Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАУРО ОРБИНИ

СЛАВЯНСКОЕ ЦАРСТВО

IL REGNO DEGLI SLAVI

СОБРАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ О КОРОЛЕВСТВЕ БОЛГАРСКОМ НАРОДА СЛАВЯНСКОГО

Понеже читати случается часто в сем сокращении повествователном имя римское, должно есть разумети под тем именем Римлян Греков, а не Латин. Ибо Константин Великии пронес державство, от Рима в Константинополь, идеже Греки нарекошася Ромеи, то есть Римлянами. С ними же народ военныи Болгаров был непрестанно в воине от чего поддалося ему в едино время динником державство Восточное. Историки же, которые писали деиства Болгарские, будучи их неприятели, от зависти и ненависти, о многих околичностях належащих ко храбрым поступкам болгарским противу оных Цареи, умолчали.

Болгары, порождение Славянское, пришли из Скандинавии, и оселися во оных краях Германии окружаемых морем Померанским, и Балттским, и обитали тамо неколико время. Потом отшедше от оные страны, остановилися оружием в пространных полях берегов великия реки Волги, от нее же нарекошася Волгары, а потом Болгары. От которых с прохождением времени, едина чаша отъиде, и прииде к Дунаю, оттуду же на конец пронзилися во Фракию яко бы в лето 390: в которое время Феодсии первыи, Царь Греческии, разбил [290] Болгаров, и отабрал от рук их град Сирмию. В лето же Болгары напали на Агелмонда Короля Лонгобардского, и одолев его убили на бою; В начале же Архиереиства Симмаха Папы, бывшего в 495, лето, напали не токмо на Фракию, но и на Иллирик, на котором, разбили воиски, Греческие. В лето же 12: державства Иустинианова, наступили на Иллирик. Но Акум Король союзник Греком разбил их, возвратяся же они, на другои год напали на Акума, и поимав его жива, привели с собою. На Третии год, Мунд Гепид сын Гезма Принцепа. Сирмского, учинен быв правителем Иллирическим, егда шел прияти; власть правителства, нападоша на пути на неги, Болгары, которых он победил, и послал болшую часть из пленных ко Царю, которыии их разослал, по Армении, по Лазике, и по другим провинциям. Феодарик Царь Остроготскии, в походе своем на Италию, был нападен, и много другим, от Болгаров водимых Буритом или Бизаром Королем их. Теже Болгары, обитавшии в Паннонии купно со Авары, тояжде породы, при постановлении, нового Короля, пощли в распрю между собою. И понеже одолены быша, от многочислия, Аваров, и прогнаны из Паннонии. Едина, часть, числом девять тысяч с женами и детми пришли к Дагоберту Королю Французскому, просяще места в его королевстве, да бы возможно обитати им. Но разделени [291] быша в вершителном, или розыскном суде, по многим домам, и во едину нощь быша вси побиты с женами и детми указом Дагобертовым. Другая же часть под вождением Алцека их Князя, прошла: во Италию к Гримоалду Королю Лонгобардскому, которыи послал их в Беневенту к Ромоалду своему сыну, идеже быша приняты приятно, и разделены по полям диким Сепиана, Бовиана, и Сернии, и протчих городов степных. Пременив же имя вождя своего, которое имел Алцек, на оное Гасталд. Протчие же Болгары осталися при берегах Дунаиских, напади под вождением Вукича и Драгича их началников на Скифию, и на Мизию правительствуемыя от Иустна и Бландария, которые одолели Болгаров со убитием их началников. Под вождением же Батая ила Бутая разбили болгары воиско царя Константина, тако, что он учинился данником их, дабы имети мир с сим народом военным. Иустиниан сын Константинов, отказал дань давати болгарам, нападе на них внезапу, и разъезжая во Иллирике, разорил все оное место. При возвращении же бысть ему препятие в проходех узких от Болгар, чрез которые, едва возможе уити с великим побитием своих. В лето седмое его державства, принял на свое жалование 30000 Славян. И разорвав союз с Арапы, пошел с тяжким воинством противу их. От измены же Славян беглых при бою [292] Арапском, быша Грецы разбиты, и развоеваны. Побеже и Царь даже до Левкадии, где повелел всех прибити остатних Славян с их женами и детми, бросая их с горы Левкадии в Море Магмет такожде, Принцеп Арапскии, нанял своим жалованьем Славян, с которыми развоевал земли державства Греческого. Возврашяся же Иустиниан в Константинополь собрал новое воиско, с которым напал на Болгар, развоевали все место обоих Мизии, дарованных от отца его сему народу. И егда возвращался с корыстми во Фракию, нападен бысть от Болгар, и принужден назад возвратити добычу, и присягати к миру с ними. После же сего мира, умре Батая Король Болгарскии, сотворив в незабвенную память имя свое учинением данниками Константина сына Ираклиева, и Иустиниана Цареи Константинопольских. Порицая же на постели смертнои фортуну великия напасти, в том, что не допустила его умрети на каком нибудь бою с мечем в руках. По нем учинился наследник Тарбал или Тербел на Королевстве Болгарском, Капитан изрядныи, и человек веледушен. Сеи в начатке своего правителства, развоевал Аваров. От которых известился что они были одолены за свое несогласие, и за сребролюбие их главнеиших, тоя ради вины повелел созвати народ Болгарскии, и объявил им закон таков: что, ежели кто из них наиден будет, [293] и обличен в воровстве, или в каком нибудь прегрешении, То без всякои пощады будет смертию казнен. Которого закона, ни иных законов гражданских они Болгары прежде не знали. Иустиниан третии, прогнаныи с Престола от Апсимара, притеч о помощи к Тербелю, которыи с своим народом осадил и взял Константинополь, и поставил паки Иустиниана на Царство Греческое. Но Иустениан неблагодарник будучи о добродетелстве восприятом, наступил на Болгарию. Однако же побежден бысть, спасеся бегством чрез море в Константинополь. И по том от Масалда Принцепа Амбов, и от Солимана началного пресилного воиска, осажден и морем и сухим путем. В первое же лето державства Лва Исавра преемника Иустиниана третияго, разоряющым Варваром всю Фракию, и протекающым границы Болгарские: Тербель Король Болгаров, нападе на неприятеля, намеренного ко граблению, и побил 30000 и учинил оставити осаду Константинополскую. Сеи Тербель, бе первыи Король восприявыи веру Христианскую. По сем оставил волею Царство сыну своему первородному, с таким положением, еже бы пребывати ему верну и постоянну во онои вере. И по том бысть монах. Но услышав, что сын его превращал Болгаров паки ко отверженному паганству, сняв одеяние монашеское, восприял паки бразды Королевства. И приведши паке [294] сына, под власть свою, приказал его ослепити сурово. И по том вручил Царство сыну своему второму, с таким же завещанием наказуя его, да бы был разумноправителен; и не следовал бы поступкам ослепленного своего брата. И восприяв паки монашеское одеяние, свято скончал свою жизнь. Умершу же Тербелю, не много по том, поиде за ним и сыне. Того ради Болгары избрали за Короля себе Асеня великого, от Греков же исказително наименованна Асан и Кассан. Сеи поиде с воиским своим противу Гвалдов, второго Калифы Арапского, разбил его, и порубил на мелкия части 30000 Арапов и отобрав Армению и Мидию царству Греческому, заслужил от Лва царя титул Королевскии. По сем Асене наследник бысть зовомыи Добре, которыи проложил имя Добруциа, стране сущеи от сея части Дунаиские. Послал он послов просити новых договоров и положения о разных городках от него построенных. Но понеже послы не добре трактованы были от царя, Добре прошел воюя даже до урочища зовомого Долгих стен, и учинив великую добычь, возвратился в дом. Константин убо пятыи царь, вшел с воиским тяжким в Болгарию, идеже бысть разбит