Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад
 

РОСПИСЬ ГОРОДУ ЛУНДАНУ И ВСЕЙ АГЛИНСКОЙ ЗЕМЛИ

/л.53 об./ В том Аглинском государстве, городе Лундане и в ыных городех и в деревнях зимы нет, николи не живет — все лето. И овоши всякие родятся по дважды годом, и в зимную пору сады все зелены стоят у них, а снегу николи не бывает. А хоромы стройны добре, полаты каменныя о шти и о семи житьях и боле, а кои деревянные, и те своиные стороны 1 выбилены, а иные выписаны всякими притчами 2, а крыты черепицею, а иные свинцом, а внутре стены и подволоки 3 выписаны травами и всякими притчами. А улицы все мощены каменем. А мы стояли на большей улице, имя Чипсайд 4, а двору имя /л.54/ нашему Золотой ключ. А у ворот повешен золотой ключ, а на том дворе 27 полат жилых, кроме сеней и переходов.

И всяких чинов люди хлеб купят с торгу на всякой день много, и всякой харч купят с торгу на всякой день, а иново нечево не держат. А хлеб ядят все пшеничной белой, а черново не держат. Мясо и рыбу и всякой харч купить дорого. А воды у них на всякой улице приводные, ис реки трубы 5 и на дворы на колодези и с колодезей на поварни привожены. А дворы у них держат всякие люди из найму, а наем дают большой. А на котором дворе мы стояли, и от того двора найму кумпаниею на полгодишное время 100 руб. А земля их всем изобильна: серебра много безчисленно, и всяких товаров. А бораны у них купят [11] по 3 руб. и больши, а в-ыную пору и плече 6 купят по 1 руб. А шерсть на баранах велика и мяхка, а из той шерсти делают /л.54, об./ сукна дорогие, и те сукна идут во все государства, окроме их Аглинской земли, сукон не делают дорогих. А быки у них велики, промеж рог по сажени, а купят их рублев по 40 и боле. А лошади у них без хвостов, отсекают и с рипицею, а возят на них на телегах на одной лошаде пуд по 70, а телеги о дву колесах, а колеса велики и толсты.

А нищих не водят слепых, милостыни просить все идут возле стены и, пришед к ним, у всякого двора или лавки и станет, покамест он просит, лавки у всякого двора.

Да в том же государстве и в-ыных городех и в деревнях, звон неудобсказаем 7, звонят мудростию заводными колесами, а звонят псалмы Давыдовы и тонцы всякие 8. А у кого лучится свадьба или пир, и в ту пору звонят из найму и тонцы всякие, а по мертвых звонят по вся ж недели, /л.55/ и переменные псалмы звонят. А у которой черни 9 мы стояли, и тот звон добре хорош, на всякой день сами колокола звонят без людей, и тонцы всякие переменные по вся недели. А во всем Лундане черней больше 300, а у всякие часы; а черни все каменные, камень белой, делом столь хороши, ни умом сметить человеческим, а кругом окончины все стекольчатые большие цветные 10. А иные черни вдоль величиною на версту, а иные и боле. А город Лундан вдоль по реке по Темзе стоит 15 верст, а около ево большаго Города стена земляная толстая, а около ево посадов и всего города стена земляная ж 11. А на реке Темзе зделан мост каменной 12, а на мосту по обе стороны стоят дворы великия и торги всякия. А по конец того мосту — двор великой, в-ыспод — ворота с мосту, а на дворе — полаты высокие, а на полатах /л.55 об./ — копья, а на копьях многия человеческия головы, кои казнят за веру и за измену, кои с королем вместе. А вера у них недобра, посту николи не бывает, и поститися никогда не знают. А при короле, сказывают, что вера [12] была лутче 13, король веровал папежскую веру 14; и оне королевскую веру выводят. А при нас деялось у них, на Светлой недели в четверток, у ково были папежские веры иконы, и оне собрали те иконы из всего государства и свозили на одно место, на улицу Чипсайд, блиско нашево двора. А при короле был на том месте крест большей, и после короля сломили. И свозили на то место много икон и крестов золотых и сребрянных, и служылых людей приставили всех, и как парламент ис черни поехали домов, и велели те иконы исколоть и зжечь служилым людем. И служывые тотчас приступили и стали иконам наругатися, /л.55 об./ как искололи все, и склали на огонь, и сожгли. И заповедали во всем государстве, чтоб в тое веру нихто не веровал, а хто будет станет веровать и найдут иконы, и тому казнь жестокая 15.

