Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

П. С. ПАЛЛАС

НАБЛЮДЕНИЯ, СДЕЛАННЫЕ ВО ВРЕМЯ ПУТЕШЕСТВИЯ

ПО ЮЖНЫМ НАМЕСТНИЧЕСТВАМ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА В 1793-1794

II

О нынешнем состоянии Крыма и возможных в нем экономических улучшениях

Полуостров Крым по своему географическому положению, климату и природе его почвы есть единственная область Русской империи, в которую можно ввести и одомашнить все произведения Греции и Италии, чего лишены более северные области этой империи. Возможность Этого ничто не может доказать лучше, как существование местами в стране подобного же, туземного. Можно было бы с выгодой ввести разведение шелковичных червей, культуру винограда, кунжута, оливок, хлопка, краппа 21, шафрана и иных красильных растений. Эти культуры, порученные достаточному числу промышленных иностранцев Италии, Далматии, Грузии, Персии и Армении, введенные отчасти в этой стране, а отчасти на Тереке и Куме, со временем обогатят государство их произведениями, привозимыми ныне в Империю с большими расходами по Черному, Балтийскому и Каспийскому морям с постоянным ущербом для ее торгового баланса. Ныне, когда мы со стороны Азии пользуемся благами мира, кажущегося прочным, можно было бы, судя по стараниям, приложенным к скотоводству в горах, при посредстве испанских и болгарских баранов, основать хорошие ткацкие мануфактуры, создав из них предмет выгодной торговли с Константинополем и Анатолией, если только правительство разрешит транзит. Эта коммерция была бы тем выгоднее, что в настоящую войну морское движение на Смирну совершенно пало, и те/Л.125 об./перь вынуждены перевозить сухим путем из Вены в Константинополь мануфактурные произведения Европы и Америки с огромными расходами, гораздо большими, чем были бы они при сбыте наших произведений. [156]

Без исполнения указанных нами мер особые причины всегда будут препятствовать Крыму стать цветущей страной: малое число купцов, к тому же недостаточно образованных и богатых; малая склонность жителей к промышленности, слишком невежественное население; пользование ленивыми татарами лучшими частями горной страны; наконец, склонность к разрушению и уничтожению, свойственная издревле этому народу, находимая даже в их домашнем быту. Этот народ, несмотря на христианское правление, всегда лукав относительно правительства, под которым он живет; взращивает только потребное для своего существования и одежды, а высшее благо почитает в своем ленивом отдыхе. Женщины и дети, которым можно было бы поручить воспитание шелковичного червя, коснеют в бездеятельности в гаремах, приобретая привычки праздности, в которой проводят всю свою жизнь. Эти ленивые татары не помышляют о какой-либо новой культуре или каком-либо устройстве; жители роскошных долин едва содержат для своей пользы и выгоды старые сады, некогда устроенные греками. Кажется, им доставляет тайное удовольствие истребления или разорения лесов, взращенных природой в их горах. Они бесстыдно рубят самые лучшие деревья для выделки своих жалких повозок, употребляя на то только самую ничтожную часть срубленного. Испортившаяся ступица колеса — достаточная причина, чтобы срубить таким же образом великолепнейший ясень или вяз, из которых берут только сердцевину сплетения корней. Для осей и спиц они рубят молодые дубы и грабины; в полной силе деревья назначаются на косяки ободьев к тем же колесам и на отопление; и вся их тележная работа, которою они занимаются, привозя на рынки в значительном количестве, так дурно сделана, что купленное у них колесо часто рассыпается через месяц. По той же причине лености и удобства они жгут зимой все плетни от садов и полей, и когда весной приходится их возобновлять, то для этого беспощадно рубится вся молодая поросль, тогда /Л.126/ как можно было бы воздержаться от такого истребления, взяв из леса упавшие ветки или сломанные ветром. Это — опустошение молодняка, а его продажей они отчасти живут сами. Так же и их многочисленные стада коз совершенно разоряют леса, где кустарник или жалкая кривая поросль замещает высокорослые деревья и великолепные рощи, бывшие на тех местах.

Обстоятельством, препятствующим процветанию Крыма, служит также наделение лучшими казенными землями после завладения страной, не живущих там владельцев, или слишком мало состоятельных или не имеющих никакой охоты к новым заведениям или устройства, довольствуясь доходами, приносимыми им, от сбора сена, рубки леса или десятины, от овец или зерна. Таким образом, еще недавно, в 1796 году, были уступлены превосходные долины Южного берега недостойным владельцам вместо того, чтобы их дать, как было некогда повелено, иностранным колонистам или владельцам промышленных заведений, приносившим там пользу своему отечеству.

Особенно важной причиной, не дающей возможности развитию благосостояния в этой стране, есть неопределенность и нерешительность существования до сих пор для всех землевладений: пугающие размышления для каждого владельца, имевшего средство и мужество предпринять что-либо для общественного блага. Например, с тех пор как Россия завладела Крымом, были пожалованы в наследственную собственность как в награду земли, считавшиеся казенными, как конфискованные или принадлежащие ханам с целыми волостями деревень, не решив предварительно, даны ли эти земли владельцам на праве земельных [157] аренд, как в Ливонии, со всеми зависящими от них доходами, или живущие там татары должны считаться как бы совершенно независимыми от владельцев. Восходя к отдаленным временам завладения Крыма татарами, мы видим, что в этой стране господствовало совершенно феодальное отношение древних жителей к их завоевателям. Землями были наделены вожди, а обыкновенные жители рассматривались как арендаторы и поселяне. Тому назад двести восемьдесят лет, при некоем старшем Шагин-Гирей-хане, бы/Л.126 об./ли установлены границы деревень и иных владетелей равнины, и пожелавшим этого и требовавшим для уверенности в собственности были выданы документы. Когда турки при Магомете II помогли покорить все крепости, занятые в Крыму генуэзцами и в действительности совершенно их оттуда изгнали, то сохранили за собой все горы Южного берега до Бельбека, а восточнее — так давно, как владели генуэзцы с крепостями Балаклавой, Кафой, Керчью, Еникале, Арабатом и Перекопом, а поселившиеся там татары вынуждены были платить определенный налог 22 в виде десятины и иные подати, назначенные на содержание янычар, а для его взимания были определены сборщики, или назиры. Почтенные мурзы по указанию ханов получали от султанов управление той или иной деревней на праве аренды только пожизненно в виде награды, но получая десятину в свою пользу, они все же вносили небольшую сумму в турецкую казну. По миру в Кучук-Кайнарджи Крым стал совершенно независимым от Турции, и территория, бывшая в ее владении на Южном берегу, со всеми доходами, взимавшимися турками, досталась последнему хану Шагин-Гирею, как государственная земля, а доходы с нее он отдавал на откуп, что удостоверяет подлинный сохранившийся фирман такого содержания:

"Даем знать сим нашим фирманом всем магометанам и прочим жителям городов и деревень, ниже означенных, что отдали на откуп десятину [ушур, т.е. восьмую часть] и прочие поземельные оброки управляющему нашим Монетным двором Абдул-Гамид-ага и его товарищам Хаджи-Мехемеду, Мулла-Омеру и Мулла-Ресулю, дав им знать, от кого и сколько они должны требовать, а именно: со всех сеяных хлебов и плодов в садах, не исключая пчельники, огороды и льняные поля, законный ушур [восьмая часть]; сверх того они имеют право взимать две пары деньгами за каждую овцу и по шести — с головы рогатого скота, не принадлежащего магометанам. Что касается поземельного налога — повелеваем, чтобы всякий житель без какого-либо исключения платил по триста сорок акчей, считая по сто восемьдесят в одном грууше 165* за каждое поле, обрабатываемое в один день. Закон /Л.127/ накажет беспощадно всякого, оказывающего неповиновение этому повелению, следуемому по закону Магомета и установленному уже в течение многих лет. В то же время мы строго повелеваем откупщикам этих доходов взимать налоги без лихоимства, вести точные счеты, чтобы знать, сколько каждый житель города или деревни платит поземельного налога, а в особенности — магометане и иные жители, а также — кто чем владеет, чтобы счета, когда будут сделаны, передавались в приказ нашего казначейства".

Список, в котором обозначены города и деревни, прежде принадлежавшие турецкому султану, отданные на откуп:

I. В кадылыке 23 Мангупа:

Город Мангуп. [158]

Деревни:

Биюк-Ламбат, Кучук-Ламбат, Дергимен-кой, Бартнит, Кизилташ, Гаспура, Юрзуф, Махура, Алупка, Симеис, Никита, Гурюс, Мгарач, Марсанда, Дерекой, Авутка, Ялта, Лимана, Киненеиз, Кучук-кой, Мюхалатка, Мюшатка, Фурус, Гайту, Ласпа, Кучук-Мускумья, Варнутка, Байдар, Сахтик, Календи, Искеле, Саватка, Узунджи, Баге, Уркюста, Буюк-Мускомья, Ай-Тодор, Узень-Башик, Шулю, Упу, /Л.127 об./ Кучка, Мармара, Чоргуна, Элсу, Кмара, Краили, Балаклава, Кадикой, Кок-агач, Ак-яр, Инкерман, Черкес-Керман, Камюшлю, Уч-Кую, Бельбек, Отар, Кабарта, Кара-Иляс, Котча-Сала, Адим-Чокрак, Карли, Феч-Сала, Ени-Сала, Янчу, Айри-Кюль, Коколоз, Маркюр, Кок-Кооз, Гаври, Махальдур, Татар-Осман, Богатир, Буюк-Узенбаш, Кучук-Узенбаш.

Следующие шестнадцать деревень вместе с жидовским городом были вспоследствии Шагин-Гирей-ханом также присчитаны к кадылыку Мангупа: Истиля, Кувуш, Авчи-кой, Улу-Сала, Бага-Сала, Мачи-Сала, Керменчик, Лака, Шюрю, Улакли, Менгуш, Беш-Эво, Буюк-Еникой, Кучук-Еникой, Аян, Майрум, Джуфут-Кале.

II. В кадылыке Судака: Город Судак.

Деревни: Алушта, Шума, Кюрпек, Демирджи, Улу-Узень, Куру-Узень, Тувак, Ускют, Капсохор, Арпат, Шелен, Варун, Айсерес, Кутлак, /Л.128/ Токлук, Кооз, Тарахташ, Совук-су.

III. В кадыке Кафы:

Деревни: Сари-голь. Сейгмен-Джаила.

IV. Город Тамань с его деревнями.

Итак, этим самым истинно утверждено за татарами в этой части Крыма пользование их садами, полями и лугами с правом их продавать и оставлять в наследство, но определенные налоги оставались присущими этим землям, и платимый ими поземельный налог, кроме десятины, ясно доказывает, что им принадлежало не владение, а лишь пользование.

Однако не только мурзы, но и простые татары приобрели, особенно на равнине, покупкой или щедростью ханов в собственность земли, свободно продаваемые, не обложенные какими-либо налогами. Так как по русскому праву недворяне не могут владеть какой-либо землей, то во многих обстоятельствах получилась необходимость узнать, могут ли простые татары владеть, продавать или наследовать подобные земли. По запросу, сделанному в 1794 году о том высшему правительству, получилось решение [указ Сената того же 1794 года 19 октября], что собственники недворяне имеют право владеть и наследовать бывшими в их пользовании землями в Крыму, но продавать их никоим образом не могут иначе, как дворянству. Глуповатые и алчные татары, направляемые лицами, существующими лишь [судебными] процессами, давали лживые толкования, уверяя, что вся округа, где находится община, принадлежит ей как собственность, и так как, исходя из этого начала, некоторые деревни хотели продать свои земли и переселиться в ненаселенные казенные округа, то было повелено, что никакой простой татарин не может продать землю без точного доказательства владения ею как собственностью и без позволения губернатора и что никто, записанный в одной деревне, не может переселиться в другую.

Все владения в Крыму прежде принадлежали мурзам или простым татарам, могшим представить документ дарения или продажи [ходжет или фирман], или свидетельство кази-эскера или кадия, доказывающие [159] их наследственное пра/Л.128 об./во 24, или состояли из общественных пастбищ 25, бывших во владении нескольких деревень сообща 26, или принадлежали ханам [или Калге-султану 27, или Нураддину, или Ширин-бею], или это были вакуфы, т.е. владения, доставшиеся мечетям по наследству или как приношение, или, наконец, принадлежали турецкому султану и ему вносили подати.

Помимо этих признанных прав, после уничтожения в 1796 году особенности правления, бывшего в Крыму со времени его покорения, нашлось много распущенных переводчиков и канцелярских служителей, оставшихся за штатом и без средств, желавших составить таковые и разбогатеть процессами, уверивших татар, что они имеют основательные права на все общинные земли, подаренные казной, что они ничем не обязаны владельцам этих самых земель и что они сами были законными владельцами всей округи их деревень. Отсюда получились бесчисленные и дорогостоящие процессы, и все поземельные владения в ту же минуту потеряли свою ценность, так же как и всякий частный владелец, вынужденный временно отказаться от всех оброков, десятин, повинностей или иных доходов, перестал думать о каких-либо улучшениях. Такое состояние еще продолжается, но можно надеяться, что комиссия, назначенная по высочайшему повелению под председательством человека столь справедливого, твердого и знающего, как тогдашний военный губернатор господин генерал Михельсон, положит конец этим злоупотреблениям, мирно введя каждого в его права.

