Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ОПИСАНИЕ ПЕТЕРБУРГА

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ГОРОДА ПЕТЕРБУРГА И ПРЕБЫВАНИЯ В НЕМ ПОЛЬСКОГО ПОСОЛЬСТВА В 1720 ГОДУ

Тому, кто хотел бы должным образом описать город Петербург, следовало бы побывать там до его основания и увидеть, что было на этом месте, где теперь выстроен большой каменный город. Через него протекают большая, широкая и глубокая река Нева, а также ее рукава и просторные каналы, над которыми поднялся регулярный город. На этом самом месте, как я узнал, некогда было 15 хижин, населенных шведскими рыбаками. После занятия этой местности русскими деревню сожгли, а его величество царь повелел поставить для себя тут маленький домик из двух комнаток, где и жил. 1 Домик этот еще стоит, крытый черепицей, однако без окон, но для лучшего сохранения обнесен забором. Стоит он неподалеку от реки между Сенатской коллегией 2 и дворцом Гагарина. 3 Живя здесь, царь чертил план города и измерял берега реки, ее рукава и каналы. Теперь город уже большой, и его всё застраивают, и если царь еще сколько-то проживет, то сделает город громадным. Также на другой стороне реки по направлению к монастырю была небольшая крепость, где укрывали суда, шедшие из Москвы через озеро Ладога в море. Эта крепостца теперь срыта, там построили невзрачные хижины и ветряки, и на том месте много людей строит себе жилища.

Нам говорили, что Ингрия принадлежала Москве, а когда Москва вела войну с поляками, то, не будучи в состоянии их одолеть, пригласила на помощь шведов. Они же, вступив на московскую землю и не оказав никакой помощи, овладели всеми занятыми уездами, [140] поставили в крепостях свои гарнизоны и принудили жителей к податям и иным повинностям. Таким образом заняли огромную страну до самого моря. 4

А поскольку московские суда, шедшие рекой Волгой до Ладожского озера и оттуда рекой Невой в море и дальше, на озере часто терпели и по-прежнему терпят крушения из-за больших подводных скал, то нынешний царь теперь копает канал от реки Волги до реки Невы, на нем постоянно работают 40 000 человек. 5 Если это дело будет завершено — а осталось прокопать еще всего лишь несколько миль — краю от этого будет большая выгода, так как сейчас из-за скверного сообщения все дорого.

Около Петербурга 6 царь укрепил берег реки, насыпал дамбы и укрепил плотинами, также прорыл каналы, чтобы излишней воде, стремительно приходящей с моря, было где разойтись; ибо не будь этого, волны залили бы постройки. Плотины сверху покрыты досками, так что по ним можно ездить на лошадях. С приближением к морю река Нева расширяется и разделяется на несколько русел, расходящихся в разные стороны. Берега этих русел теперь густо обивают сваями, а в иных местах равняют, расширяют, поднимают и углубляют [дно] по надобности, чтобы подходили суда.

Этот город поделен на очень большие участки, на которых каждый сенатор, министр и боярин должен иметь дворцы, иным пришлось поставить и три, если было приказано. Счастлив был тот, кому отвели землю на сухом месте, но тот, кому достались болота и топи, изрядно попотел, пока укрепил фундамент и выкорчевал лес, так как по мере приближения к морю грунт низменнее и болотистее. Еще и теперь, хотя дворцы уже закончены, они трясутся, когда мимо них проезжает коляска; это из-за слабого фундамента. Эта сторона уже выглядит как город, там есть дворцы, плотины и большие здания с флигелями и всякими удобствами, а еще дальше к Кронштадту 7 имеется немало места, где уже начинают строить, в том числе из кирпича, и где уже до самого моря поселилось несколько тысяч мещан.

Здесь есть церкви, коллегии, дворцы и так называемые лавки, в которых всего вдоволь. Это четырехугольная постройка, занимающая большую площадь, 8 в ней и по ту, и по другую сторону живут купцы. Дворцы просторны и выстроены из кирпича с флигелями, кухнями и удобствами, но поскольку строились в спешке, то тес отваливается уже при небольшом ветре; наверное, плох материал, или же делали зимой, ведь лето здесь непродолжительное. Еще и половина этого города не возведена.

По ею сторону Невы дворцы тянутся один за другим вдоль реки до самых царских дворцов, которых всего три — два летних и один зимний. 9 Сады прекрасны. Я слышал от самого царя, сказавшего нам: “Если проживу три года, буду иметь сад лучший, чем французский король в Версале”. 10 И действительно, сюда морем из Венеции, Италии, Англии и Голландии привезено много мраморных изваяний, статуй, даже беседка, сделанная целиком из алебастра и мрамора и доставленная из Венеции в сад, расположенный над самой рекой и между каналами. Там много редкостей, беседок, галерей, насосов и [141] удивительно красивых деревьев. Со стороны реки сад укреплен кирпичной кладкой, 11 до нее из сада ведут галереи (ganki), где можно сесть в бот или в барку, то есть яхту, буер, чтобы плыть в море либо прогуляться по каналам и большой широкой реке. На ней есть остров, на котором строят здания, куда перенесут Анатомию; 12 ее опишу ниже.

На другом острове находится пороховой завод; 13 на третьем, называемом Васильевским островом, — летний и зимний дворцы князя Меншикова, 14 а также другие дворцы до самого моря. Есть и иные места, где делают корабли, особенно в адмиралтействе; при них башни с пушками. 15 Есть также дома, где живут англичане и голландцы, строящие эти корабли. Дальше — место, где делают галеры. 16 Я слышал слова царя: “У меня много кораблей, но я уменьшу их число; будет их только 30 и на каждом по 100 пушек; галер [будет] 200 и на каждой по 40 пушек”. Действительно, этого у него уже на удивление много. Есть большие квадратные суда, на которых корабли перевозят в море, 17 потому что на этой реке, да и на здешнем море из-за мелководья корабли могут ходить не во всяком месте, так как море во время бурь засыпает эти реки песком. С этой целью милях в семи отсюда поставили фортецию, где ставят военные корабли. 18

Галеры мне нравятся, так как на них можно безопасно плавать и у берега, и в самом глубоком море, их можно направлять как угодно, в любой момент в любую сторону, а также стрелять по неприятелю, вертясь на месте.

На другом берегу реки напротив царских дворцов возводят в камне большую оборонительную крепость. Посреди нее стоит церковь с башней, часы на которой играют французскую музыку. Здесь вообще на дворцах и коллегиях много таких часов, играющих псалмы. В упомянутой крепости много пушек, а со стороны моря всегда висит красно-белый флаг. Здесь есть такой обычай: когда адмиральский буер под особым флагом выйдет на воду, то под страхом штрафа должны выйти все буеры. Адмиральский буер идет впереди, и все следуют за ним, не опережая. На буерах обычно находятся сенаторы, министры и другие господа, они весело развлекаются под звуки труб и музыки. Минуя один другого, пьют за здоровье и стреляют из пушек, и должны плавать до тех пор, пока адмирал не подойдет к берегу. 19

В этом самом месте живет много мастеровых французов, англичан, голландцев и мануфактуристов других наций. Их царь выписал для обучения русских людей. Для своих работ они имеют здания.

Много также имеется строений для корабельного провианта, соленой рыбы, копченостей и муки; есть постройки с конюшнями, где располагаются конные полки, а другие постройки — для пехоты, и все со всякими удобствами. Есть строения, где располагаются гости, и трактиры для их удобства. На своих местах на берегу стоят амбары, и когда провиант или хлеб привозят на судах, его с них без промедления туда переносят. Есть также каменные солодовни, [где варят] пиво для кораблей; 20 пока оно молодое, его не пьют, потому что горькое, а горькое для того, чтобы могло дольше стоять, не прокисая. [142]

Неподалеку от царских дворцов и канала стоят здания, выстроенные квадратом, для тех мастеровых, которые строят буеры и яхты. 21 Посредине есть канал, куда эти суда отводят на зиму, чтобы их не повредил лед. В других постройках делают пушки, колокола, бронзовые и железные мортиры; в иных же колесники изготавливают ложи и колеса для пушек. Есть также большие длинные постройки с кузницами, где кузнецы выковывают все необходимое для пушек.

На другой стороне реки за дворцом князя Меншикова находится французская улица, на которой живут одни мастеровые — резчики, столяры и те, что делают фонтаны, а также те, что из олова и иных металлов выделывают разные вещи, но все это — для царя. В лавках есть такса, согласно которой продают все вещи. Имеются здесь и меха, и товары из меди и железа. Полотна тут много, но оно узкое. Его требуется много, так как стены и потолки везде обиты полотном, иногда даже вощеным; также полотном обивают галереи и башни в итальянских садах и даже заборы вокруг садов. Пряжу, причем очень красивую, привозят из Москвы.

