошие, дорогие мулы.

Есть тут еще армяне и греки; живут вперемешку по городам и городищам; занимаются они торговлею и ремеслами.

Выделываются тут, знайте, самые тонкие и красивые в свете ковры, а также ткутся отменные, богатые материи красного и другого цвета, много и других вещей изготовляется здесь.

Города тут зовутся: Комо, Кассери, Севасто 32; много и других городов и городищ; перечислять их всех было бы долго; принадлежат они все татарам левантским, что здесь царят.

Оставим эту область и поговорим о Великой Армении.

ГЛАВА XXII

Здесь описывается Великая Армения

Великая Армения — страна большая; начинается она у города Арзинга 33, где выделывается лучший в свете бокаран 34. Есть тут также отличные бани и самые лучшие в мире источники. Живут там армяне, и подвластны они татарам. Много там городов и городищ. [204]

Самый отменный город — Арзинга. Там живет архиепископ. Есть еще города Аргирон и Дарзизи 35.

Страна большая, и летом, скажу вам, приходят сюда толпы левантских татар, потому что во все лето тут привольные пастбища для скота; и живут здесь татары со своими стадами летом, а зимою их нет; большого холоду и снега скотина не выносит, и на зиму татары уходят туда, где тепло, есть трава и пастбища для скота.

В Великой Армении, скажу вам еще, на высокой горе — Ноев ковчег.

На юго-востоке Великая Армения граничит с Мосулом 36. Народ там христианский, якобиты и несториане. О них расскажу потом. К северу грузины, и о них будет говорено далее. На грузинской границе есть источник масла и много его — до сотни судов 37 можно зараз нагрузить тем маслом. Есть его нельзя, а можно жечь или мазать им верблюдов, у которых чесотка и короста. Издалека приходят за тем маслом и во всей стране его только и жгут.

Оставим Великую Армению и расскажем о грузинской земле.

ГЛАВА XXIII

Здесь описываются грузинские цари и их дела

В Грузии царь всегда называется Давид-мелик, что [по-французски] значит «царь Давид»; подчинен он татарам 38. В прежнее время здешние цари рождались со знаком орла на правом плече.

Грузины красивы, мужественны, отменные стрелки и бойцы в сражениях. Они христиане греческого исповедания. Волосы стригут коротко, как духовные.

Это та страна, чрез которую Александр, идя на запад, не мог пройти, потому что дорога тут узка и опасна: с одной стороны море, а с другой — высокие горы, и верхом по ним не проехать. Между горами и морем дорога очень узка и теснина тянется на четыре лье, несколько человек тут устоят против всего света; поэтому-то Александр и не мог здесь пройти. Он выстроил тут башню, заложил крепость, чтобы враг не прошел и не напал на него сзади; место то назвал он Железными вратами 39. В книге «Александрия» 40 о том месте говорится, что тут между двух гор Александр заключил татар; то были не татары, а куманы 41 и другие племена. Татар в то время не было.

Городов, городищ здесь довольно-таки; много тут шелку; выделывают здесь шелковые и золотые ткани; таких красивых нигде не увидишь. Лучшие в мире кречеты здесь водятся. Всего тут много. Народ занимается торговлею и ремеслами. Гор, ущелий, крепостей здесь много, и татары не могли подчинить эту страну вполне. [205]

Есть здесь женский монастырь 42 Св. Леонарда, и творится в нем вот какое чудо: есть там большое озеро 43, куда вода набирается с гop; возле стоит церковь Св. Леонарда. В воде той, что с гор набирается, нет ни малой, ни большой рыбы; как настанет первый день поста и во весь пост до Святой субботы, до заутрени Пасхи, во все этo время рыбы много, а в другое время рыбы нет. А море, о котором вам рассказывал и что находится у самых гор, называется Глевешелан 44; в длину почти что семьсот миль; а другое море отсюда добрых двенадцать дней. Евфрат и много других рек сюда текут; а кругом со всех сторон горы и суша 45. Генуэзские купцы стали плавать туда недавно; перевезли сюда свои суда 46. Отсюда идет тот шелк, что зовется «желл».

Рассказали вам о границах Армении к северу, теперь опишем границы на юго-восток.

ГЛАВА XXIV

Здесь описывается Мосул

Мосул — большое царство, живут тут многие народы, и вот какие: есть здесь арабы-мусульмане и еще другой народ исповедует христианскую веру, но не так, как повелевает Римская Церковь, а во многом отступает. Называют этих людей несторианами и якобитами. Есть у них патриарх; зовут они его жатоликом. Патриарх этот назначает архиепископов, епископов, аббатов и других прелатов. Он же рассылает во все страны Индии, Катая, в Бодак 47 совершенно так же, как это делает римский апостол. Все христиане здешних мест, о которых я вам говорил, — несториане и якобиты.

Все шелковые ткани и золотые, что называются мосулинами 48, делаются здесь. Скажу вам еще, из этого же царства — все богатые купцы, что гуртом привозят дорогие пряности и называются мосулинами 49.

В здешних горах живут карды 50, они христиане — несториане и якобиты; но есть между ними и сарацины, Мухаммеду молятся. То люди храбрые и злые, ограбить купца они не задумаются.

Оставим Мосул и поговорим о Бодаке, большом городе.