В особенности дало повод всем этим беспорядкам и служит главным препятствием к освещению всех этих спорных вопросов права то, что при завладении полуостровом по недостатку актов или писаных документов давали слепую веру как в судах, так и при межевании свидетельству татар, довольствуясь легкой клятвой, приносимой ими на коране в мечети. Но впоследствии узнали по нескольким доказанным ложным присягам, что было подтверждено признанием многих татар и даже несколько их духовных, как магометанское духовенство в тайне поучало народ о том, что по основам их веры присяга, данная гяуру, или неверному, не имеет никакого значения и /Л.129/ что они могут давать или нарушать такую присягу, сообразуясь с обстоятельствами. Этому народу также внушили уловку, как с помощью ее можно отделить лобзание корана, чем заканчивается присяга, от самой присяги. И действительно, существует торжественная присяга 28, употребляемая в Турции в важных обстоятельствах: ею клянущийся вынужден в случае клятвопреступления отречься от своей жены, на что редко решится татарин, любящий свою жену, потому что развод с ней немедленно следует за доказательство лживости присяги. Нынешний муфтий долго упорствовал, употребляя всяческие предлоги, чтобы помешать введению этого вида присяги, но она все-таки была введена стараниями нынешнего губернатора, о чем мы уже говорили. Несмотря на все это, присягу все-таки нарушают во многих случаях, и магометанское духовенство, вероятно, приготовило к этому народ разными пояснениями и отпущениями; было бы необходимо впредь не допускать иных доказательств на владение казенными и частными имениями, как письменные документы, что духовенство, без сомнения, уже начало подделывать, но [160] такой подлог можно бывает открыть, если он не слишком хорошо сделан.

Торжественная присяга, нижеуказанная, заслуживает особого внимания, так как она связана с странным магометанским законом о разлучении. Вот ее буквальный перевод:

"Верую в единство бога и в его ангелов, также — в четыре священные книги Инчил, Теврат, Себур и Алькуран, ниспосланные богом с неба при посредстве его послов; затем — в предопределение о том, что все делаемое на земле написано на небе и в воскресение мертвых; в этой уверенности произношу: бог един и Магомет-пророк его; бог един, и Магомет-пророк его; бог един, и Магомет-пророк его.

Мы, магометане — истинно верующие в четыре священные книги 166*, данные нам с неба; в них мы не имеем никакого сом/Л.129 об./нения и клянемся, подтверждая эту присягу нашей подписью, что по ее силе мы скажем чистую правду по всем вопросам, могущим быть нам сделанным относительно земель и их границ, о чем здесь идет речь, и ничего лживого не скажем; никакое тайное побуждение не подвигнет нас сказать или скрыть что-либо противное истине из страха кому-либо не понравиться или из лицеприятия, дружбы, родства или личной выгоды. Мы будем свидетельствовать присягой и по нашей совести, кому принадлежала ранее земля [о чем идет речь], была ли она продана и кому именно, имеет ли настоящий владелец на нее законное право собственности. Если мы скажем что-либо ложное по этим вопросам, то признаем себя заслужившими немилость нашего императора, а затем осуждение и проклятие Магомета, нашего пророка, на последнем судилище как лжесвидетели и клятвопреступники, и да будем за такую попытку подвергнуты наказанию, назначенному клятвопреступникам, не исполнившим воли их высшей власти. Мы объявляем, кроме того, что в случае клятвопреступления нас должно разлучить на три [или девять] даллак 167* от наших законных жен. В удостоверение чего лобзаем священный Алькоран из самой глубины, нашего сердца и нашей души. Амен! Амен! Амен!"

Чтобы пояснить последнее изречение, надобно знать, что у магометан есть два вида разлучения супругов. Первое, простое разлучение, часто бывающее в браках, когда муж в гневе против жены произносит слова: "бошол бенден", т.е. будь от меня свободна. В таком случае жена должна как можно скорее спрятаться и никогда не показываться мужу без покрывала или тотчас же покинуть дом, возвратившись к своим родным. Когда гнев мужа прошел, он обыкновенно опять берет свою жену, для чего зовет имама или муллу и в его присутствии возобновляет никиаш, или брачное условие, причем мулла читает краткую молит/Л.130/ву, как и для первого брака. Никиаш есть обещание, в котором муж письменно обязуется заплатить своей жене определенную сумму, кроме следуемой ей законной части в случае смерти или разлучения. После этого обряда муж может вновь сожительствовать с своей женой.

Другой род разлучения гораздо более труден, когда причина его — клятвопреступление или гнев мужа, произнесшего слова: "бошол бенден юч даллак". Если после этого он пожелает опять взять свою жену, то эта последняя должна непременно выждать три месяца, чтобы убедиться, что она небеременна; затем она должна выйти замуж за другого и сожительствовать с ним. Этот последний имеет право выбора: или удержать ее, или отослать на другой день, выплатив ей условленный никиаш, а жена должна ждать еще три месяца, прежде чем возвратиться к своему первому мужу, письменно обязующемуся в свою очередь обещанием уплатить вновь никиаш. Все эти затруднения и придают такое [161] значение условию этой присяги. У магометан, вообще говоря, закон воспрещает вдове или разлученной вступать в новый союз ранее трех месяцев. Чтобы избежать разных обманных условий, муфтий приказал трехмесячный срок считать со дня смерти или разлучения мужа.

Впрочем, закон позволяет магометанам иметь четыре жены. Если муж склонен взять пятую, то он непременно должен разлучиться с одной из первых. Он может сожительствовать со всеми своими рабынями, не вступая с ними в брак; в таком случае они называются одалыка 29, но не носят имени никиоли 30. Несмотря на такое различие, все дети, происшедшие от сожительства мужей с их рабынями, имеют равные права с законными детьми в наследовании состояния отца.

III

О качестве почвы, ее обработке и пищевых произведениях растительного царства в Крыму

Чтобы дать описание татарского сельского хозяйства в Крыму, необходимо прежде всего познакомиться вообще с обыкновенной погодой и качествами почвы полуострова.

У татар общепризнана мысль о том, что зимы в Тавриде стали суровее и длиннее со времени завоевания этой страны русскими. Вероятно, к этому дали повод суровые зимы, немедленно следовавшие за овладением страной и в особенности жестокая, тяжелая зима с 1786 на 87 год. Но возможно также, что вырубки заборов, садов и лесов, произведенные по долинам и ручьям отчасти многочисленными войсками, а отчасти самими татарами, открыли свободное течение холодным ветрам от востока и севера по стране, и эта причина, так же как упадок культуры вообще и сокращение очагов, причиняемые выселением татар, повлияли на климат, сделав его более суровым 168*.

Помимо того, годовая погода в Крыму, вообще говоря, очень разнообразна. Я видел зимы [например, с 1795 на 96 год], когда все весенние цветы, как то: Viola odorata, Tussilago, Crocus, Colchicum vernum, Hyacinthus racemosus, многие Ornithogala, Cyclamen, Arabis alpina, Tumaria, находившиеся вполне распустившимися 6 февраля, затем на остальные Дни этого месяца были завалены снегом, хотя и без больших морозов. Суровые зимы с 1798 на 99 и с 1799 на 1800, напротив того, длились с конца октября /Л.131/ до апреля с перемежающейся суровостью, чередовавшейся с сильными бурями от севера, так что не в редкость было видеть, как ртуть в термометре понижалась до 18 градусов наибольшего холода, бывшего также и в зиму 1787 года. В последнюю из этих зим во время жесточайших северных бурь замерзли не только все Азовское море и Босфор, но также и половина бухты Кафы и некоторые другие Черного моря, так что можно было переезжать по льду верхом. Снег столь же редок, как и эти суровые зимы и также редко держится в течение всей зимы, но ветры меняются чрезвычайно; западные и юго-западные приносят дождь, южные дают мягкую погоду с частыми туманами, восточные — сухую и ясную, а с северными чувствуется холод. При однообразной температуре показания барометра очень изменчивы, и непостоянство погоды таково, что она часто меняется в течение двадцати четырех часов шесть-восемь раз. Ясная погода правильно следует, так же [162] как и слишком частые бури, за переменой фаз луны; наибольшие холода обыкновенно чувствуются в феврале месяце.

Лета в Крыму представляют не меньше различия между собой. Часто они бывают несколько годов подряд столь сухи, начиная с весны, что очень много источников, речек и фонтанов пересыхают, и жара в тени достигает 29, 30 и даже 31 градуса по термометру Реомюра. Хотя тот же термометр показывает иногда в тот же день разницу в 10 (до 12) градусов, но редко чувствуется такая удушливость, чтобы жара не казалась бы невыносимой. Всегда к 10 часам утра подымается легкий ветер с моря, господствующий особенно вдоль речек и в горных долинах, открытых к стороне моря, продолжаясь до вечера, когда он перестает, а после заката солнца он замещается другим, свежим, ветром с гор, дующим во всю ночь. В Крыму редко бывает лето слишком свежим и дождливым, и случается это только после суровой зимы, когда продолжительное нахождение снегов на горах, с одной стороны, и ледоход по Азовскому морю, с другой, охлаждают воздух до конца мая постоянно, поддерживая холодные токи воздуха. Таково было, например, лето 1799 года, когда снег покрывал плоскогорье [Яйлу] до мая месяца. Но пос/Л.131 об./ледняя половина того же лета была сухая и очень жаркая, тогда как лето 1800 года оказалось очень дождливым в последней половине. Обыкновенно летом барометр очень мало меняется и обычно можно рассчитывать на ясные дни в это время года. Грозы вообще редки и притягиваются высокими горами, но они ужасны там, где разражаются, часто последуемые ливнями и крупным градом, хотя и непродолжительными, потому что летом и весной дожди редко длятся более половины дня и самое большое — целый день.

Наиболее приятное и здоровое время года есть, без сомнения, весна, обычно продолжающаяся от марта до конца мая. Не только одни садовые, но и прекрасные дикие плодовые деревья, многочисленные кусты белых и красных роз 31, бирючины 32, калины 33 и гордовины 34, дикого винограда, ломоноса 35 и жасмина, смешивающаяся вдоль речек растительность и на горах цветы всех пахучих растений покрывают пестрым ковром цветов высоты и склоны; то один, то другой сорт цветов на какой-либо отлогости, по их положению относительно почвы и солнца, очень многочисленны; то издали все стороны гор и пространств представляют волшебный вид: тут — красный, там — голубой, пурпурный или желтый, кажущие на зеленой основе чарующий вид. Приятный запах бесчисленных цветов, особенно мартовских фиалок и цветущих деревьев, вместе с иными душистыми растениями чувствуется каждым. Постоянно — умеренная и освежительно теплая погода, ночи холодные и ясные; везде видны многочисленные стада пасущихся овец и деревенского скота; нельзя себе представить более приятное пребывание как в Крыму в это время года. К несчастью, не проходит ни одного лета, чтобы жары не высушили всю зелень на горах, и ее свежесть появляется вновь только очень поздно, после осенних дождей, в зимних пастбищах. Обычно дождь не идет и весной, в особенности во время продолжительных иссушающих восточных ветров, а если они не сопровождаются сильными дождями в апреле и мае месяцах, то это служит обычным и верным признаком неурожая. [163]

Осень — самое опасное время в Крыму по причине обычных желчных лихорадок, частью перемежающихся и отчасти возвратных, а их повторение ведет к хроническим болезням, бывающим смертельными по /Л.132/ причине недостаточной диеты, запущенности болезни или дурных средств для ее излечения. Желчь, обычно порождаемая жарким временем года, а еще более холодные ночи и холодные ветры, начинающиеся уже с июля, не могут не оказать, вслед за жаркими днями, неизбежное влияние на организмы, чувствительные к первым холодам, а это и служит первичной причиной названных болезней; если бы эти лихорадки и чесотка, столь общая у ленивых татар, не господствовали в Крыму, то эта страна была бы из наиболее здоровых, В отношении дождя и росы, редко выпадающих летом, осени бывают очень различны одна от другой, но общее между ними то, что с половины октября, а иногда и в сентябре, в это время года бывают холодные дни, сопровождаемые частыми ночными заморозками, инеями и снегами, выпадающими на высоких горах, впрочем, очень редко вредящих виноградникам потому, что за этими холодами вновь следуют хорошие погоды; их мягкость чувствуется в декабре и даже в январе.