Да в том же граде Лундане зделан двор добре хорош, украшен, а имя ему Енчайжн 16, а на том дворе всякие узорочья. Вверху торгуют, а в-ысподи сходятся на всякой день торговые люди по дважды днем; а изо всех государств и городов вести приходят на тот двор, и гуляют на том дворе торговые люди один час, проведывают вести и росходятца. А никакова двора у них не узнаешь только не по клейму: у всякого двора повешены клейма у ворот разные 17, потому-что сряду дворы стоят тесно, а дворы делом одинаки, от улицы стен нет, все сряду окончины стекольчатые 18.

Да в том же граде Лундане потешной двор, а на том дворе много львов и всяких зверей 19. Да на том же дворе индейской кот величиною з борана, а шерсть багрова на нем. Да на том же дворе индейская мышь величиною з дворовую /л.56 об./ собаку, да индейская змея сажени с четыре, и всяких диковинок и зверей московских много ж.

Да в том же граде Лундане зделан двор для бедных людей, которые остаются от отца и матери меньши 15 лет, и емлют тех на тот двор, поят и кормят миром, и платье дают готовое, и постели и поварня про них, и [13] повары устроены. И приставлены к ним мастеры, учат их в грамоте и всяким мудростям и промыслом, а девкам тож, мастерицы учат в грамоте и всяким мудростям. А платье делают доброе разным цветом. А как доростут до 15 лет и выучатся всему, емлют их с тово двора торговые люди, а больши 15 лет на том дворе не держат. А дворового человека больши 7 лет не держат никакова человека 20, а как отживет 7 лет, и тому человеку воля куды хочет. А люди у них все учены в грамоте, мущины и женьшины во всей Земли, а попы у них многим языком умеют. А платье у них во всей Земли носят одинакое, — все доброе сукна, кои ратные люди, /л.57/ а торговые люди — все отласное да бархатное, да камчатое все дорогое платье. А в лавках товаров стоит много всяких и числа нет. А владеют домами жены, и мужем владеют 21, а жены мужей честнее.

А по воскресениям у них торгу нет никогда, все богу молятца, и воскресение почитают честно, а в-ыные дни до полуночи седят со свечами, у них свечи во всем в граде у всякого двора. А питье у них все в земли доброе, всегда пиво пьют ратные люди, а квасу и воды не пьют. А кабаки держат всякие люди, хто захочет. А кабаки у них дворы большие, и всякие люди на кабаки ходят: и бояре и торговые люди пиры и столы делают. На кабаках, хто захочет начевать, и постели всякому, и за все платят деньгами.

А люди у них добре ласковы во всей Земли, любительны. А извощики у них держат кочи 22, а кочи рублев по 70 и по 100, внутре у них стены обиты и подушки все бархатом и камкою и отласом, а колеса кругом железом окованы, возят на дву лошадях.

А воровства у них никакова нет, а буде кто зворует и украдет хотя что невеликое, и тех людей вешают. А хто солжет, и тому скрозь язык проденут веревку и выводят на улицы, а руки и ноги /л.57 об./ роспетлят и водят по всем улицам, да ставят, чтоб всякой видел. [14] А посуды у них держат во всей Земли оловянные, а богатые кои люди, у тех серебряные да золотые, потому что у них серебра много и золота и олова, а деревянных посуд нет. Всем их Земля изобильна: хлебом, и деньгами, и всякими дорогими товары, и узорочьями.

А нам, руским людем, во граде честь воздали большую 23, а кумпаниею делали нам стол вместо королевскаго стола 24 о Петрове заговинье в суботу, и гостей было всяких много бояр и торговых людей, а питья и ежи столь много, что и числа нет; а сказали Герасиму Семеновичю толмачи стал тот стол в 60 руб.