ГЛАВА XXV

Здесь описывается, как взяли большой город Бодак

Бодак — большой город. Точно так же как в Риме — глава всех в мире христиан, так и здесь живет калиф всех в мире сарацин. Посреди города — большая река; по ней можно спуститься в [206] Индийское море; купцы с товарами плавают по той реке взад и вперед. От Бодака до Индийского моря, знайте, добрых осьмнадцать дней пути. Купцы, что идут в Индию, спускаются по той реке до города Киси 51 и здесь вступают в Индийское море. На этой самой реке, скажу вам еще, между Бодаком и Киси, есть большой город Басра, а кругом него рощи, и родятся тут лучшие в мире финики.

В Бодаке выделывают разные шелковые и золотые материи: нассит, нак, кремози 52; по ним на разный манер богато вытканы всякие звери и птицы.

Во всей стране это самый знатный и большой город. У бодакского калифа, по истинной правде, золота, серебра и драгоценных камней более, нежели у кого-либо. Вот в 1255 г. по Р. X. Алау [Хулагу], великий царь татар, брат того хана, что ныне царствует, набрал большую рать, напал на Бодак, да и взял его силою 53. Великое то было дело. В Бодаке, не считая пеших, было сто тысяч одних конных. И когда Алау взял город, открыл он калифскую башню, и была она полна золотом, серебром и другими богатствами; никогда, нигде не видано было зараз столько богатства. Посмотрел Алау на эти богатства и подивился. Позвал он к себе калифа, да и говорит ему:

«Калиф, на что ты собрал столько богатства? Что ты задумал с ним делать? Или ты не знал, что я твой враг и иду с большой ратью уничтожить тебя? Если же ты это знал, так почему не роздал ты этого богатства конной и пешей рати, чтобы они защищали и тебя, и твой город?»

Молчал калиф и не знал, что отвечать. Сказал тогда Алау опять:

«Вижу я, калиф, что любишь ты свое богатство, отдаю его тебе, кормись им».

Приказал Алау заключить калифа в ту самую башню с казною и запретил давать ему есть и пить.

«Калиф, — говорит он ему потом, — ешь свое богатство сколько хочешь, полюбилось оно тебе сильно и не будет тебе никогда другой еды!»

Умер калиф через четыре дня после того, как посадили его в башню 54.

И было бы калифу лучше, если бы роздал свое богатство воинам, чтобы защитили они и страну, и народ, и не погиб бы он, ограбленный, вместе со всеми своими.

После него не было более калифа.

Мог бы я вам еще порассказать об их делах и обычаях, да было бы это слишком долго, а потому сокращу мою повесть, с тем чтобы порассказать о другом, как вы услышите, примечательном и диковинном. [207]

ГЛАВА XXVI

Здесь описывается величественный город Торис

Торис 55 — большой город в стране Ирак 56; много там и других городов и городищ, но Торис самый лучший в целой области, о нем поэтому и расскажу вам.

Народ в Торисе торговый и занимается ремеслами; выделываются тут очень дорогие золотые и шелковые ткани. Торис на хорошем месте; сюда свозят товары из Индии, из Бодака, Мосула, Кремозора 57 и из многих других мест; сюда за чужеземными товарами сходятся латинские купцы. Покупаются тут также драгоценные камни, и много их здесь. Вот где большую прибыль наживают купцы, что приходят сюда.

А здешний народ делами мало занимается, и много тут всяких людей; есть и армяне, и несториане, и якобиты, грузины и персияне, и есть также такие, что Мухаммеду молятся; а те, что в городе живут, тауризами прозываются. Кругом города — прекрасные сады, и много там разных вкусных плодов. Сарацины из Ториса — народ нехороший, злой.

ГЛАВА XXVII

О великом чуде в Бодаке и о горе 58

Хочу вам рассказать о великом чуде, что свершилось между Бодаком и Мосулом. Нужно знать, что в 1275 г. по Р. X. 59 в Бодаке был калиф и ненавидел он сильно христиан; днем и ночью раздумывал, как бы обратить всех христиан своей страны в сарацин, а не то перебить их всех. Каждый день совещался он об этом со своими муллами и кази 60; все они ненавидели христиан; по правде сказать, так все в мире сарацины ненавидят христиан.

Случилось, что калиф вместе со своими мудрецами нашел к чему придраться, и вот что: отыскал он, что в одном Евангелии говорится, если у христианина веры с горчичное зерно, так по его молитве к Господу Богу две горы сойдутся. Отыскал это и очень обрадовался: чрез это, говорил он, все христиане или в сарацин обратятся, или все будут перебиты.

Созвал калиф христиан, несториан и якобитов, всех, что были в его стране, а было их много. Пришли они к нему, а он показал им то Евангелие и заставил прочесть.

«Что же, правда ли это?» — спросил калиф христиан, когда те прочли.

«Воистину то правда!» — отвечали христиане. [208]

«Так вы говорите, — спрашивал калиф, — что если у христианина веры с горчичное зерно, то по его молитве к Господу Богу две горы сойдутся?»

«Мы это воистину говорим», — отвечали христиане.

«Так я же вас испытаю, — сказал калиф. — Вот вы все христиане, и между вами должен же быть хоть один с малой верою. Объявляю же вам: или вы подвинете гору, что видите там, — и указал он им на гору невдалеке, — или я всех без жалости перебью. Если вы не сдвинете горы, так, значит, нет у вас веры и я вас всех перебью, не то все вы обратитесь в нашу святую веру, что даровал нам Мухаммед, наш пророк. Имейте веру, будьте мудры; даю вам десять дней сроку; коли в это время вы этого не сделаете, всех перебью».

Замолчал калиф и отпустил христиан.