Есть там другое каменное здание в два этажа, длинное, с шестью комнатами внизу и столькими же наверху. Оно стоит у рукава, [называемого] Невка. В месте высадки находится мост, на нем у берега строение и галерея (ganek) столярной работы, а мост тянется до самого здания. В каждой из этих нижних комнат по 5 станков для выделки полотна, а в угловых комнатах работают столяры и токари, делающие станки, намоточные катушки, валки, веретена, прялки, мотовила, шпульки, челноки и иные принадлежности. В верхних же комнатах много женщин под присмотром воспитательницы-англичанки, надзирающей за их работой. В одних комнатах прядут, в других мотают, а в третьих навивают; там полно людей, есть и управляющий, который всем руководит. 22

На противоположном берегу того же рукава стоит другое строение, где выделывают крахмал; 23 есть там мочильные чаны в чанах для отливания, а также несколько затычек, и когда их вынимают, вода отходит. Вода, причем превосходная, поступает по желобам и по ним же отходит. На другой стороне реки есть большая и широкая белильня, а также выкопаны каналы, служащие для замачивания и поливания полотна.

Есть также два стрельбища, одно за рекой Невой, за кирпичными солодовнями, а другое за двором господина Головкина; там учат стрелять из пушек, которых на каждом [стрельбище] по десять.

Река Нева укреплена плотинами, особенно один берег миль на 12 до самого Шлиссельбурга, так что суда везде могут подойти к берегу и сразу выгрузить все, что угодно. По этой реке сплавляют огромное количество деревьев до города и в море до многочисленных укреплений. Ибо близ города не дозволяется срезать и ветки, хотя там на пространстве нескольких миль растет много [143] березы, ели и сосны, но лес этот мелкий. Дуб, нужный для строительства кораблей, яхт, фрегатов, барок, буеров, шлюпок и гондол, доставляют рекой отчасти от самой Москвы. 24 Всем этим владеет царь, так что он может обойтись без других стран и если еще найдет минералы, для чего выписал в этом году рудокопов из Саксонии, то его справедливо можно будет назвать владыкой суши и моря.

За городом по направлению к монастырю у реки Невы стоит небольшой каменный дворец, 25 в котором его царская милость показал нам свою Анатомию. 26 Он ее купил где-то за Голландией у какого-то знаменитого заморского доктора. Этот доктор собирал свои редкости на протяжении 50 лет, и ему было 72 года, когда его царская милость купил эти собрания за 12 000 червонцев. 27 Имея единственного сына-пьяницу, не способного оценить столь больших редкостей, [анатом] предпочел продать их тому, кто сумеет их и использовать, и сохранить. Этого доктора царь содержит за немалые деньги, а при нем трех учеников и нескольких слуг. 28 Дворец — двухэтажный, из него далеко видно, стоит он на красивой равнине. Через сени с крыльцом входят в комнату, где в шкафах расставлено множество склянок. В них сохраняются головки маленьких детей — от годовалого и лет до трех, и они в этом спирте настолько свежи, что совсем как живые. Некоторые смотрят такими живыми глазами, словно ничто не нарушило их взгляда, хотя стоят уже несколько лет. У других едва не брызжет живая кровь; где отнята голова, там кожица с телом кажется только вчера отрезанной. В других склянках хранят руки и ноги, на которых еще видны вены через кожу, словно бы живую. В следующей комнате склянки с образцами представляют все развитие человеческого плода от первого зародыша до самого момента появления его на свет (Довольно большой фрагмент рукописи об этом предмете мы могли дать только сокращении. — Здесь и далее примечания польского издателя.). Есть там еще различные монстры, как человеческие, так и звериные, и иные редкости, а также различные звери — чучела слонов, василиски, чучела рыб и высушенные рыбы с дивными мордочками. Немало здесь также морского тростника разных видов; еще великое множество слоновьих костей, привезенных из самого греческого государства, где некогда воевал Александр Великий 29 и, защищая людей, выставлял слонов, которых там немало погибло. Потом на этом месте построили город, называемый теперь по тем костям Костынко.

В трех других комнатах выставлена превосходная библиотека, в ней есть старые книги, возрастом в полторы тысячи лет, как высчитали отцы иезуиты. Больше всего греческих, есть также много книг, напечатанных на славянском языке. Другие труды относятся к военному искусству и содержат [описание] новых способов, как атаковать города, замки и иные крепости. Много таких [книг] его величество царь повелел напечатать для молодежи. Кроме того, здесь находятся старые немецкие библии [144] и много книг латинских, немецких, французских и русских больше чем на десять тысяч [рублей]. 30

Собрание образцов зверей, сохраняемых в бутылях, столь же богато, как и человеческих. Немало также птиц всяких видов и расцветок. Здесь есть страусы, красные аисты, сипы, индийские вороны, попугаи трех видов и много иных птиц, названия которых неизвестны. Нам показывали разных птичек — белых, красных, синих, желтых, так красиво окрашенных, что сам царь их целовал. Среди них были птички маленькие, как сверчки; другие же с хвостами длиной в два локтя, а сама птица — гладкая, как палка, и когда летит, то лишь слегка распускает хвост; сама синяя, а хвост черный и клюв белый. Другие были красные с белыми хвостами, а перья у них мелкие и густые, как у кота; эта птица летает небыстро. Были там также дивные мыши с песьими мордами и бабочки удивительного вида. Когда такая бабочка раскроется, то будет величиной с оловянную тарелку. Цвета она синего с красными, белыми и черными каплями на крыльях. Мы видели также саранчу, о которой говорят, что св. Иоанн Креститель кормился ею в пустыне. Показывали нам также янтарь и рассказывали, как он рождается; а именно, есть деревья, с веток которых, когда их хорошо нагреет солнце, в морскую воду стекает смола и там дистиллируется. В янтаре были мухи, пауки и прочая нечисть, так как он, образуясь, не упускает захваченного и так растет от взаимодействия солнца и соленой воды и действительно обладает той особенностью, что прилипает, если его нагреть. Было там также чучело дикаря, найденного мертвым с двумя лодками; в одной лодке были рыба, копье и колчан со стрелами из морского тростника; тростинки были сучковатые, а копье железное и широкое; где ему это сделали? Лука не было — наверно, выпал или же сбросило ветром. В другой лодке сидел сам этот дикарь и сидя умер. Одежда его — из удивительной пестро-желтоватой шкуры, шапка с торчащими вверх рожками из еще более удивительной кожи. Сам он был маленького роста. Здесь трудно описать все виденное, так как и при писании уже забылись особенно морские предметы, чешуя рыб, раки и т. п.

Здесь держат мальчика, которому теперь лет пятнадцать и который лицом и головой очень похож на обезьяну; на руках и ногах у него всего по два одинаковых пальца, но не такие, какие должны быть у человека. Этот мальчик своими пальцами пожимал руку его царской милости. 31

Анатомию должны перенести во дворец, строящийся за большой крепостью на острове; 32 в теперешнем здании уже слишком тесно, так как редкости все прибывают.

Имеются также большие дворцы, называемые коллегиями. 33 В одном дают аудиенции заграничным послам; другой — сенат; третий служит для конференций по внешним делам; четвертый — коллегия юстиции; пятый — военная судебная коллегия и коллегия сельская. При каждой коллегии есть еще отдельные канцелярии. [145]

За царскими дворцами стоит здание, где останавливается почта. 34 Там же расположены здания для птиц, где продают тетеревов, рябчиков, белых глухарей, больших и маленьких уток, чирков, а про названия других и не дознаешься. Еще там в клетках держат певчих щеглов и дроздов.

На одном поле, намеренно оставленном посреди города, стоит единственное здание, предназначенное для некоторых упражнений молодых людей. В первые дни июня по русскому календарю там собралось тысяч семь парней; их угощали водкой и пивом, потом там же они бились на кулаках. Бьются за государево здоровье, а случается, кого и убьют. 35 В том же здании находится пара львов, отдельно самец и самка; есть там еще пантера, рысь, леопард, морские коты, белые и сивые обезьяны, а в другом месте находятся белые и черные медведи и чучело слона. 36

Мы справили день рождения царя. 37 После церковной службы царь привел своих гостей и послов в сад и угощал в галерее. Там на воде стоял фрегат, от верха до самой воды украшенный флагами. На нем было 26 пушек, из которых палили, когда пили за царское здоровье; играли трубы и валторны, и с крепости стреляли из пушек. После обеда мы отправились в итальянский сад, где видели разные украшения, фонтаны и клумбы, между которыми стояли большие фарфоровые сосуды. Здесь в разных местах давали много вина, а именно шампанское, бургундское, pontak i ochlanskie sekty. Также наставили столов, где только было удобно. Этот сад от своей закладки насчитывает всего 5 лет, 38 но каждый может признать, что такого, как тут, не увидит и через 20 лет у самого большого господина. В этом саду были выложенные камнем пруды, в которых плавали индийские гуси, морские утки и много [иных] птиц. Построена там и голубятня, в которой помещается 16 видов голубей; есть при них и смотритель. Имеется также несколько белых аистов (ведь аистов в здешних краях не увидишь), несколько журавлей, кабан и большой еж с колючками длиною в четверть. 39 Другой сад засажен плодовыми деревьями, и в нем только открытые галереи (ganki) и шпалеры. 40

Так мы гуляли в этом саду до 11 часов вечера, пока не зажгли фейерверк. Пускали разные огни, били из пушек и пускали ракеты до двух часов ночи. Были здесь также два человека — мужчина из Франции и женщина из Лифляндии. Мужчина был ростом 4 аршина, а в ширину два локтя и ходил в полусапожках. Жена его, 41 ростом еще на четверть выше, была одета в дамастное платье, на которое пошло 82 аршина.

