Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАУРО ОРБИНИ

СЛАВЯНСКОЕ ЦАРСТВО

IL REGNO DEGLI SLAVI

СОБРАНИЕ

ИСТОРИЧЕСКОЕ

О КОРОЛЕХ ДАЛМАТСКИ, И О ПРОТЧИХ НАРОДАХ СОСЕДНЫХ ИЛЛИРИКУ, ОТ ЛЕТА СПАСИТЕЛНОГО XРИCTOBA РОЖДЕСТВА 495, ДАЖЕ ДО ЛЕТА 1161

Егда держал Скипетр державства Константинопольского Анастасии, окалявшиися ересию Евтихиевою, в Риме же правителствовал Церковь Папа Геласии, тогда вышли от севера Гофы, под предводителством трех Князеи братии, Бруса, Тотиа, и Остроила, сынов Короля Свевлада; И покоря Унгрию, вошли в Темплану, и разбили воиско Королеи Далматских и Истрских. На том бою Истрскии Король убит, а Далматскии двемя ранами ранен, в Салону свою резиденцию ушел. Гофы же победители суще, разделили своих людеи на двое: Тотии убо с единою частью прошел во Истрию, и от туду во Италию: идеже учинил разорение обыкновеннее варварем, и напал на Сицилию, не во мнозе времени умре: По предречению Святаго [186] Венедикта, процветающего многою Святынею во Италии в то время. Остроиле же вшед во Иллирик, покорил себе Далматию, со всеми местами приморскими, И остановился в месте Превалитане, откуды послал воиско свое под правлением сына своего Свевлады покорити остаток Иллирическии, сам же остался с не многими людми в дому. На него же нападше люди Цесарские, убиша, не без урону своих. Свевлад же хотя и умедлил было зело чинити отмщение за смерь отцову, однакож отобрал паки добытые от него места, которые разпростиралися от Валдевина, до Пелонии, или Пеловиаты, и от Моря Адриатского даже до севера. И по учинении великого вреда Христианом, умре во второе надесять лето Царствования своего. А по нем прият наследие сын его Селимир, чсловек правыи и праведныии аще и поганин, обаче подлежащих себе христиан, только дань давати понудил. И понаполнив сшрану народом Славянским, и Царствовав лет 12, умре. Вуладар сын, и наследник быв в добродетели и во царстве отца Селимира, имел сына свирепа и горда, называсмаго Селимир. В сие время вышло, великое множество людеи от реки Волги [от нея же взявше имя, и нареклися Вулгары, ныне же болгары] с женами и детми, под единым началом их породы Каганом, еже значит Царь, от иных же назвам Хрис, и вошли в провинцию Силодузскую. [187] Под тем началом были девять Князеи, или Государеи, которые отпрявляли судеиство тем людем. Несказанною смелостью овладели Силодузиею. И покорив Македонию, вступили во область Латынь, [Рекомых Римлян, по том маравулазы наречены, сиречь Латини черные] и овладели ею. Царь Константинопольскии невозмогши их победити оружием, оставил их в покои, а наипаче и мир учинил с ними. Тож и Король Вуладар учинил, сам болше, нежели сеи новыи народ, имея язык и веру общу с ними, понеже сложен из Славян, из единои тоиже породы с Гофами. Сии болгары от всякия страны безопасны бывше, построили села, городы и замки, наполняюще людми всю ту страну места нареченного Булгария, в неиже жителствуют даже до сего дни. По том умре Вуладар, оставив свое Царство своему сыну Радимиру, врагу и гонителю главному христиан. Его же деиствам последовали четыре его преемники, Короли Далматские, под которыми христиане пострадали тяжкое гонение, и принуждены были опокинути свои пожитки на полях, и удалитеся в горы, идеже за лутчее изобрели пострадати многая злоключения, убожества, глад в иные бедности, нежели осквернитися в проклятых и нечистых обычаях оных царствователеи. Которым Королям из их отродия наследник бысть Светомир, сеи оставил гонения на христиан. В то [188] время цветяше в Фессалонике Константин философ сын Леона Патрикия, муж зело ученыи во священном писании, и несравнителнеишии. Тои наставлен Духом Святым, прииде во область Кесарию, и своею премудростию победив всех философов оных мест, обратил весь народ к вере христианскои: содетелствуя тоежде в Булгарии со оным языком Славенским, и наречен бысть Кирилл. Умершу же Королю Светомиру, наследствова по нем Будимир [наречен по обращении своем в веру Христианскую Святополк, еже значит на Славенском языке отрок свят] муж праведен и мирен. В то время правителствовал Престол Римскии Стефан Папа. Тои известився о предуспениях святых Константиновых, или Кирилловых, позвал его в Рим. Он же прежде отшествия своего, оставил своим пришелцем, сиречь нововеровавшым Булгарским, в пищу духовную, перевод всех книг Ветхаго и Новаго Завета с языка Греческого на славенском, со священники учеными, ради наставления вящшаго оных людеи. И егда приял его в путешествии Король Святополк, научил Святополка служению христианскому, и обратил со всеми его людми в веру Христову. После сего обращения дивного, возвратилися паки Христиане из гор в поля, и по повелению Короля Святополка паки построили грады и села разоренные в прешедшем времени от поган или [189] неверных. Святополк же желая правити пределы своего Королевства, и немогши восприяти от своих мудрецов уравнения согласного своему намерению, послал послов в Рим, и в Константинополь, для получения пристоиных себе требовании. Тогда Папа Стефан даде сим послам трех Кардиналов, между которыми был первенственныи Онории муже премудрыи и Свят, имже предал всю власть потребную в духовном деле. Егда же принял их Святополк с великим почтением, абие собраша собор, составлен из Христиан Латин и Иллириан, в нем же упразднилися 12 днеи. Осмь днеи из оных трудилися о совершении управления дел надлежащих Церкве, протчыя же четыре дни о управлении пределов Королевства, и права власти Королевские. На сем соборе явнонародно прочтены и приняты с радостным всемирным доволством древния привилегии Латинские и Греческие, посланные от Папы римского, и от Царя, о разделении областеи и земель, в согласие разположенное и правителствованое от древних Цареи. С тем Святополк рукою Онория и товарыщеи бысть венчан, и освящен Король по обычаю римскому. Посвятили и двух Архиепископов, единого в Салону, другаго в Диоклею, со многими иными. Епископы пременнонаследными. Выдал Король указ свои что ежели кто насилствовать впредь будет их присудство духовное, тои впадет в жестокое [190] погрешение, якобы обесчестил величество королевское, и мучен будет по уложениям оберегателным власти Королевские. И подобные привилии в судебных полатах Королевства повелел вписати, в их же сообразование, разделив Королевство во области, нарек страну морскую [оная места лежат от вод горных даже до моря Адриатского к полудни.] Исефою. И другую страну от тех же вод к северу даже до Дуная разделил [места поморская] надве области, первая страна начиналася от Далмы, [Престол Королевскии и держанного собора] и протязалася даже до Валдевина, сиречь Винода. Тую наимяновал Кроатиа белая. Еще же наречена и Далматия нижняя. Еи же соизволением послов Папиных, дана в Митрополию Церковь Салонитская с приписными Городы, Спалатом, Травом, Скардоною, Аронсиею, или городом Зарою, Неною, Арбою, Абсиртиею, Вегиею и Епидавром, ныне же нареченым Рагуза. Другая такожде начиналася от речснного места Далмы даже до града Валоны, ныне реченна Дурац, нарекши сию страну Далматиею вышнею, и назначил в Митрополию Церковь Диоклетанскую с приписными Антиваром, Будуиею, Сербиею, Босною, Катаром, Олхиниею, Сфациею, Скутаром, Дривестом, Полетом Требином, и Залкумием. Сербию Северную по том разделил на две области, едину от реки Дрина ко стране Западнеи, даже до горы [191] Пина и назвал Бошною. Другую от реченные реки ко стране восточнои даже до Луфтии, и до эзера Лабеата, наименовал Ращиею. И во всякои из тех провинцеи поставил банов или князеи своих сродников, под ними же учинил жупанов сиречь Контисв, и Полковников. Коемуждо бану дал седмь полковников радие управления судеиства людем, и выбирати дань, и по том отдавати бану. Которыи из того давал половину и Королю, а другую половину оставлял на употребление свое. Каждыи жупан имел под собою единого полковника, с ним же управлял суд народа, своего уезду. Жупаны давали две трети от дани Королю, а протчая треть была про них. Власть всякого бана была определена в своеи области а не протязалася до области другаго. Ответствование давали вси о своем управлении сами Королю единому без средственно. Постановил наконец Святополк законы и установления, в правило твердое управления в судебстве своим людем, и отпустил послов и Кардиналов исполненных честею дарами и милостми, послав баны и протчыя урядникии новыя, в места назначеные служению всякого.