Татары привыкли иначе разделять времена года. Весна 36 начинается у них с Св. Георгия 37, столь торжественного дня у греков, называемого у татар кедрелес, и продолжается, с этого дня до 22 июня — шестьдесят дней. Затем наступает их большое лето 38 в сорок дней — до 1 августа. Этот месяц, не принадлежащий никакому времени года, называется агостос до 25-го числа. Их осень 39 начинается 26 августа и продолжается до 26 октября — шестьдесят один день. На то же 26 октября, называемое ими также кедрелес, приходится значительнй праздник Св. Димитрия у греков, и татары обычно заключают условия на этот день платить поземельные и вообще долговые обязательства, потому что к этому времени заканчиваются все сборы зерна, плодов и вина в стране. С этого же дня они считают тридцать шесть дней, предваряющих их зиму, а с 1 декабря начинается их большая зима 40, продолжающаяся сорок дней и кончающаяся только 4 февраля. Остающимся двадцати пяти дням этого месяца они дают название гучук-ай. Следующие шестьдесят шесть дней, с 1 марта до 23 апреля, или их кедрелес, они называют март и не причисляют /Л.132 об./ ни к какому времени года. В этот период по татарским метеорологическим наблюдениям примечают еще времена холодов, показавшиеся мне довольно верными, называемые: зимой старых женщин, зимой скворцов 41, длящейся семь-восемь дней, и, наконец, зимой удодов 42. Замечательно, что они сохранили двенадцатилетний период монголов 169* и дают почти те же названия его двенадцати годам, хотя некоторые из этих имен они взяли в свой язык в переводе, а другие плохо истолковали. Вот употребительные у них названия этих лет:

сичан, значащее у них мышь,

ссихир — корова [укир — у монголов],

барже, значащее по-монгольски тигр, у них в переводе обозначает маленькое серенькое насекомое, оно — не больше хлебного зерна и находится под камнями; [164]

таушан — заяц [тушкан — у монголов],

улу [по-монгольски лу-дракон], они его принимают за маленького червяка, не умея иначе объяснить;

илан — змея [могой — у монголов],

жилке — табун [морин по-монгольски — лошадь],

коюн — овца [хоин — у монголов],

метчин — монгольское название обезьяны; татары полагают, что это черное и красное насекомое — клоп, ползающий по стенам;

таук — курица [такие — у монголов],

кепек — собака [нохой — у монголов],

шинзир — свинья [гохой — у монголов].

Этот период, недавно начавшийся в 1792 году и кончающийся 1803 годом, служит им главным образом для предсказания качества и урожайности годов, в чем они часто ошибаются, насколько я мог заметить за время моего пребывания в Крыму; я не могу также уверять, что они свои метеорологические соображения основывают на наблюдениях, сделанных некогда в период двенадцати лет.

/Л.133/ Татары были первоначально кочевым народом и сделались земледельцами только вследствие малого пространства страны и увеличения народонаселения, может быть, также только по примеру греков, армян и генуэзцев. Неоспоримо лишь то, что они всем, что есть хорошего в их земледельческой культуре, обязаны предшественникам и сожителям в стране. Построение их домов, ограды садов и полей из кусков камня насухо, их тяжелый плуг и их повозки [двухколесная арба и тяжелые четырехколесные мажары], без сомнения, заимствованы от греков; также им же они обязаны разведением большей части плодовых садов: оливковых, фиговых и гранатовых деревьев, их посадкой и прививкой в горных долинах; также, по всей вероятности, они обязаны генуэзцам посадкой виноградников.

Плуг, употребляемый татарами, во всем подобен такого рода орудию, служащему в Малороссии, с двумя колесами и широким лемехом; не говоря о его силе, он — самой грубой работы. В него впрягают, смотря по обстоятельствам и свойствам почвы, две и даже четыре пары быков — в целинных землях и поэтому, кроме плугаря, вынуждены иметь при плуге двух — трех мальчиков, чтобы погонять животных. По этой причине в горах, где скот редок и горец-татарин обладает часто только парой быков, несколько хозяев собираются на пахоту сообща. Горные жители, имеющие мало полей, унавоживают их только каждые три-четыре года; в равнинах и открытых частях страны, где свободной земли много, всегда достаточно свежих земель; в обычае там пахать первый год под просо, во второй год — пшеницу, в третий год — рожь или ячмень; затем оставляют землю отдыхать, смотря по ее качеству, и тогда она зарастает высокими и грубыми колючими травами 43, чертополохом 44, Mercurialis annua, Caucalis daucoides и latifolia и некоторыми другими, предшествующими хорошим пастбищным, появляющимся впоследствии. Татары не умеют иначе заволакивать семена, как устраивая борону из длинных колючих ветвей, сбитых между поперечинами; наложив несколько камней, они волокут эту борону по полю быками, очень неровно разбрасывая семена, часто падающие в борозды в слишком /Л.133 об./ больших количествах. Несомненно, что небрежности и дурному способу работы этих неумелых людей следует часто приписать бесплодие почвы, ибо иначе нельзя себе [165] представить, почему древние греки, жители этих берегов 170*, некогда вывозили в Грецию с полуострова такое огромное количество зерна, в особенности, если принять в соображение, что в ту пору почва страны была еще мало возделана, а леса ее гор еще не были истреблены, как впоследствии, и влажность воздуха в Крыму была значительно большая в эти отдаленные времена. Точно известно, что ранее последних несчастных лет татары держали по несколько лет запасы хлеба в ямах, где они сохранялись, не подвергаясь червоточине, если предварительно эти ямы, сделанные в каменистой глине, были обожжены. Крым всегда почитался житницей Константинополя. Снабжая его зерном так же, как и Малороссия, привозившая сюда зерно и обратно увозившая соль. Почва Крыма, вообще говоря, /Л.134/ сильно рухляковая, на равнине — последовательно песчанистая глина и рыхлая земля; ближе к горам, где начинают показываться пласты рухляково-известковой почвы, смешанной с известью и мелом, а на востоке, начиная от Карасу, она — совершенно черная и глинистая, но сильно смешанная в горах с песком и окатанными камнями; вообще говоря, очень плодородная — там, где достаточно влаги. Пшеница родит удивительно на этой каменистой почве, не менее хорошей и для винограда, столь же успешно растущего. Чрезвычайное количество улиток, покрывающих все пахотные земли, дает им также род мергельного удобрения, увеличивающего их плодородие.

Зерновые хлеба, в особенности засеваемые татарами:

1. Озимая пшеница 45. Ее начинают высевать в августе и даже ранее, если можно, как только выпавший дождь сделает возможной пахоту земли; она созревает в половине июля, родит в хорошие годы от сам-восьми до сам-десяти, редко — до сам-пятнадцати и двадцати.

2. Яровая пшеница 46. Ее сеют в марте, как только позволит погода, но ее урожай не столь надежен, как у озимой, по причине обычной весенней засухи.

3. Греческая, или арнаутская, пшеница 47. При посеве ее смешивают два сорта: один, дающий длинные красноватые колосья с редкими зернами и короткими остями, в Малороссии ее называют красноколоска; другой сорт — тяжелыми колосьями, густыми зернами и длинными остями, отчасти желтыми, а частью — также черными, за что ее называют черноколоска, а татары — кара-кильчик. Эта пшеница, вывозимая в особенности в Турцию и Италию, имеет большие красивые, слегка желтоватые и прозрачные зерна; из них получается того же цвета мука лучшего вкуса, В особенности употребляемая на выделку макарон. Так как для этой пшеницы необходима жирная и тяжелая земля, то ее сеют на равнине, особенно к Сивашу и Азовскому морю, но еще более — за Перекопом, у ногайцев. В ней иногда попадаются колосья, вполне подобные многоколос/Л.134 об./ной пшенице. Из этого зерна татары выделывают свой так называемый булдур, описанный выше.

4. Полба 48, высеваемая в малом количестве вокруг Кафы и на Керченском полуострове.

5. Озимая рожь 49. Высеваемая как можно ранее осенью, созревает в начале июля, а в горах и еще ранее иногда; обычно более урожайна, чем пшеница. Татары сеют менее чистой ржи, чем пшеницы, потому, что [166] для их хозяйства они сеют преимущественно смесь этих зерен 50, что обмолачивают и потребляют. Чистыми и рожь и пшеницу высевают только назначаемые для продажи, и так как на току смешиваются всякие зерна, то его замещают чистым, купленным, когда по прошествии некоторого времени зерно слишком перемешается. Примечено, что в смеси зерен всего более преобладает пшеница.

Это, вероятно, происходит от разницы во времени полного созревания, так как больше выпадает и теряется зерен ржи, ранее созревшей. Отсюда и произошли ошибки некоторых сельских хозяев, думающих, что рожь превращается в пшеницу. Случается также иногда, что посеют чистую рожь в поле, где засуха помешала взойти прежде посеянной пшенице, отчего и произошла смесь, когда пшеница проросла вместе с рожью; употребление татарами смеси этих зерен, вероятно, впервые не имело иной причины.

6. Яровая рожь 51. Сеется в марте как можно ранее; в сухую погоду не успевает и даже в хорошие годы дает меньший урожай, чем озимая, почему ее и сеют менее.

7. Озимый ячмень обыкновенный 52. Высевается в ту же пору, как прочие озимые зерна, в полях посредственного качества и созревает в июне. Он кустится более, чем пшеница и рожь, хотя по существу и не дает столько зерен. Растет превосходно в некоторых местностях, когда высеян весной, и созревает рано, но малоурожаен, особенно в горах. /Л.135/

8. Двурядный ячмень 53. Сеется как можно ранее, в особенности на равнине, после пшеницы урожай приносит от сам-десяти до сам-двадцати.

9. Овес 54. В Крыму его сеют мало и только на равнине, подле Сиваша и вокруг Азовского моря, потому что его урожай очень посредственный, и большая часть его зерен пусты и очень легки.

10. Маис, по-молдавски — кукуруза 55, т.е. египетская пшеница. Высевают только с капустой и другими овощами в огородах, а также рядами вокруг полей, засеянных огурцами и арбузами; татары его варят незрелым, а остальной сохраняют как зимнюю пищу.

11. Просо 56. Изобильно высевается татарами в апреле и мае месяцах немедленно после дождя. Это зерно употребляется ими и как пища и для приготовления бродящей и опьяняющей бузы. Сеют просо всегда в свежую землю, а затем после него сеют пшеницу. Засуха часто задерживает его рост летом, и оно вырастает так поздно в осень, что не успевает вызреть вполне. Здесь имеют красный и желтый сорта, но не черный. Татарское просо сильно смешано с хвостатым амарантом 57. Собирают просо в сентябре и октябре, и урожай бывает более, чем сам на сто.

12. Просо татарское 58 — хвостатый амарант, часто высеваемый с обыкновенным просом, но иногда и отдельно; особенно употребляется для варки бузы.

13. Бухарское просо 59. Татары разводят его два сорта: Holcus [167] sorghum и saccharatus в садах, в пищу себе и домашней птице. Из кистей последнего сорта делают очень хорошие метлы для чистки платья и комнат.

14. Волошский горох 60. Местами его высевают целыми полями в апреле, а созревает он в августе. Родит сам-тридцать, но вареный не бывает мягким, чем отличается от испанского.

/Л.135 об./ 15. Лен 61. Его сеют на орошаемых полях Южного берега Крыма и в горах в марте, а берут в июне. Он очень ценится за тонкое и длинное волокно. Татары в степи также его сеют, но там он редко удается и не столь ценится.

16. Табак 62. В горах его высевают в апреле и в мае, пересаживают в жирную садовую землю, соблюдая в посадке ряды, между ними борозды служат для стока воды. Осенью мало-помалу обрывают с него еще молодые листья, сушат их в тени и зарывают под кучами сена, чтобы придать им буро-желтый цвет, подобный турецкому, почти равняясь с ним по ценности. Однако выращивают только сорт с круглыми листьями.

Прежде сеяли в Крыму и кунжут 63. Его выращивание было бы легко возобновить так же, как и хлопка. Русское правительство мудро воспретило восстановление рисовых полей, бывших в низовьях Качи и Бельбека ввиду их нездоровости.

Теперь перейдем к садовой культуре у татар. На равнине, где нет плодовых садов, они довольствуются выращиванием на поливных местах 64 огурцов, арбузов, дынь и капусты. Вот обычная годовая культура татар:

1. Арбузы 65. Их высевают в апреле, и они созревают с конца июля до осени. Они не так велики и вкусом не так хороши, как в низовьях Днепра; самый крупный и лучший сорт выращивают в Кильсе-Мечети, деревне в окрестностях Карасубазара.

2. Дыни 66. В самом начале здесь не было хороших сортов этого плода. Самый обыкновенный сорт — продолговатый, желтый или зеленоватый, с безвкусным мясом. В последнее время эта культура улучшилась введенными мною семенами иностранных конталуп и бухарских дынь.

3. Огурцы 67. Преимущественно разводят крупный белый сорт, введенный в Крым из Турции, гораздо худший для хозяйственных употреблений, чем маленькие русские огурцы, также высеваемые изобильно. Первые /Л.136/ плоды вызревают в мае, хотя посеяны только в апреле. Начиненные говядиной с рисом, тушеные, они вкусны, но соленые гораздо хуже маленьких.

4. Тыква 68 — разных сортов, и высевается в больших количествах везде. Они бывают круглые, белые, желтые, и есть один сорт очень большой, продолговатый, особенно разводимый на южном берегу, называемый медовой тыквой. Местами видна так называемая "кубанка" и колбасовидная тыква 69, в особенности идущая в фаршировку. [168]

5. Бутылочная тыква 70 редка.

