Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПОЛНОЕ ОПИСАНИЕ MOHГОЛО-ТАТАР

МЭН-ДА БЭЙ-ЛУ

/л.1а/ ОСНОВАНИЕ ГОСУДАРСТВА

Земли, на которых впервые возвысились татары 1, 2, расположены к северо-западу от [земель] киданей. Племена 3 [татар] происходят от особого рода 4 ша-то 5.

Примечание: от особого рода ша-то произошли белые татары 6. В Юань ши, в биографии Ала'ус-дигит Хури 7, говорится: “[Ала'ус-дигит Хури] происходил от яньмэньских 8 потомков ша-то” 9.

Поэтому 10 [о них ничего] не было известно в течение ряда поколений.

Их 11 имеются три рода: черные, белые и дикие.

В главе 19 сборника 2 Цза-цзи Ли Синь-чуаня 12 в параграфе “Поклоны татар у границ” [говорится]: “У татар все люди отважны и воинственны. Те, которые ближе к китайским землям, называются культурными татарами 13·. [Они] умеют сеять просо, варят его в глиняных котлах с плоским дном и едят. Те, которые дальше [от китайских земель], называются дикими татарами. [Они] не имеют утвари и доспехов, а для стрел употребляют только костяные наконечники. Так называемые дикие татары еще различаются как белые и черные. Нынешний Тэмoджин 14 есть черный татарин” 15. В Цзянь-янь и-лай си-нянь яо-лу 16 <[глава] 133> [сказано, что] в девятом году Шао-син (1.II.1139 — 21.I.1140) “цзиньский владетель Дань 17 назначил своего дядю Ху-ла-мэй 18 чжао-тао ши 19 для контроля /л.1б/ за рынками [в торговле с] двумя государствами — Ся 20 и татар 21. Татары [живут] к северо-западу от государства Цзинь. Те из них, которые ближе к китайским землям, называются культурными татарами. [Они] едят свой рис. Те из них, которые дальше [от китайских земель], называются дикими татарами. [Они] живут только охотой, стреляя [зверя] из лука” 22. Примечание: это различение существовало с древности. В [46] приложении Сы и к У-дай ши 23 [говорится]: “Правитель Сучжоу 24 Сюе Цзин-чжун был послан пожаловать диким татарам, [обитающим] на границах Юньчжоу 25, двести пятьдесят круглых щитов, и несколько сот луков и стрел, захваченных у киданей” 26. В “[Основных] записях” Ляо ши [за период правления императора] Тянь-цзу 27 [сказано]: “Елюй Да-ши 28, переправившись через Хэйшуй 29, увиделся с сян-вэнем 30 белых татар Чуан-гу-эр” 31. Это записи в литературе, в которых впервые встречаются [этнонимы] “дикие татары” и “белые татары”.

Так называемые белые татары несколько более тонкой наружности, вежливы и почитают родителей. Когда умирают [у них] отец или мать, то [они] ножом изрезывают себе лицо и плачут. Каждый раз, когда [я, Хун], проезжая рядом с ними, встречал таких, которые были недурной наружности и с рубцами от ножевых порезов на лице 32, и спрашивал, не белые ли [они] татары, [они всегда] отвечали утвердительно. Во всех случаях, когда [раньше они] захватывали в плен сыновей и дочерей Китая, [пленные китайцы] с успехом просвещали и делали [их] мягче. [Поэтому] белые татары в общении с людьми душевны. Ныне [они] являются потомками тех племен 33, 34.

Что касается их 35 государства, то временно государственными делами ведает [дочь] татарского владетеля Чингиса 36 принцесса Би-цзи 37.

В биографии Ала'ус-дигит Хури в Юань ши [говорится]: “Младший сын [Ала'ус-дигит Хури] Боёха 38 женился на принцессе Алахай-бэги 39. Принцесса была прозорлива и сметлива. Куда бы императорский поезд ни выступал в карательный поход, [император] оставлял [ее] наместницей 40. Важные дела управления армией и государством осуществлялись после обращения [к ней] с вопросом и получения приказа” 41. Это означает, что принцесса управляла в отсутствие императора делами монгольского государства 42. А в [Мэн-да бэй]-лу говорится о том, что [она] временно ведала 43 государственными делами белых татар.

/л.2а/ Помощник посла некий Субхан 44, недавно прибывший с миссией доброй воли 45 к нам, Сунам, [47]

В главе 1 продолжения 46 ЮЧБШ [сказано]: “После того Чингис отправил посла Джубхана 47 и других, чтобы наладить дружбу с Сунами. [Но послы] были задержаны цзиньским домом. Поэтому в год Собаки (1214) Чингис снова выступил в карательный поход против государства Цзинь” 48. Этот Субхан, упоминаемый в Мэн-да бэй-лу, и есть Джубхан. Его вторичное отправление к Сунам в качестве посла, вероятно, имело место в [году] синь сы. В Сюй Сун чжун-син цзы-чжи тун-цзянь Лю Ши-цзюя 49 <[глава] 15> [говорится]: “В синь-сы — четырнадцатом году [правления] Цзя-дин — посол государства татар Гахачи Сунь 50 прибыл для обсуждения дел”. В Шуанци цзуй-инь цзи <[глава] 2> Елюй Чжу 51 в примечании к Кай-гэ кай-юе цы говорится: “Когда в старину наш император Тай-цзу 52 выступил с войском, чтобы наказать Западный край, и в году синь-сы остановился у заставы Темэньгуань 53 сунский владетель Нин-цзун прислал государственного гонца 54 Гоу Мэн-юя 55, чтобы наладить дружбу и просить мира. Император Тай-цзу согласился с этим. Было приказано “императорскому курьеру” 56 Гэ-ха проводить [его] обратно в его страну” 57. Гэ-хэ-чи-сунь и есть Гэ-ха [упоминаемый у Елюй Чжу]. В то время Субхан, очевидно, являлся помощником Гахaчи Суня. Это событие произошло в год составления настоящего “Описания [монголо-татар]”. Поэтому [в нем] и говорится о “помощнике посла неком Субхане, недавно прибывшем с миссией доброй воли к нам, Сунам”. Что касается его последней поездки к Сунам в качестве посла и убийства [его Сунами], то [это] было в третьем году (4.II.1231 — 23.I.1232) [правления] Тай-цзуна 58. В Юань ши в “[Основных] записях” о Тай-цзуне [сказано о том, что] в третьем году правления Тай-цзуна [последний] “отправил Чобгана 59 в качестве посла к Сунам [для того, чтобы добиться разрешения на] проезд [войск] через [их] территорию [для нападения на государство Цзинь]. Суны убили его” 60. В Шуанци цзуй-инь цзи <[глава] 2> в собственном (авторском. — Н.М.) комментарии к стансам Кай-юе кай-гэ [говорится]: “Когда зимой в [году] синь-мао (4.II.1231 — 23.I.1232) наш император Тай-цзун выступил на юг в карательный поход против чжур-чжэней 61, был издан императорский указ императору Жуй-цзуну 62 отправить гонца Чобгана 63 и других в качестве послов к Сунам. Сунские люди убили его” 64.

Еще процитирую Ли-цзун ши-лу 65 <глава 83>: /л.2б/ “В синь-мао, четвертом году [правления] Шао-дин (4.??.1231 — 23.I.1232), [к сунскому двору] прибыл северный посол Субархан 66 под предлогом [переговоров о] проезде [войск] через [сунскую] территорию и соединении войск [обеих сторон для нападения на Цзинь]. Командующий войсками в округах [48] Цин[чжоу] 67, Е[чжоу] 68, Юань[чжоу] 69 и Мяньчжоу 70 Чжан Сюань заманил к себе Субархана и убил его”. Примечание: Джубхан, Чобган и Субархан есть соответствия этого Субхана. Когда он в первый раз отправлялся с посольством к Сунам, [он], вероятно, был в хуайдун чжи-чжи сы 71 по приказу Мухали. Поэтому [этот факт] не записан в [официальных династийных] историях.

является белым татарином. Каждый раз, когда [мы] ехали рядом, Субхан почтительно обменивался со мною приветствиями и выражал сочувствие за труды, причем говорил: “[Вы] много потрудились! [С моей стороны] не было ни забот, ни приема. Не взыщите, пожалуйста!”.

Так называемые дикие татары весьма бедны да еще примитивны и не обладают никакими способностями. [Они] только и знают что скакать на лошадях вслед за всеми [другими].

Нынешний император Чингис, а также все (его] полководцы, министры и сановники являются черными татарами 72.

Татары в большинстве случаев не очень высоки ростом. Самые высокие не превышают пяти чи и двух-трех цуней 73. [Среди них] нет также полных и толстых. Лица у них широкие и скулы большие. Глаза без верхних ресниц. Борода весьма редкая. Внешность довольно некрасивая.

Что касается татарского владетеля Тэмoджина, то он высокого и величественного роста, с обширным лбом и длинной бородой. Личность воинственная и сильная. [Это] то, чем [он] отличается от других. Чингис является сыном прежнего пай-цзы-тоу 74 Цзе-лоу 75.

Это — ошибка, вытекающая из слухов, [которыми пользовался автор]. В списке из Шо-фу вместо *** написано ***.

В их государстве пай-цзы-тоу есть начальник десяти человек. Ныне [Чингис] есть владетель, основавший государство, и, передавая [его имя и титул, китайцы] называют [его] Чэн-цзи-сы хуан-ди 76. /л.3а/ [Он] совершает карательные походы на восток и на запад, и государство его усиливается и расширяется. [49]

НАЧАЛО ВОЗВЫШЕНИЯ ТАТАРСКОГО ВЛАДЕТЕЛЯ

Нынешний император Чингис родился в [году] цзя-сюй (14.II.1154 — 3.II.1155) 77 [по китайскому лунному календарю]. У них в обиходе (***) <в Шо-фу [вместо ***] написано *** 78> сначала не было шестидесятилетнего цикла. Теперь [я] пишу об этом 79, тщательно изучив их высказывания [о возрасте Чингиса], чтобы легче было определить его возраст. По их обычаю, [они] каждый раз отсчитывают один год, когда зеленеют травы 80.

В Сань-чао бэй-мэн хуй-бянь 81 <[глава] 3> [говорится]: “Чжурчжэньские люди не знают летосчисления. Когда их спрашивают [об этом], то говорят: „Мы смотрим, сколько раз зазеленеет трава, и отсчитываем один год, когда зазеленеет трава"”. В Цза-цзи [Ли Синь-чуаня говорится]: “[Татары] не знают годов и месяцев. [Они] отсчитывают один год, когда зазеленеет трава” 82.

Когда у них люди спрашивают возраст, то [они] говорят: “Столько-то трав!”. [Я, Хун], также часто спрашивал у них дни и месяцы [их] рождения 83. [Они] смеялись и отвечали [мне]: “[Мы] никогда не знали этого!”. [Они] даже не могли вспомнить, было это весной или осенью 84. Каждый раз, когда [они] видят, что луна округлилась, [они] отсчитывают один месяц. Только когда [они] замечают, что появление зеленой травы задерживается, [они] понимают, что в этом году имеется добавочный [тринадцатый] месяц.

Чингис в малолетстве был захвачен в плен цзиньцами, обращен в рабство и только через десять с лишним лет бежал. Поэтому [он] знает все дела государства Цзинь. Этот человек мужествен, решителен, выдержан, снисходителен ко всем, почитает Небо и Землю, ценит доверие и справедливость. Тэмoджин, [имя], под которым известен [татарский владетель], есть не что иное, как [его] детское имя 85. Сначала [у татар] не было фамилий, не было также имен-табу 86. За последние годы на службе [у татарского владетеля] используют изменивших [своим] и бежавших чжурчжэньских [50] чиновников. Поэтому [татарский владетель] стал называться Чэн-цзи-сы хуан-ди в переводе [его титула на китайский язык]. Некоторые говорят, что Чэн-цзи-сы 87 /л.3б/ есть не что иное, как перевод двух [китайских] слов: “тянь цы” 88.

НАЗВАНИЯ ДИНАСТИИ И ГОДОВ ПРАВЛЕНИЯ

Татарское государство на юге 89 находится в соседстве с племенами цзю 90, а слева и справа с ша-то 91 и другими племенами. В старину существовало государство Монгус 92. В незаконный 93 [период правления] цзиньцев Тянь-хуй (1123 — 1134) [они, т. е. монгус] также тревожили цзиньских разбойников 94 и причиняли [им] зло. Цзиньские разбойники воевали с ними. Впоследствии же [цзиньские разбойники] дали [им] много золота и шелковых тканей и помирились с ними. Как говорится в Чжэн-мэн цзи Ли Ляна 95,

В Чжи-чжай шу-лу цзе-ти в разделе Вэй ши 96 [сказано]: “Чжэн мэн цзи; одна глава; составлена цзиньским человеком мин-вэй цзян-Цзюнем 97, правителем округа Дэнчжоу 98 Ли Да-ляном. [Он] был сыном большого разбойника [периода правления] Цзянь-янь (1127 — 1129) 99 и вместе с отцом Чэн сдался Цзинь” 100

“монголы 101 некогда переменили период правления на Тянь-син и [их владетель] назвал себя „родоначальником династии и первым просвещенным августейшим императором"” 102. Нынешние татары 103 очень примитивны и дики и почти не имеют никакой системы управления. [Я], Хун, часто расспрашивал их [об их прошлом] и узнал, что монголы 104 уже давно истреблены и исчезли. [51]

В Цза-цзи [Ли Синь-чуаня сказано]: “Существовало еще какое-то монгольское государство 105. [Оно] находилось к северо-востоку от чжурчжэней. При Тан его называли племенем мэн-у 106. Цзиньцы называли его мэн-у, а также называли его мэн-гу. [Эти] люди не варили пищи. [Могли видеть ночью]. [Они] из шкур акулы (?) 107 делали латы, [которые] могли защитить от шальных стрел. С начала [годов правления] Шао-син (1131 — 1162) [они] начали мятежи. Главнокомандующий 108 Цзун-би 109 воевал [с ними] в течение ряда лет, [но] в конце концов не смог покарать; только, разделив войска, удерживал важные стратегические пункты и, наоборот, подкупал их щедрыми [подарками]. Их владетель также незаконно назывался „первым августейшим императором-родоначальником" 110. Во времена цзиньского Ляна 111 /л.4а/ [они] причиняли зло на границах. [Как видно], они появились давно. <3десь опускаем> 112 Теперь татары называют себя Великим монгольским государством 113, и поэтому пограничные чиновники именуют их [сокращенно] мэн-да 114. Но [эти] два государства отстоят друг от друга с востока на запад в общей сложности на несколько тысяч ли. Неизвестно почему [они] объединены под одним именем. Ибо в период процветания государства Цзинь были созданы северо-восточное вербовочно-карательное управление 115 для обороны от монголов 116 и Кореи и юго-западное вербовочно-карателыюе управление для контроля над территорией татар и Си Ся. Монголы, очевидно, занимали [земли, на которых находились] двадцать семь круглых крепостей 117 того времени, когда У-ци-май 118 начинал дело (т. е. только что вступил на престол. — H. М.), а границы татар на востоке соприкасались с Линьхуаном 119, на западе располагались в соседстве с государством Ся, на юге доходили до Цзинчжоу 120 и достигали государства Больших людей 121 на севере” 122. [Мэн-да бэй-]лу, очевидно, основано на записях Ли [Синь-чуаня]. Однако Ли [Синь-чуань] пишет в неуверенных выражениях, а в [Мэн-да бэй]-лу прямо говорится о том, что прежнее монгольское государство уже было уничтожено и что нынешние монголы и есть татары. В Гу-цзинь цзи-яо и-пянь Хуан Дун-фа 123 сказано: “Существовало еще какое-то монгольское государство 124. [Оно] находилось к северо-востоку от чжурчжэней 125. Во времена цзиньского Ляна 126 [оно] вместе с татарами причиняло зло на границах. Только в четвертом году нашего [периода правления] Цзя-дин [52] [17.I.1211 — 4.I.1212] татары присвоили их имя и стали называться Великим монгольским государством” 127. Это 128 также основано на этой книге 129.

Ведь государства в северной стороне простираются то на тысячу ли, то [лишь] на сто ли и процветают и приходят в упадок, возникают и исчезают непрерывно.

При первом возникновении [государства] нынешних татар [у них] совсем не было письменных документов. Во всех случаях, когда рассылались приказы, повсюду отправлялись послы, [при этом] вырезались только метки 130 <в списке из Шо-фу пишется *** [вместо *** ]> 131 чтобы запомнить их 132. Послы не смели прибавить или убавить хотя бы одно слово. [Это] обычай их страны.

Поскольку их обычаи просты, то уйгуры 133 являющиеся [их] соседями, всякий раз, как [они] выменивают [товары] в обоих <в списке из Шо-фу пишется *** [вместо] *** > 134 Хэ, перепродают [эти товары] в их государстве.

В документах, применяемых ими самими [в сношениях] с другими государствами, до сих пор во всех случаях употребляется /л.4б/ уйгурская письменность 135. [Она] похожа на китайские нотные знаки для флейты 136. Но ныне, за последние два года, в сношениях с государством Цзинь [у татар] употребляется китайская письменность, так как чиновники государства Цзинь, которые бежали, изменив [своему государству], и сдались [татарам], желали быть взятыми ими на службу, не имея пристанища, и начали обучать их [составлению] документов. Весной прошлого года [я], Хун, каждый раз видел, как в отправляемых ими документах [они] назывались еще “великой династией”, а названия годов правления обозначались как “год Зайца” или “год Дракона” 137. Только в прошлом году [они] переменили [название года] на гэн-чэнь (6.II.1220 — 24.I.1221), а нынешний называют годом сынь-сы. Так-то! [53]

В Тан шу в истории сяцзясы 138 [сказано]: “[Они] ведут счет годам при помощи [названий] двенадцати животных. Если, например, год приходится на инь, то [его] называют годом Барса” 139. В Сюй цзы-чжи тун-цзянь чан-бянь 140 <[глава] 128> [говорится], что когда в первом году [правления] Кан-дин (15.II.1040 — 3.II.1041) помощник секретаря 141, [занимающийся] обработкой полей военных поселений, Лю Хуань был в качестве посла у Гу-сы-ло 142 в Мяочуань 143, [он], “пригласив [Лю Хуаня] сесть, участливо спрашивал: “Пребывает ли в покое дядя 144 Сын Неба?”. Когда [он] рассказывал о старых событиях, то [он], считая по двенадцатеричному циклу, говорил: “То-то было в году Зайца, то-то было в году Лошади” и т. д. 145 <[см. также] Сун ши, Биография Гу-сы-ло> 146.

Еще [татары] восхищаются монголами 147 как воинственным народом 148 и поэтому обозначают название династии как “великое монгольское государство” 149. [Этому] также научили их бежавшие чжурчжэньские чиновники. [Я], Хун, лично замечал, как их временно замещающий императора 150 го-ван 151 Мо-хоу 152 каждый раз сам называл себя “мы, татары” 153; все их сановники и командующие [также] называли себя “мы...” 154 <Подозреваю, что [после этого слова] пропущено три иероглифа: “да-да жэнь”. > Они даже не знают, являются ли они монголами 155 и что это за название,

По могольскому тексту ЮЧБШ, монголы во всех случаях называют себя манхол 156, а не говорят “татары”. Здесь [монголы] разговаривают с китайцем и поэтому употребляют название, [распространенное] в Китае.

/л.5а/ что такое название династии 157 и что такое название годов правления. Что касается ныне отправляемых документов, то перебежавшие чиновники, которые знают грамоту, во всех случаях усиленно объясняют [татарам] дела, чтобы научить их 158. В Нань-цянь лу 159

В Чжи-чжай шу-лу цзе-ти [сказано]: “Цзинь-жэнь нань-цянь лу, одна глава, сообщается, что [она] была составлена незаконным секретарем-сочинителем 160 Чжан Ши-янем. Если присмотреться к этой книге, то [54] возникает подозрение, что [она] не на языке северян. В ней есть явные несуразности. Некоторые говорят, что [это] творение Хуа Юе. Недавно задержанный житель Бянь[ляна] 161 главноуправляющий 162 Чжан И 163 сказал, что [в этой книге] все годы и месяцы противоречивы и не соответствуют [действительности]. [Это] тем более доказывает ее нелепость” 164. В комментарии к параграфу Нюй-чжэнь нань-си (“Переселение чжурчжэней на Юг”) второго сборника <[глава] 19> Цза-цзи Ли Синь-чуаня [сказано]: “В распространяющемся за последнее время Нань-цянь лу [освещение] всех событий ошибочно. Вероятно, южане подделали его. Ныне [мы] не берем [его]” 165. В Сун ши, в биографии Ли Синь-чуаня, есть [упоминание о] Бянь Нань-цянь лу [в объеме] одной главы 166. В Бинь туй лу <[глава] 3> Чжао Жу-ши 167 [говорится]: “Когда за последние годы цзиньские разбойники подверглись нападениям [со стороны] татар и бежали из Янь в Бянь 168 появилось сочинение Нань-цянь лу, [которое] широко распространяется в настоящее время. Что касается его достоверности, то в начале упоминается о том, что [данное сочинение] написано секретарем-сочинителем тун-чжи ланом палаты секретных сочинений, ци-ду-вэем 169, пожалованным [правом ношения] фиолетового [платья] 170 Чжан Ши-янем. У разбойников система чинов была подготовлена учеными, и должно было быть известно, что в [в этой системе], однако, нет никакого ранга тун-чжи. [Это] первое [доказательство] его ложности 171. У разбойников Ши-цзун 172 назначил своего внука Юань-вана 173 Цзина 174 наследником [престола]. [Его] отца звали Юнь-гун 175. Цзин, вступив на престол, посмертно сделал Юнь-гуна Сянь-цзуном. А в [Нань-цянь] лу говорится, что Цзин является сыном Юнь-чжи. [Это] второе [доказательство] его ложности. У разбойников все государи и подданные идут под детскими именами 176, однако каждый имеет собственное имя: Нянь-хань имеет имя Цзун-вэй, У-чжу имеет имя /л.5б/ Цзун-би [и т. д.]. А в [Нань-цянь] лу говорится о чжун-сянь ване Хане, чжун-ле ване Чжу [и т. д.]. [Это] третье [доказательство] его ложности. В Срединном государстве невозможно подробно знать дел разбойников, однако столько ложного уже выяснено в нем 177. А просвещенные чиновники 178 в большинстве верят ему” 179. В [сборнике] Цзы-ци вэнь-гао 180 <[глава] 25> в [сочинении] Сань ши чжи и [сказано]: “В рассказах сочинителей конца Ляо и начала Цзинь очень много погрешностей. Что касается последовательности изложения, установления названий годов правления и перемен названий [династий], карательных походов и войн, а также имен полководцев и министров, то [они] часто являются вымыслом, и ни в коем случае нельзя [им] верить. Например, Нань-цянь лу Чжан Ши-яня особенно путано”.

[55] записано, что в указе татар государству Цзинь говорилось о “девятом годе [правления] Лун-ху”. [Это] неверно.

Примечание: в современном издании Нань-цянь лу этого указа нет.

[Я], глупый, смотрю на это так, что если подождать еще [несколько] лет, то чиновники цзиньских разбойников, изменившие [своей династии] и бежавшие [к татарам], непременно научат их выбирать день рождения [императоров] и превращать его в праздник 181 да еще непременно научат их менять [названия] годов [правления] и установить название [династии].

КНЯЗЬЯ И ЦАРЕВИЧИ 182

[В семье] императора Чингиса всего было четыре брата 183. Чингис — старший. Первый императорский младший брат давно погиб в бою. Второй императорский младший брат зовется Бэлгyтэ-но[ян] 184 и теперь находится в [родной] стране. Третий императорский младший брат зовется Тэмoгэ-[от]джин 185. Возглавляемые им войска в большинстве [его] собственные. [Он] искусен в сражениях и имеет заслуги.

/л.6а/ В главе 1 ЮЧБШ [говорится]: “Хo'элyн 186 родила четырех сыновей: одного звали Тэмyджин, одного звали Хасар 187, одного звали Хачи'ун 188 и одного звали Тэмугэ 189”. Еще в главе 2 [говорится]: “Тэмyджин поймал на крючок рыбку золотистого цвета. Младшие братья его от другой матери — Бэктэр 190 и Бэлгyтэй 191 — отняли [ее у него]” 192. Это [означает, что] всего было шесть братьев вместе с Чингисом. В этом [Мэн-да бэй-] лу Бэлгyтэ-но[ян] есть Бэлгyтэй и Тэмyгэ-[от]джин есть Тэмyгэ или еще Тэмyгэ-отчигин 193 из “Генеалогических таблиц императорской родни” в Юань ши 194. Когда в [этих] таблицах [Юань] ши из пяти сыновей Ле-цзу 195 Тэмyгэ-отчигин стоит на четвертом месте, а Бэлгyтэй на пятом, то [это] последовательность по главенству и побочности, а не по старшинству.

Исследуем: по возрасту Бэлгyтэй, очевидно, находился между Хасаром и Хачи'уном. В [Юань-чао] би-ши отмечается, что, когда тайчи'уты 196 [56] пришли напасть, “Бэлгyтэй в густом лесу наломал деревьев и устроил засеку, а троих малых — Хачи'уна, Тэмyгэ и Тэмyлyн 197 — спрятал в расщелине скалы; Хасар перестреливался с тайчи'утами” 198.

[Далее], там, где отмечается факт потери восьми меринов, говорится также: “Тэмyджин сказал: „Коней наших увели". Бэлгyтэй сказал: „Я догоню". Хасар сказал: „Ты не сможешь. Я пущусь в погоню". A Тэмyджин сказал: „Вы оба не сможете. Я поеду"” 199. Из этих двух фактов выясняется, что, пожалуй, Бэлгyтэй по возрасту был несколько моложе Хасара. Когда в этом [Мэн-да бэй-] лу [Бэлгyтэй] считается вторым императорским младшим братом, /л.6б/ то говорится о нем, исходя из старшинства. Хасар и Хачи'ун оба уже умерли к этому времени. Только Бэлгyтэй и Тэмyгэ были еще живы. Поэтому так написано в этом [Мэн-да бэй-] лу.

У Чингиса весьма много сыновей. Старший сын Би-инь 200 был убит в бою при штурме западной столицы [цзиньцев] Юньчжуна 201 во время разгрома государства Цзинь. Ныне второй сын является старшим царевичем 202 и зовут [его] Йoджи 203. Третьего царевича зовут Oдэй 204. Четвертого царевича зовут Тянь-лоу 205 и пятого царевича зовут Лун-сунь 206. Все они рождены от главной императрицы. Ниже их есть еще несколько человек, рожденных от наложниц.

В “Генеалогических таблицах императорской родни” Юань ши [сказано]: “Шесть сыновей императора Тай-цзу: старший — царевич Джyчи 207, второй — царевич Чахатай 208, третий император Тай-цзун 209, четвертый — царевич Толуй 210, пятый — Уручи 211 и шестой — царевич Кoлгэн 212. Здесь 213 Йoджи есть Джyчи, Oдэй есть Тай-цзун, [т. е.] Oкoтэй 214, и Тянь-лоу есть Толуй. А что касается Лун-суня, то такого человека не было. Джyчи и Чахатай оба в это время еще находились в Западном крае. Поэтому здесь нет имени Чахатая, а запись о старшем и втором сыновьях также ошибочна.

Дочерей семь 215. Старшую принцессу зовут А-ци-бе-е 216. Ныне [она] выдана замуж за императорского зятя Боту 217.

В “Таблице принцесс” Юань ши [сказано]: “Чан го да-чжан гун-чжу 218 Тэмyлyн 219. Дочь Ле-цзу 220. Вышла замуж за Чан чжун-у вана 221 Боту. [57] [Он] вторично женился на Чан-го да-чжан гун-чжу Хочин-бэги 222, когда принцесса [Тэмyлyн] умерла” 223. [Имя] Хочин-бэги в ЮЧБШ пишется /л.7а/ Ходжин-бэки 224, а в Шэн-у цинь-чжэн лу — Хо'аджин-бэги 225. Здесь 226 *** [в имени] А-ци-бе-е также написано ошибочно вместо ***, а Бао-ту есть Боту.

Вторую принцессу зовут А-ли-хай бо-инь 227, а попросту госпожой Биги 228. [Она] когда-то была выдана замуж за беглого чиновника государства Цзинь Бай-сы-бу 229. После смерти [последнего она] живет вдовой и ныне управляет государственными делами белых татар; изо дня в день читает канонические книги. Ей прислуживают несколько тысяч женщин. Все [решения] о карательных походах и казнях исходят от нее самой.

В “Таблице принцесс” [Юань ши сказано]: “Чжао го да-чжан гун-чжу 230 Алахай-бэги. Дочь Тай-цзу. За Чжао у-и вана 231 Боёха 232 вышла замуж [эта дочь Тай-цзу]” 233, Еще в биографии Ала'ус-диги[т] Хури [в Юань ши сказано]: “Тай-цзу оставил Ала'ус-диги[т] Хури, [чтобы он] возвратился и охранял свое племя 234. [Он] был убит людьми своего племени, и вместе [с ним] был убит [его] старший сын Буян-Сибан 235. Его жена Алхай 236 взяв с собой младшего сына Боёха и племянника Джингyя 237, бежала от беды и по ночам, скрываясь, дошла до пограничной стены” 238. [В той же биографии] еще говорится: “В юности Боёха, следуя [за императором], участвовал в нападении на Западный край, по возвращении был пожалован [титулом] бэйпинского вана и женился на принцессе Алахай-бэги” 239 <Текст основан на Фу-ма Гаотан чжун-сянь ван бэй Янь фу 240. > Отсюда Алхай 241 является женой Ала'уса, а Алахай-бэги — женой Боёха. Господин Ту Цзи 242 говорит: Алхай-биги 243 в [Мэн-да бэй]-лу является, другим написанием Алахай-бэги, а Бай-сы-бу написано по ошибке вместо Буян-Сидань 244.

Еще в Хэй-да ши-люе в примечании Сюй Тина 245 говорится: “...Бай-сы-ма, другое [его] имя — Бай-сы бу, /л.7б/ был незаконным царевичем 246 белых татар, зятем Тэмoджина и первым мужем незаконной принцессы Ала-хан 247248. [58]

Примечание: Бай-сы-бу написано ошибочно по созвучию вместо Буян-Сибан, а Бай-сы-ма — сокращение и трансформация Буян-Сибан фу-ма. Алахан — другое написание Алахай. Буян-Сибан — старший сын Ала'уса. Поэтому [в Хэй-да ши-люе] сказано: “был незаконным царевичем белых татар”. Что касается фразы “был первым мужем незаконной принцессы Алахан”, то [это] говорится по отношению ко второму мужу. Поездка [Сюй] Тина с посольством имела место в [правление] Цзя-си (1237 — 1240) [династии] Сун. К этому времени прошло уже свыше десяти лет, с тех пор как Алахай-биги перешла к Боёха в качестве жены. Мэн Хун 249 написал [Мэн-да] бэй-лу в году синь-сы — как раз в том году, когда Чингис, находившийся в Западном крае, преследуя Джелал ад-Дина 250, прибыл в Индию. К этому времени Буян-Сибан давно уже погиб, а Боёха находился в армии и еще не вернулся. [Это] было как раз то время, когда Алахай жила вдовой 251. Объяснение Xy [Цзи] самое ясное и правильное. Поэтому полностью привожу его.

В главе 19 второго сборника Цза-цзи Ли Синь-чуаня 252 [сказано]: “В первом году [правления] Мин-чан (7.II.1190 — 26.I.1191) цзиньского владетеля Цзина 253 младший брат князя — шэ-шу 254 белых татар убил своего старшего брата и сам сел на престол. Сыну шэ-шу Бай-бо-сы только что исполнилось два года. Цзиньцы взяли [его] в свое государство, [и он] воспитывался в доме хэйшуйского тысячника. Когда весной седьмого года Тай-хэ (30.I.1207 — 18.I.1208) шэ-шу прибыл в Хуаньчжоу 255 для представления дани, цзиньцы напоили пьяным и убили его, воспользовавшись его беспечностью, посадили Бай-бо-сы на престол вана и отправили обратно в [его] государство. Сперва Бай-бо-сы в доме хэйшуйского тысячника увидел его дочь и полюбил ее. Теперь захотел взять [ее] в жены. [Но] Цзин не внял [его просьбе]. /л.8а/ [Тогда] Бай-бо-сы, обозлившись, изменил [цзиньцам] и перешел к черным татарам. Поэтому [черные татары] еще более усилились”. Да Цзинь го-чжи 256 приводит этот факт. Только [там] вместо Бай-бо-сы пишется Бай-сы-бо, т. е. то же, что Бай-сы-бу. Хотя в [сведениях], записанных [у Ли Синь-чуаня] в Цза-цзи 257, много ошибок, проистекающих из слухов, [циркулировавших среди] южан, здесь впервые встречается имя Бай-сы-бо.

Третья принцесса зовется А-у 258, выдана замуж за сына начальника департамента государственных дел 259 императорского шурина 260.

В “Таблице принцесс” Юань ши 261 [сказано]: “Место(-титул) принцессы государства Юнь 262; принцесса Тyмэлyн 263 вышла замуж за императорского зятя Чикy” 264. В таблице племен Рашида 265 сказано, что Чикy [59] был сыном Алчи-нояна 266. Алчи-ноян есть тот, о котором [говорится] в следующем параграфе [Мэн-да бэй-лу]: “...Алчи-ное[н] 267. ...[на аудиенции у императора] был пожалован [должностью] начальника департамента государственых дел, является младшим братом императрицы — главной [жены] Чингиса”.

Имен остальных [дочерей] не знаю. [У Чингиса] очень много внуков.

ПОЛКОВОДЦЫ И ЗАСЛУЖЕННЫЕ ЧИНОВНИКИ

Среди тех, кто оказал [императору] помощь при основании; [монгольского государства] 268, есть их тай-ши 269 и го-ван 270 Мо-хэй-лэ 271. [Это его] детское имя. Люди Срединного государства называют [его] Мо-хоу-ло 272, а в их указах [он] называется Моу-хэ-ли 273. Это — различия, вытекающие из [различного], слабого или сильного, произношения Юга и Севера 274.

В первоначальном комментарии 275 к Цза-цзи Ли Синь-чуаня [говорится]: “Са-мо-хэ 276 шаньдунец. Одни называют его Мо-хоу-ло 277, а другие Моу-хэ-ли 278. Неизвестно, которые из них правы”.

/л.8б/ [Мухали на аудиенции у императора] был пожалован [должностями] главнокомандующего 279 войсками в Поднебесной и управляющего 280 и [титулами] тай-ши и го-вана. [Он] — черный татарин. За последние десять лет [он] совершает карательные походы на восток и на запад и устрашает и потрясает варваров и китайцев 281. Все важные дела, [относящиеся к] походам и войнам, решаются [им] лично. Поэтому [его] называют временно замещающим императора. В платье [60] к системе [церемониала] целиком следует установлениям, [существующим] для сына Неба.

[У него] есть старший брат по имени Цзи-ли-гэ-на 282. Он сам имеет тысячу всадников и не ведает делами.

В Дунпин ван ши-цзя 283 [сказано] “У Кyн'yн-Кува 284 было пять сыновей: старший Ху-лу-ху-эр 285, следующий Ци-ли-ку-эр 286, следующий Myхали, следующий Буха 287 и следующий Дайсун” 288. Здесь Цзи-ли-гэ-на есть Ци-ли-ку-эр, а Мога 289 — Буха.

[У него] два младших брата: старший [из них] по имени Мога <в ЮЧБШ пишется Буха 290>теперь находится в ставке Чингиса и является [его] телохранителем; второй по имени гуй-ван 291 Дайсун всегда состоит в свите [императора].

Вместо гуй-ван, очевидно, следовало бы написать цзюнь-ван. В Юань ши, в биографии Мухали, [сказано]: “Татартай был потомком третьего сына Кyн'yн-'Кува — цзюнь-вана Дайсуна” 292. В ЮЧБШ <[глава] 9> сказано: “Охранная гвардия 293, которой прежде управлял родственник Бо'орчу 294 oгэлэ-чэрби 295, была увеличена до тысячи и приказано ему же управлять [ею]; одной тысячей было приказано управлять родственнику Мухали Буха” 296.

Го-ван каждый раз предупреждает подчиненных [ему] полководцев и солдат, чтобы они называли его только по детскому имени, как своих братьев, и не разрешает [им] называть [его] иначе.

/л.9а/ У го-вана есть только один сын, по имени Пао-а 297. <В биографии Мухали в Юань ши пишется Бо-лу 298, а в Хэй-да ши-люе — Бо-во 299.>

[Он] красивой наружности, не желает сбривать макушки, [как делают другие татары], только обвязывает [голову] платком 300, носит узкое платье и умеет [говорить] на языках различных стран.

Второй [за Мухали] — тай-фу 301 и го-гун 302 Ту-хуа-эр 303. По известности [он] уступает только Мо-хоу-ло 304. [61]

Еще есть некий Джэбо 305. [У него] чин также высокий. Ныне [он] следует за Чингисом и ведает крупными силами войск 306.

Еще второй за ним зовется Алчи-ное[н] 307. [На аудиенции у императора он] был пожалован [должностью] начальника департамента государственных дел, является младшим братом императрицы главной [жены] Чингиса.

Тай-фу Ту-ха-эр — это Елюй Ту-хуа. Джэбо — это Джэбэ, а Алчи-ное[н] — это Алчин-ноян.

Подчиненные [Алчин-нояна] также составляют свыше ста тысяч всадников. Люди, которыми он командует, достаточно соблюдают законы. Татары сами говорят, что те, которые следуют за го-ваном, — дурные [люди], а те, которые следуют за начальником департамента государственных дел, — хорошие [люди].

Второй за ним некто по имени Лю Бо-линь 308, уроженец округа Юньнэй 309 в землях Янь 310.

Во втором сборнике Цза-цзи Ли Синь-чуаня <[глава] 19> [сказано]: “Бо-линь был стрелком из лука из уезда Цзинин” 311. В Юань ши в биографии Лю Бо-линя [говорится]: “Бо-линь был уроженцем Цзинаня” 312.

Раньше [он] был начальником — командующим войсками 313 у цзиньцев и перебежал к татарскому владетелю. [У него] есть сын. [Он] весьма храбр, и, когда погиб в сражении старший сын татарского владетеля Тэмoджина, [последний] выдал замуж за сына Бо-линя жену старшего сына 314. [Бо-линь] вместе с татарами брал Яньцзин и другие земли и имеет большие заслуги. Бо-линь в прошлом уже был пожалован [титулом] вана. Недавно ушел на покой и пребывает дома в праздности. Его сын ныне является наместником Сицзина 315.

Второй, следующий за ним, зовется /л.9б/ его превосходительство министр Да-гэ 316. [62]

B Хэй-да ши-люе [сказано]: “Мин-ань 317 кидань. Ныне управляющий — да-гэ Яньцзина (Яньцзин да-гэ син-шэн) Хань-та-бу 318 является его сыном” 319. Да-гэ сян-гун — это да-гэ син-шэн. В биографии Ши-мо Мин-аня в Юань ши [говорится]: “В [году] бин-цзы (21.I.1216 — 7.II.1217) [Ши-мо Мин-ань] умер от болезни в городе Янь[цзин]. [Его] сын Сянь-дэ-бу, наследовав [его] должность, стал управляющим 320 Яньцзина” 321.

[Он] из семьи цзи и ныне является наместником в Янь-цзине.