А грамоту имал Герасим Семенович на четвертой неделе Петрова поста, июня в 13 день у парламента в Восминстере 25. И ездили с ним вся кумпания, говорнар 26, а ездили в кочах, а кочи все снарядные, а под всякою кочею по 6 возников для славы, а от нашего двора до Восминстера 4 версты 27. И как приехали к Восминстеру и вышли из кочей, и повели нас вверх по лесницам высоко, а по лесницам на обе стороны стоят служилые люди с оружьем. И привели нас в полату, и та наряжена добре хорошо, стены обиты коврами дорогими, а серед полаты — королевское место, а у королевского /л.58/ места ковры высажены жемчугом и камением драгим, и на стулах подушки тож жемчюгом и камением драгим. И посадили Герасима Семеновича возле королевское место, а в другую полату обвестили боярам и повели нас, где, седят большие бояра 12 человек 28. И как мы вошли в ту полату, и та полата украшена добре хорошо, и бояра седят кругом по местам на подушках, а середь полаты королевское место. А как мы пришли, и оне все седят, лишь только один стал речник 29, кой от всех речи говорит. И Герасима Семеновича посадили возле королевское место, и он, Герасим, поседя немного, стал говорить государеву титлу. И как проговорил, и оне стали подавать грамоту, и Герасим грамоты не принял 30 и стал говорить: у нас де тово не ведется, что седя грамоты подавать, у [15] нас де и сам государь царь божий {так в тексте}, как станет грамоту подавать послу или посланнику, и он, государь, станет с места; а вы де стать не хотите, а я де грамоты не прийму. И наш толмач сказал речнику, и речник — бояром, и оне стали все и подали грамоту. И пошли мы ис той полаты, а грамоту взяли да понесли во весь парламент 31, где седят 600. А нас вели в-ыную полалату, и та полата украшена /л.58 об./ також, как и прежние. И поседели немного, и принесли от парламента королевскую державу, и повели нас, а державу понесли перед нами. И как мы шли, где седит парламент, и вышли в ту полату, и оне все 600 стали и шляпы сняли. А седят по местам кругом, место места выше и доверху — все люди, а середь полаты место, где седит речник, от всех речи говорит, и дал Герасиму Семеновичю место. И он, поседя немного, стал говорить государеву титлу, а что толмач речник говорит, а речник весь парламент, и подали грамоту Герасиму Семеновичю, и грамоту принял, и поехали.

А Восминстер велик горазно, кругом боле версты, а высок столь, что умом не мочно сметить, а крыт свинцом, а в-ысподи под ним торги всякие.

А чернь ту, где кладутся короли и бояре, и та чернь велика гораздно, и делом хороша, а длиною полверсты, а поперег верста, а все камянь белой, и высота гораздо, а звон столь хорош, что и в ум невместимо человеческой, нигде нет такова звону. /л.59/

А из Лундана города отпустили нас на пятой неделе Петрова поста во вторник, июня в 22 день 32, а карабль стоял от Лундана 20 верст, под Грязвиным 33, и стояли мы под Грязвиным трои сутки. И как бог дал погоду, и пошли ис под Грязвина, а провожали нас вся кумпания, и вышли на море, и шли морем 17 дней погодою доброю. И Северной нос 34 обошли здорово, и как будем против дацкого города Варгава 35, а погода стала встрешная. А как сошли 3 корабля на мори: [16] один из Гишпанские земли, другой из Талианские земли, а иные ж аглинские карабли, пришли туто ж под датцкой город, и стали на якори июля в 15 день, и стояли сутки. И как бог дал погоду по нас, и пошли мы на море, и шли 5 дней все возле землю погодою доброю и до устья Двинского, и пришли на устье июля в 20 день в-Ыльин день под вечер. И стали на якори 2 дня, как ездили к городу по карбасы 36. А караблю нашему имя «Адванс» 37, а карабельщик /л.59 об./ Вилим Кудлер, а пушек на карабле было 27. И как карбасы пришли от города, и мы с карабля поехали июля в двадесят третий день. А от города поехали к Вологде июля в 26 день 38. Божиею милостию здравы пришли из Аглинской земли.

