Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПАРСАДАН ГОРГИДЖАНИДЗЕ

ИСТОРИЯ ГРУЗИИ

1

Именем и с помощью бога, слушайте историю государей Ирана.

Часть рассказываемого вычитана из книг, другое видено, кое-что услышано, собрано и написано в Исфахане. За то время, которое описано здесь, из рода шейха Сефи царствовало восемь человек. Вначале был шах Исмаил, вторым — его сын шах Тамаз, третьим — сын его шах Исмаил, четвертым — брат шаха Исмаила шах Ху.дабанда, пятым — сын его шах Аббас, шестым — сын шаха Аббаса шах Сефи, седьмым—сын его шах Абббас, восьмым—сын шаха Аббаса шах Сулейман, при котором писалась эта книга.

Но слушайте хорошо, ибо каждому надлежит иметь за правило быть осторожным.

У большинства государей власть отнимали их подданные. Поэтому господин не должен так усилить слугу, чтобы тот мог погубить своего патрона. Если господин будет обессилен, слуга усилится, захочет власти и легко ее отнимет, так как. некоторые окажутся его близкими и родственниками, доугих же задобрит своими деяниями и привлечет на свою сторону. Некоторые из зависти затаят злобу на государя, изменят ему, и случится так, как это было в Тавризе с государем Джахан-шахом и его слугой Узун Хасаном.

Власть Джаханшаха простиралась от Индии до Иерусалима. Сам он сидел в Тавризе. Узун Хасан, которого зовут Длинный Хасан-бег, был подданным Джаханшаха, но этот последний ничего не делал без его ведома. От него зависело подарить или отнять что-нибудь. Придворная знать и правителе пограничных областей состояли с ним в родстве или же от него получили владения. Войско и области были злы на государя за это. Бегларбегство Диарбекира он дал Узун Хзсану, а власть над Багдадом — его двоюродному брату. Сам же Джаханшах пребывал в Тавризе. Главные лица Ирана и туркменов сговорились между собой и сказали: «Джаханшах уступил свою власть Хасан-бегу, страной владеют его сторонники, и caм -он ничего не делает против воли Хасан-бега. Лучше уж мы все примкнем к нему и призовем сюда в Тавриз государем;

А когда он двинется из Диарбекира в эту сторону, известим об этом Джаханшаха. Или Узун Хасан убьет Джаханшаха; или же сам будет убит по велению Джаханшаха, и мы избавимся от одного из них». [26]

Получив от иранцев и туркмен такое письмо, Хасан-бег выступил с большой казной и многочисленным войском. Об этом доложили Джаханшаху. Он же подумал, что это говорят из зависти к Узун Хасану и не поверил, пока тот не подступил к самому Тавризу.

Когда же он пришел, Джаханшах за один день не смог собрать войска и остался без всяких сил. Узун Хасан вступил в Тазриз по дороге Шами Газани, а по Уджанской дороге бежал из Тавриза Джаханшах безо всего; казна его и богатства остались в Тавризе. Он ушел в Уджанские горы. Узун Хасан не дал ему уйти куда-нибудь или собрать на подмогу войско. Второй раз напал на него Узун Хасан. У Джаханшаха же не было при себе войска, чтобы сразиться, и некуда было бежать. Схватил чрезмерно облагодетельствованный господином Узун Хасан своего благодетеля и убил, а жену его взял себе. Порубежные правители были поставлены им, а из придворных некоторые были его родственниками, другие же примкнули к нему из вражды к Джаханшаху. Без боя и без усилий сделался Узун Хасан государем в Иране.

Множество других подобных дел случалось особенно от подданных. Возвеличенные, они отнимали власть у своих господ и к тому же убивали их. Как Ланг Тимур убил своего господина Шахамирана и сам сделался государем. Так случилось и с Узун Хасаном. Он отдал свою дочь своему подданному, султану Гайдару из рода шейха Сефи и оказал ему великие почести, так что зятя его слушались так же, как и самого государя. Зять был умным человеком и пока был жив, старался всем помогать, сделать всех благодарными себе. После его смерти от дочери государя у него остались два сына — шах Исмаил и брат его.

2

Скончался Узун Хасан и государем стал его сын

Короткое время властвовал сын Узун Хасана и также умер. После него остался сын, по имени Алванд. Был у него также племянник.. Того звали Мурад.

Они стали друг у друга оспаривать царство, и из вельмож некоторые стали на сторону Алванда, другие же поддерживали Мурада. Помирили их тем, что страну за Казвином, от Гиляна до Багдада отдали Алванду, а от Хамадана и Казвина по эту сторону — Ирак, Фарс и Керман до Хорасана, дали Мураду.

При их разделе стали добиваться своей доли и их двоюродные братья. Они собрали вокруг себя людей, облагодетельствованных отцами и дедами, и посягнули на захват страны. [27] Эту весть сообщили в Тазризе государю Алванду. Было отправлено войско и убили брата шаха Исмаила. Сам он бежал в Гилян, где его укрыл у себя владетель Лахиджана. Государь послал к нему человека и настоятельно потребовал выдачи шаха Исмаила. Лахиджанцы посадили шаха Исмаила в корзину и повесили па дерево, присланному же государем человеку поклялись, что его нет на их земле. Скрывали его в продолжение почти трех лет. В это время двоюродные братья, государь Алванд и государь Мурад, поссорились между собой, отложились и порубежные правители, и в стране произошла смута. С помощью владетелей Гиляна шах Исмаил собрал небольшое войско и, подойдя сначала к Решту, занял его. Владетель Гаскара и владетель Астары Мурад-Султан с войском Талиша добровольно присоединились к нему, и из Астары вместе с ним пошли на Ширван, легко взяли крепость Баку и заняли Ширван и Шемаху. Оттуда вышли в Карабах, местная знать и военачальники без боя подчинились им.

Оттуда прибыл в Нахичевань и, захватив с собой тамошнее войско, пошел на Тавриз. Об этом сообщили государю Алванду. Тот, собрав войско, вышел из Тавриза навстречу врагу. Шах Исмаил поспешил, так как опасался, что к Алванду присоединятся курдские войска и этим осложнится дело.У Джульфы он переправился вброд через Аракс и на третий день прибыл в Янгедуг. Государь Алванд стоял в Софиане, ждал войска курдов, но те пока не подходили. Не дожидаясь их, шах Исмаил напал на него.

3

Битва с шахом Исмаилом и бегство государя Алванда из Софиана

Когда шах Исмаил приблизился к Софиану, Алванд-шах выступил ему навстречу со своим войском. Произошел бой, жестокая битва и сеча. Победил шах Исмаил, и государь Алванд бежал. Он ушел через Курдистан в Турцию, оставив свою казну и все богатства в Тавризе. Шах Исмаил вступил в Тавриз, где нашел для себя готовой казну и полное государственное устройство, которыми он овладел без лишних усилий.

А Алванд прибыл к хондкару, и тот дал ему своего великого везира с большим войском, с которым Алванд вернулся через Багдад в Хамадан.

Государь Мурад из Исфахана прибыл с иракским и персидским войсками в Хамадан на помощь своему двоюродномубрату, государю Алванду, и оба брата и турецкий великий везир с большим войском стояли там. Шаху Исмаилу доложили:

«Они идут на тебя». Тот сыступил из Тавриза и так сказал: «В прошлом году он был государем, и если я его впущу теперь [28] в страну, все перейдут к нему. С ним великий везир хондкара с войском, мое дело пропадет. Им известно, что пока у меня нет еще достаточных сил, чтобы сразиться с двумя государями и с турецким везиром, поэтому свободно и безбоязненно придут в Казвин. Меня заботит только это. Я выступлю отсюда, возьму с собой опытных и отборных люден и нападу на Хамадан. Если победа будет на моей стороне, займу Исфахан и венчаюсь н.а царство. Если же не одержу победы, найду смерть в бою».

4

Выступление шаха Исмаила из Тавриза и неожиданное появление на восьмой день в Хамадане неприятеля

Турецкому великому везиру доложили, что показалось какое-то войско, которого не ждали. Пока успели сесть на коней, быстро разгорелся бой и стали сражаться друг с другом. С обеих сторон бились изо всех сил. Часть турецкого войска не успела сесть на коней, не успели также построиться в боевые ряды и выдвинуть вперед артиллерию. Шах Исмаил и его войско врезались в них, как вол в стадо овец, и одержали победу..

Великий зезир и его войско бежали. Государь Алванд вернулся опять в Турцию, а государь Мурад пропал без вести и до сих пор ничего не известно о нем.