и развоеван от Короля Добре, последи же Добре будучи в подозрении у подданных своих, яко бы таино договор мирныи чинил с царем, бысть ссажен с Королевства, и [295] убиен со всеми принцепами дому Королевского, по нем учинили себе Королем Телевзия или Телезия юношу тридесяти: лет. Но и тои [понеже нещастием бысть разбит и побит от воиска царского, с побитием смертным своих, и со взятием многих, которые отведены были с триумфом в Константинополь, и быша, вси обезглавлены вне врат златых] от них убиен бысть. И поставили на Королевство Сабина зятя Комереиева. Сеи Сабин послал к царю просити мира: а Болгары собравшеся сотворили: храброе возпротивление. Видя же себе Сабин ненавидима, от подданных, удалился в городок Меземорию, и оттуду проиде в Константинополь, под защищение Константина царя, да служить его злочестию, еже имел и в Болгарии, отложив почтение святых Икон. Болгары же поставили Королем Пагана. Сеи Паган послал к самодержцу, да бы имети с ним разговор лицем к лицу. Получа же верность слова царского и пришел со всеми своими бояры к царю царь поносил их о томлении учиненном, Сабину присутствующему при предреченном разговоре, учинил по видимому мир с Паганом, но под рукою послал царь людеи вооруженных в Болгарию поимати главнеишаго всех оных мятежеи, которому повелел обсещи при его присутствии руки и ноги, и по том повелел учинити ему анатомию живому, и ввергоша: его в огнь. И тако под стению онаго [296] мира, вступил царь в Болгарию рукою вооруженною, и разорил страну безоборонную, без всякого предуспеяния, болгары же отвергли и прогнали Пагана, И понем поставили Телерика, которыи возпротивился нападениям самодержцовым. Вышедшу же воиску цареву караблями противу Болгарии, погибе болшая часть караблеи и людеи бурею морскою в лето 30 его царства. Послал царь и другое воиско морское две тысящи Паландр, еже бы привезти людеи и лошадеи противу Болгарии, сам же с иными караблями болшими вошел во устие Дунаиское, и пошел вверх. Дошедши же до Варны, напал на него страх напрасныи, и уже намерился возвратитися вспять. Егда же и болгары темже объяти бывше внезапным страхом, послали Гоилу и Цигатона просити мира, которыи мир учинен бысть вскоре соудоволствованием великим царю. Но в месяце Октябре того же года уведомлен быв царь, что король Болгарскии не сохранив мира, подвиг полк воиска дванадесять тысящь человек, что бы восхитити град Берцетию: собрал и царь воиска своего числом осмьдсеять тысящь воинов, показуя аки бы шествовати имать противу Арапов: вскоре тое обратил противу болгар, и так удобно разбил их и развоевал, что Телерик обязался утвердити мир с Царем, которыи он же Царь нарушил в лето 34: своего державства, послав воиско карабелное с 12000 людеи. Которые [297] егда достигоша в Месемврию, быша карабли разбиты, и поломаны от силного ветра с погублением не малым. людеи, тако, что то отправление погибе в воде. Дознався же Телерик, что несть ни единои поступки при нем, которои бы ради царь не имел быть в Болгарию. Тои час уведомлен опредателех от шпионов, которых он содержал в Болгарии, и да бы означити их, написал едино писмо к Царю, в котором изьяснял себе быти намеренна, убежати от измены в Константинополь, и умолил его да бы послал ему Царь надежных проводников, и назначил бы имянно особы верные ему сущыя в Болгарии, которым да бы мог он открыти без беды свое намерение. Противу которого писма Царь возответствовал с несмыслством, и наименовал ему особы, те, которые пребывали в Болгарии в его приклонности. Телерик же сею хитростию означив своих предателеи, поимал их всех, и повелел пресекавши их пополам, и потом вешати разчетвертованы. Умершу же Константину, Болгары согнали Телерика, с Королевства, и поставили Кардама и побежал Телерик к Царю Лву Копрониму, сыну и наследнику Константинову, от негоже добродетелно бе восприят, и учинен Патрикии, и оженен со Ириною двоюродною сестрою Царицыною. И понеже Болгары обратилися за многое время к паганству, того ради Телерик: в Константинополе явнонародно окрещен бысть. [298] Константин шестыи разные имел воины с Кардамом, и почитаи всегда в худшее приходил, с погублением таких Патрикиев Константинополских. Умерщу же Кардаму, понем наследник бысть Крунн, принцеп веледущныи в междоусобных бранех меж Кадамом и Людевитом Славяны, правители Паннонскими. Приложился Крунн к думе Людевитовои, нападе на Генерала Борну, Царя Западнаго, в Далматиии прогнал его из болшие части тоя области; постановил мир с Царем Западным. И обратився по обыкновенному на Восточного, проиде все провинции Греческие, Фракииские. Никиифор же Царь егда повелел раздавании жалование салдатом Грецким в седмое лето своего державства, близ реки Струмицы: притече туда Крунн, отнял тысящу сто либр злата у казначеев Никифоровых: разбил полки царские с смертью генерала их, и взял город Сардилу. Никифор же выступил на воину с Ставратием своим сыном, ведыи с собою пресилное воиско на Болгарию, в которои употребил безчеловечество, нежели варварство, пожигая все места, своего прохождения, пожиная острием меча без милосердия, или разнства естественного полу, или возраста: убогии люд, непопустил своих погребати трупы: сожег двор Крунов, отвержеся мира, которои ему со всякою уступкою предлагал он, паки что реченныи Болгарянин отчаявся, собрал [299] своих, запер все проходы возврату воиска Греческаго, и наступя на него близко Славомир, недалече от Никополя, разбил его всеконечно с пограблением всего провиянта и корыстеи: убиен же бысть и сам Никифор. Его же главу приказал Крунн воткнути на вилы ради позорища, и знаку победы, на стыд Греком. И потом отсекши кость шеиную, и выняв преграды, сотворил на черепа едину чашу украшену златом из которые пил всегда вино с своими бароны, в торжества всенародная. Грецы же избрали себе Царя Михаила Куропалата, иначе речена Ранкавея, отгнаше Ставратиа сына Никифорова. Овладетельствовал Крунн градом Дебетом, предложил мир Царю под некоторыми деньми, которыя понеже не приняты быша под притвором единаго благоговеинства ложного, да бы не потеряти чести державства: подвиг Крунн воиско свое под Месембрию, которую завоевал огнями артифициалными, которым научил его един Араплянин уходец от Никифора. Михаил восприял совет, еже учинити мир с Крунном. Но сеи совет отметнут бысть от причта оных, иже суть тщания судебного. В то время явися комета ужасная на небеси образом двух лун яснеишися, которые сходилися и расходилися в различныя образы с видимостию видимою образа человеческого без головы. В городе Месембрии и в Дебелте, взял Крунн 36 [300] пушек медных, со множеством великим злата и сребра. Царь препровадил всех своих людеи во Фракию, сам идущ напреди воиска с своею супуругою Прокопиею. И пришел до самотечи Ираклииские в 12 день Маия. В то время помрачися солнце затмением великим, от чего бысть ужас Крунну. Воиско же царское семо и овамо шататеся без забавы в каком либо деле нарочитом к баталии. И тако нападен Царь от Крунна, и чрез предательство Льва Армянина Генерала воиск Восточных, завистносоперника Михаилова, разбит и побит с потерянием всего припасу. За сие Греки отъяли державство у Михаила, и дали с Лву Арменину. Крунн же оставя часть воиска, под вождением брата своего, с конницею осадил Константинополь, и бысть хитростию от Лва ранен легко. И отставя осаду возвратился ко Адрианополю, и завоевал его, и привел с собою в Болгарию многих Христиан, между которыми был Мануило Епископ, со отцем и с материю Василия Македонскаго, тогда