Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАРКО ПОЛО

КНИГА О РАЗНООБРАЗИИ МИРА

DIVISAMENT DOU MONDE

КНИГА ТРЕТЬЯ

ГЛАВА CLXXX

Здесь описывается царство Коиллон

Царство Коилум — в пятистах милях на юго-запад от Мабара. Живут тут идолопоклонники, но есть и христиане и жиды. Язык у них свой собственный. Царь дани никому не платит. Расскажу вам обо всем, что здесь есть и что здесь родится. Водится тут отличное бразильское дерево и много перцу; собирают его в мае, июне и июле; перечные дерева сажают, их поливают, и они домашние. Хорошего индиго у них много; добывают его из травы 386; собирают, кладут в большой сосуд, наливают туда воды и оставляют так, пока трава не разварится; а потом выставляют на солнце; а солнце жарит, кипятит воду и сгущает, и выходит индиго, каким вы его знаете. Здесь, скажу вам, очень жарко; солнце палит так, что еле-еле вытерпишь; опустишь яйцо в реку, не успеешь отойти, оно сварилось.

Приходят сюда купцы на своих судах из Манги, из Аравии, из Леванта; торгуют здесь тем, что из своих стран привезли, а здешние товары увозят на своих судах.

Разных зверей тут много; на зверей других стран они не похожи. Водятся тут совсем черные львы [пантеры] без всяких отметок; есть тут разные попугаи; есть и как снег белые, с красными ножками и с [338] красным клювом; есть также красные и белые попугаи, самые красивые в свете. Есть тут и очень маленькие, также очень красивые. Водятся здесь павлины; они и больше, и красивее наших, и на вид совсем другие. И куры у них не такие, как у нас. И что еще вам сказать? Все у них не так, как у нас; все лучше и красивее. И плоды их не похожи на наши, и звери, и птицы от большой здешней жары. Из хлебов у них только один рис. Вино они делают из сахару, питье хорошее; пьянеет от него человек скорее, чем от виноградного. Всяких харчей, всего, что нужно для жизни, у них обилие и все дешево. А из хлебов у них один рис.

Мужчины и женщины черны, ходят нагишом, только немного прикрываются красивыми тканями. Никакого сластолюбия, никакой плотской похоти за грех не почитают. Женятся они вот как: в жены берут двоюродных сестер; женятся и на отцовой жене, когда тот помрет, и на братниной. По всей Индии такой обычай.

Рассказал вам об одной части этого царства; больше нечего рассказывать, а потому пойдем отсюда и расскажем о Комари 387.

ГЛАВА CLXXXI

Здесь описывается город Комари

Комари — индийская страна; Полярной звезды тут совсем не видно; начиная от острова Явы и досюда, мы ее не видели, а как выйдешь отсюда в море за тридцать миль, то увидишь ее; поднимается она над водою на локоть. Страна эта дикая, неустроенная. Всяких зверей тут много, в особенности обезьян; а с виду они здесь на людей похожи. Разные тут удивительные gat paul 388 и многое множество львов, леопардов, медведей 389.

А больше нечего рассказывать, а потому пойдем отсюда и опишем царство Ели 390.

ГЛАВА CLXXXII

Здесь описывается царство Ели

На запад от Комари в трехстах милях — царство Ели, тут есть царь. Живут тут идолопоклонники и дани никому не платят. У них свой язык. Об их обычаях и о том, что здесь водится, расскажем вам понятно, и вы все это хорошо поймете, потому что подходим мы к странам более знакомым. Пристанища в этом царстве нет, но есть большая река, по которой много хороших заводей 391. Перцу, имбирю и других пряностей родится тут много. Царь очень богат, а [339] войска у него немного: напасть на него нелегко; с войском сюда не пройдешь, зла не сделаешь, оттого он никого не боится.

Скажу вам вот еще что: если случится, что у их заводей появится судно и не сюда оно шло, так они его захватывают, товары все забирают и говорят: «Шел ты в другое место, да Бог послал тебя ко мне, потому-то и беру все твое». Забирают все на судне, все считают своим и греха в этом не видят. Случается это всюду в этой части Индии. Если от непогоды судно забросит туда, куда оно не шло, его захватывают, все товары обирают, да еще говорят: «Шли вы в другое место, да мое счастье пригнало вас сюда, а потому все, что у вас, я себе возьму».

Из Манги и из других стран суда приходят летом, нагружаются в четыре или восемь дней и как можно скорее уходят отсюда; пристани здесь нет; оставаться тут опасно: рейд да песчаные отмели, а пристани нет. Суда из Манги не так, как другие: рейдов не боятся, везут они с собою большие деревянные якоря и на них устоят во всякую непогоду.

Есть тут львы и другие хищные звери и много всякой дичины.

Рассказали вам о царстве Ели, а теперь опишем царство Мели-бар 392.

ГЛАВА CLXXXIII

Здесь описывается царство Мелибар

Мелибар — большое царство на западе. Здесь и свой царь, и свой язык. Живут тут идолопоклонники, дани никому не платят. Полярная звезда тут видна; показывается она над водой как бы на два локтя.

Из области Мелибар, да еще из другой, что подле и зовется Гузуратом 393, каждый год более ста судов выходят другие суда захватывать да купцов грабить. Большие они разбойники на море; и жен и детей берут с собою; все лето в плавании; купцам они много убытков делают. Иные из этих судов отделяются от других, плавают и там и сям, выжидают, да подсматривают купеческие суда и всякие гадости чинят. Соберутся словно отряд; один от другого станет милях в пяти; и так расставится судов до двадцати, миль на сто займут море, и, как завидят судно с товарами, зажигают огни и подают друг другу знаки; и оттого ни одному судну тут не пройти, всякое перехватят.

Купцы знают разбойнические обычаи, знают, что должны их повстречать; снаряжаются и изготовляются хорошо и не боятся повстречать разбойников; защищаются храбро и разбойникам вред наносят, а все-таки и те кое-какие суда захватывают. А захватят [340] разбойники какое-нибудь судно с товарами, забирают товары, а людям зла не делают. «Ступайте, — говорят им, — добывать другое имущество; случится, может быть, что и его нам отдадите!»

Много тут перцу, имбирю, корицы и всяких других пряностей; и турбит 394, и индийские орехи тут есть. Есть у них бокаран, самый тонкий и самый лучший в свете. Разных дорогих товаров у них много.

Купцы из других стран привозят сюда и покупают тут вот что: привозят они на судах медь; ею они грузят свои суда; привозят золотые ткани и шелковые, сандал, золото, серебро, гвоздику 395 и такие пряности, каких тут нет, и все это выменивают на здешние товары. Из многих стран приходят суда и из большой области Манги, отсюда везут товары по разным странам, а потом и в Александрию.