Шах Исмаил прибыл из Хамадана в Исфахан, венчался на царство и разослал повсюду шта.мц для чеканки монет со своим именем. Благодаря этой победе он захватил Персию, Керман и Арабистан, Луристан и Курдистан, Мазандаран, Гилян и другие страны, откуда ему поднесли дары и дань.

Непокорные и ослушники были истреблены, а их казну царь взял себе и раздал своим приверженцам, устроив и обогатив их. Он много приложил усилий и много одержал побед. Здесь же я кратко описал богатую происшествиями и войнами его деятельность, разумную решительность и удачливость. 14 лет царствовал он, и похоронили его с царскими почестями в Ардебиле, в гробнице предков.

5

После отца, шаха Исмаила, воцарился сын его — шах Тамаз, в короникон 190 *

(* В некоторых случаях даты, указанные Парсаланом Горгиджанидзе, не соответствуют действительности)

Шах Тамаз прибыл в Карабах, некоторых властителей сменил, на других наложил повинности и дань. Картлийцев, месхов, кахов и шемахинцев заставил чеканить монету со своим [29] именем. Но грузины притесняли Ширван и разоряли его.. По мере сил и те вступали с ними в бой. Ширванцы жаловались на грузин шаху и обвиняли шекинцев в набегах грузин.

Шах Тамаз стал и Шеки, шекинцы ушли некоторые к лезгинам, другие в Кахети и просили царя Левана принять их. Их главные лица вошли в крепость Геласан-Горасан и укрепили ее. Государь шах Тамаз осадил крепость. Трудно стало осажденным. Силы иссякли, помощи ниоткуда не было. Владетель Шеки тайком ушел из крепости, оставшиеся же сдали ее. Царь Леван со множеством даров и приношений прибыл в Шеки к шаху. Государь принял его хорошо и оказал большие почести. А тот объявил себя слугой и обязался служить шаху. Ради царя Левана шах простил шекинцев, а непокорных из них, попавших и,м в руки, казнили. В Шеки поставили другого правителя и охрану.

Шах находился в Шеки, когда атабаг Кайхосро, сын Кваркваре, владетель месхов, прибыл с большими дарами к нему. Государю это было приятно, большие почести он оказал ему, и тот верно служил.

Но эристав Картли, царь Луарсаб, царь имеретин Баграт и Дадиани Мамиа не покорялись шаху. Они разоряли пограничные места, в особенности страну Самцхе, и Кайхосро жаловался на них. Шах дал Кайхосро в помощь войско и тот вступил в Имерети. Области по ту сторону Риони, Имерети и Одиши они разорили и, взяв множество пленных, послали шаху. По этому поводу царь Баграт и Дадиани поднесли шаху дары н просили помилования. Однако Луарсаб, царь Картли, не успокоился и даров не поднес. Он делал набеги, разорял Ганджу, Ереван и Ширван, особенно же Самцхе. Из-за этого на него писали жалобу шаху.

6

Поход шаха Тамаза на царя Картли Луарсаба в короникон сто восемьдесят восьмой

Шах Тамаз прибыл в Карабах, сделал смотр войскам, отобрал испытанных в боях, храбрых и удачливых воинов и двенадцатитысячный отряд на добрых конях отправил без ведома на Луарсаба. Темной ночью напали на ничего не подозревавший город Тбилиси. Царя там не застали. Кызылбаши подожгли город и многих перебили. Некоторые из жителей города отчаянно бились, защищая свои семьи, другие вывезли своих домочадцев из города, а некоторые успели запереться в крепости. Защитники города и сами во множестве погибли и кы-зылбашей многих умертвили. Победили кызылбаши потому, что царь с войском был в Верхней Картли, а горожане не ожидали [30] нападения, а, кроме того, это нападение произошло ночью, и кричали, что на город настал сам щах. Горожане не смогли сплотиться вместе, каждый заботился о спасения своей семьи. Однако все-таки многих забрали в плен. Гулбад, поставленный царем Луарсабом начальником крепости и моуравом, и все другие, кто только спасся, укрылись в крепости. Войско кызылбашей осадило крепость. Так как не ждали па-падения, в крепости не имели пищи и провианта и не смогли их доставить изв.не. Голод сильно беспокоил осажденных, л некому было им помочь. Не видя иного выхода, они взяли клятву о своей безопасности с осаждающих и сдали крепость. С тех пор грузины уже не смогли возвратить себе Тбилисскую крепость.

Князья и представители Сабаратиано укрепили Биртвисскую крепость, и жители Сабаратиано укрылись в ней. Войско шаха обложило крепость. Но войной и силой ее невозможно было взять. Поэтому кызылбаши стали вести переговоры с защитниками крепости. Некоторых из них они обманули обещаниями. Находившиеся внутри перессорились между собой я от взаимной злобы сдали крепость. Они ожидали великих благ, но кто не принял мусульманства, всем отрубили головы и семьи их увели в плен.

Царь Луарсаб был в горах за Кватахеви. По приказу шаха кызылбаши напали на него и там, но безуспешно, и многие кызылбаши были убиты.

Оттуда парь перешел в трудно доступные горы в начале Саджавахиано. Очень старался шах убить, взять в плен или же примирить с собой царя Луарсаба. Но это не удалось ему. И кызылбашам надоело преследовать царя, так как он с малочисленными силами вступал в бой, от превосходящих уходил без боя, преграждал дорогу и нападал ночью.

Шах вернулся обратно в Тбилиси, поставил начальника крепости и охрану, а сам возвратился в Карабах.

7

Второе нашествие шаха Тамаза на Грузию

Алхаз-мирза, сын шаха, властвовал в Ширване и бесчинствовал, за что шах был зол на него.

Узназ, что шах выехал к нему в Ширван, он выслал ему навстречу свою мать, чтобы умилостивить его. Шах прибыл в Ширван, устроил тамошние дела и истребил непокорных.

Оттуда, в январскую стужу, когда Кура замерзла настолько, что войска переходили через нее по льду, шах по Акийской дороге прибыл в Шорекал, и оттуда перебрался в Самцхе. [31]

Владетель Кахети Леван и царь Имерети Баграт с дарами и приношением прибыли к шаху. В том походе верно ему служили. В Грузии тогда был такой снег, что горы и долины, казалось, сравнялись. Шах напал на Джавахети, и многих взяли в плен. Оттуда прошли по Картли, через Сабаратиано, и там разослали отряды для грабежа. Кое-где взяли укрепленные места в горах, где укрывались жители, захватив много пленных. Но много погибло и кызылбашей. Оттуда прибыли в Бйрду и с пути ларя Баграта отпустили в Имерети, выдав халат и другие подарки на тридцать тысяч марчилов. А князьям и азнаурам, кроме халата и коней с убранством, подарили также по сабле и шапке. Царь Баграт через Ахалцихе перебрался в Имерети, Леван же еще некоторое время оставался при государе. По прибытии в Ганджу шах Тамаз отпустил Левана, как и Баграта, с богатыми подарками — саблей, короной, конями с чеканным убранством; как его, так и его князей и дворян. С обильной добычей вернулись они в Кахеги.

Сам шах Тамаз перезимовал со своим войском в Барде.

8

В Короникон 235 шах Тамаз в третий раз пошел походом на Грузию

Сначала шах Тамаз прибыл в Шеки, занял его, взял крепости, истребил непокорных и поставил в Шеки другого правителя. Там же в Шеки атабаг Кайхосро прислал жалобу шаху на царя Луарсаба и на владетелей Лори, Шермазана и Вахушти. Кайхосро жаловался, что они заняли часть его владений и разоряют его землю и что бегларбег Эрзерума, Скандер-паша, выступил против него и осадил Артануджскую крепость. Так как Кайхосро был предай шаху и не раз служил ему, государь сам выступил из Шеки и с большим войском прибыл в Самцхе. Месхские князья, не покорявшиеся Кайхосро, сыну Кваркваре, и стоявшие на стороне царя Луарсаба, снялись и укрылась в крепости и пещеры. Шах послал на них войска. II везде грузины отчаянно и самоотверженно защищали свои убежища.

Некоторые крепости были взяты кызылбашами, и люди, бывшие там, погибли, других же они не смогли взять, и много кызылбашей было перебито.

Страну ту разорили, большую добычу взяли и много пленных увели.

Кое-кто из месхских князей укрепился в Вардзийской крепости. Посредине той крепости находится церковь, высеченная в скале. Высотой она была подобна горе Эльбрусу, прочностью — небу. Там они и укрылись. Шах напустил Зиад-оглы, [32] Шахверди Сулгана, Надирхана Устаджлу с большим войском на Взрлзийскую крепость, которую и осадили. Изнутри грузины и снаружи кызылбаши отчаянно сражались, множество кызылбашей побили, но им удалось проникнуть в крепость с одной стороны. Внутри крепости разгорелся горячий бой. Для отпора напиравших снаружи кызылбашей не выставили бойцов и те ворвались в крепость. Грузины старались спасти свои семьи, но и их не спасли и сами погибли. Крепость взяли, мужчин перебили и семьи их угнали в плен.