ГЛАВА XXVIII

Как христиане испугались слов калифа

Услышали христиане калифовы речи и очень перепугались; хотя и боялись они смерти, а все-таки твердо верили, что Творец не оставит их без помощи в такой трудности. Стали они совещаться с мудрыми из христиан, со своими прелатами; было там много и епископов, и архиепископов, и священников. Не придумали они ничего другого, как помолиться Господу Богу, чтобы он по своему милосердию и благости помог им в этом деле и избавил от той жестокой смерти, какую определил им калиф, коли не исполнят они его требования.

И что же? Днем и ночью христиане поистине служили молебны, усердно молили Господа Бога, чтобы Он по своей благости помог им в этой великой опасности. Восемь дней и ночей все христиане, мужчины и женщины, взрослые и малолетние, служили молебны и молились. И вот когда они молились, ангел, посланник от Бога, явился в видении одному епископу, человеку святой жизни.

Говорил ангел епископу: «Ступай ты к такому-то кривому, и, если он скажет горе двинуться, она двинется тотчас же!»

А об этом башмачнике скажу, что был он человек разумный, честный и праведный; не грешил, постился; ходил каждый день в церковь, к обедне, и каждый же день, Христа ради, раздавал хлеб. Был он чистой и святой жизни; не найти было лучшего человека ни вблизи, ни вдали.

Расскажу вам об одном из его дел, и говорит то дело, что был он человек добрый, веры искренней и жизни хорошей. Слышал он много раз, как читали в Евангелии: если око твое соблазняет тебя на грех, вырви его из главы, ослепи его, да не вводит оно тебя в грех. [209]

Вот раз в дом этого башмачника пришла красавица покупать башмаки; сначала хозяин, не глядя на ноги, стал примерять башмаки, а потом попросил взглянуть на ноги, и красавица показала их ему, и, говоря по правде, ноги были так хороши, что лучше и желать нельзя было. И вот как увидел ногу той женщины этот, как я вам сказал, добродетельный человек, соблазнился он, любовались его глаза ногами. Отослал он красавицу, не захотел продавать ей башмаков.

Как ушла женщина, стал он про себя думать: «О чем ты помышляешь, о беззаконник и изменник? Глазам, что меня соблазняют, следует отомстить!» Взял он потом шило, наточил его, да и воткнул в самую средину глаза; выковырнул его так, что потом никогда им больше не видел.

Вот так-то, как вы слышали, попортил башмачник себе глаз. Был он, по правде сказать, добрый и святой человек.

А теперь вернемся к нашему рассказу.

ГЛАВА XXIX

Как епископу было видение о том, чтобы башмачник молился

То же видение было епископу, знайте, не один раз; и рассказал он христианам о том видении, что было ему много раз; стали тут христиане просить, чтобы позвал епископ башмачника, и призвали его. Пришел он, и говорят ему христиане, чтобы умолил он Господа Бога подвинуть гору. Выслушал башмачник речи епископа и христиан и сказал, что не такой он святой человек, не по его молитве Господь Бог или Пресвятая Дева сотворят великое такое чудо. А христиане все-таки слезно упрашивали его помолиться Богу. И что же? Упрашивали его долго, и согласился башмачник по их желанию помолиться Творцу.

ГЛАВА XXX

Как молитва христиан сдвинула гору

Наступил срок, рано утром поднялись христиане, мужчины и женщины, старые и малые. Пошли в церковь и отслужили обедню; отслужили обедню, покончили службу Господу Богу и пошли вместе по дороге к той равнине, где была гора, а крест Спасителя несли перед собою. Сошлись все христиане на той равнине; больше ста тысяч было их там; стали они все перед крестом Господа нашего. Был тут и калиф, и многое множество сарацин; сошлись христиан убивать, не верили они, чтобы гора сдвинулась; и христиане, большие [210] и малые, побаивались и сильно сомневались, но все-таки искренно уповали на своего Творца.

Собрался на равнине весь народ, христиане и сарацины, стал тут башмачник на колени перед крестом и простер руки к небу; много молился он Спасителю, чтобы гора та сдвинулась и не погибло бы жестокою смертью столько христиан. Кончил он молиться, не прошло и получаса, гора тронулась и стала двигаться. Увидели это калиф и сарацины и диву дались; многие обратились в христианство, и калиф стал христианином, и, только когда он умер, на шее у него нашли крест. Сарацины не похоронили его вместе с другими калифами, а в ином месте.

Так-то свершилось это чудо.

По закону, что дал им Мухаммед, должны они творить всякое зло тем, кто не их закона, вредить во всем и в этом для них нет греха; если бы не власти их, много зла наделали бы они; и все другие сарацины повсюду злодействуют точно так же.

Оставим Таурис и Бодак, начнем о Персии.

ГЛАВА XXXI

Здесь начинается о большой области Персии

Большая страна Персия, а в старину она была еще больше и сильнее, а ныне татары разорили и разграбили ее. Есть тут город Сава 61, откуда три волхва вышли на поклонение Иисусу Христу 62. Здесь они и похоронены в трех больших, прекрасных гробницах. Над каждой могилой — квадратное здание, и все три одинаковы и содержатся хорошо. Тела волхвов совсем целы, с волосами и бородами. Одного волхва звали Белтазаром, другого — Гаспаром, третьего — Мельхиором.

Марко спрашивал у многих жителей города, кто были эти волхвы. Никто ничего не знал, и только рассказывали ему, что были они царями и похоронили их тут в старые годы.