Рассказали вам о царстве Мелибар, а теперь пойдем отсюда и опишем царство Гузерат. Было бы слишком долго рассказывать обо всех городах в этих царствах. В каждом царстве городов и замков много.

ГЛАВА CLXXXIV

Здесь описывается царство Гозурат

Гозурат также большое царство; живут здесь язычники, у них свой царь и свой язык; дани они никому не платят. Царство это на западе. Полярная звезда здесь видна еще лучше, является она как бы на высоте шести локтей.

Здешние морские разбойники самые злые в свете. Делают они вот какую мерзость: как захватят купцов, так начинают поить их морскою водою с тамариндами 396, с чего купцов сильно слабит и совсем опорожняет живот; а разбойники соберут испражнения, да разглядывают, нет ли там жемчужин или каких дорогих камней. Они рассказывают, что когда купцы попадаются в плен, то глотают жемчужины и дорогие камни, чтобы разбойники не отыскали их, и вот поэтому-то злодеи и поят купцов тем питьем, с чего у купцов делается эта хворость.

Много у них перцу, имбирю и индиго. И хлопку также много; а хлопковые дерева здесь большие: есть двадцатилетние, в вышину шесть шагов. Со старых дерев хлопок не так хорош для пряжи, выделывают из него одеяла. Хлопок хорош для пряжи с молодых дерев до двенадцати лет, а с двенадцатилетних до двадцатилетних он не так хорош, как с молодых. Много кож выделывают здесь — овечьих, буйволов, диких быков, единорога и всяких других животных. Много их тут выделывают; много судов ежегодно нагружают ими и вывозят их в Аравию и в другие страны; в разные царства и страны идут отсюда кожи. Выделывают тут много прекрасных [341] постилок из красной кожи с птицами и зверями; претонко вышивают их золотыми и серебряными нитками. На вид они отличные; сарацины спят на этих кожаных постилках, и спать на них славно. Делают еще тут прекрасные подушки, шитые золотом; каждая стоит шесть серебряных марок, а иная постилка стоит десять серебряных марок.

Что еще вам сказать? Здесь лучше, чем где-либо в свете, выделывают из кожи царские... и очень дорогие 397.

Рассказали вам об этом царстве все по порядку; теперь пойдем и расскажем о других. Опишем царство Тима 398.

ГЛАВА CLXXXV

Здесь описывается царство Тана

Тана — большое царство на западе; очень большое и прекрасное. Здешний царь никому дани не платит; живут тут идолопоклонники, и язык у них свой особенный. Перцу и других пряностей тут не водится. Родится тут много ладану, но не белого, а коричневого. Торговля тут большая; много судов и купцов приходят сюда; вывозят отсюда разные кожи здешней поделки, очень красивые и добротные, много хорошего бокарана да банбасина 399. А купцы привозят на судах золото, серебро, медь и другие товары, что нужны в этом царстве, а отсюда везут только такое, от чего ждут прибыли и выгод.

Одно здесь нехорошо — много разбойников выходит отсюда; ездят они по морю, и купцам большие убытки от них. И делается это, скажу вам, по воле царя; у него с разбойниками уговор: всех захваченных лошадей должны они ему отдавать; а лошадей захватывают они часто.

Говорил я прежде, что по всей Индии — большой торг конями; много их сюда привозят на продажу, и мало судов без лошадей идет сюда; вот поэтому-то и уговорился царь с разбойниками, чтобы всех захваченных лошадей отдавали ему, а золото, серебро и драгоценные камни оставляли себе. Неправое и нехорошее то дело.

Пойдем отсюда и расскажем о царстве Канбает 400.

ГЛАВА CLXXXVI

Здесь описывается царство Канбаот

Канбаот — большое царство на западе. Здесь и свой царь, и свой язык, и дани тут никому не платят. Живут тут идолопоклонники. Полярную звезду отсюда видно лучше; чем дальше на запад, тем [342] лучше ее видно. Торговля тут большая; хорошего индиго тут много. Бокарана и банбасина также много; отсюда развозят их по разным странам и царствам. Много торгуют здесь выделанными кожами; выделывают их тут много и так же хорошо, как и в других странах. Много тут и других товаров; долго о них рассказывать, а потому и не станем об этом говорить. Много судов с товарами приходят сюда, больше же всего привозят золота, серебра и меди. Привозят сюда купцы товары своих стран, а вывозят здешние и чают себе от них большую прибыль и выгоду. Разбойников тут нет; народ тут торговый и ремесленный; хорошие люди.

Больше нечего рассказывать, поэтому пойдем отсюда и прежде всего расскажем о царстве Семенат 401.

ГЛАВА CLXXXVII

Здесь описывается царство Семенат

Семенат — большое царство на западе. Живут тут идолопоклонники, у них свой царь и свой язык, дани они никому не платят. Разбойников тут нет; занимаются тут, как подобает честным людям, торговлею и ремеслами. Торговля тут большая; много купцов из разных стран со всякими товарами приходят; продают их в этом царстве, а здешние увозят. Скажу вам, люди здешние — ярые язычники.

О другом нечего рассказывать, а потому пойдем отсюда и опишем царство Кесмакоран 402.

ГЛАВА CLXXXVIII

Здесь описывается царство Макоран

В Кесмакоране и свой царь, и особенный язык. Живут тут идолопоклонники, народ торговый и ремесленный. Рису у них много; едят они рис, мясо и молоко. Много купцов с разными товарами приходят сюда и морем, и посуху, а отсюда вывозят здешние товары.

Больше нечего рассказывать. Это последнее царство в Индии на запад и на северо-запад. Все царства страны, начиная от Мабара до этого царства, о которых было говорено, — в Великой Индии, лучшей стране в свете. Рассказывали мы только о тех областях и городах Великой Индии, что по морскому берегу, а о тех, что внутри страны, мы не говорили, долго было бы их описывать.

Оставим теперь эту область и расскажем об островах, что еще в Индии; начнем с двух, зовутся они Мужским и Женским. [343]

ГЛАВА CLXXXIX

Здесь описываются острова Мужской и Женский

В пятистах милях на юге от Кесмукарана в море — Мужской остров. Жители — крещеные христиане, в вере крепки; живут по обычаям Ветхого Завета: когда жена беременна, пока она не родит, муж не живет с нею и потом еще сорок дней не трогает ее, а спустя сорок дней, коль пожелает, живет с ней.