Церковь в той крепости признана божьим творением и мудрецы с трудом могут постичь ее устройство. Ни обилием добра, ни зластью царской ее в таком виде невозможно было

Посреди той крепости, в скале высотой в десять аллеи, из цельного камня высечена четырехугольная церковь. Стены снаружи и внутри расписаны золотом и лазурью и изображениями людей и ангелов. Около было другое помещение и в нем расписанный алтарь.

Над престолом там был образ золотой с изображением человека, с золотой че.каикой и со множеством драгоценных камней и жемчуга, таких, что знатоки драгоценных камней каждый из них оценили в 50 туманов.

Рядом с церковью нашли высеченный в скале узкий ход, очень низкий, поднимающийся вверх по скале на высоту 150 аллей. Там было потайное убежище, на вершине же стояли две башни.

Снаружи у той церкви были две стальные двери, а внутри висела одна золотая дверь.

Шах Тамаз поднялся в крепость, так как ему очень хвалили церковь. Когда же он увидел, как она построена и отделана, оказалось больше, чем он слышал. А из тайника вывели двадцать монахов и священников. Так как при взятии той крепости много кызылбашей погибло, то этих монахов перебили.

Ввезшее в той церкви литое било весом в 70 литров разбили на куски. Сняли золотую и стальные двери и другую утварь, золотую и серебряную, иконы, светильники, подсвечники, облачения, книги и кадильницы, ковры, и много других драгоценностей вынесли оттуда и отвезли в шахскую казну.

Все, что в крепости было построено руками человека, все это разрушили. Укрывшиеся было в крепости князья Амоан, Шермазан и Авали, а также другие предстали перед государем и поцеловали землю. Искандер-паша, ввиду появления шаха, оставил атабага Кайхосро и ушел. Все, не повиновавшиеся Кайхосро и непокорные погибли, и страна его была умиротворена. Он пришел ко двору шаха, поднес множество даров, и государь также оказал ему большие почести и великую милость. [33]

Шах Тамаз велел казнить Шермазана и Вахушти, лорибамбакских владетелей, оставшихся верными царю Луарсабу, а их владения Лори-Бамбаки и Агджакалу шах передал атабагу Кайхосро, сыну Кваркваре. Двинувшись затем из Самцхе, шах разослал по Картли отряды и опустошил несколько местностей. И где встречали приверженцев Луарсаба — всех убивали. Люди Луарсаба также умерщвляли всех попадавшихся им в руки кызылбазшей.

Прибыв в Карабах, шах Тамаз расположился там на зиму.

9

Четвертый поход шаха Тамаза на Грузию в Короникон 238

Шах Тамаз выступил в поход на царя Луарсаба, заключив мир с султаном Сулейманом хондкаром и, не спросясь у царей Грузии и против их воли, поделив Грузию. Хондкар и шах оба были мусульманской веры, владели многими великими странами, и у них во множестве были подвластные цари; а Грузия, сама маленькая, была еще раздроблена на много частей и те не подчинялись друг другу, враждовали, разоряли одна другую и причиняли вред. Веры они держались Христовой. Поэтому, с одной стороны, их разоряли турки, а с другой — кызылбаши, и, находясь между двумя столь большими государствами, много усилий они прилагали, чтобы отбиться мечом от тех и от других, много вреда нанесли врагам, но своего все-таки не добились. Хондкар и шах поделили между собой Грузию: Самцхе, Картли и Кахети отошли к шаху, Имерети, Однши и Абхазия, Гурия и страна лазов достались хондкару.

На такой раздел согласились все владетели Грузии, не примирился с ним только царь Луарсаб. Оскорбленный, он еще больше упорствовал в непокорности и нападал и разорял и иранские области и турецкую землю.

Князья пограничных областей были верны царю. Шах с большим войском пошел на них. Когда он достиг Сабаратиано, все население снялось и ушло в укрепления. Шах отправил войска к укрытиям. Везде, где нападали кызылбаши, грузины вступали с ними в бой, и с обеих сторон погибло много людей.

Кызылбаши заняли убежища грузин и увели в плен их семьи. Царь Луарсаб был в укреплении. Шах занял Сабаратиано, оттуда переехал в Картли и стал в Гори. Грузины укрылись в крепостях. Шах против каждой крепости высылал войска и тем, кто сдавался добровольно, не причиняли вреда и ничего у них не отнимали. Если же кызылбашам приходилось [34] силой брать крепость, то защитники и семьи их погибали в бою, но и многих кызылбашей убивали. Людей, находившихся в завоеванных крепостях, уводили в плен.

Крепость Цедиси взяли силой, Верийская же крепость сдалась добровольно. Парсадан спас невредимым гарнизон крепости.

10

Взятие шахом Атенской крепости

Войска расположились в низине, крепость же была на высокой скале. Выстроенная из камня на извести, она была удивительно крепка. В ней находилась мать царя Луарсаба, а с нею — семьи многих князей и дворян. Крепость обступило кызылбашское войско, внутри же стояли грузины. Закипел бой, и много кызылбашей было перебито. Взять крепость стало трудно потому, что нельзя было ни подвезти фашины, ни сделать подкоп. Нельзя было также подступиться с пушками. Татары захватили одного атенца и под страхом смерти тот сказал: «Если вы меня не убьете, я помогу вам взять крепость». Те поклялись, что не причинят ему вреда. Атенец рассказал:

«У осажденных вышла вся вода из колодца и бассейнов. На северной стороне вытекает небольшой источник и они пользуются водой из него. К тому источнику есть потайная дорога. Я укажу вам эту дорогу, отрежьте воду и они будут вынуждены сдать вам крепость».

Он проводил их и показал дорогу к тому источнику. Кызылбаши отрезали воду. Сидевшим в крепости не было ниоткуда помощи, отсутствие воды также сильно подорвало их силы. Крепость взяли, и много грузин и кызылбашей погибло при ее взятии. Из крепости вывели царицу, мать царя Луарсаба, и взяли тридцать тысяч пленных. Царь Луарсаб в это время был в Ачабетской крепости. Шах снялся из Гори и двинулся к Карабаху. Царь Луарсаб поспешил за ним и догнал. Если видел, что справится, нападал и истреблял отдельные отряды, а добычу раздавал грузинскому войску, если же не мог справиться, вообще не показывался.

11

Через некоторое время на Грузию еще раз напало войско кызылбашей. Царь Луарсаб видел сон

Царь Луарсаб прославлен мужеством среди всех царей и князей Грузии с древних времен до настоящего. Хороший полководец, он был к тому же мужественным и щедрым человеком, кормильцем многих, справедлив, с кротким нравом, прекрасный [35] наездник, в бою ловкий и бесстрашный, твердый христианин.

Турки и кызылбаши особенно его боялись. Соседи подчинялись ему и служили, а сам он гордо отказывался быть кому-нибудь слугой. В гневе шах Тамаз пять раз устраивал на него поход, но никак не смог его утихомирить, ни убить, ни захватить или подчинить, так как царь Луарсаб нападал на небольшие отряды врага и истреблял их, многочисленных же избегал. Большею частью он нападал ночью, некоторых догонял и бил отставших, на других же устраивал засады. Так он много вреда приносил врагу.

Возвращаясь из четвертого похода на Грузию, шах подверг ее большему разорению, чем в предыдущие походы. О захватил с собою и мать царя. Львиный характер Луарсаба не мог вынести этого и он, собрав войско, стал разорять владения шаха. Он так сказал грузинам: «Храбрец должен уподобиться волку, а в войске врага видеть овец. Он должен нападать на врага, как волк на овец, а победа зависит от бога». Пока царь Луарсаб был жив, он так и поступал.

12

В Короникон 240 Луарсаб снялся из Гори и пришел в Гарис-Вархуну

Шахверди Султан — владетель Ганджи, был поставлен шахом охранять ту границу. Узнав, что царь Луарсаб собрал войско, он тоже собрал вокруг себя войска по эту сторону Аракса и двинулся на царя. В ту ночь царь Луарсаб видел сон. На. другое утро он призвал католикоса, князей Грузии и своих детей и сказал им: «Вчера ночью я видел сон, которому нужно верить. Без сомнения победим мы, а кызылбаши побегут от нас. В бою этом меня убьют, а убившего меня убьют грузины». Затем, взяв за руку своего старшего сына Свиадона, велел грузинам: «Царство свое передаю вот ему, моему старшему сыну, он достоин этого». И остальным детям своим завещал подчиняться старшему брату и помогать ему. Затем все поцеловали ноги Свимону и благословили его на царство. После этого Луарсаб дал такое наставление: «Не разглашайте мою смерть и не расстраивайте поход, потому что, если кызылбаши узнают о моей смерти, они станут смелей. С помощью бога, когда одолеете кызылбашей, после похороните меня в Мцхете, нe оплакивайте меня, а оберегайте страну».