Дня 14 июня мы были приглашены в адмиралтейство, где его царская милость ждал нас. Перейдя по мосту, ведущему через каналы и пройдя воротами, мы через сени вышли на большое место, где строят корабли. Мы осматривали новопостроенный корабль, красивый и большой, который в будущее воскресенье должны спускать [на воду]. Затем мы пошли в кузницу, построенную на углу из кирпича. В этой кузнице было 15 горнов, и у каждого [146] работало 15 кузнецов с мастером. Пятеро делали болты для кораблей. Помимо обычных кузнечных мехов, имелись и такие, в которые дуют жестяными и медными трубами. Оттуда мы перешли через другой канал к большому трехэтажному зданию, построенному треугольником на прусский манер. Его царская милость ходил с нами по складам, находящимся в этом здании. Мы осматривали здесь всякие корабельные припасы; там были вощеные, смоленые, покрытые различными жирами канаты, некоторые толщиной в полчеловека. И всего этого в более чем десяти помещениях было столько, что не увезти и на 500 возах. Гвозди для приколачивания досок лежали в углах большими кучами, а кроме того, nutable, якоря, багры с длинными черенками для удержания корабля и притягивания одного к другому. Еще топоры для работы, заступы, молоты, сверла, различные большие и малые долота, несколько тысяч фонарей, и было свыше десяти таких, что в них свободно может сидеть человек, вот какие были большие. Кожи для гашения заброшенных бомб, юфти, беленое и небеленое полотно; полотно, выделанное специально для парусов. Жиры были в больших кадках, бочках и чанах. Столь же полны и забиты были другие помещения, в которых полки были заложены ружьями, карабинами, пищалями, пистолетами, штыками, охотничьими ножами, шпагами, перевязями, зимними и летними рукавицами. Были большие кучки башмаков, сапог, туфель, бессчетное количество шерстяных и полотняных штанов для матросов. В нескольких помещениях находилось привезенное из Вест-Индии дерево — тяжелое, как свинец, и всего этого было много. Его царская милость сказал послу: если бы боярин имел так много дерева, ему хватило бы на два года. Это дерево на кораблях используют только на колеса, наматывающие канаты, поскольку канат на этом дереве наматывается ровно, как на латунных или бронзовых. Если же такие колеса изготовлять из железа, то только закаленного, потому что иначе оно разлетится вдребезги подобно точилу или камню, с каким работают токари. Кроме того, там лежало несколько сот оловянных корабельных подсвечников, бидонов, рогож еще больше, решет, сит для муки, деревянных кривулей, мисок, каждой из которых хватает на семь солдат; щипцов, сальных и восковых свечей.

Несколько помещений было заполнено уложенными в сундуки и висевшими в связках на стенах корзинами, железом, железными кольцами, разными ядрами в больших кадках. Эти кадки имеют форму длинных ящиков из листовой латуни, раздвоенных по бокам. Желоба по бокам короткие, но с уклоном. Ядро, запущенное в желоб, катится само собой, пока, оказавшись на своем месте, через щель не попадет сразу на судно. Все ядра взвешены, и вес обозначен на них точнейшим образом, в чем убедили проведенные проверки. Два других помещения были заполнены медью, отнятой у шведов, и царь сказал послу, что шведы к нему пожаловали. [147]

Перед этими строениями стоят большие лари, заполненные картечью, гранатами, чугунными ядрами. В иных же местах много разного цвета тканей на знамена, вымпелы, корабельные флаги и т. п. Краски хранились в многочисленных бочках — голубая, красная и разные другие, добываемые здесь в Ингрии из земли. На третьем этаже было на восемьдесят тысяч рублей готовых парусов; не всякий в это поверит, однако мы видели эго собственными глазами.

Затем мы пошли в галерею, находящуюся на среднем этаже, где адмирал Апраксин — а было это в пятницу — потчевал нас одними корабельными блюдами: копченым мясом, зельцами, ветчинами, языками, морской рыбой, а также маслом, сыром, сельдями, повидлом, солеными устрицами, лимонами, сладкими апельсинами, сухарями, осетрами. Было также несколько блюд раков, но мелких. Подавали пиво и холодное полупиво, так как здесь повсюду сколько угодно льда. А на башне тем временем играла музыка.

Немного посидев, мы пошли в коллегии, где было полно молодежи. Столы были обтянуты зеленым сукном, а на стенах висели зеркала, чертежи и различные гравюры. Магистр преподавал военное искусство — как стрелять на кораблях, как управлять парусом, когда вода качает корабль, и другие искусства этого рода. О них трудно было спрашивать, тем более что [мы были] только мимоходом, я едва услышал, чем тут заняты.

Отсюда мы спустились к каналу, на котором стояло несколько судов с насосами, закачивающими воду в кожаную кишку длиной больше десяти сажен и снабженную на конце латунным шприцем, из которого вода брызжет в ту сторону, куда ее направляют. Эти суда служат для гашения огня, если бы он где-либо — Боже сохрани — возник. В одной комнате находится библиотека, книги которой относятся только к искусству мореплавания под парусами. Там были большие стопы белой, серой, черной и regalowej бумаги для черчения. Несколько комнат были заняты постелями, предназначенными для кораблей; готового платья разного цвета было на 24 000 человек, а также другой одежды на 4000 матросов.

Потом мы пошли через канал в другое здание, такое же длинное, как первое, но одноэтажное. Там живут только мастеровые, изготовляющие необходимое для кораблей; котельщики, например, делают котлы, котелки, чугуны, противни, медную утварь. Я видел там такие большие медные посудины, посредине разделенные жестью, в которых можно приготовить лапшу и кашу сразу на 200 человек. Ведь на корабле кухни не очень просторны, и дров в море тоже немного.

Были там также резчики, столяры, токари, жестянщики, стекольщики, делающие фонари, слесари, чертежники, бондари, делающие бочки, бадьи, то есть ведра, и прочую посуду по потребности. Цирюльники же приготавливают мази и пластыри для ран. Швецов было с восемьсот только тех, что работают с парусами. Свои иглы длиной в четверть они проталкивали наперстками, чтобы лучше шли; нитки у них для этой работы вощеные и толстые, как [148] дратва. Искусство их шитья заключается в том, чтобы ни канат, пришиваемый к парусу, не был длиннее паруса, ни парус — каната, иначе ветер бы крутил и сильно портил.

В другом углу столько же кузниц и кузнецов; эти строения одинаковы по числу людей и по площади. Там было большое и широкое строение на сваях, покрытое тесом и укрепленное связями, в нем готовят чертежи кораблей и определяют размеры, и не начинают строить ни одного корабля, пока в этом зале не выйдет удачно его модель. Внизу между сваями корабельные шлюпки строят, смолят и красят, и тут довольно мастеровых. А поскольку это строение стоит над самой рекой, то шлюпки, как только закончат, сразу спускают на воду.

Уже под вечер, когда пошел дождь, мы отправились в комнаты, где было вдоволь вина и пива и где нас потчевал корабельный мастер господин Головин. 42 В знак своей профессии он всегда ходит с золотым циркулем, усыпанным драгоценными камнями;

однако это только для церемоний, ибо не Головин, а сам царь — знаток этих дел; Головин лишь иногда присутствует при работах. Царь назначил его мастером, и его сажают рядом с царем на каждом угощении, пьют за его здоровье и от его имени вырезают гравюры. Господин мастер подарил такие [гравюры] нам, полякам, находившимся с нашим послом. При этом его царская милость встал из-за стола и, кланяясь, разлил вино, ходил и подавал нам всем рюмки, исполняя свою обязанность, ибо если бы он этого не сделал, ему пришлось бы уплатить штраф, так же как если бы не вышел на воду по выезде адмирала, о чем мы выше уже писали.

16 июня спускали корабль под названием “Сибирский Орел”. 43 За ее милостью супругой посла ее царская милость прислала очень богатую лодку (kuszlatke), украшенную и снаружи, и внутри зеленым бархатом. Сиденье было тоже бархатное, с золотым позументом. На ней было 12 гребцов, тринадцатый — шкипер; они были одеты в черный бархат и такие же шапки. Но на время гребли они снимают это платье, несмотря на мороз или холодный ветер. Такой здесь обычай.