бывшим еще младенцем, которыи последи был Царем. Сии Христиане многих обратили болгаров в веру Христову. Умершу же Крунну, от греков называему Друн, наследник по нем бысть брат Муртаг зело жесточаиш преждебывшего. Сеи сотворил еже претерпети мучение Мануилу Епископу, и клевретом началным. Егдаже потом многажды будучи разбит [301] от Греков, помирился на 30: лет с Царем, со отданием всех пленников. Собранным же всем им ради возвращения ко отечеству, увидел Муртаг между ими Василия Македонскаго, отрока зело многолюбезна видом, стояща с благодатью особливою, блистающа светло ради своея свабоды. И призвав его к себе, взял за руки, и поцеловав подарил ему яблоко узорочного величестна, тои восприял тое опершися на колени болгарянина. Имел сеи Муртаг многие воины в Паннонии прошив подданных Цесаря Людовика пришел своею охотою в помощь к Михаилу Травлу Царю осажденному в Константинополе от Фомы, которыи искал владети Царством. Разбил Фому на бою полевом, и исполнен добычеи возвратился в Болгарию: ходил противу Славян, и их одолел с великим кровопролитием обоих сторон: поставил правителеи над их областми, отгнав оных сущих от их народа: при мирном утвержении с Феодорою Царицею, вдовою Феофила Царя, взял на размену сестру свою, которая была полонена в Константинополь, и сотворишаяся христианынею Феодором Куфарою пленителем своим. Возвратившися же сестра к брату Муртаге, понудилася обратити его к вере христианскои, но без события тогда. Случилося же, понеже он был велии любитель за охотою звериною, того ради построил палату, чтоб иметь прибежище во время [302] лову си псы и повелел Мефодию монаху Греченину иконописцу рядному, украсити оную палату живописаньми, и начертати различные многия образы звереи страшных взорами, не наименовав виды. Тоя Мефодии наставлением божественным, написал второе пришествие Христово, не ведая изобразити, Чтобы было страшнеише сего. Король Муртат увиде от единые страны изображнное множество избранных, а от другия, мучения уготовленная злым, абие ужасеся. И так сие зрелище водружено бысть в сердце его, что [понеже всему его Царству страждущу от поветрия смертоносного повсюду] с великим сокрушением притече о помоще к Иисусу Христу многократно внушенному прежди от сестры. И призвав его от всего сердца, бысть услышан, и смертоносие прсеша вскоре. Сие видя Муртаг посла со тщанием к Царю Людовику, получиши от него людеи могущих его наказати о вере, и крестити его. Быша же послани к нему два Епископа от Папы Римского Николая первого, от них же бысть научен и крещен со всеми своими людми. По том болгары будучи подущены и подвижены многими дары от священников Константинополских, изгнаша из Болгарии священников Римских и восприяша Греческих. Муртаг же быв христианином, получил от Царицы царствующие в Костантинополе, весь оныя [303] кряж сшраны сущия между провинции железнои нареченнои Загорье. Ея же Епископство Лев премудрыи Царь подложил Архиепископству Адрианопольскому горы Ема. Умершу же Муртаге бысть по нем наследник в Королевстве, Симеон Лабас сеи за поборы правимые Грекамина на купецких людеаи Болгарских, подвиг воину на державство Константинополское, разбил воиско Греческое со умещвлением генерала, повелел отрезати носы всем пленникам и паки отслал их в Константинополь. Фока же Царь послал послы с превеликими дары ко Унгром, дабы вступили в Болгарию и разорили ю. И сам Царь при том приуготовился с флотом на разорение Болгарии. Вшедше же Унгры в Королевство Симеоново, разбилии Его и запустошили Болгарию. Царь же откупил у Венгров всех Болгаров полоненых на бою: послал Симеон договариватися о мире со Лвом философом Царем, на которои договор послал к нему Царь Керосфатта заключити мир: которого посла; Симеон при себе удержал, а сам пошел противу Унгров, и побил их, и учинил разорение Королевству их. По том отписал к Царю сице: ежели он желает с ним мир имети, тоб отдал первее всех болгаров неволников. За что покусился Царь оружием поступити, но дело то не бысть ему способно, и тако учинил мир с Болгаром: Умирая же Лев, оставил державство своему брату Александру, и [304] Симеон паке к нему послал послы, еже бы подтвердитии мир учиненныи со умершим. Но егда не восприял их Александр с честью подобающею, вступя с воиским своим в статы Царские, развоевал украину по своему угодию, не обретая, ни единаго веспротивления. Умре же и Александр от преизлишества, пития и ядении, оставив Опекунов племяннику Константину седмому, сыну Лвову и Зоину, Государю девятолетному, да бы он пребыл под управлением сих. От чего пременилиея за несогласием их мнении, дела царственные от худа в хуждшее. Симеон же, хотя пред успеяти в их разгласии, поставил было осаду Константинополю, и отставил паки ради воспротивления великого от осадных. Получил же конференцию лицем к лицу с Царем, и с правителствующими в палате Влахернскои, о договоре мирном, которыи ради предложении запросных от Лабасса, не бысть прият Греками: Симеон возвратяся ко своим, разорял всю Фракию, осадил Адрианополь, и не могши его взять насилством: достал златом, дав гварнизонным салдатом, которые отперли ему ворота нощию: с последним бедством, и запустошением мещан ограбленых во всем. Константин же видя опустошение Царству, призвал паки матерь свою, жену великомышленну, бывшу заточенну от душеприкащиков или опекунов, [305] и учинив тую общницу Царства, возъисправил разрушения стату: отставил от управителства патриарха Николу со иными домовными отцевскими, приставил своих братии в чины первенственные державства. Учинил отложитися Адрианополю от Симсона, и возвратитися в покорение правителства древнего. Учинив же перемирье со Арапы и с другими неприятелми, собрал силное воиско, правителствуемое Фокою доместиком школ, искуснеишим в хитрости военнои. Чрез сего вшел в Болгарию, разбил воиско Симеоново с великим побитием Болгар. Из которых начали бежати во всю волю. Егда же Фока утомяся от труда и от зною, восхотев простудитися, вышел из обозу без товарыща, и не сказав ничего, и поиде на един источник умыти себе лице от пыли и от поту, ушел у него из рук конь, и возвратился в воиско. Видя то салдаты, и усумневаяся о смерти своего Генерала, прстали битися, и заметалися. Симеон видя то с единые горы близ сущия, собрал остатки расточенные от воиска одолевшего, с теми ударил в тыл неприятеля заметавшегося и без главнеишаго суща разбил всесовершенно тако, что фока, едва возмог, с немногими спастися в Месембрию. Царица же услышавши тое разбитие, послала Иоанна Богу, еже прбрати новых людеи по сухому пути, приказав Роману Лагапену Друнгарию, сиречь Адмиралу, [306] спровадити их в Месембрию в подмогу Фоке, но произшедшу несогласию между Бога и Адмирала о переправе новых воинов: воини устраняся возвратилися в домы а, Адмирал и Бога, пошли в Константинополь судитися и обретеся виноват Адмирал. Но по заступе великои, которую он получил у Царицы, приговор не совершился. Болгарянин возгордевся победою полученною, осадил Константинополь Фока же с новым воинством тамо приспел, и дал с ним бои, и разбил его всеконечно, что немногие Болгары возвратилися в болгарию. Симеон послал послов к Фатлуму Князю Тунезскому, увещевая его, дабы он пришел морем с своими Срацыны, ради осады Константинополскои, понеже и он бы туда имел приити с воиском сухим путем, обещавая ему половину разграбления града. И Фатлум сие слышав послал несколко своих баронов утвердити договоры с Болгаром, но быша поиманыи от Калавритян на пути, и