Конец

(Рукописный сборник, лл. 53 об.-59 об.)

Комментарии

1. своиные стороны. Своиный — свой, близкий (см. И. И. Срезневский. Материалы для словаря древнерусского языка. Дополнения. СПб., 1912, стр. 244). В данном случае «своиные стороны», вероятно означают «внутренние стороны».

2. выписаны всякими притчами. Имеется в виду роспись стен рисунками на всевозможные, в том числе и библейские сюжеты.

3. подволоки — потолки (см. Толковый словарь В. Даля, М., 1955, том III, стр. 165).

4. А мы стояли на большей улице, имя Чипсайд. Как известно, Дохтурова и его спутников поселили на улице Чипсайд (Cheapside) в одном из секвестрированных домов, который по просьбе «Московской компании», был для этого выделен парламентом. Названная улица являлась весьма значительной артерией старого Лондона. Находится она примерно в 350 метрах к северу от Темзы. В средние века здесь размещался один из главных торговых районов города. Об этом позволяют судить и названия ряда соседних улиц. Таковы: Friday Street (Friday — пятница, день рыбного базара), Milk Street — молочная улица, Bread Street — хлебная улица (см. Henry В. Wheatley, The Story of London, L., 1909, p. 25).

5. А воды у них на всякой улице приводные, ис реки трубы. Имеется в виду лондонский водопровод. Начало его сооружения относится еще к первой половине XIII века. Впрочем, даже в XVII веке проблема снабжения водой населения огромного города оставалась не до конца решенной. Лучше других районов Лондона обслуживался район Сити, в дома жителей которого уже с 1582 года «воды Темзы подавались по свинцовым трубам» (см. Norman G. Brett-James, The Growth of Stuart London. L., 1935, p. 54). Следовательно, хотя водоснабжение Лондона было далеко от совершенства, впечатление о нем автора «Росписи» все же имело известные основания.

6. плече, плечо баранины, — передняя четверть, передняя нога с лопаткой и ребрами (см. Толковый словарь В. Даля, том III, стр. 126).

7. звон неудобсказаем, т. е. звон столь поразительный, что похвальное мнение о нем трудно выразить (высказать) словами.

8. тонцы всякие — различные тона колокольного звона.

9. А у которой черни. Из контекста явствует, что здесь и в дальнейшем, где употребляется этот термин, речь идет о церквах. При переписке слово явно искажено. Первоначально в написании автора «Росписи» оно, вероятно, звучало «черчи» от английского «church» — церковь.

10. окончины все стекольчатые большие цветные. Описывая лондонские храмы, русский наблюдатель в числе их достопримечательностей называет большие окна из цветного стекла — витражи.

11. а около ево большаго города стена земляная толстая, а около ево посадов и всего города стена земляная ж. «Большим городом» в цитируемом источнике называется, по-видимому, Сити (City). Известно, что с начала войны парламента с королем (1642 г.) вокруг Сити да и всего Лондона были возведены, в предвидении возможного нападения королевских войск, различные оборонительные сооружения: построены многочисленные форты, вырыты глубокие рвы, насыпаны земляные стены и валы (earthern walls and bulwarks). О последних и упоминает автор «Росписи» (ср. Norman G. Brett-James, The Growth of Stuart London. L., 1935, pp. 120, 273).

12. А на реке Темзе зделан мост каменной. Знаменитый Лондонский мост через Темзу (London bridge), начало постройки которого относится еще к XII веку, был завершен в XIII столетии. Разместившиеся на мосту «дворы великия и торги всякия», а также другие подробности о нем, упоминаемые в комментируемом описании Лондона, действительно выглядели тогда так, как о них отзывается автор «Росписи» (ср. Henry В. Wheatley, The Story оf London. L., 1909, pp. 100-106). Между прочим, эти строки «Росписи» перекликаются с соответствующим местом статейного списка Г. И. Микулина, ездившего в Англию в 1600 году (см. Путешествия русских послов XVI-XVII вв. Статейные списки, М.-Л., изд. АН СССР, 1954, стр. 162).