После спуска корабля на нем угощали много гостей и господ послов и, по здешнему обычаю, играла музыка и палили из пушек.

20 июня нам приказали ехать в Кронштадт. Выслушав обедню, мы отправились на корабле средних размеров, присланном к нам за его милостью господином послом. Этот корабль был очень красивым и дорогим, его построили в Англии для прусского короля, и он обошелся, по словам прусского посла, в 40 000 рублей. Король Пруссии подарил его царю 44 вместе с 22 малыми бронзовыми трехфунтовыми пушками. Наверху, где находились господин посол с супругой, имелась каюта, украшенная резьбой и вся вызолоченная; [в ней] было девять больших венецианских окон, а ставни обиты ярко-красным дамастом с шелковыми полосами; потолок и внутренние стены также были обиты ярко-красным дамастом и расшиты позументом и золотом. Было много превосходных зеркал; камин — мраморный; каминные [149] принадлежности: щипцы, мехи, лопатка, клещи и щетки — латунные; весь пол застлан ковром; двуспальная кровать, тоже дамастная с позументом и бахромой; вся постель — белая с шитьем.

В первой каюте этажом ниже было восемь постелей на широких скамьях, на них днем сидят, а ночью спят. Устройство такое же, как в описанной каюте, с той, однако, разницей, что все было из голубого дамаста и на стенах висело столько зеркал, сколько могло поместиться. Матрацы из голубого дамаста на ночь укладывают в сундуки, а вместо них выдают полушелковые, а также одеяла и белое шерстяное weretko и валики под голову.

В другой каюте на этом этаже — четыре кровати, обтянутых лимонным дамастом, а также матрацы, шторы и зеркала. На полу в этих каютах лежали ковры, однако мы велели их свернуть, чтобы не испортить подковками [каблуков]. В третьей каюте — для шкипера — было 4 кровати, обтянутых полушелковой тканью, зеркала в удобных местах, тайник, сундуки, выдвижные ящики и т. п. В общем, порядок такой же, как у виднейшего сенатора.

Были на этом корабле также столы, стулья, шашки, шахматы и прочие игры; была и кухня с погребом и подсобными помещениями (schowaniem), в которой готовили на всех, а нас было больше ста человек.

Склад пороха и ядер находился в цейхгаузе; также для матросов имелось удобное помещение. Внизу на этом корабле хранилось 1375 пудов свинца, а в каждом пуде 42 фунта.

Мы плыли целый день. Небо было безоблачным и ясным, только вот не было ветра. Во время плавания стреляли из пушек, а при лавировании звучали трубы и музыка на флоте, шедшем вместе с нами. Я насчитал около двухсот буеров, яхт, шлюпок и гондол. Когда потом адмирал бросил якорь, выстрелили из пушки, что было сигналом всему флоту остановиться. Мы остановились в двух милях от Кронштадта и ночевали в море.

Наутро в восемь часов — а день был туманный и ветреный — к нам приехал его царская милость, приехали и министры Головкин, Шафиров и некоторые офицеры, сжегшие в Швеции окрестности Або, и кронштадтский комендант. Одним подали водку, а царь выпил рюмку вина с ароматическим маслом. Подали также ветчину, языки и масло. Выпив по нескольку бокалов вина, мы отправились к тому месту, где на сваях были поставлены плотины шириной в две сажени из прочного дерева и железа. 45 Там густо стояли пушки, на расстоянии друг от друга едва в сажень. За плотинами стояли фрегаты, барки, галиоты, а тогда еще и девять больших военных кораблей. Неподалеку же от этого места стояли в охранении еще 7 красивых и больших военных кораблей, на которых было много пушек.

Миновав это место, мы проследовали дальше, пока наконец не остановились у острова Котлин в месте, обнесенном вокруг сваями и просторными плотинами. Весь флот вошел туда же, но это место настолько обширно, что там поместились бы и три таких флота. [150]

Плотины, ведущие к большому Балтийскому морю, густо уставлены пушками и габионами. Его царская милость, взяв в свою шлюпку господина посла и господина секретаря, отправился в другое место, где выстроен Кронштадт.

Назавтра мы отправились с приданными нам офицерами к зданию, где живет комендант, а оттуда по плотинам — кругом в Кронштадт. 46 Этот Кронштадт возведен круглым на сваях и камнях Нижний этаж — каменный, второй выстроен на прусский манер, а третий из дерева. Тут много пушек, установленных в таком месте, которое не обойти кораблю, так как в других местах море слишком мелко. Этот проход для большей безопасности иногда перекрывают цепями.

Нам были выделены комнаты на острове Котлин во дворце князя Меншикова. Этот большой трехэтажный дворец стоит на красивом проспекте. Комнаты обиты, в них много зеркал и других украшений, как подобает князю. Мы все разместились в этом дворце, а в его зале совершались богослужения. В субботу нас пригласили в каменный дом, возведенный специально для царя. Царь в нем живет, когда приезжает осматривать флот, так как ему не хочется ехать на остров Котлин. После угощения каждый из нас еще в тот же день вернулся в шлюпке к себе.

Назавтра, в воскресенье, всех гостей, прибывших с этим флотом, пригласили к его милости господину адмиралу Апраксину, который угощал на своем корабле всех послов, министров и много гостей. Этот большой и широкий военный корабль, вооруженный 100 пушками, назывался “Ангот”. 47 При каждой рюмке палили из пушек. Спустя несколько часов вице-адмирал, то есть сам его царская милость, пригласил всех на ужин на свой корабль. Прибыв туда, мы застали накрытые столы. Сначала подавали вино; пить у вице-адмирала надо было много! При этом выпалили из 30 пушек одновременно, так что корабль от этой мощи сильно накренился. При этом случае заряд одной из пушек случайно разбил шлюпку, но людей, к счастью, спасли. Затем господин вице-адмирал показывал нам свой корабль, называемый “Лесное”. 48 Он показал нам цейхгауз; входя туда, мы должны были разуться, чтобы подковками не высечь огня. Там было много пороха, ядер, бомб и каркасов.

Назавтра, в день св. Иоанна, 49 мы с его царской милостью ходили на острове Котлин по каналу, который копали 4 000 нанятых работников; каждому платили за [выкопанную] сажень вглубь и вширь по пять рублей. 50 Там было много больших камней; для скорейшего удаления их разбивают кирками и железными клиньями на несколько частей, либо же разрывают порохом. Помимо камней, в этом канале немало хорошей глины, которую используют для изготовления кирпичей и черепицы и таким образом быстро возводят кирпичные дома.

После богослужения флот двинулся, и мы за ним, в Ораниенбаум, расположенный у моря в 4 милях от Кронштадта. Это дворец князя Меншикова. В пути мы обедали на корабле, а встав у [151] берега, ожидали приказа до пяти часов, когда от его царской милости прибыл генерал-адъютант Преображенского полка Румянцев 51 с донесением, что царь пришлет шлюпки, но если есть желание прогуляться, то до дворца можно проехать по суше. Итак, его милость господин посол с ее милостью супругой и с нами отправился. Мы остановились у моста, на нем ждали кареты, сев в которые, доехали до самого итальянского сада под дворцом. Выйдя там [из карет], ходили по саду. Его украшают три фонтана и 46 разных скульптур, а также клумбы и галереи, сделанные из травы.

Вышли министры и развлекали его милость господина посла. Ее милость госпожу супругу посла развлекала княгиня Любецкая, господарыня валашская. Нас же пригласил к себе гофмаршал князя и угощал холодным вином со льда и полпивом.

Дворец прекрасен; флигели еще кладут; по углам дворца — церкви. 52 Есть также бани и пруды, воду в которые дает река, протекающая у замка. В этой реке много рыбы, особенно осетров, лососей и форели. Все, что тогда наловили, отдано его милости господину послу.

Из Ораниенбаума мы отправились в императорский дворец в Петергофе, до которого считают две мили. Прибыли туда в 11 часов. Его царская милость поднялся на наш корабль и провел нас от моря каналом, выложенным тесаными камнями и обсаженным деревьями, к самому дворцу, построенному на горе. 53 Когда мы высадились, нас ввели во дворец, где были накрыты столы и играла музыка. Подавали отменные кушанья и старые вина.

После обеда к вечеру нас пригласили в другой дворец, расположенный у самого моря и называемый Монплезир. Его царская милость ехал с господином послом в экипаже, сплетенном из морского тростника, а также [ехали] все, кто смог к нему прицепиться. В этот экипаж была запряжена одна лошадь, и вместо колес у него были подложены катки. Царица же ехала с ее милостью госпожой супругой посла и дамами по проспектам и через три сада до самого дворца, где вновь были накрыты столы. Мы много пили аж до 10 часов вечера, после чего его царская милость пошел спать во дворец, а мы на корабль.