приведены в Константинополь к Царю. Тои же и свободив Срацын, и одарил их, а Болгаров задержал. Лабасс же паки. разорил Грецию, не имея себе противности; и взял пребогатую добычю. Роман Лакапен Царь, послал воиско под правителством Пота Аргира на Болгарянина, которыи развоевал Пота, и осадил Константинополь невозмогши же одолети его, поиде на Адрианополь которыи от глада предался ему во власть; разорил Фракию и Македонию, и пришедши до стен [307] Константинопольских, попросил о разговоре особливом с Царем, и о договоре мирном: что получил без всякого деиствителства, возвратился в Болгарию с своею добычею. И обратяся на Кробатию [от иных названа Ращиа] союзную державства Греческого, бысть разбит и побит в теснотах горских: в тоже время пришел един человек донести Царю, что болван поставленыи на воротах Ксерофила, превратился во образ Симеона Болгарянина, которому ежели бы де отрублена была голова, то почует скоро реченного Симеона смерть, еже и бысть учинено. И не много по том нападоша на Болгара болезни безмерные от Стомаха, от которых положиен бысть во гроб. По нем бысть наследник Петр сын его от второго брака. Сеи видя Королевство опустошено от глада, и бояся нападения от Царя, послал к нему послы предложити о мире, и о присвоении. И понеже обоя предложения быша прияты поиде Петр в Константинополь, идеже утвердил мир, и оженился внукою Царевою, дщерию Христофана его первородного сына. Возвращающуся же ему из Константинополя в Болгарию, Иоанн брат его, с некоторыми бароны Болгаряны, устроил ему наветы. Которые понеже вышли на ружу, перехватал заговорщиков. Иоанну учинил наказание явно народное, и по том в заключение посадил и протчих же товарыщеи головою вершил. Царь же [308] Иоанна монаха под вымыслом, аки подтвердити договоры с Болгаром, но с таиным указом, еже бы освободити Иоанна от заключения, и прислати его здрава в Константинополь, еже и бысть совершено усердно. Взбунтовал другии брат Петров именем Михаило с помощию жителеи единаго града крепкого болгарского. Но умершу реченному Михаилу, убоялися бунтовщики гнева Петрова, и ушли из того, городка, и запустошая Македонию, Страмону и Грецию, овладателствовали Никополем, и ту оселися. Но по времени воинами беспрестанными от царства Греческаго, мало не все пропали, наказаны за их измену, и за их хищения. Умершеи же жене Петровои, изыскал вбзобновления о договорах с царем, и послал к сему деиствителству Бориса и Романа своих сыновеи за аманатов. Тии же, егда умре отец их, быша отпущены возвратитися в Болгарию, ради воспрития владетелства Королевского. Егда же Давыд, Моиссеи, Аарон и Самуил братие, сынове же Комитопола, человека у Болгар многоуверенна, возбуждали подданных, к противовостанию, вступили Унгры в Болгарию. Борис убо попросил Никифора Царя, вспоможении, но он ему возответствовал, яко за честь державства, не пристоино ему объявитися неприятелем Венгром. Не по многом времени по тем вступили Унгры во Фракию разоряти ю, послал и Никифор к Борису, прося его да бы воспротивился [309] устремлению Венгров. Сеи такожде отрицаяся даров от Царя, и возответствовал ему, что ради чести и Болгарскои пользы, не можно, ему изъявити себе неприятелем единому народу, с которым уже учинил мир. Царь досаду присмь от сего ответа презрителнаго, послал Калокира сына Херсонова к Светославу князю Россиискому возбудити его на вредителства Болгарии. Тои же вступил с воиском в Болгарию, отнюдуже вынес изрядную добычю в Россию. То же учинил и на другои год, и теми походьи покорил себе болшую часть Болгарии, и намерился поставити свою столицу тамо, привлекаем веселостию и плодородством того королсвства, и возбуждаем от Калокира, которои ему с Королевством Болгарским подавал надеяние и о притяжании Греческого державства. Иоанн Цимисхии наследник Никифров догадавшися о пронырстве Калокирове, и о намерении Светославове, воспротивился ему отважно. И разбив его на бою, прогнал из Болгарии в свое места, Борис помогал Россианину в сеи воине, и понеже поиман бысть Цимисхием в разбитии, бысть милосердо чествован, и паки отпущен свободен от Царя. По том же не много отложася Борис от державства Греческаго, бысть поиман, и приведен в Константинополь, идеже бысть обнажене от знамении Королевских, и учинен магистром. Он же ушел в платье Греческое одеявся, и пре возвращении своем [310] в Болгарию бысть убиен от некоего Болгарянина, которыи мнил его за Грека, болгары же вручили Королевство Селевкию человеку военному и велеумному, тои же не доволсетвуяся провинциею Загорьем, присовокупил к тому еще место Трхкорневы, ныне же зовомы Топлицы, завладевая болши Средику, от Греков искаженно названну Сардика. И егда возвращался в Болгарию, напали на него болезни колические, и умре на пути. По нем наследник бысть Суботин, от Греков же проименован Сабин вторыи. При его же правителстве, Королевство Болгарское всячески одолено и покорено под иго Греческое. Но во время Василиа Порфирогенита, отложилися паки болгары, и дали правителство своего Королевства Давиду, Моисею, Арону и Самуилу братиям, детем же Комитополовым: Ибо уже перевелась порода Королевская в Романе Евнухе Сыне Петрове. Но Давид умре вскоре, Моисеи убиен бысть при ратовании Замка Серры, а Арон убиен бысть содеиствием Самуила своего брата со всею его фамилиею, окроме единаго сына токмо, по имяни Иоанна Светослава. Точию Самуил остася един, Государь Болгарии, разорил провинции Западные, ими же и овладычествовал. Устремился на Далматию, пожег предместие Рагузское, и первыи город Катару. Многажды же разбивал Греков, посекая в части воиска их. Но от невеликого своего осмотрителства, бысть разбит сам и побит, [311] и ранен от Никифора Урана, на берегу реки Сперки, что едва и спасся с сыном своим такожде раненым. Возвратившися Самуил в дом, освободил Азота сына Григориева Маршалка; [которыи взят был на бою, бывшем в прешедшем году, с предреченным Григорием капитаном Греческим] дав ему в жену свою дочь, и в приданые провинцию Дурац в правителство, где приехав, сел в карабль со женою, и прибыл в Константинополь, и почтен бысть достоинством Маистерским, а жена ево достоинством Зосты. Царь с воиским многим отобрал паки болшую и меншую Приславу, Плискобу, Беррию, Сербику, Бодену, Фессалонику и Видин; Самуил же: напротив взяв приступом и разорил Адрианополь. Но стоящу ему с воиским своим при берегах реки, Аксии, ныне нареченнои Вардара, и мнящу быти безопасну от наводнения реки, нападен бысть от Царя, иже збив его, разорил, и город Скопы здалея победителю, повелел Самуил укрепить тынами частыми проходы узкия Цимбалога, и Клеидия, чрез; которые: обыкло проходити воиско Греческое ради вступления в Болгарию. И егда возвещено ему было о движении Царевом, еже воити в Болгарию в его Королевство, ста со своими людми на стороже оных перегород. Которых, понеже не мог одолети Царь, силою оружия учинил Никифор Ксифии префект Филиппополскии кругом долгои объезд с единым [312] полком немалым от воиска своего Царя, и путешествуя по горам, напал созади на воиско Самуилово, то разогнал, и подоспевши Царь чрез проходи оставленые, разбили воиско Самуилово со взятием пятнатцати тысящеи болгаров. Которым всем повелел Царь по выколоти глаза, оставя токмо всякому сту человекам, по единому за проводника, и то с одним толко оком. И тако их отослат вспять к Самуилу. Он же толикую восприя осем зрелищи болезнь, что объят быв сердечною болезнею, и умре, оставив за наследника королевству Радомира своего сына, а иначе