6. Баклажаны 71 — продолговатый сорт; начиненный говядиной, почитается самым лакомым блюдом; очень ценится и разводится в садах.

7. Hibiscus esculentus 72. Сеется вместе с предыдущим в апреле и полной зрелости достигает в июле. Этот овощ недавно завезен из Турции и разводится местами как возбуждающий к любовным утехам. Его четырехугольные плоды, схожие с стрючками, идут в пищу совершенно свежими и даже незрелыми или высушенными в зиму, приготовляемые с говядиной на пару.

8. Земляная груша, бульба 73. Разводится кое-где в садах, но давно известна. Напротив того, картофель 74 впервые ввели русские. Оба растения удаются очень хорошо и зимуют в поле. Первый цветет ежегодно.

9. Белая кочанная капуста [капуста — так же называется и у русских], разводится в больших количествах на сильно унавоженных и поливных землях. Получаются огромные твердые кочни, но безвкусные от чрезмерной поливки. Выращиваемые в Эски-юрте, ниже Бахчисарая, поливаемые сточными городскими водами, наиболее знаменитые своей величиной, и никакая в свете с ними не сравнится. Татары очень любят русскую кислую капусту и покупают ее у них потому, что сами приготовить ее не умеют. /Л.136 об./

10. Лук 75. Разводится в изобилии и вырастает очень крупным. Многие татары существуют его разведением. Сажают его в марте.

11. Чеснок 76. Сажается в меньшем количестве, так же, как:

12. Поррей 77 — разводимый преимущественно в огородах у русских и греков.

13. Кольраба 78. Разводится татарами и русскими, тогда как

14. Сельдерей 79 и

15. Петрушка 80. Вывозится на базары греками и переселенцами-русскими.

16. Морковь 81. Высевается в больших количествах, но редко бывает красная, а обыкновенно бледно-желтая в известково-рухляковых почвах, через несколько поколений вырождаясь в совершенно белую.

Также и

17. Красные бураки 82. Между ними татары разводят очень крупный сорт, чрезвычайно сладкий, круглый как репа, особенно он мог бы служить пробам для извлечения сахара.

Преимущественно греки и молдаване, поселенцы в Мангупе, привозят на рынок прочую кухонную зелень, и Карасубазар в этом отношении имеет особое преимущество, снабжаемый всякими овощами, так как там многие греки, армяне и итальянцы предаются садоводству. [169] Штабной хирург Синчевский, деятельный собиратель трав, положил в Ак-Мечети хорошее начало разведению сибирского ревеня; но еще никто не пробовал в большом виде разведение хлопка 83, крокуса 84 и крапа 85, хотя эти три отрасли культуры должны быть очень выгодны, может быть, с некоторыми заботами зимой возможно будет введение сахарного тростника в южных долинах Крыма, от Алушты до Ялты.

Татары зерновой хлеб обмолачивают лошадьми, а не выбивают его цепами. Для этого на высоком и открытом месте очищают от травы довольно широкий круг, поливают его водой, выравнивают и очищают по возможности от кам/Л.137/ней, покрывают короткой соломой; в середину круга вкапывают столб. Как только земля несколько просохнет, ее уколачивают лошадьми, гоняя их вокруг столба на длинной веревке, закручивающейся о столб улиткообразно, пока длина ее позволяет лошадям вертеться, затем их поворачивают и гоняют, раскручивая веревку вокруг столба в обратную сторону; все это повторяется, пока ток не будет готов. Затем снопы укладывают вокруг столба, развязав их для обмолачивания, причем один человек начинает гонять двух или трех лошадей вокруг столба в одну и в другую стороны, пока все зерно не будет выбито, а солома почти изрублена; солому затем убирают, а мякину от зерна отвевают на ветру лопатой, солома идет на корм скоту зимой.

IV

О Крымском виноградарстве

Виноград не только растет в диком или одичалом виде в Горном Крыму, принося частью удлиненные белые ягоды, частью мелкие круглые, белые и черные, но и виноградарством в различных местностях долин занимались со времен отдаленной древности; уже Страбон упоминает о разведении винограда и указывает, что на Босфоре виноградный куст зимою закапывают, чтобы предохранить от холода 171*, или корни забрасывают землей, что и теперь делают на Каче или Алме; несомненно, греки, первые ввели разведение винограда в Крыму, а генуэзцы улучшили его в занимаемых ими местностях.

/Л.137 об./ Я уже упоминал о виноградарстве на Алме, Каче и Бельбеке. Я совершенно уверен, и опыты это показали в суровые зимы, что нет нужды покрывать корни виноградных кустов землею для предохранения их от мороза, как это делается в местностях этих речек. Эта работа, однако, не совершенно бесполезна потому, что, во-первых, земля при этом перекапывается и освобождается от трав и, во-вторых, лозы растут быстрее, и виноград цветет и созревает раньше. Употребляемый на этих речках способ по венгерскому образцу — вести виноград кустами так, что он образует голову над корнями, выгоняя из нее плодоносные лозы, — гораздо более выгоден, но его можно употреблять только на плодоносной почве, и он скоро истощает куст. Виноградники в этих местностях продаются дороже вследствие обилия плодоношения, хотя вино здесь дешевле и обработка виноградников более трудна; обыкновенно цену определяют по числу приносящих плоды кустов, считая по рублю за куст. Способ посадки винограда в местностях этих речек очень различен от употребляемого в южных долинах. Сначала разрыхляют землю [170] там, где хотят развести виноградник, плугом и бороздованием. Затем вбивают в землю молотом кол из очень крепкого дерева или из железа, заостренного на конце, отвесно и так глубоко, чтобы посадить чубук в землю с пятью-шестью глазками, оставив над землей два глазка. Вытаскивают кол, и в каждую дыру втыкают чубук, наполняя дыру рукой землю и заливая ямку водой, удерживающейся долго вследствие уплотнения земли от вбивания кола. Смотря по погоде, эти черенки поливают каждые три-четыре недели до осени, пока они приживутся. На следующий год перекапывают землю и проводят канавки для поливки.

В Судаге и других южных долинах сажают виноградные лозы или по греческому способу — в маленькие продолговатые рвы, куда кладут две или три лозы в противоположном направлении и проводят маленькие канавки от одной к другой для воды, или роют длинные параллельные канавы, куда сажают лозы с двух сторон в косом направлении. Этот последний способ, вероятно, идет от генуэзцев.

/Л.138/ Татары мало занимаются посадкой новых виноградников, и все разведение заключается у них в делании отводков, для чего они старые кусты, не приносящие плода, зарывают в глубокие ямы, раскладывая ветви посередине и по краям, оставляя на поверхности только концы хороших лоз, обрезанные на два глазка. Этот способ, если он делается для расширения виноградника по его краям, называется "узатма", а посередине, служа для заполнения пустых мест, — "катоволат" 86. Третий способ — для заполнения старых виноградников — называется "долдурма" он состоит в глубоком закапывании длинных лоз и отрезки их от куста. когда они пустили корни. Вследствие этих способов вся посадка виноградных кустов на всех виноградниках Южного берега производится не рядами, а кругообразно, без всякого порядка, один около другого. с корнями, перепутанными под землей, как шпалера. Только новые владельцы — иностранцы — стараются увеличить виноградники новыми посадками.

Так как во всех южных долинах виноградные кусты не покрываются землей, во время самых суровых зим не вымерзают, а обработка виноградников ограничивается только весенней перекопкой тяжелыми заступами, то уход за ними не требует больших издержек, но и плодоношение их менее; впрочем, это, как кажется, особенно в Судаге, происходит также и от бедности тамошней рухляковой почвы, более жирной и плодородной в долине Кооз. Татары думают этому помочь, сильно поливая виноградники не только осенью и зимой, но и весной сейчас после цветения, для чего они везде проводят канавы из ручьев и источников, и так заливают виноградники, что они превращаются в болота. Но этот способ очень вредит качеству вина, и хорошие хозяева поливают только один раз, зимой или весной, потому что без этого кусты страдают, не дают длинных побегов и в следующем году могут совсем не дать плода и понемногу высохнуть. Вследствие обычной засухи все виноградники находятся не на горах, а в долинах, где проведенными канавами возможна их поливка.

В южных долинах виноградный куст ведут сколько возможно ниже, для чего срезают весной все лишние лозы, /Л.138 об./ сохраняя на оставшихся два-три глазка; поэтому все лозы кривы, узловаты и лежат близ земли в виде веера. Если оставить более побегов, чтобы получить большой сбор, это вредит и ослабляет виноградник на многие годы настолько, что надо будет коротко срезать ствол или закопать его в землю. Когда [171] кусты вырастают на полтора аршина, то приносят менее плодов, подвергаются бурям, и приходится их пускать в отводки. Есть несколько сортов винограда таких, что их можно пустить высоко шпалерами или на беседки, и может быть возможно, в новых посадках, прибавив удобрения, достичь во многих сортах более сильных лоз, имеющих более побегов, и получить сбор обильнее и стволы более ровные, здоровые и неискривленные и израненные, к чему приводит низкая обрезка; но этот способ привел бы к большим издержкам вследствие потребности кольев и дерева для шпалер, теперь ненужных, да и виноград не вызревал бы так хорошо; виноград дает более сладкие и лучше вызревающие плоды, когда кусты держат ниже и только поддерживают их кизилевыми кольями 87, как обычно; при этом побеги к ним сами прищепляются.

В Астрахани, где зарывают весь виноградный куст, он цветет не позже 15 мая, кроме случая очень поздней весны; несколько позже — на Алме и Каче, где его только покрывают землей, снимая ее весной. В южных долинах, напротив, где кусты на зиму не закрывают, их рост и цветение на пятнадцать дней позже; виноград там созревает в конце сентября, и если бы не длинная прекрасная осень, услаждающая Крым, в нем не было бы хорошего вина. Запоздалый рост виноградных кустов дает ту выгоду, что молодые побеги не страдают от поздних морозов, что часто случается на Алме и Каче. Сбор винограда на этих речках обыкновенно кончается прежде, чем начинается в Судаге и Коозе, что обычно бывает там около 1 октября; при владычестве ханов было установлено начинать сбор 3 октября.

Некоторые татары хорошо знают способ прививки виноградных кустов 88. Они выбирают для этого молодые стволы или отводки толщиной не более двух дюймов, /Л.139/ обрывают землю и очищают их на четверть ниже верхних корней, где и отпиливают, очистив отпил ножом, раскалывают ствол ножом и держат цель открытой, вставляя в нее деревянный клинушек. Затем берут два чубука длиной от восьми до десяти дюймов, концы их срезают с двух сторон клинообразно длиной в полтора дюйма — сейчас под глазком; тогда их вводят в раскол так, чтобы на внешней стороне приходилась кора к коре и чтобы прививки скрещивались. Связывают пенек крепко веревкой и прикладывают на его срез между прививками как можно плотнее кусок коры срезанного ствола, сверху кладут горсть сухих листьев, крепко прижимая их, тоже надавливая сырой землей так, чтобы два-три глазка лозы были в земле и два оставались над землей. Прививку делают, когда виноградный куст плачет — в полном соку. Через две недели, когда начинают пробивать глазки, надобно каждые три дня, до того времени как созреет ячмень, поливать привитый куст квартой 172* воды, вливая ее в маленькую ямку, сделанную вокруг куста. Обыкновенно прививки растут так сильно, что на следующую весну зацветают, и можно с них иметь плод; этим способом можно быстро размножить неизвестные сорта и улучшить плохие. Один человек может привить от пятидесяти до шестидесяти кустов в день.

Виноградники лучших для их культуры крымских долин Судага и Кооза засажены различными сортами винограда, преимущественно белыми, так как белое вино — лучшего качества и более крепко, чем красное. Всякий татарский виноградник засажен лозами белого и красного винограда, высокорастущего, но не в каждом имеется малое количество черного. Я хочу предварительно указать сорта, всего более [172] размноженные в этих долинах, затем опишу более редкие и особенные, имеющиеся в других винодельных местах; но надеясь только на память, их нельзя точно сравнивать с иноземными. Белые вина Судага и Кооза пользуются большой известностью и приближаются по своему качеству, крепости и вкусу к лучшим винам Нижней Венгрии, как, например, к Рустеру 89 и Рацерсдорферу 90, при хорошем уходе могут превзойти их и вообще очень полезны для здо/Л.139 об./ровья и подходящи климату Тавриды. Из сортов белого винограда — самые обычные:

1. Шира — изюм, что по-татарски значит просто винная ягода. Кисть очень большая, редкая, с овальными ягодами, в сырой почве — травяно-зеленого цвета, в сухой — более белые покрыты налетом, тонкокожие и полупрозрачные, дающие много вина, но легкого, долго не сохраняющегося. Когда этот виноград вполне вызрел, его ярко-зеленый цвет изменяется на золотисто-желтый. Этот сорт выгоняет длинные лозы, хорошо растет в сухой почве, цвет его лоз — желто-бурый, немного красноватый; лист — большой, покрытый грубыми жилками, из-под низу — пушистый, с двумя глубокими и двумя мелкими вырезами и делается светло-бурым при высыхании. Созревает рано, приносит более плодов чем другие, и к концу августа его уже можно есть. В сырые годы вследствие нежности гребней подгнивают концы кистей, особенно если они лежат близко к земле; вследствие этого должен быть сорт особенно старательно посажен и ранее собран, так как его брожение можно улучшить прибавлением спирта. Для еды он очень приятен своим кисловато-сладким обильным соком и тонкой кожицей. Он имеет сходство с французским Aspirant или Verdal и с так называемым зеленым юнкером 91.