13. А вера у них недобра... А при короле, сказывают, что вера была лутче. Для православного человека, каким был автор «Росписи», пуританство казалось неприемлемым. Эта вера, как он категорически утверждал, была «недобра». Тем более не мог он одобрительно отзываться о католичестве. Фраза о том, что при короле «вера была лутче», надо думать, выражала не собственный взгляд автора, а мнение, высказанное кем-то из его монархически настроенных лондонских собеседников.

14. папежскую веру. Папежская вера — обычное в России наименование католичества.

15. И заповедали во всем государстве, чтоб в тое веру нихто не веровал, а хто будет станет веровать и найдут иконы, и тому казнь жестокая. Переплетение в период английской революции борьбы политической с борьбой религиозной было настолько очевидно, что прибывшие в Лондон в 1645 году русские люди не могли этого не заметить. Не случайно автор «Росписи», упоминая об отрубленных головах, торчавших на копьях на Лондонском мосту, счел нужным добавить, что казнены были эти люди «за веру и за измену, кои с королем вместе». Правда, Долгий парламент, ведя борьбу с противниками «справа», с наибольшей яростью все же обрушился на своих противников «слева», наиболее радикальных пуритан — левых индепендентов. Именно их прежде всего имел в виду созванный в 1643 году в Вестминстере кальвинистский синод, настойчиво внедрявший с конца 1644 года унифицированное пресвитерианское богослужение во всей Англии и угрожавший за непринятие этого богослужения суровыми репрессиями, штрафами, тюремным заключением и т. д. («Английская буржуазная революция XVII века», под редакцией Е. А. Косминского и Я. А. Левицкого, изд. АН СССР., М., 1954, т. 1, стр. 198). К сказанному можно добавить, что именно в те месяцы, когда русское посольство находилось в Лондоне, страстная литературная полемика наиболее последовательных врагов короля и веры, исповедуемой его сторонниками, в частности деятельность Джона Лильберна, подвергалась ожесточенным гонениям и преследованиям. Об этом, к сожалению, в «Росписи» не упоминается, зато, что также представляет значительный интерес, в ней приводятся конкретные факты о борьбе парламента против сторонников короля и «папежской веры». Упоминаемые в «Росписи» требования, «чтоб в тое веру нихто не веровал», и угроза, что если кто нарушит это требование, «тому казнь жестокая», вполне соответствовали антикатолической политике Долгого парламента, который уже в декабре 1641 года в «Великой ремонстрации» осудил католическую обрядность, провозгласив: «И мы желаем освободить совесть людей от бесполезных и суеверных обрядов, пресечь нововведения и удалить памятники идолопоклонства». (Законодательство английской революции 1640-1660 гг. Составил Н. П. Дмитревский, изд. АН СССР, М.-Л., 1946, стр. 54). Позднее, в документе, именовавшемся «Торжественная лига и ковенант», принятом палатой общин 25 сентября 1643 года, говорилось о настойчивых стараниях, которые будут приложены «к искоренению папизма, прелатства, суеверия»... (Там же, стр 69). Таким образом, данные, приводимые автором «Росписи» по этому поводу, вполне заслуживают доверия.

16. Да в том же граде Лундане зделан двор добре хорош, украшен, а имя ему Енчайжн. Речь идет о Лондонской бирже (англ. Exchange). Английское слово с некоторым искажением воспроизводит автор комментируемого описания. Следует отметить обоснованность его отзыва о внешнем виде биржи. Сооруженная при королеве Елизавете Тюдор в 1566-1567 годах Томасом Грешемом (Thomas Gresham), биржа и в описываемое время являлась одним из самых красивых зданий Лондона. (См. Norman G. Brett-James, The Growth of Stuart London. L., 1935, pp. 18, 43, 323).

17. у всякого двора повешены клейма у ворот разные. Как явствует из этой записи, на воротах, а возможно и над входными дверями лондонских домов, прикреплялись гербы их владельцев или арендаторов. Это могли быть, надо полагать, не только родовые гербы с геральдическими знаками, но и такие, на которых изображались признаки профессии домовладельцев, например, если последние были представителями ремесленного сословия, то на их гербах были нарисованы орудия их труда, образцы изготовляемой ими продукции и т. д.