прозванному Роман и Гавриил, которыи был зело дороднеишии отца, но немного разумен. Сеи родился от единыя неволницы Ларисскои. Вступил же в правителство в 15: день месяца Септемврия. И с того времени в един год быв на ловли за охотою, убиен предателством Иоанна Владислава, сына Аронова, которому Радомир даровал живот, егда другие братие его были по указу Самуилову убиваеми. Иоанн Владислав был возбужден содеяти сие Цареубииство, и сие неблагодарство ради обещании от самодержца. Которыи ради унятия наездов учиненных Гавриилом во Грецию, послал таино к реченному Владиславу, поощряти его ко отмщению за матерь отца, и за братеи, обещавая ему властвование Болгарское с провинциею Болгарскою. И егда стоял Царь при ратовании Молена, пришли слуги Владиславовы, [313] да уведомят его о поступке пронырства. Тогда по обещанию, послал Царь Владиславу властвование Королевства Болгарского на грамоте запечатаннои своею печатию. Но понеже Владислав не вник ко охранению договоров, вступил Царь сам в Болгарию, и разорил остров со уездом Сошком, и воиско Пелогонииское, повеле исторгати очи всем салдатом Болгарским, которые впадали ему в руки. Завоевал и Охриду столицу королевства Болгарского. Оттуду прошел в Дурац, идеже укротил хитрости и поступки капитанов Владиславовых, и егда не остерегся в том отправлении, Болгары порубили всех Греков поставленых в гварнизоны вышереченных добытых городов. Возвратився Царь в Пелагонию, и гоняясь за Иванчем, а от Греков названым Ибаца, даже до Фессалоники, побрал все городы напольные. Сия воина пребысть непрестанно полтретья года. В начале же того времени, будучи Иоанн в Дураце, бысть убиен незнаемо от кого, ниже како. Сею смертью Иоанна, получил Царь от Кракраса премочного господина болгарянина ключи тридесяти пяти городов крепких. И егда пребывал в Мосинополе, пришли послы Пелагонииския Моробиздо, и Липении, со ключами всех городков тех. Доходящу же Царю до Замка Серры, Драгомуж сдал ему Струмицу. И прежде достижения его туда, встрете его Давид Архиепископ Болгарскии, посол от Марии [314] вдовы Иоанновы, со уступлением всего Королевства, Такожде встретил его Богдан Господарь городков внутреннеиших Болгарии, егоже он поставил Патрикием, в награду ему за верную его древнюю службу, показанную Царю, понеже он убил своего тестя не приятеля державству. Оттуду преиде Царь во Охриду, идеже повелел оттворити казну всех Цареи Болгарских. И из оные взял многие короны златыя с камением, и сто сотниц злата, которое роздал салдатом. Показал великую милость жене Иоанновои с тремя сыны ея, и с шестьми дочерми едии сын природнои Самуилов, и пять сынов и две дочери Радемировы. Еще имела Мария три Сына, которые ушли в гору Тмир, сии получивше особливых приводников, пришли к Царю, от него же быша почтены и пожалованы, вси в своих прошениях, прилегше о верности Царю. К нему же после еще приведен бысть Иванчь ослепленныи. Которыи ослеплен сицевым образом: егда увиде что всяк течаше, аки к источнику, к победителю, [един токмо был противляся ему. И засел на единои горе аки неприступнои, на неиже имел замок стольныи с садами сладостными. Оттуду изыскивал временного случая, еже бы огосподствовати Королевством Болгарским, разрывая многая назначения Царева, ниже склонялся на увещания и обещании, ниже от угрожении, еже бы покоритися, пред ним, [315] удерживая Царя 56 днеи: в подозении своими ответствовании сомнителными] невосхоте покоритися: тогда Евстафии Префект Охридскии, приобщив намерение свое двум толко слугам своим верным, пошел с ними в день Усления Пресвятыя богородицы [в тои день Иванчь созвал к себе многих своих приятелеи] в замок не быв зван Иванчь же ужасея о пришествии неначаемом оного Префекта, но понадеялся, что и он отложился от Царя. Наипаче же, что ко скончании утрени, попросил Префект Иванчу отступить подалее в место особно, да бы сообщитися с ним о делех превеликих. И егда внидоша едини в вертоград из насажденыи древами. Тогда Евстафии быв человек дюжии и дородныи, нападе на Иванчу. И поваля его на землю, стал коленми ему на груди и помахал своим слугам, которые подбежав заткнули уста Иванче, и выкололи ему вон очи. Приведше же его в его палату, вскочили на самую вышку домовую, с саблями наголо, стали себе защищати противу людеи, которые было збежалися туды с саблямиж, и с копиями, с луками, и с камением, приступати на них, и отмстити обиду учиненную господину дома. Евстафии же выглядывая из единаго окна, рукою и голосом утишил мятеж Болгаром. И по том разговором увещателным о околичностях нужных делу, привел Болгаров, еже прияти Царя, и обещати [316] ему верность. И тако Евстафиа утиша народ, безе всякого препятия повел Иванчу к Царю. Тои же похвалив тако мужественное дело Евстафиево, дал ему в награждение стареишинство Дураца со всеми пожитки движимымя Иванчевыми, а Иванча был держан за стражею. Уставив же Царь Колонии Дурац и Адрианополь, и покорив под иго все Царство Болгарское, возвратился с триумфом в Константинополь, с празднеством обычным во времена древних Цареи Греческих. Стояло Королевство Болгарское под владением Царским в расстоянии 35 лет. В начале тех лет, еже бысть во время Михаила Пафлагона Царя, болгары отвергли иго Греческое под управлением единаго их болгарянина, нарицаемаго Долианин, состояния низкого, но опаслива в делех своих. Сеи был полонеником в Константинополе, и оттуду ушел в Болгарию, и хвалился яко бы он был сын побочныи Аронов, и учинился в главнеиших единому воиску Болгарскому, разгромляя неприятелски Фракию. Но понеже не учествовал добре своих салдат, бысть в нападении от них, и принужден убегати. Но бывшу воиску без Началника, бысть Тихомир болгар поставлен Генералом, и объявлен за Короля Болгарского. Едина же часть Королевства споспешествовала Долианину. другая же Тихомиру. Тои Долианин пронырливеиш бысть от соперника, собрав людеи, [317] предложил обрание волное того и другаго, и своими причинами, подвиг народ, себе паче Тихомира предпочести, и убити его, и тако Долианин остался един Господином Королевства. Воздвиг воиска свои на вреды Царству Греческому, завоевал Дурац, и Никополь. И егда уготовлялся ко протчим поступкам и Алусиан сын Аронов, ушед из Константинополя в Болгарию, нашел к себе толиких тамо присталцов, что Долианин, дабы окончалися распри гражданские, был принужден приобщити его на Королевство. И по том обманом соперничьим на банкете бысть связан, ослеплен, и лишен общества Королсвского. Будучи же Алусиан един токмо господарем Болгарским, паки поддал тую волею Царю. По едином же годе, Неделко, барон болгарскии, восставил народ, и убил стареишин Царских, и разорил земли Царские, и бысть на едином банкете сам убиен предателством народа Болгарского, подкупленого факциею двора Царского. В лето же 1175, и во 1185: при державстве Исаака Ангела, отложилися паки болгары под ухищрением наложенных тягостеи, которые страдали при правителстве приставников Царских. Заводчики же того бунту быша Петр и Асень братие, Болгаряне. Сии вымыслом [изобижены, и досаждены бывше от двора Царского] да би возъярити и людеи к своему мятежу, построили на своих иждивениях церковь в честь святаго [318] Димитрия Великомученика, в нюже собрали множество беснующихся мужеска и женска полу. Между оными вмешали людеи от себе нанятых, которые поде притворством сего недуга, егда беху заклинаеми от священников, кричаху, что пришло время от бога определенное, еже возвратитися Болгаром в древнюю свою вольность: и яко сего ради, Святыи