2. Какура — изюм, самый лучший сорт в Крыму относительно качества его вина; ему и трем следующим судагские и коозские вина главным образом обязаны своими хорошими качествами. Кисти этого сорта довольно велики, редки; ягода — средней величины, желтая или зеленоватая [смотря по ее зрелости], кажется жемчужно-белой, овальная, очень сладкая и тонкокожая. Почти половина судагских виноградников засажена этим сортом, дающим лучшее и наиболее крепкое вино. Его лозы в начале роста тонкие, светло-бурые, растут слабо и медленно вызревают, почему их пускают близко к земле. Когда кусты укоренятся в хорошей почве и достаточно политы, то дают большие, крепкие лозы, большие листья и много кистей с редкими ягодами. Этот сорт в /Л.140/ одичалом виде даже вьется по деревьям; листья его, особенно в сухой почве, сверху темнее, чем листья предыдущего, снизу пушисты, со многими разрезами; увядая, делаются ржаво-желтыми, опадают ранее, чем на других сортах. Виноград этого сорта созревает в конце сентября и тогда сладок и очень приятен на вкус. Он имеет сходство с немецким рислингом.

3. Есть близкий к нему сорт, во всех частях больший, дающий толстокожую ягоду, при полной зрелости золотисто-желтого или буроватого цвета. Лозы — крепкие, длинные, бурые, более красноватые; листья — большие, твердые, с двумя глубокими и двумя средними разрезами, с грубыми жилками, не пушисты. Для вина он менее хорош. Татарами называется "сюрва-изюм".

4. Терргюльмек — другой сорт, сходный с какура; имеет [173] светло-бурые довольно большие лозы, дает сильный куст, и листья мало разрезанные, сетчатые, снизу совершенно пушистые. Кисти — с маленькими ягодами желтоватого, жемчужно-белого цвета с бурыми крапинками, с особенно нежной кожицей, чрезвычайно сладки, легко опадают. Это был бы лучший винный сорт, если бы разводился в большом количестве. В Венгрии он известен под названием "фегхири".

5. Мишкет, или мюскатель, — крупный немецкий рислинг, находится не во всех садах, в Коозе — его много, и он очень способствует крепости тамошних вин. Кисти его редки, имеют круглые твердоватые ягоды, некрупные, на солнечной стороне — бурые, часто темно-бурые в крапинах, в хорошей жаркой почве имеют сильный мускатный вкус, исчезающий после брожения вина. Их сладость при полной зрелости так велика, особенно в Коозе, что они делаются противны для еды; их сок также липок как мед. Этот сорт, одновременно созревающий с предыдущим, обыкновенно дает длинные лозы и его следует держать шпалерами или на беседках и обрезку пускать выше. Весьма возможно, что короткая обрезка делает то, что ягоды осыпаются и бывают очень мелки, не более коринки, смешанные с немногими крупными. Лозы сильны, /Л.140 об./ желто-бурого цвета. Лист большой, грубожилистый, снизу пушистый, ножка кисти пурпуровая, при высыхании — светло-бурая. Хотя этот виноград созревает рано, но держится долго и может сохраняться до зимы.

6. Кондаваста — сильно растущий сорт, с бурой корой, с большими листьями, грубо покрытыми жилками, неглубоко разрезанными, твердыми, снизу — жилки красноваты, а листья с обеих сторон пушисты. Его кисть ветвиста, как у мускатного, большая, редкая, с крупными, совершенно круглыми ягодами, бурыми и скрапленными, водянистыми на вкус, тонкокожими, не имеющими мускатного вкуса. Созревает позднее и позже теряет лист.

7. Пандас. Так называют в Коозе очень обыкновенный многоплодный сорт, желтовато-бурый с длинными междуузлиями. Грубые листья — темно-зеленого цвета с пурпурными большими жилками и черешками, внизу немного пушистые, с четырьмя неглубокими разрезами, засыхая они делаются бурыми. Кисти — большие, очень ветвистые [как на двух предыдущих], густые, с довольно большими круглыми, зеленовато-желтыми ягодами, делающимися на солнце бурыми, искрапленными. Они — довольно водянистого вкуса, особенно в сырые годы; от толстой кожицы ягоды получают горьковатый терпкий вкус. Лист этого сорта остается осенью долго зеленым.

Эти три очень схожих сорта кажутся одного происхождения, но различны по вкусу и качеству вина.

8. Кабак — изюм, выгоняет крепкие лозы, красновато-бурые, скоро и высоко растущие, с короткими междуузлиями. Его листья — большие и толстые, желтовато-зеленого цвета, с обильными жилками, на обратной стороне — совершенно гладкие; иногда — с двумя глубокими, иногда — с незначительными разрезами; держится поздно осенью. Кисть часто очень велика, многоветвиста; как предыдущие — редка, ягоды ее круглы или приплюснуты у оконечностей, зеленоваты, с белым налетом, тонкой кожи, рано созревают, сладки и приятны на вкус, но дают водянистое вино. Этот сорт созревает в начале сентября; им можно обвивать беседки.

/Л.141/ 9. Кёк-изун — большая желто-бурая лоза с большими глубоко вырезанными, совершенно гладкими листьями, розово-красными по жилкам и черешку. Кисть — большая, с зеленовато-белыми, тонкокожими, сладкими ягодами несколько овального вида. [174]

10. Шабаш, несмотря на плохое качество его вина, имеется в большом количестве на всех виноградниках. Его лоза — очень сильная, с короткими междуузлиями, красновато-бурого цвета, быстро растущая и приносящая много плодов, почему татары ее предпочитают; так как они заботятся более о винограде, продаваемом на базаре для приготовления из него бекмеса [виноградного сока], чем о вине, из него выделываемом. Лозы вследствие их толщины стоят довольно прямо, но не превышают двух аршин. Листья — довольно большие, желтовато-зеленые, неглубоко вырезанные, снизу сетчатые и гладкие, имеют красные черешки, поздно опадают, при высыхании становятся желтыми. Кисти — большие, но чаще средние; редкие ягоды — похожие на яйцо вороны, овальные, зеленоватые с белым налетом; тонкокожи, очень мясисты, и потому сок из них трудно выдавливать. В теплых местах созревают ранее октября, в холодных и сырых — позднее. Можно их оставлять на кусте до первых морозов или, срезав в октябре, вносить в дома, где они могут держаться до февраля и делаются слаще. Если бы осень была теплая, можно было бы делать из них прекрасный изюм; теперь для этого надобно их сушить в печах, что впрочем не лишает их хорошего вкуса. Для вина этот сорт совсем не годится, так как дает водянистое кислое сусло. Я, однако, нашел, что если кисти положить на целую ночь на плетенках в умеренно теплую печь, то не только из него легче выдавливать сок, но и вино получается сладкое и более крепкое. Этот виноград сходен с французским Chasselas blanc и часто встречается также в Италии. Он похож на толстокорый 92 астраханских садов. Есть его очень крупная разновидность /Л.141 об./ с ягодами величиной в голубиное яйцо.

11. Хадым-бармак 93, так называют татары очень обыкновенный в южных долинах сорт винограда, называемый русскими Белая асма [белый шпалерный виноград]. На хорошей почве его лозы очень длинны, желто-бурого цвета, с короткими междуузлиями. Лист — большой, грубозубчатый, маловырезанный, светло-зеленый с пурпурово-красным черешком и жилками, часто и сверху — того же цвета; снизу — сетчатый, но без шероховатости; осенью становится желто-бурым. Кисти часто — значительно большие, редкие, с зеленоватыми или совсем белыми, с налетом, продолговатыми ягодами, имеющими вид последнего сустава маленького пальца. Он рано съедобен, и если совсем созревает, то получает золотисто-желтый цвет, очень сладок, но тверд, и мясо его — хрустящее, а кожа совсем не отделяется. Его поэтому можно держать до поздней зимы, как шабаш, и хорошо перевозить и сохранять; для этих целей он и употребляется главным образом. При выдавливании ягоды остаются почти целыми и дают мало сусла. Это — тот же сорт, что в Астрахани [его] называют козьими сосками.

Редкие сорта признаваемые самыми замечательными в виноградниках Крыма:

12. Арзахи, называемый здесь козьими сосками [по-русски — козьи титьки], самый лучший и замечательный из всех виноградных сортов Крыма, как кажется, привезенный из Турции, так как его также называют Стамбул: изюм. Его большие редкие, часто длиною в две четверти, кисти имеют цилиндрические, более полутора дюймов длины ягоды, толщиною в палец, на переднем конце — тупострые, зеленого цвета, покрыты налетом; при полной зрелости желтоватые, имеют длинные хвостики, так что при движении кисти и ягоды качаются. Ягода — сочная, имеет [175] довольно твердое мясо, водяниста на вкус, менее сладка, чем шабаша. Кожица не отделяется от мяса ягоды, в ней — два-три очень малых зерна, видные в трети длины от хвостика. Лозы этого винограда можно хорошо привить к шабашу, /Л.142/ им требуется жаркое положение, они — красно-бурого цвета, как у шабаша, крепкого роста и с такими короткими междуузлиями, что старые лозы стоят прямо, как на деревьях. Лист — большой, желтовато-зеленый, сверху — совершенно гладкий, снизу — бледный с многочисленными жилками, имеет четыре глубоких разреза, отличающие его от предыдущего сорта. Виноград сохраняется долго в зиму.

13. Балабан-шабаш 94 — разность от сорта № 11. Его куст выгоняет толстые короткие лозы с короткими междуузлиями, покрытыми многочисленными листьями желтовато-зеленого цвета, долго свежими и не опадающими; ягода его — самая крупная из существующих. Ствол часто толщиной в бедро. Этот сорт многочислен в Коозе, его меньше в Судаге. Кисти не очень велики, самые большие — не длиннее одной четверти, некоторые имеют только десять — двадцать ягод, они совершенно круглы, сидят густо, величиной — в грецкий орех, светло-зеленоватого-желтого цвета, покрыты белым налетом при полной зрелости, на конце — с бурыми пятнами. Его мясо также твердо, и кожица также приросла к нему, как и у шабаша; созревает он раньше, его можно есть уже в августе, очень портят его осы, вследствие чего в сентябре он начинает гнить. Вкус его приятен и сладок, но немного водянист. Лозы его имеют светло-бурый цвет. Лист — довольно большой, гладкий с обеих сторон, глубоко и широко вырезан тупыми зубцами, как у шабаша, при засыхании желтеет.

Красного и черного винограда имеется в Крыму так же мало сортов, как и их самих в посадках. Красное судагское вино бесспорно ниже белого, и хотя в хорошие года оно походит немного на эрлауерское и даже отчасти на Roqumaure, но непрочно, скоро киснет и не имеет истинной крепости, может быть, потому, что нет надлежащих сортов винограда, или климат неблагоприятен, или не знают надлежащего способа их брожения. Лучшие у нас сорта для красного вина, заслуживающие распространения, следующие: /Л.142 об./

14. Татле-кара-изюм 95 имеется кое-где в судагских виноградниках в незначительном количестве. Он имеет бурые, крепкие лозы, сильно жилистые, мало вырезанные листья; их главные жилки и черешки сверху и снизу — пурпурно-красные, нижняя сторона — непушиста, но имеет нежную пуховую шероховатость. При высыхании буреет, а не краснеет. Кисти — большие, ветвисты и редки, черные ягоды — с тонкой кожицей, овального вида, легко опадают, приятны на вкус, сладки и сочны, сок их не красный, но при брожении получает этот цвет. Как кажется, это — бургундский сорт.

Гораздо более обыкновенен:

15. Кара-изюм 96, так называемый мюльребе 97. Он выгоняет большие и сильные лозы, легко идущие в отводки, имеет темно-зеленые сетчатые большие, снизу мохнатые листья с малыми, почти незаметными, разрезами, получающими осенью перед опадением темно-красный цвет. Кисть — большая, густая и состоит из совершенно круглых черных, в сырые годы довольно больших, толстокожих ягод, хороших для еды, но [176] мало сладких и острых, чтобы давать хорошее вино; его сусло приятно на вкус, но само вино кисло и слабо. Виноград, выставленный на солнце, рано поспевает, потом делается буроватым и долго сохраняется на кусте, не загнивая.

16. Другой сорт, сходный с кара-изюмом, но с более крупными кистями и ягодами — иного вкуса, нередкий в Коозе, называется там "кеффе-изюм" и "стамбол-сия-изюм"; в других местах редко встречается.