Но вот еще что узнал он все-таки: впереди, в трех днях пути, есть крепость Кала Атаперистан, а по-французски «крепость огнепоклонников», и это правда, тамошние жители молятся огню 63, и вот почему почитают они огонь: в старину, говорят, три тамошних царя пошли поклониться новорожденному пророку и понесли ему три приношения: злато, ливан и смирну 64, хотелось им узнать, кто этот пророк: Бог ли, царь земной или врач. Если он возьмет злато, говорили они, то это царь земной, если ливан, то Бог, а если смирну, то врач.

Пришли они в то место, где родился младенец; пошел посмотреть на него самый младший волхв и видит, что младенец на него [211] самого похож и годами, и лицом; вышел он оттуда и дивуется. После него пошел второй и увидел то же: ребенок и летами, и лицом такой же, как и он сам; вышел и он изумленный. Пошел потом третий, самый старший, и ему показалось то же самое, что и первым двум; вышел он и сильно задумался.

Сошлись все трое вместе и порассказали друг другу, что видели; подивились, да и решили идти всем трем вместе. Пошли вместе и увидели младенца, каким он был на самом деле, а было ему не более тринадцати дней. Поклонились и поднесли ему злато, ливан и смирну. Младенец взял все три приношения, а им дал закрытый ящичек. Пошли три царя в свою страну.

ГЛАВА XXXII

Здесь рассказывается о трех волхвах, что ходили поклоняться Господу

Проехали они немного дней, и захотелось им посмотреть, что дал им младенец; открыли они ящичек и видят, что там камень. Дивились они, что бы это значило. А младенец дал им камень в знамение того, чтобы вера их, которую они восприяли, была тверда как камень. Как увидели три царя, что младенец принял все приношения, тут все и сказали, что он Бог, царь земной и врач. А младенец знал, что все трое одной веры, и дал он им камень в знамение того, чтобы были тверды и постоянны в своей вере.

Взяли три царя тот камень да бросили его в колодезь, не понимали они, зачем он им был дан, и, как только бросили они его в колодезь, с неба нисшел великий огонь прямо в колодезь, к тому месту, куда был камень брошен. Увидели цари то чудо и диву дались; жалко им стало, что бросили они тот камень; был в нем великий и хороший смысл.

Взяли они тогда от этого огня и понесли в свою землю, поставили его в богатом, прекрасном храме. Поддерживают его постоянно и как Богу молятся ему; этим огнем совершают они все жертвы и возжжения. Если случится, что огонь тут потухнет, идут они к тем, кто держит тот же огонь и также молится ему; у них из их церкви просят они огня и возжигают свой; возжигают только от того огня, о котором я вам рассказывал; иной раз, чтобы найти такой огонь, ходят по десяти дней. Так-то здешние люди молятся огню. Много людей рассказывали Марко Поло и об этом, и о замке, и все то правда. Один из трех волхвов, скажу еще, был из Савы, другой — из Авы 65, а третий — из того замка, где огню поклоняются.

Рассказал вам все подробно, расскажу потом и о других городах Персии, об их делах, обычаях. [212]

ГЛАВА XXXIII

Здесь описываются восемь царств Персии

Персия — страна большая; в ней, знайте, восемь областей; они зовутся вот как: в самом начале Персии первая область называется Казум, вторая к югу — Кардистан, третья — Лор, четвертая — Сиельтан, пятая — Истанит, шестая — Сераци, седьмая — Сукара, восьмая — Тунакан, она на краю Персии. Все эти области на юге, одна, Тунакан, что подле древа сухого, — на востоке 66.

Много здесь добрых коней; вывозят их в Индию на продажу, и кони эти, знайте, дорогие; иной конь продается за двести торнайзских ливров; на эту цену немало коней. Водятся здесь самые красивые в свете ослы; продаются по тридцати марок 67 за штуку, и иноходью бегают, и вскачь отлично. Этих лошадей, о которых вам рассказывал, здешние люди водят в Кизи и в Курмоза 68; оба города на берегу Индийского моря; там их скупают купцы и везут в Индию, где и продают по дорогой цене, как я вам рассказывал.

В этих землях злых людей и разбойников много; убийства случаются ежедневно; боятся они восточных татар, своих правителей, и если бы не это, так много зла наделали бы они купцам; и при этой власти купцы все-таки часто терпят от них убытки. Купцов без оружия, без луков они убивают или грабят без жалости.

Все они, скажу вам по правде, закона Мухаммедова, их пророка. В городах есть купцы и ремесленники; торгуют, ремеслами занимаются; изготовляют золотые ткани и всех родов шелковые. Родится тут хлопок. Пшеницы, ячменя, пшена, всякого хлеба, вина и всяких плодов у них много 69.

Оставим это царство; расскажу вам о большом городе Язди 70, о тамошних делах и обычаях.

ГЛАВА XXXIV

Здесь описывается город Язди

Язди — в самой Персии; это красивый город, большой, торговый. Много шелковых тканей тут выделывается; называют их «язди»; купцы торгуют ими с большой прибылью по разным странам. Народ молится Мухаммеду. Когда отсюда поедешь вперед, то семь дней дорога по равнине и только в трех местах поселки, где можно остановиться. Лесов хороших тут много, и дорога по ним хорошая; охоты там много на куропаток и фазанов. Купцы, когда тут проезжают, так много охотятся. Есть здесь еще очень красивые дикие ослы.

Через семь дней пути — царство Крерман 71. [213]

ГЛАВА XXXV

Здесь описывается царство Крерман

Крерман — древнее царство в самой Персии, им владели цари по наследству, но с тех пор, как его покорили татары, нет тут наследственных владетелей; татары, кого пожелают, того в цари и ставят. В этом царстве водятся камни бирюзы, и много их тут; находятся они в горах, и вырывают их изнутри скал. Есть тут также жилы стали и онданика вдоволь 72. Конскую сбрую работают тут отлично: узды, седла, шпоры, мечи, луки и колчаны; всякое их вооружение у них на собственный образец.