Димитрии мученик изволением божиим, оставив Митрополию Фессалонишскую, пришел в Болгарию в сию церковь, да поможет им. Омрачени же бывше Болгаре сею хитростью, [понеже возмнеша быти вдохновение чрез естественное и небесное,] воскричали волность и разорение Греком. И взявшеся за ружье, избрали себе Короля, реченного Петра, соизволяя быти с ним брату его Асеню за товарыща в правителстве. Начали разоряти земли Греческие, от них же восприяли свое великое побитие. Нашедшу убо тогда туману, за его же споспешением неначаянно нападены и разбиты. Петр и Асень переправяся Дунаи притекли ради помощи к Волохом. А воиско Царское оставшися в Болгарии разоряли плоды полевыя, а не ино что, возвратилось в Константинополь, оставивше воину Болгарскую более возъярену, нежели усмирену. Асень возвратяся с воиским силным своим и Волошским, обрте городы Болгарские тщы, и свободны от Греков. Того ради умыслил присовокупити Королевство Сербское, [319] насилием оружия, к своему Королевству: содержал многие воины со Иоанном Севастократором Генералом Греческим с неболшим щастием. Но понеже Иоанн бысть отозван вспять в Константинополь под притворством, яко бы быти желал на самодержавстве. А по нем на его место поставлен Иоанн Кантакузин Цесарь, зять Царскии. Но тои понеже от своея природы продерзлив бысть, от Болгар, побит, и по сем ослеплен по указу Андроника Царя, которыи на его место поставил брата Алексиа Генералом, разумнеиша и благополучнеиша. Но понеже и он проискивал, и желал Короны Царские, и вспомогал таино стороне Болгарскои. За что был в наказании от Коррада Цесаря, Маркеза Монтферратского, от него же бысть на едином сражении и убит. Овладали между того времене Болгары местечками владетелства Царского. Невозмогшу же Царю учинити им препятие, наипачеже от них бысть побит и разбит на трех боях, едином после другаго последователно. Во оное время Краваты нареченные Сербы, наступили на Королевство Болгарское, в нем же побрали многие места из которых по многим боям кроволитным на конец быша прогнаны, будучи же безопасны Болгары, возвратилися, разоряти земли самодержавства, учинив побитие знаменитое воиску, которое правителствовал сам Царь, и в бежании своем потерял и шлем с головы. [320] Они же захватили Варну, разорили город Анхиалу, и Сардику, выгнали жителеи из Стумпия, и разгромили Нис, запустошили уезды Филиппополские, и Беррския, разбили воиско Царское правителствуемое Константином Ангелом, и еще разбили всеконечно другое приведеное, Ватачием Василием, в 37 тысящах состоящее, так что ни един не спасся. О чем получена ведомость в Константинополи. И тако Алексии Ангел учинившися Царь, взыскал мира с Петром и Асенем. Невозмогши же получити, послал воиско силное на неприятелеи но бысть и то разбито на бою, со взятием в полон Алексиа Аспиаты Дуки и генерала. Послал убо и другое воиско и под правителством Исаака Севастократора, но и тои, в начале побил 3000 болгар, а потм приступил с великим неравенством полков на воиско Болгарское, бысть паки разбит, и поиман жив. На сем бою между иными поиман был жив един священник греческии, многоразумныи в языке болгарском. Тои просил Короля Асеня, да бы его отпустил свободна, но невозмог у него ниже жизнь свою целу получити. Сеи же священник проклял его и прорек ему смерть злую, еже случилося по образу последующему: Иванко барон болгарянин, употребил зело краинюю дерзость любителства с сестрою Асеневою, о чем прогневався Асень, повелел позвать в нощи Иванка, да бы дати ему смерть. Тои же [321] советовав с своими сродники, сохранив саблю долгую под одежду, пришел пред Асеня. Егда же он попросил своеи сабли да убиет его, но Иванко прежде успел самого его убити, и бысть уязвен и мертв. По том помощию сродников, и присталых, овладел тою же нощию Тернов, фортецу началнеишу ю горы Эма: последи же возвоевал противу Петра брата Асенова. И егда бысть от него осажден, притек о помощи к Царю. Вспоможение же его, не пришло во время потребное ему, ради смятении и роптании Греческого воиска, отрицающегося от сея воины Болгарские: убеже таино из Тернова, и прибеже ко двору Царскому, идеже обручился с Анною вдовою материю Царевою, и восприял в губернию, место соседное Филиппополю. Петр же Король немного последи убит бысть, по предателству от единаго Болгарянина. Понем же наследник бысть Иоанн брат его, прежде еще от речениаго Петра приятыи в товарыщи на королевство. Хриз болгарянин человек искусен в воинском деле, отложился от Короля Иоанна, и бысть от Царя поставлен на оберегателстве Струмицы. Но учинился силным отступником и от Царя, от него же домогся силою оружия владетелства Струмицы, Просака и других ближних провинцеи, со дщерию Протостратора сродника Царева за жену, хотя и женат был иною. В тожде время взбунтовал Иванко, творяся самодержаввцом [322] Филиппополским, и его окрестностеи. К немуже послал Царь единого Евнуха своего домовного, еже увещати его, да возвратится в покорность его. В тоже время отправил и людеи вооруженных по другои дороге, еже бы захватити Иванку. Уведомлен быв Иванко осем промысле чрез Евнуха предателя, укрепил места, а сам отъехал в горы. И оттуды строил подкопы Грекам, сиесть чрез добычу видящуюся стада скотского, посланного нарочно. И егда воиско Царское забавлялось в разграблении того, вышел Иванко из таиных подкопов, обступил их в круг со своими, разбил их взял жива Протостратора их Генерала, обязал же и Царя, еже послати ему жену Анну со знаки царственными, ис признанием властителного характера, всех оных мест завладеных своеволно. Потом обрадаван верностию, и обетом Царским, восприял безумие поехати к Царскому двору, и бысть повелением Царским всажден в темницу, под покрытием речения Пророча: с преподобным преподобен будеши, с развращенным развратишися. По том Царь отобрал место Иванково, послав его в сылку. Брат же его Митар, помощию Россиан вшел было в Болгарию, идеже пострадал побитие славное от Иоанна Короля которыи выгнал Россиан из своих мест, принуждая их возвратитися в Россию. Последи же обратяся Митар на Греков, [323] взял Костанцию город славныи, обступил Варну, огражденную осадным Латынским народом храбрым, и завоевав тую осыпьми высокими равно с стенами, разорил, повелев засыпать живых осадных, впадавших в его руки. Мануило же Камуза Протостратор, и неволник Хризов, не возмог уговорити Царя к платежу, толко двух сот Ефимков за свои выкуп. И отчаявся согласился с Хризом, и пристав к его намерению, вступили купно во уезд Царскии, с людми вооруженными, и привели под иго Пелагонию, и овладели Прилапом, прошли в Фесалию, учинили, что отлучилася и Морея. Да бы успокоити Хриза, даде Царь ему в жену Анну вдову Иванкову, затем достал паки Пелагонию и Прилап. По том изъял Фессалоникию от рук Камиза разбитого во многих сражениях, и взял паки Струмицу, и учинил мир с Иоанном Королем Болгарским, которыи отмстил народам, наступающым на него, во время воины с Греками. По том, егда овладен бысть Престол Царскии Балдвином, многие Греки убегли к Болгару, тои же возбуждал их силою обетов противу Царя, Поставя себе в главных приреченных Греках, и иных Волохах нанятых, вступил во Фракию, протече даже до Фессалоники и Македонии, взял город Серру, завоевал Беррию, взял Филиппополь, и разоряя все оные грады, употребил болшее суровство, каково до днесь вымышлено не бывало, [324] дал бои волнои, и побил все воиско Балдвиново, которыи бысть поимаи жив, со многими своими генералы. Токмо уше Генрик Дандоло доже Венецкии, с