На этом острове ни жены и никакие другие женщины не живут; живут они на другом острове, и зовется он Женским. Мужья уходят с этого острова на Женский и живут там три месяца: март, апрель, май. На эти три месяца ходят мужья на тот остров жить с женами, и все три месяца они наслаждаются, а через три месяца идут к себе, на остров, и девять месяцев занимаются делом.

Собирают здесь отличную амбру. Едят тут рис, молоко и мясо. Славные тут рыбаки; в море, кругом острова, ловится много хорошей рыбы; ловят ее много и сушат; на весь год хватает, да еще продают. Кроме епископа, нет над ними государя, а епископ подчинен архиепископу Скоиры. Язык у них особенный.

От этого острова до того, где жены живут, около тридцати миль. Не живут там мужья потому, что коли стали бы круглый год с женами жить, так и жить бы нечем было. Сыновей кормят матери на своем острове, а минет сыну четырнадцать лет, мать отсылает его к отцу, на тот остров. Вот таковы, как вы слышали, нравы и обычаи на этих двух островах. Жены, по правде, только детей выкармливают да плоды собирают на своем острове.

Обо всем рассказали, больше нечего говорить, а потому пойдем с этих островов и расскажем об острове Скара 403.

ГЛАВА СХС

Здесь описывается остров Скатра

На юге от двух островов в пятистах милях — остров Скотра. Живут тут христиане крещеные, и есть у них архиепископ. Много тут амбры 404, есть у них банбасина и много других товаров. Много тут славной, большой рыбы соленой. Питаются они рисом и мясом да молоком; а других хлебов у них нет. Ходят они нагишом, по образу да по обычаю индийских язычников. Много судов с разными товарами приходят сюда; свои товары купцы продают на острове, а отсюда вывозят здешние и торгуют ими с большой прибылью. Все суда и купцы, что идут в Аден, пристают к острову. [344]

Архиепископ их не сносится с римским апостолом, а подчинен архиепископу в Бодаке 405; бодакский архиепископ назначает его на остров и других архиепископов в разные страны света совершенно так же, как то делает римский апостол. Все эти духовные и прелаты Римской Церкви не повинуются, а подчиняются великому прелату в Бодаке; он у них заместо папы.

Приходят сюда много разбойников на своих судах; после набегов стоят они тут станом и распродают награбленное; и бойко, скажу вам, торгуют; здешние христиане покупают товары, потому что знают: товары награблены у язычников да у сарацин, а не у христиан.

Когда здешний архиепископ помрет, из Бодака непременно приходит другой, а без этого не было бы тут архиепископа.

Здешние христиане самые ловкие в свете колдуны. Архиепископ, по правде сказать, не желает, чтобы они занимались колдовством, и упрашивает, и наказывает, но все это не помогает.

«Деды наши, — говорят они, — в старину занимались этим, а потому и мы станем то же делать».

Против этого архиепископ ничего не может, потому и терпит; а христиане как хотят, так и колдуют. Всякое дело делают колдовством; много дел делают, почти все, что пожелают: выйдет ли судно при попутном ветре и много проплывет, они нашлют противный ветер и вернут его назад. Какой ветер захотят, тот и насылают; а захотят, так море стихнет; и великую бурю, и всякий ветер пускают в море. Знают много других диковинных колдований; о них рассказывать нехорошо; подивится-таки, кто о них услышит. Оставим это и не станем больше говорить.

Больше нечего рассказывать об этом острове; пойдем отсюда и опишем остров Мадегаскар 406.

ГЛАВА CXCI

Здесь описывается остров Мадагаскар

От Скотры в тысяче милях на юг — остров Мадагаскар. Живут там сарацины, молятся Мухаммеду. У них четыре шейха, то есть четыре старца; они и правят всем островом. Остров этот, знайте, самый славный и самый большой в свете. Говорят, в округе он четыре тысячи миль. Народ торговый и ремесленный.

Тут, скажу вам, слонов больше, нежели где-либо; ни в какой другой стране не продается и не покупается слоновых зубов столько, как здесь или в Зензибаре 407. Едят тут только одно мясо — верблюжье; кто не видел, тот и не поверит, сколько верблюдов убивается ежедневно; народ здешний говорит, что верблюжье мясо лучше и здоровее всякого другого, поэтому-то и ест его круглый [345] год. Растут тут еще дерева красного сандала и такие же большие, как и наши деревья; и много этих деревьев продается в другие страны; их тут леса, как у нас леса иных диких дерев. Много у них амбры, потому что много китов в здешнем море; много здесь и кашалотов; много ловят они и тех и других; амбры у них много, потому что кит, как вы знаете, выделяет ее.

Есть у них леопарды, медведи, львы; многое множество тут и других животных: оленей, антилоп, ланей. Много этих зверей и всякой дичины и скота.

Есть тут разные птицы, и совсем они не похожи на наших, просто диво.

Товаров у них много, и много судов приходит сюда со всякими товарами, с разными тканями, золотыми и шелковыми, и с иными товарами, о которых не станем говорить здесь; все они тут продаются и обмениваются на здешние товары. Приходят сюда купцы с нагруженными судами, продают здесь весь груз; нагружаются потом здешними товарами и уходят нагруженными. Скажу вам, купцу здесь много прибыли и большая выгода.

А далее на юг, к югу от этого острова да от острова Зангибора к другим островам суда не могут плыть; сильно тут морское течение на юг, и не вернуться назад судну, поэтому-то и не ходят туда. Из Мабара до этого острова суда доходят в двадцать дней, а назад до Мабара — в три месяца, оттого что течение всегда на юг и никогда в другую сторону.

На юге, сказать по истинной правде, островов много 408, да суда не идут туда охотно по причине здешнего течения.

Рассказывают, что есть там птица гриф, появляется в известное время года и во всем гриф не таков, как у нас думают и как его изображают; у нас рассказывают, что гриф наполовину птица, а наполовину лев; и это неправда. Те, кто его видел, рассказывают, что он совсем как орел, но только, говорят, чрезвычайно большой. Кто его видел, описывают его, как я слышал, так: рассказывают, что гриф очень силен и очень велик; схватит слона и высоко-высоко унесет его вверх, на воздух, а потом бросит его на землю и слон разобьется; гриф тут клюет его, жрет и упитывается им. Кто видел грифа, рассказывают еще, что если он расправит крылья, так в них тридцать шагов, а перья в крыльях двенадцати шагов; по длине и толщина их.

Что сам видел, то расскажу в другом месте; так следует делать в нашей книге. Вот что рассказывают о грифе, кто его видел.