Услышав от царя про этот сон, все стали плакать и сказали: «Поскольку ты видел такой сон, на этот раз не будем сражаться, а отступим». Но царь слышать не хотел об этом и говорил: «До сих пор я не избегал ни хондкара, ни шаха. Как [36] же мы сейчас остережемся какого-то каджара». Грузины долго упрашивали его, но царь предпочел смерть позору.

Когда Шахверди Султан приблизился с построенными рядами, царь, князья и дворяне выступили ему навстречу на бой. Хотя грузин было мало, а кызылбашей много, грузины первыми атаковали врага, как зол;ки овец. Те также бились по мере своих сил, но не могли в бою устоять против грузин. Кызылбаши скоро обратились в бегство, а грузины преследовали их, избивая бегущих. Спаслись только те, у кого были быстрые кони. Много кызылбашей погибло, и много добычи захватили грузины. Шахверди Султан бежал, а одержавший победу царь с несколькими людьми стоял и ждал возвращения преследовавших. Небольшой отряд бежавших кызылбашей укрылся в лесу и, заметив маленькую группу людей и не предполагая среди них царя, решили: «Так как их мало, нападем на них, таким образом очистим себе дорогу для бегства. В противном случае, эти люди могут сообщить о нас царю и тогда от него уже нельзя будет спастись».

Решив так, они с отчаянной смелостью бросились в бой. Увидев кызылбашей, царь взял у оруженосца копье и двинул коня на них. У скачущей лошади нога по.пала в ямку, она упала и подмяла под себя царя. Кызылбаши засыпали упавшего царя стрелами, и он умер от их стрел.

13

Смерть царя Луарсаба от кызылбашей, предсказанная им самим

Когда грузины увидели, что кызылбаши стреляют в упавшего с конем царя, хотя их было мало, все-таки ринулись на врага. Старцы схватились за палицы, и воины стали рубить кызылбашей саблями. Убили и того, от чьей руки погиб царь, и всех остальных. Только один кызылбаш успел вскочить на царского коня и, так как никакая лошадь не могла его догнать, то он ушел.

Царя Луарсаба похоронили в усыпальнице его предков в Мцхете, и старшего его сына Свимона венчали на царство. Приехали в Гори, и там собирались со всех сторон и оплакивали его как подобает оплакивать государя.

14

Царя Свимона венчали на царство вместо его отца Луарсаба

В это время Тбилиси был в руках кызылбашей, поэтому из Мцхеты прибыли в Гори. Население окрестных мест служило царю Свимону. [37]

Четыре года спустя собралось грузинское войско, Георгий, сын паря Кахети Левана, прибыл к своему зятю, царю Свимону с войском Кахети, чтобы помочь ему взять Тбилисскую крепость. Эта весть дошла до владетеля Карабаха. Он также собрал войско по эту сторону Аракса и двинулся на помощь городу

Грузины вырыли траншею, чтобы враг не застал их врасплох. Кызылбаши спешились у той траншеи и выравняли ее. С одной стороны грузины, а с другой — кызылбаши построили отряды, и разгорелся бой между грузинами и авангардом кызылбашей. Грузины изо всех сил и самоотверженно бились и много кызылбашей перебили. Видя, как яростно дерутся грузины, ганджинский хан сказал кызылбашам: «Мы находимся далеко от наших мест, и если вы побежите, то никуда не успеете добежать, они догонят и всех нас перебьют. Чем умереть с позором, лучше будем драться с полной отдачей и погибнем в бою». Все сказали, «хорошо». Закричав все вместе «Аллах, Аллах!», кызылбаши кинулись в бой с обнаженными саблями. С другой стороны грузины бросились вперед, и обе стороны держались хорошо. Но кызылбашей пало больше,, и они уже собирались обратиться в бегство, как в это время в кахетинском войске поднялись громкий плач и стенания по поводу убийства царевича Георгия. Не заботясь о ходе боя и не думая о поражении, кахетинцы вынесли убитого с поля боя и оставили битву. Этим воспользовались кызылбаши и атаковали плачущее и расстроенное войско. Кызылбаши победили, и Шахверди Султан в ту же ночь вступил в Тбилиси.

Царь Свимон вернулся со своим войском в Гори. Убитого кахетинского царевича Георгия привезли к его отцу. Царь Леван стал бить себя по голове, оплакивая сына, и вместе с ним плакали и горевали кахетинцы и раздавали милостыню. Особенно горевала царица Дареджан, которой в Гори сообщили о смерти любимого брата царевича Георгия. Там же собралось грузинское войско и соболезновали, и все, одевшись в траур, оплакивали убитого.

К сороковому дню царица Дареджан с женами картлийских князей поехала в Кахети, чтобы с отцом оплакивать его сына.

В глубоком трауре по брату она прибыла в Алаверди. Там она оставалась до сорокового дня при отце. Плакала, горевала, много подаяния раздала и везде заказала обедню по умершему.

Отец пожаловал царице богатые дары для снятия траура и отправил ее обратно в Картли. [38]

15

Царевич Давид, обиженный на своего брата; царя Свимона, отправился в Казвин к шаху Тамазу

В короникон двести сороковой шах был в Казвине. Ему доложили о прибытии царевича Давида. Шах был очень обрадован этим известием и послал встречать царевича всех иранцев, какие только были при дворе.

Среди сопровождающих царевича Давида большинство были из Сабаратиано.

Так как Давид был в ссоре с царем Свимоном, ему оказали еще большие почести и пожаловали грамоту на усыновление его. На пиру шах посадил его близко от себя: ему подостлали и подушку подложили, как государю, а его князей рассадили по разным местам среди участников пиршества.

Спустя короткое время Давида обратили в мусульманскую веру и пожаловали ему царское государственное оружие, а его князьям и дворянам подарили коней, оружие, халаты и назначили жалованье на прожитие. Все, что дали царевичу и сопровождающим, вместе составило на девять тысяч туманов. Отдали Давиду в царство Тбилиси и Сомхити-Сабаратиано, в грамоте назвали его сыном шаха, дали в сопровождение мехмандара и отпустили с большими почестями.

Когда Давид прибыл в Тбилиси, один хан со своим отрядом должен был в течение года состоять при нем в охране. Но царь Свимон не оставлял его в покое, разоряя Сомхити и Сабаратиано и пытаясь захватить Тбилиси. Но Тбилиси он не мог взять.

В короникон 250 еще раз собрал царь Свимон конное и пешее войско Грузии и направился к Тбилиси. Это сообщила царю Давиду. Он также собрал воинов из Сомхити и Сабаратиано, а также среди горожан и мусульман и выступил на войну против брата.

Увидев, что у царя Свимона многочисленное войско, он не сразился с ним и вернулся обратно в город. Но Халифа Караманлу, командовавший кызылбашами, человек гордый и слабый умом, не послушался царя Давида и ради славы один сразился с царем Свимоном. Он бился сильно и много урону нанес противнику, но его самого убили, и весь его отряд истребили.

Об этом царь Давид написал шаху и попросил в помощь войско. По велению шаха Хасан-бег Караманлу был назначен командовать и отправлен с большим войскам на помощь Давиду.

Тот, собрав свое войско, выступил против царя Свимона. [39] Сразились, и много людей погибло. Победил царь Свимон. Разбитые царь Давид и кызылбаши вернулись в Тбилиси.

Подошел к городу и царь Свимон и осадил Тбилисскую крепость. Он предполагал, что горожане перейдут на его сторону, но из-за страха перед шахом, горожане не примкнули к нему, и они также укрыли свои семьи в крепости. Из крепости началась стрельба из ружей и пушек. Не пришли к царю Свмону на помощь и из Сабаратиано. Из крепости у него убили много людей, и он ушел обратно в Гори.

Царь Давид об этом также написал шаху. Снова последовал шахский указ, Черкеса, султана Шеки, назначить командующим и с азербайджанским войском отправить на помощь Давилу. Приказ был выполнен и шекинский султан с азербайджанским войскам пробыл к царю Давиду. Об этом доложили царю Свимону: «Прибыло многочисленное войско и поэтому нам нельзя действовать опрометчиво, лучше стать в укреплении». И он стал с войском в укреплении. Царь Давид подошел близко к кызылбашскому войску. Кызылбаши разоряли окрестности. Царь Свимон, разгневанный этим, выступил против них. Как было ему свойственно, гордо, отважно, проворно, с достоинством, с копьем в руках врезался он в ряды мусульман с криком «бей вот этих!».