немногими из своих тяжко раненыи: и тако после баталии, повелел загрести землею живых полоненых, сложа с трупами своих мертвых. А Царя Балдвина ведя с собою всего окована, держал в темнице в Тернове со многими другими лицами знатными. Между которыми будучи Аспиет ушел из темницы. За что тако разгневался Иоанн, что послав взять Балдвина из темницы, повелел отсечь, ему секирою, ноги, и руки, и бросити его жива в едину долину, где его, съели птицы и звери умерша в третии день. Употребляя тожде суровство над другими пленниками, к томуж и наде иными Греки свободными, а имянно над Константином Ториикием Логофетом Дромским, которыи взял безопасство приити к Болгару, наделся, что за многия посолства учиненныя в прошедшем времени в Болгарии, обрящет либо какую нибудь выгоду. Тои же поведением Иоанновым, бысть истыкан мечем тонким во многие места, и по том покинут не погребен на улице, Ангел Феодор самозавладетель единые: части державства, наступил на Болгарию; Иоанн же взяв в помощ Волохов, дал бои со Ангелом, и взяв его жива, приказал ему очи избости, и всадиты в темницу на веки, Иоанн Дука, зять Феодора, [325] Ласкаря, егда бысть Царем, Болгарин предложил ему мир, и Елену дочь Асеневу, свою племянницу в жену Феодору, сыну реченного Царя, Тои же прият обол, бысть брак торжествован в Херсонисе. Умершу Иоанну Дуке, Иоанн разгромил земли Феодоровы: егда Михаило, отступник державства, чинил тож в Фессалии. От чего видя себе Царь, пришедша в толикая утеснения, да свободится весма от воин Восточных, возобновил и подтвердил договоры, которые его отец уже имел учинены с Турками, и призвал их в помощь, и с великим воинством, переправился Эллеспонт, да вступит в Болгарию. Иоанн же видя себе зело нижша, представил и получил мир с Феодором, ему же возвратил все городки взятыя у Греков. После сего отдания, умре Король Иоанн Болгарскии от единои раны восприятои: на правои руке во едином сражении битвенном. И за неже не имел по себе оставити наследия, мужеска полу, был обрачен Королем Миче, зять сестрин, мужа Иоанна, умершаго, человек безсилные, и малоделен ко воинскому делу. Сеи согнан быв с Королевства от Константина Тека особы знатные, великоостроумного, и силного телодородством, отъехал к Царю в Никею, и предав ему город Месембрию, восприял иные земли близ Трои, со Скамандром и иными местами. Понеже Константин был миротворен, владетель Королевства Болгарского, [326] послал послов к Царю, предлагая ему союзство вечное с договором, что бы его обручил с единою от своих дщереи, не ради того, что требовал болгар Константин жены, живои сущеи своеи первои, со многими сынами полученными с нею: но что бы имети своиство с Царем, он же даде ему свою дщерь Феодору, и тои на обмен послал свою жену первую в Никею, за Аманат верности своея к Державству, и до младои жены. Умершу же Царю Феодору, по нем наследник сын его Иоанн, бысть от Михаила Палеолога ослеплен, и прогнан от престола, которым он сам завладел. Константин же болгарянин, поощрен женою ко отмщению учиненные обиды брату. И позван от послов Султана Азатина, имущих при себе великое множество денег, да бы двигнулся противу державства, взяв в помощь 20000; Волохов, вшел с тяжким воиском во Фракию, идеже тогда пребывал Михаил, которои быв уведомлен о обьявлении Болгаров побежал един токмо таино в ближния горы, во Аган и в Калату при берегах морских. Обрел же тамо по случаю две галеры Латинские, берущие воду ради шествия в Константинополь, и теми спасся Михаило, и в два дни поспел в Столнои город. Того ради Константин, видя себе поругана в надеянии замышленном, что бы взяти было жива Михаила, пошел путем долгими станами на Энеи, да освободит [327] Султана Азатина, тамо засланного во отбытии Царевом. И восприял его дружебно от оных поль, и потом разорил Фракию в конец. Умре же в сие время Феодора жена Константинова, Михаило Палеолог, да бы привлещи его к своеи стране, даде ему в жену Марию дщерь Евлогии своея сестры, которая подняла противу дяди своего мужа Византианов, и Григория Патриарха Адрианополского; понеже он не заплатил ея приданова. К томуж понеже шедшии на собор Лугдунскии во время Григория десятого Папы римского, и присоединился к Церкве Римскои. Тако сие бысть, что по упрошению реченные Марии жены Константиновои Короля Болгарского, и племянника Михаилова: егда Михаил возвратился от реченнаго собора в Константинополь, и умер по своем возвращении: но не было ему отправлено должного провождения погребателного, ниже от священников Греческих попущено бысть погребение. Но реченная Мария, заплатила с лихвою за сие, свое отмщение, смертию Константина своего мужа, и потерянием своего Королевства. Обое еи случилося от востания некоего Лагана, называема болгарами Кордуба: которыи рожден от отца пастуха. Учиняся же началник над многими ворами себе союзными, пришел в могутство такое, и силу военную, что не во многом времени, разбил, побил и убил Константина в полевом бою, обладал Королевством [328] Болгарским, и реченною Мариею, которую много зле ругал. Царь же возбудил на него Иоанна Асеня сына Мичева, ему же даде Ирину дщерь свою в жену, и послал его с воиским силным в Болгарию. Тирран же Лаган отбег ко двору Ноги Государя Татарского, от него же по прошению Цареву, бысть на едином банкете убиен. И тако Иоанн Асень, обладал без труда Королевством Болгарским, изогнав Марию с сыном ея Михаилом и с единою дщерию. И пожелав примиритися в дружбу некоторого барона мочного Болгарского, по имени Тертера, обручился с его сестрою отгнав свою жену, и послав тую с детми в Никею и и возвел сего Тереера своего шурина в достоинство Деспотское. Тои же преодолевши изнеможение Иоанново, приклонил сердца воиска, и баронов Королевственных, еже бы овладети ему престолом. Уведомлен же быв Асень о пронырливости шуриновои, взял с собою скрытно вся сокровища Королевства, и с ними отъехал к прежнему тестю, с которым скончал остатнюю жизнь. Тертер же овладетелствовал престолом. Егда же наступил на него Нога Государь Татарскии, и возненавидели свои Болгары, побеже ко Адрианополю, и тамо от огневицы злыя умре. Разделившеся между собою Болгары ради обрания единаго Короля, едина часть пристала к Михаилу сыну Мариину, другая же к Светославу первому барону Королевственному, [329] обученнеишему во оружии: поджигающу Царю всею мощию разделение, однако же в способство Михаилу. На конец же Мариа приняла себе за названого сына Светослава, обнявши его всенародно частию своея одежды, и другою частию Михаил сын ея. Ради того сыноположения учиненного в Церкви, получил Светослав Королевство. Оженился Феодорою дщерию Михаила Царя, даде же едину свою сестру в жену Чаку, сыну Ноги Татарина, да бы утвердитися на престоле. Проискивавшу же Татарину овладетельствовати Королевством Болгарским, Светослав поимал его жива в подвохах подведеных, и чрез деиствительство Евреян, повелел его задавити в темнице, озлобляющым во оное время Персианом державство Греческое. Светослав поупросительству Цареву послал 20000 конных, и 6000 пехотных болгаров под командою Иоанна Хиробоска Мацуката болгарянина, которыи в начале разбил Персиан, последя же от них уже при возврате между проходов узких, бысть разбит и развоеван со смертию всего своего воиска. Тая напасть учинила роптание болгаров против правителя. И Иоаким Патриарх, бысть в подозрении единомысленничества оных мятежеи, и бысть повелением Светославовым низвергнут с крутыя горы высокие. О чем прогневавшеся болгаре, очевидно отложилися от