Назавтра его царская милость прислал с приглашением в мызу Стрельну, предлагая свои кареты на случай, если бы мы предпочли ехать сушей. Итак, его милость господин посол поехал с нами сушей, а ее милость госпожа супруга посла поплыла морем, поскольку и шлюпка была готова. Мы ехали поверху и над морем до самой мызы Стрельны, куда и прибыли в 10 часов, чтобы пообедать.

После обеда пошли осматривать место, где вводят реку в другое русло, а потом пошли в другое место, где закладывают очень большой дворец. Первый камень положил сам его царская милость, а второй — господин посол, и мы, находившиеся там, положили камни. Его царская милость затем пил за скорое окончание [152] строительства. 54

По отправлении этой церемонии нам подали 32 верховых лошади, убранные разными китайскими, прусскими и шведскими седлами и различной сбруей, и мы поехали в сад Версаль, довольно большой и обширный и доходящий до морского берега. В нем есть несколько каналов, впадающих в море. Есть и галереи (ganki), обсаженные рядами лип аллеи, много фонтанов, лабиринты и много прекрасных вещей. У самого берега оставлен маленький сосновый бор, окруженный каналом, кажется, для зверей. Там было на что посмотреть, и пока мы верхом объехали сад, минуло несколько часов. Потом губернатор проводил нас из сада в лес и там до места, вырубленного в виде круга, от которого были прорублены в разные стороны 12 просек. Царь сказал нам, что одна из них тянется на 140 вере г. На каждой [такой] улице мы должны были выпить по рюмке вина и бокалу пива; этого было вдоволь, так как за нами возили погреб. Оттуда мы проехали полторы польских мили 55 дальше до другого круглого места, где, однако, были только три просеки, и не такие длинные. Оттуда отправились в другой сад, который только разбивают, а потом вернулись в мызу Стрельну, где, выпив по рюмке вина, попрощались с его царской

милостью. Царь отправился ночевать в Петергоф, а мы в море на корабль. 56

От мызы Стрельны до Петербурга 4 мили. Мы двинулись в обратный путь в Петербург в 4 часа утра. Поначалу ветер был благоприятным, но когда мы вошли в реку, он стих, так что мы едва стронулись с места. Когда подошли к адмиралтейству, с нашего корабля выстрелили 9 раз, и с адмиралтейства нам ответили. Идя же мимо крепости, мы дали 15 выстрелов, а с крепости 31. Так, лишь в 10 часов вечера мы с господином послом прибыли во дворец, а наш галиот, на котором находились наши вещи, пришел только на другой день около 8 часов.

Его милость господин посол приказал наградить шкиперов; посольский казначей заплатил шкиперу на корабле 10 червонцев, а матросам по 3; шкиперу на галиоте — 5, а матросам по одному.

За царских же лошадей, которых у нас было 32, он дал конюхам по 3 червонца (Непосредственно за тем следует “царский намек на союзные войска, то есть известная сказочка о журавле, который вывел своих детей в жизнь”; мы опустили ее, так как она не вяжется со всем текстом.).

26 июня. Из Петергофа отправили шведского посланника; ему выдали 300 червонцев и три пары соболей. Царь везде возил с собой шведа по морю и по суше, показывая ему свои крепости, построенные у моря и на море, а также стоящий у Кронштадта флот. Показав все это, царь сказал ему: “Твой государь — бедолага и зря тратится на шпионов. Теперь ты сам видишь, что у меня есть. Моим послам, приезжающим к вам, вы в своих крепостях завязываете глаза; я же открыто показываю, что у меня есть, и не стыжусь ни своих крепостей, ни флота”.

Непривычный к морскому плаванию не высидит внизу, особенно когда на море волнение, а разве только наверху на палубе. [153] Многие из нас болели, мы лечились водкой и табаком. Его милости господину послу его царская милость прислал ароматическое масло от морской болезни. Воду пить нельзя, так как она очень дурно пахнет, густая и желтоватая. Гогланд 57 лучше виден из Ораниенбаума, нежели из Кронштадта, хотя до этого острова 16 миль. Корабли запасаются там водой для плавания, так как она здоровая и хорошая. На этом острове его царская милость подарил своему дворянину господину Збожыньскому 20 мужиков, которые в оброк дают ему рыбу, сельдь и кожи морских собак.

Его царская милость имеет 22 миллиона рублей дохода, из них платит армии, флоту и мастеровым. Экстраординарных же доходов он имеет столько, сколько хочет и у кого хочет взять насильно. Перевоз в Петербурге дает в месяц 9000 рублей (Следующий фрагмент о Черном море написан столь неясно, что его пришлось опустить.).

Дня б июля. Умер князь Долгорукий 58 в возрасте 64 лет, он был родным братом посла, уже несколько лет пребывающего в Польше. 59 6-го его милость господин посол был приглашен на похороны, поэтому в 4 часа пополудни мы отправились в резиденцию покойного. Там две комнаты были затянуты черной тканью и находился художник, снимавший портрет князя. Присутствовало также немало митрополитов, епископов, архимандритов и других высокопоставленных духовных лиц. Его милость господин посол выразил соболезнования архиерею Яворскому. 60 Тело покойного лежало в гробу, обитом ярко-красным бархатом с золотым позументом. Саван у шеи был подвязан лентой; должным образом было устроено изголовье; матрац богато украшен золотом наподобие одеяла. У гроба стояло более 12 офицеров в черных плащах и траурном платье, опоясанном траурными лентами (bawelnicami). В люстрах было 15 свеч, в канделябрах у гроба, обтянутых черной тканью, — 8. Портрет умершего и его гербы, обшитые траурными оборками, держали у гроба на длинном черенке. Четверо гофмаршалов с траурными жезлами вводили приезжавших.

Так мы ждали царя три часа; наконец он приехал и, подойдя к гробу, при свете свечи осмотрел покойника. Здесь такой обычай, что друзья и все, кто пожелает, смотрят на покойного. Потом сняли покрывало и накрыли гроб крышкой, прибив к бархату жестяной щит с гербом. Нам, полякам, на шапки прикололи траурные ленты (bawelhice) и выдали каждому белые перчатки. Того, кто был в трауре, благодарили за разделенную скорбь. А его милость господин посол и некоторые другие из наших были в траурном платье.

Затем после обычного отпевания шел клир с гробом по старшинству, младшие позади, а не так, как у нас, когда епископ идет последним. Один взял оправленную в золото икону, чтобы отдать ее в монастырь, ибо таков обычай, когда кто-либо умирает. Так, сопровождая тело, многолюдная процессия двинулась к морю. Подойдя к неукрепленному берегу, эта толпа начала спускаться по лестнице вниз. Тут сходни обломились, и человек 30 упало с [154] высоты 116 61 аршин вниз в воду. Упали адмирал Апраксин, адмирал Невский, 62 подканцлер Шафиров 63 много офицеров и дам. Однако всех спасли, никто не утонул. Его царская милость, оставив ее царскую милость, поехал в монастырь. Духовенство и друзья покойного двинулись за телом, а мы [отправились] во дворец, поскольку было уже около 8 часов. Траурная процессия вернулась только заполночь. Сели кушать и, по тамошнему обычаю, давали золотые кольца и серебряные ложки.

Дня 8 июля отмечали память Полтавской баталии. 64 В церкви св. Троицы 65 его царская милость со всеми министрами, генералами и офицерами провел благодарственный молебен, а потом архиерей Яворский читал проповедь, на которой мы присутствовали. Архиерей рассуждал о том, как его царская милость искал мира со шведским королем при посредничестве короля польского, государств Англии и Голландии и даже прямо через шведских министров Пипера и Стенбока, “однако эта надутая гидра не желала принимать мер к [заключению] мира. Св. Иоанн пишет в Апокалипсисе, что видел во сне дракона о семи головах, хотевшего посбивать хвостом горящие на небе звезды. И вот этот изверг, этот хобот, намеревавшийся проглотить Российское государство, выжал Польшу, Жмудь, Литву и Саксонию за то, что поляки не дали ему опуститься, разорил хорошие города Варшаву, Краков, Львов, Вильно, Торунь; вообще все народы. Со своим ядом он также вступил в наше государство, увеличивая свою мощь, но великий государь скоро обуздал его дерзость и изгнал этот хобот из своих пределов и войско его забрал в неволю, и он, хотевший владеть нашим государством Российским, утратил свое. Он подавился своей алчностью, и наконец смерть задавила его. Когда он взял великие народы Лифляндию, Финляндию, Ингрию, Эстонию, Наталию, 66 то потерял Ригу, Нермель, 67 Ревель, Нарву, Ивангород, Ямбург, 68 Копорье, Шлиссельбург, Розенбург, 69 Ладогу. Подавился своей алчностью, а напоследок смерть его удавила. Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему да будет честь и хвала”.