Грузины, находившиеся в рядах противника, которые знали царя Свимона, избегали встречи с ним. Он многих кызылбашей выбил из седла копьем. Ринулись в бой и грузины, и пошли удары копьем и треск от ударов палиц и сабель. Некоторые бились и дрались верхом, некоторые же — пешими. Бойцы из Сабаратиано и кызылбаши сильно сражались. У царя сломалось копье. Кто-то ударил его копьем и сбросил с коня. Ударивший царя копьем не открыл себя, говорили, что он был грузин. Когда кызылбаши увидели царя сброшенным с коня, они набросились на него. Некоторые из грузин погибли, защищая царя, другие бежали, а некоторых взяли в плен вместе с царем Свимоном.

16

Пленение царя Свимона и победа царя Давида

Взяли царя Свимона и некоторых знатных людей Грузии, привели в город Тбилиси и с большими почестями отправили к шаху в Казвин.

Долгое время держал его у себя шах Тамаз в почете за доблесть и хотел обратить его в мусульманскую веру, но царь Свимон не принял мусульманство. За это его послали в Аламутскую крепость.

Пока шах Тамаз был жив, царь оставался в Аламутской [40] крепости. Когда же шах Тамаз скончался и государем стал его сын шах Исмаил, он велел привезти царя Свимона из Аламута в Казвин и держал его в почете. А шаха Исмаила умертвили ядом.

17

Шаха Исмаила Второго умертвили ядом и государем поставили брата его шаха Худабанда

Этот заставил царя Свимона принять мусульманство, привел к нему всех взятых вместе с ним в плен князей и дворян,. всем дали коней, оружия, халаты и назначили жалованье.

Царя Свимона снабдили всем нужным для государя оружием, убрали ему коней, верблюдов и мулов, постлали коврами шатры, навьючили казну. Дали ему на царство Грузию, а в грамоте назвали братом шаха. Дали также мехмандара, устраивали ему везде торжественную встречу. С большим почетом и подарками прибыл царь Свимон в Картли, где все вышли его встречать.

Амилахори и ксанский эристав обвинялись в измене царице и царевичу Георгию. Поэтому они не могли оставаться в Картли и, удалившись, нашли убежище у царя Кахети. Царь Свимон их поместья и деревни пожаловал в возмещение за оскорбление царице и брату своему, царевичу Вахтангу.

Начальники при дворе шаха, цари и сановники, векилы и везиры разделились на две части. Султан Мурад хондкар осилил шаха Худабанда, и царь Давид отправился к хондкару, который оказал ему мнoгo милости и большие почести. Онпослал на Грузию Лала-пашу с большим войском. Так как при дворе государя Ирана была смута, вожди кочевых племен и родов не проявляли подчинения и никого не слушались, а сына шаха Султан Гайдар-мирзу кызылбаши умертвили через подосланного человека, поэтому его не смогли выставить против полководца с войском.. Азербайджан был обезлюден. Хондкар нарушил отцовскую клятву и договор.

18

Прибытие царя Давида к султану. Поход Лала-паши и занятие турками Азербайджана

Пришел с большим войском Лала-паша, занял Азербайджан, Курдистан и Ереван, Нахичевань и Карабах, Ширван, Тбилиси и Гори, Лори и Агджакалу, Ахалцихе и страну месхов и во всех крепостях поставил свои гарнизоны. Но царь Свимон не покорился ему, начал с ним борьбу и не выпускал [41] никого из Тбилиси и Горийской крепости, везде преграждая дорогу.

Только с большим войском могли выходить из крепости за провиантом и пищей и, где только встречали турок, — убивали их.

Сначала царь Свимон пытался взять Горийскую крепость. Пятьсот турок вышли из Горийской крепости, разграбили окрестные деревни, захватили пищу, которой набили переметные сумы и, забрав множество коров и овец, погнали их впереди себя в крепость. Царевич Гоча с пятьюстами отборных людей преградил им дорогу. Начался горячий бой, стали с силой разить друг друга. Особенно самоотверженно дрались турки и большинство их погибло. Те, которые уцелели, принесли в крепость переметные сумы с пищей. Одержавший победу царевич Гоча пришел к царю. Царь был обрадован вестью о победе и осадил крепость.

Девять месяцев воевал он с ней, но очень бдительны были и хорошо держались турки. Царь с войском отступил от крепости, по случаю великого поста. Турки знали, что в великий пост христиане не будут воевать и драться. Этим они и были обмануты и перестали быть осторожными. Царь приказал Парсадану Цицишвили и Сулхану Турманидзе: «Тайно заготовьте в ваших владениях большое количество лестниц и держите войска наготове. Когда дам знать, ждите меня готовыми в темную ночь по заходу луны, ниже слияния Лиахви с Курой».

В условленное время туда прибыл царь с войском, а у тех были приготовлены и войска и лестницы. Как немые, без звука подкрались они к крепости со стороны Куры. Пока не прошли церковь Чахрухадзе, сидевшие в крепости турки ничего не заметили, а когда узнали, что пришло войско, поднялся в крепости крик и зажгли огни, но большинство грузин уже забралось в крепость по лестницам и дралось внутри, а некоторые еще не взбирались, и бой шел на лестницах. Налегли и те, кто был снаружи, и крепость взяли. Шум от крика, возгласов и треска усиливался. На подмогу подошел царевич Гоча со своим войском. До утра дрались турки и месхи и хорошо держались, но увидев, что крепость полна картлийцами, стали просить пощады; а некоторые из месхов просили защиты у Оконской иконы в той же крепости и у царя просили дать клятву, что пощадят их. Царь принял их просьбу и послал им через своего брата царевича Вахтанга грамоту, дав клятву и обещание. Их вывели этим обещанием я помиловали, дали всем лошадей и денег на расходы, снабдили провиантом на дорогу и дали охрану, чтобы по дороге никто не обидел их. Часть того, что было в крепости, царь раздал войскам, а принадлежавшее хондкару велел своему брату Вахтангу взять в царскую казну. [42]

19

Нe здесь нужен был рассказ о Тимуре, выше следовало написать, ко пусть эта другая повесть будет здесь, ничему не помешает.

Рассказ о том, как Тимур сделался государем

Сам был хорошим подданным, начальником войска и командующим государя Миран Хусейна. Где только воевал, везде побеждал и закрепилась за ним добрая слава. Довольны были им и страна, и войско, ибо одним жаловал сам, а другим обеспечил государеву милость. Государь выдал за него свою дочь, и поэтому стали звать его Кураганом. Государь ничего не предпринимал, не спросившись Тимура, и войско полюбило его.

Увидев, что дела его стали лучше, чем его патрона, Тимур отобрал у него царствование и занял Туркестан, Индию и Иран. Кто покорился добровольно, тех отметил множеством милостей и пожаловал владения. А тех, кто не явился пред ним, разорил.

Завоевывая страны, Тимур достиг Тавриза. Находившемуся в Тазризе Тимуру доложили, что грузины напали на Нахичевань, у сына Султан Махмуда, Султан Тахира отняли Алинджийскую крепость и заняли все левобережье Аракса.

Тимур был очень разгневан этим известием и молвил: «Если они показывают такую смелость на расстоянии двух-трехдневного пути, видимо, они обладают и большой отвагой». Он приказал: «Пусть со всего войска, с каждых десяти всадников отберут по три человека на хороших конях, способных, расторопных, чтобы были мощные, молодые витязи. Пусть возьмут с собой провизии на десять дней. Совершу поход и устрою резню в Грузии». Государя Ширвана амира Шейх Ибрахима взял с собой и из Тавриза прибыл в Байлакан. Оттуда ширванского владетеля отпустил, а сам с войском сначала отправился в Шаки. Химшиа с войском Кахет.и и Шеки вышел ему навстречу.

Между грузинами и тюрками произошла жестокая битва. С обеих сторон бились отчаянно, у тех и у этих многих перебили.

Тимур обладал сильным счастьем, а Химшиа был многоопытен а боях. Поняв, что тюрки могут победить, поскольку хорошо знал местность, свернул в лес. Тюрки остановились в двух-трех местах.

Двадцать дней и ночей беспрерывно шли дождь и снег. Оттуда снялись и вторглись в Кахети. Всех, кого нашли, [43] перебили, церкви разрушили, сады и виноградники вырубили, дома сожгли, а с ореховых деревьев содрали кору.

Зима поставила тюрок в трудное положение; кони пали от недостатка корма, войско голодало.