Светослава. Мариа же усмотривши такое время, закупила Контии Кефалонитского, Деспоту Этолииского [330] и Акарнонииского, двоюродного брата, Королю Болгарскому, которому реченныи Контии дал смерть по предательству. Темже Михаило сын Мариин, бысть наречен Король Болгарскии, которыи разведшися со женою зовомою Неда, дочерию Стефана Немана, Короля Сербского, взял в жену Феодору вдову Светославлю; а сестру Андроника Палеолога младаго: и чрез сие женопоятие, союзником учинился с Михаилом, противу своего дяди Андроника старого, и противу. Стефана Немана. Но болгарин коварствованыи образования превысочаишая, послал воиско ко Андронику старому, на Андроника его племянника. Сие дознался старыи, что реченное воиско идет овладетельствовати Константинополем, приказал остановити его в десяти милях от города, попустив внити коменданту, токмо единому от оного воиска. Уведав же о том Андроник младыи, послал послы со многими дарами, и с болшими обещании к капитану болгарину, и привлекши его к своему намерению, согнал дядю с престола, им же и овладетелствовал. И да бы умягчити сердце болгару, обязался платити ему великую сумму денег. Стефан же Неман приуготовился ко отмщению обиды учиненные сестре от болгара; но тои притече о помощи к Царю Андронику, которыи прииде с воиским нарочитым, но нижше числом противу сил Стефановых. Того ради стал обозом в стране Пелагонскои, [331] ожидая окончание начинания Михаила болгара, которыи имел при себе 11000 болгар, и 3000 Волохов, числом болши Андроникова воиска. Михаил убо с своим воиском вшел, не имея встречника, в Сербию, чрез северную часть оп горы Эма, разорил всю украину, даже до Верховья реки Стримицы, В пятыи день обступил его Стефан Неман, от него же, ради храбрости тысящи трех сот Германян, нанятых в воиско Неманово, бысть всецело разбит и убит на бою: точию немногие болгары возвратилися почитаи наги домои. И Царь возвратился с своим воиском домои неспоспешествовав ни тои, ни другои стороне. Егда же болгаре стали быти в несогласии во обрании нового Короля, вшел Царь рукою вооруженною в их уезд, овладел без тяжести многими местами, и между иными местечком нарочитым Месембрским. Наконец, по ходатаиству и посредству вступителством Неманову, Королевство Болгарское бысть отдано Александру брату родному Михаилову. Егда же он взял содержание Престола, вступил с воиским Болгарским и Волошским в земли державства Греческаго, ратуя многия места, даже до Андрианополя, и наполнився корыстми, возвратился в Болгарию. Иоанн Кантакузин наследник Андроников, собрав воиско силное, напал внезапу на Болгарию, завоевал многие городки, и разорил великии Тракт украины. Сие видя Александр послал к нему послы [332] предложити о мире, но без окончания. Того рада собрал осмь тысящь болгаров, и две тысящи Волохов, поиде противу Царя отаборившагося в ровном месте Русы города, с числом людеи, зело менши от Болгарского воиска; сразился бои с мужеством великим от стороны Греческия; но ни мало же не уступили им Болгары; быша разбиты Греки и прогнаны в городок Русу, которои болгары осадили, и привели осажденных в последнии недостаток всякия веши, тако, что Царь обретался, аки отчаянник. Но егда Александр подвигнувшися сожалением, послал предложити ему мир, и волность отъитти в Константинополь; абие еси мир бысть утвержен женитьбою со дщерию Царевою, сущею девяти лет с сыном Алексаидровым, сущим лет пяшнатцати. Обручение бе торжествовано во Адрианополе, при присутствии обоих дворов. Соверша же церемонию возвратился Александр в Болгарию, отгнал Феодору вдову Михаилову с сыном по имяни Шизман. Мать удалилася с сыном в Рагузу, идеже пожила несколко времене; потом перешла во Апулию, а оттуду в Константинополь, и тамо скончала свою жизнь с сыном. Александр убо свободен быв ого неприятелеи, правителствовал Королевство мирно с великим разумом и удоволствованием к подданным. Имел с первою женою двух сынов Страшимира и другаго. Но понеже мать жила [333] зле с мужем, бысть от того причина, что Александр взял другую веры Евреиские, которую первее повелел окрестити, с сею имел двух сынов, Шизмана и Асееня или Ясеня, и да бы утвердити их безопасных о наследии Престола, велел мачихе отравити единаго из сынов первого брака. Потом Александр послал другаго Страшимира с материю в Видин, дав ему правителство того города. Он же отложился от отца восприяв себе титул Императорскии. Но Александр от великя любве, которую имел к нему, не учинил ему наказания за сие прегрешение. Лудовик Король Венгерскии в лето 1351, пришел против Страшимира, с великим воиском, осадил Видин, и взял его со Страшимиром, и заключил его в темницу во Унгрии в наказание за его непослушание пред отцем. По сем Лудовик отправил многую гвардию в Видин, свободил по том и Страшимира, и повелел ему присягнути о верности. И егда оставил он две свои дочери в залог своея верности; паки послал его на правителство в Видин. В лето же 1363: умре Александр Король Болгарскии, которыи дал Амурату Султану Турецкому едину свою дочь преузорочного пригожетва, и оставил трех сынов от вторые жены. С которыми Страшимир брат их первого брака имел воину. В то время вошли перво Турки в Болгарию, с которыии Шизман [334] и братия билися, Асень же бысть на бою умерщвлен. Шизман отдал болгарию в даники Турку, тои же развоевал всю украину даже до Видина, и невозмогши завоевати его, обратился на Волошскую землю. По том Господарь, послал собрати лодки, на которых переправися чрез Дунаи, и дав си своими людми бои прошив Турок, разбил их и прогнал в бежание, даже до реки, в которои беглецы истоплени быша, и посечени тако, что все пропали. Пребывающим же в несогласии детем Александревым о наследии отеческом, Шизман не похотя уступити Страшимиру, и видя первыи высочаишество другаго, послал звати в помощь Амурата Султана Турецкого. Тоиже прошел в Грецию с дванадесятью тысячми военных людеи, продолжая изрядным тщателством воину между братиами елико можаше. Видя же их по том обессилевшихся, и почитаи разорившихся, обратил оружие на обоих. Овладетелствовал град Калиполь, место пожиточное его стату на Пропонтииском мори, во устии Гирла Эллеспонтского. Овладел же городом Адрианополем, и болшею частью Романии, лишил Шизмана всего королевства Болгарского, и жизни. Итако окончилося предреченное королевство Болгарское разгласиями, и междоусобными браньми. Завоевал Амурат город Пришур в Романии, убив его Дуку, или Деспоту, Мончилла Дена, человека разумного и досужаго во [335] оружии, которыи пришел было в помощь к Болгаром, бысть от них на конец предателствован и убит от Султана, которыи многажди удивлялся, и хвалил мужество Деспотино, бывша капитана у Царя Стефана Немана.

В сем член расторжения их последнего, и разорителе их Державстава, Болгары за истинну признали пословицу древнюю: еже единомыслием, и малыя вещи растут: не единомыслием же, и болшыя низпадают: сиречь, единоумие и согласие, малыя дела в великие производит, разгласие же, и с величаишими делами в злообращение приводит. Яко же и Господь наш Иисус Христос Глаголет: Всяко Царство На ся разделившееся, разорится, и дом на дом, падет.

Текст воспроизведен по изданию: Книга историография початия имене, славы и разширения народа славянского, и их цареи и владетелеи под многими имянами, и со многими царствиями, королевствами, и провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез господина Мавроурбина архимандрита Рагужского. СПб. 1722

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.