Вместо “семья цзи”, очевидно, следовало бы написать “семья цзю”. Доказательством этого является то, что [название племени] цзю-эр-би, [встречающееся] в “[Основных] записях” за [годы правления императора] Тянь-цзу в Ляо ши, в “Таблице племен” 322 написано [в другой транскрипционной форме]: цзи-эр-би. Войска цзю существовали при обеих династиях — Ляо и Цзинь. В Го-юй цзе, [приложении к] Ляо ши, [сказано]: “Цзю — название войск” 323. В [параграфе] Бэй-мянь цзюнь-гуань [раздела] “Описание всех чинов” Ляо ши 324 упоминаются “двенадцать частей войск цзю”, “войска цзю, распределенные между различными дворцами”, “войска цзю яо-ляней” 325, “войска цзю различных племен” и “два войска цзю правителей” 326. В [разделе] “Географического описания” Цзинь ши 327 есть [параграф] “Девять мест сян-вэней” 328: “сян-вэнь [войск] цзю [из племени] ми”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] му-дянь”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] гу-дянь”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] тaнгy[т]”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] е-ла-ду”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] и-дянь”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] су-му-дянь”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] ху-ду”, “сян-вэнь [войск] цзю из [племени] ся-ма”. В “Описании войска” [в Цзинь ши] 329 также записано: “В северовосточных лу войсками цзю из племен были племя де-ла и племя тангу[т]. В обоих племенах было 5585 семей цзю из пятков 330. Во всех остальных племенах, как чжу-лу, у-лу-гу, ши-лэй, монгол, цзи-лу /л.10а/ и бо-тэ-бэнь, [сообщения о] численности соответствовали действительности. В двух лу — юго-западной и северо-западной — было десять войск цзю: цзю су-мо-дяней, цзю е-ла-ду, цзю гу-дяней, цзю тангу[т]ов, цзю ся-ма, цзю му-дяне?, цзю монго[л]ов, цзю ми, цзю ху-ду” 331. В эти цзиньские так называемые войска цзю, по-видимому, набирались воины из различных племен, исключая чжурчжэней. В биографии Нэй-цзу Сяна [в Цзинь ши] 332 [говорится]: “[Во время] мятежа киданя Дэ-шоу И-со 333 и других все цзю [вместе с [63] мятежниками] также грабили и причиняли зло народу. Тогда Сян обеспокоился как бы [все цзю] не объединились с ними 334, и, поселив их в [разных] местах вблизи столицы, успокоил их. Некоторые говорили: „Обычаи людей цзю не отличаются от северных. Теперь, когда [их] поселили на внутренней территории, [они], вероятно, станут производить беспорядки. Как быть [тогда]?" Сян со смехом говорил: „Хотя цзю инородцы 335, но все же [это] наш пограничный народ: если обласкать их добротой, то почему [y них] не может быть никакого чувства [благодарности]? У нас здесь [они] никак не посмеют начать волнения". Впоследствии действительно не было никаких бедствий”. Эти люди цзю первоначально находились на северных границах, обычаи [у них] были одинаковы с северными и называли их “все цзю” 336. [Они], конечно, не были одного рода. Но в конце Цзинь “войсками цзю”, очевидно, обозначали киданьские войска. В “Описании войска” [Цзинь ши] 337 говорится: “Когда Сюань-цзун 338 переселялся на юг 339, войска цзю разбежались”. В Цза-цзи [Ли Синь-чуаня] сказано: “Во втором году [правления] Чжэнь-ю (12.II.1214 — 31.I.1215) взбунтовались яньцзинские войска цзю и совместно с татарами осадили Яньцзин” 340. В “[Основных] записях” Юань ши о Тай-цзу говорится: “В шестую луну [года цзя-сюй] (9.VII-7.VIII.1214) Джода и другие из [числа] цзиньских войск цзю убили своего главнокомандующего 341 и, придя во главе всех, сдались. Был отдан императорский указ Саммоха 342, Ши-мо Мин-аню и другим вместе с Джода и другими осадить Чжунду” 343.

А запись об этом событии в Шэн-у цинь-чжэн лу гласит: “Когда цзиньский владетель отъехал от Чжо 344, киданьские войска находились позади. По прибытии в Лянсян 345 цзиньский владетель, заподозрив их, хотел отобрать /л.10б/ у них выданные ранее панцири и лошадей и вернуть [их] в лагерь. Кидани взбудоражились и подняли мятеж, убили главнокомандующего Cy Вэня 346 и ушли. [Они] выбрали Джода, Бишэра 347 и Джалара 348 предводителями и вернулись в Чжунду. [Они] прислали посла в походный лагерь 349 императора 350 [с просьбой] принять в подданство, и тогда император приказал Саммуха-баду[р]у 351 из [племени] сал-джи'ур 352 и братьям-предводителям киданьского передового отряда тай-бао. Мин-аню 353 и другим в качестве проводников повести наши войска и соединиться с ними, а по прибытии вместе с Джода и другими осадить Чжунду общими силами” 354.

Отсюда становится известным, что “войска цзю”, о которых говорится в Цза-цзи [Ли Синь-чуаня], фактически обозначают киданьские войска. [64] Мин-ань также был киданем. Только поэтому [о нем в Мэн-да бэй-лу] говорится, что [он] “был из семьи цзю”.

За ним 355 следует некто по имени Джаба[р] 356. [Он] уйгур, уже стар и совместно [с Ши-мо Сянь-дэ-бу] также ведает делами в Яньцзине 357.

Джаба[р] — это императорский курьер 358 сян-гун Джаба[р] из. Чан-чунь си-ю цзи 359, Джабар-ходжэ из Юань ши 360. Так как, когда он умер, ему было 118 лет, то в это время [он], очевидно, был уже стар.

В Яньцзине и других местах есть командующий Чжи-шань-эр 361, командующий Ши 362, командующий Лю 363 и другие — [их] очень много.

“Командующий Чжи-шань-эр” 364 — это ошибка, должно быть: “командующий Джалар” 365. В биографии Елюй Ту-хуа в Юань ши [говорится]: “[Елюй Ту-хуа], возглавляя темников Джалар, Лю Хэй-ма и Ши Тянь-цзэ, пошел войной на Цзинь” 366. [Это] были так называемые три темника из ханьцев. Господин Шэнь И-ань 367 говорит: “[Выражение] „командующий Чжи-шань-эр" ошибочно.

Примечание: Командующий Джалар — это сын Е-сяня Ча-ла, [упоминаемый] в биографии Ши-мо Е-сяня в Юань ши, [он же] /л.11а/ Джалар 368, [упоминаемый] в биографии Елюй Ту-хуа. В биографии [Елюй] Ту-хуа сообщается, что “[Елюй Ту-хуа], возглавляя темников Джалара, Лю Хэй-ма и Ши Тянь-цзэ, пошел войной на Цзинь” 369.

В Ши чжун-у гун цзя чжуань Ван Юня 370 [говорится]: “Двор решил отобрать трех великих полководцев для того, чтобы [они] порознь управляли войсками в китайских землях. Был издан императорский указ его превосходительству 371 а также Лю Хэй-ма и Сяо Джала[р]у 372 пребывать на правом [крыле] и быть темниками, а всем тем, которые пребывают на левом [крыле], быть тысячниками”. Здесь “командующий Ши” — это [Ши] Тянь-цзэ, а “командующий Лю” — это [Лю] Хэй-ма. [Они вместе с Джаларом] как раз представляют собой так называемых трех темников китайских земель”. [65]

Каждый [из них] имеет войска, и все подчиняются приказам го-вана 373 Мо-хоу 374.

ДОВЕРЕННЫЕ МИНИСТРЫ

Главный министр 375 некий тай-ши То-хэ 376 есть старший брат тай-фу Ту-хуа 377 по происхождению чжурчжэнь и чрезвычайно хитер.

Оба брата перешли на сторону татарского владетеля и сделались полководцами и министрами.

Поскольку [в тексте] сказано, что тай-ши То-хэ является старшим братом тай-фу Ту-хуа, то это Елюй А-хай, То-хэ — это Ту-хуа. В таком случае старший брат назван именем младшего брата.

Второй за ним есть великий министр 378 — татарин Цзу-лэ-то-хэ 379.

Еще есть великий министр чжурчжэнь Ци-цзинь 380. Имен остальных не знаю. В общем все [они] — бежавшие чжурчжэньские чиновники. Как передавалось раньше, некие Бай Цзянь 381 и Ли Цзао 382 являлись министрами.

Вместо Цзянь, согласно следующему ниже тексту [Чжао Хуна], надо написать Лунь. B Да Цзинь го чжи <[глава] 21> [сказано]: “В восьмом году Тай-хэ (19.I.1208 — 5.II.1209) тай сюе шэн 383 Ли Цзао представил доклад /л.11б/ [императору] о дворцовых делах. Владетель 384 сильно разгневался и приказал приговорить [его] к ста [ударам батогами]. Некие У Фэн-чэнь, Бай Лунь и Тянь Гуан-мин 385 также представили доклад [императору], советуя предпринять поход на Север. Владетель посчитал, что [они] хотят самовольно поднять войска, стремясь к повышению по службе. Все [они] были подвергнуты ста ударам батогами. [Эти] четыре человека со своими семьями бежали в северные земли, сговорились [с их правителями] и предлагали [им различные] планы. Еще некоторые [племена] цзю отдавали [им] свои силы, и тогда великая армия 386 стала еще более воинственной” 387.

[Имена] Бай Лунь и Ли Цзао не встречаются в других сочинениях. Только в главе 5 Чжань-жань цзюй-ши вэнь-цзи Елюй Вэнь-чжэна 388 есть семь стихотворений, преподнесенных “командующему Пу-ча” 389, и в главе 6 [этого же сборника] есть одно стихотворение, преподнесенное в городе [66] Бyxa[p] 390 Западного края “командующему Пу-ча” 391. Этот человек в то время был комендантом 392 [города] Бухары. В стихотворении [он] назван правителем области 393. В этом случае названа его должность. Он также назван государственным министром 394. В данном случае отмечается его чин. По-видимому, [он] и есть этот Ли Цзао. В Чжо-гэн лу говорится: “Пу-ча именуют Ли” 395.

Ныне [я] только видел упоминание в одном месте о том, что Бай Лунь прибывал сюда во главе войск. Даже не знаю, жив ли [он] теперь.

В Яньцзине ныне есть некто Ила Цзинь-цин 396. [Он] кидань; выдержал экзамен, [на аудиенции у императора] был назначен литератором — членом свиты 397 и ведает бумагами 398.

Еще есть некто Ян Бяо 399. [Он] является главой министерства чинов 400.

Некий Ян Цзао 401 является у них наместником 402 Бэйцзина 403.

[Я,] Хун, видел, как [в Яньцзине] перед го-ваном [Мухали] стояли два старших секретаря 404 из правого и левого управлений 405.

B главе 1 Минь-чэнь ши-люе 406 приводится цитата из Лу-го чжун-у ван ши-цзя Юань Мин-шаня 407: “В [году] цзи-мао (18.I.1219 — 5.ІІ.1220) Тэмyр 408 из Сушэня 409 был назначен старшим секретарем левого управления, а Чжан Юй 410 из Ланчуаня 411 старшим секретарем правого управления”.

/л.12a/ Когда [ваш] посол приходил [к Мухали], то [эти] двое переводили его слова [на монгольский язык]. [Они] — бывшие правители у цзиньцев и чжурчжэни [по происхождению].

ВОЕННОЕ ДЕЛО

Татары рождаются и вырастают в седле. Сами собой они выучиваются сражаться. С весны до зимы [они] каждый день [67] гонятся и охотятся. [Это] и есть их средство к существованию. Поэтому [у них] нет пеших солдат, а все — конные воины. Когда [они] поднимают [сразу даже] несколько сот тысяч войск, [у них] почти не бывает никаких документов. От командующего до тысячника, сотника и десятника

В Сань чао бэй-мэн хуй-бянь их должности названы: тэ-му — темник, мэн-янь — тысячник, мао-мао-кэ — сотник и пу-ли-янь — десятник 412.

[все] осуществляют [командование] путем передачи [устных] приказов 413.

Всякий раз при наступлении на большие города [они] сперва нападают на маленькие города, захватывают [в плен] население, угоняют [ero] и используют [на осадных работах]. Тогда [они] отдают приказ о том, чтобы каждый конный воин непременно захватил десять человек. Когда людей [захвачено] достаточно, то каждый человек 414 обязан [набрать] сколько-то травы или дров, земли или камней. [Татары] гонят [их] день и ночь; если [люди] отстают, то их убивают. Когда [люди] пригнаны, [они] заваливают крепостные рвы [вокруг городских стен тем, что они, принесли], и немедленно заравнивают [рвы]; [некоторых] используют для обслуживания [колесниц, напоминающих] гусей 415, куполов для штурма 416, катапультных установок 417 и других [работ]. [При этом татары] не щадят даже десятки тысяч человек. Поэтому при штурме городов и крепостей [они] все без исключения бывают взяты 418. Когда городские стены проломлены, [татары] убивают всех, не разбирая старых и малых, красивых и безобразных, бедных и богатых, сопротивляющихся и покорных, как правило, без всякой пощады. Всякого, кто при приближении противника не подчиняется приказу [о капитуляции], непременно казнят, пусть даже [он] оказывается знатным.

Во всех случаях, когда [татары] разбивают оборону [68] города и захватывают добычу, то распределяют ее пропорционально. Каждый раз все от высшего до низшего независимо от количества [добычи] оставляют одну часть для /л.12б/ преподнесения императору Чингису, а остальное раздается повсюду [чиновникам] в зависимости от рангов. Получают свою долю также министры и другие [лица], которые находятся в Северной пустыне 419 и [даже] не приезжают на войну 420.

В главе 1 Сюй ЮЧБШ [говорится]: “Джoчи 421, Ча'адай 422, и Oгoдэй 423, взяв город Урyнгэчи 424, 425, поделили народ [между собой] и не оставили доли Тай-цзу. Когда [они] возвратились, Тай-цзу три дня не разрешал [всем] трем сыновьям входить и видеть [его]” 426.

Все планы военных походов сперва определяются в течение третьей и четвертой луны 427 и рассылаются по всем государствам 428. Еще на пиршествах [по случаю праздника начала лета] пятого дня пятой луны 429, 430 совместно решают, куда направиться [c войной] нынешней осенью. [После этого] все возвращаются в свои государства спасаться от жары и откормить [коней] на пастбищах. В восьмую луну 431 все собираются в Яньду и после этого выступают [в поход].

КОНЕВОДСТВО

Земли в татарском государстве богаты травой и водой и благоприятны для овец и лошадей. Лошадей у них на первом или втором году жизни усиленно объезжают в степи и [69] обучают. Затем растят в течение трех лет 432 и после этого снова объезжают [их]. Ибо первое обучение производится [только] для того, чтобы [они] не лягались и не кусались. Тысячи и сотни 433 составляют табун, [лошади] тихи и не ржут. Сойдя с коня, [татары] не привязывают [его]: и так не убежит. Нрав [у этих лошадей] очень хороший. В течение дня [их] не кормят сеном. Только на ночь отпускают их на пастбище. Пасут их в степи смотря по тому, где трава зелена или высохла. На рассвете седлают [их] и едут. Никогда не дают [им] бобов или зерна. Всякий раз, когда [татары] выступают в поход, каждый человек имеет несколько лошадей. [Он] едет на них поочередно, [сменяя их] каждый день. Поэтому лошади не /л.13а/ изнуряются 434.

ПРОВИАНТ

У татар земли изобилуют водой и травой и благоприятны для овец и лошадей. Это является [их] средством к существованию. Для утоления голода и жажды [они] пьют только кобылье молоко. Обычно молока от одной кобылы достаточно для насыщения трех человек. Дома или вне дома [татары] пьют лишь кобылье молоко или режут овцу на продовольствие. Поэтому в их стране у кого есть одна лошадь, непременно есть шесть-семь овец. Следовательно, если [у человека] сто лошадей, то [у него] непременно должно быть стадо из шестисот-семисот [голов] овец. Когда при выездах в карательный поход в Срединное государство [татары] съедают [в пути] всех овец, то [они] стреляют зайцев, оленей и диких кабанов для пропитания. Поэтому, сосредоточивая войска [численностью даже] в несколько сот тысяч [человек], [они] не разводят дыма и огня.

За последнее время [татары] захватывают людей Срединного государства и превращают [их] в рабов, [которые] бывают сыты, только [если] едят хлеб. Поэтому [татары] стали захватывать рис и пшеницу, и [теперь] в лагерях также варят кашицу и едят. В их государстве также в двух-трех [70] местах родится клейкое черное просо 435. Они варят и из него кашицу.

В Сы-и фу-лу к У-дай ши-цзи 436 [говорится]: “[Племена] си и цуань 437 варят кашицу из проса в котлах с плоским дном и пьют, разбавляя ее холодной водой” 438.

ВОЕННЫЕ ПОХОДЫ

Когда татары находились [еще в пределах] своего собственного государства, [в период правления] Да-дин (1161 — 1189) цзиньских разбойников, в Яньцзине и киданьской земле распространялись слухи о том, что-де татары /л.13б/ то и дело приходят и уходят и потеснят императора 439 так, что [ему] будет некуда деваться. Главарь [государства] Гэ 440 Юн стороной узнал об этом

Цзиньскому Ши-цзуну в свое время был пожалован титул гэ-вана. Поэтому он назван Гэ-цю (“главарем Гэ”).

и с тревогой сказал: “Татары непременно явятся бедствием для нашего государства!” И тогда отдал приказ срочно отправить войска в [их] жалкое захолустье 441 и истребить их. [В дальнейшем] через каждые три года посылались войска на север для истребления и уничтожения [татар], и это называли “сокращением совершеннолетних” 442 [у татар]. До сих пор китайцы 443 все помнят это. [Они] говорят, что лет двадцать назад в Шаньдуне и Хэбэе, в чьем бы доме ни были татарские [дети], купленные и превращенные в маленьких рабов, — все они были захвачены и приведены войсками. Ныне у татар среди больших сановников много таких, которые в то время были взяты в плен и жили в государстве Цзинь. При этом, когда их государство ежегодно представляло дань ко двору, [71] [цзиньцы] принимали их подарки 444 за заставой и отсылали их обратно, даже не допуская [их] на [свою] землю.

В [главе] 19 второго сборника Цза-цзи Ли Синь-чуаня [сказано]: “Так называемые дикие татары еще различаются как белые и черные. Нынешний [владетель] Тэмoджин есть черный татарин. Все подчинялись [государству] Цзинь в качестве вассалов 445. Каждый год их князь сам приезжал на место [приема] дани на цзиньской границе и лично преподносил [дань]. Цзиньцы также соразмерно делали ответные пожалования и не допускали [их] на свою территорию” 446.

В биографии Ли Юя 447 в Цзинь ши [говорится о том, что], “когда во втором году Мин-чан (27.I.1191 — 16.I.1192) князь [государства] Цао 448 по приказу [императора] угощал и одаривал северные племена, Юй сопровождал [его]” 449. В “[Основных] записях” о Тай-цзу в Юань ши [сообщается]: “Раньше император 450 ежегодно представлял дань [государству] Цзинь. Цзиньский владетель отправил вэйского князя Юнь-цзи 451 принять дань [от него] в Цзинчжоу 452. Император при виде Юнь-цзи не совершил поклона. Как раз в это время цзиньский владетель Цзин 453 скончался и Юнь-цзи, вступив на престол по наследству, решил, дождавшись, когда император снова привезет дань, погубить его на месте представления [дани]. Император /л.14а/ узнал об этом и потому порвал с Цзинь” 454. В Цза-цзи [Ли Синь-чуаня] <|глава] 19> [сказано]: “Когда Цзин находился на престоле, было приказано Юнь-цзи отправиться в Цзинчжоу 455 для принятия преподношений от черных татар. Увидев, что их князь Тэмoджин надменен и непокорен, и боясь, что [он] будет чинить беспорядки на границах, [Юнь-цзи] хотел по возвращении доложить Цзину о том, чтобы устранить его. Как раз в это время Цзин заболел и умер. Когда весной в третью луну третьего года [правления] Да-ань (15.IV. — 13.V.1211) татары привезли дань, Юнь-цзи послал крупные военные силы и расставил [их] в Шаньхоу 456, желая внезапно напасть и перебить их на месте вручения [дани], а после этого повести войска в глубь [татарской территории]. Как раз в это время какие-то из [пограничных инородческих] войск цзю разбойников 457 посетили татар и сообщили об этом деле. Так как татары сомневались и еще не верили, то информаторы снова прибыли к татарам. [Татары], послав людей на разведку и получив подтверждение, отступили и не поехали дальше” 458.

Татары бежали в песчаную пустыню 459. Озлобление проникло в мозг [их] костей. [72]

Когда вступил на престол незаконный Чжан-цзун, в течение [периода правления] Мин-чан (1190 — 1195) не допускались убийства и казни. Вследствие этого татары понемногу стали возвращаться в свое государство. [У них] прибавлялись совершеннолетние, росли и воспитывались. Чжан-цзун, [т.е.] Цзин, снова счел это бедствием [для своего государства]. Тогда [он] построил новую Великую стену 460 к северу от Цзин-чжоу 461 и поставил охранять ее людей цзю — тангутов 462. Но в связи с тем, что цзю-тангуты взбунтовались, взбунтовались все вожди, вступив в союз с цзю е-ла-ду, му-дянь, ми, хоу-дянь и другими.

В Фу-ма Гаотан чжун-сянь ван бэй [писателя] Янь Фу 463 [говорится]: “Раньше [предки этого князя] были онгутами 464 цзубуского государства 465. Из поколения в поколение [они] являлись предводителями племени. Когда Цянь-шань 466 в погибшем [государстве] Цзинь была границей и разграничивала Юг и Север, войско чжун-у вана <Ала'ус диги[т] Хури 467> удерживало этот важный пункт”.

[Тогда] цзиньцы послали войска и усмирили их. Люди цзю 468 разбежались и перекинулись на сторону татар. При этом среди уйгуров был некто по фамилии Тянь 469. [Он] обладал большими средствами, /л.14б/ вел торговлю на огромные суммы и часто приезжал в Шаньдун и Хэбэй. [Он] подробно рассказывал [татарам] о том, что у народа [там] изобилие вещей, и вместе с [пограничными инородцами] цзю убеждал татар привести в порядок войска и вторгнуться [туда] и разграбить [цзиньцев].

Тэмoджин ненавидел [цзиньцев] за их обиды и притеснения и поэтому вторгся в пределы [Цзинь]. Все пограничные округа были разгромлены и вырезаны. Яньские 470 разбойники говорили татарам: “Наше государство, как море, а ваше государство, как горсть песка. Как же [вам] поколебать [наше государство]!” У татар и доныне все — и стар и млад — помнят эти слова. Только в связи с тем, что они взяли Сицзин 471, государь и чиновники разбойников были сильно напуганы и собрали все без остатка отборные войска со [всего] государства. Командующий Ху-ша-ху 472 во главе [73] 500 000 конницы и пехоты нанес встречный удар по ним 473. Разбойники потерпели великое поражение. Снова были отобраны войска в Шаньдуне, Хэбэе и других местах [из числа] императорской гвардии телохранителей и других [лиц численностью] в 300000 [человек] и приказано назначить Гао-ци 474 главнокомандующим. [Они] снова потерпели поражение. По этой причине татары теснили [их] до стен Яньцзина. Когда же эта война кончилась, военные силы, [созданные] цзиньскими разбойниками за столетие, почти полностью были уничтожены и рассеялись. Их государство пришло в упадок. Впоследствии всякий раз при осадах окружных городов в Хэбэе, Шаньдуне, Яньбэе 475 и других местах разбойники никогда не осмеливались войти в соприкосновение [даже] с их 476 авангардом.

СИСТЕМА ДОЛЖНОСТЕЙ

Татары, унаследовав систему цзиньских разбойников, также учредили должность управляющего протоколами 477 президента департамента государственных дел 478, левого и правого министров 479, левого и правого пин-чжанов 480 и другие 481. [Они] еще учредили [титулы и должности] тай-ши, командующего 482 и другие 483. Что касается золотых дощечек 484, которые они носят при себе, то знатные чиновники первого ранга носят на поясе золотую дощечку [с изображением] двух тигров, обращенных друг к другу 485, называемую “драка тигров” 486.

Монгольские тигровые дощечки 487 в настоящее время еще встречаются. На них изображена тигровая голова. Это и есть то, о чем говорится [74] в [разделе] “Описание войска” Юань ши: “На лицевой стороне дощечки 488 фигура лежащего /л.15а/ тигра” 489. [Дощечек] с изображением двух тигров, обращенных друг к другу, не было. В Чан-чунь си-ю цзи [говорится]: “Император Чингис отправил приближенного чиновника Лю Чжун-лу 490. [На поясе у него] висела золотая дощечка [с изображением] тигровой головы 491. Надпись гласила: “[Пусть] ведет дела по усмотрению, как [если] бы мы лично ехали” 492. В пьесе Гуань Хань-цина Ю-юань цзя-жэнь бай юе тин сказано: “На поясе висит золотая дощечка [с изображением] тигровой головы” 493. В “Песнях Хучжоу” 494 в Шуй-юнь цзи Ван Юань-ляна 495 говорится: “Все гражданские и военные чиновники, в большинстве второго ранга, возвращаясь в родные деревни, носят на поясе дощечки [с изображением] тигровой головы”. Эта 496 ху-доу цзинь-пай есть фонетическое искажение ху-тоу цзинь-пай. Вследствие этого родилась версия об [изображении на дощечке] “двух тигров, обращенных друг к другу”. Далее. На монгольских золотых дощечках, найденных на территории России, выгравированы уйгурские, или монгольские буквы. [Дощечек] с гравировкой китайских иероглифов еще не встречалось 497.

[На этой дощечке] китайскими иероглифами написано: “Указ пожалованного Небом императора Чингиса. Должен вести дела по усмотрению!” 498. За ней следует простая золотая дощечка. [На ней] сказано: “Указ пожалованного Небом императора Чингиса. Спешно!” 499.

А за ней следует еще серебряная дощечка. Надпись одинакова с предыдущей.

Чингис также издает указы 500, распоряжения 501 и другие документы.

Всему этому научили их мятежные чиновники цзиньских разбойников.

Те, которых посылают к населению [с распоряжениями], называются императорскими курьерами 502, во всех округах чиновники-правители называются императорскими комиссарами — командующими войсками 503, а храбрецы, которые, находясь в свите [императора], носят луки и стрелы и прислуживают [императору], называются гвардией телохранителей 504. [75]

НРАВЫ И ОБЫЧАИ

Татары презирают дряхлость и любят силу. В их обычае нет взаимных драк и ссор. В первый день первой луны 505 [они] непременно поклоняются Небу. То же самое делают в [праздник начала лета] чун-у 506.

/л.15б/ Это и есть наследие, которое [они], долго живя в Яньцзине, получили от цзиньцев.

[Татары] находят радость в питье и пиршестве.

В “[Основных] записях” Цзинь ши о Ши-цзуне [говорится, что] в день гуй-ю второй луны двадцать четвертого года Да-дин (27.III.1184) император сказал: “Мы собираемся отправиться в Шанцзин 507. Когда, памятуя об обычаях нашей династии и почитая праздник дуань-у 508, к наступлению дуань-у мы прибудем в Шанцзин, то угостим и утешим наших родственников и почтенных старцев 509 в селах и деревнях” 510.

Когда го-ван Мо-хоу 511 возвращается из похода, всякий раз каждая из жен по нескольку дней подряд как хозяйка торжеств ставит вино и угощения и пьет-пирует с ним. У тех, которые находятся ниже [ero по положению], бывает то же самое.

По обычаю татары в большинстве случаев не моют рук, и [они] хватают рыбу или мясо [грязными руками]. Когда на руках появляется жир, [они] вытирают [их] об одежду. Они не снимают и не стирают одежду до тех пор, пока [она] не износится 512.

Женщины часто мажут лоб желтыми белилами 513. [Это] является заимствованием старой китайской косметики и до сих пор остается без перемен.

В верхах вплоть до [самого] Чингиса и в низах до [рядового] подданного все бреют голову 514, оставляя три чуба 515, как у китайских мальчиков. Когда передний немного отрастает, его подстригают, а два боковых связывают в маленькие пучки 516 и спускают на плечи. [76]

В Чан-чунь си-ю цзи [сказано]: “Мужчины связывают волосы и свешивают [их] до ушей” 517. В Синь ши Чжэн Со-наня 518 в основных чертах и кратко описываются [указанных] “три чуба”: “[Монголы] сбривают круг на самой макушке. Остающиеся спереди волосы [у монгольских мужчин] коротко подстрижены и свисают в беспорядке, но волосы по обе стороны [головы] отделяют и связывают в два узла. [Они] свисают до одежды слева и справа и называются “не [озирайся как] волк” 519. Имеется в виду, что узлы, свешивающиеся слева и справа, мешают оглядываться назад и [человек] не может трусливо озираться, как волк 520. Некоторые соединяют и заплетают [волосы слева и справа] в одну косу, и она прямо свисает сзади поверх одежды”. В <главе 28> Коре са Чон Инджи 521 /л.16а/ [говорится]: “У монголов обычай сбривать макушку до лба. Вид их (т.е. волос), как оставленные [клочья] волос. Средний из них называется це-чоу-эр” 522.

BOEHHOE СНАРЯЖЕНИЕ И ОРУЖИЕ

Что касается [личной] церемониальной гвардии 523 при Чингисе, то [в ставке Чингис-хана] водружается большое совершенно белое знамя 524 как [знак] отличия. Кроме этого, нет никаких других бунчуков и хоругвей. Только зонт также делается из красной или желтой [ткани]. [Император] восседает в кресле 525 [ — сиденье] северных варваров 526, украшенном головами драконов, обложенными золотом. В [узоре кресла] го-вана [Мухали] местами употребляется серебро, и этим [оно] отличается [от кресла Чингиса]. Его 527 седло и конское снаряжение 528 также украшены золотыми 529 [фигурами] свернувшихся драконов. То же самое у го-вана.

В Цза-цзи [Ли Синь-чуаня сказано]: “Вначале татары не находили применения накопленным богатствам. Дело доходило до того, что из серебра делали ясли для лошадей, а из золота — кувшины для вина. Большие из них весили по нескольку тысяч лян. [У татар] нравы были низки, [77] и долго не было различия между государем и подданным: Самоха 530 в [своей] резиденции пользовался даже императорским троном 531 с золотыми украшениями и ставил ноги на золотые табуреты. Нахватали столько, но не прекращали собирать” 532.

Ныне у го-вана водружают только одно белое знамя с девятью хвостами. Посередине [знамени] имеется черное [изображение] луны 533. Когда выступают с войсками, то разворачивают его.

В биографии Мухали в Юань ши [говорится о том, что в году] дин-чоу (8.II.1217 — 27.I.1218) [Чингис-хан] императорским указом пожаловал [Мухали титулы] тай-ши и го-вана и [должность] главного управляющего, ведущего дела от имени императора 534… [Он] дал [Мухали] водружаемое при выезде императора большое знамя с девятью полотнищами 535 и еще повелел всем полководцам: “[Пусть] Мухали водружает это знамя при отдаче приказов так же, как если бы мы лично были” 536.

Что касается его подчиненных, то надо быть непременно командующим 537, чтобы иметь знамя. У го-вана только один барабан. Бьют в него 538 перед сражением.

/л.16б/ В “[Основных] записях” о Тай-цзуне 539 в Ляо ши [говорится о том, что] в [день] гэн-цзы второй луны третьего года [правления] Хуй-тун (15.III.940) “[племя] у-гу 540 прислало посла для преподнесения [императору] пленных из государства Фулу 541. [Император] пожаловал и-ли-цзиню 542 этого племени знамя и барабан, чтобы тем самым показать его заслуги” 543.

Еще в “[Основных] записях” о Шэн-цзуне 544 “в Ляо ши [говорится, что] в девятую луну 8-го года Тай-пин (21.XI — 20.Х.1028) цзе-ду-ши племени северные ди-ле 545 Елюй Янь-шоу 546 просил [императора] проинспектировать все племена и пожаловать [достойным] знамена и барабаны. Был императорский указ последовать этому” 547. Это означает, что кидане очень ценили знамя и барабан и пользовались [ими] только в случаях необходимости пожаловать [ими кого-либо] 548. У монголов непременно нужно было быть командующим, чтобы иметь одно знамя, а у го-вана был всего лишь один барабан. [Это], очевидно, также схоже с обычаем Ляо. [78]

Луки седла делают из дерева; [седло] очень легкое и сделано искусно.

[Усилие, требующееся для натягивания тетивы] лука, непременно бывает свыше одной [единицы] ши 549. Ствол стрелы сделан из речной ивы. Сабли очень легки, тонки и изогнуты.

ПОСЛЫ

Послы у них называются сюань-чай. Когда [послы] приезжают от императора или из ставки го-вана, в округах и уездах, а также в ставках начальников, управляющих войсками, через которые проезжают [эти послы], все приходят выразить [им] почтение. Не спрашивая, высок или низок чин [посла], его встречают в домах с церемониями для равных 550, он проходит через [парадную] дверь с трезубцами 551 и садятся в окружных или областных управах. Правители 552 лично преклоняют колени [перед послом], для встречи [его] выезжают в предместье 553 и устраивают на ночлег в резиденциях правителей или управах. Провожают и встречают его за предместьем с барабанами, трубами, знаменами и флагами, певичками и музыкой.

Всякий раз, как [послы] увидят лошадей, тотчас меняют. Все сопровождающие и едущие вместе [с ними также] могут сменить лошадей 554. Это называется “ехать на станционных лошадях”, то есть то же, что [значило] “ехать на перекладных” 555 в древности.

Недавно, когда [я], посол, прибыл в ставку их го-вана, церемонии при всех встречах были весьма просты и слова /л.17а/ весьма прямы. При этом говорили: “Ты добрый министр доброго императора великих Сунов”. Вообще их характер простой, и [в нем] есть дух глубокой древности. Достойно сожаления, что учат их изменившие и бежавшие чиновники [79] цзиньских разбойников! Теперь [они] постепенно уничтожают [их] первозданность, разрушают [их] естественность 556 и обучают [их] коварству. [Это] отвратительно!

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ

При гадании о счастье и несчастье, наступлении и отступлении, резне и походе каждый раз берут баранью лопатку 557, разламывают ее в огне железным молотком и смотрят трещины на ней, чтобы решить важное дело 558. [Это] похоже на [китайское] гадание на черепашьих панцирях 559.

В Хэй-да ши-люе [сказано] 560: “Что касается их гадания, то [татары] сжигают баранью лопатку и, смотря по благоприятности и неблагоприятности узоров на ней, определяют счастье и бедствие, отказывает или дарует Небо. Этим решается все. [Они] верят в это очень искренне. Называют это „сжигать пи-па"” 561. В Чжун-шу лин Елюй гун шэнь-дао бэй Сун Цзы-чжэня 562 [сказано]: “[Чингис-хан] каждый раз перед выступлением в карательный поход непременно приказывал его превосходительству заранее погадать о счастье и бедствии. Император также сжигал баранью бедренную кость 563, чтобы сличить с ним [результаты]” 564.

Всякий раз, когда [они] пьют вино, [они] прежде всего совершают возлияние. В их обычае больше всего чтить Небо и Землю. По каждому делу [они] непременно упоминают Небо. Когда [они] слышат гром, то пугаются и не смеют отправляться в поход. “Небо зовет!” — говорят они.

ЖЕНЩИНЫ

/л.17б/ По их обычаю, когда выступают в поход, независимо от знатности и подлости, в большинстве случаев отправляются, взяв с собой жен и детей. [Они] сами говорят, что [женщины] нужны, чтобы заботиться о таких делах, как поклажа, платье, [80] деньги и вещи. У них исключительно женщины натягивают и устанавливают войлочные палатки 565, принимают и разгружают верховых лошадей, повозки, вьюки и другие вещи. [Они] очень способны к верховой езде, носят платье вроде [одеяния] китайских даосских монахов 566. А все жены вождей имеют [еще] шапку гу-гу 567. [Эта шапка] сплетается из проволоки 568, по форме похожа на [китайскую] “бамбуковую жену” 569 и высотой свыше трех чи. Ее украшают темно-коричневыми узорчатыми вышивками или жемчугом и золотом. Сверху на ней еще имеется [торчащая вертикально] палочка. Ее украшают темно-коричневым сукном.

В Чан-чунь си-ю цзи [сказано]: “В качестве головного убора замужних женщин [у монголов] используется береста высотой свыше двух чи. Часто ее покрывают черным грубым сукном. Богатые [женщины] пользуются [для этой цели] красной тафтой. Верхняя часть этого [головного убора] похожа на гуся или утку. Название [его] гу-гу. [Женщины] очень боятся, чтобы люди не задели [его]. При входе в шатер и выходе [им] приходится нагибаться” 570. В Хэй-да ши-люе [сказано]: “[Я, Сюй] Тин, видел изготовление их гу-гу: делают каркас из березы 571 и обертывают его красной тафтой или золототканым шелком, а на макушке прибивают прутик 572 ивы или из железа длиной четыре-пять чи и обертывают его темно-синим войлоком, [причем] их 573 люди из верхов украшают его цветами из зеленых перьев зимородка 574 или [кусками] разноцветных шелковых тканей нашей династии, чтоб они развевались [на ветру], а люди из низов [общества] — фазаньими перьями” 575. В Сян-чэ ци-бао из Луань-цзин цза-юн 576 [писателя] Ян Юнь-фу [сказано]: “С гу-гу и оборок халата 577 снимаются украшения и перья и передаются девушкам”. Авторское примечание [там же гласит]: “Во всех случаях, когда [монголки] в гу-гу [едут] в повозках, [они] выдергивают из него перья [длиной] свыше чи и передают девушкам-служанкам, [которые] сидят напротив, держа [их] в руках. Если даже едут императорские жены на слонах, все равно бывает так” 578.

В Нань-сюнь-дянь ту-сян као 579 Xy Цзина < [часть] вторая > [81] [говорится]: “В Юн-лэ да-дань 580 под рифмой фу /л.18а/ в рубрике „Монгольские головные уборы и платье" приводится цитата из Сицзинь чжи 581, [которая] гласит: „Гу-гу покрывают темно-красным узорным шелком. Остов 582 из бамбука. Если остов легок, то [и гу-гу] легкая. [Гу-гу] высшей категории большая, следующей — средняя, а следующей [за ней] — маленькая. Ее переднюю часть украшают крупными жемчужинами, уложенными [в виде] драконов, фениксов, домов, башен и пр. Швы на ней закрывают еще длинными связками жемчужин, а также выбитыми на железе [различными] изображениями и вышитыми шелком квадратами. Еще [к ней] прикрепляют [волнистыми] рядами крошечные цветки; на ней еще [есть] изображения башен, [выложенные] из драгоценных камней, обрамленные золотой проволокой. На самой верхушке [шапки] имеется крест для [установления] бамбуковой трубки, в которую вставляют фазаньи перья и гребешки. [Это фазаны-петухи с горы] Утайшань. Ныне жители Чжэньдина 583 разводят дома этих фазанов из-за их хвостов. [Они] очень дороги. Сзади в гу-гу втыкаются пучки перьев. [Они] окрашены в разные цвета и похожи на летящие веера, [когда женщины едут верхом]”.

[У женщин] еще бывает халат с большими рукавами, как китайская шуба на птичьем пуху, широкий и длинный, волочится [полами] по земле. Когда [женщина] идет, то две рабыни 584 поддерживают [шлейф] 585.

[У татар] не запрещено мужчинам и женщинам [на пирах] сидеть смешанно и тем более друг друга уговаривать и угощать [вином]. Когда [ваш] посол, [отправленный] на Север 586, прибыл к ним, то при встрече го-ван тут же велел ему выпить вина. Вместе [с ним] сидели его жена принцесса Лай-мань 587 и все восемь наложниц 588, которых величают госпожами 589. [Они] присутствовали вместе [c ним] на всех пирах-выпивках. Упомянутые наложницы все ослепительной белизны и красивой наружности. Четыре из придворных дам 590 цзиньских разбойников, а четыре [других] — татарки. [82] Из [всех восьми] четыре госпожи особенно красивы и пользуются наибольшей любовью [го-вана] 591. Все [они одеты] в платья 592 и шапки 593, [какие носят] северные варвары.

ПИРЫ, ТАНЦЫ И МУЗЫКА

Когда го-ван выступает с войсками, его сопровождают также музыканты. Это семнадцать-восемнадцать красивых девушек 594. [Они] очень смышлены и в большинстве случаев играют Да-гуань юе 595 и другие песни на четырнадцатиструнном 596 /л.18б/ и других [инструментах]. Тихо бьют в ладоши в такт [музыки]. Их танцы очень странные [по сравнению с китайскими].

По обычаю татар [на пиру] хозяин держит в руках блюдо и чарку и уговаривает гостя [пить и есть]. Если гость, который пьет, оставит хоть каплю, то хозяин ни в коем случае не берет обратно чарку 597. Когда видят, что человек выпил [вино] до конца, то бывают рады.

Когда они играют в [конный] мяч 598, то бывает только двадцать с чем-то всадников. [Они] не используют много лошадей [при этой игре]: не любят шума их. [Однажды] по окончании [такой] игры [го-ван] прислал человека пригласить к нему нашего посла. Тогда [го-ван] сказал: “Сегодня играли в мяч. Почему [ты] не пришел?” [Я, ваш посол], ответил: “[Я] не знал вашей воли пригласить меня и поэтому не посмел прийти”. Тогда го-ван сказал: “Ты приехал в наше государство, — следовательно, стал человеком одной [с нами] семьи. Приходи веселиться с нами всякий раз, когда бывает пир, игра в мяч 599 или облава [на зверей] и выезд на охоту! Зачем еще нужно, чтобы приходил человек приглашать и звать!” После этого [го-ван] громко расхохотался и оштрафовал [вашего посла] шестью чарками вина 600. К концу дня [ваш посол] неизбежно опьянел сильно и тем кончил.

Кроме того, по их обычаю при каждой выпивке сидящие [83] рядом отведывают еще [вина] друг у друга и обмениваются [чарками]. Если [сосед] держит чарку в одной руке, то это значит, что мне нужно отведать [y него] глоток [вина], и только тогда он посмеет выпить. Если же [он] держит чарку двумя руками, то он обменивается со мной чарками и я должен выпить его вино до дна. Но [еще] наливают вино, чтобы попотчевать его. Поэтому [человек] легко пьянеет.