Королевствовал Святополк со благодарствием, от всех везде 40 лет, и 4 месяца, умре Марта 17 дня. Оставил плачь по всюду всем по смерти. Погребен еже бысть в Церкви Святыя Марии во граде [192] Диоклеи. В котором граде созвану бывшу народу, учинен наследником и венчан Королем, Святолик сын умершого. Оттоль тая Церковь, бысть всегда к погребанию и венчанию Королеи. Во времена последующая, царствовал мирно Святолик ходя по следам отчим 12 лет. По нем наследствовал Владислав сын его, которыи оставя путь добродетелеи отчих, и дедичных, вдался во многие неподобные нечестиводеяния. За что обрете смерть и мучение от бога, падши в ров глубокии во время охоты своея со псами. Имел Владислав по себе наследника Томислава своего брата, которыи умудрившися от злоключения бывшего Владиславу, учинился человек добрыи и Король праведныи. Имел Томислав многие воины с Гуннами, нападатели на его королевство, которых всегда побеждал. И выгнав их весма из своих земель, умре в 17 лето своего правителства, оставив преемника Себеслава своего сына, которыи низложил Греков осадителеи города Скутаря. И в 24 лето, своего королевства умре, оставив двух сынов близнят Разбивоя и Владислава в наследники. Сии разделили королевство отчее: Разбивою досталася страна морская, Владиславу же Сербия, Разбивои взяв в жену дочь Короля Унгарского, утвердил мир между Унгры и Славяны. Умершу же ему в 7 лето, своего королевства без детородия, часть его паки присоединена [193] ко уделу брата его Владислава обладателя всего королевства на 13 лет, оби же королевствовали 10 лет. По Владиславе насупил сын его Карамир против которого Кроация белая взбунтовалась. От оных бунтовщиков Карамир разбить и опровергнут бысть, умре на бою, бывшем со онымиж бунтовщиками. А по нем сын его Твердослав пака получил королевство отческое, и скончал мирно своя дни. Имел за наследника своего сына Толимира. Государя миролюбива и праведна. Но отец бысть Прибиславу Королю неправедному жестокому Тирану и началоводцу многих не преподобнодеянии, которые ему воздвигли и мятеже от подданных, и смерть нужную руками бунтовщиков, и погребение в мори.

Крепимир сын и наследник Прибиславов отмстил смерть отцову смертию отступников убииц, и восприят правление Королевства, разбил воиски немецкия наступающыя на Кроацию, прогнив их из всего своего места Истрского и Кроатского. По том же взял дочь Генерала немецкого, зятя родного Цесарского, в жену сыну своему Светораду. Которым браком получил мир с немцы. И по 20 летех в едином месяце правиителства, оставил по смерти своеи королевство сыну своему Светораду, человеку кроткому и благочестивому. Светорад имел за наследника Радослава, подражателя добродетелеи отческих и родител Часлава, Государя [194] мятежного, и возбуждателии таинаго мятежествованеи Кроации белыя, Радослав противу ея пошел с воиском пресилным, которого половину вручил в команду Сыну своему Чаславу, а другую половину Соблюдая под своим правителством. С тема и двемя, воиски осадил со всех стран бунтовщиков. И победил их на голову. И тех, которых взял в полон Король, отпустил на свободу, протчих же которых взял Часлав, роздал в слуги салдатом своим. О чем расссрдилися салдаты Радославовы, и возбуждены перешли все к Чаславу в служение, оставя страну Радославову. Радослав же гонителствуемь от оружия сыновня, едва спасся с не многими своими дворовыми, преплыв чрез заливу морскую на некии островок [которыи ныне назван Камень Радославов] и принят бысть во един карабль по прилучаю дивному, и проехав во Апулию провожден бысть в Сипонт, а оттуду и в Рим. От которого бежания, пребысть Часлав самозавладетель королевства отеческого. В то время некоторыи молодец именем Тихомиль от стран Страгии, сын попов, деревни Рабики, пастух стадныи некоторого барона Будислава телом дороден и силен, и охотник за звериною ловлею, и досуж во скоробегании. Тои, понеже ударом палочным ненарочно убил гончую психу оного своего господина барона, от страха утек к королю Чаславу, [196]  принят с болярычною, такожде римлянынею, родил Павломира, Государя мужествеинеишаго, и за пригожество стана и лица прозванного пригожии. Сеи любезен бысть своим и протчым римляном. Между тем Срацыны с флотом состоящым в десяти тысящах судов, вышед из Сицилии, пристали к берегам Далмации, и разорили все грады приморские. Жители же Латини из них удалилися в горы, оставив равные пустыя места. По том егда отступили Срацыни, возвратились вспять Латини во своя грады. Но от Славян были поиманы, и задержаны за неволников. По том паки отпустили их на волю с должностью несколкия дани погодныя, и служенеи потребных, к паки построили городы от Срацын разоренные. Сродники же жены Павломировои, будучи гонителствуеми от своих неприятелеи, умолиша Павломира оставити Рим, и искати иного жителства, и обещались усердно последовати ему везде. Павломир убо отъиде чрез Апулию, и оттуду переехав в Далматью, остановился в месте нареченном Гравоза, имея с собою пять сот салдат, опричь жен и детеи, сродников и своиственников. Славяне убо уведавше приезд его, обещали ему королевство отеческое. Он же приехав на сухии путь, построил един замок ради убежища в случаи нужды. Что услышавше жители разсыпанного града Епидавра, ушедшии в леса, ивоиные места твердые, притекли [197] туда вси, и пособили ему в строении реченнаго замка начатого. [Которыи от каменеи по их языку называемых Лави, бысть наимянован Лаузии, (зри лист 161) в по том за пременением времен пременивше букву Л: во Р, бысть наименован Раузии, город Рагузы. Еще же был именован Дубровник от лесов, в которых прежде живали.] Построивши же предреченныи замок, и гварнизон доволныи посадив, изыде Павломир с протчими Епидаврами, вдатися прошению подданных королевства отческого. И перво егда остановился в Требине, тамо вси принцепы и бароны королевственные [окроме Лютомира Жупана Ращского от породы Тихомилевои] признали его за Короля тоя страны. По том покорил он и Ращию со смертию нужною Лютомировою на боях при реке Лиме и Ибре. По которых победах пребысть наследник мирен своего королевства, укротив набеги Унгаров наступателеи на Ращию, с ними же по том и мир учинил, определив рубежи своего королевства рекою Савою. По том же умре в Требине смертию скоропостижною, по нем же плакали вси люди. в седмыи же день по его смерти, родила Королева вдова, Королевича названного Тешимир, от негоже за его младенчество, отставили покорство свое князья королевственные, принцепы сродники породы Тихомилевои в Ращии, токмо едини осталися верны ему Требиняне и Лаузяне. Егда же Тешимир пришел [198] в возраст мужескои, взял в жену, с советом матерним, едину из дщереи Лидомира бана Кроатии белыя, с нею же породил двух сынов Прелимира и Крещимира. Егда же сии возрасли, Тешимир отец их, послал Крещимира к бану Кроатскому к свосму тестю, егоже помощю напал Крещимир на бана Бошнатского, а Тешимир с другим сыном подвигнул воиско свое противу страны Превалитанския, и разби бана тоя страны, и сам бан умре на том бою. После того умре також и Тешимир, от ран восприятых на том же бою: Прелимир сын его тою победою паки отобрал всю Кроатию червонную: Крещимир от своея страны овладел Бошною, и смертью своего деда матерня отца бездетна, вступил во владетелство Кроатии белыя. В тоже время умре Пиер Король Болгарскии, его же Престол Королевскои был в городе Преславе. Царь же Константинопольскии, уведав о тои смерти, вступил неприятелски в Болгарию, и обладал ею. Воиска же, которые тамо оставлены для охранения, немогли жити спокоино по его отшествии в Константинополь, нападением взяли Ращию. Бан же Ращскии видя себе лишена своея провинции, отъехал к Королю Прелимиру в Оногост с Пиноем и Радиградом сыновьями своими, и с Прехвалою своею дщерею которую взял себе в жену Прелимир. В споспешение сего брака, бысть учинен Радиград Контием [199] наследственным Жупании Оногостскои. Егда же