Посылал сюда великий хан гонцов разведать об этих островах, да с приказом, чтобы отпустили его гонца, что в плен был взят. Гонцы эти, да тот, что в плен был взят, рассказывали великому хану много чудес об этих диковинных островах; принесли они великому хану [346] зубы дикого кабана необычайной величины; великий хан приказал свесить один, и весил он четырнадцать фунтов. Каков же был кабан с такими зубами! Рассказывали гонцы, что водятся там кабаны с буйвола. Жирафов и диких ослов тут много 409. И звери и птицы здешние на наших не похожи, так что чудно об этом слушать, а посмотреть на них, так еще диковиннее.

О грифе вот еще что нужно сказать: зовут его на островах руком 410, а по-нашему не называют и грифа не знают; но то гриф, судя по величине.

Больше нечего рассказывать, пойдем и опишем остров Зангибор.

ГЛАВА CXCII

Здесь описывается остров Зангибар

Кангибар — большой и славный остров; в округе добрых две тысячи миль. Живут тут идолопоклонники; у них и свой царь, и особенный язык; дани никому не платят. Люди тут и велики, и толсты; не так они высоки, как толсты; толсты и жирны так, что кажутся великанами; очень они сильны; поднимает один, что четырем только стащить, да и неудивительно, ест он за пятерых; они совсем черны, ходят нагишом, прикрывают только срамоту 411. Волосы у них курчавые, еле-еле вода их расправляет; рты у них большие, носы приплюснутые, губы толстые, глаза большие; с виду совсем чудовища; как повстречаешь такого в другой стране, так за черта сочтешь.

Слонов тут плодится много, и слоновыми зубами торгуют они шибко. Есть у них особенные львы, совсем не такие, как другие; много медведей; леопарды также родятся тут. И что вам еще сказать? Все здешние звери не похожи на зверей других стран. Овцы и бараны тут все одинаковые и одной масти, все белые, а голова черная, и на всем острове нет иных баранов и овец. Водится тут много жирафов; красивы они с виду, вот какие: тело, знайте, коротенькое и сзади приземистое, потому что задние ноги коротенькие, а передние и шея длинны; а голова от земли высоко, шага на три; голова маленькая; вреда никому не делают; масть рыжая с белыми полосками. С виду очень красивы.

Здешние женщины с виду очень безобразны: рты большие и глаза тоже, а носы толстые; груди у них в четыре раза толще, нежели у наших женщин; очень безобразны.

Питаются они рисом да мясом с молоком и финиками. Виноградного вина у них нет; делают они вино из рису с пряностями, питье хорошее. [347]

Торговля здесь большая; купцов приходит сюда много; свои товары распродают на острове, а с собою увозят множество слоновых зубов: их тут много. Амбры тут много, потому что ловится много китов.

Народ здешний воинствен; в битвах дерутся отлично, храбры и смерти не боятся. Лошадей у них нет, дерутся они на верблюдах и на слонах. На слонов ставят теремцы и прикрывают их хорошенько; взбираются туда от шестнадцати до двадцати человек с пиками, мечами, камнями; дерутся на слонах стойко. Из оружия у них только кожаные щиты, пики да мечи, а дерутся крепко. Слонов, когда ведут их на битву, много поят вином; напьется слон и станет горделив и смел, а это и нужно в битве.

Обо всем на этом острове рассказал вам: и о людях, и о зверях, и о товарах. Больше нечего рассказывать. Пойдем отсюда, опишем большую область Абаси 412; но прежде поговорим еще об Индии.

Рассказывали мы по правде о самых прекрасных странах, царствах и островах; но всей правды об островах Индии никто в свете не расскажет. Рассказывал вам о лучшем, о цвете Индии; те острова, о которых не рассказывал, похуже описанных. В Индийском море, сказать по правде, двенадцать тысяч семьсот обитаемых и необитаемых островов; так по картам и писаниям опытных мореходов, что плавают тут.

Оставим теперь Великую Индию; она от Мабара до Кесмакоры; там тринадцать больших царств, из них десять мы описали. Малая Индия — от Зинаба до Монтифи; тут восемь больших царств, не считая тех, что на островах, а их многое множество.

Теперь расскажем вам о Средней Индии, Абаси 413.

ГЛАВА CXCIII

Здесь начинается об Абасии, что в Средней Индии

Абасия, знайте, большая область в Средней Индии. Самый сильный царь в этой области — христианин; все другие подчинены ему; их шестеро, трое христиан и трое сарацин. У здешних христиан на лице три знака, один знак от лба до средины носа, да по знаку на каждой щеке; метят они знаки горячим железом, и это их крещение: после крещения водою делают вот эти знаки и для красоты, и как завершение крещения. Есть тут жиды, и у них по знаку на каждой щеке; а у сарацин только один знак, от лба до середины носа. Великий царь живет посередине области, а сарацины живут в сторону Адена. В этой области проповедовал св. Фома, апостол; после того как он обратил этот народ, ушел он в Мабар, где и помер; там его мощи, о чем мы говорили в этой книге раньше 414. [348]

Здесь храбрых воинов и всадников много и коней у них много; воюют они, знайте, и с султаном Адена, и с султаном Нубии, и с другими народами.

Расскажу вам любопытное дело, что случилось здесь в 1288 г. по Р. X. Христианский царь, что владел областью Абаси, захотел идти на богомолье помолиться Христову Гробу в Иерусалим. Говорили ему бояре, что опасно идти туда, и советовали послать епископа или другого прелата. Послушался царь их совета, призвал епископа, человека святой жизни, и сказал, чтобы шел по его желанию вместо него в Иерусалим помолиться Гробу Господа нашего Иисуса Христа. Отвечал епископ, что государево приказание исполнит. Наказывал ему царь, чтобы как можно скорее собирался и шел в дорогу.

И что же вам сказать? Простился епископ с царем, собрался и пошел богомольцем в путь. Шел он по морю и посуху и дошел до Иерусалима; идет прямо к Святому Гробу, молится и поклоняется святыне, как подобает христианину. Сделал он большие вклады от имени пославшего его царя. И как кончил епископ все то, зачем туда ходил, сделал все хорошо и умно, как умному человеку подобает, и пошел назад он со своими. Шел, шел он, да и пришел в Аден 415; а в этом царстве христиан, знайте, ненавидят, не желают их пускать сюда и почитают за смертельных врагов.