Замужние женщины и девки славно вышивают зверей и птиц и всякие другие фигуры по шелковым, разноцветным тканям. Работают для князей и знатных людей занавески так хорошо и искусно, что не надивишься; вышивают также прекрасно перины, подушки, подушечки.

В тамошних горах 73 водятся лучшие соколы, самые быстрые в свете; они меньше сокола-пилигрима; по брюшку красны и под шейкой, между ляжками. Летают они, скажу вам, очень быстро, не уйти от них никакой птице.

Из города Крермана первые семь дней едешь все крепостцами, городами, поселками; хорошо и весело тут ехать; дичи много, вдоволь куропаток. Как проедешь семь дней по равнине, тут гора большая и спуск 74; под гору едешь два дня; всяких плодов тут повсюду вдоволь. В старину были там поселки, а теперь их нет, и народ, что живет там, скот пасет.

Между Крерманом и этим спуском зимою такой холод, еле спасешься под одеялами и шубами.

ГЛАВА XXXVI

Здесь описывается город Камади 75

После двухдневного спуска, о чем я вам рассказал, — опять большая равнина, а вначале город Каманди; в старину он был большой и славный, а ныне и невелик, да и некрасив. Разоряли его несколько раз татары из других стран. В равнине той, скажу вам, очень жарко. Область, что тут начинается, зовется Реобарл 76.

Есть там финики, райские яблоки, фисташки и другие плоды; в наших холодных местах таких нет.

В этой равнине есть особенные птицы, зовут их лесными куропатками (франколинами), но на куропаток других стран они не похожи; они пестры, и черны, и белы; ножки и клюв у них красные. [214]

Разные тут также звери; расскажу вам прежде всего о быках. Быки очень велики и как снег белы. Шерсть у них короткая, гладкая, и это происходит от здешней жары; рога небольшие, толстые и невострые. Между лопаток — круглый горб в две ладони. С виду они самые красивые в свете. Когда их навьючивают, они ложатся как верблюды, а как навьючат, они встанут и вьюки носят отлично, потому что очень сильны. Овцы с осла; хвосты у них толстые, большие; в ином весу фунтов тридцать. Славные, жирные овцы; мясо вкусное.

Городов, крепостей тут много. Города обнесены земляными валами, высокими, толстыми, в защиту от каранов 77, что бродяжничают по здешним местам и грабят всех. Зовут их так, потому что матери у них индианки, а отцы татары. Когда они задумают напасть на страну и разграбить ее, от их наговоров и дьявольских наваждений среди дня делается мрак, вдали ничего не видно; и темь эту нагоняют на семь дней. Места они знают хорошо; нагнав темноту, едут рядом; бывает их тут до десяти тысяч, иногда больше, иной раз меньше. А как заберут равнину, что задумали разграбить, ничему там не спастись, ни людям, ни скотине; нет той вещи, которой они не забрали бы. Полонив народ, стариков убивают, а молодых уводят с собою и продают в рабство.

Царь их называется Ногодар 78. Этот Ногодар отправился с десятитысячною ратью ко двору Жагатая, родного брата великого хана 79, и жил у него. Жагатай приходился ему дядею и был сильным царем. Живя у дяди, Ногодар замыслил измену и предал его.

Вот так это было: когда Жагатай был в Великой Армении, Ногодар бросил дядю и бежал с десятью тысячами своих лютых злодеев, прошел через Бадасиан 80, через ту область, что зовется Пашиай 81, и еще через другую — Шессиемюр 82; погибло у него много людей и скота; дороги там по теснинам, дурные. Забрал он те земли и перешел в Индию, на границу страны Деливар 83. Завладел там Деливаром-городом и поселился там, а царя, славного и богатого султана Асидиу 84, сместил. Поживал тут Ногодар со своими и никого не боялся; со всеми другими татарами вокруг своего царства он воевал.

Вот и рассказал вам об этой равнине и о людях, что напускают тьму для грабежа. Сам Марко, скажу вам, был полонен ими, да бежал в крепость Каносальми; немало и товарищей его было забрано; иных продали в рабство, а других побили.

Расскажу вам теперь о другом.

ГЛАВА XXXVII

Здесь описывается великий спуск 85

Равнина, что к югу, тянется, нужно знать, на пять дней пути 86; а потом начинается другой спуск, по дурной дороге двадцать миль;

бродят тут злые разбойники, и дорога тут опасная. За этим спуском [215]   начинается новая равнина, прекрасная, и называется она Формоз 87. В длину она два дня пути, славные тут реки 88; есть финиковые дерева и много птиц; водятся франколины, попугаи и иные, на наших не похожие птицы.

А через два дня езды — море-океан; на берегу город Кормоз 89, тут пристань. Сюда, скажу вам, приходят на своих судах купцы из Индии; привозят они пряности и драгоценные камни, жемчуг, ткани, шелковые и золотые, слоновые зубы и другие товары; все это продают они другим купцам, а те, перепродавая, развозят по всему свету. В городе большая торговля; ему подчинены другие города и замки, а он — главный в царстве. Царь зовется Руемедан-Акомат 90.