Обеспокоенный зимней стужей Тимур снялся оттуда, прибыл в Карабах и там перезимовал. Весной он получил известие, что царь Баграт без войска находится в городе Тбилиси. Государь Тимур без сообщения совершил набег и подступил к городу. Царь Баграт укрепил крепость и город. Начались бои и сражения. Поблизости города расположены высокие горы, откуда можно стрелять из ружей и пушек. На вершинах тех гор тюрки возвели башни, подняли туда пушки и стали палить сверху по крепости и городу. Пока не была захвачена городская стена, в день два-три раза грузины выходили из ворот и сражались с тюрками. Начинались бой и битва, наносили тюркам большой уран и возвращались в город. Однако стрельбой из пушек с гор находившиеся в городе были сильно притеснены, и сначала город был взят, а царь с войском перешел в крепость и оттуда продолжал сражаться. Но так как и там стеснили его стрельбой из пушек с вершины горы Табор, перестал сопротивляться. Взяв слово и клятву о безопасности, царь прибыл к Тимуру и сдал крепость. Тимур хорошо принял наш; и осыпал его почестями.

Захватив царя Баграта с собой, Тимур двинулся из Тбилиси и прибыл в Карабах. Аргуншаха и Рамазан-ходжу с большим войском отправил в Кахети, которая была опустошена ими.

Царь Баграт по принуждению Тимура в Карабахе принял мусульманство. Государь Тимур царю и его подданным пожаловал много добра и отправил в свои владения.

20

Рассказ о втором прибытии государя Тимура в Грузию с большим войском

Государь Тимур разгневался на своего сына Мираншаха по той причине, что, когда грузины отобрали Алинджийскую крепость у Султана Тахира, тот с войском находился поблизости. по не пришел на помощь. Поэтому Тимур отнял у него владения и передал его младшему брату Шахруху, триста его добрых воинов согнал с коней, их коней раздал войску, а самих пешком заставил идти впереди.

Сын государя одним выстрелом из лука сбил с лошади Сиди Али Шекинского, за что в награду получил царство-звание.

Зиму Тимур просел з Барде, а весной с большим войском [44] пошел походом на имеретинского царя Георгия. Сначала отправил гонца, чтобы передать: «Сын государя султана Ахмеда скрывается у вас, пришлите его к нам».

Когда гонец прибыл в Кутаиси, царь оскорбился требованием выдачи государева сына, посланника принял плохо и наказал передать государю Тимуру: «В нашем роду не принято передавать кому-либо человека, попросившего убежище». Посланник отбыл обиженным.

Государь был задет этим и послал войско. Урожай сожгли, виноградники и плодовые деревья вырубили. Население Имерети снялось с места и укрылось в пещерах, крепостях и высоких горах. Тюрки посадили воинов в ящики и там, где в пещерах находились беженцы, спустили на веревках у входа. Изнутри грузины и снаружи тюрки начали друг в друга стрелять и биться. Некоторым перерезали веревки, и они вместе с ящиками разбились и погибли. В некоторых местах в пещеры забросали ветошь, облитую нефтью, и подожгли. В пещерах, у которых не было выхода для дыма, задохнулись, а где был ход для ды.ма, там не причинили вреда. Некоторые, применив усилие изнутри, отняли ветошь, и им также не смогли причинить вреда. А где не было дымохода и не смогли отнять ветошь, там дым задушил людей, пещеры заняли тюрки и все, что было в н.их, захватили. В тот раз было захвачено пятнадцать крепостей. Из взятых в плен, принявших мусульманство отпустили, а кто не принял, тех перебили.

Оттуда перешли в Восточную Грузию, перезимовали в Мухрани. Царь Георгии удалился из Имерети. Главные лица Имерети, князья и дворяне, прибыли в Мухрани к государю. Тимуру с дарами и приношениями. Они подчинились государю, и он пожаловал им залог невредимости, на всех надели халаты и отправили обратно.

Из Мухрани Тимур с большим войском напал на владения Джано, разрушил крепость и разорил народ. Амира Джаханшаха Тимур с большим войском послал в Кутаиси против царя. Царь ушел от него, а Имерети разоряли и церкви разрушили. Вернувшись оттуда, переправились через Куру и стали в Самцевриси.

Из Имерети Тимур получил весть, что царь Георгий вместе с князьями и дворянами стоит в Казрети. В ту же ночь с людьми, сидящими на добрых конях, он совершил набег и по дороге на Горди напал на Казрети. Те узнали об этом и встретили боем. Начались сеча, грохот, тяжелая битва и сражение. С обеих сторон было убито множество людей. У имеретин и без того было мало ружей и пушек, да еще свинец и порох кончились, и бились они при помощи бревен и скатыванием камней. А у государя Тимура всего было много с собой.

Отстреливаясь и прикрываясь фашинами, царь скрытно ушел из крепости, забрав с собой и сына султана Ахмеда. Он [45] ушел в Сванети, а сына султана Ахмеда по дороге на Кафу отправил а Турцию. Другого царевича, по имени шейх Исмаил, отослал к Тимуру и написал просительное письмо, а придворным отправил подарки.

Воины Тимура разграбили Казрети, перешли в Самцхе, опустошили владения атабага, взяли семь крепостей, разрушили церкви, сожгли дома, деревья и виноградники вырубили. Оттуда прибыли в Мангуль. Там Тимур получил известие, что в Нушбиерти собрались грузины. Он с большим войском послал шейха Hyp ад-Дина, но тот ничего не смог сделать. Потом напал сам Тимур, и пять дней и ночей продолжались бой и битва. С обеих сторон было убито множество людей, взяли пять крепостей, захватили большую добычу и забрали много пленных. Оттуда прибыл в Аванак. Там к нему явился посланник франкского царя, поднес большие дары, доставил сына Мурадбега, родича кесаря, попавшего к франкам в плен, передал устное послание и письмо своего государя.

Государь был очень доволен прибытием посланника франкского царя, хорошо принял его и одарил щедро, всех одели в почетные халаты. Вместе с ним снарядил своего посланника и с большими почестями отправил в сопровождении мехмандара.

На два месяца коней пустили пастись на Мангульские поля. Потом снялись оттуда.

21

Нападение государя Тимура на Сивас

Город Сивас был построен сельджукским государем Ала ад-Дином Кейкобадом. Внешняя стена была сложена из тесаного камня. Ширина стены равнялась десяти адлям, а высота стены была двадцать адлей. Глубина рва достигала воды. С левой стороны можно бы:ло сделать подкоп. Государь встал на той стороне. В крепости стояла стража хондкара. Мустафа-паша с четырьмя тысячами воинов был внутри крепости. Государь Тимур осадил ту крепость. Везде построили высокие башни и восемнадцать дней и ночей бились. Изнутри и снаружи открыли огонь, подобно граду летели пули. Надоело находившимся в крепости и попросили пощады. Государь даровал безопасность и крепость сдали.

В это время было получено известие, что султан Ахмед, владетель Багдада, направился к хондкару. Были высланы войска, но не догнали, лишь кое-что из имущества сумели отобрать и доставили государю. В Сивасе Тимур оставил стражу и снялся оттуда. [46]

22

Государь Тимур направился на Малатию

Тимур осадил Малатию и взял ее. До этого хондкар Илдырым Баязид разорил Курдистан и Азербайджан. Разгневанный этим государь Тимур выступил против хондкара, и они напитали друг другу угрожающие письма. Тимур решительно потребовал передачи ему владетеля Багдада султана Ахмеда, однако хондкар отказался и не выдал. Тимур обиделся из-за этого и написал хондкару такое письмо: «По правилам веры нам не следует идти походом на вас, ибо воюете вы с иноверными франками. Однако вы разорили Азербайджан и совершили множество насилий и беззаконий над мусульманами. За это следует взыскать с вас. Ты чувствуешь себя смелым с франками, и в носу у тебя ветер гуляет. Этот ветер я должен изгнать оттуда».

Тот ответил таким образом: «Я хотел напасть на тебя, но ты явился сам». Хондкару казалось: «Поскольку они давно уже воюют, и кони и люди устали, а найти войска и кони находятся на отдыхе». Был издан приказ и со всех сторон собрали войска. Государи греков и франков прислали хондкару на помощь своих сыновей с войском. Двинулись против государя Тимура, подошли на расстояние однодневного пути и сообщили друг другу о месте сражения.

23

Война между государем Ланг Тимуром и хондхаром Илдырым Баязидом

С той стороны они, с этой стороны эти, приблизились отрядами, выдвинулись вперед, развернули знамена, определили правое и левое крыла, укрепили передних и задних, и государи встали под знамена. Началась сшибка, стали биться, пули летели как частый град. Слышались звуки сабельных ударов и рассекания шлемов, издалека доносились удары булав и копий и тpecк щитов. С обеих сторон крик воинов подобен был грому небесному. Середина поля битвы так была заполнена убитыми людьми, что от их множества кони не могли передвигаться. Такой получился поток крови, что в нем плавали трупы. Во всех историях записано, что со дня основания мира такой тяжелой войны не бывало.