случилася не по многом времени смерть Царю, Ращане подущены Прелимиром, побили в едину нощь всех греков оберегателеи Ращии и же банство уступил Прелимир своему тестю в поместное владетелство. Возъимел Прелимир с своею, женою Прехвалою четыре сына, Хвалимира, Болеслава, Драгислава, и Свевлада, имже прежде своеи смерти, учинил раздел своему королевству Хвалимиру дал Зенту со всеми приселки, принадлежащими, Лушку, Подлугию, Горск, Цепелнию, Обликву, Прапраспнас, Чемерницу, Будву, Кучеву, и Грипуль. Болеславу же определил Требин с уездом Любомирским, Вешницу, Рудин, Крушевицу, Урму, Ризан, Драчевицу, Канал и Герновящу. Драгиславу же дал страну Кернанию, Жупанствы Сипантантские, Папавские, Ямбск, Луку, Великагор, Имоту, Вечеригорие, Дубраву, и Дебру. А Свевладу страну от Латин названу Соттомонтана, а от Славян подгорье, со Жупаниею Оногоста, Моравии, Комерницы, Пиви, Гацко, Невуссины, Гвищева, Коры, Дебречии, Неренты, и Рамы. Которые уделы сынов назвал Тетрархиями, сиречь Чеговероначалствиями королевственными. По том по разделении оном поживе многие годы Прелимир. Егда же умре, погребен бысть в Ращии, в церкве Святаго Петра. Крещимиру же, брату Прелимирову родился сын именем Стефан. [200] Тои после смерти отца своего правителствовал Бошниею с Кроациею белою, и оставил сия места своему потомству. Имел Стефан от единые своея наложницы единого сына хрома обема ногама зовомого Легет. Тои бысть послан в Требин к Болеславу, своему брату двоюродному: взял тамо в жену едину его служанку, по имени Ловицу, с нею же родил седмь сынов, которые по времени все быша искусни на воинах, и храбры. Сынове же Прелимировы быша ненавидими своим людем: Сии же воздвигли сынов Легетовых, иже всю породу Прелимирову истребили, о кроме токмо единаго принцепа Силвестра, которыи спасся в Лаузии, оттуду бо тая фамилия имела свою породу. Усвоили завладением намалое время сынове Легетовы Статы своих сродников убитых, понеже вси со отцем своим Легетом [которыи имел свое жителство в Траетте от него созданном в заливе катарскои] померли мором, и от иных болезнеи прилипчивых: люди же убояся чтоб тоежде видимое наказание от небес не пало и на них, понеже были сопричастни во убиении принцепов породы Прелимировои, поддалися под правителство Стефаново, которому помогали силы Лаузские. Сеи же Силвестр человек богобоязлив, правителствовал ими многие годы в тишине, и даде по смерти своеи за наследника королевству сына своего Тугемира. В оное время правителствовал Болгариею Самуил, которыи весма [201] выгнал Греков владеющих тамо болшею частию. Хвалимир наследствова по отце своем Тугемире, и родил три сына, Петрислава, Драгимира, и Мирослава. Петрислав получил в правителство Зенту. Драгимир, Требен, и Хлевну. А Мирослав Подгорие. Умершу же Хвалимиру, погиб в мори со всеми своимя Мирослав бездетен. Того ради Петрислав учинился владетель его статом, и имел за наследника по себе своего сына Владимира. Царствующу же сему в Далмации, нападе на него Самуил предреченныи Король Болгарскои. Но понеже Владимир был Государь мирныи и богобоязливыи, ради пощадения крове подданных своих, удалился с своими людми в горы, и тамо во осаде был от Самуила. Которыи оставя тамо часть сврего воиска, другою осадил Олхинии град. И живя Владимир в горе нареченнои; Косогор, страдание многое с своими людми получив от змеи ядовитых, которые по его молитвам тако обуздашася, что до сего дне те животные неуядают ядом людеи. Самуил убо всячески начал мыслити чтоб как мог получишь Владимира в руки. И на конец Владимир изменою некоторого своего Гюпана, и лестным его увещанием, здался в полон Самуилу. Он же послал его в Преслу жителство свое во Охриде, и отставя осаду Олхинскую, преиде по всеи Далмации даже до Цары, и пожег в пепел Лаузии, и Катар: разори страну Бошнскую, и Ращию, и наполнився [202] Хищными добычми, возвратился в Преслу. Тамо заключен был Владимир в темницу, и предав себя воле божиеи, претерпевал свою напасть с терпением неудобоверителным, изнуряя тело, и кроме того утружденное постом и умерщвлением непрестанным: Виде во сне видение Ангела, иже укрепляя его предрече избавление ему из тоя темницы, и конец жизни мученическои, Коссара же дочь Самуилова получила от отца позволение ходити по темницам для омывания ног заключенных, по обыкности благочестие Христианского, оных времен: пришедши ко Владимиру, и узревши его прекраснообразна, благочинна, разумна, и кротка в беседовании, и возвратившися ко отцу, молила его с коленопреклонением да освободит того из темницы и да даст си его в мужа. На что соизволил Самуил, изведши Владимира из темницы, даде ему дщерь в жену, и постави его паки на Королевство отеческое, и еще прибавил ему Дурац со всем его уездом. Егда же возвратился Владимир с женою на древнее правление статов отцем стяжанных, правителствовал народом со удоволствованием и веселием всех. Умре же Самуил Король Болгарскии, оставя за наследника сына своего Радомира, тои покорил себе все место содержащееся от Болгарии даже до Константинополя. Царствующу тогда Василию Царю. Которыи бояся впредь наступлении Радомировых, послал таино посла ко Владиславу брату двоюродному [203] по матери Радомирову, да возбудит его ко отмщению смерти отца своего, егоже умертвил Самуил, обещая ему владетелство Болгарии: И принужаением тех обещании от Царя, напал на Радомира внезапно в охоте ловчеи, и предателски уби его. Но усмотрев что невозможно никогда безопасно владети Королевством Болгарским, пакаместь жив будет Владимир; зять Радомиров, просил его дружески во двор к себе Королевскии. Коссара же поиде к нему вместа мужа, да проразумеет намерение Владиславово, он же прият ю, и почтил честми Царскими. И егда оная пребывала в Королевском дому у Владислава, тогда он послал Крест златыи ко Владимиру, присягая на том Кресте, и обещая ему всякую безопасность и честь. Владимир же Князь прост сын и Свят, соизволил на прощение Болгарянина. Обаче под таким договором, что бы вместо того златого Креста, прислал к нему другии деревяныи по подражанию Креста спасителя Христа с своими людми, которые бы присягли на таком Кресте в истинном Его Короля намерении; и обещаннои безопасности его Владимировои властнои особе. Владислав же послал ему и древяныи Крест, со двема Епископы, и единого пустынника мужа Свята, присягати Кресту на свое имя в предреченном безопасстве. По учинении же таковыя присяги отважился Владимир отправить путь свои чрез Болгарию, где ни малого подвоху [204] и наветов приготовленых ему по пути приказом Владиславовым пострадав, благополучно прибыл во время обеда к нему Владиславу. Которого приезд [Владимиров] внезапныи и здравыи зело смяте. Но хотя он не получил того дабы Владимир убит был по учиненному подвоху на пути, однакоже приказал в прибытия его алебардником своим где возможно обезглавити его: что и совершися явнонародно пред Церковью, которои допущен перво причаститися всесвятаго тела Христова, а по том и тело обезглавленого Владимира погребено бысть в тои же церкви, при гробе его недужнии начаша восприимати себе здравие. От которых чудес ужасшися Владислав, приказал жене преставлшегося Владимира пренести его куда похощет. Она же пренесе его в Креаны, где было его жителство Королевское в его жизни, и погребе его в церкви Святыя Марии, по том и сама бысть монахиня при тои же церкви, идеже поживши, умре преподобно. Владислав же овладел Королевством умершаго, и получил от Царя Василия град Дурац обещанныи ему за оное убииство. В котором граде егда во един вечер Владислав ужинал, явися ему един человек с мечем обнаженным подобным Владимирову, ужасшися Владислав от такового видения чрезвычаиного и небесного, воззвал салдат караулных к защищению. Но Ангел посланныи ото бога поразил его, и абие паде мертв от рук [205] небесные во время ужина, за то что прежде во время обеда приказал неправедно убити Владимира. Его же дядя