Узнал султан аденский, что епископ — христианин, посланец великого царя Абасии. Приказал он его схватить и допросить, христианин ли он. По правде отвечал епископ. Говорил тогда султан:

«Если епископ не примет Мухаммедова закона, то будет посрамлен и обесчещен», — а епископ отвечал, что не сделает этого, хотя бы умереть приходилось. Услышал султан этот ответ, разгневался и велел обрезать епископа. Схватили епископа несколько человек и обрезали, как сарацина. Говорил тут султан, что посрамил епископа для того, чтоб осмеять царя, его государя, и показать ему свое презрение. После этих слов отпустил султан епископа. Горевал епископ от того посрамления сильно, одним только и утешался — принял он посрамление из-за веры Христовой, и Господь Бог вознаградит за это его душу на том свете.

Скажу без лишних слов, знайте по правде, как только епископ излечился и мог ехать верхом, пустился он в дорогу со своими спутниками; шел и по морю, и посуху и пришел в Абасию к царю, своему господину. Увидел его царь, обрадовался и пир задал, а потом стал расспрашивать о Святом Гробе. Епископ рассказал всю правду; а царь был верующим и почитал все это за святыню. Рассказал епископ все о Святом Гробе, а потом стал говорить о том, как аденский султан приказал его обрезать, осмеял и осрамил его.

Услышал царь, как епископ его был посрамлен и ему самому [349] оказано такое презрение, разгневался сильно, чуть не помер от скорби. Громко сказал он, слышали все кругом, что не станет и венца носить и не будет страною править, пока не отомстит так, что весь свет об этом заговорит.

И что вам сказать? Знайте по правде, снарядил царь множество конных и пеших, многое множество слонов, хорошо вооруженных и с теремцами, и на каждом было добрых двадцать человек. Снарядился со всеми своими людьми и пошел в поход; шли до тех пор, пока не пришли в царство Аден. А тамошний царь со множеством сарацин, конных и пеших, чтобы защищать свою землю и врага к себе не пускать, заперся в крепости.

Случилось, что царь Абасии со всеми своими войсками пришел к той самой крепости, где был сильный враг. Началась тут битва жестокая и злая, и вышло так, что сарацинские цари, а было их тут трое, не смогли противостоять великой силе царя Абасии; было у него много храбрых воинов, да христиане храбрее сарацин; повернули сарацины вспять, а христианский царь со своими воинами взошел в Аденское царство. Много сарацин тут перебито было. И что еще вам сказать?

Знайте по истинной правде, как взошел царь Абасии со своими воинами в Аденское царство, сарацины укрепились в трех-четырех местах, да не вышло из этого ничего, побили их, и много их померло.

Оставался христианский царь во вражьей земле около двух месяцев, вразор ее разорил, перебил многое множество сарацин; и сказал он тогда, что отомстил за посрамление своего епископа и может с честью вернуться домой, в свою землю. Скажу вам еще, что не мог он больше разорять врага: много там крепких мест, где и немного людей смогли бы много зла ему наделать; потому-то вышел он из Аденского царства, пустился в путь назад, шел не останавливаясь, пока не пришел в свою страну, в Абасию. Так-то царь зло отомстил собакам-сарацинам за епископа; и не счесть, сколько их побито и померло; много стран было разорено, да и неудивительно: не должны собаки-сарацины брать верх над христианами.

Оставим это и расскажем прежде всего о самой области Абасии. Знайте по истинной правде, богата она всякими продовольствиями. Питаются тут рисом, мясом, молоком и сезамом. Есть у них слоны, но не родятся они тут, а привозят их с островов другой Индии; жирафы же тут родятся, и их много, и львов, леопардов и медведей также много; много тут и иных зверей; совсем они не похожи на наших. Родятся тут дикие ослы, и много тут птиц разных, совсем особливых. Есть у них куры, самые красивые в свете, а также большие страусы, не меньше осла. Много тут всяких зверей, о которых ничего здесь не скажу, потому что долго о них рассказывать, но [350] знайте, что всякой дичины, звериной и птичьей, здесь обилие. Есть тут много красивых попугаев и разных обезьян; есть и гатпаулы, и гатмаймоны; с виду они очень похожи на человека.

Не станем больше об этом говорить и уйдем отсюда; но скажем еще кое-что об Абасии. Знайте по истинной правде, что в Абасии много городов и замков и купцы торгуют тут шибко. Много прекрасных бамбасинов и бокаранов изготовляется тут.

Многое и другое тут есть, да в нашей книге об этом не следует рассказывать, а потому пойдем отсюда и расскажем об Адене.

ГЛАВА CXCIV

Здесь начинается об области Аден

В Аденской области есть государь, и зовется он Суданом 416 Адена. Живут тут сарацины, молятся Мухаммеду, а христиан ненавидят. Много тут городов и замков и есть пристанище, куда приходят суда с товарами из Индии; много купцов приходят сюда. Тут они перегружают товары с больших судов на малые, и эти малые суда плывут по реке 417 семь дней, а через семь дней берут товары с судов, вьючат их на верблюдов и везут их еще тридцать дней. А через тридцать дней находится река Александрия 418, по этой реке товары легко сплавляются до Александрии. Вот так-то, этим путем получают сарацины в Александрии и перец, и пряности, и дорогие товары; другого пути в Александрию нет.

Из Адена много купеческих судов с разными товарами идут к островам Индии. Везут из этой пристани в Индию много красивых да дорогих арабских скакунов; и большая купцам прибыль от этого товара; в Индии продают они хорошего коня за сто серебряных марок и дороже.

Судану аденскому большой доход и много богатства от пошлины с судов и купцов, бывающих здесь. От этой пошлины, что собирает он с приходящих в его землю купцов, стал он самым богатым царем в свете.

Сделал он такое дело, от которого христианам было много вреда: когда вавилонский 419 судан пошел на Акру, взял ее и христиан разорил, этот самый судан аденский посылал в помощь вавилонскому из своих воинов тридцать тысяч конных да добрых сорок тысяч верблюдов; и была то сарацинам большая подмога, а христианам от того вред; и сделал это судан аденский по злобе на христиан, а не из желания добра Судану вавилонскому и не из любви к нему. Оставим этого Судана и расскажем вам о большом аденском городе, где царь маленький; он на северо-западе в четырехстах милях от Адена и зовется Ешер 420. Есть тут государь, и правит он страною по [351] справедливости. Много городов и замков подчинены ему. А сам он подвластен Судану аденскому. Живут тут сарацины, молятся Мухаммеду. В городе прекрасное пристанище; много судов и купцов с разными товарами приходят сюда из Индии, и много их идут отсюда в Индию. Отсюда вывозят в Индию много хороших скакунов и добрых коней на всякую упряжку; кони дорогие, высокой цены; большая выгода и большая прибыль купцам от этого товара.