Превеликая тут жара; солнце печет сильно; страна нездоровая. Если умрет здесь иноземный купец, все его имущество царь берет себе. Из фиников вместе с другими пряностями гонят здесь вино, и вино то очень хорошо; людей, непривычных к нему, сильно слабит и очищает, а потом они чувствуют себя хорошо и толстеют. Нашей пищи тут не едят; народ тут от пшеничного хлеба и мяса хворает, чтобы не болеть, едят они финики да соленую рыбу тунец; еще едят они лук. Вот что они едят, чтобы не болеть.

Суда у них плохие, и немало их погибает, потому что сколочены они не железными гвоздями, а сшиты веревками из коры индийских орехов. Кору эту они бьют до тех пор, пока она не сделается тонкою, как конский волос, и тогда вьют из нее веревки и ими сшивают суда 91; веревки эти прочны и от соленой воды не портятся. У судов одна мачта, один парус и одно весло; они без покрышки. Нагрузят суда и сверху товары прикроют кожею, а на это поставят лошадей, которых везут на продажу в Индию. Железа для выделки гвоздей у них нет, болты делают из дерева, суда сшивают веревками; плавать в таких судах опасно; бури в Индийском море часты, и много их гибнет.

Народ здесь черный; молится Мухаммеду. В городах летом не живут; там очень жарко и от жары много народу помирает; народ уходит в сады, где реки и много воды; и там не спастись бы от жары, если бы не одно средство, и вот какое: летом, нужно знать, несколько раз поднимается ветер со стороны песков, что кругом равнины; этот ветер жаркий, человека убивает; как только люди почуют, что поднимается жара, входят в воду и этим спасаются от жаркого ветра.

Пшеницу, ячмень и всякий другой хлеб сеют они, скажу вам еще, в ноябре; а в марте уборка; тогда же и другие плоды собирают, и они поспевают в марте; на земле не остается ни былинки, только одни финики держатся до мая. Сильная жара сушит все.

Об их судах скажу еще, что они не осмолены, а смазаны рыбьим жиром 92. [216]

Помрет мужчина или женщина, родные, скажу вам, очень убиваются. Жены плачут по мужьям четыре года. По смерти мужа, по крайности раз в день, собирают родных и соседей и много плачут; громко вскрикивают, жалеючи покойника.

Оставим этот город. Об Индии теперь не стану говорить; расскажу вам о ней потом, в другой книге, когда придет время и место. Вернемся к ней с севера и расскажем.

А теперь пойдем иною дорогою к городу Крерман, о котором уже вам говорил. Только через город Крерман можно попасть в те страны, о которых хочу вам порассказать. И царь Маимоди Акомат 93, от которого мы теперь уезжаем, скажу вам, под царем Крермана.

От Кремоза по дороге до Крермана много прекрасных равнин и всякой еды вдоволь. Теплых ключей тут много; много куропаток; большие тут рынки, где плодов и фиников вдоволь. Пшеничный хлеб здесь горек, без привычки его есть нельзя, и это оттого, что вода тут горькая. Ключи, о которых я сейчас говорил, горячие, от многих болезней и от чесотки они очень полезны.

Теперь о странах к северу; назову их в моей книге вот в каком порядке.

ГЛАВА XXXVIII

Как по дикой, стране 94 путешествуют

Из Крермана семь дней едешь по скучной дороге, и вот как: три дня то совсем нет воды или ее совсем мало, да и та, что попадается, горька и зелена, как трава на лугу; никто не может ее пить, до того она горька. Кто выпьет глоток той воды, того прослабит более десяти раз; есть в той воде соль, и, кто съест хотя бы маленький кусочек той соли, того также сильно прослабит. Всякий, кто идет сюда, берет с собою воду для питья. Скотина и та пьет эту воду нехотя, и только от великой жажды; и скот, скажу вам, от воды сильно слабит. Жилья нет во все три дня; все пустошь да сушь. Зверей тут нет, нечего им там есть.

Через три дня начинается другая страна, и тянется она на четыре дня пути; она также пустынна и бесплодна; вода тоже горькая; нет тут ни деревьев, ни скота; водятся одни ослы. Через четыре дня пути кончается царство Крерман и стоит город Кобинан 95. [217]

ГЛАВА XXXIX

Здесь описывается большой город Кабана

Кобинан — большой город; народ молится Мухаммеду. Есть тут железо, сталь, онданик. Выделываются здесь из стали большие и очень хорошие зеркала. Изготовляют здесь туцию 96, очень полезную для глаз. Делают тут сподию, и вот как: выкладут ту землю в печь, где разведен огонь, а поверх печи — железная решетка. Дым и пар, что поднимается от земли, осаживается на решетке, и это туция, а что остается от земли в огне, то сподия.

Оставим этот город и пойдем вперед.

Комментарии

30 В одной из рукописей так определены границы Малой Армении: «На юг обетованная страна (Палестина) подчинена сарацинам. На север туркоманы, что зовутся караманами (турки); на северо-восток Кайсария (Кайсери), Севаст (Сывас) и многие другие города, подчиненные татарам: на запад море, по нем идут в христианские страны...» (И. М.).

31 Под Туркменией Марко Поло или Турцией Гайтона (Хайтона) следует понимать государство, основанное в Малой Азии турками-сельджуками и в то время находившееся в вассальной зависимости от персидских монголов (Б.).

32 В рукописях варианты: Комо, Койне, Гойно, Гомо; Кассери, Кассерия, Кассори; Севасто, Себаста и др. (И. М.).

33 Ардзинга, Ардзинога, Арсинга, Арчинган, т. е. Эрзинган (Эрзинджан) (И. М.).

34 Бокаран — шерстяная ткань.