Драгимир вступившися в достояние, чтоб паки обладати королевством своих дедов. Егда прииде с людми вооруженными в заливу катарскую, позван бысть от Катаринов на един пир торжественныи предложенныи ему во знаке дружества на острове Святаго Гавриила. Идеже при обеде оные Каттариняне нападши, и в церкви, аможе утече, со веми при нем сущими, бесчеловечно убили. Жена же его удалися в Бошну ко братиям своея матере, купно с своею материю, предреченною вдовою Лютомира Гюпана болшаго, Ращского, и на пути в деревни Дринскои, в едином месте нарицаемом Брусно, родила сына принцепа маленкого, по имени Доброслава, иже пребысть неколикое время до возраста в Бошне, по том вшедши в подозрение наветов, сведе его в Рагузу. Идеже возмужав взял в жену внучку Самуила бывшего Короля Болгарского, с нею же родил пять сынов, Михалиа, Гоислава, Саганча, Радослава и Предимира. Василии же Царь, слышав смерть Владиславлю, овладел всею Болгариею, Ращею, Бошною, и Далмациею, даже до последних границ оные. Которые области роздал дворовым своим служителям, которые ради лакомства своего к сребру, и за беззаконнодеиствие быша ненавидимы народу. Оныи народ будучи подущен от [206] Доброслава, побил всех началных Греков, и прогнав полки. Царские силою оружия Доброславова и его сынов, восприял правителство королевства объяв всю страну даже до Аплицьи и утвердив королевство свое побитием славным учинившимся на месте рекомом Урания. Воиско же Царя Василия было правителствуемо от Арменопола, его же убил своими руками Радослав четвертыи сын Доброславов. За сие Доброслав дал предреченному сыну в воздаяние показанного от него храбрства во оном сражения, Гюпанию Кецкую. Князи же Иллирические [сиречь Гюпан Ращскии, бан Бошнатскии, и господарь Хелмскии] зговорилися с Царем противу Доброслава, и совокупив все свои полки под управлением Глютовида господаря Хелмского, и Курсилия Топарха Царского, в правителстве Дурацы, и долине города Скутара, прешли реку Дрину, и остановилися в уезде Антиварском, ожидающе прихода других полков помощных оного союза. Доброслав же разделил воиско свое на две части, и разбил неприятелеи весма со смертью Курсилиевою. В том сражении случилось, что в темноте ночнои, Гоислав сын Доброславов гоняся за неприятелми бежащими, сшибся с своим отцем, нападши на него, збил с коня, егда же хотел его убити, закричал Доброслав великим голосом, помилуи боже, помилуи боже. Гоислав же познав погрешение, просил прощения у отца, [207] которои ради вечные памяти, дал оному месту прозвание божия милость, так ради избавления от рук сыновних, как и ради полученные победы, разбив таковым образом воиско Греческое, послал Доброслав сына своего Гоислава против другаго помощного воиска, сущего под командою Лютовида. Которыи увидя оторопление своих людеи, позвал Гоислава на бои, поединочнои, да бы с обоих сторон было токмо потри персоны, в котором бою и бысть побежден Лютовид, и едва спасся бегом; что увидя свои его, учинили тоежде, гоними и разбиты от Гоислава. Сия победа сугубая, возвратила паки Доброславу вся страны окрестные Дурацы даже до реки Баюзы. Умершу же Доброславу по 25 летех королевствования, сынове его разделиша между собою области королевства. Гоислав и Предимир получили Требины с Гриспулями, Михалия получил Прапратну, Черменизу, и Косогор. Саганцу досталося Гюпания горская; Купрелуг, и Баречи. Радославу же Гюпания Лука, Подлугия, Лучева, и Будуа, вси под именем и титулом княжеским. Мать же одержаше паки имя королевы, правителствующая всем статом. Гоислав егда впаде в болезнь в Требинех, некоторые граждане нарицаеми Скробимезы, убиша его с братом Предимиром, Поставивше себе в Князи Донанека от своего единомыслия. Михалии же, Саганц, и Радослав, вшедши в Требины с людми вооруженными, обезглавили убииц братних, и выгнали [208] Донанека с его союзники. Саганц же остался в Требинах, а Михалии и Радослав возвратились паки в Зенту. Вскоре по том вшедши Саганц в подозрение о верности Требинцев, возвратися в Зенту ко братиям. Михалии же предложил брату Радославу, еже поехати в Требины ради удержания дерзости бунтовщиков. Но тои отречеся, еже оставити свое ради упражднения во освобождении другаго. Михалии убо и Саганц сумнящеся чтобы Греки не заступили оных мест, учинили договор торжественныи, утвердив писмом и присягою, с Радославом: что ежели он пошедши на тое дело с людми вооруженными, так реченные требины, как и все протчыя места, покорит, да приложатся ему к Зенте к его наследию. Под тем образом Радослав двигнулся с воиском своим, и освободя Требины, взял жива Донанека, которому учинил смерть нужную. И вступив вообласть Елеманскую, овладел ею. В то время умре Королева вдова Доброславова, держаше королевство. Понеи же наследствовал Михалии яко перворожденныи в братии. Сеи имел седмь сынов, Владимира, Пряслава, Сергия, Дериа, Гаврила, Мирослава, и Бодина, разсмотрив же Михалии, что участие каждого будет невелико, отнял противно присяги учиненные у своего брата Радослава уезд Зенты, и даде его сыну своему Владимиру. Умершеи же его жене, а матери предреченных седми [209] сынов, взял другую двоюродную сестру Царя Константинопольского, от которые ему родилися другие сынове, Доброслав, Пряслав, Никифор и Феодор. Из которых Пряслав един токмо оставил единаго сына нарицаемого Бодин. При том Михалии овладел силою своего оружия Ращию, и Болгарию, и отдал своему внуку Бодину Ращию, а отцу его Пряславу рожденному от второго брака, Болгарию. Сеи Бодин Гюпан Ращскии, стал было себя титулом Царским публиковать, но зато прогневавшися Царь Константинопольскии, послал воиско силное на Бодина, которыи будучи разбит на многих боях, и поиман жив, послан бысть в заточение во Антиохию. Погибли и померли вси сынове первого брака Михалиова без отродия, от казни божия за веру преступленную Радославу ради снабдения предреченных детеи. Умре же и Михалии, королевствовав 35 лет.

Бысть наследник по нем в королевстве брат его Радослав, у которого было осмь сынов, Бранислав, Градислав, Гоислав, Доброслав, Хвалимир, Станихна, Кочапар, и Пизинер. Но понеже бысть Радослав Принцеп милосерд до подданных, и до своих сродников, и уразумев что Бодин племянник его обреташеся еще жив во Антиохии, послал людеи вооруженных и проворных взяши его силою из оного места, где он был за крепкою стражею. Томуже совершившуся, восприял его, со своими благолюбезно, и даде ему Грисполь, и [210] Буду. Он же нетерпелив сын о своеи фортуне, и неблагодарен ко своему благодетелю, не сохранил ему верности, но советом матерним отложился от Короля Радослава. Которыи понеже был принцеп миролюбив, удалился с своими сыновьями в Требины, и тамо скончал свою старость в тишине. Вшел Бодин рукою вооруженною в Зенту, и восхитил королевство, начал обладати землями своих сродников, сынов Радославовых с возмущением великим всех, наипаче же в начале Петра Архиепископа Антиварского, которыи с своим причтом и людми вступили за посредника. И учинившуся миру между ими, подтверждену с присяганием взаимным, оставил завладение хищное Бодинское на некое время. Родишася же Браниславу первородному Радославову сыну шесть сынов Предихна, Петреслав, Драгихна, Твердислав, Драгилл, и Грубеша, Бодину же, радишася токмо четыре, Михаил, Георгии, Архириц, и Томас, с пятью дщерми, Архирицевою, от Бары своея жены нареченные Яквинта. Разорвавши же Бодин мир с своими сродники, овладел хищно Ращию, и разделил на две Гюпании. Дадеже тыя в правление Белкану, и Марк своим министрам дворовым. Под иго взял Бошну, в неи же поставил правителем Контия Стефана. Овладетелствовал Дурацом и его уездом, которои последи паки отдал Царю Греческому в договорех мирных, которые купно учинили. Королева же Яквинта [211] жена Короля Бодина, [еи же подавала зависть и ревность умножение сынов Браниславовых] боящися, Дабы по смерти мужнеи не отняли силою Королевство из рук сынов ея, по подражанию