Всякий раз, когда [татары] видят, что чужеземный гость, напившись, шумит, нарушает этикет, либо его рвет или [он] уснул, они бывают очень довольны и говорят: “Раз гость напился, то, значит, [он] с нами душа в душу!”

Го-ван в день прощания с ним нашего посла предупредил сопровождающих чиновников: “Во всех хороших городах оставляйте [его] на несколько дней дольше. Пить [ему] давайте хорошее вино и есть [ему] давайте хорошую пищу 601. Пусть играют [для него] на хорошей флейте и бьют в хороший барабан!”.

“Хорошие города”, о которых [он] говорил, — это хорошие окружные и уездные города.

/л.19а/ Третий день первой луны [года] бин-инь (15.II.1926). Заимствован минский рукописный список Шо-фу, хранящийся у господина Фу 602 из Цзянъаня, и [с ним] сличено издание из Гу-цзинь шо-хай. [84]

[ПОСЛЕСЛОВИЕ BAH ГО-ВЭЯ]

/л.1а/ “В заглавии этой книги [сказано, что она] составлена сунским Мэн Хуном. В книге [автор] также называет себя Хуном. Согласно биографии Мэн Хуна в Сун ши Хун никогда не ездил к монголам в качестве посла. Подозреваю, что [автором рассматриваемого сочинения] является другой человек. В книге говорится о том, что “прошлый год” был годом гэн-чэнь (6.II.1220 — 24.I.1221), а “нынешний” является годом синь-сы (25.I.1221 — 12.II.1222). Это значит, что книга была написана в [году] синь-сы (1221), а именно в четырнадцатом году [правления] Цзя-дин сунского [императора] Нин-цзуна 603 или шестнадцатом году [правления] монгольского Тай-цзу. В этом году Суны послали Гоу Мэн-юя к монголам просить мира. В Юань ши 604 в “[Основных] записях” о Тай-цзу [говорится, что] в шестнадцатам году “Суны прислали Гоу Мэн-юя просить о мире”. В примечании к стансам Кай-гэ кай-юе в Шуанци цзуй-инь цзи 605 <[глава] 2> Елюй Чжу [сказано]: “Когда в старину наш император Тай-цзу 606, выступив с войсками для наказания Западного края 607, летом года синь-сы остановился у заставы Темэньгуань, сунский владетель Нин-цзун прислал государственного гонца Гоу Мэн-юя для того, чтобы наладить дружбу и просить о мире. Император Тай-цзу согласился с этим и повелел императорскому курьеру Гахa 608 проводить [Гоу Мэн-юя] в его страну” 609. <В Сюй Сун чжун-син бянь-нянь цзы-чжи тун-цзянь Лю Ши-цзюя, [глава] 15, [говорится, что] в четырнадцатом году Цзя-дин, [году] синь-сы (25.I.1221 — 12.II.1222), государство татар прислало Гахaчи Cy-ня 610 послом для обсуждения дел 611. Гахaчи Сунь — это императорский курьер Гахa из примечания к стансам Кай-гэ кай-юе в Шуанци цзуй-инь цзи, тот, которого Чингис послал провожать Гоу Мэн-юя.>

Еще процитирую Шу-бянь ши люе 612. “В первом году Шао-дин, [году] у-цзы (8.II.1228 — 26.I.1229), императорский комиссар 613 Чжэн Сунь 614 встретился со сменяемым [им] чиновником чжи-чжи-ши Сычуани Гуй Жу-юанем 615 в Шуньцине 616 и сообщил ему тайный смысл мирных переговоров, на который тогда [люди] намекали друг другу; при этом преподнес ему две книги Гоу Мэн-юй ши-бэй лу 617, пожалованные двором”. Следовательно, даже существовала записка Гоу Мэн-юя о посольстве на Север в этом году. Но [Гоу] Мэн-юй побывал в далеком Западном крае, а описанный в этой книге маршрут заканчивается в Яньцзине и не охватывает Внешней Монголии. Кроме того, [Гоу] Мэн-юй лично виделся с Тай-цзу, а [85] составитель [Мэн-да бэй-]лу видел только го-вана Мухали. Поэтому очевидно, что это [сочинение] не представляет собой книги [Гоу] Мэн-юя. В параграфе Цзя-дин бао-си [сочинения] Цидун е-юй 618 <глава 19> говорится: “Цзя Шэ, будучи /л.1б/ „распорядителем границ" 619 Хуайдуна 620, послал советника [штаба] главнокомандующего 621 Чжао Хуна 622 к монгольским войскам в Хэбэе для обсуждения дел. По прошествии долгого времени [Чжао] Хун возвратился, получив преподнесенную [двору] их главнокомандующим 623 Пу-лу-хуа 624 императорскую печать, [сделанную] при почтительном получении императором приказа Неба 625 [на занятие трона]; [эта печать] вместе с книгой образцов императорских печатей третьего года [правления] Юань-фу (12.II.1100 — 30.I.1101) и императорской печатью для ярлыков, представленной заместителем главнокомандующего всеми войсками 626 области Чжэньцзян 627 Чжай Чао-цзуном 628, была сдана двору. Был издан императорский указ управлению церемониями императорских жертвоприношений 629 и министерству ритуала 630 обсудить церемониал приема [этих] сокровищ (т.е. печатей. — H. M.). Это было в седьмую луну 14-гo года [правления] Цзя-дин (21.VII-18.VІІІ.1221)> 631. В биографии Цзя Шэ в Сун ши также говорится: “Раньше Чжай Чао-цзун получил императорскую печать и представил двору. Теперь Чжао Хун возвратился, также получив яшмовую печать; текст [на ней] был, как на императорской печати, но крупнее” 632. Это говорит о том, чта в [году] синь-сы [правления] Цзя-дин некий Чжао Хун ездил к монгольским войскам в качестве посла. [Дата его посольства и имя посла] совпадают с датой и именем, сообщаемыми в этой книге. Следовательно, данную книгу, вероятно, написал именно этот человек. Потомки, не зная его фамилии, ошибочно приняли его за Мэн Хуна. Согласно [Цидун] е-юй, [Чжао] Хун был послан императорским комиссаром Хуайдуна Цзя Шэ без приказа двора, так же как впоследствии императорский комиссар Цзянхуая 633 Ши Сун-чжи 634 отправил Цзоу Шэнь-чжи 635 в качестве посла для принесения благодарности монголам [в ответ на их посольство]. А что касается назначения послом Гоу Мэн-юя в этом году, то оно было осуществлено по приказу двора. Поэтому [Гоу] Мэн-юй доехал до Западного края и повидал Чингис-хана, а [Чжао] Хун побывал только в Янь[цзине] и видел Мухали. В биографии Ли Цюаня 636 в Сун ши также [говорится]: “Когда в 13-м году Цзя-дин (6.II.1220 — 24.I.1221) Чжао Хун объявил приказ двора в Цзиндуне 637 и проезжал через Цинъяйгу 638, Янь Ши 639 просил [позволения] перейти [на сторону Сунов], Хун заключил с ним договор и, приняв угощения [Янь] Ши, прибыл в Шаньян 640. [Представители] девяти округов: Цзюй[чжоу], Вэй[чжоу], Бо[чжоу], Энь[жоу], До[чжоу], Хуай[чжоу], Вэй[чжоу], Кай[чжоу] и Сян[чжоу] — пришли переходить [на сторону Сунов]. Цзя Шэ снова послал [Чжао] Хуна /л.2а/ и выделил 2.000 [человек] войск. Ли Цюань также попросился отправиться. <Далее опускается.> 500 человек чжэньцзянских войск, которых [Ли] Цюань имел при себе, в большинстве были озлоблены и возмущены, и [86] тогда [Ли] Цюань расформировал [их]. Посол [Чжао] Хун вернулся раньше” 641.

Эти события имели место на год раньше написания этой книги. Чжао Хун, вероятно, также является искажением [иероглифического написания имени] Чжао Хун. Его поездка в качестве посла к монгольским войскам, очевидно, имела место после второй поездки в качестве посла в Цзиндун.

Ван Го-вэй из Хайнина

Комментарии

1. Да-да (tata[r]).

2. Татары — в заглавии рассматриваемого сочинения названы мэн-да. Мэн-да — сокращение от двух этнонимов: мэн-гу (mong?o[l] и да-да (tata[r]). Название “монгол” впервые в китайских источниках встречается в Цзю Тан шу (“Старая история [династии] Тан”, составлена в 945 г.) в форме “мэн-у ши-вэй” (“монголы-шивэйцы”) (Цзю Тан шу, гл. 199(2), л. 10a). В Синь Тан шу (“Новая история [династии] Тан”, составлена в 1045 — 1060 гг.) этот этноним передан через “мэн-ва бу” (“племя мэн-ва”) (Синь Тан шу, гл. 219, л. 7a). См. также: P. Pelliot, A propos des Comans, стр. 146, прим. 1, и Хэй-да ши-люе, л. 1a, прим. Ван Го-вэя. В Цзю Тан шу и Синь Тан шу соответственно мэн-у и мэн-ва указаны среди племен ши-вэй. Переводы из этих источников см.: P. Ratchnevsky, Les Che-wei etaient ils des Mongols?, — “Melanges de Sinologie”, I, Extrait, Paris, 1966, стр. 235 — 237, 237 — 238 (упоминания о мэн-у и мэн-ва на стр. 237, 238). По мнению П. Пельо и П. Рачневского, чтение “мэн-ва” появилось в результате графической ошибки при написании знаков “мэн-у” (P. Pelliot, L'edition collective, стр. 126, прим.; P. Ratchnevsky, Les Che-wei, стр. 228, прим. 2 и стр. 238, прим. 5). О ши-вэй см.: Ван Го-вэй, Хэй цзюй-цзы ши-вэй као (“Исследование черноповозочных ши-вэй”), — “И-шу”, кн. 6, лл. 1a — 3б; H.В. Кюнер, Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока, M., 1961, стр. 60 — 64, 301 — 302, 351; P. Ratchnevsky, Les Che-wei, стр. 225 — 251. Литературу о языке племен — предшественников монголов см.: P. Ratchnevsky, Les Che-wei, стр. 225 — 226. П. Пельо подчеркивал монголоязычность племен ши-вэй (P. Pelliоt, A propos des Comans, стр. 146). П. Рачневский считает, что племена ши-вэй, кочевавшие по долине р. Аргунь, возможно, были монголами (стр. 251). В.П. Васильев полагал, что монголы дочингисовской эпохи ничего общего не имели с теми монголами, название которых встречается в китайских источниках в различных транскрипциях, и что транскрипция мэн-гу, отличная от всех прежних и употреблявшаяся в отношении монголов Чингис-хана, означает в буквальном переводе “получивший древнее” и является только названием династии Чингис-хана, которое было принято последним в подражание китайским императорам (В.П. Васильев, История и древности, стр. 159 — 161). B 1890 г. он высказал предположение о том, что Чингис-хан принял название династии Мэн-гу (“Возвратить старое” в его новом переводе) под влиянием киданей (В.П. Васильев, К хронологии Чингисхана и его преемников. Вопросы и сомнения, — отд. отт. из ЗВОРАО, т. IV [1890], стр. 6).

В настоящее время приведенное выше объяснение транскрипции мэн-гу (mong?o[l]) В.П. Васильева не может быть принято, как и его утверждение о том, что допускаемый им изначально существовавший, отличный от мэн-гу термин “монгол” в форме “мангу” (название племени, обитавшего в XIX в. в низовьях Амура в Маньчжурии, производимое им от маньчж. мукэ “вода”) еще раньше был искажен китайцами и превращен в мо-хэ и что ма-хэ в конце концов обрело свою первоначальную правильную форму монгу (В.П. Васильев, История и древности, стр. 159 — 160).

Доржи Банзаров (1822 — 1855) в свое время опубликовал статью “О происхождении имени монгол” (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 167 — 174). Однако этимология слова “монгол”, предложенная Д. Банзаровым, также не может считаться удовлетворительной (там же, стр. 306, прим. 274 Г.H. Румянцева). Мэн-гу, как известно, является только транскрипцией слова “монгол” — названия племен, группировавшихся вокруг Чингис-хана в конце XII — начале XIII в. Возможно, что mong?ol является древней формой множественного числа на -1 (ср. A. Mostaert, Sur quelques passages de l'Histoire secrete des Mongols, — HJAS, vol. 13, 1950, стр. 292). В связи с этим позволительно вспомнить, что монгольский этноним сарта'ул — сартул, очевидно, также является древней формой множественного числа на -ul, так как у Рашид ад-Дина (Рашид-ад-дин, т. III, стр. 195) мы находим “сарт” — форму единственного числа этого слова.

О монголах дочингисовской эпохи см.: Ван Го-вэй, Исследование о монголах, — “И-шу”, кн. 6, лл. 1a — 13б; H.Я. Бичуpин, Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, ч. I, M. — Л., 1950, стр. 378 — 380; Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 172 — 174, прим. 47 и 78; Г.E. Грумм-Гржимайло, Западная Монголия и Урянхайский край, т. II, Л., 1926, стр. 282, прим. 1 (содержащееся в прим. 1 Г.E. Грумм-Гржимайло утверждение о том, что этноним мэн-гу встречается в форме мань-го еще в Хоу Хань шу, является недоразумением); H.В. Кюнер, Китайские известия о народах, стр. 63; К. A. Wittfogel and Feng Сhiа-sheng, History, стр. 346, 361, 592.

Племенное название “татары”, как следует из переведенного ниже примечания Ван Го-вэя (Мэн-да бэй-лу, лл. 1a — б), по-китайски транскрибировалось еще как да-да и та-тань. Из многих транскрипций здесь можно указать также на да-да и да-дань (P. Pelliot, A propos des Comans, стр. 143, прим. І, стр. 147 — 148, прим. 1). Слово “татары” впервые встречается в орхонской надписи Кюль-тегина 731 — 732 гг. (W. Radioff, Die Altturkischen Inschriften der Molgolei, St.-Pbg., 1895, стр. 5, 11, 45, 64; V. Thomsen, Inscriptions de l'Orkhon, dechiffrees par..., Helsingfors, 1896, стр. 102, 126, 140; C.E. Maлов, Памятники древнетюркской письменности, M. — Л., 1951, стр. 30). Что касается китайских источников, то П. Пельо отмечал, что рассматриваемый этноним впервые встречается в форме *** письме Ли Дэ-юя от 842 г., адресованном, по-видимому, уйгуру Ормузду (P. Pelliоt, A propos des Comans, стр. 143, прим. 1). По этому вопросу см. также Ван Го-вэй, Да-да као, — “И-шу”, кн. 6, стр. 6б — 7а, и P. Pelliоt, L'edition collective, стр. 125. О татарах см.: ТИМ (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 182); Шэн-у цинь-чжэн лу, лл. 6б и сл.; Юань ши, гл. 1, лл. 1б и сл.; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 140 — 143; Ван Го-вэй, Да-да као, лл. 6б — 32б; его же, Мэн-гу као, лл. 1a — 13б; H.Я. Бичурин, Собрание сведений, ч. I, стр. 376 — 378 (рассуждения H.Я. Бичурина о тождестве чернореченских мохэ и монголов не выдерживают критики); Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 169 — 174, прим. 47 и 48; Г. E. Грумм-Гржимайло, Западная Монголия и Урянхайский край, т. II, стр. 379 — 381; H. В. Кюнер, Китайские известия о народах, стр. 10; P. Pelliot, A propos des Comans, стр. 143, 147 — 148; Campagnes, стр. 2-9; R. Stein, Leao-tche, — TP, vol. XXXV, 1940, стр. 56; K. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 101 — 102; W. Eberhard, Conquerors and Rulers, Social Forces in Medieval China, Leiden, 1952, стр. 91, прим.; P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 57 — 58.

Надо отметить, что татары, упоминаемые в орхонской надписи, а также те, о которых сообщается в ТИМ, Шэн-у цинь-чжэн Лу, Юань ши и у Рашид ад-Дина, являются конкретными татарскими племенами. Китайцы, которые столкнулись с некоторыми из этих племен, распространили их название на все монгольские и даже немонгольские племена, обитавшие на территории современной Внешней и Внутренней Монголии и Западной и Южной Маньчжурии.

3. Цзу.

4. ...особого рода (бе чжун). — При переводе текста из Бэй ши (составлена в 630 — 650 гг. ученым Ли Янь-шоу) П. Рачневский отмечает, что различные роды (чжун) входили в этническую группу лэй (P. Ratсhnevsky, Les Che-wei, стр. 230, прим. 2). В дословном надстрочном переводе “монгольского”, транскрибированного китайскими иероглифами текста ЮЧБШ китайские переводчики объясняют монгольские названия новых родов — ответвлений от старых родовых коллективов (например, belgunut, bugunut, salji'ut и т. д.) при помощи иероглифа чжун, написанного справа над объясняемым словом (см., напр., § 42). По мнению П. Рачневского, чжун и лэй являются этническими названиями, тогда как бу-ло (“племя”) и бу (“ветвь”), обозначающие соответственно единицу племенного деления и подразделение конфедерации племен, употребляются в политическом смысле (P. Ratchnevsky, Les Che-wei, стр. 234, прим. 5).

5. Ша-то — конфедерация племен западных тюрков, обитавших в VII в., по одним данным, в районе Ферганы на бывшей территории усуней. B VIII — X вв. отколовшиеся группы ша-то проживали на территории современных провинций Шэньси, Ганьсу и Шаньси. В X в. они захватили Северный Китай.

Цзу чу юй ша-то бе чжун. — Рассматриваемое предложение В.П. Васильевым было переведено: “Их поколение происходит от Шато'сцев и составляет особенный род...” (История и древности, стр. 216). Но здесь “ша-то” и “бе чжун” находятся между собой в атрибутивной связи и неотделимы друг от друга. Поэтому перевод В.П. Васильева вряд ли приемлем.

О ша-то см.: H. Я. Бичурин, Собрание сведений, ч. I, стр. 329., 357 — 361, 365; ч. III, стр. 59; H. В. Кюнер, Китайские известия о народах, стр. 10; W. Eberhard, Conquerors and Rulers, стр. 89 — 102.

6. Белые татары (бай да-да). — В китайской литературе так называются онгуты (ong?ut). Как отмечал П. Пельо (Campagnes, стр. 4), этноним “белые татары” (монг. cа?аn tatar), упоминаемый в различных транскрипциях в ТИМ (§ 153), у Рашид ад-Дина (т. I, кн. 1, стр. 110), в Шэн-у цинь-чжэн лу (л. 30б) и Юань шu (гл. 1, л. 9а) и относящийся к одному из монгольских племен татар, не имеет ничего общего с китайским термином “бай да-да” (“белые татары”), обозначающим онгутов. В XII в. последние обитали в излучине р. Хуанхэ и, являясь подданными цзиньского императора, охраняли горные проходы на северо-западе Шаньси, связывавшие Северный Китай с Монголией. Часть онгутов, перекочевавшая на юг Ганьсу, в начале XII в. была захвачена в плен цзиньцами и переселена в Южную Маньчжурию ([Палладий], Комментарий архимандрита Палладия Кафарова на путешествие Марко Поло по Северному Китаю, СПб., 1902, стр. 23 — 26, — далее: Палладий, Комментарий; P. PeIliot, Chretiens, стр. 9 — 10 (629 — 630)). Онгуты были христианами несторианского толка (Палладий, Комментарий, стр. 25 — 26; P. Pelliоt, Chretiens, стр. 9 (629) — 16 (636)). Они, возможно, были тюркского происхождения (Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 170 — 171, прим. 47; P. Pelliоt, L'edition, стр. 125; Янай Ватари, Моко-си кэнкю (“Исследования по истории монголов”), Токио, 1930, стр. 562; H. Serruуs, Sino-Jurced Relations during the Yung-lo Period (1403 — 1424), Wiesbaden, 1955, стр. 29, прим. 52). Рашид ад-Дин относит их к тюркам и пишет, что они из тех народов, “которые не столь давно получили имя монголов” (т. I, кн. 1, стр. 77). Об онгутах см.: ТИМ, §§ 182, 190, 202, 239; Pашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 140 — 143, а также (отдельные замечания) стр. 75, 77, 102, 131, 137, и т. I, кн. 2, стр. 8, 70, 113, 146, 179, 200, 252, 270; Б. Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 108. О белых татарах и онгутах см.: Ван Го-вэй, Да-да као, л. 14а; Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 170 — 171, прим. 47; Палладий, Комментарий, стр. 23 — 26; P. Pelliot, Chretiens, стр. 9 (629) — 16 (636); К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 102; Campagnes, стр. 4, 218; Chap. CVIII, стр. 9, 11, 94, 130, tabi. 3; H. S'erruys, Sino-Jurced Relations, стр. 29, прим. 52; P. Pоucha, Geheime Geschichte, стр. 72, 113,116, 156.

7. Ала'ус-дигит Хури (А-ла-у-сы ти-цзи Ху-ли (Ala'us-diqi[t] Quri = AIa-qus-digit Quri)) — Алахуш-дигит Хури. Его биографию см.: ГЧВЛ, гл. 23, лл. 20a-б; Юань ши, гл. 118, лл. 10а — 11б; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 14б — 15a; Ту Цзи, МШЦ, гл. 36, лл. 1а — 5б; Синь Юань ши, гл. 116, стр. 6856/4 — 6857/1; ТИМ, § 182, 190, 202; Pашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 137, 140 — 141. См. также: P. Pelliot, Chretiens, стр. 11 (631); Chap. CVIII, стр. 9 — 11, 25, 94, 130, tabl. 3; Campagnes, стр. 46 — 47, 378.

8. Яньмэнь — совр. г. Шопинфу на севере Шаньси, на территории, занятой тюрками в VII в. См.: E. Chavannes, Documents sur les Tou-kiue (Turks) occidentaux, St.-Pbg., 1903, стр. 261.

9. Цитируемый текст см.: Юань ши, гл. 118, л. 10a.

10. Поэтому... — Племена шато, захватившие в начале VII в. район Яньмэня, в VII — VIII вв. уже.обитали в районе оз. Баркуль (E. Chavannes, Documents sur les Tou-kiue, стр. 96 — 99, 261). В дальнейшем они растворились в чужой этнической среде на территории Китая. Автор Мэн-да бэй-лу, по-видимому, по этой причине и пишет о том, что о них давно ничего не было известно.

11. Т. е. татар.

12. Цза-цзи Ли Синь-чуаня — Цзянь-янь и-лай чао-е цза-цзи (“Различные официальные и неофициальные записи о [событиях] периода правления Цзянь-янь (1127)”. Автор этого произведения — южносунский ученый и чиновник Ли Синь-чуань (второе имя — цзы — Вэй-чжи (1166 — 1243)). Его биографию см.: Сун ши, гл. 438, лл. 103 — 123. Им было написано много исторических работ и комментариев на классические книги, большинство которых не сохранилось (там же, лл. 11б — 12a). В его биографии рассматриваемое сочинение названо просто Чао-е цза-цзи (“Различные официальные и нeофициaльныe записки”). В нем описываются события начиная с 1127 г., когда сунский двор бежал на юг под напором чжурчжэньских войск и это положило начало существованию южносунской империи (1127 — 1279). Сочинение состоит из 40 глав, разбитых на две части. О ценности записок как исторического источника см.: Юн Жун, Сы-ку цюань-шу цзянь-мин му-лу, кн. 1, Шанхай, 1957, стр. 304.

13. Культурные татары (шу да-да). — Ли Синь-чуань, как показывают эти цитаты, подразделяет татар на “культурных” (шу, букв. “спелых”) и “диких” (шэн, букв. “сырых”), причем у него “дикие татары” еще подразделяются на белых и черных. Это несколько отличается от классификации нашего автора, по которой татары различаются только как черные, белые и дикие. Ли Синь-чуань относит к “культурным татарам”, очевидно, тех же онгутов, “белых татар” и некоторые монгольские племена, обитавшие ближе к Великой китайской стене. Из монгольских племен именно татары жили у границ Китая (см., например, Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 101).

“Дикими татарами” названы, вероятно, охотничьи племена северных, таежных районов. П.И. Кафаров указывал, что “эти племена можно назвать тунгусскими” (Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 171, прим. 47).

Китайцы, не делая различия между настоящими татарами и нетатарами, очевидно, к первым причисляли также и немонгольские племена Севера. Но среди так называемых лесных народов (hoyin irgen), живших в эпоху Чингис-хана по Иртышу, в верховьях Енисея и Прибайкалье, о которых сообщается в ТИМ (§ 239) и у Рашид ад-Дина (т. I, кн. 1, стр. 118 и сл.), находится много монгольских племен, например ойраты, буряты, баргуты, туматы, кори и другие. Если считать “дикими татарами” охотников из таежных районов, не исключая и лесистые местности на территории современной Монголии, то классификация Чжао Хуна оказывается более стройной.

Интересно отметить, чта в китайской литературе периода Ляо (907 — 1125) южные чжурчжэни, подчинявшиеся киданям, также назывались “культурные” (шу), а северные, жившие по Сунгари и Амуру и в горах Чанбайшань, — “дикие” (шэн) (К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 95, 424 (прим. 153); H. Surruys, Sino-Jurced Relations, стр. 22, прим. 43; L. Gibert, Dictionnaire, стр. 122, 125). О термине “лесные народы” см.: A. M. Позднеев, О древнем китайско-монгольском памятнике Юань-чао-ми-ши, СПб., 1882, стр. 19; P. Pelliot, Les mots a h initiale aujourd'hui amuie dans le mongol des XIIIe et XIVe siecles, — “Journal asiatique”, Paris, vol. 206, 1925, стр. 218 (31°); Д. Банзаров, Об ойратах и уйгурах, — Собрание сочинений, стр. 180 — 186 и 320-328, прим. 320 — 343 Г.H. Румянцева. Гипотезы Д. Банзарова о происхождении этнонимов “ойрат” и “уйгур” неудачны (см. прим. 332 и 336 Г.H. Румянцева). О хозяйстве и общественных отношениях “лесных” монголов см.: Б.Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 3 и cл. О “диких татарах” см.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 170 — 171, прим. 47.

14. Тэмoджин (Тэ-мо-чжэнь, Temojin,=Temujin). Такая же транскрипция имени Чингис-хана встречается в Хэй-да ши-люе 1237 г. (л. 1a). В Шэн-у цинь-чжэн лу и в Юань ши имя Чингис-хана передается через Те-му-чжэнь (Temujin), различаются лишь первые знаки. В ТИМ оно также передается в форме Temujin. Рашид ад-Дин тоже называет молодого Чингис-хана Тэмyджином (=Temujin) (т. I, кн. 2, стр. 51). О форме этого имени см.: I. J. Schmidt, Geschichte, стр. 376 — 377, прим. 13; Campagnes, стр. 9, прим. 3 (там речь идет о таком же имени другого лица, но это не меняет дела); P. PelIiоt, Notes I, стр. 289 — 291; P. Pоucha, Geheime Geschichte, стр. 83, 86, 90; Карпини и Pyбрук, стр. 241, прим. 274 и 275 H.П. Шастиной.

В современной литературе на русским языке, как известно, встречается написание Тэмучин (см. например, “История Монгольской Народной Республики”, изд. 2-е, переработанное и дополненное, M., 1967, стр. 109 и сл.). В МНР принята только последняя форма имени. Это объясняется тем, что в старомонгольском письменном языке одна и та же буква передавала и c, и j и что тот или иной вариант чтения ее зависел лишь от читающего. В китайских и других транскрипциях монгольских слов, и особенно, имен, часто встречаются чередования c и j (cp. суффиксы nomen agentis -ci ~ -ji (-cin ~ ?jin)). Однако более предпочтительна форма Тэмyджин, так как, насколько известно, во всех китайских источниках XIII — XIV вв. зарегистрирована только одна форма имени монгольского хана — Тэмyджин. Это же чтение было принято в XVIII в. членами известной комиссии Цянь-луна по “исправлению” имен в исторических сочинениях. В Цинь-дин Юань ши юй-цзе (“Высочайше утвержденное объяснение слов в Юань ши”, изд. 4 г. Дао-гуана (1824), гл. 1, л. 2а) имя Чингис-хана передано через Тэ-му-цзинь (Temujin).

Монгольская традиция говорит, что имя Тэмyджин было дано Чингисхану по случаю того, что, когда он родился, отец привел к себе захваченного им в плен татарского вождя Тэмyджин-yгэ (ТИМ, § 59; Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 1б; Юань ши, гл. 1, л. 2a). Подобный обычай давать имя новорожденному в зависимости от какого-либо одновременного с появлением человека на свет события отмечен также и у китайцев. Например, в приложении к биографии Лю Бо-линя в Юань ши, биографии его сына Лю Хэй-ма (1200 — 1262), полководца, отличившегося на службе у Чингис-хана и его преемников, мы читаем: “Хэй-ма, личное имя Ни, второе имя Мэн-фан. Когда [он] родился, имевшаяся у семьи белая кобылица родила вороного жеребенка. Поэтому [Хэй-ма (букв. “Вороной конь”)] сделали [ero] детским именем, и впоследствии [он] жил под [своим] детским именем” (Юань ши, гл. 149, стр. 66). В Цзинь ши мы находим имена-числа, например такие, как Ба-ши (“Восемьдесят”), которое носил в одном случае чжурчжэнь (гл. 73, л. 7а), а в другом — китаец (гл. 75, л. 3б). Это связано с обычаем давать новорожденному имя по возрасту первого пожилого человека, появившегося в доме после рождения ребенка. Что касается этимологии имени Тэмyджин, то П. Пельо убедительно показал, что оно соответствует современному монгольскому слову temurci(n) (“кузнец”, temur+суффикс ci, nomen agentis temur “железо”). B temu?jin, по мнению П. Пельо, отмечается выпадение r, как в зарегистрированном в китайских и персидских текстах и у Марко Поло слове hugeci, hukecin (>ukerci, ukercin “пастух”), nomen agentis huker (>uker), “крупный рогатый скот” (P. Pelliot, Notes I, стр. 290). Г. Рубрук сообщает, что монголы называли Чингис-хана Демугин Хингей, переводя это сочетание как “звон железа” — sonitus ferri, потому что он был кузнецом (Карпинии Рубрук, стр. 180). Такая версия, как известно, приводится также и персидскими и армянскими писателями (P. Pelliot, Notes I, стр. 290). Из одного сообщения E. Тимковского также вытекает, что легенда о том, что Чингис-хан был кузнецом, жила среди восточных монголов даже в первой четверти XIX в. E. Тимковский говорит: “Цзангин, самый услужливый, провожавший Миссию через две станции, Бумбату и Боро худжир, лежащие в Хошуне Цзасaка Чжонона, быв у меня, не мог не рассказать нам своих народных басен: он уверял, что на горе Дархан и теперь хранится наковальня Чингиса, сделанная из металла бурына, имеющего свойство и железа и меди...” (E. Tимковский, Путешествие в Китай через Монголию в 1820 и 1821 гг., СПб., 1824, ч. I, стр. 202). Критику этого сообщения И.Я. Шмидтом (Geschichte, стр. 376) П. Пельо считал “предубежденной” (P. Pelliot, Notes I, стр. 290).

У селенгинских бурят до сих пор существует поверье, говорящее о принадлежности Чингис-хана к кузнецам. Выше села Ново-Селенгинска на левом берегу р. Чикой стоит пирамидальная, с довольно резко очерченными гранями, безлесая гора с усеченной плоской вершиной, названная Дoш по причине того, что по форме она напоминает наковальню (монг. dos). Местные буряты передают из поколения в поколение вместе с различными запретами, связанными с этой горой, легенду о том, что здесь, на этой “наковальне”, Чингис-хан ковал железо, стоя одной ногой на правом, а другой на левом берегу реки и закаливая в ней свои изделия. Подобные предания, по-видимому, могут иметь распространение и у других монголов. Что касается сообщения Г. Рубрука, то перевод “звон железа”, очевидно, является ошибкой переводчика, на которого он неоднократно жалуется в своей книге. В Цинь-дин Юань ши юй-цзе (гл. 1, л. 2а) тэ-му-цзинь (Temujin) было “переведено” авторами этого словаря как те чжи цзуй цзин чжэ (“лучшее железо”). Это произвольное толкование. Hо оно было принято без оговорок H.Я. Бичуриным (Иакинф, История, стр. 378) и через него К. д'Оссоном (C. d.' Оhssоn, Histoire des Mongols depuis Tchinguiz-khan jusqu'a Timour Bey ou Tamerlan, t. I, La Haye et Amsterdam, 1834, стр. 36, прим. 2). На это было указано П. Пельо (P. Pelliot, Notes I, стр. 289).

Демугин Хингей Г. Рубрука представляет собой искажение сочетания Temujin Cinggis. В этом сочетании первая часть играет атрибутивную роль. Такое сочетание, надо полагать, обязано своим появлением изложенной выше легенде, а легенда, в свою очередь, возникла, может быть, из смыслового толкования имени Тэмyджин (“кузнец”) (ср. Карпини и Рубрук, стр. 241, прим. 274 и 275 H.П. Шастиной). После смерти Чингис-хана для монголов следующих поколений именем их покойного хана было, очевидно, Чингис, а не Тэмyджин. Для них Тэмyджин Чингис (“кузнец Чингис”, если верна указанная выше этимология) было именем-прозвищем (см. стр. 103, прим. 43). В этом сочетании определение temujin было связано, вероятно, с древним народным представлением о могуществе кузнеца, которому подвластно железо.

15. Черный татарин (хэй да-да). — П. Пельо отмечает, что “...китайцы в начале XIII в. часто называли настоящих монголов, монголов Чингис-хана, хэй-да „черные татары", а онгутов обозначали именем бай-да или бай да-да „белые татары"” (Campagnes, стр. 4). Нужно иметь в виду, что это не те белые татары, которые упоминаются в ТИМ, у Paшид ад-Дина и в некоторых других источниках (см.: стр. 92, прим. 4). Цитированный Ван Го-вэем текст см.: Ли Синь-чуань, Цза-цзи, гл. 19, стр. 590. В этом издании этнонимы шу да-да и шэн да-да опущены. Это, очевидно, было сделано цяньлуновской комиссией ученых, считавшей указанные термины оскорбительными для монголов и маньчжуров.

16. Цзянь-янь и-лай си-нянь яо-лу — - другая работа Ли Синь-чуаня, автора Цзянь-янь...цзa-цзu (см. стр. 93, прим. 9). Она состоит из 200 глав и представляет собой хронологическое (по дням) описание событий за 35 лет правления южносунского императора Гао-цзуна (1127 — 1162) с 1127 (1-го Цзянь-янь) по 1162 г. (32-й г. Шао-син). В биографии Ли Синь-чуаня в Сун ши эта работа названа Гао-цзун си-нянь лу (“Хронологическое описание [событий периода правления] Гао-цзуна”) (Сун ши, гл. 438, л. 11б). Название ее было восстановлено по авторскому послесловию к Цза-цзи (см.: Ли Синь-чуань, Цзянь-янь... яо-лу, т. 1, Пекин, 1956, стр. 28, предисловие издателей 1773 г.). Она сохранилась в составе “Юн лэ да дянь” — огромного свода сочинений, составленного в 1403 — 1408 гг. в качестве императорской библиотеки, и вошла в Сы ку цюань шу — собрание книг, составленное в 1773 — 1782 гг. По мнению цяньлуновских издателей, авторы Цзинь ши, Ляо ши (написаны в 1344 г.) и Сун ши (завершена в 1345 г.) не видели этой истории, так как к тому времени первое издание ее начала 50-х годов XIII в. являлось большой редкостью. Поэтому сочинение представляет собой самостоятельный источник по указанному периоду. Об этом сочинении см.: Ли Синь-чуань, Цзянь-янь... яо-лу, т. 1, предисловие. См. также Юн Жун, Ти-яо, т. 1, стр. 711 — 712; Юн Жун, Сы ку цюань шу цзянь-мин му-лу, ч. I, стр. 196.

17. Дань (Вань-янь Дань) — китайское табуированное имя (хуй) цзиньского императора Си-цзуна (1119 — 9.I.1150, правил с 10.II.1135), чжурчжэньское имя Хэ-ла. Си-цзун был внуком основателя династии Тай-цзу (1068 — 1123, правил с 1116). О Си-цзуне см.: Цзинь ши, гл. 4, лл. 1а — 15б; L. Gibert, Dictionnaire, стр. 267 — 269; А. С. Moule, Rulers, стр. 100. В таблице А. Моула говорится, что Си-цзун был коронован 8.II.1135 г. В Цзинь ши издания “Бо-на” дается другая дата — день гэн-у первой луны 13-го года Тянь-хуй (10.II.1135) (Цзинь ши, гл. 4, стр. 16).

18. Xу-ла-мэй. — Это имя не удалось найти в Цзинь ши, в биографиях императорских родственников. У Агуды было 16 сыновей (известных по сохранившимся материалам). О них см.: Цзинь ши, гл. 59, лл. 8б — 11a (“Таблицы”) и гл. 69, лл. 1a — 8а (биографии сыновей Тай-цзу). Там, а также в “Основных записях” и биографиях (гл. 74, лл. 8а — 14б) сына Агуды Вань-янь Цзун-вана (ум. в 1127 г.) и других его родственников нет сведений о назначении кого-либо из них на должность чжао-тао ши (об этой должности см. прим. 16). Вань-янь Цзун-ван (чжурчжэньское имя Во-лу-бу или Во-ли-бу), второй сын Агуды, вместе с другими полководцами командовал войсками в походах в западные и северо-западные области киданьскои империи Ляо. Когда в 1122 г. чжурчжэни разгромили киданей и киданьский император бежал, он вел переговоры с государством Си Ся о поимке киданьского императора Елюй Янь-си (1075 — 1128) (Цзинь ши, гл. 134, лл. 1a — б). Но он не был чжао-тао ши и умер до вступления на престол Си-цзуна.

19. Чжао-тао ши. При Цзинь были созданы чжао-тао сы (“вербовочно-карательные управления”) Северо-западного, Юго-западного и Ceверо-восточного лу. Их возглавляли чжао-тао ши, чиновники третьего ранга первого класса, которые были обязаны “вербовать и печься о сдавшихся и присоединившихся, карать и наказывать замышляющих отход” (Цзинь ши, гл. 57, л. 21a). По цзиньской табели о рангах должности гражданских чиновников делились на девять рангов (пинь), которые в свою очередь подразделялись на два класса (цзе)чжэн и цзун (подр. см.: Цзинь ши, гл. 55, лл. 4б — 5б; H. Ц. Mункуев, Китайский источник, стр. 95). Военные должности делились на те же ранги и классы (подр. см.: Цзинь ши, гл. 55, лл. 5б — ба). У цзиньцев функции чжао-тао ши сводились к поддержанию связей с тангутским государством Си Ся и тюркскими и монгольскими племенами на юго-западе и северо-западе, а также с различными племенами и Кореей на северо-востоке, причем чжао-тао ши часто возглавляли карательные экспедиции. То же самое наблюдалось у киданей (см.: К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 165, 581,582,586,590).

20. Ся — сокращение от Си Ся (Западное Ся), названия тангутского государства (882 — 1227). Подр. см.: E. И. Кычанов, Очерк истории тангутского государства.

21. Та-тань (tatan, tatar).

22. Цит. текст см.: Ли Синь-чуань, Цзянь-янь... яо-лу, т. 3, гл. 133, стр. 2143.

23. У-дай ши — имеется в виду У-дай ши-цзи (“Исторические записки о пяти династиях”) Оуян Сю (1007 — 1072), состоящее из 74 глав и написанное между 1060 и 1072 гг. Сы-и (“Четыре далекие окраины”) — раздел, в котором собраны сведения о всех соседних народах.

24. Сучжоу — город на границе государства Си Ся (Atlas, 42 — 43, В-2).

25. Юньчжоу — совр. г. Датун в провинции Шаньси (Ди-мин цы-дянь, стр. 968; Atlas, 41, C-2).

26. Цитированный текст см.: У-дай ши-цзи, гл. 74, л. 4а. В этом издании вместо шэн да-да “дикие татары” написано шэн-цзе да-да “дикие пограничные татары”.

27. Тянь-цзу (1075 — ок. 1128, правил с 12.II.1101-26.III.1125), личное китайское имя — Янь-си, второе — Янь-нин, киданьское — А-го, последний киданьский император, взятый в плен чжурчжэнями (Ляо ши, гл. 27, л. 1a; гл. 30, л. 1б; К. A. Wittfogel and Feng Chia - sheng, History, стр. 600, 608). В Ляо ши гл. 30, л. 1б, даты неточны. Они уточнены мною по работе К. Витфогеля и Фэн Цзя-шэна. Об императоре Тянь-цзу см.: Ляо ши, гл. 27 — 30; К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 744 (Index); L. Gibert, Dictionnaire, стр. 977 — 978.