Царь, поблагодарив архиерея за проповедь и поцеловав его руку, отправился затем в свои полки, стоявшие недалеко от церкви на большом поле; перед ними были, как полагается, конные офицеры. Его царская милость сам командовал Преображенским полком, полковником которого он является.

Духовенство, выйдя процессией из церкви, отправилось в шатер, где пели евангелия, а затем “Тебе Бога хвалим”. Потом полки стреляли [залпами] без опережения, а одни после других. Потом стреляли из пушек, стоявших среди этих полков. Палили также с крепости. Галеры, на которых прибыли эти полки, были украшены разными хоругвями, то есть флагами. Был также фрегат, подобный тому, что на дне рождения царя; поднятые на нем флаги были развернуты. После этой церемонии мы поехали на галеру на угощение, а галеры поплыли к самому итальянскому саду. Когда пили за здоровье, то, как обычно, стреляли из пушек. Мы пошли в сад; кто хотел, тот пил, а кто хотел, гулял. Потом ее [155] царская милость села с дамами ужинать, и подавали только варенье и водку. Ее царская милость пила водку; все пили за [свой] долг, и все дамы вместе с ее милостью госпожой супругой посла должны были пить. По всему саду ушатами разносили водку и каждому давали пить из деревянного солдатского кубка. Когда к вечеру его милость господин посол, прогуливаясь, встретился с его царской милостью, тот его опять потянул к ушату, чтобы пил водку, однако гренадер объявил: “Кушал господин посол”, и царь только выпил за здоровье его милости господина посла рюмку вина.

Позднее начался фейерверк — на том же месте, что и прежде, и на фрегате, на котором были флаги и где все мачты были уставлены плошками, горевшими до самого окончания фейерверка. Был и транспарант с надписью: “Без воли Божьей ничто не совершится”. Пускали из мортир ракеты, но теперь более красивые, чем прежде. Около часа пополуночи все возвратились по домам, а его царская милость, взяв ее царскую милость, повел ее через сад в другой дворец.

Дня 10 июля. В канун дня царствования патрона св. Петра 70 нас пригласили прибыть назавтра с его милостью господином послом в 12 часов. Его милость господин посол отправил свой оркестр к господам капуцинам, недавно вызванным из Италии для миссионерства вместе с двумя поляками-реформатами именно на то место, где прежде были отцы-иезуиты. А поскольку было несколько священников и только один алтарь, то капелланы иезуиты провели богослужение в посольской резиденции. Потом кареты ехали сушей, а мы с господином послом отправились на барках к капуцинам, так как царь еще находился в церкви св. Троицы. Там мы ожидали, пока нам не был подан сигнал выстрелом из пушки.

Когда мы ехали во дворец, начали стрелять с галер. Преображенский и Семеновский полки, выстроенные в каре перед садом, стреляли подобно тому, как на праздновании [годовщины] Полтавской баталии. Его милость посол поздравил его царскую милость с днем святого патрона; потом сели за стол. Когда пили за здоровье, палили из пушек.

В три часа мы вышли в итальянский сад. [Там] увидели столы, заставленные вином, пивом, водкой и табаком. Кто хотел, прогуливался, а кто хотел, пил, а его царская милость забрал его милость господина посла с собой в свой дворец, очень красиво украшенный различной китайской обивкой.

В трех комнатах стояли бархатные кровати с широким позументом, соответствующим всему убранству. Было много зеркал, много украшений; пол — мраморный. При комнатах — кухня, стены которой обтянуты обивкой, как комнаты в других дворцах. В ней находились насосы, подсобки (schowania), шкафы для серебряной и оловянной посуды. Одна комната напротив была заполнена токарными и слесарными инструментами, такими, как воротки, большие и малые тиски. Там можно было найти любые инструменты для [156] превосходнейшего ремесла. В то время какой-то парень точил из слоновой кости табакерку. Его царская милость также показал в церкви искусно сделанную из слоновой кости люстру на 9 свеч, висевшую перед большим алтарем, которую он сработал собственноручно. Все признали красоту работы не только люстры, но и новоманерных морских кораблей и судов, и ими восхищались хорошо сведущие в этом люди. Сей государь умеет отдать приказ любому ремесленнику, а ведь именно это важнейшее качество строителя. В этом монархе заключается все. Когда мы потом ходили по саду, его милости господину послу повстречались люди, носившие в ушатах водку. Ничто не помогло, ему пришлось выпить, а с ним и всем нам.

В этот день царского патрона там было много людей, ведь каждый был волен прийти, пить и гулять. Однако в других местах простолюдинов не впускали. Так мы развлекались до 11 часов вечера, и хотя это время позднее и обычно самое темное, там, однако, было еще так светло, что можно было читать и писать. После 11 начался фейерверк — сначала на воде, где на речном судне поставили транспарант с такой русской надписью: “Хотя по мне отовсюду бьют, все же возвышаюсь”, а по бокам горели раковые фигуры, пока не выгорели. Потом пускали ракеты: одни выстреливали в воздухе, из других вылетали звезды, а третьи, упав в воду, загорались с сильным треском и грохотом. Эти огни продолжались аж до часа ночи.

К ее царской милости подошли два кавалера с молодым человеком и подали прошение. Царица передала его своему секретарю, обещав все сделать на их просьбу. В этот день его царская милость повелел выпустить из тюрем многих преступников и повысил в чине многих офицеров. В этот день ему также поднесли шесть диких, но молодых уток и двух гусей, которых он выпустил на воду из своих рук.

Дня 14 июля. Назавтра его милость господин посол был извещен, что аудиенция и прощание его царской милости состоится в ближайшее воскресенье. Пришел также секретарь большой канцелярии господин Бялошыцкий узнать, что будет говорить на аудиенции его милость господин посол; это было ему передано в письменном виде. В воскресенье в 11 часов за его милостью господином послом прибыли на двух барках два офицера — его милость господин бригадир-майор Мамонов 71 с капитан-поручиком Преображенского полка. Барка для господина посла была обита зеленым бархатом с шитьем, а барка для свиты его милости господина посла была так велика, что в ней могло поместиться и 100 человек; гребцов [в ней] было 24. Так его милость господин посол двинулся с бригадир-майором, а наш господин секретарь сам держал в руке царскую грамоту. У сената стоял хор гренадер и 4 хора Преображенского полка. На мосту его милость господина посла встретили секретари, а с приближением к сенату к его милости господину послу выходили все более знатные персоны, вводя его в сенат. [157]

Царя мы застали сидевшим на троне под балдахином ярко-красного бархата, украшенным дорогим шитьем; на кресле было также шитье: орел с [монаршими] регалиями и св. Петр с ключом. Царь встал и остался стоять, а его милость господин посол попрощался с ним; врученную отпускную грамоту опечатали. Никакого ответа не последовало, только его милость господин подканцлер пригласил поцеловать руку царя, и его милость господин посол, за ним секретарь и все мы целовали его руку. При этом соблюдается такой обычай, что, подходя к царской руке, трижды кланяются, а поцеловав — еще три раза и столько же отходя. После прощания министры провожали его милость господина посла до самой лестницы, а другие — до самой барки. Во время выхода палили из крепостных пушек, а как сигнал к стрельбе запускали сначала ракеты, поскольку крепость недалеко от сената.

На барку поднялись также бригадир Мамонов и другой офицер, и они провожали его милость господина посла до его дворца, где остались на обед. Их угощали пятилетним венгерским вином, и провозглашались тосты за здоровье его царской милости, за Российское государство, за сенаторов и министров, за добрый мир и дружбу с Речью Посполитой.

Дня 20 июля. Справили свадьбу царского генерал-адъютанта его милости господина Румянцева, бригадир-майора Преображенского полка, с девицей Мамоновой, 72 дочерью министра и члена коллегии юстиции. Здесь существует обычай, согласно которому хотя у молодых и есть родители, на время свадьбы они принимают других. На этот раз отцом был его царская милость, а матерью — ее царская милость. Венчал духовник царя. Угощение состоялось в верхних залах почтового двора. Там, где царь сидел с женихом, был ярко-красный бархатный балдахин, и точно такой же там, где сидели царица с невестой, ведь сидели отдельно.

После обеда все пошли в другую залу танцевать, впереди первый маршал, а [всего] маршалов было 12; жених должен их угощать. Танцевали почти исключительно по-польски, так как французские танцы употребляются редко. Танцы начала ее царская милость с царским кавалером, потом царь танцевал с царицей. Маршал же приказал, чтобы одновременно не танцевало более трех пар, причем под страхом штрафа — большого бокала. Это действительно соблюдалось.

Под вечер подъехали кареты и разные экипажи, чтобы отвезти молодых в резиденцию жениха и там еще допить. А его милость господин посол, простившись с его царской милостью, уехал с нами в свою резиденцию.