17. Так называемый киш-меме 98 — ранний сорт, поспевающий уже в конце августа; его кисти — большие и густые; куст дает сильный ствол и умеренно длинные красновато-бурые лозы. Листья на красных черешках — такие же, как на обыкновенной асма, или Mohrendotter: снизу — сетчатые, но не пушисты, ко времени созревания винограда покрываются кроваво-красными пятнами и жилками. Ягода продолговатая, как у хадым-/Л.143/барман, и его же величины, только черного цвета, тонкокожа и полна красного сока. Этот виноград сходен с французским Teinturier.

18. Танагос, растущий большими стволами, выгоняя много лоз; своим обилием плодоношения, величиной кистей и прочностью был бы очень выгоден, если бы давал вино столь же хорошее, как оно обильно по количеству. Его лозы — бурые, длинные; лист — большой, мало вырезанный, с красными жилками и черешками, внизу немного пушист, довольно гладкий, при увядании бурый. Его кисти часто весят от шести до десяти фунтов; густые ягоды — круглые и большие. Они не созревают одновременно и остаются долго зеленоватыми со стороны, не освещенной солнцем. В жаркое лето созревают хорошо, особенно в коозских виноградниках и делаются буро-красными. Приятны для еды, тонкокожи, но водянисты, сохраняются до Нового года. Его мало в виноградниках Судага, но большое количество в Коозе, где он портит много тамошних вин, так как бoльшая часть владельцев давит его вместе с другими сортами. Вельтлинский виноград сходен с ним".

19. Реже, чем он того заслуживает, попадается прекрасный кораллово-красный мускатный, или так называемый немецкий раух-клебер 100 [кирмиси-миск-изюм, или альбурла]. Он выгоняет довольно толстые и длинные буро-желтые лозы; лист — пятилопастный, глубоко и широко вырезанный, грубо высечен, с красным черешком, снизу — с большими красными жилками и очень тонким бархатистым пухом. Кисти его — частью большие, редкие; частью — маленькие, густые, часто круглосжатые, висящие на длинных черешках. Ягоды имеют одно-два зерна, круглы, твердокожи, превосходного, очень приятного мускатного вкуса. Созревает он поздно, но также долго и держится.

20. Прекрасный сорт, известный на Каче, недавно введенный мною в Судаге под названием "фодша" или "бахча". Он сладок уже в августе, как только его зеленоватый цвет меняется на прекрасный розово-краснова/Л.143 об./тый, несмотря на свою нежность сохраняется на лозе до октября. Лозы — сильные, с короткими междуузлиями, прямо стоящие, довольно длинные, красновато-бурые. Листья — большие, мало вырезаны, с пурпурно-красными черешками и жилками, сверху — темно-зеленые, снизу пушисты, при высыхании — бурые. Кисти — густые, средней величины, с маленькими круглыми розовато-красноватыми тонкокожими полупрозрачными ягодами, очень сладкими, как кажется; они схожи с немецким клэвнер 101. [177]

21. Самый обыкновенный виноград как в хороших долинах Судага и Кооза, так и по всему Южному берегу, так называемый асма, высоко растущий. Он дает самый сильный ствол по сравнению с другими; высокорастущие длинные ветви, подымаемые по шпалерам или на беседки или обвивающие деревья. Этот сорт очень плодоносен. Лозы вырастают за лето часто более чем на две сажени в длину. Лист — большой, грубый на ощупь, темно-зеленый внизу, с выдающимися жилками сверху, менее — снизу, немного грубой бархатистости. Кстати, в особенности на старых кустах, часто — самые большие из всех других сортов, весящие по нескольку фунтов, густо покрытые ягодами, имеющими величину верхнего сустава большого пальца, продолговато-овальной формы и буро-черного цвета с голубоватым налетом. Насколько прекрасен его внешний вид, настолько же мало годно вино из него: оно всегда слабо, терпко и скоро киснет, даже если его сусло подвергнуть кипению. Ягоды, несмотря на их толстую кожу, очень сочны и долго сохраняются зимой, отчего их охотно покупают возчики из Малороссии, приезжающие за ними в Судаг. Есть его разновидность, созревающая ранее, дающая маленькие, но более сладкие и черные ягоды на редких кистях; есть еще более поздняя, никогда не достигающая полной зрелости разность.

22. Очень редко встречают в судагских виноградниках, чаще — в Отуузе, сорт, по вкусу, мясистости и величине сходный с балабан-шабаш, но красивый розово-красный с более длинной ягодой. Его кисти невелики, но /Л.144/ созревают рано. Ягоды величиной и видом походят на голубиное яйцо, зеленовато-желтые, густо покрытые светло-красными полосами, имеют одно или два зернышка, нежную кожицу, не отделяющуюся от мяса. Совершенно зрелые имеют розовато-красный цвет. Лозы не очень длинны, но крепки, их кора желто-бурая, черешок листа красноватый; лист — с глубокими вырезами, пятилопастный, внизу — немохнатый, с густыми жилками и сетчатый, лопасти грубо зубчаты. Для еды трудно найти лучший виноград и по виду и по вкусу.

23. Мусгулли — очень хороший сорт, с крепкими ягодами, превосходно выдерживающий перевозку и хорошо сохраняющийся зимой. Ягоды его сидят густо, продолговато-овальны, не крупнее последнего сустава маленького пальца, красно-бурые, немного черноватые, мясистые, тонкокожие и сладкие, кожа безвкусна, имеют два зерна. Когда кисть привялится, то виноград получает приятный вкус бродящего вина. Этот сорт ранее теряет лист, чем асма, походя на нее по лозе и листу, но слаще ее. В Коозе есть почти схожий, тонкокожий, очень сладкий сорт.

24. Есть еще в той же долине Кооз сорт с маленькими ягодами, схожий с обыкновенным черным мюльребе по виду, с редкой кистью, имеющей красноватую с светлыми полосами ягоду с одним зерном. Лозы — светло-бурые; лист — маленький, мало вырезанный, внизу немного мохнатый. Дает очень большие кусты.

В других долинах Южного берега есть еще много сортов винограда, мне неизвестных. Живущий в Кучук-Узене врач-грек называл мне следующие:

Галкич, красный виноград.

Тильки-карасси, черный длинный.

Уста-мемет-карасси, черный.

Ирин-шава-карасси.

Тувак, Марава, Курт-куйрук, Зейтуп-изюм — все сорта черные.

Измир, или Египетский виноград, черный.

Кумино, белый.

/Л.144 об./ Кечи-мемесси-ташли и Каири, белый. [178]

Кюмла, белый мускатный, с сильным вкусом. Беяс-Танагос, белый. Сачма-данесси, тоже белый.

Кроме этих, он заметил еще четыре сорта диких или одичалых.

В Судаге, Токлуке и Коозе, как и во всей Тавриде, все белые вина давят в каменных, составленных из больших плит, или деревянных чанах 102, выжимают в простых прессах, и сусло до брожения наливают в бочки, [оставляя] незакрытыми втулками. Все это производство ведут небрежно, прилагая мало старания, а большая часть владельцев виноградников примешивают к хорошим сортам много плохих, так что надо удивляться, как эта смесь дает порядочное вино. Прилагающие немного усердия и чистоты в приготовлении своего вина оставляют виноград дозреть, собирают его при хорошей погоде, наливают в чистые бочки, к суслу прибавляют небольшое количество хорошего спирта до брожения, хорошо наполняют бочки при переливке и очистке вина, что делается в начале марта или ранее, прокуривают осторожно серой бочки; могут иметь, в особенности в Судаге и Коозе, столовое вино, могущее соперничать с лучшими и наиболее здоровыми, известными мне винами. Можно также получить из винограда, высушенного на солнце, в печах или другим способом, сладкие вина, ни в чем не уступающие вяленым вообще; если эти вина вовремя разлить в бутылки и обработать их по способу шампанских вин, то оно также шипит, вырывает пробку и разрывает бутылку, как и шампанское вино. Красные вина оставляют бродить на выжимках, но недостаточно долго и в недостаточно больших чанах и из не вполне зрелого винограда; нехорошим сортам винограда также следует приписать плохие качества вина. Крымские вина всего лучше пить на первый или второй год после их очистки. Если хотят сохранить его на несколько лет, то следует разлить в бутылки, так как в бочках при всем уходе оно становится горьковатым или кисловатым и покрывается плесенью.

Вот главные препятствия для процветания виноградарства в Крыму:

/Л.145/ 1. Дороговизна рабочих вследствие малого числа жителей, оплачиваемых поденно полрубля; хотя цены на вино невелики, но города и соседние области снабжаются винами из Молдавии и Валахии, очень дешевыми и оплачиваемыми небольшой пошлиной. Этому обстоятельству и безразличию покупателей к хорошим винам, не желающим платить дороже за хорошие, чем за худые, потому что они продают сусло на месте или для вывоза, следует приписать малую заботу виноградарей о выделке хороших вин, кроме как для собственного употребления.

2. Невежество и небрежность татар в посадке новых виноградников, сажающих лозы недостаточно глубоко, полагаясь только на орошение, и не достигают цели, так как лоза не растет совсем или болеет и задерживает рост, и после многих лет дает слабый виноградник, не могущий обойтись без поливки. Поэтому делают очень мало новых посадок; никто не хочет затратить деньги напрасно, а большинство не имеет для того средств.

3. Многие насекомые, непостоянство погоды вредят виноградникам этой страны, о чем мы скажем подробнее.

Если, например, во время цветения винограда ложится морской туман или идет ливень, то большая часть цвета пропадает; этот же туман [179] губит и плодовые деревья. Часто град бьет ягоды или делает на них пятна; засухи и недостаток воды для поливки, иногда ранние морозы в сентябре или дожди ломают лозы. Еще чаще — сильные бури, во время созревания обивающие и портящие виноград, причем его ягоды гниют или засыхают.

Самые злые враги виноградников в Крыму — это маленький вид известной в других местностях гусеницы; весной, как только набухают глазки, они выедают зародыш кисти. Несколько гусениц, ползущих от одного глазка к другому, могут уничтожить весь куст настолько, что они не только не дают плода, но и на будущий год не дают хорошей лозы. Я видел в Судаге виноградники, совершенно уничтоженные и без листьев вследствие многолетне-размно/Л.145 об./жавшихся там гусениц. Эти еще никем не описанные гусеницы, имеющие шестнадцать ног, приносят огромный вред особенно старым виноградникам в конце апреля и в мае. Когда гусеницы вырастут вполне, то имеют длину в полдюйма и толщину соломинки, голова их черная, выдающаяся вперед с остроконечным ртом, могущим свернуться под первое щитовидное черное кольцо, окруженное желтовато-белым краем; тело — грязно-белого цвета снизу и сморщено сверху до боков, где черный цвет исчезает. С каждой стороны ряд светло-красных бородавок с беловатыми пучками волос и вдоль спины тоже два таких же ряда с желтоватыми пучками волос. Гусеница ползет, медленно плетет под собой паутину, пристает крепко к нескольким листьям и глазкам; если ее тронуть, она сворачивается, но не очень крепко и лежит некоторое время тихо. Она удивительно обжорлива. Когда она линяет, то плетет на месте нежную паутину поверх себя. Все эти насекомые вырастают одновременно. К концу мая, когда они уже большие листья частью сгрызут, частью проедят в дырки, начинают понемногу плести паутину и превращаются в куколку, а из них через несколько недель выходит маленькая ночная бабочка, похожая по виду на самку Sphynx Statices и даже по величине, но черноватого цвета с тусклым блеском [aeneo-fusca].

Рядом с этими гусеницами появилась с некоторого времени маленькая саранча с розовато-красными крыльями [Gryllus, italicus], известная по зловредности и в Испании, производящая во всех садах Крыма большие опустошения. Это насекомое, любящее сухие высоты, встречается в южных странах Европы, до Иртыша и Алтайских гор; в некоторые годы она так размножается, что приносит много вреда. В 1799 и 1800 годах, после двух суровых зим, это насекомое так размножилось в Крыму, что его бесчисленные тучи истребили траву, зелень, все листья садовых растений, даже небольшие деревья, также и виноградники, где они основались и причинили неисчислимый вред. Нравы этих насекомых, рассказываемые Bowles в "Естественной истории Испании", действительно, удивительны 173*. В 1799 году я не имел /Л.146/ случая наблюдать эту саранчу с первых дней ее возраста, хотя во многих местностях она уже сделалась заметной по приносимому вреду, особенно в сухих долинах Судага и Кооза, и бескрылая и крылатая. В этом году она появилась в июле и августе в громадном количестве с морского берега в долине, где не было травы; она съела все листья виноградников и в особенности в начале сада, где она проходила. Большие кисти винограда с незрелыми ягодами остались до конца сентября на обнаженных лозах, не увеличиваясь, не наливаясь и не созревая, твердые и зеленые, как горох; это доказывает ясно вред обрывания листьев, многими рекомендуемый 174*. Только в октябре лозы пустили листья и помогли созреванию, хотя и неполному, отчего получилось плохое кислое сусло. Крылатая саранча [180] съела листья деревьев, в особенности манного ясеня [Frax. Ornus], совершенно обезлиственного до вершины. Не пощадила она также ореховые и померанцевые деревья. Видели, как эта саранча собиралась в большом количестве на высотах, где земля была рыхлая, делала маленькие ямки задней зубчатой частью тела и клала туда много яиц, что не обещало на будущий год ничего хорошего. Все-таки северный ветер, дувший в это время, смел большое количество саранчи в море, откуда ее потом целыми кучами выбросило на берег.