28. Елюй Да-ши (1087 — 1143, правил с 1124 г.) — основатель государства Си Ляо (Западное Ляо) или Кара-Китай, уничтоженного войсками Чингис-хана в 1218 г. О нем см.: E. Bretschneider, стр. 208 — 222; В. В. Бapтольд, Туркестан, стр. 386 — 445; К.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 620 — 642; А.С. Mоule, Rulers, стр. 98.

29. Xэйшуй (букв. “Черная река”) — по предположению К. Витфогеля и Фэн Цзя-шэна, совр. Кара-мурэн (Жэхэ) (History, стр. 631, прим. 13).

30. Сян-вэнь — титул, который у киданей носили главы небольших племен. Его присваивали также любым лицам, стоявшим во главе государственных учреждений или воинских частей и подразделений (К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 129, прим. 42). Это слово, скорее всего, восходит к кит. сян-гун (“его превосходительство министр”). В таком случае оно является китайской транскрипцией киданьской формы первоначально китайского термина. В ТИМ этот термин встречается в качестве собственного имени Senggum (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 181). О сян-гун> соответствующий киданьский титул>сян-вэнь см.: P. Pelliot, Notes sur le “Turkestan”, стр. 45 — 46, прим. 3; I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 95 — 96, прим. 3. Основную библиографию см. у И. де Рахевильца.

31. Ляо ши, гл. 30, л. 4б. Перевод ср.: К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 631. Речь идет о событиях 1124 г., когда Елюй Да-ши, который бежал, оставив императора Тянь-цзу, получил помощь от главы онгутов в виде лошадей и скота и прибыл в киданьскую крепость Кэдунь на р. Орхон.

32. ...порезов на лице. — Подобный обычай, по-видимому, существовал у тангутов. Например, в 1096 г. тангутский правитель и его мать, возглавлявшие войска, после неудачной осады города Пинся “расцарапали себе в кровь лица и возвратились” (E. И. Кычанов, Очерк истории тангутского государства, стр. 77).

33. Бу-цзу.

34. Из этого отрывка следует, что Чжао Хун общался с монголами в течение довольно длительного времени.

35. Т. е. белых татар (онгутов).

36. Чингис (в тексте Чэн-цзи-сы). Такая же китайская транскрипция этого имени встречается в Чан-чунь си-ю цзи (1, л. 2а), Хэй-да ши-люе (л. 1a), Юань-чао би-ши (гл. 1, л. 1a и далее), Шэн-у цинь-чжэн лу (см., например, л. 57а) и Юань ши (гл. 1, л. 14б). Об этой транскрипции см. также прим. 88.

37. Би-цзи (Bigi) — очевидно, это титул тюркского происхождения, принятый автором за собственное имя. В ТИМ упоминается довольно много лиц мужского и женского пола с именами на beki “сильный”, “твердый” (др.-тюркск. bek “твердый”, “плотный”) (см.: E. Haenisch, Worterbuch, Namenliste, стр. 172 — 184; P. Poucha, Geheime Geschicte, стр. 50 — 51). По мнению В.В. Бартольда (Туркестан, стр. 458 — 459) и Б.Я. Владимирцова (см., например, Б. Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 49 — 51), это слово первоначально обозначало “первосвященник” в шаманском понимании (В.В. Бартольд), “волхв-предводитель”, т. е. глава рода или племени, который одновременно являлся главным шаманом (Б.Я. Владимирцов). Б.Я. Владимирцов приходил к выводу о том, что “институт этот начал у монголов в XIII в. уже забываться и старшинство в роде начало терять свое значение...” (там же, стр. 50 — 51). В этом отношении показательно, что в построчном переводе ТИМ минские переводчики конца XIV в. объяснили транскрипцию бе-ци beki выражением гуань мин (“название чина”) там, где специально говорится о возведении Чингис-ханом старца Усуна в сан бэки (§ 216), а во всех остальных случаях восприняли этот титул как составную часть имени и пояснили вместе с последним как имя. Что касается beki и begi, то Б.Я. Владимирцов писал о первом из них: “Это слово, по-видимому, не имеет ничего общего с титулом begi, который носили монгольские принцессы” (там же, стр. 50, прим. 9). Однако эти титулы часто употребляются один вместо другого (см.: Б.Я. Владимирцов, Монгольские титулы beki и begi, — ДАН — В, 1930, стр. 163 — 167; Campagnes, стр. 180, 281). П. Пельо отмечал, что в монгольских именах в Шэн-у цинь-чжэн лу почти всегда стоит begi там, где в ТИМ beki. Дочь Чингис-хана, с которой Ван Го-вэй справедливо отождествляет лицо, названное автором Bigi (=Begi) (см. прим. 39), в Юань ши именуется А-ла-хай бе-цзи (Alaqai-begi) (Юань ши, гл. 109, л. 1б и гл. 118, л. 11a), а в ЮЧБШ А-ла-ха бе-ци (Alaqa-beki) (§ 239). О beki и begi см. также: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 228, прим. 464; Б.Я. Владимирцов, Чингис-хан, стр. 14, 84; его же, Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия (Ленинград, 1929, стр. 276, изд. ЛВИ им. А. С. Енукидзе, № 33); P. Pelliot, Notes sur le “Turkestan”, стр. 50; TP, vol. XXVIII, 1931, стр. 231. Вопрос о титулах beki и begi требует дальнейшего изучения. Сообщение о Бэги, дочери Чингис-хана, было переведено В.П. Васильевым: “...их провинция управляется (ныне) Би-цзи, дочерью (гун-чжу) повелителя татарского Чингисхана” (История и древности, стр. 216).

38. О Боёха (Бо-яо-хэ, Boyoqa) см.: Янь Фу, Фу-ма Гаотан чжун-сянь ван бэй (“Надгробная надпись императорского зятя верного и мудрого князя гаотанского”), — ГЧВЛ, гл. 23, стр. 20a; Юань ши, гл. 118, лл. 10б — 11a; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 15a-б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 36, лл. 2a — 3а; Синь Юань ши, гл. 116, стр. 6856/4; P. Pelliot. Chretiens, стр. 11 (631); Chap. CVIII стр. 23, tabl. 3, стр. 25, 94, 95.

39. Алахай-бэги (А-ла-хай бе-цзи, Alaqai-begi), по ТИМ (§ 239), — Alaqa-beki, а по Рашид ад-Дину (т. I, кн. 2, стр. 70), — Алагай-беги. По сообщению персидского историка, она была третьей из пяти дочерей Чингис-хана, моложе Oгoдэя (1186 — 1241) и старше Толуя (ум. в 1232 г.) (там же, т. I, кн. 1, стр. 141). В ТИМ сказано лишь, что она была отдана в замужество онгутам. В цитированной Ван Го-вэем ниже “Таблице принцесс” из Юань ши (гл. 109, л. 1б), так же как в биографии Алахуш-дигит Хури, сообщается, что Алахай-бэги являлась женой Боёха. По Рашид ад-Дину (т. I, кн. 1, стр. 140 — 141), она была отдана в жены племяннику Алахуш-дигит Хури Шенгую. Но авторами позднейших китайских компиляций установлено, что она была сперва женой старшего сына Алахуш-дигит Хури Буян-Сибана (подр. см.: Мэн-да бэй-лу, лл. 7a — 8а, прим. Ван Го-вэя). Чингис-хан, заинтересованный в политическом союзе с онгутами для борьбы с государством Цзинь, в мае 1211 г. во время похода против цзиньцев отдал ее старшему сыну онгутского вождя. Вскоре онгуты, недовольные этим союзом, восстали и убили Алахуш-дигит Хури вместе с мужем Алахай-бэги. В 1219 г. при выступлении монгольских войск в поход в Среднюю Азию она была оставлена Чингис-ханом в качестве наместницы для управления онгутами. В 1225 г. Алахай-бэги стала женой Боёха (см.: H. D. Martin, The Rise of Chingis Khan and his Conquest of North China, стр. 133, 149, 235 — 236, 288, прим. 10).

Ту Цзи, очевидно на основании сообщения Рашид ад-Дина, считал, что Алахай-бэги сперва была женой старшего сына Алахуш-дигит Хури Буян-Сибана, затем — его племянника Чжэнь-го (Шенгуй у Рашида ад-Дина) и после этого — младшего сына онгутского вождя Боёха (Tу Цзи, МШЦ, гл. 151, л. 2б). Но это не подтверждается другими источниками. О ней см. также ГЧВЛ, гл. 23, л. 20a; Юань ши, гл. 118, л. 11a; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 14а — 15б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 151, л. 2б; P. Pelliоt, Chretiens, стр. 11 (631); Chap. CVIII, tabl. 3, стр. 25, 95; P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 50, 72, 159.

Утверждение П. Пельо о том, что Алахай-бэги управляла онгутами после смерти Боёха, является опиской. Это случайное замечание П. Пельо было принято также P. Груссэ (R. Grousset, L'empire mongol, стр. 212).

40. О наместнике (лю-шоу) см.: P. Ratchnevsky, Code, стр. 345 — 346, прим. 2.

41. Юань ши, гл. 118, л. 11б

42. В тексте цзянь мэн-гу го ши (Мэн-да бэй-лу, л. 1б). О переводе термина цзянь го “правитель империи в отсутствие императора” см.: R. des Rotours, Traite, t. II, стр. 953 (Index).

43. ...временно ведала. — Известно, что Чингис-хан в 1219 г. при выступлении в поход в Среднюю Азию оставил управлять Монголией своего младшего брата Темyгэ-отчигина.

44. Субхан (Су-бу-хань, Subqan). — B.П. Васильев (Истории и древности, стр. 217) идентифицировал это лицо с “князем Субутаем”, т. е. со знаменитым монгольским полководцем Сyбэ'этэем. На самом деле Cyбэ'этэй в 1221 г. вместе с Джэбэ по приказу Чингис-хана совершал поход по Закавказью. В нашем тексте говорится о человеке, который в ТИМ назван Джубхан (§ 251). Подр. см. прим. Ван Го-вэя (Мэн-да бэй-лу, лл. 2a — б).

45. ...миссией доброй воли (жу пинь). — Это выражение можно сравнить с лай-пинь, часто встречающимся в Ляо ши. “В Ляо ши термин лай пинь употребляется большей частью для обозначения визитов эмиссаров из независимых государств, тогда как термин лай гун касается визитов эмиссаров из зависимых стран. Гун относится к дани, которую платят подчиненные, пинь — это визит вежливости, обычно между равными, всегда сопровождается преподнесением подарков, иногда значительной стоимости. Такие подарки, как правило, требуют ответных даров более или менее равной стоимости” (К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 346, прим. 4).

В. П. Васильев (История и древности, стр. 216) переводит это выражение как “заключение контракта”.

46. ...продолжения (сюй). — Как известно, существуют два варианта ЮЧБШ: один восходит к первому изданию памятника конца XIV b. и разделен на 12 цзюаней (глав) — 10 основных и 2 дополнительных (которые и называются “продолжение”) (о нем см.: W. Hung, The Transmission of the Book Known as The Secret History of the Mongols, — HJAS, vol. 14, 1951, стр. 439 — 440), а другой — к “Юн-лэ да-дянь” и разделен на 15 глав (см. издание Б.И. Панкратова). Ван Го-вэй, по-видимому, пользовался изданием ЮЧБШ E Дэ-хуя (1864 — 1927) 1908 г., т. е. первым из указанных двух вариантов.

47. Чжу-бу-хань (Jubqan).

48. ЮЧБШ. Сюй, гл. 1, л. 14a; перевод ср.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 141; Sun, Secret History, стр. 162.

49. Сюй Сун чжун-син бянь-нянь цзы-чжи тун-цзянь (“Продолжение „Всеобщего зерцала, помогающего управлению" по годам за [период] возрождения Сун”) — хронологическая история южносунской империи, состоящая из 15 глав. Она охватывает события, имевшие место с 1-го г. правления Цзянь-янь (1127 г.) южносунского императора Гао-цзу-на (1127 — 1162) до 17-го г. Цзя-дин (1224) императора Нин-цзуна (1194 — 1224). На этом основании полагают, что она написана в правление Ли-цзуна (1224 — 1264).

Юн Жун указывает, что об авторе этого сочинения Лю Ши-цзюе ничего не известно, за исключением того, что среди последних должностей его отмечены должности корректора и составителя в ведомстве по составлению государственной истории и историй правления императоров. См.: Юн Жун, Ти-яо, т. 1, стр. 1043. См. также: Xy Юй-цзинь, Ти-яо бу-чжэн, т. 1, стр. 414 — 415.

Цитированный текст см.: Лю Ши-цзюй, Сюй Сун Чжун-син бянь-нянь цзы-чжи тун-цзянь, — ЦШЦЧ, кн. 3880, стр. 197. Там же, на стр. 196 указана дата: “[Год] синь-сы, 14-й год [правления] Цзя-дин (25.I.1221 — 12.II.1222)”. На стр. 197 сказано: “11-я луна... день цзи-хай (4.ХІІ.1221). Ань-фу Цзиндуна Чжан Линь поднял мятеж и сдал все области (цзюнь) Цзиндуна татарам (да-жэнь). Государство татар прислало посла Гэ-хэ-чи-суня и других для обсуждения дел”. Текст Ван Го-вэя представляет собой пересказ.

50. Гахaчи Сунь (Гэ-хэ-чи Сунь, Taqaci Sun). — В примечании Ван Го-вэя приводится цитата из Шуанци цзуй-инь цзи Елюй Чжу, в которой это лицо названо Гэ-ха (?aqa) (Мэн-да бэй-лу, л. 2а).

Гаха, по-видимому, монг. “свинья”. В ТИМ (§§ 166 и 268) и китайско-монгольском словаре Хуа-и и-юй 1389 г. (см. изд.: M. Lewicki, La langue mongole des transcription chinoises du XIVe siecle. Le Houa-yi yi-yu de 1389, Wroclaw, 1949, I, 5a) это слово передается в китайской транскрипции как ха-хай (qaqai). Ho, по-видимому, есть еще одна китайская транскрипция данного слова, которая имелась и в киданьском языке. В Ци-дань го-чжи (“Описание киданьского государства”, изд. “Сао-е шань-цзюй”) южносунского автора E Лун-ли (выдержал экзамен на ученую степень цзинь-ши в 1247 г.) рассказывается следующая легенда, связанная, очевидно, с тотемистическими представлениями у киданей: “Впоследствии был один владетель, прозывавшийся Най-ха. Этот владетель представлял собой всего-навсего череп, находившийся в куполообразной юрте (цюн-лоу), [он] был покрыт войлоком. Люди не могли видеть [ero]. Когда у государства появлялись важные дела, то убивали белую лошадь и серого быка для жертвоприношения, и только тогда [он] принимал вид человека и выходил смотреть. По окончании дела входил в куполообразную юрту и снова превращался в череп. Так как [какой-то] человек из [этого] государства тайно посмотрел на него, он исчез. Был еще один владетель, прозывавшийся Куай..(?) <в другом написании Хэ-xa>, У [него] была голова дикой свиньи, [он] одевался в свиную шкуру и жил в куполообразной юрте; когда появлялось дело, [он] выходил, а возвращаясь, снова скрывался в куполообразной юрте, как и прежде. Впоследствии, так как его жена подсмотрела его свиную шкуру, [она] потеряла своего мужа и никто не знал, куда он делся. Затем еще один владетель прозывался Чжоу-ли-хунь-ха. [Он] содержал только двадцать овец, ежедневно съедал девятнадцать, оставляя из них одну, [но] на другой день опять оказывалось двадцать, и так бывало изо дня в день” (предисловие автора, лл. 1a — б). Текст Ци-дань го-чжи в данном случае совпадает с Ляо чжи (в сб. Ли-дай сяо-ши (“Малые истории разных времен”), Шанхай, 1940, гл. 61, сб. 19, л. 1б; перевод см.: В.П. Васильев, История и древности, стр. 172 — 173 (в переводе есть неточности), и R. Stein, Leao-tche, стр. 11 — 13). В сочетании чжоу-ли-хунь-ха вместо чжоу-ли, очевидно, следует читать хуа-ли, так как в Ляо-чжи, являющемся извлечением из Ци-дань го-чжи, написано хуа, а не чжоу (см. л. 1б; см. также: R. Stein, Leao-tche, стр. 12, прим. 3).

Можно предположить, что во всех трех некитайских сочетаниях содержатся прозвища, отражающие суть рассказа о носителях их. Тогда во втором случае в современной китайской транскрипции получилось бы слово куай-ха (в упомянутом тексте Ляо чжи есть оба знака) или, с учетом содержащегося в тексте комментария, принадлежащего, возможно, автору, — хэ-ха (qaqa), обозначающее свинью. В то же время последний слог xa (qa), повторяющийся во всех прозвищах, может соответствовать qa[han] из ТИМ (§ 57), где мы имеем такую форму: Qutula-yi qa ergu'et... — “Возведя Хутулу в xa[xaны]...”.

Однако это не исключает наличия в составе второго прозвища слова хэ-ха, ибо в этих некитайских сочетаниях второе xa (qa) на этот раз вполне могло быть пропущено автором-китайцем, не знакомым с киданьским языком. Попутно можно отметить, что в третьем прозвище сочетание хуа-ли, возможно, соответствует числительному “двадцать” (ср. монг. qori), а хунь (xun ~ хon) обозначает овцу (ср. монг. qoni); ср. хon<xoin<xoyin<xonin в современных ойратских диалектах (Г.Д. Санжeeв, Сравнительная грамматика монгольских языков, т. 1, M., 1953, стр. 79).

Что касается рассматриваемого слова, то в письменных монгольских памятниках XIV в. встречается форма монг.-письм. ?aqai, как, например, в сохранившемся отрывке монгольской печатной книги 1312 г. (F.W. Сleаves, The Bodistw-a Cari-a Awatar-un Tayilbur of 1312 by Cosgi Odsir, — HJAS, vol. 17, 1954, стр. 60 и других памятниках (см., например: F. W. Cleaves, SMI, 1346, стр. 74). Эта же форма представлена в монгольских документах из находок П.К. Козлова (Тангутский фонд ЛО ИВАН СССР). В грузинском историческом сочинении XIV в. встречаются формы “какаі” и “кака” (Б.Я. Владимирцов, Анонимный грузинский историк XIV века о монгольском языке, — ИРАН, 1917, стр. 1500), а у Рашид ад-Дина год Свиньи по тюрко-монгольекому “животному” стилю всюду назван “год Кака” (см., например, Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 251, 258) ; ср. калмыцк. gaxa (G.J. Ramstedt, Kalmukisches Worterbuch, Helsinki, 1935, стр. 141); как известно, в некоторых монгольских языках и диалектах дифтонг ai превратился в долгий гласный a или e; ср. также калмыцк. (торгоутск.) gaxa (“свинья”), калмыцк. (дoрбэтск.) gaxa, монгорск, xage, ордосск. gaxa, бурятск. (аларск.) ga?a, дагурск. ga?a (N. Рорpе, Introduction to Mongolian Comparative Studies, Helsinki, 1955, стр. 92, 93, 136, 147).

Как видно из приводимого Ван Го-вэем сообщения Лю Ши-цзюя, полным именем-прозвищем Гэ-ха, упоминаемого у Елюй Чжу, было Гэ-хэ-чи-сунь. Поэтому можно предположить, что здесь мы имеем Гэ-ха (vaqa “свинья”) +чи (?aqaci “свинарь”, т. e. nomen agentis на –ci)+Cyнь (китайская фамилия), иначе говоря, “свинарь Сунь”. Тот факт, что этот человек отправлялся к Южным Сунам в качестве посла, предполагает знание им китайского языка и китайских порядков. Поэтому возможно, что он был по происхождению китайцем. Очевидно, он долго прожил среди монголов.

Имена-прозвища, в которых одна часть указывает на занятие человека, довольно часто встречаются у монголов. Иногда они носят уничижительный оттенок, как в случае с Гаqaci Sun. Пример такого рода мы имеем в ТИМ, в которой упоминается некий Дэгэй из племени бесут (см.: E. Haenisch, Worterbuch, стр. 175). Когда Тэмyджин в первый раз был избран ханом, т. е. в тогдашних условиях просто предводителем войска, еще до 1206 г., скорее всего в 1201 (в противовес коалиции племен, созданной Джамухой), он назначил этого Дэгэя смотреть за стадами своих овец (§ 124).

И вот в § 222 он уже называется Degei qonici (“овечий пастух Дегай” в переводе С.А. Козина). Из всего рассказа о том, как Чингис-хан по восшествии на ханский престол в 1206 г. раздавал сподвижникам “тысячи”, видно, что Дэгэй-хоничи не причисляется к знатным, уважаемым людям. Правда, хан благосклонен к нему и жалует ему людей за заслуги, но вспоминает его одним из последних, причем собирает “тысячу” ему из разных родов явно за неимением у него людей из собственного рода, которые, очевидно, находились в распоряжении других вождей. Таким же образом были собраны люди для его брата Гyчyгyр-мочи (“плотник Гучу-гур”) (§§ 222 и 223). Хотя братья принадлежали к племени бесут, для монголов Чингис-хана они были людьми пришлыми. Во времена Чингисхана, как и позднее, пасти своих овец считалось занятием, недостойным мужчины. Это было занятие женское или детское. А пасти чужих овец и подавно. Дэгэй, взявшийся за это “презренное дело”, стал навсегда “овечьим пастухом Дэгэем”. Из селенгинских бурят мне был известен старик, которого вплоть до самой его смерти называли Xonici Ardna (Ardna< санскр. ratna — “сокровище”), а не по имени или фамилии, как всех других. Когда-то ан был просто Ардна, но после того как много лет назад он нанялся стеречь овец в одной из русских деревень, он стал Хоничи Ардна. Таким же именем-прозвищем по своему происхождению может быть “свинарь Сунь”.

51. Шуанци цзуй-инь цзи (“Сборник сочинений пьяного отшельника из Шуанци”) Елюй Чжу — сборник сочинений Елюй Чжу, сохранившийся в составе собрания книг Юн-лэ да-дянь (1403 — 1408 гг.) и состоящий из восьми цзюаней. Он содержит ценные сведения о памятниках старины в Центральной Азии, а также монгольских и чжурчжэньских правителях и семье Елюй Чу-цая. Елюй Чжу (1221 — 1285) — сын Елюй Чу-цая (1189 — 1243); его биографию см.: Юань ши, гл. 146, лл. 11б — 12а; ЮШЛБ, гл. 11, лл. 6а — 7б; Ту цзи, МШЦ, гл. 48, лл. 8a-б; Синь Юань ши, гл. 127, стр. 6874/1 — 2; см. также: Ван Го-вэй, Елюй Вэнь-чжэн гун нянь-пу (“Биография-хронология его превосходительства Елюй Вэнь-чжэна”), — “И-шу”, кн. 32, л. 4б; Ивамура Синобу, Мокоси дзакко (“Различные исследования по истории монголов”), Токио, 1943, стр. 17 — 24, H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 126 — 127, прим. 221; Юн Жун, Ти-яо, т. .4, стр. 3489 — 3490. См.: сочинения Елюй Чжу: Eлюй Чжу, Шуанци цзуй-инь цзи, — “Ляо-хай цун-шу”, 1931 — 1934, сб. 6, ч. 3 — 4 (117 и 101 стр.).

52. Тай-цзу — храмовое имя (мяо-хао) Чингис-хана. В десятую луну 3-го г. правления Чжи-юань (30.X. — 27.XI.1266) он был канонизирован под титулом шэн-у хуан-ди, а в день гэн-чэнь одиннадцатой луны 2-го г. Чжи-да (3.XII.1309) еше раз — под титулом фа-тянь ци-юнь шэн-у хуан-ди (Юань ши, гл. 1, л. 23б; перевод см.: F.W. Cleaves, SMI, 1362, стр. 43, прим. 26. См. также: А.С. Moule Rulers, стр. 102 (где он назван “Тэмучин” вместо “Тэмyджин”). О Чингис-хане см. также прим. 14.

53. Темэньгуань (букв. “Железные ворота”) — ущелье в Байсунских горах, где проходила караванная дорога из Бухары и Самарканда в Гиссарскую долину. См.: Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 217 — 218, прим. 2 Б.И. Панкратова; H.Ц. Mункуeв, Китайский источник, стр. 101 — 102, прим. 70.

54. Го синь-ши.

55. О южносунском после Гоу Мэн-юе см. послесловие Ван Го-вэя., стр. 84 — 85. См. также P. Pelliot, L'edition collective, стр. 167.

Г.Д. Мартин превращает Гоу Мэн-юя в главу южносунского посольства, принятого Мухали в 1221 г., а автора Мэн-да бэй-лу, “генерала Мен Хуна”, которого он цитирует, — в члена этой миссии (H.D. Martin, The Rise of Chingis Khan, стр. 261 — 262). В сн. 50 на стр. 261 он пишет: “В ряде работ Чингис-хан назван принявшим сунское посольство, но недавние и тщательные исследования доказали, что именно Мухали принял Гоу Мэн-юя (см.: P. Pelliot, Notes sur “Le Turkestan”, стр. 13 — 14). В том же примечании Пельо сообщает, что “знаменитый китайский монголист Ван Го-вэй полагает, что нам следует читать имя летописца посольства как Чжао Хун вместо Мэн Хун”.

На самом деле в своих замечаниях на английское издание “Туркестана” В.В. Бартольда П. Пельо на стр. 13 — 14, так же как на других страницах, даже не упоминает Гоу Мэн-юя. Он пишет только об авторстве Мэн-да бэй-лу и подчеркивает, что Чжао Хун никогда не видел Чингис-хана, а встречался с Мухали в Пекине (полный перевод отрывка, на который ссылается Г.Д. Мартин, см. в прим. 373). Южносунский посол Гоу Мэн-юй в 1221 г. совершил поездку к Чингис-хану в далекую Среднюю Азию, тогда как другой посол, Чжао Хун, в том же году побывал у Мухали в Пекине (см. цит. послесловие Ван Го-вэя к Мэн-да бэй-лу).

56. ..императорскому курьеру (сюань-чай). — В.П. Васильев в своем переводе писал: “Их посланники (т. е. командируемые куда-нибудь) называются сюань-чай (т. е. отряжаемые для разглашения)”. В сн. 184 он уточняет: “Не цзамчи ли? от монгольского слова цзам „дорога". Ныне по-монгольски посланец и простой гонец называются эльчи; невозможно, чтобы монголы не имели своего названия в то время для посланцев; но в бумагах, писавшихся на китайском языке, очень легко, может быть, употреблялось слово сюань-чай” (В.П. Васильев, История, и древности, стр. 231 — 232).

Сюань-чай не имеет отношения к халхаскому дзамчи (“станционный”). Но elci часто встречается в ЮЧБЩ с надстрочным переводом ши-чэнь “курьер”, “посланник” (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 43) и других источниках XIII — XIV вв. В нашем тексте здесь (Шуанци цзуй-инь цзи, гл. 2, л. 1a) и ниже (Мэн-да бэй-лу, л. 16б) оно соответствует сюань-чай. П.И. Кафаров оставлял этот термин без перевода (Палладий, Си ю цзи, стр. 336). Он правильно объяснял его как “императорский посланец”, но указывал, что “монголы переделали из этого слова Сиунчи” (стр. 420, прим. 436). В последнем случае речь могла идти о китайском происхождении тюркск. sevinci “приятное сообщение”, но это, как отмечал П. Пельо, сомнительно (P. Pelliot, Notes sur le “Turkestan”, стр. 37 — 38, прим. 3).

Хотя в нашем тексте сюань-чай соответствует термину “императорский курьер”, “посол”, иногда этот термин мог употребляться в значении монг. даругачи — уполномоченный монгольского ханского двора в покоренных областях (I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 122, прим. 2, стр. 135, прим. 3).

57. Шуанци цзуй-инь цзи, гл. 2, л. 1 а.

58. Тай-цзун — храмовое имя третьего сына и преемника Чингисхана Oгoдэя (1186 — 11.XII.1241, правил с 13.IX.1229) (А.С. Moule, Rulers, стр. 102; F.W. Cleaves, SMI, 1346, стр. 37, прим. 8; H.Ц. Mункуeв. Китайский источник, стр. 92, прим. 7).

59. По Юань ши, не Чобган (Чо-бу-гань, Cоb?аn), а Чобхан (Чо-бу-хань, Cobqan) (Юань ши, гл. 2, л. 2б).

60. Цит. текст см.: Юань ши, гл. 2, л. 2б.

61. Об этнониме “чжурчжэнь” см.: H.Ц. Mункуeв, Китайский источник, стр. 100 — 101, прим. 67.

62. Жуй-цзун — храмовое имя младшего сына Чингис-хана Толуя (1193 — 1232). Год рождения Толуя нельзя считать окончательно установленным. В “Китайском источнике о первых монгольских ханах” (стр. 103, прим. 77) на основании Синь Юань ши (гл. 108, стр. 6844/3) мною было написано, что он умер в 1232 г. в возрасте 40(39) лет. Сообщение Синь Юань ши основано, видимо, на мусульманских источниках. В других китайских источниках, в том числе самом раннем из них — Юань ши (гл. 115, л. 3б) указывается, что когда он умер, ему было: сы-ши ю цюе, т. е. “четыре десятка и ...” (знак пропуска вместо единиц). А.К. Моул считал, что Толуй родился между 1186 и 1190 гг. (А. С. Moule, Rulers, стр. 102).

В рассматриваемом тексте Толуй назван императором (хуан-ди), потому что его старший сын Мoнкэ-хан (правил в 1251 — 1259 гг.) по вступлении на трон в 1251 г. присвоил ему посмертно императорский титул Ин-у хуан-ди (доблестный и воинственный император) и храмовое имя Жуй-цзун. Во 2-м г. Чжи-юань (1265) четвертый сын Толуя, Хубилай, присвоил ему другой посмертный титул — Цзин-сян хуан-ди (блистательный и помогавший император) (Юань ши, гл. 115, л. 3б). Как известно, на самом деле Толуй не был на престоле великого хана, он лишь правил в качестве регента в период междуцарствия 1227 — 1229 гг.

О нем см.: Юань ши, гл. 115, лл. 1a — 3б; Синь Юань ши, гл. 108, стр. 6844/1 — 3; ЮШЛБ, гл. 30, лл. 5а — 7а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 33, лл. 1a — 9а; Paшид-ад-дин, т. 2, стр. 102 — 113; А. С. Moule, Rulers, стр. 102; H. Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 102 — 103, прим. 77.

63. Чо-бу-гань (Cоb?аn).

64. Шуанци цзуй-инь цзи, гл. 2, л. 1a.

65. Ли-цзун ши-лу — “Правдивые описания [деяний] Ли-цзуна”. Южносунский император Ли-цзун (26.I.1205 — 16.??.1264) правил с 17.??.1224 по 1264 г. (см.: А. С. Moule, Rulers, стр. 89). Но у нас нет сведений об источнике Ли-цзун ши-лу.

66. Су-ба-эр-хань (Subarqan).

67. Цинчжоу — город на территории совр. провинции Шаньдун (Atlas, 42 — 43, F-2).

68. Сведений об округе Ечжоу найти не удалось.

69. Юаньчжау — совр. уездный г. Чжэньюань провинции Ганьсу (Ди мин цы-дянь, стр. 683). См. также: Atlas, 42 — 43, D-2.

70. Мяньчжоу — совр. уездный г. Люсян в Шэньси (Ди мин цы-дянь, стр. 401).

71. Хуайдун чжи-чжи сы — “управление императорского [комиссара] в Хуайдуне”.

72. Перевод В.П. Васильева гласит: “Нынешний император Чингис, его полководцы, министры и главнейшие чиновники все принадлежат к Черным Татарам (Харачин?)” (История и древности, стр. 217). Так называемые черные татары не имеют ничего общего с современными родами харачинов. См. прим. 15.

73. Чи — мера длины, равная в ту эпоху приблизительно 0,3 — 0,32 м; цунь — 1/10 чи.

74. Пай-цзы-тоу — десятник. По ТИМ (§§ 191, 224, 228) и Юань ши (гл. 98, л. 1б), у монголов войсковыми подразделениями командовали: темник — кит. вань-ху или монг. tumen-u noyan, тысячник — цянь-ху или mіn?аn-u noyan, сотник — бо-ху или ja'un-u noyan и десятник — пай-цзы-тоу или harban-u noyan. См.: А. С. Moule, The Siege of Saianfu and the Murder of Achmach Bailo, — JNCB, vol. 59, 1927, стр. 26 — 27; P. Ratchnevsky, Code, стр. XLIII — LXXXVI; F. W. Cleaves, The Mongolian Documents in the Musee de Teheran, — HJAS, vol. 16, 1953, стр. 46, пр. 7; его же, The Biography of Bayan of the Barin in the Yuan shih, — HJAS, vol. 19, 1956, стр. 203, прим. 5, стр. 210, прим. 53. О пай-цзы-тоу см.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 215, прим. 363; P. Ratchnevsky, Code, стр. LVIII.

Б. Я. Владимирцов пришел к заключению, что при нарождающемся кочевом феодализме в эпоху Чингис-хана сотни и тысячи представляли собой наследственные владения больших и малых вассалов в системе вассалитета (Б.Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 102 — 110). Как отмечает П. Рачневский, десятичная система военной организации монголов соответствовала такой же системе их социальной организации (P. Ratchnevsky, Code, стр. 55, прим. 2, стр. 139, прим. 1).

Институт десятичной организации армии, закрепленный в ясе Чингисхана (см.: G. Vernadsky, The Scope and Contents of Chingis Khan's Yasa, — HJAS, vol. 3, 1938, стр. 350), как и многие другие мероприятия его, является продолжением древней практики Азии. Об этом см.: В.В. Бартольд, Туркестан, стр. 451; Б. Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 102.

75. Цзe-лоу — не совпадает с принятой китайской транскрипцией имени отца Чингис-хана Есyгэя, которая представлена в форме Е-су-гай: *** или *** в Шэн-у цинь-чжэн лу (лл. 1б, 14б, 18a) и *** (Yesugei) в Юань ши (гл. 1, л. 3б). О различных формах этого имени см.: Campagnes, стр. 1, 2, прим. 1.

76. Чэн-цзи-сы хуан-ди — “император Чингис”. Чэн-цзи-сы (cinggis) — китайская транскрипция слова “Чингис”, встречающаяся также и в других источниках (Хэй-да ши-люе, л. 1a; Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 57а; Юань ши, гл. 1, л. 14б). Ниже (л. 3а) у Чжао Хуна мы находим несколько другую иероглифическую форму. Ф. Эрдман отмечал, что если бы “Чингис” был титулом, то оно не требовало бы прибавления к нему титула “хан” (F. Erdmann, Temudschin der Unerschutterliche, Leipzig, 1862, стр. 607 — 608). В связи с этим П. Пельо указывал на имена Онг-хана, Буйрук-хана и Таян-хана, в которых первые элементы представляют сами по себе титулы, но признавал, что “Чингис” является, вероятно, эпитетом или именем, а не титулом (P. Pelliot, Notes I, стр. 297 — 298). В то же время во всех других случаях П. Пельо называет титулом все сочетание “Чингис-хан”. Г.H. Румянцев специально подчеркивал, что “„Чингис" является именно титулом, а не именем” (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 310, прим. 294).

Очевидно, титулом является все сочетание, в котором первый элемент представляет собой эпитет. Что касается этимологии и значения слова “чингис”, то в этой маленькой заметке можно коснуться только части литературы (более полную библиографию см.: P. Pelliot, Notes I, стр. 296-303; F.W. Сleaves, SMI, 1362, стр. 98 — 99, прим. 26; Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 309 — 311, прим. 294, стр. 311 — 312, прим. 297, стр. 315 — 316, прим. 305 и 306. Г. H. Румянцева).

Из позднейших монгольских источников в Эрдэни-йин тобчи Саган-сэчэна (I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 70) содержится легенда о том, что в 1189 г. в день избрания Тэмyджина хаганом “на четвероугольном камне, перед юртой сидела пятицветная птица, похожая на жаворонка, и пропела „чингис", „чингис"” (перевод Г.H. Румянцева. См.: Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 311, прим. 297). И.Я. Шмидт (Geschichte, стр. 379) и Д. Банзаров (Собрание сочинений, стр. 175) писали о том, что эта же легенда передается и китайскими источниками. Недавно Г. H. Румянцев, ссылаясь на Виделу (Visdelоu, Supplement a la Bibliotheque orientale de M. d'Herbelot, La Haye, 1780, стр. 150), подтвердил это (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 311 — 312, прим. 297). Он указал также на тибетские сочинения (G. Huth, Geschichte des Buddhismus in der Mongolei, Bd I, стр. 11 [тибетский текст]). Ссылка всех этих авторов на китайские источники является результатом недоразумения. П. Пельо отметил ошибку И.Я. Шмидта и Д. Банзарова (P. Pelliоt, Notes I, стр. 298). Как справедливо говорит П. Пельо, А. Гобиль (A. Gаubil, Histoire de Gentchiscan et de toute la dynastie des Mongous ses successeurs conquerants de la Chine, Paris, 1739, стр. 12) и Виделу, упоминающие указанную легенду, писали о том, что они слышали ее от монголов. Де Гинь (De Guignes, Histoire generale des Huns, des Turcs, des Mogols et des autres Tartares occidentaux, Paris, 1756 — 1758, III, стр. 22), который писал о легенде как об основанной на китайских источниках, по мнению того же автора, просто неправильно понял А. Гобиля. Это относится и к Г.H. Румянцеву, писавшему после П. Пельо; что касается упоминаемых им тибетских источников, то тибетский текст представляет собой почти дословный перевод монгольского.

Рашид ад-Дин писал о происхождении и значении слова “чингис”: “Значение чин — сильный и крепкий, а чингиз — множественное от него число, [по смыслу] одинаковое с [наименованием] гур-хан, которое было прозванием великих государей Кара-Хитая, иначе говоря — государь сильный и великий” (т. I, кн. 2, стр. 150). Он еще дважды повторяет это же высказывание (там же, стр. 252 и 253), причем в первом случае рассказывает о том, что “значение [слова] чингиз такое же, как слова гур-хан, то есть сильный и великий государь”, но что Тэмyджину был присвоен титул “чингиз” ввиду того, что титул “гур-хан” был присвоен противнику Чингис-хана Джамухе. Этимология слова “чингис”, предложенная Рашид ад-Дином, перешла в сочинение Абуль Гази (см.: Histoire des Mogols et des Tatares, par Aboul-Ghasi Behadour Khan publiee, traduite et annotee par le Baron Desmaisons, t. II, St.-Pbg., 1874, стр. 88). Она была принята и К. д'Оссоном (С. d'Ohsson, Histoire des Mongols, t. I, стр. 99).

Д. Банзаров в статье “О происхождении слова „чингис"” правильно указывал на отсутствие в монгольском языке окончания множественного числа -гис (Собрание сочинений, стр. 175) и выводил слово “чингис” от древнего сюннуского титула шань-юй (стр. 175 — 176). Как считал П. Пельо, “это было для того времени остроумным предположением, на которое едва ли влияет высокомерное опровержение Эрдмана (Temudschin, 607 — 608).

Но Банзаров был неправильно информирован о древнем произношении в китайском языке: шань-юй — это древний *** (? от более архаичного ***), и я не думаю, чтобы древний звонкий начальный звук сюннуского оригинала мог дать начальный c- в монгольском языке” (P. Pelliot, Notes I, стр. 297). Г.И. Рамстедт (G.J. Rаmstedt, Mogholica, Beitrage zur Kenntniss der Monghol-Sprache in Afghanistan, — “Journ. de Ia Soc. Finno-Ougr.”, XXIII, 4, стр. 25) и П. Пельо (P. Pelliot, Les Mongols et la Papaute, Extrait de la Revue de l'Orient Chretien, 3e Serie, t. III (XXIII), № 1 — 2 (1922 — 23), Paris, 1923, стр. 23, прим. 2) независимо друг от друга высказывали предположения о том, что “чингис” является палатализованной формой тюркомонгольского tenggis “море”. Эта этимология отвергалась Б. Я. Владимирцовым (О прозвище “Dayan”-qa?an (Даян-хан), — ДАН — В, 1924, стр. 120). Мнение Б.Я. Владимирцова было поддержано Г.H. Румянцевым (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 316 — 317, прим. 306). Но в комментариях к книге Марко Поло (P. Pelliot, Notes I, стр. 298 — 302), которые не были известными Г.H. Румянцеву, П. Пельо обосновал свою гипотезу на большом материале. Если говорить о литературе, посвященной Чингис-хану, то она, как известно, весьма обширна и все растет. По мнению Ф. В. Кливза (SMI, 1362, стр. 99), “Чингисхан” Б.Я. Владимирцова (Ф. В. Кливз ссылается на английский перевод этой книги: The Life of Chingis Khan, London, 1930, transl, by Prince D. S. Mirsky) и “Le conquerant du Monde” (Vie de Gengis-khan) (Paris, 1944) P. Груссэ являются лучшими биографиями Чингис-хана. О культе Чингис-хана среди современных монголов см.: Г.H. Потанин, Поминки по Чингис-хане, — ИРГО, т. XXI, 1885; Цыбен Жамцарано, Культ Чингиса в Ордосе, Из путешествия в Южную Монголию в 1910 г., — CAJ, vol. XI, 1961, стр. 194 — 234; О. Lattimore, The Chingis Khan Relics, — IRAS, vol. 39, 1952, стр. 164 — 166; С.Д. Дылыков, Эджен-хоро, — “Филология и история монгольских народов”, M., 1958, стр. 228 — 274 (стр. 235 — 274 — переписанные рукой С.Д. Дылыкова тексты трех рукописных книг, прославляющих Чингиса и читаемых в дни жертвоприношений духу его и тенгриев); Rintsсhen, Zum Kult Tschinggis-khans bei den Mongolen, 1959, стр. 9 — 22 (о культе Чингиса в некоторых буддийских монастырях МНР до 1937 г. и Ejen qoriy-a).