Родится здесь много хорошего белого ладану и фиников. Из хлебов у них только рис, да и того немного; привозят сюда хлеб из других стран и продают с большою выгодою. Рыбы большой у них обилие; и такое тут множество рыбы, что за один венецианский грош можно купить две больших 421. Питаются они рисом, мясом и финиками; виноградного вина у них нет; вино они делают из сахара, риса и фиников. Вот какая тут диковина: есть у них овцы без ушей и без ушных дырок, а там, где ушам следовало быть, там у овцы рожки. Они малы и красивы.

Вот еще чему вы подивитесь: вся их скотина — бараны, быки, верблюды, кони — ест рыбу; то ее корм. Во всей этой стране нет травы; то самое сухое место в свете. А рыба, что ест скотина, очень маленькая; и просто удивительно, сколько ее ловится в марте, апреле и мае. Они ее сушат, сохраняют в домах и круглый год кормят ею скот. Скажу вам еще, скот ест и живую рыбу, прямо из воды. Много у них большой, хорошей рыбы и дешевая она; они ее сушат; режут ее на куски весом в фунт, сушат на солнце, хранят в домах и круглый год едят как сухари.

А ладан — его тут много — царь покупает до десяти золотых безантов за кантер, а сам продает народу и пришлым купцам по сорока безантов за кантер; с ладана царю большой доход и большая прибыль.

Больше нечего рассказывать; поэтому пойдем отсюда и опишем город Дуфар 422.

ГЛАВА CXCV

Здесь описывается город Дуфар

Дуфар — красивый город, большой и величественный; от Ешера он в пятистах милях на северо-запад. Живут тут сарацины и молятся Мухаммеду. Правит у них князь, султану аденскому подвластный. Город этот, знайте, принадлежит к Аденской области. Тут прекрасное пристанище; приходит сюда множество купеческих судов с разными товарами. Вывозят отсюда в другие страны много арабских скакунов; купцам этот торг выгоден и прибылен. Городу подчинены другие города и многие замки.

Родится здесь много хорошего ладану. Деревья не очень велики, [352] с маленькие елки; надрезают их ножом во многих местах, и из этих надрезов выходит ладан; выходит он из дерева и сам собой, без надрезов, от великой здешней жары. Привозят сюда много хороших скакунов из Аравии, а отсюда купцы везут их на судах в Индию и получают большую прибыль и выгоду.

Больше нечего говорить, а потому пойдем отсюда и расскажем о заливе Калату 423.

ГЛАВА CXCVI

Здесь описывается город Калату

Калату — большой город в заливе того же имени; от Дуфара он на северо-запад в шестистах милях. То знатный морской город. Живут там сарацины, молятся Мухаммеду; они подчинены Кормозу; всякий раз, как мелик 424 Кормоза воюет с кем-нибудь посильней его, он приходит сюда: тут крепость, мелик ничего и не боится. Хлебов у них нет; привозят им хлеб из других мест; привозят его купцы на своих судах.

Тут прекрасное пристанище, и много судов приходят сюда с разными товарами из Индии и торгуют здесь хорошо, потому что из этого города товары и пряности везутся внутрь страны, по многим городам и замкам. Вывозится отсюда в Индию много хороших скакунов, а купцам от этого большая выгода. Из этой страны и из других, о которых я вам рассказывал прежде, много хороших лошадей вывозится в Индию; так много, что и не счесть.

Город этот при входе в залив Калату; без их воли ни одно судно не может ни взойти, ни выйти из залива. Много раз здешнего мелика сильно притесняли судан крерманский [султан керманский], его государь; потребует судан от курмозского мелика дань или иной какой налог, а тот отказывается платить; пошлет судан войска вымогать дань; а мелик тогда уходит из Курмоза, садится на суда и приплывает в этот город, тут и живет, ни одному судну прохода не дает; а Судану крерманскому от того большой убыток, и начинает он мириться с курмозским медиком, соглашается на меньшее против того, что сперва требовал. Скажу вам еще, у курмозского мелика есть замок посильнее города и получше еще защищает залив и море.

Жители здесь, сказать по истинной правде, питаются финиками и соленою рыбой, ее у них вдоволь; а кто познатнее и побогаче, тот ест и получше.

Рассказал вам об этом городе Калату, о заливе, о здешних делах; теперь пойдем отсюда и расскажем о Курмозе. От города Калату в трехстах милях между севером и северо-западом — город Курмоз 425; а в пятистах милях между северо-западом и западом — Киш. Но оставим Киш и расскажем о Курмозе. [353]

ГЛАВА CXCVII

Здесь описывается город Курмоз

Курмоз — большой и славный город у моря. Тут есть мелик и много городов и замков подчинены ему. Живут здесь сарацины, Мухаммеду молятся. Жара тут сильная, и потому-то здешний народ устроил свои дома со сквозниками, чтобы ветер дул; откуда дует ветер, туда они и ставят сквозник и пускают ветер в дом; и все потому, что жара сильная, невтерпеж.

И о Кише, и о Крермане мы говорили уже прежде, но так как шли мы другими путями, то следовало бы еще раз вернуться сюда. Обо всех здешних делах было уже говорено, а потому пойдем отсюда и расскажем вам о Великой Турции 426.

ГЛАВА CXCVIII

Здесь описывается Великая Турция

В Великой Турции — царь Кайду; он племянник великого хана, сын сына Джагатая, кровного брата великого хана 427. Много у него городов и замков, и очень он силен. Он татарин, и народ его татарский, славные они воины, да и неудивительно: все они к войне привычны.

Кайду, скажу вам, великому хану не подчиняется и все с ним воюет. Великая Турция — на западе от того пути в Курмоз, о котором мы рассказывали; она за рекою Ион 428 и к северу идет вплоть до земель великого хана. Много раз бился Кайду с войсками великого хана. Расскажу вам об их распре.

Просил Кайду у великого хана своей части в завоеваниях, что вместе делали, просил он части в областях Катай и Манги. А великий хан говорил ему, что готов отдать ему часть наравне со своими сыновьями, если Кайду станет к нему ходить, ко двору и в совет, всякий раз, как ему великий хан прикажет; и хотел еще великий хан, чтобы Кайду повиновался ему так же, как другие его сыновья и князья; тогда, говорил великий хан, и даст ему его часть в завоеваниях, что они вместе делали, пусть только Кайду исполнит то, что вот вы слышали. Не верил Кайду дяде, великому хану, говорил, что никогда к нему не пойдет, где живет, там и готов повиноваться, а ко двору, говорил, ни за что в свете не пойдет; боялся он, что его убьют там. Из-за этого и поссорились они; из-за этой ссоры вышло много больших войн и больших сражений.