Суровые зимы 1799 и 1800 годов вместо того, чтобы уничтожить это насекомое, послужили к его размножению. В начале мая появилась она большими кучами, особенно в южных долинах; сначала она спустилась к морю, затем разошлась в разных направлениях. Ее кучи представляли многие миллионы и, где они останавливались, земля казалась совер/Л.146 об./шенно черной на пространстве ста и более саженей в длину и от сорока до пятидесяти в ширину. В ясную жаркую погоду, как только роса спадет и солнце пригреет, эта саранча начинает двигаться; вначале видно несколько из отдыхающей тучи на кочках или висящих на растениях, бегущих, как посланцы, в разных направлениях. Вскоре затем вся туча идет по направлению первых, мало изменяя его. Они походят тогда на кучи странствующих муравьев, идя, не соприкасаясь одна к другой, в одном направлении со скоростью бегающей мухи, не делая скачков; если их не преследуют, тогда они разбегаются, но скоро опять соединяются и идут в прежнем направлении. Так они идут, не останавливаясь, с утра до вечера, проходя иногда сто и более саженей в день, выбирая тропинки, большие дороги или открытые пространства, проходя также через кусты, заборы и канавы, встречающиеся на их пути. Останавливает их только вода ручьев или канав, вообще они боятся сырости. В таких случаях они стараются перейти на другой берег через висящий куст, и если им положить стебель растения или ветку через воду, то они переходят по такому мосту сжатыми рядами и потом, как кажется, отдыхают и освежаются. Как только солнце близится к закату, они собираются целыми кучами, вползают на растения или возвышения земли. Беда тогда винограднику, где ночует такая куча, и если следующий день выдастся холодный, пасмурный и дождливый, в такую погоду они не странствуют; тогда они пожирают не только всю плохую траву и все листья виноградника, но даже кору и почки молодых лоз, если первых было недостаточно для питания; тогда эти лозы, белые как мел, полные сока, стоят все лето, не давая новых листьев. То же бывает и в тех местах, где саранча останавливается, чтобы линять. Удивительно то, что насекомое не трогает цвета винограда, еще не распустившегося, но как только цветок раскроется, то объедает его как лакомство, оставляя только гребни. Растения, всего охотнее ими поедаемые, обильно растущие на виноградниках: Carduus tataricus, Salvia nemorosa, Millefolium, Melilotus, Cerinthe, вонючий и ядовитый Conium maculosum; не убивает их Asparagus volubilis, Ebulus

Coronilla varia и valentina, всех сортов Gerania, Lina /Л.147/ и Inulae, Centaurea solstitialis и все горькие растения. Они не трогают все злаки, часть зерновых, а особенно просо и камыш, что составляет любимый корм большой саранчи; растения, ими не поедающиеся, — следующие: Aristolochia Clematites, обыкновенно растущая и в виноградниках, Clematis Vitalba, все Euphorbia, Rumex Pattientia, Meutha sylvestris, Artemisia maritima, Contra pontica и austriaca, жесткая Echia, все лебеды и солянки 103, Stellera Pusserina, Sonhus с молочным соком, Chondrilla и Prenanthes, Rhus Cotinus [181] и Coriaria. Когда уже все съедено, то они принимаются за почки капорцов, Beta Cycla и молочайные 104; должно быть, это было причиной того, что в этом году в период линяния они прикреплялись высоко на стеблях растений и деревьев и там погибали.

Между многочисленными кучами молодых Gryllus italicus черного цвета видны были в небольшом количестве личинки нескольких больших Gryllus italicus и coerulescens. Многие виды саранчи бескрылой Gryllus verrucivorus, viridissimus и некоторые другие появились в большом количестве в последние годы; они не путешествуют вместе, но приносят виноградникам много вреда, особенно отгрызая ножку кисти. Замечательно, что в том же году, когда саранча была в таком большом количестве, появилась также большая саранча, придвинувшаяся с Днепра, наводнившая всю Новороссийскую губернию и часть Малороссии бесчисленными тучами. В Крым она не проникла.

Как только у молодой саранчи после линяния вырастут крылья, она разъединяется, но все же летает большими кучами; также и молодая саранча в последний период линяния не следует по раз взятому направлению, но движется то взад, то в сторону. Совокупление происходит по достижении зрелости; самцы вскоре погибают, самки продолжают свои опустошения до июля и августа, когда кладут яйца и пропадают. Очень уменьшившееся количество скворцов и других насекомоядных птиц в Крыму дает мало надежды на истребление этой породы, если только природа другими способами не уменьшит их распространения и не приведет /Л.147 об./ их к числу, не могущему приносить большой вред 175*. Это и случилось в 1801 году, когда при теплых весенних днях это вредное насекомое начало везде шевелиться; наступивший в марте неожиданный мороз с изрядным снегом погубил большую часть цвета ранних фруктовых деревьев, но также истребил и всю молодую саранчу, так что на следующее лето из неописуемо огромного ее количества нельзя было найти ни одной этого вида. Таким же образом были истреблены в Крыму в различное время несколько видов насекомых, а число здешних туземных видов насекомых значительно уменьшилось.

Большое счастье для крымских виноградников, что столь вредный в других местах жучок-долгоносик 105 здесь очень редок 176*. Также вороны, сороки и другие птицы, приносящие так много вреда виноградникам в Астрахани, здесь не так многочисленны, чтобы наносить значительные потери сбору винограда. Более вреда приносят могочисленные и смелые зайцы, объедающие зимой молодые лозы отводков до нижнего глазка, как будто они срезаны ножом, а также и кору на молодых плодовых деревьях; они же портят и поедают спелые кисти винограда. Это последнее делают и собаки, так что во время созревания их нельзя держать на виноградниках; барсуки, лисицы, очень большие в Крыму; ежи и куропатки, также осы приносят в сухие годы большой вред винограду.

Долины Судага и Кооза, дающие превосходные вина, приносят в хорошие годы более 30 000 эймеров вина; по крайней мере, треть их перевозится в Херсон и в самые далекие губернии — до Курска. В 1784 году, когда Крым /Л.148/ перешел во владение России, эймер 177* судагского вина продавался по пятнадцати-двадцати копеек, так как не было вывоза; в следующих годах цена повышалась до сорока — шестидесяти копеек; в 1792 году, во время последней турецкой войны 178*, дошла до рубля, в 1793 году — до рубля тридцати копеек и, наконец, по окончании войны —  [182] до 90 рублей семидесяти пяти копеек и до двух рублей. Теперь она держится между ста восемьюдесятью и ста пятьюдесятью копейками [полтора рубля]. Коозские и токлукские вина обыкновенно дешевле на двадцать копеек, таракташские — на треть, и приблизительно также оплачиваются вина Качи. Плохое вино из Кутлака или Алмы, безвкусное, едва возможное к питью до мая месяца, стоит теперь шестьдесят-семьдесят копеек за эймер, так как его можно купить раньше, раньше очистить, а обычный запас вина к весне в стране уже выпит. Татары прежде приготовляли много бекмеса 106, или уваренного сусла, и мисселеса 107, или виноградного сиропа. Теперь они находят более выгоды в продаже вина и винограда; также почти все владельцы начали гнать водку из выжимок, оставляемых бродить в хорошо закрытых бочках или вымазанных глиной ямах; эти выжимки из ста эймеров дают обыкновенно четыре эймера водки.

Чтобы оживить виноградарство в Крыму и во всех южных областях России, недостаточно увеличить народонаселение, но надо в течение нескольких лет назначить большую таможенную пошлину на ввоз иностранных вин, частью привозимых в порты Черного моря и частью из Молдавии по Днестру, чтобы повысить цену местных вин и дать возможность и средства владельцам устроить новые виноградники; их надо обрабатывать и заботиться о них в течение не менее пяти лет, не получая никакого дохода. Я уверен, что при таком способе через пятнадцать-двадцать лет разведение винограда в южных областях достигнет таких размеров, что все внутренние области Русского государства до Москвы и далее будут снабжаемы туземным хорошим и здоровым вином вместо вредного поддельного заграничного, оплачиваемого только в С-Петербурге, не считая других портов империи, более чем полутора миллионами рублей, что служит ко вреду нашего торгового баланса. /Л.148 об./ Опыты показывают, что виноградарство возможно с большим успехом по Волге — до Царицына, по Дону — до Медведицы, по Донцу — до Чугуева, по Днепру — почти до Киева, по Бугу — до Ольвиополя и во всех более южных местах. Но получать хорошие вина можно по Дону не выше Царицынской линии, по Донцу — не выше Украинской 179* линии. Самые прекрасные места для трех благороднейших производств южного климата [шелк, хлопок и вино] по Тереку, Куме, Сарпе, Нижней Волге, Нижнему Дону, на Миусс, Крымке, Еланчике, Кальмиусе, Берде, Конской, Московке, Самаре; Волчьих водах, впадающих в Самару, на Ингуле и Ингульце, Нижнем Буге и, наконец, во всем Крыму, где остается лишь выбирать подходящие местность и почву для желаемой культуры. И если в некоторых местностях не получаются желаемые хорошие вина, то можно будет его употребить для перегонки на водку или производство уксуса, или же сушить и подслащивать виноград в печах.

Возвышенности у Азовского моря, казалось бы, хорошо расположенные, не годятся для посадки винограда вследствие частых холодных ветров и туманов; к тому же они засушливы, а низменности сыры и солонцеваты. По близости болот и лесов также вредны бывающие в мае ночные заморозки цветению винограда.

Виноградники встречаются до Батурина, в Глухове, но они редко плодоносят, кроме разве особенно защищенных мест, потому что весенние ночные заморозки уничтожают его цвет, так же как и персиковых и абрикосовых деревьев, поэтому и виноград там редко вызревает. [182] То же — и на Украинской линии и даже у Святогорского монастыря, лежащего на Дону, сорок верст южнее линии. Вообще, кажется, разведение виноградников в Украине, севернее ее линии, не может быть доходным. Очень ошибочно было бы судить по лежащим в той же широте немецким провинциям. Климат русских областей очень от них отличается. Например, часто у Тора и Бахмута в середине августа, даже около двенадцатого, бывают ночные морозы, а от них увядает гречиха, Solanum и Stramonium. Шелковичное дерево выдерживает значительно севернее, как указывают, необыкновенно /Л.149/ прекрасное насаждение; более двух тысяч этих деревьев в Белевской крепости и еще большее по количеству и величине — в окрестностях Киева. Оно еще держится в Глухове, а там, где в северных местностях не выносит зимы, можно его выращивать кустарником, если бы нашлись люди, желающие заняться этим производством, так как под снегом почки нижних ветвей не замерзнут и ранние побеги дадут пищу шелковичным червям.

/Л.150/ V

О плодовых садах Крыма

Плодовые сады в Крыму очень походят на сады немецких крестьян. Беспорядочно посаженные деревья и хорошая трава, орошаемая проведенными канавами, — вот и все их украшение. Сады занимают обыкновенно низменные места вдоль речек и ручьев и долины, имеющие источники. Судя по старым деревьям, в особенности ореховым, в горах видно, что они были устроены главным образом греками и армянами, так как среди ленивых татар мало найдется желающих делать новые посадки; на равнине, где не жили другие народности, не видно никаких следов садов вокруг деревень. Горные татары, однако, обрабатывают свои сады, поливают деревья, унавоживают их, очищают, чтобы получить больший доход. Но из трех-четырех лет выдается только один урожайный год, так как часто случается, что теплая весна вызывает раннее цветение, а наступающие морозы и частые морские туманы уничтожают всякую надежду на хороший урожай.

Прививка глазком мало известна грекам и татарам, почему и нет в садах хороших сортов персиков и абрикосов, не полученных от обыкновенной прививки в расщеп. В этой же прививке они очень искусны, и ничто не может сравниться с способом, ими употребляемом, особенно в Бахчисарае, для прививки в корень, почти на четверть под землею, что дает не только более здоровые стволы, но и сама прививка пробивает со временем свои корни, придающие дереву большую долговечность.

Лучшие плоды в садах Тавриды — это груши, яблоки, айва и сливы, вишни посредственны, персики и абрикосы таковы, как выращивает их сама природа; так же — и с другими плодами.

Сорта груш очень разнообраны, между ними замечательны так называемые русские дули, их плод в середине — толще, чем вверху, и отличается нежностью и сочностью. К этому же разряду принадлежат большие груши "боздурган", "муллахти-армуд", султан-армуд", "кек-сулу" и поздно поспе/Л.150 об./вающий "албузан", затем — мускатная груша "миск-армуд", поспевающая уже в июне, и "ашрапаи"; маленькая круглая груша, поспевающая с майскими черешнями, поэтому и называемая [184] черешневой грушей 108; многие другие сорта, как "балл-армуд"; "ан-армуд", "хаяр-армуда" [огурцовая груша], "бей-армуд" 109 и другие.