Xуан-ди (“император”) передает тюрко-монгольский титул “хан” или “хаган”. В китайском переводе ТИМ оба титула передаются как “хуан-ди”. П. Пельо писал, что, судя по китайским текстам монгольской эпохи, “Чингис-хан не носил высшего титула qa?an; этот титул был принят только его преемником Oгoдэем” (P. Pelliоt, Les Mongols et la Papaute, стр. 19). B 1930 г. (TP, vol. XXVII, 1930, стр. 25) он также выразил сомнение, чтобы Чингис-хан имел титул qa?an. Ф.В. Кливз отмечает, что П. Пельо первым подверг сомнению традиционный титул Cinggis qa?an (F.W. Cleaves, SMI, 1362, стр. 98, прим. 26). В “Histoire des campagnes de Gengis khan” (стр. 15) П. Пельо еще раз указал, что титул qahan в истории монголов появляется только со времени Oгoдэя. В одной из последних своих работ “Notes on Marco Polo” (стр. 302) неопровержимое доказательство правильности сказанного он видел в выражении Cinggis qan-i (родительный падеж в разговорном языке), с которого начинается текст так называемого “Чингисова камня”, хранящегося в Эрмитаже (Ленинград) и датируемого приблизительно 1225 г. (последнее исследование, новый перевод текста см.: L. Hambis, A propos de la “Pierre de Gengis-khan”, — “Melanges publies par l'Institut des hautes etudes chinoises”, t. 2, Paris, 1960, стр. 144 — 157; цитируемое выражение см. на стр. 144 — 145).

П. Рачневский еще в 1937 г. указывал на титул qa'an, впервые принятый Oгoдэем, и qan, который носил Чингис-хан (P. Ratchevskу, Code, стр. LXXXVII, 209, прим. 3). Рашид ад-Дин называет основателя монгольской империи Чингиз-ханом. П. Пельо в связи с этим отмечал, что Рашид ад-Дин озаглавил отдельные разделы своего сборника летописей “cingiz-han”, “Ogotai-han”. “joci-han”. ca?atai-han”, “Tului-han”, “Guyuk-han” и “Mongka-han”, но “Qubilai-qaan”. oгoдэй первым принял титул qa'an, и то как своего рода личный эпитет, благодаря которому даже позже достаточно было его назвать qa'an-han.

Только Хубилай принял титул великого qa'an просто как эпитет и о нем говорили как о Qubilai-qa'an (P. PeIliоt, Notes I, стр. 302). Однако, судя по новейшему русскому переводу Рашид ад-Дина (т. II, перевод с персидского Ю.В. Верховского, прим. Ю.П. Верховского и Б.И. Панкратова, редакция проф. И.П. Петрушевского, М. — Л., 1960), Рашид ад-Дин кроме Oгoдэя и Хубилая причисляет к каанам еще Мoнкэ (стр. 7, 126, 153).

В ТИМ мы встречаем всюду форму cinggis-qahan — Чэн-цзи-сы ха-хань в китайской транскрипции, в которой сохранилась ТИМ (см.: E. Hаеnisch, Worterbuch, стр. 174) или иногда cinggis-qa'an (§§ 220 и 249). Последняя форма употребляется тогда, когда данное слово стоит в косвенных падежах, например в дательно-местном cinggis-qa'an-a (“Чингис-ха'ану”) — Чэн-цзи-сы ха-а-на в китайской транскрипции (§§ 220 и 249). Транскрипция типа ха-а-на (qa'an-a “ха'ану”) объясняется слоговым характером китайских иероглифов, при помощи которых невозможно отдельно передать в данном случае фонему а — суффикс дательного падежа или фонему n — окончание слова qa'an. Китайские переводчики иногда транскрибируют и формы косвенных падежей слова qahan, например qahan-tur (“ха'ану”, одна из форм дательно-местного падежа), но у них не всегда это получается удачно, когда нужно передать суффикс — отдельный гласный. Например, в §§ 190, 202, 265, 269 дательный падеж слова xa-хань=qahan ими передан через ха-хань-на=gаhаn-nа или qahann-a. Конечно, суффикс дательного падежа а мог быть передан через ***, но этот редкий иероглиф, выражающий не слог, а фонему, чаще всего употребляется как восклицательная частица и, по-видимому, по этой причине не применяется для транскрибирования суффикса а.

В ТИМ даже предки Чингис-хана названы qahan: Ambaqai-gahan (§§ 52, 53, 58, 70, 71), Qabul-qahan (§§ 48, 52, 53) и Qutula-qahan (§§ 48, 51, 58). B Шэн-у цинь-чжзн лу предки Чингиса, даже те, которые никогда не были предводителями, также именуются qahan (см., например, л.9а).

Что касается употребления в ТИМ титула qahan или qa'an в отношении Чингиса и его предков, то П. Пельо считал это результатом влияния позднейшей традиции на авторов или, скорее всего, переписчиков ТИМ (P. Pelliot, Notes I, стр. 302). В оригинале Шэн-у цинь-чжэн лу, по его мнению, также не было титула qahan. “Китайские переводчики, следуя обычаю, который твердо установился по крайней мере со времени Хубилая, ретроспективно применили титул qahan ко всем государям монгольской монархии первой половины XII в., так же как и к самому Чингисхану, и распространили его даже на князей кэрэитов и найманов” (Campagnes, стр. 15). Надо сказать, что титул qan в ТИМ все же употребляется по отношению к Чингис-хану (§ 202 и 255). В первом случае он встречается без имени Чингиса. В § 202 сказано, что “Чингис-ха'ану там дали имя хана (qan)” (речь идет о возведении Тэмyджина на престол в 1206 г.). Что касается § 255, то в списке ЮЧБШ П.И. Кафарова, изданном Б.И. Панкратовым, монгольский предводитель титулуется как cinggis-qahan, а не cinggis-qan, как утверждает Л. Гамбис (L. Hambis, A propos de la “Pierre de Gengis-khan”, стр. 148), очевидно, на основании другого издания, в котором основатель монгольского государства фигурирует под именем Чингис-хана (qan) (например, в изданиях Э. Хэниша, С. А. Козина и П. Пельо). В § 255 и 269 Чагатай называет отца qan-ecige “отец-хан”. Здесь также нет последовательности, так как несколькими строками ниже в § 255 (как и в §§ 278, 280 и 281) oгoдэй именует Чингис-хана qahan-ecige, “отец-хахан”. Из предков Чингис-хана Батачи именуется Bataci-qan, а не qahan (§ 1). Упомянутые Хабул-хахан и Хутула-хахан одновременно названы Qabul-qan (§§ 139, 140), Qutula-qan (§§ 122, 179, 206). Цзиньский император, везде именуемый Altan-qahan или Altan-qa'an (“Золотой хахан”) (см.: E. Haenisch, Worterbuch, стр. 172), в § 272 назван Altan-qan.

Лица, транскрибировавшие ТИМ, по-видимому, делали, хотя и непоследовательно, какое-то различие между титулами qahan ~ qa'an и qan. Возможно, что наиболее значительные, по их мнению, правители были удостоены ими титула qahan ~ qa'an. Об этом говорит тот факт, что титул хахан наряду с Чингисом носил цзиньский император. В то же время все побежденные Чингисом предводители носили только титул qan. Таковы, например, кэрэитский То'орил-хан (см.: E. Haenisch, Worterbuch, стр. 183), или Онг-хан (Ong-qan) (стр. 181), татарский Аджей-хан (Ajei-qan), найманские Таян-хан (Tayang-qan) (стр. 182) и Гyчyлyк-хан (Guculuk-qan) (стр. 175). Имея в виду сочетание cinggis-qan (по списку Л.И. Кафарова, cinggis-qahan), встречающееся в начале § 255, Л. Гамбис полагает, “что при транскрибировании текста „Секретной истории" все параграфы, в которых приводится имя Чингис-хана, были переправлены и что только одно из них (т. е. имен. — H. M.) было оставлено в своей старой форме по упущению” (стр. 149).

О происхождении титулов qan и qa'an см.: L. Krader, Qan-Qa?an and the Beginnings of Mongol Kingship, — CAJ, vol. I, стр. 17 — 35; L. Hambis, A propos de la “Pierre de Gengis-khan”, стр. 149 — 151.

77. Как известно, источники расходятся по вопросу о годе рождения Чингис-хана. Из китайских авторов Чжао Хун дает дату, которая, по нашему мнению, заслуживает наибольшего доверия (год цзя-сюй — 1154).

Что касается других китайских источников, то в них мы находим косвенные указания на то, что монгольский вождь родился в 1162 г. Так, в Шэн-у цинь-чжэн лу, появление которого относится ко второй половине XIII в., после рассказа об уничтожении кэрэитского Ван-хана, имевшего место, вероятнее всего, в 1203 г., сообщается, что в то время императору, т. е. Тэмyджину, было 42 года (Шэн-у цинь-чжэн-лу, л. 53a), т. е. 41 год по-европейски. В сборнике Tao Цзун-и, завершенном в 1366 г., говорится, что Чингис-хан умер в 1227 г. в возрасте 66 (65) лет (Tао Цзун-и, Чжо-гэн-лу, — ЦШЦЧ, 1936, кн. 0218, гл. 1, стр. 21).

В Юань ши мы находим следующие сведения: “Осенью в [день] жэнь-у 7-й луны [года дин-хай] (18.VIII.1227) [император] занемог и в [день] цзи-чоу (25.?ПІ.12Й7) преставился в походном дворце в Ха-лао-ту в Са-ли-чуань”. Когда он умер, ему было 66 (65) лет (Юань ши, гл. 1, лл. 23а — б; перевод ср.: Иакинф, История, стр. 136 — 137, и A. Krause, Cingis Han, стр. 40 — 41).

По всем этим трем китайским источникам получается, что Чингис-хан родился в 1162 г. В ТИМ, так же как в Шэн-у цинь-чжэн лу, которое, вероятно, является переводом какого-то монгольского сочинения, ничего не сообщается о смерти Чингис-хана (говорить о смерти хана было табу; об этом см.: P. Pelliot, Notes I, стр. 305), и мы не можем извлечь из ТИМ каких-либо данных о дате рождения Чингис-хана.

Все позднейшие монгольские источники, в частности монгольские летописи XVII — XVIII вв., дают неправдоподобную дату или, чаще, заимствуют ее из китайских источников. Из последних монгольским историкам была наиболее известна только Юань ши как официальная династийная история. В монгольских летописях XVII в. дата рождения Чингис-хана выведена из нее.

В самой ранней из дошедших до нас летописей XVII в. — Алтан тобчи в переводе Г. Гомбоева — сообщается, что монгольский хан родился в год Змеи (mо?аі jil) (1161 г.) (Алтан тобчи, стр. 16 [текст] и 130 [перевод]). Но, как указывал П. Пельо (Notes I, стр. 282), 1161 г. является результатом ошибочного вычисления автором летописи. Ибо тут же в Алтан тобчи говорится, что Чингис-хан в 1206 г. поднял “белое знамя с девятью хвостами”, когда ему было 45 лет. Это дает 1162 год.

В Алтан-тобчи в новейшем издании Ч. Боудена годом рождения Чингис-хана назван “год черной змеи” (qara mо?аі jil) (С.R. Вawden, The Mongol Chronicle Altan tobci, Wiesbaden, 1955, стр. 45 (text) and стр. 129 (translation)). Ч. Боуден по этому поводу пишет: “Это, вероятно, является ошибкой, должно быть qara morin („вороной конь"), что соответствует „году шим-коня", т. е. 1162 г., у Саган-сэчэна, стр. 62. Qara mо?аі, т.е. „шим-змея", представляет собой невозможную комбинацию” (там же, стр. 129, прим. 3). П. Пельо также приходил к заключению: “Не может быть никакого сомнения в том, что в источнике Алтан тобчи имелось в виду, что Чингис родился в 1162 г.” (P. Pelliot, Notes I, стр. 282). В летописи Эрдэни-йин тобчи Саган-сэчэна 1162 г. указывается как год рождения монгольского предводителя (I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 62 (Text) und 63 (Ubersetzung); ср. также стр. 376). В приложении к истории буддизма в Тибете, написанной Сумба-хутуктой, сообщается, что Чингис родился в 1162 г. (В.П. Васильeв, К хронологии Чингисхана и его преемников, стр. 1). Данные этого источника XVIII в., по-видимому, прямо или косвенно (скорее всего косвенно, через посредство монгольских сочинений, так как другие даты, так же как в монгольских работах, неточны) восходят к китайским источникам.

По мусульманским источникам, в частности по Рашид ад-Дину, основатель монгольского государства родился в год Свиньи (т. I, кн. 2, стр. 74, 246 — 247), который соответствует 1155 г. Нельзя не обратить внимания на то, что Рашид ад-Дин, как видно из неоднократных упоминаний об этом, определял годы жизни Чингис-хана с большой тщательностью, так как они должны были составить хронологические рамки основной его летописи — истории жизни Чингис-хана. Как и китайским историкам, исходными точками для установления года рождения монгольскога хана послужили ему известная дата смерти и возраст Чингис-хана. Указав, что точный год рождения хана не зафиксирован, он пишет: “Однако для всех монгольских царевичей, эмиров и вельмож [а'йaн] известно, ведомо и достигло границы всеобщей гласности, что продолжительность его жизни была 72 года, а на 73 году [жизни] он скончался” (там же, стр. 74).

Во всех позднейших работах по истории монголов годом рождения Чингис-хана считается 1162 г. теми авторами, которые исходят из данных официальной китайской историографии, и 1155 год — теми, которые основываются на мусульманских источниках, причем среди последних есть китайские ученые старой и новой школ.

Еще А. Гобиль, исходя из сообщений китайских источников, считал, что монгольский завоеватель родился в 1162 г. (A. Gaubil, Histoire de Gentchiscan, стр. 2), а Майя — что в 1161 г. (J. de Mailla, Histoire generale de la Chine, ou Annales de cet empire; traduites du Tong-kien-kang-mou, Paris, 1779, t. IX, стр. 2, 8. Здесь 1161 г. является результатом неправильного вычисления вместо 1162 г.). Так же поступают К. д'Оссон (С. d'Ohsson, Histoire des Mongols, t. 1, стр. 38, прим., стр. 281), О. Вольф (О. Wolff, Geschichte der Mongolen oder Tataren, Breslau, 1872, стр. 34), Г. Ховорт (H. Howorth, History of the Mongols, London. 1876, pt I, стр. 50).

Недавно в КНР Шао Сюн-чжэн посвятил специальную статью рассматриваемому вопросу (Шао Сюн-чжэн, Чэн-цзи-сы хань шэн нянь вэнь-ти (“К вопросу о годе рождения Чингис-хана”), — “Лиши янь-цзю”, 1962, № 2, стр. 133 — 137). Он доказывает, что глава первого монгольского государства родился в 1162 г. Но нельзя признать его доказательства убедительными. Кроме того, появление его статьи было приурочено к предпринятой правительством Мао Цзэ-дуна националистической политической кампании, посвященной “800-летию” со дня рождения Чингис-хана. Надо полагать, что Шао Сюн-чжэну, видному китайскому историку и специалисту-монголоведу, выпала незавидная “честь” написать статью в угоду узкополитическим целям своих правителей.

П. Пельо ставил под сомнение сообщение Юань ши о 1162 г., но на основании анализа данных Шэн-у цинь-чжэн лу и буддийской хроники 1344 г., автору которой был известен ранний текст Шэн-у цинь-чжэн лу, полагал, что Чингис-хан родился в 1167 г., приходящемся на год Свиньи по тюрко-монгольскому календарю (R. Grоusset, L'empire mongol 1re phase), Paris, 1941, стр. 51, прим. 5; P. Pelliot, Notes I, стр. 285 — 287). П. Пельо писал по поводу своей гипотезы: “Я далек от уверенности в дате 1167 год из-за наличия более ранних текстов, которые говорят о 1154 — 1155 гг., но 1167, может быть, более согласуется с дальнейшей жизнью Чингис-хана и по этой причине достоин внимания и критики со стороны будущих историков” (Notes I, стр. 287). Но ко времени появления посмертного издания цитированных примечаний к книге Марко Поло некоторые исследователи уже успели принять 1167 г. за год рождения Чингис-хана на основании указанной гипотезы. Так, Рене Груссэ (R. Grоusset, L'empire Mongol, стр. 51) и Г.Д. Мартин (H.D. Martin, Chingis Khan and his Conguest of North China, стр. 59) основываются на этой дате. Эти историки, по-видимому, поспешили с принятием гипотезы, к которой сам автор ее, как мы видели выше, подходил очень осторожно. С другой стораны, многие исследователи, исходя из сообщений Рашид ад-Дина, считали, что Чингис-хан родился в 1155 г. Из них укажем в качестве примера только на И. Хаммера-Пургшталя (J. von Hammer Purgstall, Geschichte der Goldenen Horde, Pest, 1840, стр. 56) и Ф. Эрдмана (F. von Erdmann, Temudschin der Unerschutterliche, Leipzig, 1829, стр. 572 — 574). В.В. Бартольд (см.: Образование империи Чингисхана, — Сочинения, т. V, M., 1968, стр. 256; Туркестан, стр. 526), Г. E. Грумм-Гржимайло (Западная Монголия и Урянхайский край, т. II. стр. 401) и Б.Я. Владимирцов (Чингис-хан, стр. 18) последовательно придерживались сведений, сообщаемых Рашид ад-Дином, и писали, что Чингис-хан родился в 1155 г. Причем они видели подтверждение даты Рашид ад-Дина в сообщении автора Мэн-да бэй-лу о 1154 г.

После того как Хун Цзюнь (1840 — 1893) перевел часть труда Рашид ад-Дина на китайский язык, многие китайские ученые отказались от традиционной китайской версии (1162 г.) и приняли дату, приведенную у персидского историка. К ним относится прежде всего сам Хун Цзюнь, ссылающийся на Мэн-да бэй-лу в подтверждение достоверности данных Рашид ад-Дина (Хун Цзюнь, Юань ши и-вэнь чжэн-бу — “Исправления и дополнения Юань ши переводными текстами”, гл. 1 (ч. 2), ЦШЦЧ, кн. 3912, Шанхай, 1936, стр. 114), а также авторы Мэн-у-эр ши-цзи и Синь Юань ши соответственно Ту Цзи (МШЦ, гл. 2, л. 1a·) и Кэ Шао-минь (Синь Юань ши, гл. 2, стр. 6606/2). Кэ Шао-минь пишет: “Тай-цзу родился, держа в правой руке запекшуюся кровь, похожую на красный камень, лицо светилось. Этот год был и-хай, 3-й год Чжэнь-юань цзиньского владетеля Ляна” (там же), т. е. 1155 г.

Эта дата признается большинством современных китайских историков (см., например, Юй Юань-ань, Чэн-цзи-сы хань чжуань (“Биография Чингис-хана”), Шанхай, 1955, стр. 9; его же, Нэй Мэн-гу ли-ши гай-яо (“Очерк истории Внутренней Монголии”), Шанхай, 1958, стр. 26; Чжоу Гу-чэн, Чжун-го тун-ши (“Общая история Китая”), Шанхай, 1956, т. 2, стр. 115).

Чжао Хун, надо полагать, вычислил год рождения монгольского хана на основании сообщенного ему возраста Чингис-хана по китайскому способу, т. е. от года синь-сы (1221) отнял все число лет (не учитывая, что в это число входит 1 год утробной жизни) и получил цзя-сюй (1154), так же как в начале XVII в. (1604) неизвестный автор монгольской летописи Алтан тобчи, исходя из сообщаемого в китайских источниках возраста Чингис-хана (66) в 1227 г., установил, что он родился в год Змеи (1161). В 1221 г. Чжао Хуну, очевидно, было сообщено, что Чингис-хану тогда было 67 лет. В таком случае сведения его и Рашид ад-Дина совпадают.

1155 год, по-видимому, является наиболее вероятной датой рождения монгольского хана. При этом надо учесть, что Чжао Хун побывал у монголов, от которых он черпал свои сведения еще при жизни Чингис-хана, в 1221 г., когда воины последнего, очевидно, были осведомлены о своем предводителе, в частности о его возрасте.

О возрасте Чингис-хана ко времени смерти по китайским и монгольским источникам см.: E. Haenisch, Die letzten Feldzuеge Cinggis Han's und sein Tod, — AM, vol. IX, 1933, стр. 547 — 548; о годе рождения его см.: Г.E. Грумм-Гржимайло, Западная Монголия и Урянхайский край, т. II, стр. 401 — 402, прим. 1; P. Pelliot, Notes I, стр. 281 — 288.

78. Го — “государство”. — В изд. Хань-фэнь лоу также написано “го” (“государство”) (Шо-фу, гл. 54, л. 16б).

79. Т.е. о годe рождения Чингис-хана.

80. ...когда зазеленеют травы. — Пэн Да-я также пишет о том, что татары когда-то прежде вели счет годам по появлению первой травы весной (Хэй-да ши-люе, л. 7б), но там же отмечает, что до принятия китайского шестидесятилетнего цикла они пользавались летосчислением по двенадцатилетнему животному циклу. Чжао Хун ниже (Мэн-да бэй-лу, л. 4б) указывает на то же самое, правда именуя годы по животному циклу “названиями годов правления”.

Известно, что монголы издавна вели летосчисление по так называемому тюрко-монгольскому двенадцатеричному животному циклу. Поэтому можно предположить, что сообщения об отсчете времени по появлению первой зеленой травы является своего рода штампом у китайских авторов.

81. Сань-чао бэй-мэн xуй-бянь (“Компиляция о клятвенных договорах с Севером [в течение] трех правлений”) — обширная работа Сюй Мэн-шэня (1124 — 1205) (его биографию см.: Сун ши, гл. 438, лл. 8б — 9б) в 250 глав, в которой собраны и расположены в хронологическом порядке материалы об отношениях Китая с чжурчжэньским государством Цзинь с 1117 по 1162 г. при сунских императорах Хуй-цзуне (1100 — 1126), Цинь-цзуне (1126 — 1127) и Гао-цзуне (1127 — 1162). См.: Сюй Мэн-шэнь, Сань-чао бэй-мэн хуй-бянь, т. 1 — 4, Тайбэй, 1962. См. также: Юн Жун, Ти-яо, т. 2, стр. 1070 — 1071. Цит. текст см.: Сюй Мэн-шэнь, Сань-чао бэй-мэн хуй-бянь, т. 1, гл. 3, стр. 33 (4б).

82. Ли Синь-чуань, Цза-цзи, 2, гл. 19, стр. 591.

83. Перевод В. П. Васильева: “Мне несколько раз случалось спрашивать число месяца” (История и древности, стр. 217 — 218). Текст и чан вэнь би шэн юе жи, в котором перед юе жи (“месяц и число”) стоит шэн (“рождение”), не оставляет сомнения в том, что в нем речь идет о днях и месяцах рождения.

84. Перевод В. П. Васильева: “Они не умеют даже отличить весны от осени (!)” (История и древности, стр. 218).

85. Детское имя (сяо-мин), т.е. имя, которое в Китае носили дети до совершеннолетия, то же самое, что сяо-цзы или жу-мин (“молочное имя”). Так как у монголов и чжурчжэней дается одно имя на всю жизнь, то для них детское имя является личным именем. У В.П. Васильева сяо-мин переведено как “кличка” (История и древности, стр. 218). Ниже в тексте Ван Го-вэя говорится о детских именах и китайских именах (мин) чжурчжэней (Мэн-да бэй-лу, лл. 5а — б). В биографическом разделе Цзинь ши встречается очень много китайских имен императорских родственников, полководцев и чиновников с указанием “первоначальных имен” (бэнь мин) последних. Например, упоминаемый в цитате (л. 5а) в качестве примера четвертый сын Агуды в его биографии в Цзинь ши (гл. 77, лл. 1a — 6а) назван Цзун-би, а У-чжу дано как одна из форм его “первоначального”, т. е. чжурчжэньского, имени (л. 1a).

86. Мин-хуй — букв, “имя и табу”. Мин — первое имя, в отличие от существующего у китайцев второго имени (цзы); хуй — табуированное имя после смерти носителя.

87. В тексте употреблен другой иероглиф для последнего слога.

88. Тянь-цы — “пожалованный Небом”. В тексте: най и-юй тянь-цы эр цзы е. В.П. Васильев перевел это место: “Некоторые говорят, что Чингис есть исковерканное слово (из двух китайских букв) Тянь-цы („Пожалованный небом")” (История и древности, стр. 218). Переводя рассматриваемый отрывок и процитировав В.П. Васильева, П. Пельо писал: “Интерпретация Васильева может быть правильной, хотя это не буквальный перевод; что я перевел как „передает" (renders) — это и-юй, которое может означать как перевод, так и фонетическую транскрипцию. Однако более вероятно, что Чжао Хун считал чэн-цзи-сы переводом (а не транскрипцией) тянь-цы... Во всяком случае смущает то, что В.П. Васильев до конца придерживался (ср. ЗВОРАО, IV, 379) этимологии Чжао Хуна, которая является явно фантастической” (P. Pelliot, Notes I, стр. 296).

В “Истории и древностях” В.П. Васильев, ссылаясь на Чжао Хуна (на Мэн Хуна по нему), писал о том, что тянь-цы, превратившееся у монголов в Чингис, есть название годов правления Чингис-хана (стр. 140).

В другой статье он также отмечал, что “политическими руководителями монгольских завоевателей были чжурчжэни, кидане и китайцы”. Далее он продолжал: “Что им была за охота обобщить для всей династии имя какого-то темного народца (имеется в виду этноним „монгол". — H. М.), из которого не происходили и Чингисхан с Мухури и Субутаем? Поэтому-то я стою и за искажение имени самого Чингиса из китайского слова: Тянь-цы, дарованный небом” (К хронологии Чингисхана и его преемников, стр. 5). В.П. Васильев предпринимает также попытку лингвистически объяснить этимологию слова “чингис”: “Среднеазиатские языки неспособны выговаривать Тянь. Поэтому и вышло Чань или Чинь; давать цы, сы, в южных (но, может быть, тогда и в северных) наречиях произносится Ги”.

На самом деле тянь-цы не является ни девизом правления, ни переводом или транскрипцией слова “чингис”, а есть точный перевод монгольского эпитета tngri-yin oggugsen “данный небом”, употреблявшегося перед титулом хана (см. прим. 498).

89. Цянь ю, букв, “впереди имеются”.

90. Цзю. — Изучение этого знака и обозначаемого им института было начато выдающимся китайским ученым Цянь Да-синем, а затем вопросы, связанные с этим институтом, рассматривались Ван Го-вэем, Чэнь Шy и японскими исследователями Янай Ватари, Ханэда Тору и еще некоторыми другими. Этот знак не зарегистрирован в китайских словарях, в том числе в древних и средневековых, включая Кан-си цзы-дянь. Цянь Да-синь (1728 — 1804) указывал, что он не мог найти последнего иероглифа в словарях (Чжу ши ши-и (“Восполнение пропусков в [династийных] историях”), гл. 5, л. 6б). В терминологическом словаре, приложенном к Ляо-ши, указанный знак передан в форме *** (цзю) и объяснен как “название войска” (Ляо ши, гл. 116, л. 4а). Цянь Да-синь отмечал, что иероглиф цзю “собирать”, встречающийся в позднейших изданиях Ляо ши, Цзинь ши и других источниках, в ранних изданиях Ляо-ши напечатан в форме *** (Цянь Да-синь, Чжу ши ши-и, гл. 5, л. 6б).

В настоящее время можно считать установленным, что первоначально термин передавался в начертании *** (ЧэньШу, *** цзюнь као-ши чу-гао (“Предварительные заметки по объяснению войск ***”), — “Ли ши юй-янь янь-цзю со цзи-кань”, 1949, № 20, т. 2, стр. 252 — 256).

Чтение этого знака не было установлено. В.П. Васильев читал его чжа (История и древности, стр. 218). Янай Ватари полагает, что этот знак графически передает киданьское слово tu или tyu (Янай Ватари, Моко си кэнкю, Токио, 1966, стр. 75). Ван Го-вэй рассматривал термин цзю-цзюнь (“войска цзю”) в связи с термином чжу-инь из ЮЧБШ. Он считал, что термин чжу-инь соответствует встречающемуся у Рашид ад-Дина термину kiuin (по чтению И. Березина) и этот знак должен читаться по-китайски как чжу. У Ван Го-вэя цзю-цзюнь отождествляется с чжу-инь из ЮЧБШ (Ван Го-вэй, Юань-чао би-ши чжи чжу-инь и-эр-цзянь као (“Исследование [выражения] чжу-инь и-эр-цзянь (juyin irgen) в Юань-чао би-ши”), — - “И-шу”, кн. 7, л. 16a). Чэнь Шу пришел к выводу, что киданьский знак *** “темный”, возможно, был первоначальной формой знака ***. Поэтому последний и есть графическое выражение слова “са-га”, представляющего собой, по его мнению, результат трансформации киданьского слова “khara” (“черный”) (Чэнь Шу, Чу-гао, стр. 298 — 299).

Основным аргументом Чэнь Шу является то, что слово чжу-инь, соответствующее слову ***, у Рашид ад-Дина встречается в форме kiuin (по И. Березину) или couyin (по д'Оссону), транскрипция же kiuin ила couyin близка к тюркскому kuk (“темный”) или khara ~ chara (Чэн Шу, Чу-гао, стр. 263, 266). Но фонетические закономерности тюркских и монгольских языков не дают примеров подобных чередований, а также нет возможности выводить тюрко-монгольское kok (“темный”, по Чэнь Шу, но вернее, “голубой”) или, тем более, qara (“черный”) из kiuin.

Следовательно, Чэнь Шу в исследовании, вышедшем сравнительно недавно, в 1949 г., на наш взгляд, делает шаг назад по сравнению с Янай Ватари и особенно Ван Го-вэем.

В ТИМ термин juyin (чжу-инь в китайской транскрипции в ЮЧБШ, по которому Ван Го-вэй читал этот знак), встречается не один раз (§§ 53, 247, 248, 266). Э. Хэниш сравнивает juyin с juyil (монг. “вид”, “род”) (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 95). Но отождествление juyin с juyil исключается. В одном случае (§ 53) сообщается, что “татарский народ джyйин” (tatar juyin irgen) (в переводе С. А. Козина “татары джyйинского племени”) схватили Амбагай-хагана и повезли к цзиньскому императору, а во втором случае Чингис-хан отдает Бо'орчу и Мухали пополам “китайских джyйин (qitat irgen-yi juyin-i — букв, “джyйинов китайского народа”) и говорит, что “кара-китайские джyйин” (qara-qitat juyin irgen — букв, “кара-китайский народ джyйин”) были доверенными и верными людьми цзиньского императора (§ 266).

У Рашид ад-Дина встречается название “татары-куин” (т. I, кн. I, стр. 103), которые у И. Березина названы “татары Кюин” (Сборник летописей, История монголов, сочинение Рашид-эддина, перевод с персидского, с введением и примечаниями, — ТВОРАО, ч. V, 1858, стр. 51; далее: “Сборник летописей”, пер. И. Березина).

Рассказывая о начале похода Чингис-хана в Китай в 1211 г., Рашид ад-Дин в другом месте упоминает “области, которые монголы называют Джаукут”, наряду с “областями Хитая, Кара-Хитая и Джурджэ” (Сборник летописей, т. I, кн. 2, стр. 163). У Рашид ад-Дина, очевидно, и в данном случае речь идет о тех же самых “джyйин”, по ТИМ. Ибо в ТИМ там, где повествуется о походе хана в Китай в 1211 г., упоминаются только джyйин наряду с кара-китайцами, т. е. киданями, и чжурчжэнями (Qara kitad-un, jurced-un) (§248).

Таким образом у Рашид ад-Дина, по-видимому, даются две транскрипции, соответствующие джyйин (juyin): 1) куин (в переводе Л. А. Хетагурова) и кюин (в переводе И. Березина) и 2) джаукут (в переводе О.И. Смирновой). При этом последняя транскрипция, по-видимому, восходит к ja'u+?ud, т. e. ja'u+окончание множественного числа ?ud; ja'u соответствует первому слогу джyйин (джy) более, чем первый слог в транскрипции Л.А. Хетагурова.

Пэн Да-я называет *** (цзю) кавалерийский отряд численностью 50 всадников (Хэй-да ши-люе, л. 18a), причем не может быть сомнения в том, что у Пэн Да-я мы имеем дело именно с транскрипцией какого-то чужого слова, так как автор в своем примечании еще раз дает транскрипцию знака по китайскому методу фань-це.

В связи с этим нужно отметить, что иероглиф цзю, встречающийся в источниках вместо первоначального ***, возможно, даже не является ошибочным начертанием последнего, а вопреки мнению Чэнь Шу — транскрипцией его. В Ляо ши встречается имя ***, которое пишется то как *** Цзу-ли, то как *** Цзу-ли (Чэнь Шу, Чу-гао, стр. 257).

Таким образом, существуют следующие транскрипции знака *** джy (монгольская), ку, кю, джа'у (персидские) и цзю и цзу (китайские). Что касается второго слога слова джyйин, которое Ван Го-вэй, как было сказано, считает фонетической транскрипцией киданьско-китайского цзю-цзюнь (“войска цзю”), то, как нам кажется, этот слог (йин) восходит к китайскому слову жэнь “человек”. Это вполне вероятно, так как в источниках очень часто встречается сочетание цзю-жэнь. Оно, по-видимому, было распространено в разговорном языке того времени и легко могло перейти в монгольский язык. Кроме того, фонетические соображения также заставляют думать, что вторым слогом монгольского сочетания джyйин, по-видимому, является именно жэнь, ибо в некоторых диалектах Северного Китая жэнь произносится как ень или инь.

Судя по сообщению Пэн Да-я и транскрипциям, при определении значения цзю надо исходить из монг. ja'u “сотня”. Этот термин при Ляо и Цзинь обозначал войска, состоявшие из различных племен и расселенные на границах для несения пограничной службы. В государстве Цзинь насчитывалось в войсках до 15 племен цзю, в том числе киданей, татар и монголов (Чэнь Шу, Чу-гао, стр. 279), но ко времени завоевания цзиньской территории монголами большинство войск цзю составляли кидани. По существу это, по-видимому, были не войска, а организованное по-военному население пограничных областей. Они пользовались определенными привилегиями. В целом институт джyйин (цзю жэнь) “люди джy” очень напоминает институт казачества, существовавший в феодально-крепостнической России.

91. О ша-то см.: прим. 5.

92. Mонгус (мэн-гу-сы, mong?us) — одна из транскрипций этнонима “монгол”. Очевидно, здесь мы имеем форму этого этнонима с окончанием множественного числа -s, так же как, возможно, -1 в слове Mong?ol (см.: прим. 2). В.П. Васильев полагал, что “мэн-гу” (“получить древнее”, как он переводил этот термин) является названием годов правления, принятым Чингис-ханом (История и древности, стр. 160 — 161). Но, как известно, никаких девизов правления у Чингис-хана не было.

93. ...незаконныи. — Чжао Хун употребляет здесь эпитет вэй “незаконный”, “фальшивый” перед названием годов правления цзиньского императора, ибо для него как представителя китайской династии Южных Сунов всякие некитайские государственные образования на территории Китая не могли являться законными.

94. ...разбойников (лу). — О причине употребления этого презрительного слова см.: прим. 93.

95. Чжэн-мэн цзи (“Записка о карательном походе против монголов”) Ли Ляна — записка в объеме цзюани (главы), написанная Ли Да-ляном, сыном южносунского чиновника, перешедшего на сторону государства Цзинь в период правления Цзянь-янь (1127 — 1129). По мнению Ван Го-вэя, тщательно исследовавшего вопрос о подлинности сочинений о монголах периода Южных Сунов, указанное сочинение содержало много ошибок, было написано понаслышке автором, жившим позднее описываемых событий (Ван Го-вэй, Нань-сун жэнь со-чуань мэн-гу ши-ляо као (“Исследование исторических источников о монголах, оставленных людьми Южных Сунов”), — И-шу, кн. 6, л. 27a).

96. Чжи-чжай шу-лу цзе-ти — библиографический труд южносунского писателя Чэнь Чжэнь-суня. Биографии автора в Сун ши нет. По одним данным, он состоял на должности в Чжэси в 1234 — 1236 гг. Книга состоит из 22 цзюаней и представляет собой описание сочинений по 53 группам. Она известна по тексту, сохранившемуся в составе Юн-лэ да-дянь. См.: Юн Жун, Сы-ку цюань-шу цзянь-мин му-лу, 1, стр. 320; Xy Юй-цзинь, Ти-яо бу-чжэн, стр. 670 — 676.

97. Мин-вэй цзян-цзюнь (букв, “проницательный воинственный полководец”) — почетный военный титул, соответствующий чину низшего первого класса (чжэн) пятого ранга (пинь) (см.: Цзинь ши, гл. 55, л. 6a).

98. Дэнчжоу — город в совр. провинции Шаньдун. См.: Ди-мин цы-дянь, стр. 926/3; Atlas, 42 — 43 G-2.

99. Цзянь-янь цзюй-коу — “большой разбойник [периода] Цзянь-янь”, т.е. изменник по отношению к династии Сун, перешедший на сторону Цзинь в годы Цзянь-янь (1127 — 1129), когда сунский двор под натиском чжурчжэней бежал на юг страны.

100. Чжи-чжай шу-лу цзе-ти, гл. 5, л. 9a.

101. Мэн-жэнь, букв, “мон[гольские] люди”; здесь мэн — сокр. от мэн-гу (“монголы”).

102. Тай-цзу юань-мин хуан-ди.

103. Да-жэнь, букв, “та[тарские] люди”; здесь да — сокр. от да-да (“татары”).

104. Мэн (сокр.).

105. Мэн го.

106. Об этнониме “мэн-у” (“монгол”) см.: прим. 2.

107. Цзяо-юй, букв, “акула” (Selachoidei).

108. Главнокомандующий (ду юань-шуай) — военный чин 1 -го ранга 2-го класса (Цзинь ши, гл. 55, л. 16б).

109. Цзун Би (чжурчжэньское имя У-чжу, ? — 4148) — четвертый сын основателя династии Цзинь Агуды. Его биографию см.: Цзинь ши, гл. 77, лл. 1a — 6а. Действительно был главнокомандующим и отличался в войне с Сунами, но в его биографии не говорится о его войне с кочевниками.

110. Цзу-юань хуан-ди.

111. Лян — личное китайское имя цзиньского правителя Фэй-ди или Хайлин цзюнь-вана, чжурчжэньское имя — Дигунай (род. в 1122 г., правил с 9.I.1150 по 15.XII.1161) (R.С. Moule, Rulers, стр. 100. О нем см.: Цзинь ши, гл. 5).

112. Здесь опускаем. — Ван Го-вэй опустил фразу, в которой упоминается о нападении монголов на государство Цзинь: “Когда монголы (мэн-жэнь) вторглись в государство Цзинь, [они] назвали себя великим монгольским государством (да мэн-гу го). Поэтому пограничные чиновники прозвали их Монголией (Мэн-гу)” (Ли Синь-чуань, Цза-цзи, сб. 2, гл. 19, стр. 591). Но в этом издании Цза-цзи вычеркнута непосредственно следующая за сообщением фраза, содержащаяся в тексте Ван Го-вэя: “Теперь татары... мэн-да”. Это, очевидно, результат редактирования комиссией ученых Цянь-луна, которая устраняла из сочинений всякие оскорбительные, с её точки зрения, выражения для некитайских династий, правивших Китаем. Но из рассматриваемой цитаты вытекает, что монголы назвали свое государство “великое монгольское государство” в 1211 г., когда они напали на Цзинь.