Наконец победил государь Ланг Тимур. Хондкара взяли в плен и доставили Тимуру. Государь встретил его стоя, расцеловал, взял за руки, посадил на свой трон, извинился и сказал много приятных слов; окружил хондкара почестями, велел [47] оборудовать государев шатер, а своего сына поставил мехмандаром, чтобы все, что потребуется, немедленно было доставлено хондкару, и служил ему вежливо и с большой учтивостью, как подданный. И приказал также, у кого только были захваченные в плен дворовые хондкара, доставить к нему. Их немедленно привели и поставили на служение.

Хондкар послал государю Тимуру человека: «Два моих сына были во время битвы со мною — Султан Муса и Султан Мустафа. Если они живы, пусть приведут ко мне». Немедленно доставили их, нарядили в царские одежды и привели к хондкару. Увидев отца, сыновья расплакались и обняли его за ноги. Заплакал и отец. Доложили об этом Тимуру.

На другой день государь Тимур, взяв с собой сыновей и внуков своих, властителен и владетелей Ирана и Typaнa, во всем облачении прибыл, чтобы увидеть хондхара. Увидев хондкара, Тимур невольно рассмеялся. Хондкар обиделся и так сказал: «Никто не видел дня без ночи. Всякая тварь обращается в землю». Тимур таким образом ответил хондкару: «Призываю в свидетели бога, что смеялся я не от радости и не для своего удовольствия. Невольно рассмеялся я вот почему: насколько страны не имеют цены перед богом, что такой хромой, как я, и такой косой, как ты, ради дурного дела истребили в бою двести тысяч человек. Победу над вами я считаю грехом, а не благодатью, однако так распорядилась судьба. Я отправил к вам посланника, а вы не прислали мне своего посланца. Я написал письмо, чтобы не держали у себя Кара Юсуфа, вы не послушались. Я прислал человека, чтобы не разоряли Азербайджан и Курдистан, вы стали еще больше разорять и опустошать. Я попросил Кумакскую крепость, а вы не уступили и не содействовали примирению султана Ахмеда со мною. Ведает бог, что все это говорю не в упрек, и этим я очистил душу свою. Десять-двенадцать дней будьте нашими гостями. Пусть у оставшихся в живых заживут раны, чтобы могли сидеть на конях. После этого отправим вас с еще большим богатством и госудачевым убранством, чем самого себя».

Хондкару понравились сказанные государем слова и он извинился за свое непослушание и изъявил множество благодарностей.

Государь Тимур вернулся в свой шатер, призвал своих везиров и векилов и приказал: «Отберите для хондкара государевы оружие и убранство, все новое и не бывшее в употреблении, лучшее, чем для меня. Хочу отпустить его в свое государстве».

Хондкара Баязида называли Илдырымом из-за стремительности и злости. Он не смог успокоиться, заболел с горя ипечали. Призвали многих врачей и доставили множество лекарств; какие тольдо средства назвали знатоки болезней и недугов, [48] все применили, но не смогли помочь, и он скончалсяв Акшахре. Все, что предназначалось ему, выдали его сыновьям. Имущество и убранство, а также сыновей отослали вместе с покойным отцом, так же как и их подданных, где бы они ни находились. Отправили по обычаям, подобающим государю, погребли в усыпальнице предков.

Услышав о смерти хондкара, турки на место отца посадили его старшего сына Султана Мехмеда. Он отправил государю Тимуру дары и послов и написал смиренное письмо. Тот ради единоверия оставил их в покое. По эту сторону Малатии везде посадил новых владетелей, а по ту сторону уступил хондкару султану Мехмеду.

24

Отправление Тимура в Иерусалим и Миср

Государь Тимур занял сначала Туркестан, Индию, Русь. Дашти Кипчак, Хорезм, Забулистан, Хорасан, Гилян и Мазандаран, Иран и Ирак, Фарс и Арабистан, Луристан и Курдистан, Шираз и Керман, Азербайджан и Армению, Дагестан и Гурджистан, Анатолию по эту стороду от Малатии. Когда победил Илдырыма, тогда и занял страну по эту сторону от Малатии и прошел через Диарбекир. Кто встретил его, тем не причинил зла, оказал множество почестей и не отобрал владения. Кто отказался и не вышел навстречу, тех перебил, а их земли пожаловал другим.

Прибыл он в город Шама, называемый Дамаском, которым владел подданный государя Мисра. Тот оставил страну и бежал в Миср. Султан Мисра с большим войском двинулся против Тимура. Тимуру доложили: «Султан Мисра с большим войском пошел на вас». Этот с готовыми войсками встретил неприятеля в двух днях от Иерусалима. Трое суток бились днем, а ночью расходились. Султана Мисра убили стрелой, а его войско частью бежало, частью же было перебито. С этой стороны также убили многих, однако победа, а также их казна п добро достались Тимуру. Он прибыл в Иерусалим, помолился в храме Соломона, все разрушенные мечети отстроил и пожертвовал много добра, а христианские церкви разрушил. Мечети построил, а христианам разрушил церкви. Там же в Иерусалиме государь Зангавара и государь Хабаша прислали послов и доставили в подарок множество превосходных и редких вещей: золото и серебро, хорошее и отборное, и драгоценные камни и жемчуга, в количестве ста тысяч, монету из мягкого как воск золота с тиснением распятия; все, что желали, любую вещь из него можно было сделать без молотка и огня; [49] сто пестрых ослов и сто слонов, величиной с осла, двенадцать самандарских кур, совершенно без перьев и без пуха, девять квейшских рыбок, называемых сагангур; сто девочек и сто мальчиков по двенадцати лет, с кудрявыми черными волосами, с белыми, как крупные жемчужины, зубами, статные, хорошо сложенные, прекрасного вида, очень красивые, прелестные, приятные и привлекательнее. Они хорошо играли на всех инструментах и на все голоса приятно пели мугамы.

Когда все это доставили государю Тимуру, ему было очень приятно и он развеселился, ибо все заслуживало похвалы. Особенно же понравились и доставили радость кудрявые девочки и мальчики.

Послов приняли очень хорошо, пожаловали им много добра, халаты и другие вещи. Сам Тимур также отправил посла и передал подарки втрое больше присланного ими, все наилучшее, отборное и достойное государей.

Оправив послов, Тимур сам из Иерусалима двинулся на Миср. Сын властителя Мисра, отца которого убили на войне с Тимуром, со своим войском и славными людьми Мисра вышел навстречу государю Тимуру. Увидев войско еще издали, они спешились. Подойдя близко, поклонились государю и поцеловали перед ним землю с большим почтением и покорностью. Когда вступили в город, государев сын устроил Тимура в своем дворце, и в течение шести месяцев сто тысяч человек гостили у него. Пищу и корм для людей и лошадей, одежду и все, что кому требовалось, выдавали из дома сына султана, но не брали у народа.

У государева сына была мать, очень умная и честная женщина. Она так сказала сыну; «Лучше самому отдать, чем возьмут силой. Сегодня наша смерть и жизнь находятся в руках государя Тимура. Наполни двенадцать лотков драгоценными камнями, на один лоток сверху положи и ключи от сокровищницы, и я сама пойду к нему в покои. И этот дар, и сокровища, и страну Мисрскую преподнесу добровольно». Сын одобрил слова матери и послал через нее драгоценные камни и ключи от сокровищницы. Все это доставили Тимуру. Плача и проливая слезы, мать просила не губить ее сына. Государь, увидев, что мать печалится за сына, обливается слезами и не разбирает слов, помиловал их, заставил чеканить в Мисре деньги от своего имени, а остальные сокровища и страну Мисрскую из-за жалости к матери пожаловал сыну и обязал его вносить дары и харадж. [50]

Оттуда снялся Тимур и в день праздника храма Авраама прибыл в Мекку. Совершив там множество добрых и славных дел, он отправился в город Медину, чтобы помолиться на могиле пророка Мухаммада. Там также совершил много добраи сделал большие приношения.

Оттуда Тимур прибыл в Вавилонскую страну, в город Багдад, и зазимовал там. Из Азербайджана он получил весть:

«Вот уже десять лет бьемся и не можем взять Алинджийскую крепость. Ее по-прежнему держат грузины». Государь Тимур разгневался, снялся с места и из Багдада прибыл в Тавриз. Там он дал отдохнуть войску четыре месяца, перед тем, как идти походом на Грузию.