Бодина, ея мужа, искала во всякия времена еже погубити их: увещивала мужа своего чтоб заключил под крепким караулом Бранислава с его братом Градиславом, и сына Предихнина, которые пришли было визитовать Короля в Скутаре. Тую измену узнавше сынове, братия, и внуки Браниславовы, принуждены отдалитися с четырмя стами храбреиших салдат, в Рагузу, воде защищение Речи Посполитыя Рагузские. Последи же против оноя измены, поиде Бодин с силою своею и со всем своим двором. И учинив тамо осаду чрез седмь лет неотступно. И будучи в тои осаде дети Браниславовы, со всеми своими дядями и сродниками, учинили многие вылазки, с побитием великим неприятелеи. Во единои из оных вылазок Кочапар брат Браниславов, убил Коссара единого из ближнеиших Королевы Яквинты. Которая распустивши власы, со слезами просила Короля Бодина своего мужа, отмстити смерть Кассарову над Браниславом и протчими. Бодин распален увещанием и плаканием жены своея, даде свои мечь единому из своих копиеносцев убити оных, и тако обезглавил всех пред церковию Святаго Николая, близ стен Рагузских. От чего Бодин приложил к клятвопреступлению еще и убивство [212] сынов своего благотворителя Радослава. По том же покаявся пред очима своего причта, плакал ревностно о оном согрешении, или вящше рещи о оном грехе убивства. Даде телеса обезглавленых своим Епископом погребети с великою честью и провождением, во острове Лакроме. Егда же услышаша сродницы обезглавленых бывших в Рагузе, что некоторые причастни суть о их деле собственном, и без ведения Речи Посполитыя, договаривалися таино с Бодином, да бы отдаши их в руки ему: просили Речь Посполитую чтоб дали им неколико караблеи. И взявше карабли отъехали на них до Спалата оттуду же превезлися в Апулию. И тамо обретте карабли спопутные, переехали в Константинополь к Царю Греческому. Видя же Бодин, яко не можаше завоевати города Рагузы, построил едину коланчю на прошив его: и оставив немалое число гварнизону, покинул осаду, и возвратился в Скутарь где по 26 летах Королевства своего умре. Михаил же сын его первородныи, восхотел было преемником быти Королевства, но бысть возбранен от народа, ради великих неподобнодеянии Яквинты его матери. Того ради избрали Доброслава себе в короли. Тому же правителствующу подданных со излишнею свирепостью, понуждаху [подданные] таино сродников Доброславовых спасшихся в Константинополе, да воввратися в Королевство, еже управляти тое. Они же соизволением Царевым, пришли [213] где Гоислав поял жену, и осядеся с своими племянники. Кочапар же поиде в Ращию, и пособствован силами Контия Белкана, разбил воиско Доброславово, поимав его жива, и послав его связана в Ращию, завладел Зенту, и разорил болшую часть Бошны, и Далмации. Потом же впадши в распрю с Контием Белканом, убежал в Бошну. Где взяв в жену дочь Бакову, потом бысть убиен в сражении боевом в Хелме. Люди же Иллирические обыкше под правлением Королевским, учинили себе Королем Владимира сына Владимирова, племянника Михаилова, наследника своего отца Доброслава первого. Владимир же егда взял в жену дочь Белкана Контие Ращского, Королсвство стояло мирно лет с 15. Доброслав же пленник в Ращии сын, от Контия Белкана бысть отпущен на волю, надеяся бо Белкан учинити тем приятство своему зятю Владимиру. Но Владимер противно учинив, приказал его паки в темницу посадити, да бы не возмутил ему Королевства. Яквинта же вдова Бодинова, подкупивши некоторых домовных Белкановых, чрез них же учинила трутизну еже отравинии Короля Владимира, и его такожде ближних подкупила, что бы [когда умрет их государь] убили заключенного Доброслава: подвымыслом ради отравления Короля умершаго Владимира от отравы данные. Доброславу же выкололи очи, и отрезали ему детородные уды, что от того скончал остаток жизни своея нужно [214] во едином монастыре. Георгии же сын Яквинтин овладычествовал Королевством, наветуя сыном Браниславовым. Которые побежали в Дурац от своего дяди Гоислава, окроме Грубеши. Тои Грубеша по повелению Георгиеву, бысть поиман, и в темницу посажен. Гоислав же восприяв помощ от сил Царя Константинопольского, правителствуемых Калояном Куманом капитаном Грецким, нападе на воиско Георгиево, и на голову побил: сам же Георгии, едва убеже во Обликву. Гоислав потом осадил, и взял город Скутарь, в котором обретался Грубеша заключен, и бысть Грубеша по указу Цареву объявлен Королем. Георгии же от него утече из Обликвы в Ращию. А мать его Яквинту поимав в Константинополь послал, идеже скончала дни своя. После седми лет правителства Грубешева, Георгии благопоспешствован, силами Ращенскими, нападе на него, и разби и умре Грубеша на бою. Тем паки взял Георгии Королевство. Но еще осталися Предигна, и Драгилл братия Грубешины, спасшиися во стране инои. Драгигна же третии брат остася, и домом обжился в Ращии. Георгии же да бы их имети живых в руках своих, сотворил присягу и учинил с ними мир, отдав им паки земли их отценаследные в Зенте: и в начале почитал их со многим любоприятством. Жена же Драгигнова родила по ряду три сына в Ращии, Радослава, Лабана, и Градимира. Драгилл же с людми [215] вооруженными взял во стране подгории город Доногест, и многие иные села. И управляяся во всех своих деяниях мужеством и разумом чрезвычаиным, получил приязнь от Короля Георгия. Ему же усоветовал собрати крепкое воинство, которым покорил Ращию отложившуюся. И отпустив на волю заключенного уроща, (зри лист 217) даде ему Гюпанию Ращскую. Стоящеи же тои воине в Ращии: Драгигна отдалился и побежал в Чеккоманию. Король Георгии быв безопасен пленением Драгилла, и Михаила сынов Владимировых: Драгигна же, Парущь, Грубеша. Нееман, и Сирах, ушли в Дурац. Пиригорд капитан Царя Греческого в Дураце быв, подвижен милосердием: к сим беглым Принцепам, собрал людеи своих в воиско, и со Драгигною вшедши в места Короля Георгия, покорили вся грады даже до Урамия, и Антивара. Прииде в тоже время указ Пиригорду, да приедет скоро в Константинополь, того ради Драгигна оставив своего племянника Угоща в крепости Обликве, сам поиде впуть купно с Пиригордом в Дурац, Король же Георгии ради отмщения, поступков учиненных от Драгигны, приказал выколоть очи Драгиллу и Михаилу своим неволником, и сродником Драгигновым: поставил осаду под градом Обликвою. Уроща же защитил его мужественно, и дал о том ведомость своим сродником в Дурац. Они же вспоможением Кира Алексия новаго правителя Царского, с оного уезду собрав [216] немало воиска полков вооруженных, напали на Короля Георгия внезапу, и побрали все шатры его воиска разбитого. Он же сам побеже в Чемерницу. Увидевше же его подданные, что фортуна ему учинилась противна, начали мало помалу отставати от его соединения, и придалися Драгигне. Которыи осадил Короля Георгия в Оболене в нагорных: и поимав его жива, но за поноровкою его своиственных, послал его в Константинополь, и тамо Георгии скончал жизнь свою. Драгигна же соизволением общим, избран бысть Королем Далматие, которую правителствовал со удовлением, и радостью повсюдною чрез одиннатцать лет. Потом же умре, оставив три сына, Радослава, Иваниша, и Владимира. Радослав болшии из трех братии, поиде с превеликими дары к Царю Константинопольскому, от него же доступил притяжания королевства отеческаго, купно с своимя двема братиями. Но аще и правителствовали подданных со умерителностию и правдою, обаче отложилися некоторые мятежелюбцы бароны, их, неприятели древние, которые ввели Дещу (зри лист 218) сына Урощева во град и в уезд Зентскои и Требинскои, и возвысили его на болшество оного господствования, Радославу же и брашиям его осталася страна Поморская, с городом Катаром, даже до Скутаря. Оба уезда произвождаху на всяк день причину новую к воинам непрестанным от обоих стран, дабы разширяти и содржати свое взаимное господствование. [217]

СОБРАНИЕ ИСТОРИИ ДАЛМАТСКОИ ПРИ ПРАВИТЕЛСТВЕ КОРОЛЕИ ДОМУ НЕМАНСКОГО, КОТОРЫЕ ГОСУДАРСТВОВАЛИ В РАЩИИ И СЕРБИИ.