35 Аржирон, Ардзирон — Эрзурум; Дарзизи, Ардзичи, Арзис — Арджиш (Эрджиш) (И. М.).

36 Мосул (Мансул, Мезюль, Монсул и т. д.) в среднем течении Тигра — город в Месопотамии (современный Ирак). Государство Мосул было завоевано монголами в середине XIII в.

37 В одной из рукописей вместо судов стоит: «верблюдов» (И. М.).

38 По-видимому, у Марко Поло речь идет либо о Давиде VII Улу, который правил страной в 1247—1270 гг., либо о внуке царицы Тамары Давиде Наринй, грузинском царе (1247—1293), который в 1259 г. стал во главе восстания против монголов, а после его подавления, в 1260 г., нашел убежище в Западной Грузии (М.).

39 Железные врата (Каспийские ворота) — узкий проход в Юго-Восточном Дагестане, между восточным отрогом Большого Кавказа и Каспийским морем, в районе г. Дербента.

40 «Александрия» («Александриада») — греческая повесть об Александре Македонском конца II или начала III в.

41 Куманы (команы), иначе кыпчаки (кипчаки) — одна из тюркских народностей, известная в русских летописях под названием половцев.

42 По-видимому, мужской монастырь (И. М.).

43 Этому определению соответствует оз. Севан. Легенды, подобные рассказанной здесь, повторяются о нескольких озерах. Это объясняется поднятием уровня озер вследствие таяния снегов — явление, часто совпадающее со временем поста (Б.).

44 Варианты имени: Гелукелан, Желюш, Чекикелан и т. д. (И. М.).

45 В некоторых рукописях здесь упомянуты реки Кура и Араке. Это позволяет уверенно считать, что речь идет именно о Каспийском море (Бакинском море в той же рукописи).

46 Хотя о генуэзских путях в Каспий сохранилось мало сведений, но сообщение Марко Поло не внушает сомнения. Перевезти на Каспий свои суда генуэзцы могли только по хорошо известному (по крайней мере с Х в.) пути: Черное и Азовское море — Нижний Дон — волок — Нижняя Волга (М.).

47 Бодак, Бодаш, Балдах, т. е. Багдад (И. М.).

48 Муслин. Название, по всей вероятности, произошло от названия города Мосул, но этим именем не всегда обозначали одну и ту же ткань (И. M.).

49 В данном случае это название («мосулин») относится к купцам страны Мосул, а некоторыми комментаторами книги оно считалось искаженным словом — «мусульмане».

50 Т. е. курды.

51 Кизи, Кис, Чизи, Ашизи, Альшис и др., т. е. Киш, город на острове того же названия. Тут останавливались суда, шедшие из Индии в Фаре (Персия) или обратно (И. М.).

52 Кремози, или кермезис, — название ткани, от персидского «кермез» (насекомое). Это ткань, называемая у нас кармазином (по Далю — тонкое, яркое, алое сукно) (И. М.).

53 Багдад был взят Хулагу в феврале 1258 г. О взятии Багдада и трагической кончине халифа рассказывается и у других средневековых путешественников. Казненный Хулагу-ханом багдадский халиф Мустасим — 37-й по официальному счету халиф арабской династии (750—1258), основанной Аббасом, дядей пророка Мухаммеда (И. М., М.).

54 По другим источникам, халифа убили вместе со старшим сыном и пятью слугами через пять дней после того, как он указал, где находится его золото (М.).

55 Тебриз (Торис, Тауриз, Тхорис, Тауризиум и др.) — крупнейший в средние века город в регионе, который после завоевания Багдадского халифата и разорения Багдада Хулагу-хан сделал столицей своей державы (М.).

56 Тебриз никогда не входил в Ирак (Арак, Хирах), но ошибку в «Книге» Марко Поло можно объяснить тем, что Тебриз был столицей ильханов-хулагуидов, которых мусульманские писатели называли «властителями Ирака» (М.).

57 Кремозор, Кремесор и др., т. е. Гармсер, местность в восточной части Иранского нагорья (теперь Юго-Западный Афганистан) (М.).

58 Рассказ «о великом чуде», помещенный в главах XXVII—XXX «Книги» Марко Поло, — один из многих вариантов распространенной христианской легенды.

59 1225 г.

60 Персидское и турецкое «кази», соответствующее арабскому «кади», — судья, действующий на основании шариата и адата, т. е. мусульманского общего права и местного обычного права (М.).

61 Сава (Сабба, Сабада) — Саве, к юго-западу от Тегерана (Б.).

62 Три волхва евангельской легенды, у западноевропейских христиан — три мага, три короля и три святых царя: седой старик Мельхиор, в расцвете сил Бальтазар и юный, еще безбородый Гаспар.

63 Речь идет об «огнепоклонниках» — гебрах, последователях древней религии (зороастризма), основание которой приписывается мифическому пророку Заратустре. Религия эта преобладала в Средней Азии и иранских странах до арабского завоевания и насильственного распространения ислама (М.).

64 «Ливан» — церковный термин, обозначающий «ладан», ароматическую смолу, употребляемую для церковного каждения. Смирна, также ароматическая смола, иначе — мирра, употребляемая для медицинских целей и бальзамирования трупов (М.).

65 Ава — селение недалеко от Савы (Б.).