113. Великое монгольское государство — да мэн-гу го, по-видимому, является переводом монгольского выражения “yeke Mong?ol ulus”. В Хэй-да ши-люе (л. 1a) мы находим название Да мэн-гу, которое соответствует монгольскому “yeke Mong?ol”. Оно встречается у Плано Карпини (у него в форме “Иека-Монгал”) (Карпини и Рубрук, стр. 37; см. также прим. 36 H.П. Шастиной на стр. 201). В ТИМ мы находим выражения “Mongqoljin ulus”, mongqol ulus (“монгольское государство”) (§ 202) и olon mongqol ulus (“многочисленное монгольское государство”) (§ 273).

Из текста Цза-цзи Ли Синь-чуаня вытекает, что государство Чингисхана стало именоваться “великое монгольское государство” с 1211 г. Хуан Дун-фа (о нем см.: прим. 123) также сообщает, что татары в 1211 г. назвали свое государство Да мэн-гу го (Мэн-да бзй-лу, л. 4а, прим. Ван Го-вэя). В надписи на печати Гуюк-хана (1246 — 1248) на послании его папе Иннокентию IV, привезенном Плано Карпини и сохранившемся в архивах Ватикана, мы находим официальное монгольское название монгольского государства “Yeke Mong?ol ulus” (P. Pelliоt, Les Mongols et la Papaute, стр. [22] et Pl. II; см. также рецензию В. Котвича на эту работу в “Rocznik Orjentalistyczny”, vol. 2, 1919 — 1924 (выпущен во Львове в 1925 г.), стр. 278; ср. также перевод легенды на русский язык H.П. Шастиной: Карпини и Рубрук, стр. 215 — 216, прим. 151). То же выражение встречается в двуязычных китайско-монгольских надписях 1335, 1338, 1346, 1362 гг., переведенных и тщательно прокомментированных Ф. В. Кливзом.

114. Т.е. мон[голо]-та[тарами].

115. Вербовочно-карательное управление (чжао-тао сы). — В Цзинь ши сообщается, что такие управления создавались только на северо-западе, юго-западе и северо-востоке (Цзинь ши, гл. 57, л. 21a). Это были органы по поддерживанию связей с соседними народами.

116. Мэн-у.

117. Туань-сай.

118. У-ци-май — второй чжурчжэньский император Тай-цзун (храмовое имя), китайское личное имя Шэн (1075 — 7.II.1135, правил с 27.IX. 1123) (А. С. Moule, Rulers, стр. 100). В тексте ошибочно стоит У-ци-гун. О нем см..: Цзинь ши, гл. 3.

119. Линьхуан — город на территории бывшей пров. Жэхэ севернее р. Хуан (совр. Сира-мурен). Ныне сохранились лишь развалины его. Монгольское название его — Боро-хотон (Сиратоpи Kyракити и др., Манею рэкйси тири, т. II, Токио, 1913, стр. 81; J. Mullie, Les anciennes villes de l'Empire des Grands Leao au Royaume mongol de Barin, TP, vol. XXI, 1922, стр. 149 и ел., 160 и сл.; L. Gibert, Dictionnaire, стр. 102. См. также: Ди-мин цы-дянь, стр. 1294/2; Atlas, 46 — 47, G-2).

120. Цзинчжоу — город на территории бывшей пров. Суйюань. См.: Atlas, 46 — 47, G-2. См. также прим. 452.

121. Государство больших людей (да-жэнь го) — в Ляо чжи говорится о том, что первоначально насчитывалось восемь племен киданей, происходивших от одной большой семьи да-хэ, и что старшины племен, из которых один выбирался государем на три года, назывались да-жэнь “большие люди” (R. Stein, Leao-tche, стр. 50 — 51). Возможно, что у Ли Сунь-чуаня приводятся сведения, относящиеся к киданям — государству, управлявшемуся предводителями племен.

122. Ли Синь-чуань, Цза-цзи, сб. 2, гл. 19, стр. 591. У Ван Го-взя в цитате после слов “[Эти] люди не варили пищи” опущена фраза “могли видеть ночью”. Цитата почти дословно совпадает с сообщением Да Цзинь го-чжи, переведенным В.П. Васильевым (История и древности, стр. 166 — 167). Эти сведения, по-видимому, были заимствованы авторам Да Цзинь го-чжи у Ли Синь-чуаня.

123. Гу-цзинь цзи-яо и-пянь (“Древние и современные утраченные сочинения с записями важных [событий]” — сочинение (1 цз.) южносунского автора Хуан Чжэня (второе имя — Дун-фа, выдержал экзамен на цзинь-ши в 1256 г.). Биографию Хуан Чжэня см.: Сун ши, гл. 438, лл. 17б — 21a. Об указанном сочинении см.: Чжун-го цун-шу цзун-лу, т. 2, стр. 370/2.

124. Мэн-гу го.

125. О форме этнонима “чжурчжэнь” см.: H. Ц. Myнкуев, Китайский источник, стр. 100 — 101, прим. 67.

126. Т.е. Хайлин вана (1150-1161).

127. Хуан Чжэнь, Гу-цзинь цзи-яо и-пянь, изд. Чжи-бу-цзу чжай цун-шу, сб. 21, кн. 4, л. 5a.

128. Т.е. сообщение Хуан Дун-фа.

129. Т.е. на сочинении Ли Синь-чуаня.

130. В.П. Васильев переводит: “...и ему (т. е. послу. — H. M.) дают на память только вырезанный приказ (?)” (История и древности, стр. 218), хотя в МДГШ, которым пользовался В.П. Васильев, мы имеем тот же иероглиф чжи, что в тексте Ван Го-вэя.

131. Мэн-да бэй-лу, изд. Шо-фу, гл. 54, л. 17а. Но в этом издании написано *** (чжи).

132. Т.е. приказы.

133. О термине “хуй-ху” см.: введение, прим. 63.

134. Мэн-да бэй-лу, изд. Шо-фу, гл. 54, л. 17a.

В этом издании действительно написано си-хэ вместо лян-хэ. Но вариант лян-хэ — букв, в “обоих Хэ”, т. е. в Хэбэе и Хэнани, наиболее приемлем.

135. Хуй-ху цзы — “уйгурская письменность”. Эта письменность, по-видимому, начала распространяться среди монголов Чингис-хана в 1204 г. До этого в монгольских племенах, подчиненных Чингис-хану, не знали никакой письменности. “Сам Чингис-хан, — писал Б.Я. Владимирцов, — никогда не знал грамоты, как и не знал ни одного языка, кроме своего родного монгольского” (Б.Я. Владимирцов, Чингис-хан, стр. 79).

Первым человеком, познакомившим монгольскую знать с уйгурскими буквами, был уйгур Та-та-тун-а, захваченный в плен монголами в 1204 г. после разгрома найманов. В его биографии в Юань ши сообщается: “Та-та-тун-а был уйгур. [Он] был от природы умен и сообразителен и искусен в беседах и рассуждениях. [Он] глубоко постиг письменность своей страны. Найманский Даян-хан уважал его и приказал ему ведать своей золотой печатью и налогами (цянь гу — букв, „деньгами и хлебом"). Когда Тай-цзу (т. е. Чингис-хан) выступил в карательный поход на запад и найманское государство погибло, Та-та-тун-а положил печать за пазуху и бежал.

[Когда он] был схвачен, император стал порицать его: „Люди и земли Даяна полностью перешли ко мне! Куда ты шел с печатью?" [Та-та-тун-а] отвечал ему: „[Это] долг слуги! [Я] собирался сохранить [печать даже ценой] жизни, хотел разыскать старого хозяина и вручить ему. Как бы [я] посмел иначе!".

Император сказал: „[Это] верный и почтительный человек!" — и спросил [его], для чего употреблялась эта печать. [Та-та-тун-а] ответил ему: „Она употреблялась как свидетельство [подлинности указа хана] во всех делах, когда взимались налоги и назначались люди [на должности]". Император одобрил это и приказал [Та-та-тун-а] оставить в свите.

После этого во всех случаях, когда издавались императорские указы, стала употребляться печать. [Та-та-тун-а] было приказано по-прежнему ведать ею. Император спросил [его]: „Хорошо ли ты знаешь письменность своей страны?" Та-та-тун-а в ответе изложил все, что [он] знал. [Это] пришлось по душе [императору], и [он] приказал [Та-та-тун-а] обучить царевичей и князей писать на своем языке уйгурскими буквами” (Юань ши, гл. 124, лл. 6а — б), Биографию Та-та-тун-а см.: Юань ши, гл. 124, лл. 6а — 7а; ЮШЛБ, гл. 28, лл. 2а — 6; Ту Цзи, МШЦ, гл. 45, лл. 2а — б; Синь Юань ши, гл. 136, стр. 6885/4. См. также Abel Remusat, Nouveaux melanges asiatiques, t. II, Paris, 1829, стр. 61 — 63; P. Pelliot, — JA, t. I, 1913, стр. 457; его же, Les systemes d'ecriture en usage chez les anciens mongols, — AM, vol. II, 1925, стр. 287, 288, прим. 2; его же, Notes sur le “Turkestan”, стр. 33 — 35, 34 — 35, прим.; Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 288, прим. 194 Г.H. Румянцева.

 

Юань ши — единственный источник об истории заимствования монголами уйгурской письменности, к которому восходят остальные китайские работы (ср.: P. Pelliot, Les systemes d'ecriture..., стр. 287, 287 — 288, прим. 1; его же, Notes sur le “Turkestan”, стр. 34, прим.).

Сведения, содержащиеся в монгольских летописях, также прямо или косвенно восходят к Юань ши. Например, в летописи 1765 г. Алтан тобчи (Мэргэн-гэгэна уратского) описывается эпизод, аналогичный приведенному выше из Юань ши (перевод см.: A.M. Позднеев, Лекции по истории монгольской литературы, т. 1, СПб., 1896, стр. 14 — 16; см. также: Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 296, прим. 221 Г. H. Румянцева). Монгольский автор почти дословно переводит китайский текст из Юань ши или ЮШЛБ, в которой биография Та-та-тун-а переписана из Юань ши с незначительными изменениями (см. ЮШЛБ, гл. 28, лл. 2а — б).

A.M. Позднеев считал, что этот рассказ почти дословно заимствован из ЮШЛБ с той только разницей, что в последней обстоятельства задержания Та-та-тун-а и беседа с ним связаны с именем Чингиса (A.M. Позднеев, Лекции, т. 1, стр. 16). В Алтан тобчи основным действующим лицом в этом эпизоде, так же как во многих других случаях, является не Чингис-хан, а его брат Хасар, причем оказывается, что последний берет уйгура Та-та-тун-а в учители и сам обучается письму. Это объясняется, вероятно, тем, что автор летописи, возможно, перенес в свое сочинение распространенные среди хорчинов предания, в которых роль Хасара в ранней истории монголов была преувеличена, так как хорчинские князья считают его своим прямым предком (о содержании летописи см.: W. Heissig, Die Familien- und Kirchengeschichtsschreibung der Mongolen, Wiesbaden, 1959, стр. 171 — 191).

Таким образом, по вопросу о принятии монголами письменности в монгольских летописях XVII в. нет оригинальных сведений. В Юань ши говорится, что Чингис-хан “приказал [Та-та-тун-а] обучить царевичей и князей писать на своем языке при помощи уйгурских букв” (мин цзяо тай-цзы чжу-ван и вэй-у цзы шу го янь) (Юань ши, гл. 124, лл. 6а — б). В ЮШЛБ Вэй Юаня (1794 — 1856) сказано, что Чингис-хан приказал Та-та-тун-а “обучить царевичей и князей уйгурской письменности” (цзяо тай-цзы чжу-ван и вэй-у цзы) (ЮШЛБ, гл. 28, л. 2а). Ту Цзи писал о том, что Чингис-хан приказал “царевичам и князьям (хуан-цзы чжу-ван) транскрибировать монгольские слова уйгурскими буквами” (и вэй-у цзы и мэн-у юй) (T у Цзи, МШЦ, гл. 45, л. Ia).

Автор Синь Юань ши Кэ Шао-минь (1850 — 1933) понимает тай-цзы чжу-ван только как хуан-цзы (“императорские сыновья”). Он отмечает, что монгольский хан приказал Та-та-тун-а обучить “императорских сыновей” (чжу хуан-цзы) “писать при помощи уйгурских букв” (и вэй-у-эр цзы шу). (Синь Юань ши, гл. 136, стр. 6885/4). Выражение тай-цзы чжу-ван мы переводим “царевичи и князья”. П. Пельо переводил его как “princessse fils”. Он указывал на неправильность толкования этого выражения Абелем Ремюза как “старший сын Чингиса и другие монгольские князья” (“le fils aine de Tchingkis et les autres princes mongols”). П. Пельо справедливо отмечал, что в начале царствования Чингис-хана тай-цзы “наследник престола” не мог обозначать такового и что в Мэн-да бэй-лу в рубрике Тай-цзы чжу-ван перечислены все сыновья монгольского хана (P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 34, прим.). Кэ Шао-минь, как видно из сказанного выше, понимал тай-цзы чжу-ван только как чжу хуан-цзы “императорские сыновья”, т. е. сыновья Чингис-хана.

П. Пельо отмечал существенное различие между Юань ши и ЮШЛБ по вопросу о том, чему обучал Та-та-тун-а сыновей Чингис-хана — писать по-монгольски уйгурскими буквами, как сказано в Юань ши, или только писать по-уйгурски. Абель Ремюза придерживался последнего мнения вслед за Ю. Клапротом, считавшим, что в правление Чингис-хана (1206 — 1227), oгoдэй-хана (1229 — 1241), Гуюк-хана (1246 — 1248) и Мoнкэ-хана (1251 — 1259) монголы писали не по-монгольски, а по-уйгурски (A. Remusat, Recherches sur les langues tartares, Paris, 1820, стр. 31).

Кэ Шао-минь, очевидно, также считал, что монголы сперва писали по-уйгурски (он не указывает, на каком языке они писали). Ту Цзи, наоборот, прямо говорит, что монголы “транскрибировали (и) монгольские слова уйгурскими буквами”, т. е. писали на своем языке. Известно, что так называемый “Чингисов камень” и легенда на печати Гуюка 1246 г. (см.: P. Pelliot, Les Mongols et la Papaute, pl. II) написаны на монгольском языке уйгурскими буквами. На этом основании П. Пельо высказывался за версию Юань ши. (Подр. см.: P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 34 — 35, прим. 1). Следовательно, еще при Чингис-хане монголы писали на своем родном языке, приняв только уйгурскую письменность.

О монгольской письменности см.: Г.И. Pамстедт, Сравнительная фонетика монгольского письменного языка и халха'ско-ургинского говора, СПб., 1908, стр. 1 — 2, стр. 3, прим. 1; P. Pelliot, Les systemes d'ecriture, стр. 284 — 289; его же, Notes sur le “Turkestan”, стр. 34 — 35, прим. 1; Б.Я. Владимирцов, Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия, Л., 1929, стр. 66 — 89; Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 288, прим. 194, 195 Г. H. Румянцева; Pинчен, Монгол бичгийн хэлний з?й, Улан-Батор, 1964; Г.Д. Санжеев, Старописьменный монгольский язык, M., 1964, стр. 7 — 8.

136. Нотные знаки для флейты. — Пэн Да-я сравнивает уйгурский алфавит, который он называет хуй-хуй цзы (букв, “мусульманская письменность”), со знаками китайских музыкальных нот цюй-пу (Хэй-да ши-люе, л. 8a); перевод сообщения Чжао Хуна о монгольской письменности см.: F.W. Сleaves, A Chancellery Practice of the Mongols in the Thirteenth and Fourteenth centuries, — HJAS, vol. 14, 1951, стр. 498 — 499. О сунских нотных знаках-иероглифах см. там же, стр. 499 — 500, прим. 17.

137. Имеется в виду тюркский двенадцатилетний животный цикл, принятый в Тибете и Монголии (подр. см.: P. Pelliоt, Le cycle sexagenaire dans la chronologie tibetaine, — JA, t. 1, 1913, стр. 633 — 667; Csomo de Koros, Tibetan Modes of Reckoning Time, — в кн.: “Grammar of the Tibetan Language”, Calcutta, 1834, стр. 147 — 154; A.M. Позднеев, Монгольская летопись “Эрдэнийн эрихэ”, СПб., 1883, приложение; Г.Д. Санжеев, О летосчислении и календаре, — в кн.: “Краткий монгольско-русский словарь”, M., 1947, стр. 415 — 417 и Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 330 — 331, прим. 353 Г.H. Румянцева).

138. Сяцзясы — С.E. Яхонтов по Б. Карлгрену (В. Karlgren, Grammata serica, Stockholm, 1940) читает знаки как yat, kat и sie и реконструирует термин как xir qi' s (“Советская этнография”, № 2, 1970, стр. 117). Но его допущения, к сожалению, недостаточно обоснованы. По-видимому, для ся-цзя-сы надо предположить исходное ?aqas (с учетом ассимиляции). О термине “хакас” см.: Л.P. Кызласов, — “Народы Азии и Африки”, 1968, № 4, стр. 88 — 97; см. также: Г.П. Супруненко, Документы об отношениях Китая с енисейскими кыргызами в источнике IX в. Ли Вэй-гун Хойчан ипинь цзи (“Собрание сочинений Ли Вэй-гуна периода правления Хойчан, 841 — 846 гг.”), — Изв. АН КиргССР, серия общественных наук, т. V, вып. I (История), Фрунзе, 1963, стр. 70 — 80; К.И. Петров, Этногенез киргизов и их движение на Тянь-Шань в XIII — XV вв., — там же, т. II, вып. 3, 1960.

139. Синь Тан шу, изд. “Бо-на”, гл. 217(2), л. 11a.

140. Сюй Цзы-чжи тун цзянь чан-бянь (“Продолжение подборки цитат к „Всеобщему зерцалу, помогающему управлению"”) — сочинение Ли Дао (1115 — 1184), состоящее из 520 глав. Оно сохранилось только частично и при составлении императорской библиотеки Сы-ку цюань-шу в 1773 — 1782 гг. было включено в нее по тексту Юн-лэ да-дянь 1403 — 1408 гг. Автор его Ли Дао (второе имя — Жэнь-фу) был большим эрудитом и крупным чиновником (его биографию см.: Сун ши, гл. 388, лл. 18а — 24а; H. Giles, A Chinese Biographical Dictionary, стр. 466). Доклады его на имя императора о завершении отдельных частей работы датированы 1163, 1168 и 1174 гг. Как указывается в старых китайских библиографических изданиях, Ли Дао “из почтения не осмелился” назвать свой труд продолжением Цзы чжи тун-цзянь Сыма Гуана (1019 — 1086), а назвал его продолжением Цзы-чжи тун-цзянь чан-бянь, являвшейся первым этапом paботы Сыма Гуана. Цзы-чжи тун-цзянь (завершена в 1084 г.) — это, как известно, хронологическая история Китая с 403 г. до н. э. по 960 г. н. э., а Сюй Цзы-чжи тун-цзянь чан-бянь — с 960 г. по 1126 г. См.: Юн Жун, Ти-яо, т. 1, стр. 1036 — 1038; Юн Жун, Сы-ку цюань-шу цзянь-мин му-лу, кн. 1, стр. 194.

141. Помощник секретаря (юань вай лан) — о переводе этого термина см.: R. des Rotours, Traite, t. II, стр. 1076 (Index).

142. Гу-сы-ло (997 — 1065) — вождь тибетских племен в районе Синина и верховьев Хуанхэ, который вел длительные войны с тангутским государством Си Ся в XI в. Первый знак, входящий в состав его имени, обычно читают цзюе (Цзюе-сы-ло) (см., например, R.A. Stein, Recherches sur l'epopee et le barde au Tibet, Paris, 1959, стр. 230; его же, Une source ancienne pour l'histoire de l'epopee tibetaine le Plans Po-ti bse-ru, — JA, t. 250, 1962, стр. 77 — 106; E. И. Кычанов, Очерк истории тангутского государства, стр. 345 (указатель)). Однако этот иероглиф в составе имени Гу-сы-ло следует читать гу (см.: Чжун-хуа да цзы-дянь, Пекин, 1958, стр. 318; Морохаси Тэцудзи, Дай канва дзитэн, т. 2, Токио, 1956, стр. 1020). По Б. Карлгрену, гу следует читать kuk (Grammata, № 49 и 1208), cu — sie (Analytic Dictionary of Chinese and Sino-Japanese, Paris, 1923, № 816) и ло — la (Grammata, № 6). В этом имени можно предположить нечто вроде *Кусра или *Гусра.

Ц. Дамдинсурэн отождествляет героя “Гэсэриады” Гэсэра с Гу-сы-ло (Госыло в транскрипции H.Я. Бичурина, работой которого “История Тибета и Хухунора” (ч. 1, СПб., 1883) он пользуется для изучения китайских источников). См.: “Исторические корни Гэсэриады”, M., 1957, стр. 201 — 212. В Сун ши, в биографии Гу-сы-ло, сообщается, что его имя в переводе на китайский язык означает фо-цзы — “сын Будды” (гл. 492, л. 11б). P. Штейн указывает, что фо-цзы соответствует тиб. rGyal-sras (R.A. Stein, Recherches sur l'epopee, стр. 145, 230), и не находит возможным отождествление Гэсэра с исторической личностью Гу-сы-ло (там же, стр. 143 — 145, 230; R.A. Stein, Une source ancienne, стр. 89).

Биографию Гу-сы-ло см.: Сун ши, гл. 492, лл. 11б — 14a. О его войнах с тангутами см.: E. И. Кычанов, Очерк истории тангутского государства, стр. 136 — 140, 175, 188 — 190. О нем см. также: R. A. Stein, Recherches sur l'epopee, стр. 143 — 145, 230 — 235.

143. Мяочуань — крепость на месте совр. уездного города Лэду (пров. Цинхай) (Ди-мин цы-дянь, стр. 1325/1).

144. Дядя. — Как известно, в дипломатической и политческой практике на Дальнем Востоке и в Центральной Азии в описываемый период и раньше для того или иного правителя назвать правителя другой страны отцом, дядей или старшим братом, а себя сыном, племянником или младшим братом означало признать сюзереном упомянутого правителя. Разумеется, это делалось в результате поражения в войне или под давлением иных обстоятельств. Предводитель тибетских племен Гусыло, который вел длительные войны с Си Ся, действительно признавал зависимость со стороны Китая (см.: E.И. Кычанов, Очерк истории Тангутского государства, стр. 136 — 140, 188 — 195).

145. Цит. текст см.: Сюй Цзы-чжи тун-цзянь чан-бянь, изд. “Чжэцзян шу цзюй”, [1882], л. 9б.

146. Сун ши, гл. 492, л. 13б.

147. Мэн.

148. Го, букв, “государством”.

149. Да мэн-гу го.

150. Временно замещающий императора (цюань хуан-ди). — П. Пельо переводил этот титул как “faisant fonctions d'Empereur”. Он писал: “Термин „замещающий императора" не является титулом, пожалованным Чингис-ханом, который Мухали носил официально, но Чжао Хун сам (л. 7а; П. Пельо цитирует по собранию сочинений Ван Го-вэя 1928, по изд. 1940 г. — л. 8б) говорит, что в Пекине Мухали пользовался всеми внешними отличиями и почестями сына Неба и поэтому его называли „замещающий императора". То же выражение цюань хуан-ди встречается и в Хэй-да ши-люе, л. 12а (по изд. 1940 г. — 14б). Под ним, вероятно, имеется в виду обозначение Мухали, вошедшее в употребление среди окитаившихся цзиньцев и китайцев Северного Китая” (Campagnes, стр. 362).

Пэн Да-я, побывавший при монгольском дворе и в Северном Китае в 1233 г., относит рассматриваемый титул к разряду китайских титулов, которые представители монгольских властей в Китае “узурпировали” и присвоили сами себе (Хэй-да ши-люе, л. 14б).

Выражение цюань хуан-ди встречается еще в письме Сарта-хорчи, возглавлявшего монгольский поход в Корею в 1231 — 1232 гг., на имя корейского командования, сохранившемся в составе Корё са (гл. 23, л. 7б; см. также: G. Ledуагd, Two Mongol Documents from the Koryo sa, — JAOS, vol. 83, 1963, Document II, [стр. 235]). Здесь “лагерем цюань хуан-ди” назван лагерь Сарта-хорчи (цюань хуан-ди со).

Чжао Хун в рассматриваемом отрывке называет Мухали цюань хуан-ди Мо-хоу (Мэн-да бэй-лу, л. 4б), т. е. употребляет титулы и имя, которые были распространены среди китайцев и цзиньцев, так же как автор или переводчик письма Сарта-хорчи, писавший на китайском языке, очевидно, выбрал титул, которым китайцы именовали наместника Чингис-хана в Северном Китае, наделенного чрезвычайными полномочиями, в связи с тем, что Сарта-хорчи имел такие же неограниченные полномочия. Г. Ледъярд пишет: “Употребление этого титула в Корё са в отношении Сарта подтверждает наблюдение, сделанное в 1231 г. (описка, должно быть „1233". — H. М.) Пэн Да-я, который в обсуждении монгольских титулов замечает, что „некоторые присваивают себе титул полномочного императора" (Хэй-да ши-люе, л. 14б). Это, конечно, не могло относиться к Мухали, который умер в 1223 г.” (G. Ledyard, там же, стр. 238).

Надо учесть, что в цитированном месте Пэн Да-я суммирует свои впечатления о китайских титулах и должностях, распространенных среди монголов, очевидно, на основании сообщений многих его информаторов-китайцев. Поэтому его сообщение могло относиться и к Мухали, умершему в 1223 г. Сын Мухали Бо'ол, получивший по наследству титул го-ван и должность отца, также мог называться цюань хуан-ди. Хотя последний не был наследственным титулом, принятым монголами, но сын Мухали, ставший наместником, так же как всякий, кто занял бы пост Мухали, был для китайцев цюань хуан-ди.

151. Го-ван (“князь государства”) — титул, который носил Мухали, наместник Чингис-хана в Северном Китае. Го <древнекит. kwek (В. Karlgren, Analytie Dictionary, № 118), а на языке XII — XIII вв. kue и на алфавите Пагс-па gue (A. Dragunоv, The hPags-pa Script and Ancient Mandarin, — ИАН СССР, 1930, Отделен, гуманит. наук, № 669; указание на опечатку gue вместо gue y А. Драгунова см.: F.W. Cleaves, SMI, 1362, стр. 96, прим. 12). В китайско-монгольской двуязычной надписи XIV в. титул Тэн-го гун передан через Ting gui gung (F.W. Cleaves, SMI, 1362, line 2 (pl. XVII), где го=gui. По этому поводу Ф. В. Кливз замечает: “Написание gui особенно интересно, так как оно основано на произношении, которое все еще имеет место в [отдельных] частях Северного Китая” (там же, стр. 96, прим. 13). В ТИМ го-ван=gui ong (§§ 202, 206, 220). П. Пельо так восстанавливал этот титул на основании китайской транскрипции первоисточника го-ван (P. Pelliot, Histoire secrete des Mongols, Paris, 1949, стр. 77, 80), но тут же в сносках указывал на исправление на Guyang. B монгольской летописи XVII в. Эрдэни-йин тоб-чи Саган-сэчэна китайское го передано через gui (gui on ?оncіn) и gui (gui ong ?оncіn) (І. j. Schmidt, Geschichte, стр. 212 и 236). У Рашид ад-Дина (см., например, Сборник летописей, пер. И. Березина, стр. 34, 43, 139 — 140, 195) дано Гован, т. е. русская транскрипция китайского го-ван, без попытки прочесть персидскую орфографию. В новых русских переводах (Pашид-ад-дин, т. I, кн. 1, перевод Л. Хетагурова, стр. 93, 98, 131, 187; т. I, кн. 2, перевод О.И. Смирновой, стр. 114, 170, 176 — 179, 183, 255, 256, 264, 270, 272, 273) Мухали назван Мукали-гойон, но в переводе О.И. Смирновой на стр. 55, прим. 3, указывается на чтение куйaнк в связи с сообщением об Утсаудай-Учкаш-гойон из племени найман, который командовал тысячами Элджидай-нойона (=Элджигидэй-ноян) и который также носил “прозвище” (лакаб) гойон (=го-ван), и на стр. 114, прим. 9, дается транскрипция Мукли-куиaн. В т. II встречается имя эмира из племени джалаир в форме Мукали-Куянк (стр. 144), Микули-Куянк (стр. 146) и Мукули-Куянк (стр. 147, 148, 157, 160), причем только однажды сообщается о том, что во времена Мoнкэ-хана (1251 — 1259) в год Барса (1254) (по Юань ши, гл. 3, л. 4а, описываемое событие имело место в 7-ю луну года жэнь-цзы (Мыши), т. е. в августе — сентябре 1252 г.) Мукали-Куянк из племени джалаир был отправлен вместе с Хубилаем “для завоевания и охраны восточных городов” (стр. 144), а во всех остальных случаях речь идет о его потомках — его сыне Курмиши (стр. 146) , Бахадур-нойоне — сыне Чилаун-Куянка и внуке Мукули-?уянка (стр. 147, 148, 157), который на стр. 157 назван его племянником, и сыновьях его и Курмиши (стр. 160), служивших Мoнкэ-хану и Хубилай-хану (1260 — 1294).

Хотя эти имена не совпадают с именами потомков Мухали, устанавливаемыми по китайским источникам, под Мукали-Куянк, по-видимому, все же имеется в виду Мухали (в таком случае сообщение о его службе при Мoнкэ-хане является анахронизмом, так как он умер в 1223 г.), и “Куянк”, вероятно, передает монгольское произношение китайского “гован”.

Вопрос о различных формах титула го-ван у Рашид ад-Дина, очевидно, будет окончательно решен путем изучения списков оригинала Джами' ат-таварих. П. Пельо читал в оригинале персидскую транскрипцию, очевидно, монгольского варианта титула го-ван как guyang (P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 46, прим. 1; Campagnes, стр. 364). Это довольно близко к куиaнк О.И. Смирновой и куянк Ю.П. Верховского, отличаясь от них только глухостью первого и последнего звуков. Совр. кит. ван <jiwang (В. Karlgren, Analytic Dictionary, № 1298) соответствует *** на языке XII — XIII вв. (A. Dragunov, hPags-pa Script, № 405). Как известно, у монголов, начиная с памятников XIII — XIV вв., оно превратилось в оng в тех случаях, когда оно встречалось самостоятельно. “Но, когда оно входило в сочетание, в котором ему предшествует палатальный гласный, последний смягчал последующий полугласный w-, а -а- в слове wang сохранял прежнюю окраску; именно так образовалось от tai-wang>tayang (ср.: infra, § 26). Слово го в монгольскую эпоху произносилось *kue, *kwe, как мы видим это в транскрипциях на письменности Пагс-па, и *kue-wang с неаспирированным глухим звуком, слышимым иностранцами как сонорный, нормально развилось в *guyang. Эта именно та форма, которая регулярно транскрибируется Рашиду-'д-Дином, и та, которую надо принять также в §§ 202 и 206 ТИМ” (Campagnes, стр. 364). Реконструкция кит. го-ван как *гоон, содержащаяся в кн. 2 т. I нового перевода Рашид ад-Дина О.И. Смирновой (стр. 55, прим. 3; 178, прим. 4), очевидно, не может быть принята. Рашид ад-Дин сообщает, что в 1218 г. “Чингис-хан дал Мукали прозвище „гойон", так как до этого джурдженские же племена прозвали его 'гойон', что значит „государь одной области"” (Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 178). По Юань ши (гл. 119, л. 4а), титул го-ван был присвоен Мухали в 1217 г. (сообщение TИM, § 202, о 1206 г. является анахронизмом). Но вполне вероятно, что в 1217 г. Чингис-хан только закрепил за ним титул, которым называли его китайцы (ср.: Campagnes, стр. 364). На основании приведенных выше данных о наймане, тысячнике Элджигидэя, племянника Чингис-хана, носившем титул го-ван, можно предположить, что этот титул, как и другие китайские титулы (например, даян<да-ван), был принят у найманов и других народов Центральной Азии задолго до Мухали. Го-ван со времен Сунов являлся титулом первого ранга, стоявшим выше цзюнь-вана (там же, стр. 364). В.П. Васильев переводил го-ван то как “великий князь” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 220 и 221; лл. 4б и 8а китайского текста), то как “царь” (там же, стр. 223, 224, 230, 231, 233, 234, 235; 11a, 11б, 15б, 16a, 18a, 18б).

152. Mo-хоy — сокр. китайская форма от Мо-хоу-ло (Moqulo). На л. 8а оно дано в трех формах: Мо-хэй-лэ (Moqolo, Muqolo?) — имя Мухали, употреблявшееся монголами, Мо-хоу-ло — имя его, распространенное среди китайцев, и Моу-хэ-ли (Muqali) — форма, встречающаяся в указах на китайском языке. Пельо, переваливший этот отрывок (ср.: Campagnes, стр. 362 — 363), указывал на несовершенство транскрипции Чжао Хуна. В частности, он писал: “...при помощи хэй в монгольскую эпоху транскрибировалось qi (когда только оно не представляло собой конечного -q), а Чжао Хун, по-видимому, произносил его как ho в [тоне] жу-шэн; *** может произноситься моу или мо, *** -лэй или лэ. Во всяком случае Чжао Хун употребляет три жу-шэн, следовательно, краткие формы, для передачи этого монгольского имени в форме, которую он считает правильной, и три пин-шэн в более выдержанном произношении для передачи того же имени так, как китайцы обычно произносили его. Что касается „указов", то имеются в виду, очевидно, официальные монгольские документы, переведенные на китайский язык (на вульгарный письменный китайский язык, отражающий разговорный язык), где настоящая форма этого имени правильно транскрибировалась как Моу-хэ-ли, -Мухали” (там же, стр. 363).

Этимология имени Мухали неизвестна. Возможно, оно представляет собой диалектную форму слова *moqolai или *moqalai, наличие которого предполагает современное калмыцк. mohla (“раб”) (подр. см. там же, стр. 361 — 362). В Цинь-дин Юань ши юй-цзе (гл. 10, л. 4а) имя монгольского полководца “исправлено”, т. е. переделано на Му-ху-ли и объяснено как “название всякого предмета, грани которого отполированы”, по значенню маньчжурского слова muxоri “округленный” в переводе H.Я. Бичурина (Иакинф, История, стр. 371). H.Я. Бичурин на этом основании в своей работе о первых четырех монгольских ханах всюду называл Мухали Мухури. Он, как известно, безоговорочно принимал выработанные комиссией Цянь-луна новые транскрипции имен исторических лиц некитайского происхождения в Юань ши, Цзинь ши и Ляо ши. H.Я. Бичурин снабдил указанную книгу даже специальным приложением “Показание древних имен и названий, исправленных в историческом словаре династий Юань” (стр. 355 — 393), т. е. выпиской из Цинь-дин Юань ши юй-цзе. И.H. Березин на основании труда H.Я. Бичурина был уверен, что имя Мухали (по нему: Мухули) пишется “в китайских историях Мухури” и “есть маньчжурское мухури тупой, округленный” (“Сборник летописей”, пер. И. Березина, стр. 228). В.П. Васильев также всюду употребляет форму Мухури.

В биографии Мухали в Юань ши сообщается: “В 8-ю луну года дин-чоу (3.IX. — 1.X.1217) [Чингис-хан] императорским указом пожаловал [Мухали титулами] тай-ши и го-ван и [должностью] главного управляющего, исполняющего дела от имени императора (ду син-шэн чэн-чжи син-ши), пожаловал ему клятвенный документ — золотую печать [с надписью], гласящей: „[Пусть] потомки передают государство друг другу без перерыва из поколения в поколение!", выделил [ему] в подчинение войска десяти [племен] хун-цзи-ла (Qunggira[t]), и-ци-ле-сы (ikires), у-лу (uru[d]), ман-у (mang[q]u[t]) и других, а также киданьские [войска] Уера и [другие] иноплеменные и китайские войска и при этом повелел: „Мы сами займемся [землями] к северу от [горы] Тайхан, а [о землях] к югу от Тайхан ты позаботишься!". [Он] пожаловал [Мухали] водружаемое при императорском поезде большое знамя с девятью хвостами и повелел полководцам: „Когда Му-хуа-ли (Muqali) водружает это знамя, чтобы отдавать приказания, то [пусть это] будет, как если бы мы сами присутствовали!"” (Юань ши, гл. 119, лл. 4а — б). Как известно, Мухали был сподвижником Чингис-хана из рода джалаир.

В его биографии также говорится: “[Мухали] вместе с Бо-эр-чжу (Borju), Бо-эр-ху (Borqu[l]) и Чи-лао-вэнь (cila'un) служили Тай-цзу; за [их] верность и отвагу [их] всех называли до-ли-бань цюй-люй (dorben kulu[t]) („четыре кyлyга"), [что] по-китайски как „четыре героя" (сы-цзе)”. 1б). Мухали умер в 1223 г. в возрасте 54 (=53) лет (лл. 8a — б).

Биографию Мухали см.: Юань ши, гл. 119, лл. 1a — 8б; ЮШЛБ, гл. 17, лл. 1a — 4б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 27, лл. 1a — 7а; Синь Юань ши, гл. 119, стр. 6861/1 — 6862/1. О Мухали см.: ТИМ (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 180); Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 93; кн. 2, стр. 114, 129, 170, 176 — 179, 256, 264, 270; Campagnes, стр. 360 — 372; L. Hambis, Chap. CVIII, tabl. 5. О китайских транскрипциях имени Мухали и библиографию китайской литературы о нем см.: Campagnes, стр. 360 — 363, 364 — 365.

153. Мы, татары. — Племена татар, название которых китайцы распространили на все монгольские племена, как известно, были врагами рода Чингис-хана и были истреблены последними задолго до 1221 г., когда автор побывал у монголов в Яньцзине. Мухали, который был из племени джалаир, конечно, не мог причислять себя к татарам. Ван Го-вэй в примечании к этому месту рассказа, по-видимому, справедливо полагает, что Мухали в данном случае употребляет название монгольских племен, принятое китайцами.

154. ...называли себя “мы...” (цзы чэн юе во). — Здесь отточием отмечен пропуск, обнаруженный Ван Го-вэем. В.П. Васильев, не заметив пропуска, присоединил иероглиф (би “они”) из следующей фразы к во: “...вельможи и главнокомандующие называли себя „я" (би)” (В. П. Васильев, История и древности, стр. 220). В монгольском языке, действительно, есть местоимение первого лица единственного числа би (“я”), транскрибируемое в ЮЧБШ (гл. 1, л. 9а) через *** (би), но в Мэн-да бэй-лу китайское местоимение би начинает следующую фразу.

155. В тексте сокр.: “мэн”.

156. ...манхол (ман-хо-эр) — В тексте ТИМ, перетранскрибированной при помощи китайских иероглифов, этноним “монгол” передается через ман-хо (со значком, указывающим на оглушение начального согласного) -лэ (Mangqol, =mongqol) с настрочным переводом да-да (“татары” — общее название монголов в период Мин). См., например, ЮЧБШ, гл. 3, л. 12а.

157. Го-хао, букв, “название государства”.

158. В.П. Васильев переводил это место: “...насильно учат (монголов) как вести дела” (История и древности, стр. 220).

159. Hань цянь лу (“Описание переселения [двора] на юг”) — состоит из одной главы, представляет собой записку Чжан Ши-яня. Заглавие ее объясняется тем, что в ней описываются события, связанные с переездом цзиньского двора на юг в г. Бяньцзин (совр. Кайфын) в 1214 г. после начала завоевания Северного Китая монголами. Она была написана, по-видимому, в 1214 или 1215 г. Как было установлено Ван Го-вэем (Нань Сун жэнь, л. 36а), в сборнике Ли Синь-чуаня Цза-цзи (2, гл. 19), завершенном в 1216 г., содержится критика этой книги. Как видно из примечания Ван Го-вэя (Мэн-да бэй-лу, л. 5a — б), уже сунские писатели считали её подделкой, а юаньский писатель Cy Тянь-цзюе, автор Цзыци вэнь-гао, находил в ней много ошибок. О Нань цянь лу см.: Юн Жун, Ти-яо, т. 2, стр. 847 — 848; Ван Го-вэй, Нань Сун жэнь, лл. 36а — 39а; P. Pellіоt, L'edition collective, стр. 165, прим. 1.

160. ...секpeтаpем-сочинителем. — При Цзинь существовал специальный орган би-шу цзянь “академия секретных книг”. Ему подчинялись чжу-цзо цзюй “сочинительское бюро”, би-янь цзюй “бюро кистей и тушечниц”, шу-хуа цзюй “бюро книг и картин” и сы-тянь-тай “астрономическая обсерватория”. Первое бюро занималось обработкой ежедневных записей о деяниях и высказываниях императора и возглавлялось чжу-цзо ланом “секретарем-сочинителем” — чиновником 6-го ранга 2-го класса (Цзинь ши, гл. 56, лл. 8б — 9a). Остальные “бюро” также обслуживали только императора.

161. Совр. Кайфын.

162. Главноуправляющий. — При Цзинь существовали “ставки главноуправляющих”, ведавшие войсками в области (фу) и возглавлявшиеся чиновниками 3-го ранга 1-го класса (ду цзун-гуань) (Цзинь ши, гл. 57, л. 10а).