Дня 21 июля была назначена аудиенция у ее царской милости, и в 5 часов мы были в летнем дворце, где нас в первых комнатах встречали маршалы царицы; она уже ждала его милость господина посла, который с нею и попрощался. Канцлер господин Головкин пригласил поцеловать [ей] руку. Это сделали его милость господин посол, ее милость госпожа супруга посла и некоторые из нас. [158]

После этой церемонии маршалы проводили его милость господина посла, а ее милость госпожу супругу посла — две дамы, разговаривая с нею по-французски. Оттуда его милость господина посла увезли на свадьбу; мы застали жениха с невестой уже за столом. Царица сидела выше, а царь ниже. Потом все пошли в другую залу танцевать. Там в каждом окне зажгли по восемь свеч, а окон было восемь. Здесь есть такой обычай, что по каким-либо царским торжествам, например именинам, свадьбам и т. п., все должны в окнах всех дворцов и домов зажечь огни и иметь перед дворцами фонари; везде должен быть свет. В час ночи все разошлись, каждый к себе.

20 сентября 1720 года, в 9 часов пополудни.

Комментарии

1. Домик Петра I, построенный 24 — 26 мая 1703 г. и сохраненный до наших дней.

2. Мазанковое здание Сената и Коллегий.

3. Дом Матвея Петровича Гагарина.

4. Автор верно трактует события начала XVII в.: не видя возможности противостоять польским войскам Лжедмитрия II, правительство царя Василия Шуйского в феврале 1609 г. заключило в Выборге договор со Швецией, по условиям которого последняя предоставляла войско (на содержании русской казны), а Россия уступала Корельский уезд и отказывалась от Ливонии. Шведская армия незамедлительно включилась в военные действия, но вскоре захватила северо-западные области России с Новгородом. По русско-шведскому договору, подписанному в дер. Столбово (близ Тихвина) в 1617 г., Новгородская земля вернулась к России, однако Нева с Ижорской землей (Ингерманландией), Корельский уезд и крепость Орешек (переименованная шведами в Нотебург) отошли к Швеции.

5. Обводный Ладожский канал oт р. Волхов в Неву был прорыт в 1718 — 1732 гг.

6. Петербургом часто называли Петропавловскую крепость и Петербургский (Городской, Березовый) остров.

7. См. о названиях Кроншлот и Кронштадт в комментарии к описанию Л. Ю. Эренмальма.

8. Т. е. мазанковый гостиный двор на Троицкой площади.

9. Под “двумя летними” имеются в виду, вероятно. Летний дворец Петра I в Первом Летнем саду и летний дом Екатерины Алексеевны в Третьем Летнем саду.

10. В мае — июне 1717 г. Петр I, будучи во Франции, неоднократно осматривал Версаль (Походный журнал 1717 года. СПб., 1855. С. 16, 17, 18).

11. Первая каменная набережная на территории Летнего сада была устроена в том же 1720 г., но через три года разрушилась и была разобрана (Кочедамов В. И. Набережные Невы. Л.; М.. 1954. С. 25, 26).

12. Речь идет о здании Кунсткамеры на нынешней Университетской набережной Васильевского острова; ее строительство по проекту архитектора Г.-И. Маттарнови началось в 1718 г.

13. Пороховой завод был основан в 1710 г. на западной стороне Петербургского острова; в 1718 г. перестроен по голландскому образцу (Пекарский П. П. Петербургская старина. Т. 81. С. 157).

14. Т. е. деревянный и каменный дворцы А. Д. Меншикова.

15. Адмиралтейство являлось одновременно и крепостью, обнесенной валом и рвом.

16. Скампавейная верфь (Скампавейный двор), построенная в 17!2 — 1713 гг. близ устья Мойки; в 1721 г. переименована в Галерную (см.: Богатырев И. В. Галерная верфь Петра 1 // Судостроение. 1983. № 12. С. 61 — 64).

17. Автор говорит о камелях — устройстве для проводки судов через мелководный фарватер и т. п., представлявшем собой два деревянных плоскодонных понтона, которые подводили под корпус судна.

18. Крепость Кроншлот и котлинская гавань.

19. Речь идет о “Невском флоте”, учрежденном Петром I весной 1718 г. (см. указ: ПСЗ. Т. 5. № 3193; МИРФ. Ч. 4. Отд. XII. № 22. С. 739; см. также в кн.: Голиков И. И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразителя России... М., 1788. Т. 6. С. 77 и ел.) с целью обучения российской знати плаванию под парусами. Флот состоял из малых судов, им управлял И. С. Потемкин, прозванный самим царем “невским адмиралом” (Соколов А. П. 1) Первый яхт-клуб в России  //  Морской сборник. 1849. № 6. С. 377 — 389; 2) Невский флот при Петре Великом  //  Там же 1853. № 1. С. 89). В “юрналах” 1718 г. записано, что 8 мая были уже “верейки розданы”, а спустя два дня — “розданы буеры, и гуляли флотом” (Походный журнал 1718 года. СПб., 1855. С. 30). В позднейших “юрналах” неоднократно встречаются упоминания об этих экзерцициях, например под 2 октября 1719 г.: “Адмирал Потемкин со всеми буерами, и яхтами, и торншхойтами, которых было с 50 парусов, пошел в поход” (Походный журнал 1719 года. СПб., 1855. С. 104; см. также с. 101, 107, 122, 123; Походный журнал 1720 года. СПб., 1855. С. 19).

20. Царские пивоварни стояли на правом берегу у ответвления Большой Невки.

21. Партикулярная верфь, основанная по царскому указу от 12 апреля 1718 г. на Фонтанке “для делания и починки сим судам” “Невской флотилии” (МИРФ. Ч. 4. Отд. XII. № 22. С. 739; Коврижкин В. Ф., Миловидов В. В. Партикулярная верфь в Петербурге // Судостроение. 1969. № 9. С. 87 — 88).

22. По-видимому, это Екатерингофская полотняная мануфактура; дата ее основания неизвестна, а наиболее ранние сведения о ней относятся к 1720 г. (Гейман В. Г. Мануфактурная промышленность Петербурга петровского времени   //  Петр Великий: Сборник статей. М.; Л., 1947. Ч. 1. С. 274).

23. “Крухмальная и пудренная мануфактура”, основанная в 1720 г. при Екатерингофской полотняной фабрике (там же, с. 275).

24. Точнее, дуб доставлялся из Казанской и Нижнегородской губерний.

25. Одно из немногих зданий, сохранившихся в городе от петровской эпохи и известное под названием Кикиных палат, — дом А. В. Кикина, казненного в 1718 г. по делу царевича Алексея Петровича; стоит на нынешней улице Воинова, неподалеку от Смольного монастыря. Там размещалась Кунсткамера, пока не построили специальное здание для Петербургской академии наук, ее библиотеки и музея.

26. Вероятно, так анатомическую коллекцию называли в России; в отечественном источнике времени Великого посольства 1697 — 1698 гг.: “дохтуру Рейсу, которой казал анатомию...” (Богословский М. М. Петр I: Материалы для биографии. Т. 2. Первое заграничное путешествие. М., 1941. С. 174).

27. Речь идет о покупке Петром I коллекции голландского анатома Ф. Рюйша (Рейса, 1638 — 1731) в 1717 г.; таким образом, возраст ученого указан неточно. Коллекция была приобретена за 30 тыс. гульденов (Итс Р. Ф. Кунсткамера. Л.. 1980. С. 12). Рубль в то время равнялся примерно трем гульденам (см.: Сб. РИО. 1873. Т. 11. № 81. С. 288; ЦГАДА, ф. 233, № 182, л. 168). Верную цену назвал голштинский придворный: 10 тыс. руб. (Берхголъц Ф. В. Дневник. Ч. 1. С. 107).

28. Непонятно, на чем основано это утверждение. Нам неизвестно что-либо о пребывании Ф. Рюйша в России (см.: Oosthoek's geillustreerde Encyclopaedic. Utrecht, 1938. Deel 11. P. 122-123).

29. Александр Македонский (356 — 323 гг. до н.э.), царь Македонии (с 336). В войнах с персами подчинил царство Ахеменидов, завоевал области до р. Инд, создал огромную державу.

30. Петр I неутомимо и не считаясь с расходами приобретал редкости. Так, в 1716 г. в Данциге он купил коллекцию минералов, раковин у доктора Готвальда, в Амстердаме — собрание заспиртованных животных, рыб, змей и насекомых у аптекаря А. Себы (Пекарский П. П. Петербургская старина. Т. 82. С. 596; Станюкович Т. В. Кунсткамера Петербургской академии наук. М.; Л., 1953. С. 36). Будущая академическая библиотека также хранилась в Кикиных палатах.