66 Варианты: I. Казум, Каскун, Казиум, Казам, Казуим, Каузум (или Козум), Эазум, Каузом (или Козом), Казибин. II. Кардистан, Кордистан, Курдистан, Турдистам, Турдистан, Курдистам, Диетам. III. Лор, Элор, Лаор. IV. Сьель, Сан (или Чьель-сан), Джиельстеан, Сьельтан, Сьельстан (или Чьельтан и Чьельстан), Кьестам, Чьельстам, Суолистан. V. Истанит, Истаинт, Остайн, Истахинт, Истахнит, Истарик, Стайлло, Спаан. VI. Чераии (или Чераззи), Сераэи, Саррай, Жешаа, Дзерадзи, Джераджи, Чарази, Чьетадзи, Сирас. VII. Сукара, Сускара (или Соукара, Соускара); Доншарет, Сомхара, Сонхара, Сонкара, Сунхата (или Сомшара, Соншара, Суншата). VIII. Тунакан, Тунокан, Тунокаин, Тунокам, Тунекам, Тимольтан, Тимокам, Тонакаим, Тимокаим, Тьенохарим, Тунохаим, Тунохаин, Туношаин, Тимохайм, Тунохайм, Тинхаин (или Тьеношарим, Туношаим, Тимошайм, Тунашайм, Тиншаин) (И. М.).

Имеются в виду области: Казвин, Курдистан, Лур, Шулистан (страна шулов, между Ширазом и Хузистаном), Испаган (?). Шираз, Шебангара (область к юго-востоку от Шираза) и Кухистан (главные города Тун и Каин) (Б.).

67 Тирский ливр — одна из средневековых французских монетных единиц. Марка — счетно-весовая единица для серебряных монет.

68 Город Ормуз — один из главных пунктов торговли с Индией, у входа в Персидский залив.

69 В одной из рукописей есть вставка: «Могут возразить, что сарацины не пьют вина; это запрещено им их законом; на это отвечаем, они толкуют текст вот как: если вино вскипятить на огне, оно частью испарится и станет сладким, и тогда можно его пить, не нарушая заповеди, потому они не зовут его более вином; оно изменило вкус и называется уже иначе» (И. М.)

70 Ясди, Ясдис, Падис, т. е. Йезд — город в центре Ирана.

71 Керман (Крерман, Креман, Кремина, Крема и др.) — город в восточной части Ирана.

72 Онданник — по-видимому, род индийской стали, из которой выделывались лучшие мечи (Б.).

73 Речь идет о хребте Кухбенан и его южных отрогах (Керманских горах), отделяющих Керманский район от пустыни Деште-Лут (М.).

74 Спуск, несомненно, происходил по долине Хелильруда (М.).

75 Под названием Камади (Каманди, Каманду, Шаманд) Марко Поло описывает торговый город Джируфт в южной части Кермана, на пути к Ормузскому проливу (ныне развалины около селения Керимабад) (М.).

76 Робарл (Реобарл, Беобарл и др.) — местность на пути из Кермана в Бендер-Аббас (Б.).

77 Термин «караунас» (караны, скарани, камонас и др.) употреблялся монголами для обозначения племен, образовавшихся от смешения монголов с туземцами. Караунасы, о которых говорит Марко Поло, кочевали вдоль восточных границ Персии; кроме того, монголы Семиречья и Восточного Туркестана (Западного Китая) называли караунасами джагатайцев» подданных Тимура и Тимуридов (5.).

78 Царевич Ногодар (Негу дёр, Нигудер), внук Джагатая (Чагатая), находился на службе у Хулагу (Б.).

79 В рассказе о Ногодаре Марко Поло смешивает Чагатая, умершего задолго до этого, с Хулагу, который действительно был родным братом царствовавшего тогда великого хана Хубилая (М.).

80 Бадазиан, Балдашайн, Бадашан (Бадахшан) (И. М.).

81 Пашай, баша — племя, которое в XIII в., возможно, занимало обширное пространство на южных склонах Гиндукуша (Б.).

82 Кешемур, Шесмюр, Кезимур — Кашмир (И. М.).

83 Даливар, Диливар — Дели (И. М.).

84 Азидин Солдан — вероятно, делийский султан Гиас-ад-Дин Балбан (1265—1287) (Б.).

85 Спуск от высокогорного района, расположенного к югу от города Кермана, до приморской низменности у Ормузского пролива.

86 Речь, по всей видимости, идет о долинах рек Хелильруд и Минаб (М.).

87 Ормуз.

88 На всем южном побережье Ирана восточнее Шатт-эль-Араба низменность у Ормузского пролива выделяется числом рек, используемых для искусственного орошения (М.).

89 Ормуз, ныне Бендер-Аббас (Б.).

90 Возможно, Марко Поло смешивает номинально правившего в это время в Ормузе «царя» с одним из двух его предшественников, Рукн-ад-Дином Махмудом (умер в 1277 г.) или Рукн-ад-Дином Мас'удом (1290—1293) (Б.).

91 Веревки вились из волокна межплодника кокосового («индийского») ореха, так называемого койр (М.).

92 Вместо смолы употреблялась специальная замазка на китовом жире (кит, как известно, считался рыбой) (М.).

93 См. примеч. 90.

94 «Дикая страна», описание которой дано в гл. XXXVIII — XL, — это пустыня Деште-Лут (М.).

95 Кобинан (Кобинам, Кабана, Кабанант, Гобиам, Кухбенан и др.) — населенный пункт к северо-западу от Кермана, на западном склоне хребта Кухбенан.

96 Тутия (туция) — окись цинка, оседающая при обжигании цинковой руды (Б.).

Текст воспроизведен по изданию: Джованни дель Плано Карпини. История монгалов., Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны., Книга Марко Поло. М. Мысль. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.