Целый год, скажу вам, войска великого хана стояли кругом царства Кайду, чтобы ни Кайду, ни его люди не могли разорять земли [354] и народы великого хана. А Кайду все-таки делал набеги на земли великого хана, много раз бился с войсками, что на него выходили. Кайду, коль хорошенько постарается, так может выставить в поле более ста тысяч всадников, всё храбрецов, к войне и к сражениям привычных. При нем много князей императорского роду, то есть Чингисханова. Чингисхан положил начало империи и первый покорил часть света, потому-то я и говорю «чингисханова роду, или императорского».

Оставим это и расскажем о битвах царя Кайду с воинами великого хана. Опишу сначала, как они идут в сражение. У них заведено, чтобы каждый воин в сражении имел шестьдесят стрел; тридцать маленьких — метать и тридцать больших с железными широкими наконечниками; их они бросают вблизи, в лицо, в руки, перерезывают ими тетивы и много вреда наносят ими друг другу; после того как перестреляют все стрелы, берутся они за мечи и палицы и крепко дерутся.

В 1266 г. по Р. X. Кайду со своим двоюродным братом Жесударом 429 набрал большое войско и пошли они оба на двух князей великого хана; приходились те двоюродными братьями царю Кайду; оба владели землями от великого хана; один назывался Тибай или Чибан 430, был он сыном Жагатая, крещеным христианином и кровным братом хану Кублаю. Что же вам сказать? Воевал Кайду с двумя своими братьями; у тех было также много войска; с той и другой стороны было более ста тысяч человек. Жестоко дрались обе стороны, и много было побито людей с обеих сторон; под конец победил царь Кайду; великое поражение нанес он тому войску; но братья двоюродные царя Кайду спаслись: были у них хорошие кони, и унесли они их быстро.

Так-то вот победил Кайду. Закичился он и возгордился еще более прежнего. Вернулся Кайду к себе и два года жил мирно, войска не собирал и не воевал; и великий хан в это время войска не собирал и не воевал. Но через два года царь Кайду собрал большое войско, великую конную рать. Знал он, что в Каракороне находился сын великого хана Номоган и с ним Георгий, сын сына попа Ивана 431, у обоих этих князей была большая конная рать.

Что вам еще сказать? Царь Кайду собрал всех своих воинов и выехал из своего царства в поход; ехал он по стольку-то в день и без всяких приключений прибыл в Каракорону, туда, где были оба князя со своим великим войском. Узнали князья, что Кайду пришел в их страну с великим войском, и не испугались, а храбро стали готовиться к войне. Изготовились они со всем своим войском, а было у них более шестидесяти тысяч конных, и пошли в поход на врага. Шли они до тех пор, пока не пришли за десять миль от царя Кайду, и тут в порядке стали станом. А царь Кайду, знайте, со всем своим [355] войском жил в шатрах на этой самой равнине. Отдыхали обе стороны и к битве готовились.

На третий день после прихода сына великого хана и внука попа Ивана рано утром обе стороны вооружились и приготовились к битве как можно лучше; обе стороны были одинаково сильны, у каждой по шестидесяти тысяч всадников, с мечами и палицами, да копьями. Каждая сторона разбилась на шесть отрядов; в каждом отряде было по десяти тысяч всадников и храбрый предводитель. Вот расположились так обе стороны, изготовились, ждут ударов накара.

Татары не смеют начинать битвы, пока не забьет накар их предводителя; как только он забьет, тут они и начинают битву. Есть у татар и такой обычай: когда они изготовляются и ждут битвы, прежде нежели накар забьет, поют они и тихо играют на двухструнных инструментах; поют, играют и веселятся, поджидая схватку. И вот изготовились обе стороны и ждут, по обычаю, ударов накара и битвы; и просто удивительно, как хорошо они пели и играли. Вот так-то стояли и поджидали ударов накара.

Что же вам сказать? Забил накар, и люди, не медля, бросились друг на друга. Схватились за луки и стали пускать стрелы. Переполнился весь воздух стрелами, словно дождем; много людей и коней было смертельно поранено. За криками и воплями и грома нельзя бы было расслышать; воистину видно было, что сошлись враги смертельные. Метали стрелы, пока их хватало; и много было мертвых и насмерть раненных. В дурной час началась битва для обеих сторон; с той и другой стороны много было побито. Вышли все стрелы, попрятали они свои луки в колчаны, схватились за мечи и палицы и бросились друг на друга. Стали они наносить сильные удары мечами и палицами; началась злая и жестокая битва; наносились и получались удары сильные; отсекались руки, и замертво падали люди на землю; знайте, по истинной правде, вскоре после того, как началась рукопашная битва, покрылась земля мертвыми да смертельно раненными.

Выказал тут царь Кайду великую храбрость, и, не будь он здесь, много раз расстроились бы его войска и побежали; но действовал он отлично, воинов своих поддерживал, и стояли они храбро. С другой стороны, сын великого хана и сын сына попа Ивана действовали также отлично.

Что же вам сказать? Знайте, по истинной правде, то была одна из самых жестоких битв между татарами. Стоял тут такой шум от людских голосов, звона мечей и палиц, что и грома Божьего не услышать. Воистину обе стороны что есть сил старались разбить друг друга; обе стороны выбивались из сил и все-таки без успеха; ни та, ни другая сторона не могла одолеть; длилась битва до вечерни, и [356] ни та, ни другая сторона не могла выбить врага из его стана; помирали люди с той и с другой стороны; жалость было смотреть. В дурной час для обеих сторон началась эта битва; много людей погибло, и много вдов осталось, много детей стало сиротами, и много женщин навсегда осталось в слезах: то были матери и невесты мертвых.

Стало солнце заходить; было тут мертвых столько, как я вам рассказывал, и не хотелось, да нужно было прекратить бой, разъехались обе стороны и вернулись в свой лагерь; усталы и утомлены были все; всякому хотелось покоя, а не драки. Успокоились на ночь, отдыхали от денного труда в жестокой битве насмерть. Настало утро; услышал царь Кайду, что великий хан снарядил на него великое войско, и решил он про себя, что не следует тут оставаться; как только занялась заря, вооружился он вместе со всеми своими, сели на коней, да и пустились в путь назад к себе. Увидели сын великого хана и внук попа Ивана, что царь Кайду со всеми своими уходит, не погнались за ним, а дали ему уйти спокойно: устали они сильно и утомились 432. А рать царя Кайду скакала безостановочно, пока не приехала в свое царство, в Великую Турцию, в Самарканд; и тут они пожили некоторое время не воюя.