18. окончины стекольчатые — стеклянные окна.

19. Да в том же граде Лундане потешной двор, а на том дворе много львов и всяких зверей. По всей вероятности, имеется в виду Тауэрский зверинец, открытый в XVII веке для посетителей. Богатая коллекция этого зверинца пользовалась среди лондонского населения большой популярностью и постоянно привлекала множество зрителей. Одним из них оказался и русский человек, не преминувший рассказать об увиденном в своих записках.

20. А дворового человека больши 7 лет не держат никакова человека. Речь, очевидно, идет о ремесленных учениках, семилетний срок ученичества которых был установлен еще при Елизавете Тюдор «Статутом об учениках» 1563 года. Институт «ученичества» фактически прикрывал самые жестокие формы эксплуатации. Каждый же прошедший семилетнее обучение ремеслу отнюдь не становился после того «вольным человеком», а обязан был в дальнейшем наниматься и работать у лиц, занимающихся этим ремеслом, чем вводился при помощи государства принудительный труд (см. В. М. Лавровский, М. А. Барг. Английская буржуазная революция. М., Соцэкгиз, 1958, стр. 106-108). Таким образом, оптимистический отзыв автора «Росписи» о положении английских трудящихся того времени является ошибочным. Он был явно введен в заблуждение своими лондонскими собеседниками.

21. А владеют домами жены, и мужем владеют. Литературные источники свидетельствуют о том, что женщина в Англии того времени была изолирована от общественной жизни, а в правовом отношении целиком зависела от мужа. Правда, поздняя елизаветинская драма (John Ford, James Shirley) 30-40 годов XVII века изображала женщин с сильным характером, добивающихся равноправия в любви и браке, но это было скорее продолжением традиций литературы Возрождения. Кроме того, в этих образах отразилась развращенность дворянского общества в тот период. В пуританской буржуазной семье положение женщины было ограничено многими религиозными и моральными запретами, против которых в 1643 году резко выступил Джон Мильтон (см. его памфлет «Doctrine and discipline of Divorce»). Однако приведенное мнение автора «Росписи» имело известные основания потому, что, при всем сказанном, у английской женщины все же оставалась некоторая самостоятельность в домашнем хозяйстве и в воспитании детей. Это особенно резко бросилось в глаза русскому человеку, хорошо знакомому с положением женщины в России, где господствовал в ту эпоху «Домострой».

22. извощики у них держат кочи. В отличие от статейного списка Дохтурова слова «возник», или «кочман» (англ. coachman), заменены здесь словом «извощик», но, как и в статейном списке, для обозначения экипажа, кареты, употребляется слово «кочь» (от англ. «coach»).

23. А нам, руским людем, во граде честь воздали большую. Обращаясь к вопросу о приеме русского посольства в Лондоне, автор «Росписи» довольно убедительно обосновывает этот свой тезис. Стоит заметить, что эта части «Росписи», уступая статейному списку в обстоятельности, добавляет к нему все же некоторые любопытные подробности.

24. кумпаниею делали нам стол вместо королевскаго стола. Большой обед, данный Дохтурову и его спутникам купцами «Московской компании», состоялся 23 мая 1646 года. Как говорится в статейном списке Дохтурова, на этом обеде присутствовали «ис парламента боярин милард Станфорт (граф Стемфорд), да князь Алферей Флемин (сэр Оливер Флеминг), да кумпанейской говорнар, да с ними дворян и полковников человек с 30, да кумпанеи человек со 100 и больши». Этот обед являлся своеобразным официальным приемом, организованным в честь русского посольства.

25. в Восминстере. Вестминстер (Westminster) — Западный округ Лондона, где размещались, как размещаются и поныне, парламент и многие правительственные учреждения Англии. Здесь находятся замечательной архитектуры старинные здания Вестминстерского аббатства. В нем — могилы королей и многих выдающихся людей Англии, о чем ниже упоминает автор «Росписи».