Бог многажды ради вин ему точию единому сведомых, возвышает человеки низкого состояния в превысокие степени, и в чести. И на прошив, унижает в бездну уничтожения оных превысочаишаго круга. Дом Неманскои возъимел началобытие в селе Хелмском, в соседстве Луцком, от единого попа, благочестие имеющего Греческое, зовомого Стефана. Иже оженився по обыкности оного причта, на единои поселянке, породил с нею между протчих единого сына, нареченного Любимир. Тои за свои разум и за свою храбрость во оружии, бысть от обладателя уезда Хелмскаго учинен Гюпаном над единою деревнею, реченною Тарнов, которая от его имене по том прозвана Любомир. В неи же поступая добре, умре: оставя единого сына по имени Урощь, которои последуя стопам отеческим, бысть утвержен от Короля Георгия в правителстве и владетелстве реченные области. По том егда взяли его на бою учинившемся между Королем Георгием и Драгигною, привели его и Ращию, где пребывал дотоле, дондеже Георгии паки добыл Ращию. От сего Урощи родился Деща, [218] его же мятежелюбивые бароны поставили в наболшество государства Зенгаского, и Требинского, якоже речеся выше (зри лист 316). Тое возвышение Дещи, учинилося в предрассуждение Контие, Радославова наследника, поколения королевского, первых королеи Далматских. Которое поколение безпресечения владело престолом Далматским от лета 495, до 1161: Радослав же хотя возпротивитися поступком родящымся от соперника Дещи, послал послы к Рагужаном и Катаряном, ради получения от Речи Посполитыя Рагузские промыслу оружеиного из Италии, и утвердити Катарянов, в пребывании древния их верности. Посол же посланныи в Рагузу при возвращении на пути близ Ризана убит от людеи Дещиных. Которои владея в Хелме даже до Катары и в Зенте верхнеи нарекся баном, сиречь Дукою оного государства из него же невозможе Радослав изгнати его. Бе же сеи Деща естсственно приклонен к вере Римскои, юже восприял бы он, аще не бы в подозрении имел разлучение мыслеи своих баронов. Обаче первыи он бысть, что в лето 1151, даровал остров Меледу належащую к государству Хелмскому, трем монахом, Марину, Симеону, и Иоанну со всеми землями и доходы приналежащими, и приданными предреченному острову. По том же милостынями Рагужан построена бысть Церковь Святыя Марии, и монастырь ради обитания монахов. Умре же Деща [219] оставив три сына, Мирослава, Немана, и Константина. Сия помощхю бана Бошнатского, тесния Неманова, водвигнули оружие на Радослава, и Иванища, братеи и владетелеи Зенты нижния, Радослав же не могши противостояти противу сил неприятелских, удалился в Рагузу, оставив государство Зентское, и все протчие городы [о кроме Катара, которои держался, твердо Радослава] во власть соперником. Послал Мирослав с братиями просити беглых у Речи Посполитыя Рагузские со обещаньми и с грозами. Но Речь Посполитая Рагузская возответствовала им, что понеже есть она волная рспублика, ради убежища всякому желает сохранити сию волность, с последнею каплею крове своих граждан. За что оная братия обратили оружие во вредителство сея Речи Посполитыя. Но она возукрепившися силами воинскими Радославовыми, посланными ему от Дурациян, и Катарянов его верных послали свои воиска под правителством Николы Бобала, пртиву Радивоя Оппорцича, капитана воиска Мирославова. И приведши предреченного Радивоя во учиненныи подвох, разбили его и побили, со всеми его людми. Радослав же и Иванищ восприявше мужество от сего счастливого случая, поидоша в Дурац, надеющеся во оных средствах обрести некакую помощь от правителеи Царя Константинопольского, но в сем погрешиша, понеже он возбранил и заказал [220] помогати им Неман же и братия, одержавши Зенту, обратил оружие на Ращию. В неи же правителствовал Владимир, вторыи брат Радославов, которыи противостал неприятелем. Но пришедши на бои полевыи с ними, близ Приетина, был разбит и побит убеже в Болгарию. И тако Немане овладел Ращиею, и взял титул именовашися великии Гюпан Ращскии, и двух Зент, верхнеи и нижнеи. Мирослав же и Константин возвратился в государство Хелмскос приналежащее брату их Неману. Сеи же за ненависть, которую имел к Речи Посполитои Рагузскои, восприял притворство проклятия изданного от Архиепископа Рагузского, на Епископа Катарского, присудного ему, [убегшаго под защищение предреченного Немана,] и под сим притворством разорил уезд Бренскои, и отнял у предреченного Архиепископа всех подсудных своего государства: А имянно Будских, Катарских, Долчинских, Свачии, Скутарских, Дураца, Древоста, Медона, Сорбии, Бошмы, Требин, и Захулмии. Которые все в первом установлении, были присудны Архиепископу Диоклеискому, и по разрушении тоя учиненном от Болгар, преведенному в Рагузу. По том послал Неман своего брата. Мирослава е флотом карабелным на Рагужан. Рагужане же под правителством Михаила Бобала. Ударилися воинею карабелною с Мирославом, и разбили [221] многие корабли, взяли две катарги, два Галиона, седмь Саетт, а протчыя отгнаны. На другои же Год паки возвратилися с воиском в тритцати тысящах боевых, и поставил осаду городу Рагузе, своими хитростми древяными взяши его приступом. Но по седми днях без полезного пристука, видя воспротивление свирепое от осажденных, и невозможность своего начинания, запалив оныя свои хитростныя махины, отступил. Константин же брат Неманов, и Мирославов покусился такожде счастия своего испытати противу островов Курцола принадлежащего уезду Хелмскому, от негоже отложился: И превезши людеи своих в лодках на остров, начал разоряти остров, оставив лодки на берегу без доволного караулу: Того ради собравшися Курцоланы, побрали все лодки тако, что он на острове остался яко неволник. Потом принужден бысть сотворити мир с Курцоланы; на таких кондициях что ежели они его опустят со всеми; его возвратитися в дом свои, тоб за тое благотворителство, пребывал вечно остров Курцола со своими жителми безданныи, и неподлежащ присуду Хелмскому. Тако и сотвориша от обоих стран. Не во многом же времени по том, умре оныи Константин бездетен, за ним же последовал скоро и Мирослав, оставив единого сына дванадесятолета по имени Андреа. Но шляхты Хелмские [222] избрали за своего Государя Контия Петра, своего соотечественника, человека храброго и мудрого, ему же Неман не возмог учинития ни единого в том препятия, понеже упражнялся в воинах при границах Ращских и Болгарских с Владимиром, и Греками, защитниками Контия Радослава, и братеи. За сим господствовал Реченныи Петр от реки Зетины, даже до заливы Катарские. Часто бился счастливо с баны Бошнатскими, и с Господари Кроатскими. Егда же Неман распространил государство свое даже до границ Дунаиских, Савы, и Бошны, победитель всегда над неприятелми, и искусен сын во оружии, разумен и щедр, почтен и любим всеми. В мимохождении же Фридерика первого сим имянем Цесаря, чрез Нищу Сербскую с воиском великим прошив Турок, встретил его и чествовал изрядно, и одарил Неман, засие ему Фридерик даде владетелство доходов Сербских. Умре же Неман оставив королевство своим сыновом, Тихомилю и Симеону. Пожил Тихомиль един точию год в государстве, по нем наследствовал Симеон, которои возрастил свое Государство. Над Сербиею, Далмациею, Диоклеею, Травниею, и Захулмиею. Восприяв первыи себе Королеи Ращских титул: Озлоблял часто оружием державство Греческое. Умре в возрасте 50 лет, оставив три сына, Стефана, Ухиана, и Рашка. Сеи же последнии бысть монах, по имени Савва: [223] Серби же имеяху его за Свята, его же кости и мощи бяху многое время в почитании, их же Синан баша, человек нечестивыи сожже всенародно. Стефан же наследствовал престол отеческии, учинил мир Болгары и с Греки. И понеже умре Радослав и Иванищ не оставя детеи какова либо достоинства. Пребываше Стефан в мире со всеми протчими. Обаче подвиже воину на Петра Господаря Хелмского с воиском силным, ведыи с собою Радослава сына своего меншаго, и Андрея своего зятя, сына Мирославова, изгнанного из Хелма: победил предреченного Петра набою, и принудил его отступити от другия страны реки Нарента: Сею победою Стефан взял и весь Хелм: над правителством того уезда поставил Радослава своего сына, даде же Контию Андрею своему сроднику Гюпанствы Папоя, Помория, и Озера. Умершу же Радославу, взял Андреи по позволению Стефанову весь уезд Хелмскии, над которым нарек себе Контием: от чего прогневавшеся некоторые Гюпаны, пременнонаследные Невесины, и протчих мест отдаленых: отложилися, поддавшеся защищению бана Бошнатского: тако что Контью Андрею не осталося иного ничего кроме Помория, Попои, и Стани. Стефан