31. Двупалый мальчик по имени Фома (ростом 1 аршин и 12 вершков), сын иркутского крестьянина Дмитрия Сивочи, был, согласно О. Беляеву, прислан в Петербург 9 августа 1720 г. По приказу Петра I он неотлучно находился при Кунсткамере (Беляев О. Кабинет Петра Великого. Отд. 1. СПб., 1800. С. 192). Однако польское посольство покинуло Петербург еще в июле. Впрочем, голштинский придворный в 1721 г. видел в Кунсткамере “несколько живых мальчиков, имеющих на руках и ногах только по два пальца, которые похожи на клешни рака, однакож не мешают им ходить, поднимать и брать деньги и проч.” (Берхгольц Ф. В Дневник. Ч. 1. С. 108).

32. См. примеч. 12.

33. См. примеч. 2.

34. Речь идет о Почтовом доме (дворе).

35. Кулачные бои, отмеченные уже Геркенсом и Ф.-Х. Вебером, устраивались на Морском рынке близ Адмиралтейства

36. Речь идет о птичнике, зверовом дворе и голубятне в Первом Летнем саду.

37. День рождения Петра I — 30 мая (10 июня).

38. Летний сад был заложен уже в 1703 или 1704 г. Здесь автор говорит о саде, известном под названием Итальянского и находившемся несколько в стороне от основного садовопаркового комплекса на берегу Фонтанки (Дубяго Т. Б. Летний сад. М.; Л., 1951. С. 9).

39. См. подробное описание голштинца: Берхгольц Ф. В. Дневник. Ч. 1. С. 61 — 63.

40. Второй Летний сад, называвшийся Красным, или хозяйственным.

41. Гайдук Петра I Николай Буржуа (ум. в 1724 г.). Царь впервые увидел его во Франции 18 апреля 1717 г. В “юрнале” есть запись: “...смотрел француза большого, которой зело велик” (Походный журнал 1717 года. С. 12). 22 февраля 1720 г. Петр, привезший Н. Буржуа в Россию, женил его на финке (чухонке) очень высокого роста (Походный журнал 1720 года. С. 8, 47). Рост великана составлял 3 аршина и 3 вершка, т. е. 226,7 см (Беляев О. Кабинет Петра Великого. Отд. 1. С. 190).

42. В оригинале ошибочно: Головкин. Имеется в виду Головин Иван Михайлович (1672 — 1737), русский военно-морской деятель. Во время Великого посольства изучал кораблестроение в Амстердаме, затем в Венеции, однако в этой науке не преуспел и по возвращении на родину получил от царя шуточный титул “князя-баса” с жалованьем 6 алтын в год (с 1717 г. числился — именно числился — главным кораблестроителем). В 1714 — 1715 гг. командовал морскими отрядами, участвовал в Гангутском сражении 27 июля 1714 г. С 14 мая 1720 г. ведал Петровскими якорными заводами, 22 июня того же года был назначен камер-советником Адмиралтейств-коллегий. Завершил карьеру адмиралом и командиром галерного флота (с 1732) (ОМС. С. 104 — 105).

43. 5/16 июня 1720 г. в петербургском Адмиралтействе спустили на воду трехпалубный 78/80/88-пушечный линейный корабль “Норд Адлер” (“Северный Орел”), построенный английским мастером Р. Рамзом (Веселаго Ф. Ф. Список. С. 16 — 17).

44. Это золоченая яхта “Декроне”, действительно подаренная Петру I прусским королем Фридрихом-Вильгельмом I в 1717 г. и приведенная в Петербург весной 1719 г. Но Ф. Ф. Веселаго полагал, что и построена она была в Пруссии (там же, с. 190 — 191).

45. В 1719 — 1720 гг. на гавани было установлено 72 пушки крупных калибров (Веселаго Ф. Ф. Очерк русской морской истории. СПб, 1875. Ч. 1. С. 510).

46. Здесь и далее плотинами автор называет стенки котлинской гавани, которую начали сооружать в 1712 г. В 1715 г. Петр I разработал новый проект, согласно которому в 1717 г. приступили к работам; в 1720 г. замысел уже близился к осуществлению: гавань была тройной — для военных кораблей, для купеческих судов, а также средняя гавань, образованная стенками, соединявшими купеческую и военную гавани. В 1720 г. стенка купеческой с одной стороны уже была доведена до берега (Веселаго Ф. Ф. Очерк русской морской истории. С. 507 — 510). Кронштадтом автор называет крепость Кроншлот, а не город на о. Котлин.

47. Трехпалубный линейный 90/92-пушечный корабль “Гангут”, построенный в петербургском Адмиралтействе в 1715 — 1719 гг. английским мастером Р. Козенцем (Козенсом) (Веселаго Ф. Ф. Список. С. 14 — 15).

48. Трехпалубный линейный 90-пушечный корабль “Лесное”, построенный в петербургском Адмиралтействе в 1714 — 1718 гг. по проекту Петра Михайлова (царя Петра I) (там же).

49. Т. е. Иванов день — 24 июня по старому стилю.

50. По данным Ф. Ф. Веселаго, в 1719 г. на строительстве канала было занято около 2.5 тыс. солдат и около 600 крестьян. Весной строительство передали на подряд комиссару П. Н. Крекшину, ему за кубическую сажень вынутой земли платили 5 руб. (Веселаго Ф. Ф. Очерк русской морской истории. С. 511 — 512).

51. Румянцев Александр Иванович (конец 1679 или начало 1680 — 1749), русский военный и государственный деятель, участник Северной войны, генерал-аншеф и граф (с 1744). 13 декабря 1718 г. А. И Румянцев был произведен в гвардии майоры и генерал-адъютанты.

52. Часовня находилась в западном павильоне дворца; в восточном был зал, позднее названный Японским (Солосин Г. И., Эльзенгр З. Л., Eлисeeea В. В. Дворцы-музеи и парки в Ломоносове. Л., 1963 С 167).

53. Речь идет о Большом Петергофском дворце.

54. В “юрнале” под 16 июня записано: “...его величество и посол (Ст. Хоментовский. — Ю. Б.) кушали в Стрелине мызе и заложили палаты” (Походный журнал 1720 года. С. 24).

55. Польская миля равна 7467 м.

56. Эта поездка (9 — 22 июня) по пригородам отражена в “юрнале” (Походный журнал 1720 года. С. 23 — 24).

57. Готланд — остров в Финском заливе.

58. Долгорукий Яков Федорович (1639 — 1720), князь, русский государственный деятель. С 1700 г. возглавлял военно-административную и военно-судную часть создававшейся регулярной армии. В сражении под Нарвой (19 ноября 1700 г.) был взят шведами в плен, в 1711 г. возвратился в Россию, произведен в плени-потенциар-кригскомиссары (1711), стал сенатором и руководителем военного комиссариата (с 1712). С 1718 г. — президент Ревизион-коллегии. Умер 24 июня 1720 г. и, по преданию, похоронен на Васильевском острове в ограде собора св. Андрея Первозванного (РБС. 1905. Том “Дабелов — Дядьковский”. С. 573 — 577). Погребение действительно совершилось 25 июня (6 июля) (Походный журнал 1720 года. С. 25).

59. Имеется в виду князь Григорий Федорович Долгорукий (1656 — 1723), дипломат, в 1701 — 1721 гг. (с перерывами) бывший послом в Польше.

60. Стефан Яворский (1658 — 1722), русский церковный и общественный деятель. После отмены Петром I патриаршества в России был местоблюстителем патриаршего престола (1700 — 1721). Автор религиозных сочинений.

61. Несомненная описка или опечатка: выходит, что люди упали с высоты 82.5 м.

62. Т. е. Иван Степанович Потемкин, управляющий “Невской флотилией”.

63. В польском тексте и в русском переводе С. Л. Пташицкого — Баторов.

64. Полтавское сражение состоялось 27 июня (8 июля) 1709 г.

65. В Троицкой церкви на Троицкой площади.

66. Топоним неясен.

67. Может быть, Нойермюлен (Neuermuehlen) под Ригой?

68. Ямбург — город на р. Луга, с 1922 г. — Кингисепп, районный центр Ленинградской обл.

69. Может быть, Аренсбург — город на о. Сааремаа (Эстония)? С 1917 по 1952 г. назывался Куресааре, затем Кингисепп, теперь — снова Куресааре.

70. 29 июня (10 июля) — день св. апостолов Петра и Павла, именины Петра I.

71. По-видимому, Дмитриев-Мамонов Иван Ильич (ок. 1680 — 1730), впоследствии полный генерал.

72. “Мамунов”, “Мамонов” — искаженное “Артамонович” анонимный автор принял отчество невестиного отца за фамилию. Речь идет о свадьбе Марии Андреевны, дочери Андрея Артамоновича Матвеева, с А. И. Румянцевым. По русскому источнику, свадьба состоялась 10/21 июля 1720 г. (Походный журнал 1720 года. С. 27).

Текст воспроизведен по изданию: Петербург Петра I в иностранных описаниях. Л. Наука. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.