ГЛАВА CXCIX

Что сказал великий хан о вреде, сделанном царем Кайду

Гневался великий хан на Кайду, разорял он всех его людей и земли. Не будь Кайду, говорил он, племянником, давно погиб бы он злою смертью. Из-за родной крови великий хан не губит Кайду и его земли. И оттого-то и спасся царь Кайду от рук великого хана.

Оставим это и расскажем о великом подвиге дочери царя Кайду.

Комментарии

386 Индиго до конца XIX в. добывалось главным образом из листьев тропического кустарника — красильной индигоноски, которая разводилась в нескольких областях Индии.

387 Комари — мыс Коморин. Крайняя южная точка полуострова Индостан.

388 По-видимому, речь идет об обезьянах. Далее (гл. СХСIII) И. Минаев переводит это название как «гатпаулы».

389 В других рукописях — «рысей» (Б.).

390 Эли (Ели, Дели) — гора, страна и город на Малабарском берегу.

391 На Малабаре нет ни одной большой реки, но в узкой приморской полосе, к югу от Каликута, есть внутренний водный путь, образованный лагунами в устьях многочисленных речек. Об этом пути, вероятно. Поло говорит как о большой реке (М.).

392 В тексте, по-видимому, смешиваются «царства» (т. е. области) Эли и Малабар (Мелибар), между которыми и Гуджаратом (см. далее) лежат Тана и Канбаот, описания которых даются после Гуджарата (М.).

393 Гузерат (Гозурат, Гуджерат и др.) — Гуджарат, область Западной Индии (Б.).

394 Турбит, как и кубеба, — употребляющееся в индийской медицине корневище тропического растения (М.).

395 В другой рукописи просто «пряность».

396 Тамаринд — «индийские финики» (тамр-хинди) — плоды дерева, которые и в настоящее время применяются как слабительное средство (М.).

397 Название декоративных предметов из кожи не уточнено в переводах.

398 Тима (Тана, Танаим, Канам) — город Тхана на о. Солсетт, недалеко от Бомбея (Б.).

399 Т.е.хлопка.

400 Канбает (Канбаот, Камбей и др.) — теперь развалины старого города находятся приблизительно в 4 верстах от нынешнего (Б.).

401 Семенат (Самнат) — ныне порт Веравал в Гуджарате; в нескольких километрах к востоку от него находится Патан-Самнат (М.).

402 Кесмакоран (Макоран, Кесмукаран, Кесмакора и др.) — в настоящее время Макран, т. е. северное побережье Оманского залива и Аравийского моря до Инда (Б.).

403 Скоира (Скара, Скатра, Скотра и др.) — о. Сокотра.

404 В другой рукописи: «Жители находят у берегов того острова много амбры, которая выбрасывается из желудка китов (кашалотов). Так как это дорогой товар, то жители идут ловить китов с зубчатыми железными дротиками, от которых кит, когда они вонзились в него, не может освободиться. К дротику привязана длинная веревка с бочонком, плывущим на поверхности моря; благодаря этому они знают, где найти кита, когда он околеет. Его притягивают к берегу, где из его желудка вынимают амбру, а из головы —достаточное количество бочек жира» (Б.).

405 Т. е. несторианскому католикосу, жившему в Багдаде (Б.).

406 Мадагаскар (Мадейскгаскар) — Мадагаскар. Не все приводимые здесь сведения могут быть отнесены к острову, который Марко Поло иногда путает с г. Могдишу, т. е. Могадишо, в Сомали (М.).

407 Зензибар (Занкибар, Зангибар, Кангибар и др.) — о. Занзибар.

408 Ошибочное утверждение: к югу от Мадагаскара, да и вообще в южной части Индийского океана, очень мало островов. Правильное представление об этом начало складываться только в XVI в., после открытия прямого морского пути в Индию (М.).

409 Очевидно, здесь речь идет не о Мадагаскаре, а о животном мире Восточной Африки.

410 Сказочная птица рух в арабских и европейских легендах.

411 По-видимому, Марко Поло как бы объединил Занзибар с противолежащей частью Восточной Африки (М.).

412 Абаси (Абаше) — Абиссиния (у мусульман Хабеш), т. е. Эфиопия.

413 Здесь оканчивается часть перевода, переписанная набело самим И. Минаевым, перевод остальных глав сохранился только в его черновой рукописи (Б.).

414 См. гл. CLXXVI.

415 Возможно, Марко Поло смешивал Аден с Аделем, как называлась мусульманская область между Абиссинией и морем в приморской полосе нынешней Эритреи.

416 Т. е. султаном.

417 Т. е. по Нилу.

418 Имеется в виду канал Эль-Махмудия, связывающий Александрию с Розетским рукавом дельты Нила.

419 Т. е. египетский, см. гл. XIII (Б.).

420 Город Шехр (Эш-Шихр); некоторые восточные географы называли Шихром все южное побережье Аравии до Омана (М.).

421 В подлиннике то ли бочки, то ли тунцы (М.).

422 См. примеч. 363.

423 Калат — существовавший до XV в. порт к юго-востоку от Маската. Европейские путешественники XIX в. нашли на его месте только старую мечеть, а поблизости — небольшой рыбачий поселок (М.).

424 Т. е. князь, владетель (арабское слово) (Б.).

425 Т. е. Ормуз.

426 Великая Турция — здесь Туркестан (Б.).

427 Кайду (Хайду), внук Угэдэя, соперник Хубилая (Б.).

428 Амударья.

429 Имя Есудар часто встречается среди потомков Чингисхана; между прочим, его носил один из внуков Угэдэя, двоюродный брат Хайду (Б.).

430 Вероятно, имеются в виду правнуки Джагатая, сыновья прежнего джагатайского (чагатайского) хана Алгуя, Чубай и Кабан, находившиеся на службе у Хубилая (Б.).

431 См. примеч. 173.

432 По китайским известиям, Номохан (Намухань) в 1227 г. выступил с войском против Хайду, но некоторые из царевичей, посланных вместе с ним, возмутились против него и взяли его в плен; предводителем восстания был Широки, сын Мункэ-хана (см. примеч. 62 к путешествию Карпини). Номохан был отправлен к золотоордынскому хану Менгу-Тимуру; преемник Менгу-Тимура, Туда-Менгу (1280—1287), возвратил ему свободу и отправил его на родину, где он вскоре умер. Ширеки и его союзники были разбиты на берегах Орхона другим китайским войском, под начальством Баяна (Б.).

Текст воспроизведен по изданию: Джованни дель Плано Карпини. История монгалов., Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны., Книга Марко Поло. М. Мысль. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.