же был всегда приятель и союзник Речи Посполитои Рагузскои, жил в государствовании 28 лет, имел за наследника единого точию сына, по имени Немана второго, наследника толиких статов, проименованного [224] Крапал, зело человека доброго и богобоязливого и иже поставлен бысть Королем Ращии, или Сербии, в день Воскресения. И пременив имя Неман на имя Стефана, узаконил, да бы все наследники нарицалися Стефанами. Притяжл болшую часть Болгаров: овладел многими городами Греческими, покорил люди Сремския, взял на бою Господароню их Урицу, яже по том отпущена бысть паки свободна за ходатаиством Речи Посполитои Рагузскои, о котором ходатаистве у нея домоглася предреченная Урица. Царствовал же Стефан 22: года умре, оставил за наследника Королевству Стефана своего сына. Сеи же содержал. Господствование над Греками и Албанезами правдою и миром, о женился Еленою породы Французские, женщиною Христианнеишею, яже паки построила Антивар, починила иные многие крепости разоренные, и построила во Епире и во Иллирике многие монастири и протчая Святыя места: имел Стефан Воину с Дукою Дурдцким. которои с воиском Грецким наступал на Зенту. И разбил тое воиски, и Дуку сродника Царя Греческого взял в полон. Последи же бысть отпущен ради мира посредствовавшего между Царем, и Королем Стефаном, во предуспеяние Королевское. Иже видя себе в мире со всеми, престал обогащати срою казну, возставлением доходов, и накладных пошлин. И понеже первыи он учинил делати [225] из Минер Злато и Сребро в своем уезде, из которых Минер чрез художников немецких, вынял превеликия сокровища и богатства, о них же никогда не приметила простота его предков. Царствовав же 18 лет оставил 4 сына, Драгутина, Придислава, Милютина, и Стефана, из них же Придислав бысть Архиепископом Сербским: Драгутин же желателен Царствовати, подьял оружие прошив отца, и выгнал его от Королевства: от чего и умре предреченныи Стефан в жизни бесчиновнои. Последи же раскаявся Драгутин о гресе учиненном на отца, и ради покаяния бысть монах в Дебаре, оставив Королевство своему брату Милютину. Тои убо понеже человек бяше кроток, отдалил своего брата Стефана мятежливого и несмирного, дав ему правление земель Мазовы и Святаго Димитрия, при Границах Савы реки, по том же названы быша земля Короля Стефана, понеже он взял себе Титул Королевскии: притворствуяся Милютин все намерение свое полагал в строении церквеи и монастыреи, уничтожая оная дела братня, иже умре при животе Милютинове: Сеи Милютин от иных назван Урощь, подвиже воину противу Речи Посполитыя Рагузские, поощрен к сему по наговору и лукавству некоторых своих министров неприятелеи Рагузских вящше, нежели, по своему наклонению естественному. Сражалися [226] воиски обоих стран трижды, первое и второе сражение были не прибылны Рагужяном, но в третее прогнали воиско Королевское: последи же чрез посредство Андроника Царя, и тестя Милютинова, учинили мир купно. Королевствовал 40: лет, и бысть первыи он погребён в монастыре Святого Стефана в Швецяне, егоже он основал. Тело же его последи бысть принесено в Церковь Святыи Марии в Софию, идеже стояло несколко веков цело со власы долгими сложеными на персех: егоже люди имяху за Святаго: Оставил три сына, и две дщери. Един же из сынов небыл законныи, бе бо рождени от породные женщины свободных, и бе, на именован Стефан, протчие же два быша законные, Владимир или Урощь родился от первыя жены Елисаветы дщери Стефана четвёртого Короля Венгерского. Другии по имени Константин родился от вторые жены самопородные Грекини Константинополския: Стефан же сын, естественнеи разумнеишии протчих двух, ищя при жизни отцевои приобрести приязнь от баронов Королевства, да бы возмощи ему во всяком союзе вспомогателном, бысть по указу, отческому ослеплен, и послан в Константинополь ко Андронику своему тестю, да бы его берегли с двумя его малыми сынами, которые померли в возрасте децком. Обаче не Стефан ослеплен тако, понеже тем, [227] притворялся, якоже показал тое по времени. Восприял же правителство Королевства Владимир. Но аще он и был щедр к своим и обаче не получил тем приязнь у баронов, и имяше не престанно брань с своим братом Константином, того ради бароны призвали Стефана из Константинополя. Тоя Стефан в междоусобии явном Владимировом и Константиновом, примирил себе всех от их мятежелюбцев. Владимир же поимав своего брата Константина на бою, приказал его распяти и пригвозгдити, и разрубить на польи. Сам отиде в Срему, понеже возненавидели его свои своиственники, такожде и его подданные. Последе же впаде в наветы Стефановы, и бысть поиман, и всажден в темницу, где скоро по том сконча жизнь свою. Умершым же Владимиру и Константину, законным сынам, Стефан выблядок покорил рукою вооруженною все Королевство Отческое, пременл свое имя на имя отца своего, наречеся Урощь, да притяжет любление от подданных, под сим имянем почтенным от всех. Держал добрую корреспонденцию с Речью Посполитою Рагузскою, хотя и имел некакую распрю с нею за остров Лагусту, которои вменял приналежащ своему королевству, обаче же ко отчуждению того, законное, учинилося от Крапала вспоможение, предреченнои Речи Посполитои: потом рассмотрев [228] погрешение, учинил добрыи и твёрдые мир с Рагужаны, их же трактовал лутче первого, даровал едину доку сребряную литую, на олтарь Святаго Николы барского во Апулии. Имел многие воины с Андроником Царем нареченным младыи. Конец же тех их бранеи бысть брак Симониды Ирины дщере Царевы, в возрасте пятилетном в данные Урощу, да бы совершити тои брак, егда сия Царевна возмужает к сопряжению. Ее же мать была племянница Короля Ишпанского, госпожа пребогатая денгами и перлами (алмазными вещми), толь благоутробна в любви сея своея дщере, что расточила сокровища свои в том и другом, ради украшения ся во образ Царицы, предваряя обогатити детеи имущих родишися от сего супружества. В чем погрешила зело, понеже Король Урощ, в возрасте четыредесяти лет, совершил брак с Симонидою Ириною в осмое лето возраста ея, и тем испортил ложесна ее, учинив ю не поятну к деторождению. Выдал свою дщерь Неду, сиречь Неделю, за Михаила Короля болгарского, тои же пред успением времене хотя овладети областьми Уроща тестя своего, с воиским вооруженным поиде на него, Уроща же помощию воиск немецких приведеных из Италии, и посланных ему от Рагузы, не токмо разбил воиско Болгарское, но еще взял жива и Короля Михаила, которыи издше от ран восприятых на бою, оставив единого сына [229] наследника, по имени Сизман: А понеже Стефан Душан сын Урощев. добре обходился на бою, даде ему отец правителство обоих Зент. Тем подущен от людеи злобных совтников, учинив воиско людеи вооруженных, вошел в Ращиио, обхвативши отца неначаянно, взял его рукою мирною, и посадил в темницу в городе Швецяне, и потолеи приказал удавити в темница. Урощь же прежде подания своея выи оруженосцем, проклял сына, и его последородных, которое проклятие хотя и не исполнилось на сыне, однакож напало от лица Урощева на его внука, которыи потерял Королевство, яко же узрится во своем месте (зри лист 236). Царствовал же Урощь двадесять лет, оставив Стефана Душана, и Синиша сынов с несколкими дщерми. Вступил Стефан в правление возрастом двадесяти лет, в начале был грубаго разума, но водяся и слушаяся баронов старых, и мудрых, бысть государь зело мудр и разумен к великодушен, учинив Королевство Ращское украшено, и славно, и изобилно людми добродетелными вовсяких художествах, основал многие церкви, и монастыря, подарил вечно монахом Святаго Михаила иерусалимского дань, которую Рагужане ему платили за езеро: и во всем был воистину Душан милостив: тако Королевство Ращское, и городы Далматскис стояли лучше поде правителством его, нежели когда прежде [230] в прошедшем времени: А особливо грады Рагуза, и Катар; но увещанием Рогузны, или Елены жены своея, женщины неприятелницы Католикам Римским, обобрал от Церквеи их злато, сребро, и драгоценные во двех Зентах. По том наказал его Папа Римскии чрез двух посланников, единым по другом, о отдании оных граблении со угрожением гнева на его вреждение: паки исправил все, и чествовал добре Латин да разширит свою державу. Овладел болшею частью Романии, объемля Грады даже до Фессалоники, взял Албанию, и учинился Господарь всех стран Епира даже до Арты, распростер свое государство даже до Нигропонта (Черное море), собирая причет церковныи и все шляхетство своего государства. Их же соизволением восприял себе титул именоватися Царем, творя чины обычаиныи двора Царского, которые