26. говорнар — губернатор (управитель) «Московской компании» английских купцов. Как явствует из подписи, заверяющей врученную Дохтурову копию грамоты парламента к царю Алексею Михайловичу от 10 марта 1646 года губернатором «Московской компании», встречавшим и сопровождавшим русского гонца, был Спеллинг (Snelling). Английский текст этого документа находится в том же деле, где и статейный список Дохтурова (ЦГАДА, ф. 35, Сношения с Англией, 1645, д. 2 [154], л. 120), русский перевод грамоты, сделанный в Посольском приказе, там же (лл. 101-104).

27. от нашего двора до Восминстера 4 версты. В отличие от данных «Росписи», в статейном списке Дохтурова говорится о значительно более близком расстоянии от дома, где жили русский гонец и его спутники, до Вестминстера («версты с полторы»). Самый приблизительный, разумеется, расчет по плану Лондона приводит к выводу о том, что расстояние от места жительства русского посольства на Чипсайде до Вестминстера, точнее, до здания парламента, было несколько меньшим, чем пишет автор «Росписи», но все же почти вдвое большим, чем сказано в статейном списке.

28. и повели нас, где седят большие бояра 12 человек. Имеется в виду палата лордов. Количественный состав ее, указанный в «Росписи», не совпадает с данными статейного списка, в котором говорится о том, что в этой палате было «человек их с 40». Правда, известно, что из 42 членов палаты лордов, остававшихся в Лондоне с лета 1642 года, на заседаниях обычно присутствовало не более 10—12 человек (ср. «Английская буржуазная революция XVII века», под редакцией Е. А. Косминского и Я. А. Левицкого, т. 1, стр. 162), но для встречи с русским посольством, надо думать, прибыли если не все, то по крайней мере большинство находившихся в Лондоне членов Верхней палаты.

29. речник — спикер (speaker), председатель палаты (от англ. speak, говорить, произносить речь).

30. и Герасим грамоты не принял. Эта деталь, ярко характеризующая заботу русского гонца о государевой чести, в статейном списке Дохтурова отсутствует.

31. да понесли во весь парламент. Речь идет о палате общин, но указанное в «Росписи» число ее членов — «600» — также отличается от данных статейного списка Дохтурова, где говорится о том, что в ней «сидят всяких чинов выборные люди ото всего королевства 420 человек». Все же ближе к истине число членов парламента, указанное в статейном списке.

32. А из Лундана города отпустили нас на пятой неделе Петрова поста во вторник, июня в 22 день. Дата отъезда Дохтурова и его спутников из Лондона, указанная здесь, на один день отличается от даты, приводимой в статейном списке гонца: там сказано, что отпущен из Лондона Дохтуров был 23 июня.

33. под Грязвиным. Грязвин — Грейвзенд (Gravesend), портовый город с нижнем течении реки Темзы.

34. Северной нос — имеется в виду Нордкап (норв. — Северный мыс), крайняя северная оконечность Европы, мыс на сев. побережье норвежского острова Магерэ, входившего тогда в состав Датского королевства.

35. против дацкого города Варгава. Варгав — Варде (Vardo), город на берегу Северного Ледовитого океана, в северо-восточной Норвегии, являвшейся тогда частью Датского королевства. Упоминается при описании путешествия Дохтурова в его статейном списке.

36. карбасы. Карбас — беломорская лодка, обычно на 4—10 весел, с двумя парусами (см. Толковый словарь В. Даля, т. 2, стр. 91).

37. А караблю нашему имя «Адванс». «Успех» («Advance») — название судна, на котором гонец Герасим Семенович Дохтуров и его спутники возвратились из Англии в Архангельск. Об этом упоминается и в статейном списке Дохтурова, но в нем отсутствует очень важная деталь — военное оснащение корабля — 27 пушек.

38. и мы с карабля поехали июля в двадесят третий день. А от города поехали к Вологде июля в 26 день. Обе даты, приводимые автором «Росписи», отсутствуют в статейном списке Герасима Семеновича Дохтурова. Между тем, уточняя время прибытия Дохтурова и его спутников в Архангельск и отъезда их через Вологду в Москву, сведения эти существенно дополняют заключительную часть официального отчета гонца.

Текст воспроизведен по изданию: Лондон 1645-1646 годов. Ярославль. Гос. пед. институт. 1960

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.