163. Чжан И. — Каких-либо сведений об этом лице найти не удалось.

164. Чжи-чжай шу-лу цзе-ти, гл. 5, лл. 9б — 10а.

165. Ли Синь-чуань, Цза-цзи, гл. 19, стр. 588.

40. Cyн ши, гл. 438, л. 12а.

167. Бинь-туй лу (“Записи после ухода гостей”) — произведение южносунского автора Чжао Юй-ши (в его имени иероглифы юй и жу, одинаковой рифмы и одного и того же тона, часто употребляются один вместо другого), состоящее из 10 глав. См.: Чжао Юй-ши, Бинь-туй лу, — ЦШЦЧ, кн. 314 — 315, Шанхай, 1939. Чжао Юй-ши озаглавил свое сочинение “Записи после ухода гостей” потому, что оно составлено им из набросков, сделанных в разное время после ухода гостей, которым он любил экспромтом декламировать о различных событиях (кн. 314, стр. 1, предисловие автора).

168. Бянь — сокращение от Бяньлян или Бяньцзин. В тексте имеется в виду тот факт, когда в июне 1214 г., после заключения мира с Чингисханом, войска которого в марте — апреле находились у стен Чжунду (совр. Пекин), цзиньский император Сюань-цзун переехал со своим двором в Бяньлян, чтобы, находясь подальше от монголов, подготовиться к обороне империи.

169. Ци-ду-вэи. — Еще при династии Тан это был только почетный титул военного чиновника 6-го ранга 1-ro класса (Цзинь ши, гл. 55, л. 6б). P. де Ротур переводит “directeur general de la cavalerie” (“генеральный управляющий кавалерией”) (Traite, стр. 52).

170. ...фиолетового платья. — В период Цзинь в торжественных случаях при дворе чиновник 1-гo ранга обязан был носить помимо прочей одежды определенного образца большой нарукавник, юбку и фартук из фиолетоваго шелка (Цзинь ши, гл. 43, л. 11а). Если у чиновника ранг был ниже, то такая привилегия, очевидно, могла быть пожалована за заслуги.

171. Т. е. сочинения Нань-цянь лу.

172. Ши-цзун (27.Х.1161 — 20.I.1189) — храмовое имя чжурчжэньского императора Вань-яня У-лу (род. 1123 г.), китайское табуированное имя — Юн, чжурчжэньское — У-лу. См.: Цзинь ши, гл. 6, лл. 1a, 2б — 3а; гл. 8, л. 24а; А.С. Moule, Rulers, стр. 100. В предыдущей моей работе ошибочно указана дата вступления на престол Ши-цзуна — 1.XI.1160 (H.Ц. Mункуeв, Китайский источник, стр. 95, прим. 32).

173. Юань-ван — почетный титул, присвоенный в 1186 г. (1.I.) императором Ши-цзуном будущему императору Чжан-цзуну (Цзинь ши, гл. 8,. л. 11б).

174. Цзин — китайское имя чжурчжэньского императора Чжан-цзуна [31.VIII.1168 — 29.XII.1208, правил с 20.I.1189), чжурчжэньское имя Ма-да-гэ. См.: Цзинь ши, гл. 9, лл. 1a, 2а; гл. 12, л. 19а; А. С. Moule, Rulers, стр. 101.

175. Юнь-гун (1146 — 7.VII.1185) — чжурчжэньское имя Ху-ту-ва — второй сын цзиньского императора Ши-цзуна, отец Чжан-цзуна (Цзинь ши, гл. 19, лл. 3б, 8б). Посмертно присвоен императорский титул и храмовое имя Сянь-цзун в 1189 г. В Цзинь ши, в “Дополнениях к „Записям о родословной"”, сказано, что этот акт имел место в день цзя-у 5-й луны 29-го года Да-дин (21.V 189), но в “Основных записях” о Чжан-цзуне это событие отнесено ко дню гуй-хай 2-й луны 29-го года Да-дин (19.II.1189) (гл. 9, л. 2б).

176. О чжурчжэньских и китайских именах чжурчжэней см. прим. 85.

177. Т. е. в сочинении Нань-цянь лу.

178. Ши-да фу.

179. Чжао Юй-ши, Бинь-туй лу, гл. 3, стр. 38.

180. Цзы-ци вэнь-гао (“Сочинения и черновики Цзы-ци”) — сборник сочинений Cy Тянь-цзюе (1294 — 1352), состоящий из 30 глав. Китайские ученые высоко оценивают его как источник. См.: Юн Жун, Сы-ку цюань-шу цзянь-мин му-лу, стр. 738 — 739. Биографию Cy Тянь-цзюе см.: Юань ши, гл. 183, лл. 17б — 20б; о нем см. также: H.Ц. Mункуeв, Китайский источник, стр. 171 — 172.

181. Перевод В.П. Васильева: “...непременно научат их сочинять свой календарь и непременно переменят года и дадут прозвание государству” (История и древности, стр. 220; Мэн-да бэй-лу, стр. 56). Однако здесь дань жи “день рождения императора”, а не “календарь”.

182. Князья и царевичи. — Так переведено выражение тай-цзы чжу-ван, встречающееся в биографии Та-та-тун-а в ЮШЛБ (гл. 28, л. 2а). Абель Ремюза переводил его как “fils aine de Tchingkis et autres princes mongols” — “старший сын Чингиса и другие монгольские князья” (Abel Remusat, Nouveaux melanges asiatiques, t. II, стр. 62). П. Пельо указывал на неправильность этого толкования и предлагал следующий перевод: “les princes ses fils” (“князья, его сыновья”). В связи с этим он, ссылаясь на разбираемое место Мэн-да бэй-лу, где перечисляются все сыновья Чингис-хана, отмечал, что тай-цзы в то время не могло обозначать “наследника престола”; и что у цзиньцев и монголов это слово имело менее определенное значение (P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 34, прим. 1).

В.П. Васильев переводил это выражение как “императорские дети и князья” (История и древности, стр. 220). Так как в тексте речь идет о сыновьях и дочерях Чингис-хана, то В.П. Васильев прав. Учитывая, что тай-цзы, букв, “наследник престола”, не может обозначать дочерей, мы переводим его как “царевичи”. Но так как в рассматриваемом параграфе наряду с сыновьями Чингис-хана названы и его братья, то, по-видимому, заголовок следует переводить как “царевичи и князья”.

183. ...четыре брата. — В ТИМ сообщается, что у Чингис-хана было три младших брата и одна сестра, родившиеся от жены Есyгэй-ба'атура o'элyн: Хасар, Хачи'ун и Тэмyгэ и младшая сестра Тэмyлyн (§ 60). У него было еще два брата от другой жены отца: Бэктэр (старший) и Белгyтэй (§§ 76 — 78). Бэктэр был убит Тэмyджином и Хасаром еще в юности (§ 77). Очевидно, поэтому в Юань ши Бэктэр не упоминается и перечисляются лишь четыре указанных брата Чингис-хана (Юань ши, гл. 107, л. 3а; Chap. CVII, стр. 22 — 23). Так же поступает Рашид ад-Дин (т. I, кн. 2, стр. 51 — 56). Это, по-видимому, объясняется нежеланием упоминать о факте братоубийства. В период пребывания Чжао Хуна в Яньцзине в живых были только Бэлгyтэй и Тэмyгэ (Мэн-да бэй-лу, л. 6б. прим. Ван Го-вэя). Поэтому автор упоминает только их. Его сообщение о наличии других братьев Чингис-хана не совсем точно.

184. Бэлгyтэ-но[ян] — Бянь-гу-дэ-но, Belgude-ne[yan]. У В.П. Васильева: “Бянь-гу-дэ на-цзянь (Бэлгэтэй-ноян) ” (История и древности, стр. 220). Что касается на-цзянь, то иероглиф (на) в период Юань читался но (см.: P. Pelliоt, — ТР, vol. XXXI, 1935, стр. 158; F.W. Cleaves, SMI, 1335, стр. 41, прим. 83). Откуда взято В.П. Васильевым цзянь после на, неизвестно. О форме имени Бэлгyтэя Бянь-гу-дэ-ho, встречающейся в Мэн-да бэй-лу, П. Пельо писал: “Хотя издатель (т. е. Ван Го-вэй. — H. M.) ничего не говорит об этом, надо, очевидно, добавить слово янь для того, чтобы иметь Бянь-гу-дэ-но-янь, Бэлгyтэй-ноян, как в нашем тексте (т.е. в Шэн-у цинь-чжэн лу, — H. М.) (можно допустить, что знак *** следует читать по его второму современному произношению дэй; в противном случае эта транскрипция, вероятно, представляет также возможное произношение Balguta)” (Campagnes, стр. 186). О различных транскрипциях имени Бэлгyтэя см.: L. Hambis, Chap. CVII, стр. 23 — 24, прим. 4; Campagnes, стр. 185 — 186). В Юань ши (гл. 107, л. 3а), так же как у Рашид ад-Дина (т. I, кн. 2, стр. 56), Бэлгyтэй превращен в пятого сына Есyгэя. Это объясняется тем, что он как сын не от главной жены назван в конце списка (ср.: Campagnes, стр. 185). П. Пельо отмечал, что автор Мэн-да бэй-лу прав, когда ставит Бэлгyтэя впереди Тэмyгэ-отчигина, но менее вероятно, чтобы он родился после Чингис-хана и до Джoчи-Хасара, как считал Ту Цзи (Tу Цзи, МШЦ, гл. 22, л. 9а; Campagnes, стр. 185).

По мнению Ван Го-вэя, Бэлгyтэй был моложе Хасара и старше Xa-чи'уна (Мэн-да бэй-лу, л. 6а). Он был жив еще в 1236 г. (Юань ши, гл. 2, л. 5б; Campagnes, стр. 186). О нем см.: ТИМ (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 173); Юань ши, гл. 107, л. 3а; гл. 117, лл. 1a — 2а; ЮШЛБ, гл. 30, лл. 3а — б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 22, лл. 9a — 13б; Синь Юань ши, гл. 105, стр. 6840/3 — 4; Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 56 — 57. См. также: Campagnes, стр. 185 — 187.

185. Тэмoгэ-[от]джин — Тэ-мо-гэ-чжэнь (Temoge-[ot]jin). У В.П. Васильева третий знак прочитан неправильно: Тэ-мо-га-чжэнь (В.П. Васильев, История и древности, стр. 221). У П. Пельо со ссылкой на издание Ван Го-вэя 1928 г. (л. 5а) сказано, что в Мэн-да бэй-лу это имя представлено в форме Тэ-му-гэ-чжэнь (Campagnes, стр. 175). Это, очевидно, является опечаткой. В источниках самый младший из братьев Чингис-хана, который имеется в виду в нашем тексте, назван: Temuge-ot-cigin (его полное имя) (ТИМ, §§ 99, 245), Temuge (там же, §§ 60, 79), Otcigin (ТИМ, §§ 195, 242-245, 255, 281) и Otcigin-noyan (ТИМ, §§ 190, 257, 269, 280), Во-чэнь да-ван (да-ван “великий князь”, O[t]cin) (Чан-чунь cи-ю цзи, 1, л. 16б), Тэ-мо-гэ Во-чжэнь (Temoge-o[t]jin) (Хэй-да ши-люе, л. 23a), Во-чжэнь но-янь (O[t]jin-noyan) (Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 13б; Campagnes, стр. 169, 170). В Юань ши в гл. 107 (лл. 3а, 4а), специально посвященной князьям — родственникам императоров, он назван Те-му-гэ Во-чи-цзинь (Temuge-o[t]cigin), но в других главах встречаются другие формы этого имени (см.: Campagnes, стр. 175), в том числе просто Bо-чэнь (O[t]cin) и Во-чжэнь (O[t]jin). Как считал П. Пельо, очень возможно, что в нашем тексте иероглиф во (=о) пропущен перед чжэнь и что все имя надо читать Temuge-[о(t)]jin (Campagnes, стр. 175). Рашид ад-Дин, судя по последнему русскому переводу О.И. Смирновой, именует его Тэмугэ-отчигин и Отчи-нойон (т. I, кн. 2, стр. 55). Однако, по мнению П. Пельо, на самом деле последнее имя у Рашид ад-Дина надо читать Otcin-noyan. Чтения И.H. Березина “Темуга-Утджигин” или “Утджи-Нойон” (Сборник летописей, пер. И. Березина, стр. 60) и Э. Блоше — Otci-noyan (E. Вlосhet, Djami el-Tevarikh, t. II, London, 1911, стр. 281 — 282) являются неправильными (Campagnes, стр. 176).

В монгольских летописях XVII в. встречаются формы Ucuken (“маленький”) (I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 63) и Ocuqu и Oi-tu Ociqu (“Задумчивый Очику”) (Алтан тобчи, пер. Г. Гомбоева, стр. 9 и 19). Г. Гомбоев, очевидно, правильно транскрибирует это имя как Очику и Ой-ту Очику (стр. 124 и 131). Ocuqu на стр. 9, по-видимому, представляет собой опечатку (ср.: Campagnes, стр. 176). В тексте, вписанном в Шара туджи, мы имеем Ociqu в основном списке (“История Радлова”) (Шара туджи, стр. 26) и Ocaqu в списке из коллекции A.M. Позднеева (там же). Этот текст, по-видимому, является отрывком из Алтан тобчи Лубсан Дан-дзана. Вторая форма — Ocaku — представляет собой описку переписчика или результат его небрежности, так как чтение а или i во втором слоге зависит только от длины зубчика монгольской буквы. H.П. Шастина во всей своей работе принимает первую форму, содержащуюся в основной рукописи, но читает ее Уджигу (стр. 129). Это та же форма, что и в анонимной Алтан тобчи — самой ранней монгольской летописи XVII в. (1604 г.), и может быть прочитана Ociqu, Uciqu, Оcі?и, Uci?u, Ojiqu, Ujiqu, Oji?u, Uji?u. И.Н. Березин отождествлял чтение персидского написания с монг. ucugen (“маленький”) со ссылкой на И.Я. Шмидта и еjen (“владетель”) (Сборник летописей, пер. ?И. Березина, ч. XIII, стр. 194). Э. Блоше (Djami el-Tevarikh, II, стр. 95, 236, 282) принимал объяснение имени как ucuken. Но наиболее приемлемая этимология слова “отчигин” дается у Рашид ад-Дина: “Четвертый сын — Тэмугэ-отчигин. Тэмугэ — имя, a отчигин значит „господин огня и юрта", младшего сына [также] называют „отчигин"; ему [Тэмугэ] именем собственным стало Отчи-нойон и он известен под этим [именем]” (Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 55).

Отчигин восходит к ot “огонь”+cigin. Cigin<*tigin ~ tegin, который представляет собой старый тюркский титул, известный с VIII в. (Campagnes, стр. 176). Otcigin>otcin, a otcin, возможно, народная этимология ot+суф. ci ~ cin, в результате которой получилось otcin, nomen agentis от ot “огонь” и в конечном счете ocin. Что касается otjin, то otcin>ocin в результате того, что t- перед -c не произносилось, a ocin легко могла перейти в ojin (Campagnes, стр. 177). Происхождение слова “тэмyгэ” неизвестно. Об имени Тэмyгэ-отчигин см.: Campagnes, стр. 175 — 178; P. Роиcha, Geheime Geschichte, стр. 55; Chap. CVII, стр. 23. О нем см.: ТИМ (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 82, 181); Юань ши, гл. 107, лл. 4a — 5a; ЮШЛБ, гл. 30, лл. 2б — 3а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 22, лл. 6а — 9а; Синь Юань ши, гл. 105, стр. 6840/1 — 3; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 55 — 56; Campagnes, стр. 178 — 179.

186. Хo'элyн (Хэ-э-лунь, Ho'elun) — жена Есyгэя из племени олхунутов, отобранная им у Екэ-Чилэдy из племени меркитов (ТИМ, § 54). В ТИМ она еще названа Ho'elun-ujin “госпожа Ho'elun” (§§ 56, 59, 60, 70, 72, 74) и Ho'elun-eke “матушка Ho'elun” (§§ 61, 93, 98, 99 и др.). Форма с начальным h встречается только в ТИМ. Об этой форме и транскрипциях имени матери Чингис-хана в других источниках см.: Campagnes, стр. 21 — 22. В истории Саган-сэчэна дается форма Ogelen-eke (I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 61). В Шара туджи также сообщается об Ogelen-qatun (стр. 101 (текст) и 160 (перевод)), а в тексте, вписанном в эту летопись между строк, — об Ogelen (стр. 26 и 129) и Ogelen-eke (26 и 28 (текст), 129 и 130 (перевод)). В последнем случае Ogelen транскрибируется H.П. Шастиной Угулэн (Ugulen). Это, по-видимому, является опиской. И.Я. Шмидт переводил это имя в своей транскрипции Ogelen-eke как “мать облаков” (I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 375). Эта было повторено Фр. Эрдманом (F.V. Erdmann, Temudschin, стр. 567) и К. д'Оссоном (С. d Оhssоn, Histoire des Mongols, t. I, стр. 35). Но эта этимологизация неприемлема, так как соответствующая форма монгольского слова “облако” будет e'ulen<egulen. Этимология Ho'elun неизвестна. Это одно из женских имен на суф. -лун (Есyлyн, Баялун и т.д.) (Campagnes, стр. 21 — 22). О матери Чингис-хана см.: ТИМ, §§ 54 — 56, 59 — 61; Юань ши, гл. 1, лл. 3б — 4а; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 1a — б; Сань Юань ши, гл. 104, стр. 6836/1 — 2; Рашид-ад-дин, т. 1, кн. 2, стр. 51; Campagnes, стр. 21 — 22.

187. Хасар (Хэ-са-эр, Qаsar) — иначе Джoчи-Хасар и Хабуту-Хасар, младший брат Чингис-хана. Форма Хабуту-Хасар появляется в монгольских летописях XVII в. (см.: Алтан тобчи, пер. Г. Гомбоева, стр. 19, 131, 152; Шара туджи, пер. H.П. Шастиной, стр. 101 (текст) и 160 (перевод)). Qabutu — прилагательное от qabu, “направление (например, стрелы)” (см.: Campagnes, стр. 173). Хасар был жив еще в 1213 г., когда он возглавлял поход монгольских войск в Маньчжурии. Как видно из сообщения 1221 г. Чжао Хуна (Мэн-да бэй-лу, л. 5б), самый старший из младших братьев Чингис-хана задолго до этого погиб в бою. Хасар был моложе Чингис-хана на два года. Если последний, по данным мусульманских авторов, подтвержденным Чжао Хуном, родился в 1155 г., то Хасар появился на свет в 1157 г. Есть основание думать, что он иногда вступал во враждебные отношения с Чингис-ханом (ТИМ, § 244; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 51, 119) и даже отделялся от брата (ТИМ, § 183; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 132 — 134; см. также Ш. Нацагдорж, Чингис Хасар хоерын зорчил, Улан-Батор, 1958; Campagnes, стр. 171 — 172). О Хасаре см.: ТИМ (E. Haenisch, Worterbuch, стр. 176, 178); Юань ши, гл. 107, л. 3б; ЮШЛБ, гл. 30, л. 2а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 22, лл. 1a — 4б; Синь Юань ши, гл. 105, стр. 6839/2 — 6840/1; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 51 — 54, 132 — 134; Ш. Нацагдорж, Чингис Хасар...; Campagnes, стр. 171 — 175; F.W. Cleaves, The Historicity of the Baljuna Covenant,-HJAS, vol. 18, 1955, стр. 368, 370-372.

У Хасара было многочисленнце потомство. До сих пор некоторые восточномонгольские племена, в частности хорчины, причисляют себя к потомкам Джочи-Хасара (см.: П.С. Попов, Мэн-гу-ю-му-цзи. Записки о монгольских кочевьях, СПб., 1895, стр. 160 — 161). В летописи Алтан тобчи 1765 г., написанной уратским Мэргэн-гэгэном, некоторые деяния Чингисхана приписываются Хасару или подчеркивается участие последнего в них наравне с Чингисом. О ней см.: W. Heissig, Die Familien- und Kirchengeschichtsschreibung der Mongolen, I, Wiesbaden, 1959, стр. 183 — 186.

188. Хачи'ун — Ха-чи-вэнь (Qaci'un) — о нем мало известно в источниках. К 1221 г. его уже не было в живых. Больше известен его сын. Последний у Рашид ад-Дина назван Элджидай, по чтению О.И. Смирновой (т. I, кн. 2, стр. 54), но П. Пельо (Campagnes, стр. 221) и Л. Гамбис (Chap. CVII, стр. 29, прим. 1) читают персидскую транскрипцию его имени как Aljidai и Alcidai. В гл. 107 Юань ши (л. 3а; см. также: Chap. CVII, стр. 29) мы находим форму Ань-чжи-цзи-дай (Eljigidei).

О Хачи'уне см.: ТИМ, §§ 60, 79, 99, 181, 244; Юань ши, гл. 107, лл. 3б — 4а; ЮШЛБ, гл. 30, л. 2б; Tу Цзи, МШЦ, гл. 22, лл. 4б — 6а; Синь Юань ши, гл. 105, стр. 6839/4; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 54 — 55, 277; Chap. CVII, стр. 23, прим. 2; P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 108, 135.

189. Те-му-гэ-Тэмyгэ-отчигин.

190. Бэктэp (Бе-кэ-те-эр) — см.: прим. 183.

191. Бе-лэ-гу-тай.

192. Ван Го-вэй цитирует ЮЧБШ (гл. 1, л. 41б). См. также: ТИМ, § 76; перевод см.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 38; Sun, Secret History, стр. 68.

193. Те-му-гэ во-чи-цзинь.

194. Юань ши, гл. 107, л. 4а.

195. Ле-цзу (“прославленный предок”) — китайское храмовое имя Есyгэя, присвоенное ему ханом Хубилаем в 10-ю луну 3-го года Чжи-юань (30.X.-27.XI.1266) (Юань ши, гл. 1, л. 3б). В полном виде этот титул был Ле-цзу шэнь-юань хуан-ди (“прославленный предок божественный император” (там же)). Это было данью китайской традиции. Есyгэй при жизни не носил титула хана. В ТИМ он, как правило, назван Есyгэй-ба'атур (см.: E. Haenisch, Worterbuch, стр. 184). Только в § 96 он именуется Есyгэй-хан, так же как и некоторые другие предки Чингис-хана, никогда не избиравшиеся предводителями.

196. Тай-и-чи-у-ти (tayici'ut).

197. Тэмyлyн — Те-му-лунь (Temulun) см.: прим. 219.

198. ЮЧБШ, гл. 2, л. 14б; перевод см.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 40; Sun, Secret History, стр. 69.

199. ЮЧБШ, гл. 2, л. 31а; перевод см.: Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 45; Sun, Secret History, стр. 73.

200. Би-инь. — В других источниках нет сообщений об этом лице.

201. Юньчжун — совр. г. Датун в пров. Шаньси (Ди-мин цы-дянь, стр. 349 и 967; Atlas, 42 — 43 E-1).

202. ...старшим царевичем. — Сын Чингис-хана в тексте назван да тай-цзы “старший царевич”, а ниже речь идет о сань тай-цзы, — “третьем царевиче” Oгoдэе, сы тай-цзы — “четвертом царевиче” и т. д. (л. 6б), так же как в Чан-чунь си-ю цзи (ч. 1, лл. 29б, 31б, 41а; ч. 2, лл. 1б, 3б, 8а; перевод см.: Палладий, Си ю цзи, стр. 303, 305, 315, 325, 329, 336; A. Waley, Travels, стр. 95, 106, 110, 120) и Шэн-у цинь-чжэн лу (лл. 62а, 63б). Тай-цзы, китайский термин, обозначавший в древности законных сыновей императора и иногда удельных князей (чжу хоу), во времена династий Цзинь и Юань также относился к императорским сыновьям. По предположению П. Пельо, в период Ляо (X — XII вв.) произошло смешение титулов тай-цзы и тай-ши (“великий наставник”). Возможно, что в киданьском языке *tai-tsi превратилось в тай-ши. Сначала монголы, вероятно, также называли царевичей тай-ши. Hо по мере общения с китайцами они усвоили, что тай-ши не соответствует кит. тай-цзы, который звучал у монголов как taiii (i-dz). Возникла новая монгольская форма taiji, зарегистрированная в литературе с минского времени и обозначавшая монгольских удельных князей. В дальнейшем, по мере того как тайджи теряли свое значение, у монголов появился титул хунтайджи (кит. хуан-тай-цзы “императорский князь”). В позднейшее время китайцы, не подозревая о китайском происхождении этих монгольских титулов, перетранскрибировали их различными другими иероглифами в виде тай-цзи и хун-тай-цзи так же как во времена киданей тай-цзы>тай-ши передавался как тай-ши и тай-сы (P. Pelliоt, Notes sur “le Turkestan”, стр. 44 — 45; Campagnes, стр. 94, 95, 149, 150, 151, 184). И.Я. Златкин в своей книге об ойратах путает тай-цзы (монг. тайджи) “царевич” с тай-ши (История Джунгарского ханства, M., 1964, стр. 50), а также чэн-сян (монг. чингсанг) “министр” и цзюнь-ван (монг. джинонг) “князь области” (стр. 39 — 40). По этому поводу Г. Серройс в своей рецензии на книгу И.Я. Златкина справедливо отмечает: “На стр. 39 — 40 аргументация автора об отношениях между ойратами и восточными монголами, по-видимому, покоится на смешении двух терминов cingsang и jinong, которые оба китайского происхождения: чэн-сян и цзюнь-ван, но не идентичны... После того как Эсэн-тайши провозгласил себя каганом, Алаг-Тэмyр не мог хотеть титула тайджи (стр. 50); если он был благородного происхождения, он уже был тайджи. Чего он хотел, так это положения тайши — [титула], уступающего только кагану” (H. Serruys, — JAOS, vol. 85, № 2, 1965, стр. 225).

203. Йoджи (Юе-чжи) — старший сын Чингис-хана. В ТИМ он назван joci (§§ 165, 210, 239, 242, 243, 254, 255, 258, 260), в Хэй-да ши-люе — Чжо чжи (joji) (Хэй-да ши-люе, л. 23a), в Шэн-у цинь-чжэн лу (л. 62а) и Юань ши — Чжу-чи (juci) (гл. 107, л. 6а; (Chap. CVII, стр. 51) и у Рашид ад-Дина — Джочи (см., например, Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 68). В монгольском языке возможно чередование у- и j-. См., например, об одновременном употреблении этнонима jurkin и yurki в ТИМ и yurgin и jurgin в Шэн-у цинь-чжэн лу (Campagnes, стр. 192, 200 — 201). Поэтому Yoji у Чжао Хуна соответствует joci и, очевидно, является одним из вариантов реального произношения имени старшего сына Чингис-хана. Наиболее вероятной датой его рождения является 1184 г. (Campagnes, стр. 266). Джочи, как известно, участвовал в походе отца в Среднюю Азию в 1219 — 1225 гг. Рашид ад-Дин при описании событий осени 1226 г. сообщает, что Джочи уже скончался (т. I, кн. 2, стр. 230).

О Джочи см.: ТИМ, §§ 165, 210, 239, 242, 243, 254, 255, 258, 260; Юань ши, гл. 107, л. 6а; там же, гл. 117, лл. 2а — б; ЮШЛБ, гл. 30, л. 4а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 34, лл. 1а-4б; Синь Юань ши, гл. 106, стр. 6840/4 — 6841/2; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 68-69, 199-201, 214-217, 274 — 275. См. также: Chap. CVII, стр. 3 — 4, 51, прим.; 53 — 55 (tabl.); P. Pouchа, Geheime Geschichte, стр. 88.

204. Oдэй (А-дай, Odei) — третий сын Чингис-хана (1186 — 11.XII.1241), будущий хаган Oгoдэй (1229 — 1241). В Хэй-да ши-люе его имя транскрибируется как У-ку-дай (Ukudei) (Хэй-да ши-люе, л. 23а), а в Шэн-у цинь-чжэн лу (л. 62а) и Юань ши (гл. 1, л. 16a) — Во-ко-тай (Oko-tei). В ТИМ (см., например, § 172) мы находим форму Ogodei, а у Рашид ад-Дина (см.: т. II, стр. 7) Угэдей-каан. В монгольских летописях XVII в. это имя пишется Ogedei-qa?an (Алтан-тобчи, пер. Г. Гомбоева, стр. 42) (на стр. 43 Ogegedei-qa?an); I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 104). Г. Гомбоев неудачно читал eго как Угэтэй-хан (Алтан-тобчи, стр. 148). В Шара туджи (середина XVII в.) имя второго монгольского великого хана дается в более правильной форме Ogodei (Шара туджи, стр. 46, 47) и Ogodei-qa?an (стр. 47, текст). H.П. Шастина, очевидно исходя из традиционной транскрипции этого имени, принятой в русской литературе, читает его как Угэдэй и Угэдэй-хаган (там же, стр. 136, 137, перевод). Форма А-дай (Ode<O'odei<Ogodei), употребляемая нашим автором, очевидно, представляет собой отражение действительно существовавшего произношения.

Об Oгoдэе см.: ТИМ (E. Haenisсh, Worterbuch, стр. 180); Юань ши, гл. 2, лл. 1a — 8а; гл. 107, л. 6а; ЮШЛБ, гл. 1, лл. 10б — 15а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 4, лл. 1a — 16a; Синь Юань ши, гл. 4, стр. 6609/3 — 6611/2; Paшид-ад-дин, т. II, стр. 7 — 64; Chap. CVII, стр. 51 — 52, 71 — 73.

205. Tянь-лоу. — Так назван младший сын Чингис-хана Толуй. В Хэй-да ши-люе это имя транскрибируется То-луань - (Tolоn) (Хэй-да ши-люе, л. 23a), а в Юань ши Tо-лэй (см., например, Юань ши, гл. 1, л. 16б) и у Рашид ад-Дина всюду — Тулуй-хан. В монгольских летописях XVII в. оно представлено как Толуй (Алтан-тобчи, стр. 38, 39; I.J. Schmidt, Geschichte, стр. 104; Шара туджи, стр. 46 и 47). Правда, переводчики Г. Гомбоев, И.Я. Шмидт и H.П. Шастина читают его как Тулуй (см., например, соответственно стр. 145, 105 и 137). В ТИМ оно везде дается в форме Толуй. У Чжао Хуна оно, очевидно, искажено. Толуй умер в 9-ю луну года жэнь-чэнь (16.IX-15.Х.1232) (Юань ши, гл. 2, л. 3а; Синь Юань ши, гл. 4, стр. 6810/1). Другая дата смерти Толуя 6-я луна года жэнь-чэнь (июнь — июль 1232 г.), данная в его биографии (Юань ши, гл. 115, л. 3б; Синь Юань ши, гл. 108, стр. 6844/3), менее обоснована.

Биографию его см.: Юань ши, гл. 115, лл. 1a — 3б; ЮШЛБ, гл. 30, лл. 5a — 7а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 33, лл. 1a — 9а; Синь Юань ши, гл. 108, стр. 6844/1 — 3; Pашид-ад-дин, т. II, стр. 102 — 113. См. также: Chap. CVII, стр. 51 — 52, 88 — 90; H. Ц. Myнкуев, Китайский источник, стр. 102 — 103, прим. 77.

206. Лун-сунь. — В других источниках нет сведений о таком сыне Чингис-хана. В Юань ши перечислено шесть сыновей Чингиса: Джoчи, Чахатай, Oгoдэй (в тексте Тай-цзун), Толуй (в тексте То-лэй), Уручи и Кoлгэн (Юань ши, гл. 107, л. 6а; Chap. CVII, стр. 51 — 52).

207. Чжу-чи (juci).

208. Чахатай (Ча-хэ-тай, Caqatai) — второй сын Чингис-хана. О нем см.: Юань ши, гл. 107, лл. 6а — б; ЮШЛБ, гл. 30, л. 4б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 32, лл. 1a — 13а; Синь Юань ши, гл. 107, стр. 6842/4; Рашид-ад-дин, т. II, стр. 88 — 102; Chap. CVII, стр. 51, 57 — 64; P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 88, 135, 155, 156, 157, 158, 159, 172, 188.

209. Тай-цзун — китайское храмовое имя Oгoдэя.

210. ??-лэй (Tolui).

211. Уручи (У-лу-чи, *Uruci). O нем см.: Юань ши, гл. 95, л. 5а, где он назван У-лу-чи тай-цзы “царевич У-лу-чи (*Uruci)”; ЮШЛБ, гл. 30, л. 9б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 148, л. 48а; Синь Юань ши, гл. 106, стр. 6840/4; Chap. CVII, стр. 51 — 52. Рашид ад-Дин не упоминает этого сына Чингис-хана. Автор Синь Юань ши Кэ Шао-минь считает, что Уручи родился от наложницы из племени татар. Он, очевидно, основывает это на сообщении Рашид ад-Дина о рано умершем сыне Чингиса Аурджкaн, родившемся от татарки (Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 72 и табл.). Как известно, Кэ Шао-минь, так же как Ту Цзи, пользовался трудом Рашид ад-Дина в переводе на китайский язык, сделанном Хун Цзюнем с русского. В Юань ши сказано, что У-лу-чи не имел потомства (гл. 95, л. 5a).

212. Кoлгэн (Ко-ле-цзянь, Kolgen). О нем см.: Юань ши, гл. 95, л. 5a, где он назвал Ко-ле-цзянь тай-цзы “царевич Ко-ле-цзянь (Kolgen)”; гл. 107, л. 6а; ЮШЛБ, гл. 30, л. 9б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 148, л. 48а; Синь Юань ши, гл. 110, стр. 6850/2; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 116; т. I, кн. 2, стр. 71 (всюду назван Кулкан); Chap. CVII, стр. 51 — 52. Он родился от любимой жены Чингис-хана Хулан из племени меркит. В 1235 г. выступил в поход на Русь с войсками Бату и был убит (Синь Юань ши, гл. 110, стр. 6850/2).

213. Т.e. в Мэн-да бэй-лу.

214. Во-ко-тай (Okotei, = Ogodei).

215. Дочерей семь. — В Юань ши перечислены только те дочери Чингис-хана, которые были выданы замуж в знатные семьи и носили почетные титулы, с оговоркой о неполноте сохранившихся сведений (гл. 109, лл. 1a — 2б). Рашид ад-Дин сообщает о пяти дочерях Чингис-хана от главной жены Бортэ-фуджин [т. I, кн. 2, стр. 70). В приложенной к этому месту таблице перечислено шесть дочерей (пять+одна, родившаяся от наложницы). Кэ Шао-минь, следуя за Рашид ад-Дином, пишет о шести дочерях монгольского хана (Синь Юань ши, гл. 104, стр. 6838/4). Рашид ад-Дин рассказывает лишь “о пользующихся значением женах Чингиз-хана и его детях” (стр. 72), о которых он имел какие-либо сведения. На самом деле у Чингис-хана, очевидно, было гораздо больше детей от жен и наложниц, которых, по сообщению Рашид ад-Дина (стр. 68), насчитывалось около 500. Он по старому монгольскому обычаю брал себе или раздавал приближенным, в частности сыновьям, жен и дочерей побежденных предводителей племен или правителей стран.

216. А-ци-бе-е — искажение имени дочери Чингис-хана Ходжин-бэ-ки (Мэн-да бэй-лу, лл. 6б — 7а, прим. Ван Го-вэя, перевод см. ниже).

217. Боту (Бао-ту, Botu) — сподвижник Чингис-хана из племени икирес. В Хэй-да ши-люе он назван Бо-ду фу-ма (“императорский зять Бо-ду” (читай: Бо-ту)) (Хэй-да ши-люе, л. 23a). Его имя встречается в различных транскрипциях (см.: Chap. CVIII, стр. 30, прим. 2; Campagnes, стр. 49 — 50, прим. 3).

В новом русском переводе Рашид ад-Дина мы находим чтения Буту-гургэн (Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 132, 164, 165; т. I, кн. 2, стр. 70, 179, 271), Боту и Буту (т. I, кн. 2, стр. 131, сн. 17) и Бутун (т. I, кн. 2, стр. 86), причем, судя по указателям, эти имена отнесены к трем различным лицам. В связи с этим необходимо обратить внимание на замечание П. Пельо о том, что у Рашид ад-Дина в одном месте это имя представлено в форме Botun, но в других местах более правильно Botu или Botu-kuragan (Campagnes, стр. 49). Биографию Боту, частично основанную на надгробной надписи на могиле его потомка князя Аши[к]а (текст кисти Чжан Ши-гуаня; см. ГЧВЛ, гл. 25, лл. 10б — 11а), см.: Юань ши, гл. 118, лл. 7а — 8б. См. также: ЮШБЛ, гл. 29, лл. 13а — б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 23, лл. 7а — 8б; Синь Юань ши, гл. 115, стр. 6856У2 — 3; см. также: ТИМ, §§ 120 и 202; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 132, 164, 165; т. I, кн. 2, стр. 70. Боту был женат сперва на сестре Чингис-хана Тэмyлyн, а затем на его дочери Ходжин-бэки.

218. Чан-го да-чжан гун-чжу — да-чжая гун-чжу государства Чан. Этот титул, как сообщается в упомянутой стеле (см. прим. 217), был посмертно присвоен одновременно двум женам Боту: младшей сестре Чингис-хана Тэмyлyн и дочери Чингис-хана Го-чжэнь (Годжин=Ходжин-бэки) в день гуй-хай двенадцатой луны первого года Чжи-чжи (12.I.1321) (ГЧВЛ, гл. 25, л. 10б). Титул да-чжан гун-чжу в древнем Китае носили тетки императора по отцу, а чжан гун-чжу — сестры императора от одного и того же отца (P. Hоаng, Melanges sur l'administration, Shanghai, 1902, стр. 2; P. PeIIiot, - AM, vol. 4, 1927, стр. 378; F.W. Cleaves, SMI, 1335, стр. 48, прим. 137). Ф. В. Кливз в переводе текста периода Юань объясняет да-чжан гун-чжу как “Imperial Princess” (“императорская принцесса”) (там же, стр. 4, 25, 48, прим. 137). В цитированнай выше стеле cообщается, что этот титул был присвоен не только женам Боту, но и женам его потомков (ГЧВЛ, гл. 25, лл. 10б — 11а). То же самое сказано в “Таблице принцесс” Юань ши (гл. 109, лл. 1б — 2а). Что касается Ча-го (“государство Чан”), то при Юань, по подсчетам Л. Гамбиса, было шесть таких географических названий. В тексте, по его предположению, имеется в виду г. Чанчжоу в провинции Хубэй (Chap. CVI11, стр. 29 — 30).

219. Тэмyлyн (Те-му-лунь, Temulun) — по ТИМ (§ 60) самая младшая из детей Есугэя. Л. Гамбис пишет, что в надгробной надписи, автором которой является Чжан Ши-гуань, говорится о двух дочерях Чингис-хана — Те-му-лунь и Го-чжэнь (*Gojin) (Chap. CVIII, стр. 30). Это, по-видимому, опечатка. На самом деле там первая носит титул хуан-мэй (“императорская младшая сестра”) и вторая — хуан-нюй (“императорская дочь”) (ГЧВЛ, гл. 25, л. 11б).

О Тэмyлyн см.: ТИМ, §§ 60, 79, 99; ГЧВЛ, гл. 25, л. 11б; Юань ши, гл. 109, л. 1б; гл. 118, лл. 7б-8a; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 13а — б; Ту Цзи, МЛЩ, гл. 151, л. 1б; гл. 23, л. 7б; Синь Юань ши, гл. 104, стр. 6838; Chap. CVIII, стр. 30, tabi. 4; P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 57, 83, 90, 108, 158. По Рашид ад-Дину у Есyгэя не было дочерей.

220. Т. e. Есyгэя, отца Чингис-хана.

221. Чан чжун-у ван. — Только потомок Боту Ашик (Asi[q]) впервые назван фу-ма чан-ван (“императорский зять князь чанский”) (ГЧВЛ, гл. 25, л. 106). По Юань ши, он был пожалован титулом чан-вана и золотой печатью в день у-сюй шестой луны первого года Чжи-да (29.VI.1308) (Юань ши, гл. 22, л. 27б; Chap. CVIII, стр. 32, прим. 6). Что касается самого Боту, то в цитированном тексте Чжан Ши-гуаня сообщается, что ему в день гуй-хай двенадцатой луны первого года Чжи-чжи (12.I.1322) посмертно был пожалован титул чан-вана (вместе с другими титулами) и чжун-у (“верный и воинственный”) (ГЧВЛ, гл. 25, л. 10б).