подавал достоиным служителем. Но сие достоинство восприятое, воздвиже на него воиско от Людовика Короля Венгерского. Которая воина окончилась в неколиких наездах и разорениях, которые Венгры учинили в Ращии и Кроации, и в строении крепости Белиградские, которую Людовик велел строити при устье Савы на Дунае, противу набегов Ращианских. Другои поход Людовиков Противу Царя Стефана не имел вящшаго деиства от первого. Понеже воиско его было принуждено воввратитися [231] назад ради растления воздущнаго, которое его убавило не мало. Радиже отмщения наездов учиненных Стефану от бана Тощнатского во уездех Требины. Канала, Гацка, Рудина, и протчих мест даже до Катары, поднявшися Царь Стефан с Царицею и со веем двором и с воиским своим 50000 конницы, 30000 пеших, в путь, противу Бошны, принудил бана отступити в горы, учинил разорение всему месту, ражег все полавды предреченного бана, осадил городок Бобовачь, в которои ушла Елисавета дочь единородная банова, и не возмогши завоевати его, опустошил всю страну даже до границ Домны или Думна, разгромил земли соседные по реке Цетине, и Дакерке или Докерес до Кроации. И обратившися на уезд Хелмскии, взял городки Ирмоту и Нову. И егда пребывал в Бошне, господа Венецкие и Рагузские, послали к нему торжественных послов о ходатаистве мира между им, и баном Стефаном. Которыи мир не збылся ради запросов уступленных от Царя Стефана, и ради отказания в том от Бана. От чего сии два Государи были в непрестанных воинах друг с другом. Егда же возвращался в Ращию Царь, встретил его в Бащи поли великом между Благая и Мостара, посол особливыи от Речи Посполитыя Рагузские, призывати его в город своя. Отпустив же воиско, поиде тамо с своим двером единым, и тамо со всякою славою и великолепием [232] бысть прият, чествован, и одарен чрез три дни непрестанно, и по том проводили его на караблях Речи Посполитои в Катар его град оттуду возвратился чрез Зенту в Ращию, послал своего ближнего казначея во Францию, просити дщерь оного Короля в супружество Урощу своему сыну. Ему же бе возответствовано, что бы по времени предреченныи Урощь учинился католиком блогочестие римского, ежели хочешь понять княжну Французскую. Царь же поглумился о ответе, и послал к господарю Волошскому ради его дщере Елены, и получил тое скоро. Последи обратил оружие свое на державство Греческое, побрал все грады даже до царствующего Константинополя, на него же не касался. Взяв Македонию, дал оную страну, которая спогранична была с рекою Аксиею в правителство Царке своему Фавориту. Другую же часть, которая от Ферров простирается даже до предреченныя реки Аксии, даде Богдану человеку правдивому и делному в искуствах воинских. А в стране протязяющеися от Ферров до реки Дуная, поставил правителеи: Краля, своего чашника, и Унглеза своего Архимаршалка братеи. Страну же лежащую близ Дуная, оставил в правителство Булке сыну Бранкину. Трикку же и Касторию получил Николаи Жупан. Етолию дал Приялупу. Охриду же со страною названою Прилизбеа, дал в правителство Пладике. Которые правители после [233] смерти Царя Стефана одержали себе все оные области их правителства. Обретающуся же ему в Диаволопоте в Романии, нападе на него огневица от чего в лето 1354 умре, в возрасте 45 лет. Первые его советники н министры были Григории Цесарь, и Воихна Цесарь, Браико Раозав, и Бранко Ращисаличь, Фома и Воислав Воиновы, Милошь, и Раозав Леденичь, Бранко Младеновичь, и Воевода Мирко, которые стояли всегда при леце Царевом, Царь Стефан при своеи смерти оставил Царство Урощу своему единородному сыну, Государю сущу двадесяти лет прекрасноличну и великого чаяния. Но в поступании времене показал не велику силу, менши же разума восприял по соизволению баронов титул Царскии. И в начале правителства, советовали ему советники верные, еже опасатися от лиц Вукащина Деспоты, и Углеща его брата (зри лист 237), от Контия Воисавы сына воинова, и от иных главнеиших правителеи подозрителных в малои верности. Но он не точию отверг сия спасителные советы, и одаряя наипаче болши предреченных правителеи, еще же имел несмысленность еже объявляти имена советников, и оглавление их советов, тем учинил их опасных, и пред успевших сих правителеи злонамеренных. Имел вящшую худость, еже возвеличити области Вукащиновы, понеже дал ему еще и титул Королевскии, и возвысил в достоинство [234] болшее Контия Воислава воинова, взяв едину сбе дщерь себе в жену, и отгнав прежнюю, дщерь Вулаики воеводы Волошского. Положил весь свои дворец во един Лавиринф мятежныи и непорядочныи. Того ради всяк из болших взыскал отбывати от покорства, равных своих, каким ли бо подвышением в болшии степень. Контеи Лазарь завладел всею землею спорубежною Венгерскои земле нарицаемою земля Короля Стефана. Николаи высокорукои (зри лист 240 и 241) объял правителство Воисавы своего дяди не вдавне умершаго: и еже бы утвердити безопасно лучше свои дела, заключил вдову жену дядину с двумя ея сынами, а своими двоюродными братиями, и таино повелел отравити: сынове же Балсовы, сиречь Страшимир, Геориия, и Балса, огосподствовали двумя Зентами: а Воихна Цесарь со Углешею своим зятем, учинился Господарем всея страны спорубежныя Романии. Все сие творяху указом предприятым от Царя, несмыслящего. о всем: что в 10 лет все Королевство Ращское, бысть разделено между сими четырмя бароны. Которым, еще живу сущу Царю, подданные подавали всенародную верность и послушание, признавающих их за Государеи самодержавных. Синица [брат Царев, поставлен от него над правителством Иоаннин в Романии, и всея страны даже до Арты.] увидя тую измену баронов вышереченных, составил едино воиско [235] Собранное из Греков и Албанезов, вступил вооруженною рукою в Зенту, и осадил Скутарь. Но не обретши пристающих союзников между оных подданных, возвратился в дом свои, идеже и умре, оставив двух сынов, Дуку и Стефана, и едину дщерь по имени Ангелину. Дука достигши в возраст мужескии бысть досуж во оружии, и счастлив в своих начинаниях. Клапен барон мочныи, даде ему в жену дочь свою. Потом впаде зять в подозрение тестю, и бысть от него противно вере присяжнои ослеплен, и сослан во оную страну близ Мореи правителства его брата Стефана: которыи обручил себе дочь Францышка Государя Мессарского. Ангелина же их сестра прекрасная девица, обручена бысти за Фому сына Прилупова Деспоты, и Господаря Иоаннинского. Сеи Фома поимал на воине некоторого Иника Давлского, которого и вскормил в своем дворе. Сеи влюбился в жену Фомину, и да бы тешитися с нею безопасно, убил своего благодетеля Фому: егоже сын с прошением получа помощ от Турка, поимал Иника, и ослепил его. Но понеже сеи сын Фомин был еще зело млад к правлению, Ангелина восприявши совет от министров и банов местных, пошла за муж за Исая сущего от Неаполя Романикского, Господаря Кефалонииского, которыи разумом великим управил статы женние и свои, и дарами избыл от нахождении Турецких. [236] Царь же Урощ лишен по предреченному образу своих статов, остался неколикое время во дворе Короля Укашина, которыи оставил ему не болшои уезд ради его пропитаия. Потом отшел к Контию Лазарю. Но понеже не зело приязниво его чествовал, паки возвратился во второе к Королю Укащину. На конец ушел в Рагузу, и бысть убиен на пути, от людеи посланных по указу Укащинову (зри лист 238). Тако окончился дом Неманов произшедшии от единаго убогого священника. Занеже овладел бяше престол единоначалства, приведен по том в попрание от единаго поражения единые части железные, яже дана бысть от руки возвысившияся престолом, заблагодетелство тогожде дому. Егда же жив бяше Урощ, Речь Посполитая Рагузская посылывала ему на всякои год подарок ценою в шесть сот дукатов. Мать же его Елена бысть вящшая вина разорению и падению царства своего сына, понеже она по смерти мужнеи восприяла правление над статами, пребывающи всегда в заключения яко монахиня между монахов, не сообщаяся с баронами о державстве ради расправления дел их во свое время. Тое бысть причиною гневу и отступлению сердец велмож, жалобы обидимых, и разорение статов, ему же не возможе возпротивитися безсилие сердца, юноши Урощи Царя убиенного в лето 1371.

Текст воспроизведен по изданию: Книга историография початия имене, славы и разширения народа славянского, и их цареи и владетелеи под многими имянами, и со многими царствиями, королевствами, и провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез господина Мавроурбина архимандрита Рагужского. СПб. 1722

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.