Яблоки тоже бывают различных сортов. Самые замечательные известны под названием "синап" 110, отправляемые большими возами осенью в Москву и даже в Петербург и там дорого продаваемые. Это яблоко имеет особенный вид: продолговатый, с едва вдавленным хвостиком и очень ценится не только по своему красивому виду и великолепному вкусу, но и по своей прочности, сохраняясь до июля следующего года, не портясь и не покрываясь морщинами и только тогда достигая превосходного вкуса. До нового года его почти нельзя есть; величиной оно как борсдорфское яблоко. Следующий сорт по вкусу — челеби, рано поспевающее и рано теряющее свой вкус; есть еще и другие сорта больших и маленьких яблок, по большей части ранние; их описывать бесполезно.

Айва в Крыму — трех сортов. Два поспевают в разное время и называются летней и зимней айвой, последняя — меньшей величины. Есть еще сорт с большими листьями и толстым стволом, он отличается величиной и нежностью плода. Эту айву, известную и на Кавказе, можно есть сырою, не чувствуя вяжущего вкуса. Татары называют этот плод "хайва".

Кроме обыкновенных слив, есть в Крыму особенный сорт, круглый, в виде терна 111, хороший для сушки, и маленькая красная слива, большая желтая яичная слива 112 и большая синяя слива 113.

Из вишен, кроме обыкновенной кислой 114, имеется крупная анатолийской породы, сильно размножающаяся корнями; ранние сорта желтой и красной черешень и сходной с нею, более светлой, позднее поспевающей, также растущей в лесах 115; затем — черная черешня 116 и превосходная светлая, восково-желтая, полупрозрачная, большая черешня 117, не очень обычная в садах, никогда много не виданная в иностранных са/Л.151/дах; самое замечательное в ней — то, что, несмотря на ее нежность, она держится на дереве с июля по август.

Других косточковых плодов в хороших сортах в Крыму не встречается, как я уже сказал; персики 118 и абрикосы 119 получаются по большей частью на дичках; из первых есть один сорт — с белым, а другой — с желтым мясом. Только в Алупке есть несколько деревьев, приносящих крупные плоды. Мелкий сладкий миндаль 120 — еще в очень малом количестве.

Чошковое дерево 121 очень обычно в садах, попадается и в диком виде в лесах. Татары его прививают на айвовых деревьях, чтобы получить более крупный плод. Они сваливают эти плоды в бочки, наполнив их водой, и оставляют бродить всю зиму, получая очень приятный винно-кисловатый напиток. [185]

Садовая рябина 122, или Corbus domestica, очень часто встречается в горах, образуя большие деревья; листья, цветы пучками и плоды придают ей очень красивый вид. Между ними находится редкий сорт, дающий красные плоды большой величины в виде груши. Древесина этого дерева — красиво красная и очень твердая, превосходна для столярных и токарных работ.

Кизил 123 очень обычен в лесах и садах, в последних — на Салгире и Каче — есть сорт, дающий очень крупные плоды. Это низкое дерево цветет обыкновенно в феврале и марте, часто даже в январе, когда вследствие морозов завязь плода пропадает. Его рубят в большом количестве для подпор на виноградники. Плоды его собирают на выгонку водки, оставляя их бродить, но водка получает неприятный вкус, если косточка попадет в перегонный куб.

Хурма 124 растет только в южных долинах как в садах, так и диким и одичалым; как кажется, это — нетуземное растение. Также — и каркас, Celtis orientalis. Татары едят плоды этих обоих деревьев.

Гранатовое дерево 125 растет также в южных долинах и, кажется, было посажено здесь как садовое, но оно расплодилось на каменистых склонах и дает маленькие несочные плоды. Сказанное относится и к оливковым дере/Л.151 об./вьям 126, видным местами в садах в правильных рядах, с очень толстыми стволами, а также находящимся в различных местах, растущим между скалами в виде кустарника. То же — и фиговое дерево 127, растущее в диком виде во многих местах, но в садах находятся три сорта этих деревьев, дающие различные плоды: маленькая белая фига, маленькая бурая и большая бурая с продолговатым плодом. В две последние холодные зимы бoльшая часть фиговых деревьев вымерзли до корня. Лавровое дерево, вероятно, было ввезено греками, прекрасно растет большими деревьями, в особенности в Алупке между скалами. Татары этих местностей, досадуя на путешественников, посещающих Южный берег Крыма, и думая, что их привлекает красота лавровых деревьев, начинают их уничтожать.

Шелковичное дерево 128 имеется в Крыму с тремя сортами плодов: белые обыкновенные, черный и иноземный, столько же отличающиеся своими толстыми плотными листьями, подобными молодой поросли фиговых, как и своим плодом, почти столь же крупным, как обыкновенная слива, приятного кисловатого вкуса и очень полезного. Этот сорт образует очень большие деревья с распространенными и странно искривленными ветвями, цвет его древесины — лимонно-темно-желтый. Татары его называют "стамбул-души" и приготовляют из его плодов очень крепкий уксус.

Грецкий орех 129 — многочисленное дерево в садах южных долин и достигает часто огромной величины. Большое количество плодов этих деревьев вывозят в Россию. Они приносят большой доход, так как тысяча орехов продается от восьмидесяти копеек до одного рубля, и некоторые деревья в урожайный год дают от десяти до пятидесяти — шестидесяти и ста тысяч орехов. Большие с тонкой скорлупой орехи встречаются реже. Древесина его употребляется в Крыму главным образом для столярных работ. [186]

Орешник, лещина 130 имеются в Крыму трех сортов: обыкновенные, обильно растущие в садах и лесах; их дерево идет на обручи для бочек или на колья для ногайских войлочных шатров; так называемые ламберта 131 продолговатый, растущий /Л.152/ большим кустом, и Corylus Columa 132 с коротким тупым очень большим орехом, большие его кусты находятся только в садах.

Каштановые деревья 133. Как я уже заметил выше, в Крыму имеются только два каштановых дерева у деревни Дерекой, дающих ежегодно мелкие плоды. Было бы легко размножить это полезное дерево в горных долинах.

Комментарии

*165 "Грууш" есть турецкий пиастр.

*166 Эти названия — четыре книги: Ветхий завет, Евангелие, Псалмы Давида и Коран.

*167 "Даллак" значит у татар по всем справкам — селезенка убитого животного. Но я не мог получить истинных объяснений, как такое слово могло стать столь важным выражением в вопросе о разводе. "Даллак" у арабов значит: разрешение, разрыв узла.

*168 В больших, совершенно открытых городах, как в Петербурге, термометры всегда показывают зимой в северных частях города, где северный ветер дует со всей суровостью, на несколько градусов холода более, чем в южных частях, куда этот ветер достигает уже, пройдя город; также и близ широкой Невы холода на несколько градусов более, чем в узких улицах города.

*169 См. вторую часть моих "Sammlungen uber die Mongolischen Volkerschaften. Vol. 11.

*170 Страбон говорит в седьмой книге: "Что касается Херсониса, то за исключением горной области на морском берегу от Феодосии вся остальная часть его представляет равнину с хорошей почвой и чрезвычайно богатую хлебом: земля, вспаханная как попало любым пахарем, дает урожай сам-тридцать. Жители давали в дань Митридату 180 000 мединов хлеба и 200 талантов серебра вместе с азиатскими местечками возле Синдики. И в прежние времена отсюда вывозили хлеб к эллинам подобно тому, как соленую рыбу — из Меотиды. Рассказывают, что Левкон послал из Феодосии афинянам 2 100 000 мединов. Эти самые жители полуострова специально назывались земледельцами вследствие того, что народы, обитавшие выше их, были номады..." (Страбон, кн. VII, гл. IV, § 6.)

*171 "Рассказывают, что Митридатов воевода Нептолем в одном и том же проливе летом разбил варваров в морском бою, а зимой — в конном. Говорят также, что к зиме на Боспоре зарывают виноградные лозы, насыпая на них большое количество земли" [Страбон, кн. VII, гл. III, § 18].

*172 Кварта — старая русская мера жидкости, равная одной кружке (примерно в 1 л).

*173 Introduction d'Chistoire naturelle et a la Geographie physique de l'Espagne traduite de l'original Espagnol de Guill. Bowles, par le vicomte de Favigny. Paris, 1776, 8°, p. 249 sq.

*174 Единственная книга, где порицается обрывание листьев на виноградных кустах, помогающих питанию и созреванию плода и появлению почек в следующем году, найденная мною, — это: La pratique du Jardinage par M. l'Abbe: Roger Chabol. Paris, 1770, 8°, II. Partie, p. 656. Эта книга дает много полезных сведений. Листья, действительно, служат растениям не только для впитывания влаги, но также для разложения воздуха и вдыхания необходимых горючих и кислородных частей.

*175 Все следующие замечания о гибели саранчи прибавлены к второму малому изданию ["Наблюдений" 1803 г.], откуда и взято в перевод: Т. II, с. 382.

*176 По сообщению Спармана [Sparman], на Капе маленький долгоносик [Russelkafer] весной приносит большой вред виноградным глазкам.

*177 русский эймер [Eimer] имеет десять кварт, или по-татарски — ок [т.е. точно — ведро].

*178 Имеется в виду русско-турецкая война 1787-1791 гг.

*179 Царицынская и Украинская линии — "кордонная система" охраны границ, практиковавшаяся в России в XVII-XVIII вв. Вдоль границы в два-три ряда равномерно располагались укрепления и крепости, охраняемые гарнизонными войсками.

21 Grapps.

22 Ушур.

23 Судебном округе.

24 Юфта.

25 Мерра.

26 Мира.

27 Калгалык.

28 Даллак.

29 Подруга.

30 Законная жена.

31 Rosenstrauchen.

32 Ligusterum.

33 Wasserholder.

34 Lantana.

35 Vitalba.

36 Бахаар.

37 23 апреля старого стиля.

38 Чилле.

39 Гус.

40 Киш-чиллэ.

41 Бердюль-адиюр.

42 Эпёпё.

43 Бурьян.

44 Disteln.

45 Winterweitzen, кузлук-богдай.

46 Sommerweitzen, язлык-богдай, или кизилча.

47 Арнаут, или кайдур-богдай.

48 Spelz, капли.

49 Winterrocken, кузлук-ариш.

50 Чавдар и челмалык.

51 Sommer-Rocken, язлык-ариш.

52 Gemeine Wintergerste, кузлук-арпа.

53 Zweizeilige Sommergerste, язлык-арта.

54 Haber, юлав.

55 Миссир-богдай.

56 Hirse, тари.

57 Fuchsschwanze.

58 Setaria italica, кунакай-тари.

59 Bucharische Hirse, нар-тари.

60 Cicer Arietinum, Kichererbsen, наут.

61 Ускюлю.

62 Тютюн.

63 Sesam, сузат.

64 Баштаны.

65 Карпус.

66 Каун.

67 Хияр.

68 Кабак.

69 Долма.

70 Совут-кабак.

71 Eyerfrucht, Melongena; патилджан.

72 Бамис.

73 Helianthus tuberosus, герр-армуд.

74 Герр-алма.

75 Zwiebeln, арпачик-саган.

76 Knoblauch, сармуссак.

77 Porree, прас.

78 Kohlrabi uber der Erde, чокундур.

79 Sellerie, керевис.

80 Petersilie, мардонос.

81 Morhen, хавуч.

82 Beeten, уч-кундур.

83 Baumwolle.

84 Saflor.

85 Farberrothe.

86 Греческое слово.

87 Чатал.

88 Ашлама.

89 Ruster.

90 Ratzersdorfer.

91 Junker.

92 Толстокожий.

93 Женский палец.

94 Большой шабаш.

95 Сладкий черный виноград.

96 Черное вино.

97 Muelhrebe.

98 Козий сосок.

99 Weltliner.

100 Rauchkleber.

101 Klawner.

102 Тарапанах.

103 Melden und Salsolen.

104 Euphorbien.

105 Curculio Bachus, Russelkafer.

106 Bekmess.

107 Misseless.

108 Кирез-армуд.

109 Княжеская груша.

110 Синап-алма.

111 Ал-эрик.

112 Сара-эрик.

113 Джан-эрик.

114 Вишнэ.

115 Ал-керез.

116 Кара-керез, или таргана-керез.

117 Ак-керез.

118 Шефталэ.

119 Сердалэ.

120 Бадем.

121 Мушмула.

122 Ювез.

123 Кизилчан.

124 Кара-хурма, Diospryros.

125 Нар.

126 Зейтун-агач.

127 Инжир.

128 Дут, или души.

129 Дживез.

130 фундук.

131 Бадем-фундук.

132 Требизонд-фундук.

133 Каштан.

Текст воспроизведен по изданию: Петр Симон Паллас. Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Русского государства. М. Наука. 1999

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.