25

Третий поход государя Тимура в Грузию

Прибывшему из похода в Mиcp Тимуру доложили: «Уже десять лет, как войско воюет за Алинджийскую крепость и не может взять. Ею по-прежнему владеют грузины». Государь остался недоволен этим и пошел походом на Грузию.

Когда находившиеся в Алиндже грузины услышали о выступлении государя, добровольно оставили крепость, бросили также земли вокруг Гелакунского моря, город Ани и окрестные крепости и вернулись в Грузию..

Государь Тимур с большим войском прибыл в Мангуль. Правитель Ширвана Шейх Ибрахим со своим войском сопровождал его. Он был преданным и доверенным лицом государя, его расспрашивал о делах Грузии и слушался его. Он действительно хорошо знал, какой может быть поход из Грузии.

.Георгий царствовал в Имерети. Узнав, что Тимур пошел походом на него, был весьма огорчен. Он отправил навстречу Тимуру посланника с дарами и написал просительное письмо такого содержания: «Если дело в подданстве и покорности, мы его слуги, и, что прикажут, будем выполнять. Если он желает даров и дани, по мере возможности каждый год будем доставлять. А если хочет, чтобы мы сопровождали его, поскольку в. недавнее время в нашей стране не было вражеского войска и он направил на нас войско, грузины, ради спасения своих семей, вступили в битву и с обеих сторон было много людей перебито. Из-за этого мы не можем явиться ко двору».

Когда это письмо прочитали государю, он разгневался и дал распоряжение войску. Дары царя Георгия разметали и разграбили. А царю Георгию через его человека передали: «Твое дело не похоже на дела других царей. От тебя я видел много беспокойства. Ты должен явиться к нашему двору, или же я не отстану от тебя. А если придешь, такие окажу милости, что все царя будут тебе завидовать. Если ты сторонишься нашей веры, никто не будет настаивать, обяжу платить харадж, отпущу с большими почестями в свои владения. Так было с царем Константинополя. Он тоже христианин и твоей веры, и я с почетом отправил его обратно. Может быть, слышал и ты, [51] каких он добился милости и почестей тем, что явился ко мне, и был возвращен в свои владения. Если придешь, ты удостоишься еще большей милости и отправишься обратно в свою страну. А по другому я тебя не прощу».

Когда посланник царя отбыл, государю доложили: «Урожай в Имерети уже поспел. Если мы дадим им убрать урожай, нам же будет труднее. Лучше будет, если урожай заберем мы».

Амир шейх Hyp ад-Дин с большим войском был отправлен в Имерети. Имеретины попрятались в горах и укреплениях, а урожай убрали тюрки.

Государь Тимур снялся из Мангули и отправился в Имерети. Полпути он встретил одну крепость, название которой не упоминается в книге истории. Но такая хвала написана об ее неприступности, что сильнее крепости нет во всем мире. Сам государь Тимур изволил оказать: «Я захватил тысячу крепостей побольше этой, но такой сильной никогда не видел»..

Крепость была построена на высокой горе из камня и извести. С двух сторон были глубокие овраги, а вокруг лощины, пересеченная местность и овражки, и было так тесно, что негде было остановиться человеку. Гора была высотой в сто пятьдесят адлей, без лестницы и без веревки невозможно было подняться. Была единственная очень узкая дорожка. И подойти к подножию было невозможно. На таком удивительном месте была построена крепость. Владельца крепости звали Тара. Вместе с ним в крепости было сто пятьдесят человек. Много овец и свиней держал он в горах. Вне крепости находился полный вина погреб.

Несколько раньше государь Тимур проследовал мимо этой крепости, но не осадил ее. На этот раз он пожелал захватить крепость. Он расспросил векилов и везиров. Те доложили: «Эту крепость нельзя захватить силой, а только измором. Если поставить побольше войска, не смогут достать пищи, а если поставить меньше, их истребит неприятель». Государь разгневался на советчиков и приказал войску осадить крепость, и всем подготовить лестницы и камнеметы.

Мелик Амиршах за три дня возвел против той крепости такую башню, что в ней могли поместиться три тысячи человек. Другие воины также построили вокруг крепости две башни. Это было сделано для того, чтобы осажденные знали, что государь Тимур не уйдет отсюда, пока не захватит крепость. Сам государь стал позади крепости. Лестницы и камнеметы поднесли поближе к крепости. Навалили деревья и насыпали землю, и построили высокое укрытие, так что сверху заглядывали в крепость.

Грузины очень надеялись на силу крепости. Все старания и труды государя им казались шуткой и не проявили должной [52] осторожности, иначе ту крепость ни.кто бы не захватил. Тюрки также считали, что ее нельзя взять. Вот почему ни в каком деле не следует быть надменным и дерзким. Сказано: От из-лишней осторожности у человека голова не заболит. Гарнизон крепости не остерегся как следует, а тюрки проявили большое старание. Целую неделю бились, но ничего не достигли.

В один четверг, вечером, курд, по имени Бичаг, из племени микри, которые являются прирожденными мастерами лазить по скалам и стенам, лезть на деревья и столбы, тот человек тайно пробрался в крепость, а ночью вернулся и захватил с собой козу. Он зарезал козу и голову поднес государю, а тушу бросил там же. Поднесение головы козы государь принял за доброе предзнаменование и остался очень доволен. Он приказал приготовить длинные и толстые веревки. Срочно скрутили шелковые веревки, подготовили лестницы и камнеметы. Отобрали проворных и расторопных молодцов во главе с Бичагом микри, чтобы те по лестницам забрались в крепость.

Двадцать третьего числа лунного месяца, когда луна восходит поздно и ночь темная, по лестницам тайно пробрались в крепость. Сначала перешел Бичаг с двумя воинами. В той крепости стояло большое дерево. Веревки подвязали к дереву, а концы опустили со стены. Верхнюю часть лестниц веревками крепко привязали к зубцам стены. Пятьдесят человек, поименно названных государем, по тем лестницам забрались в крепость. Увидели они, что грузины спят и не думают оберегать крепость, охвачены мертвьгм сном. Один хорасанец из жалости громко крикнул: «Аллах, Аллах!». Трубач Махмуд дунул в трубу. Не ожидавшие нападения грузины, услышав эти звуки, вскочили со сна, как ошалелые и помешанные, зажгли свет, схватились за оружие и, выскочив наружу, набросились друг на друга. Поднялся крик — «бей его!» Когда этот крик услышали вне крепости, доложили государю Тимуру и немедленно сели на коней. Напротив крепости был холм, войско поднялось на него и оттуда атаковало крепость.

Забравшиеся в крепость пятьдесят человек из-за тесноты разделились на три части. Трое остались там же, остальные засели в крепости, начали биться. Грузины подскочили к тому месту, где поднялись тюрки, и убили тех трех человек. Абдул Себзеварский подоспел на помощь. Его ранили в двенадцати местах, и он свалился с лестницы. Махмуд-бег ясаул пытался помочь, но его также убили грузины. Пятьдесят человек, с первого раза забравшиеся в крепость, сражались в трех местах. Согласно приказу, войска со всех сторон окружили крепость. Некоторые по лестницам, другие на ногах, остальные ползком атаковали; некоторые по одному проникли по узкой дорожке. [53]

Грузины бились внутри и не опасались атаки, поэтому не укрепили стену. Тюрки посильнее налегли снаружи, взломали крепостные ворота и захватили крепость.

Пока у грузин оставались силы и могли двигать руками, они очень хорошо держались и много тюрок перебили. Владелец крепости Тара имел с собой сто пятьдесят человек, и каждый из них убил пять или шесть тюрок. А из ста пятидесяти человек шестьдесят были живы, но были раненые и больные, и сил совершенно не оставалось, и помощи ниоткуда не было. Потеряв надежду, грузины попросили залог невредимости. Государь не принял их покорности и послал новое войско.

Узнав, что выхода нет, грузины, кто еще имел силу, схватились за сабли, ринулись на тюрок и еще многих перебили и сами погибли. Крепость заняли тюрки. Владельца крепости Тару и всех, захваченных живыми, связанных доставили к государю. Поскольку они перебили большое количество людей и доставили много беспокойства, их не пощадили. Мужчин перебили, а женщин и детей забрали в плен. Жену и дочь владельца крепости Тары пожаловали правителю Ширвана. Микри Бичагу и его товарищам, кто остался жив, оказали много почестей. Ту крепость и его округу поручили Бохран-паше.

Тюрки снялись с крепости, спустились вниз и двадцать дней оставались там, дали отдохнуть коням и людям, полечили раненых и больных. Всех отметили наградами и милостью. Грузинские князья и дворяне окрестных мест прибыли к государю и получили знаки невредимости.

Текст воспроизведен по изданию: Парсадан Горгиджанидзе. Тбилиси. Мецниереба. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.