222. Хочин-бэги (Хо-чэнь бе-цзи, Qocin-begi), по ТИМ, Ходжин-бэки (§ 165) у Рашид ад-Дина названа Фуджин-беги (т. I, кн. 1, стр. 132, 164; 165; т. I, кн. 2, стр. 70). В ГЧВЛ она именуется Го-чжэнь (?ojin) (гл. 25, лл. 10б, 11б). Она была дочерью Чингис-хана (Юань ши, гл. 109, л. 1б; гл. 118, л. 8а; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 132, 164, 165; т. I, кн. 2, стр. 70), причем самой старшей из детей, хотя она в ТИМ прямо не названа его дочерью. Для сохранения своего разваливающегося союза с Онг-ханом Чингисхан пытался выдать ее за внука Онг-хана Тусаху и высватать eго дочь за своего старшего сына Джoчи (ТИМ, § 165; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 132; т. I, кн. 2, стр. 70), но это ему не удалось, и он отдал ее в жены Боту (Буту-гургэну, по Рашид ад-Дину). В тексте стелы, автором которого был Чжан Ши-гуань, и биографии Боту в Юань ши также сообщается, что за Боту была выдана дочь Чингис-хана после смерти его первой жены — младшей сестры Чингис-хана (ГЧВЛ, гл. 25, л. 11б; Юань ши, гл. 118, л. 8a). О ней см. также: ГЧВЛ, гл. 25, лл. 10б, 11б; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 13а — б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 151, л. 1б; гл. 23, л. 7б; Синь Юань ши, гл. 104, стр. 6838; Chap. CVIII, стр. 30; P. Pоuсhа, Geheime Geschichte, стр. 159.

223. Этот текст см.: Юань ши, гл. 109, л. 1б.

224. ЮЧБШ, гл. 5, л. 38б.

225. Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 33б (Хо-а-чжэнь бо-цзи).

226. Т. е. в Мэн-да бэй-лу.

227. А-ли-хай бо-инь соответствует Алахай-бэги. О последней см.: прим. 39.

228. Би-цзи фу-жэнь. — Здесь би-цзи (bigi) является титулом begi (см.: прим. 37). Фу-жэнь “супруга, госпожа” давно было заимствовано монголами и употреблялось в качестве второго компонента имени замужней знатной женщины. В ТИМ этот титул представлен в форме ujin. Например, в § 55 мать Чингис-хана названа Ho'elun-ujin. У Рашид ад-Дина повсюду находим форму фуджин. Так, в одном месте он пишет: “Он (т. е. отец Чингис-хана. — H. M.) имел много жен из разных племен. Старшая из них [была] Оэлун-фуджин, мать счастливых и уважаемых детей и сыновей; [ее] называли также Оэлун-экэ, [она была] из племени олкунут. Фуджин на китайском языке — жена [хaтун], а так как они [племена Есугэй-бахадура] жили поблизости пределов того государства, то употребляли их выражения” (Рашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 51).

229. Бай-сы-бу соответствует Бу-янь Си-бань (Buyan-Siban) (Мэн да бэй-лу, лл. 7а-8a, прим. Ван Го-вэя). Буян-Сибан (=“Буян-Степан” был из христиан несторианского толка) — старший сын онгутского вождя Алахуш-дигит Хури. В надгробной надписи потомка последнего Ко-ли-цзи-сы (Korgis=Georges, “Георгий”), текст которой сохранился в ГЧВЛ, говорится: “Осенью, в седьмую луну девятого года Да-дэ (22.VII — 20.VIII.1305), был издан императорский указ присвоить покойному императорскому зятю (фу-ма) князю гаотанскому (гаотан ван) Ко-ли-цзи-сы (Korgis) посмертный титул гаотан чжун-сянь вана („верного и мудрого князя гаотанского"). Прадеду Ала'ус-диги[т] Хури был посмертно пожалован [титул] гаотан чжун-у вана („верного и воинственного князя гаотанского"), покойной прабабке А-ли-хэй (Ariq) — [титул] гаотан ван фэй („супруги князя гаотанского"), деду Боёха — [титул] гаотан у-и вана („воинственного и решительного князя гаотанского") и покойной бабке Хуан цзэн-цзу гу („императорской тетке по прадеду") Алахай-бэги — [титул] Ци-го да-чжан гун-чжу... [Все это было сделано] по просьбе [его, т. е. Кoргиса], уважаемого младшего брата гаотан вана Му-ху-нань (читай Чжу-ху-нань, juqunan, ибо здесь вместо *** должно быть ***)... При погибшей Цзинь [хребет] Цяньшань был границей между Югом и Севером. Вся армия Чжун-у вана (т. е. Алахуш-дигит Хури) составляла препятствие в этом важном районе. Когда священный и воинственный император Тай-цзу (т. е. Чингис-хан) возвысился в Северной стороне и присоединил все племена, владетель государства на северо-западе по имени Даян-хан прислал посла Чжо-ху-наня (*joqunan) сказать Чжун-у [вану]: „На небе нет двух солнц, на земле нет двух государей. Если ты станешь моей правой рукой, то нетрудно будет успокоить Северную сторону". Чжун-у [ван] давно думал о том, что Тай-цзу мудр и доблестен и в конце концов завершит великое дело [основания династии], и твердо решил присоединиться к нему. Некоторые из людей племени имели другое мнение. Чжун-у [ван] не последовал [им] и послал подчиненного воеводу Ту-ли-би Да-сы (*Turbi-Das), преподнося [Тай-цзу] шесть сосудов вина и препроводив к Тай-цзу Джохунана, сообщить ему о происках Даяна. В то время в Северной стороне еще не было вин. Тай-цзу совершил возлияние и стал пить. Когда было поднято три кубка, [он] сказал: „Если [выпить] этого мало, то бодрит ум, а если [выпить] много, то мутит рассудок". При возвращении посла [Тай-цзу] отблагодарил [Чжун-у вана] двумя тысячами копыт лошадей и двумя тысячами рогов овец. Император повелел Чжун-у [вану]: „Право же, Небо посмотрит, как вознагражу тебя, когда я завладею Поднебесной!". К тому же [он] условился [с Чжун-у ваном] о совместном карательном походе против Даяна и встрече в определении месте. Чжун-у [ван] прибыл раньше срока. Когда усмирили Даяна и небесные войска пошли на Центральную равнину, Чжун-у [ван] был проводником. Когда [войска] ушли на юг за пограничную стену, то [Чжун-у ван] остался охранять [свою территорию] и был погублен инакомыслящими и противниками. [Его] старший сын Буян-Сибан погиб там же. У-и [ван] (т. е. Боёха) был еще юн. Супруга князя Арик, взяв его, вместе с племянником Чжэнь-го (*jingui), прячась, по ночам, добралась до пограничной стены. Ворота были уже закрыты. [Она] сказала охранникам, поднялась на стену по веревке и скрылась от бедствия в Юньчжуне (совр. Датун). Когда Тай-цзу узнал о гибели Чжун-у [вана], то его скорби не было конца. Но пограничных дел было много, и [поэтому] не было досуга наказать [виновных]. Как только Юньчжун был взят, [он] издал указ разыскать супругу вана и двух сыновей. При получении добычи [он] щедро помогал вдове и сиротам. Джингyй по прибытии [к Тай-цзу] был пожалован [титулом] Бэйпин-вана и получил золотую печать. У-и [ван, т. е. Боёха] сам был молод. Тай-цзу взял [его] с собой в карательный поход в Западный край. Когда [он] вернулся, [ему] было семнадцать лет и Джингyй уже умер. Как наследник [он] был пожалован [титулом] Бэй-пин вана, женился на Ци-го да-чжан гун-чжу (т. е. Алахай-бэги), снова договорился заключать браки [с ханским домом] из поколения в поколение, крепить дружбу и стал называться ань-да ху-да (anda-quda „побратим-сват" (монг.))” (ГЧВЛ, гл. 23, л. 21б). У Рашид ад-Дина, рассказ которого о союзе Чингис-хана и Алахуш-дигит Хури полностью совпадает с настоящим отрывком (см.: т. I, кн. 2, стр. 146), найманский посол назван Джуканан, а онгутский — Торбидаши, а в ТИМ (§ 190) — Йухунан и Тор-би-Таши. Они не упоминают Буян-Сибана. О последнем см.: Юань ши, гл. 118, л. 10б (биография Алахуш-дигит Хури); ГЧВЛ, гл. 23, л. 21а; ЮШЛБ, гл. 29, л. 15a; Ту Цзи, МШЦ, гл. 36, лл. 1б — 2а; Синь Юань ши, гл. 116, стр. 6856/1; Chap. CVIII, табл. 3, стр. 25.

230. Чжао-го да-чжан гун-чжу. — Дочь Чингис-хана Алахай-бэги при жизни не носила этого титула. Титул Чжао-вана был присвоен посмертно императорскаму зятю (фу-ма) Ко-ли-цзи-сы (Korgis) в девятом году Да-дэ (1305) (Юань-ши, гл. 118, лл. 12б — 13а; Chap. CVIII, стр. 130, прим. 2). В биографии Алахуш-дигит Хури в Юань-ши (гл. 118, лл. 11a — б) наряду с сообщением о посмертном присвоении Боёха титула гаотан-вана, которое, по приведенным выше сведениям из ГЧВЛ (гл. 23, л. 20a), имело место в 1305 г., говорится, что ему впоследствии дополнительно был пожалован титул чжао-вана (вместе с другими пышными эпитетами) (л. 11a). Здесь же сказано: “Принцессе Алахай-бэги посмертно были пожалованы титулы хуан цзу-гу („императорская сестра деда") и ци-го да-чжан гун-чжу. [Впоследствии] дополнительно был пожалован [титул] Чжао-го [да-чжан гун-чжу]” (лл. 11а — б).

231. Об этом титуле см.: прим. 230. Посмертный титул у-и (“воинственный и решительный”) был присвоив Боёха через много лет после его смерти, в 1305 г. (ГЧВЛ, гл. 23, л. 20a), когда ему был дан титул гаотан у-и вана (“воинственного и решительного князя гаотанского”).

232. Бо-яо-хэ (Boyoqa) — второй сын Алахуш-дигит Хури от его жены А-ли-хэй (Ariq). O нем см.: ГЧВЛ, гл. 23, л. 20a; Юань ши, гл. 118, лл. 11а — б; ЮШЛБ, гл. 29, лл. 15a-б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 36, лл. 2a — 3а; Синь Юань ши, гл. 115, стр. 6856; Chap. CVIII, стр. 23, 25, tabl. 3.

233. Цит. текст см.: Юань ши, гл. 109, л. 1б

234. Бу.

235. О Бу-янь Си-бане см.: прим. 229.

236. Правильно не А-ли-хай, а А-ли-хэй (Ariq) по изд. “Бо-на” (Юань ши, гл. 118, л. 10б), а также по надписи на могиле Кoргиса, на которой основана цитируемая Ван Го-вэем биография Алахуш-дигит Хури в Юань ши (см.: ГЧВЛ, гл. 23, л. 20a). Ван Го-вэй, трагически погибший в 1927 г., до выхода изд. “Бо-на” (1930 — 1937 гг.), основанного на печатном издании периода Хун-у (1368 — 1398), очевидно, пользовался другим изданием Юань ши.

237. Джингyй — Чжэнь-го (jingui). По Синь Юань ши, Джингyй был внуком Алахуш-дигит Хури. Рашид ад-Дин называет его Шенгуй. Он сообщает, что Шенгуй был племянником онгутского вождя. Это совпадает со сведениями, содержащимися в ГЧВЛ и Юань ши. Но в то же время персидский историк рассказывает нам о том, что Шенгуй женился на дочери Чингис-хана Алахай-бэги (Алагай-беги, по Рашид ад-Дину), и других событиях, о которых молчат китайские источники. Надпись на могиле Кoргиса, основанная на семейных преданиях и, возможно, даже архивах, заслуживает большего доверия в этих вопросах.

О нем см.: ГЧВЛ, гл. 23, лл. 21а — б; Юань ши, гл. 118, лл. 10б — 11а; ЮШЛБ, гл. 29, л. 15a; Ту Цзи, МШЦ, гл. 36, лл. 2a — 3а; Синь Юань ши, гл. 116, стр. 6856; Pашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 140 — 141; Chap. CVIII, стр. 9, t. 3, стр. 25, 94, 96.

238. Юань ши, гл. 118, л. 10б. Текст биографии Алахуш-дигит Хури в Юань-ши в этом месте почти дословно совпадает с надписью на могиле Кoргиса (ср.: ГЧВЛ, гл. 23, лл. 20a-б; ср. также прим. 229).

239. Цит. текст см.: Юань ши, гл. 118, л. 11а.

240. Янь Фу (второе имя — Цзы-цзин, 1236 — 1312) — писатель и чиновник. Его биографию см.: Юань ши, гл. 160, лл. 23б — 25а. Написанный им текст Фу-ма гаотан чжун-сянь ван бэй см.: ГЧВЛ, гл. 23, лл. 20a — 25б.

241. А-ли-xай — А-ли-хэй (Ariq), см.: прим. 236.

242. Ту Цзи (1856 — 1921) — автор Мэн-у-эр ши-цзи (“Исторические записки о монголах”), выдающегося труда по истории монголов. У Хун указывает, что Ту Цзи писал свои работы приблизительно в 1899 — 1914 гг., а в 1897 — 1899 гг. ведал топографической съемкой провинции Хэйлунцзян (W. Hung, Three of Ch'ien Ta-hsin's Poems on Yuan History, — HJAS, vol. 19, 1956, стр. 21, 22, прим. 4).

243. А-ли-хай би-цзи (Alqai-bigi).

244. Бу-янь Си-дань (Buyan-sidan), то же, что Буян-Сибан.

245. Сюй Тин — один из авторов Хэй-да ши-люе, побывал в Северном Китае, завоеванном монголами, и Монголии в 1235 — 1236 гг. В Хэй-да ши-люе (составлен в 1237 г. из записок Пэн Да-я, побывавшего в Монголии в 1233 г., и Сюй Тина) в большинстве абзацев описания Пэн Да-я дополняются более подробными рассказами Сюй Тина. Поэтому последние в китайской литературе иногда называют примечаниями. Но у Ван Го-вэя здесь описка. Этот отрывок входит в текст Пэн Да-я и напечатан петитом, за исключением имени Бай-сы-ма, приводимого в перечислении представителей монгольской знати и военачальников. В Хэй-да ши-люе, по мнению Ван Го-вэя, эти примечания принадлежат Пэн Да-я (Хэй-да ши-люе, л. 1a). B рассматриваемом тексте Пэн Да-я комментирует имя Бай-сы-ма.

246. Вэй тай-цзы.

247. А-ла-хань (Alaqan).

248. Цит. текст см.: Хэй-да ши-люе, л. 23а, сообщение Пэн Да-я.

249. Мэн Хуй. — Ту Цзи, как и другие китайские писатели, считал Мэн Хуна автором Мэн-да бэй-Лу.

250. Чжа-ла-лэ-дин (jeIaI' ad-Din) — Джелаль ад-Дин Мангуберти, хорезмшах (1220 — 1231), старший сын хорезмшаха Мухаммеда (1200 — 1220), оказавший наиболее сильное сопротивление Чингис-хану, особенно в 1221 г. Из обширной литературы, посвященной Джелаль ад-Дину, см.: В.В. Бартольд, Туркестан, стр. 443 — 444, 499 — 500, 504 — 513.

251. Ту Цзи, МШЦ, гл. 36, гл. 2б (цитата с пропусками).

252. Ли Синь-чуань, Цза-цзи; сб. 2, кн. 841, гл. 19, стр. 592.

253. Цзин — цзиньский император Чжан-цзун. См.: прим. 174.

254. Шэ-шу — вероятно, транскрипция какого-то некитайского термина.

255. Хуаньчжоу — окружной город на месте современного уездного г. Хуаньсянь в провинции Ганьсу. См.: Ди-мин цы-дянь, стр. 1285; Atlas, 42 — 43, D-2.

256. Да Цзинь го-чжи (“Описание государства великая Цзинь”) — труд, состоящий из 40 глав. Доклад о представлении его трону датирован 15-м днем 1-й луны 1-го года Дуань-пин (14.II.1234). Автором этого сочинения считается Юй-вэнь Мао-чжао, который был якобы подданным Южных Сунов. Однако авторство южносунского писателя было убедительно оспорено еще Цянь Да-синем (1728 — 1801) на основании изучения текста. В частности, он указывал, что автор называет монгольские войска “великая армия” (да цзюнь), так же как государство чжурчжэней “великая Цзинь”, тогда как наименование Сун у него не сопровождается таким эпитетом. Этого не могло бы быть у сунского автора. Поэтому Да Цзинь го-чжи, как считал Цянь Да-синь, было написано писателем начала периода Юань (Юн Жун, Сы-ку цюань-шу цзянь-мин му-лу, т. 1, стр. 210; Ло Чжэнь-чан, Шань-бэнь шу со-цзянь лу (“Описание виденных старых изданий”), Шанхай, 1958, стр. 39 — 40; Xy Юй-цзинь, Ти-яо бу-чжэн, т. 1, стр. 455 — 457). Цит. текст см.: кн. 2, изд. “Го-сюе вэнь-ку”, т. 41, стр. 27.

257. Ли Синь-чуань, Цза-цзи, 2, гл. 19, стр. 591 — 592.

258. А-у. — Об этой дочери Чингис-хана ничего не известно.

259. Шан-шу лин. — При династии Цзинь шан-шу шэн являлся верховным административным и исполнительным органом при императоре (подр. см.: Цзинь ши, гл. 55, лл. 2б — 3б). О переводе этаго термина см.: R. des Retours, Traite, t. II, стр. 916.

260. Го-цзю, букв. “гоcyдapcтвеннoгo шурина”.

261. Цит. текст см.: Юань ши, гл. 109, л. 1б.

262. Юнь-го гун-чжу вэй.

263. Тyмэлyн (Ту-мань-лунь, Tumanlun>Tumalun или *Tumenlun ~ Tumelun), очевидно, представляет собой имя, образованное от tuman-tumen (“десять тысяч”)+суффикс женских имен -lun. Такие имена в источниках встречаются довольно часто (см.: Campagnes, стр. 177; P. Pouсha, Geheime Geschichte, стр. 58, 83). У Рашид ад-Дина ее имя дано в форме Тумалун (Pашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 162, 164; т. I, кн. 2, стр. 70) и Тумалун-хатун (т. I, кн. 2, стр. 273).

Об этой дочери Чингис-хана известно мало. В ТИМ она не упоминается. Рашид ад-Дин сообщает, что Тумалун была четвертой дочерью Чингис-хана. “Ее отдали за государя кунгират, по имени Гургэн-гургэн. Heсмотря на то что [слово] гургэн значит зять, имя его было таково. Все!” (Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 70). Но в других местах (т. I, кн. 1, стр. 162, 164; т. I, кн. 2, стр. 273) этот зять соответственно назван у него Шинку, Джику-гургэн и Шику-гургэн. Это имя соответствует имени Чикy из Юань ши (см.: прим. 264).

О ней см.: Ту Цзи, МШЦ, гл. 151, л. 46; Синь Юань ши, гл. 104, стр. 6838; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 162, 164; т. I, кн. 2, стр. 70, 273; Chap. CVIII, стр. 49, 160; P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 159.

264. Чи-ку (Ciku) — сын Алчи-нояна из племени хунгират. Он упоминается еще в ТИМ (§ 202) под именем Чигy-гyрэгэн (cigu-guregen), в составе которого вторая часть является по существу титулом (“зять”). Подр. о нем см.: Chap. CVIII, стр. 49, 50, 160, 161.

265. ...Рашида — т. е. Рашид ад-Дина. Ван Го-вэй, как и другие ученые Китая, был знаком с трудом Рашид ад-Дина по работе ученого и дипломата Хун Цзюня (1840 — 1893) Юань ши и-вэнь чжэн-бу (“Подтверждения и дополнения Юань ши переводными текстами”), представлявшей собой выписки из западных переводов, в частности И.H. Березина, и впервые опубликованной в 1897 г. после смерти автора. Цитированный текст см.: Хун Цзюнь, Юань ши и-вэнь чжэн-бу, — ЦШЦЧ, Шанхай, 1936, кн. 3912, гл. 1, ч. II, стр. 111.

266. А-лэ-чи но-янь (Alci-noyan). Ниже в тексте автор Мэн-да бэй-лу называет это лицо Ань-чи но-е (Alci-noye[n]) (Мэн-да бэй-лу, л. 9a). Ван Го-вэй правильно отождествляет его с младшим братом жены Чингис-хана Бортэ из племени хунгират. В ТИМ (§ 202) Алчи-ноян назван Алчи-гурэгэн (“зять Алчи”). В Юань ши в биографии тестя Чингис-хана Дэй-сэчэна (гл. 118, лл. 1a — 7а) он назван Ань-чэнь (Alcin). Там же сообщается: “Всего, следуя за Тай-цзу (т. е. Чингис-ханом), [он] участвовал в тридцати двух сражениях во время карательных походов. При усмирении Си Ся, перерезании дороги через Тунгуань и взятии мусульманского Сюнь-сы-ганя (Самарканда) всюду имел заслуги. В год дин-хай (1227) [ему] был пожалован титул императорского шурина Алчин-нояна; в [год] жэнь-чэнь (1232) были пожалованы серебряная печать и [титул] Хэси вана, чтобы [он] командовал [своими] сородичами; в [год] дин-ю (1237) были пожалованы деньги [в сумме] 200 000 связок. Был императорский указ [Тай-цзу]: „Когда в роде хун-цзи-ла (qunggira[t]) рождаются девочки, [они] из поколения в поколение становятся императрицами; когда рождаются мальчики, [они] из поколения в поколение женятся на принцессах. Пусть непрерывно из поколения в поколение объявляют [этот] жалуемый указ в первую луну четырех времен каждого года!"” (лл. 1a — б). На самом деле в Юань ши, очевидно, фиксируется давняя традиция, по которой род, к которому принадлежал Чингис-хан, обменивался невестами с хунгиратами.

Об Алчи-нояне см.: ТИМ, § 202; Юань ши, гл. 118, л. 1; ЮШЛБ, гл. 29, л. 1б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 23, лл. 2а — б; Синь Юань ши, гл. 115, стр. 6855/3; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 162 — 164; т. I, кн. 2, стр. 168, 169, 271; P. Pelliоt, Sur un passage du Cheng-wou ts'in-tcheng lou, стр. 909; Campagnes, стр. 414; Chap. CVIII, стр. 20, 21, tabl. 2 bis; P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 53, 64, 88, 113, 115, 118.

267. Ань-чи но-е (Alci-noye[n]).

268. Cp. перевод П. Пельо — Campagnes, стр. 362 — 363.

269. Тай-ши (“великий наставник”) — один из трех высших сановников, советников императора (сань-гун) в древнем Китае: “великий наставник”, “великий учитель” (тай-фу) и “великий хранитель” (тай-бао). См.: R. des Rotours, Traite, t. I, стр. 19 — 20; см. также: H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 94, прим. 21.

Титул тай-ши, заимствованный у китайцев, был очень распространен среди кочевников — соседей Китая, в частности у киданей и монголов. Однако у них первоначально тай-ши<тай-цзы (“наследник престола”). Касаясь утверждения В.В. Бартольда о том, что “звание великого бах-ши”, т. е. главы гражданского управления в какой-нибудь местности, [у монголов] обозначалось китайским термином тайши (В.В. Бартольд, Туркестан, стр. 458), П. Пельо целиком отвергал мнение В. В. Бартольда. Указав на то, что Рашид ад-Дин толкует термин тай-ши как baхsi-i buzurg, baхsi и ustad-i buzurg, он отмечал, что тюркский административный термин ulu? baхsi или монгольский yaka baqsi не эквивалентен тай-ши.

Очень интересно замечание П. Пельо об эволюции значения термина тай-ши у монголов. Поэтому процитируем его полностью: “Что касается происхождения титула тайши в монгольских текстах, то это иногда [первоначально] тай-цзы, букв, „наследный принц", смысл которого, однако, начиная с монгольской эпохи был низведен до значения „принц крови" и который в конечном счете стал просто эквивалентом „знатного владельца удела" — тайджи (=тай-цзы) или хун-тайджи ( — хуан тай-цзы, букв, „императорский принц") современной эпохи; а иногда это — китайское тай-ши. В самом средневековом Китае тай-ши, букв, „великий наставник", был еще очень высоким титулом, хотя он не соответствовал никакой реальной должности. Объяснение Рашида, следовательно, не точно. Но при Ляо тай-ши был принят в качестве названия должности во всех гражданских и военных административных учреждениях в метрополии и провинциях, причем эти должности не имели какого-либо отношения к тай-ши чисто китайской иерархии; в частности, тай-ши был в каждом „большом племени"; он занимал положение вслед за и-ли-цзинь (вероятно, irkin или erkin из старой тюрко-монгольской титулатуры) и двумя министрами (цзай-сян) — правым и левым министрами этого племени (Ляо ши, 46, л. la)” (P. PeIliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 44 — 45).

Далее П. Пельо отмечал, что сами китайцы впоследствии перестали узнавать в киданьских и монгольских транскрипциях свое слово тай-ши. Он ссылался на то, что, например, Нэкyн-тайши из § 50 ТИМ в китайском переводе этого текста назван тай-цзы, в Шэн-у цинь-чжэн лу (л. 35б); в генеалогической таблице в начале Мен-Да Бэй-Лу 1366 г. и такой же таблице в гл. 107 Юань шитай-сы; китайские переводчики Саган-сэчэна в свою очередь передавали титул Нэкyн-тайши при помощи сочетания тай-ши

П. Пельо приходил к выводу о том, что монгольский титул тай-ши начала XIII в. по своему происхождению, возможно, восходит к соответствующему киданьскому и что этот титул по своему содержанию не эквивалентен китайскому тай-ши. У монголов тай-ши необязательно управляли какой-либо территорией в начале существования империи, так же как они никогда не были правителями областей в период Юань (1260 — 1368), когда монголы приняли китайскую административную систему. Тай-ши, о которых говорит Рашид ад-Дин, были высшими должностными лицами в метрополии (там же, стр. 45).

О титуле тай-ши см. также: P. Ratchnevsky, Code, стр. 186, прим. 2; R. des Rоtоurs, Trate, т. 1, стр. 19 — 20; К. A. Wittfоgel and Feng Chia-sheng, History, стр. 428, 446, 484 (прим. 5); Campagnes, стр. 149 — 151; H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 94, прим. 21.

270. О титуле го-ван см.: прим. 151.

271. О Мухали см.: прим. 152.

272. Moqulo.

273. Muqali.

274. В.П. Васильев переводил это место: “...все это от исковерканного южного и северного наречия” (В.П. Васильев. История и древность, стр. 221).

275. Этот комментарий сохранен в издании ЦШЦЧ (Ли Синь чуань, Цза-цзи, сб. 2, гл. 19, стр. 594). Только там имя дано в форме Са-му-ха (другие знаки, см.: указатель имен). Это написание, принятое ученой комиссией Цянь-луна.

276. Са-мо-хэ (Samoqa) — военачальник Чингис-хана из племени салджи'ут. Он упоминается у Ли Синь-чуаня в Цза-цзи (2, гл. 19, стр. 594) и как Са-му-ха. Он играл решающую роль во взятии Чжунду (совр. Пекин) в 1215 г. В Юань ши за 1214 г. сказано: “В шестую луну (9.VII-7.VIII.1214) цзиньские войска цзю (т. е. киданьские войска) Джода и других убили [своего] главнокомандующего и во главе всех пришли сдаваться. Последовал императорский указ [Чингис-хана] Сань-мо-хэ (Sammoqa) и Ши-мо Мин-аню вместе с Джода и другими осадить Чжунду” (Юань ши, гл. 1, л. 18a; перевод ср. также: Иакинф, История, стр. 60; А. Кrause, Cingis Han, стр. 33) .

Перевод H.Я. Бичурина не совсем точен: “В шестой месяц Нючженский Генерал Чжода, убив своего начальствующего Генерала, передался со всею дивизиею Чингис-Хану, который тотчас предписал Генералам: Самхе, Шумуру, Минганю и Чжоде, обложить Среднюю столицу...” (там же). В тексте ни о какой дивизии не говорится. В переводе термин “цзю” никак не передан. Кроме того, Ши-мо Мин-ань превращен в два лица: Шумура и Минганя. Неточность в передаче транскрипции имен объясняется, очевидно, тем, что H.Я. Бичурин пользовался изданием Юань ши, в котором все имена были “исправлены” ученой комиссией Цянь-луна, но разбивка указанного имени на два ничем не оправдана. В Шэн-у цинь чжэн лу Самоха однажды назван Сань-чжи-у-эр Сань-му-хэ ба-ду, Salji'ur Sammuqa badu[r] (л. 68a) и другой раз Сань-хэ ба-ду, Samqa badu[r] (л. 70б). В Salji'ur мы имеем форму единственного числа от этнонима salji'ut. Об этом этнониме см.: P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 43 — 44, прим. 2; его же, Sur un passage du Cheng-wou ts'in-tcheng lou, стр. 921, прим. 37; Campagnes, стр. 397, 398, 399, 400. Рашид ад-Дин довольно много рассказывает о Самукэ. О нем см.: Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 178, 179; кн. 2, стр. 173 — 176, 255. Здесь Самуха назван Самукэ-бахадур.

277. Moqulo.

278. Muqali.

279. Да юань-шуай.

280. Син-шэн.

281. и-ся.

282. Цзи-ли-гэ-на. Ниже (Мэн-да бэй-лу, л. 8б) Ван Го-вэй говорит, что это то же лицо, что Ци-ли-ку-эр — брат Мухали. П.Пельо считал, что Ван Го-вэй прав (Campagnes, стр. 370 — 371). О Цзи-ли-гэ-на, который был вторым сыном Гy'yн-У'а из племени джалаиров, см. там же. Л. Гамбис в генеалогической таблице Мухали оставляет места его двух старших братьев под вопросом (Chap. CVIII, tabl. 5), в ТИМ (§ 137) упоминается только младший брат Мухали — Буха.

283. Сочинение Дунпин ван ши-цзя (“Наследственный дом князя Дунпинского”) достать не удалось.

284. Кун-вэнь ку-ва (Kung'un — Quwa) — отец Мухали из племени джалаир. В ТИМ его имя дано в форме Gu'un-u'a (§ 137) и Gu'un-Qo'a (§ 206), в Юань ши (гл. 119, л. 1a) — в такой же форме, как в цитируемом тексте, а в “Чэн-сян Дунпин чжун-сянь ван бэй” Юань Мин-шаня — Кун-вэнь у-хэ (Kung'un-Uqa) (здесь *** да является опиской, должно быть *** ) (ГЧВЛ, гл. 24, л. 1a). О нем см.: TИM.- §§ 137 и 206; Юань ши, гл. 119, л. 1a (биография Мухали); ЮШЛБ, гл. 77, л. 1a; Ту Цзи, МШЦ, гл. 27, л. 1a; Синь Юань ши, гл. 119, стр. 6861/1 — 2; Campagnes, стр. 138, 366; Chap. CVIII, стр. 38, 77.

285. Ху-лу-ху-эр — один из двух старших братьев Мухали. См.: прим. 282.

286. О Ци-ли-ку-эр см.: прим. 283.

287. Бу-xуa (Buqa) — младший брат Мухали. В ТИМ сообщается, что отец Мухали, джалаир Гy'yн-У'а, плененный вместе с джуркинцами, представил на службу Чингис-хану своих сыновей Мухали и Буха (§ 137). Впоследствии Буха был тысячником в гвардии Чингис-хана (§ 226, 227, 234). В § 239 рассказывается о том, что во время похода Джoчи против ойратов и “лесных народов” Верхнего Енисея проводником был некий Буха. Этим проводником, возможно, являлся тот же Буха (ср.: Campagnes, стр. 370).

В § 202 ТИМ в числе девяноста пяти тысячников, назначенных Чингисханом в 1206 г. после вступления на престол, значится некий Буха-гурэгэн (“зять Буха”), но трудно сказать, имеется ли в виду здесь брат Мухали, четвертый сын Гy'yн-У'а. В Шэн-у цинь-чжэн лу также говорится, что Бу-хуа (Buqa) был проводником Джoчи, и Ван Го-вэй в своем примечании отождествляет его с младшим братом Мухали (л. 74a). О Буха см.: ТИМ §§ 137, 226, 227, 234, 239; Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 74а; Campagnes, стр. 370; Chap. CVIII, tabl. 5.

288. Дайсун (Dayisun) — второй младший брат Мухали. В ТИМ он не упоминается. В Шэн-у цинь-чжэн лу сообщается, что в году у-инь (1218) Дайсун (написание то же, что в Мэн-да бэй-лу) во главе двух тысяч джалаиров (jalar, =jalayir) в числе других монгольских, киданьских и китайских войск был передан в распоряжение своего брата Мухали, отправлявшегося в поход против государства Цзинь (л. 73а). Это совпадает со сведениями, содержащимися у Рашид ад-Дина, за исключением того, что у последнего Дайсун назван Тайсун, и племенной принадлежности части войск, отданных под командование Мухали (т. I, кн., 2, стр. 179). По Юань ши Дайсун (написание имени то же, что в нашем тексте) также воевал в Северном Китае под командованием своего брата (гл. 119, лл. 5б, 8а — б, биография Мухали). В гл. 95, посвященной ежегодным пожалованиям императора представителям монгольской знати, Дайсун назван цзюнь-ваном (см.: Юань ши, гл. 96, л. 19б): “Цзюнь-ван Дайсун. Шелковая пряжа от пятидворок (у-ху сы. О термине у-ху сы ху — “пятидворки шелковых дворов” — см.: H. F. Schurmann, Structure, 67, 91; H.Ц. Myнкуев, Китайский источник, стр. 48, 55). В году бин-шэнь (1236) было выделено 10000 дворов в уезде Дунъа в Дунпине, в 6-м году Янь-ю (1319) фактически имелось 1475 дворов; была начислено 720 фунтов (цзинь ~ 596,3 г) шелковой пряжи [для выдачи Дайсуну]. Бумажные деньги от южнокитайских дворов (цзяннань ху чао). В 18-м году Чжи-юань (1281) было выделено 17000 дворов в уезде Лэчан лу Шаочжоу; было начислено 428 дин (дин — денежная единица, приравнивавшаяся 50 лянам (лян ~ 37,3 г серебра) бумажных денег” (лл. 19б — 20a). Dayisun — монг. “враг”.

О Дайсуне см.: Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 73а; Юань ши, гл. 119, лл. 5б. 8a — б (биография Мухали); Ту Цзи, МШЦ, л. 27, лл. 21б — 22а; Синь Юань ши, гл. 119, стр. 6861/3, 6862/1; 120, стр. 6865/1 — 2; Pашид-aд-дин, т. I, кн. 1, стр. 98; т. I, кн. 2, стр. 179; Campagnes, стр. 371; Chap. CVIII, стр. 38, tabl. 5, стр. 173, 175 — 176.

289. Mo-гэ (Мо?а, с учетом чередования согласных — Во?а) соответствует Буха (Мэн-да бэй-лу, л. 8б, прим. Ван Го-вэя). О Буха см.: прим. 287. В.П. Васильев переводит это место: “Второй по старшинству (брат Мухури) называется Ми-гэ и теперь служит телохранителем (ху-вэй) Чингиса. За ним идет (князь) Дай-сунь-гуй (ван), постоянно следующий (за императором)” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 222). В тексте сказано: ди эр жэнь, чжан юе Мо-гэ, сянь цзай Чэн-цзи-сы чу, вэй ху-вэй, цы юе Дай-сунь гуй-ван, мэй суй ши янь (л. 8б) — букв, “младших братьев два человека: старший [из них] зовется Мо-гэ, сейчас находится в ставке Чингиса; второй зовется гуй-ван Дай-сунь, каждый раз сопровождает и служит [императору]”. О титуле гуй-ван см.: прим. 291.

290. Бу-ха (Buqa). См.: ЮЧБШ, гл. 4, л. 23б; гл. 9, л. 40a; гл. 9, л. 44а; гл. 10, л. 10б; гл. 10, л. 16б.

291. Гуй-ван, по справедливому мнению Ван Го-вэя (Мэн-да бэй-лу, л. 8б), это ошибка, должно быть цзюнь-ван. Дайсун носил титул цзюнь-вана (см.: прим. 288). При династии Юань были установлены титулы знатности (цзюе) восьми степеней (дэн): ван — титул l-гo ранга (пинь) l-гo класса (чжэн), цзюнь-ван — l-гo ранга 2-го класса (цзун), го-гун — 2-го ранга 1-го класса, цзюнь-гун — 2-го ранга 2-го класса, цзюнь-хоу — 3-го ранга 1-го и 2-го классов, цзюньбо — 4-го ранга l-гo и 2-го классов, сянь-цзы — 5-го ранга l-гo класса и сянь-нань — 5-го ранга 2-го класса (Юань ши, л. 91, лл. 16б — 17а; см. также: P. Ratchnevsky, Code, стр. 126, прим. 3).

292. Цит. текст Юань ши, гл. 119, л. 15б.

293. Охранная гвардия (ху-вэй сань-бань, букв, “свободная смена охранников”; ЮЧБШ, гл., л. 40a). В сокращенном китайском переводе ЮЧБШ соответствует монг. turqa'ut. B надстрочном переводе ЮЧБШ turqa'ut передано через кит. сань-бань “свободная смена” (ЮЧБШ, гл. 9, л. 38б). Выражение ху-вэй сань-бань было переведено П.И. Кафаровым как “охранная стража „саньбань"” (Палладий, Старинное Монгольское сказание, стр. 126), а Гей Гуй Сунем как attendant-corps (“корпус сопровождающих”) (Sun, Secret History, стр. 152).

294. Бо-во-эр-чу (Bo'orcu) — один из четырех богатырей Чингиса (Борохул, Бо'орчу, Мухали и Чила'ун) (Юань ши, гл. 99, л. 1б). В Юань ши его имя транскрибируется через Бо-эр-чжу (Borju) (гл. 99, л. 1б; гл. 119, л. 18б), в Шэн-у цинь-чжэн лу — через Бо-эр-чжу но-янь (Borju-noyan) (Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 22б) и в ГЧВЛ — через Бо-эр-чжу (Borju) (ГЧВЛ, гл. 23, л. 4а). Рашид ад-Дин называет его Бурджи-нойон (т. I, кн. 1, стр. 194), Боорчу-нойон (там же, кн. 2, стр. 114), Боорчи-нойон (там же, стр. 115, 267), Богорчи (там же, стр. 265). Бо'орчу был из племени арулат. О нем см.: ТИМ (E. Haeniseh, Worterbuch, стр. 173); ГЧВЛ, гл. 23, лл. 3б — 5б; Юань ши, гл. 119, лл. 18б — 20a, ЮШЛБ, гл. 17, лл. 8б — 9а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 28, лл. 1a — 4б; Синь Юань ши, гл. 121, стр. 6865/2 — 3; Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 267; Campagnes, Index; Chap. CVIII, стр. 145, 146, 147; Шара туджи, стр. 131.

295. Во-гэ-лэ чэ-эр-би (ogele-cerbi) — сподвижник Чингис-хана, по ТИМ, младший брат Бо'орчу из племени арулат (§ 120, где его имя дано в форме Ogolen-cerbi), а по Рашид ад-Дину был тысячником из племени сунит (Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 273, где он назван Окэлэ-Чэрби). Он часто упоминается в ТИМ (см.: E. Haenisch, Worterbuch, стр. 180); Campagnes, стр. 348; 349, 352, 353, 354; P. Pоucha, Geheime Geschichte, Register, стр. 216.

296. Цит. текст см.: ЮЧБШ, гл. 9, л. 40a.

297. Пao-a — искажение имени сына Мухали. Как указывает Ван Го-вэй в своем примечании (Мэн-да бэй-лу, л. 9а), это лицо в биографии Мухали в Юань ши (гл. 119, л. 8б) именуется Бо-лу (Bol), а в Хэй-да ши-люе — Бо-во (Во'о) (л. 23a). У Рашид ад-Дина оно названо Богол-гойон (т. I, кн. 1, стр. 93). Сын Мухали Бoл наследовал должность и титулы отца после смерти последнего и отличился на службе у монгольского хана, умер в 1228 г. в возрасте 32(31) лет (Синь Юань ши, стр. 6862/1).

О нем см.: Юань ши, гл. 119, лл. 8б — 10а; ЮШЛБ, гл. 17, лл. 4б — 5а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 27, лл. 7а-8a; Синь Юань ши, гл. 119, стр. 6862/1 — 2; Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 93; Campagnes, стр. 371; Chap. CVIII, tabl. 5, стр. 42, 63, 77.

298. Bol.

299. Bo’o[I].

300. Цзинь-мао, букв, “шапкой из платка”, имеется в виду чалма.

301. О тай-фу см.: прим. 269.

302. О титуле го-гун см.: прим. 291.

303. Ty-Xyа-эр. — У В.П. Васильева это место передано: “Второй (по Мухури?) называется Ту-хуарл; он имеет звание тай-фу и графа (го-гун); известность его наравне с самим Мухури” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 222). В тексте сказано ци цы-юе — “второй за ним зовется...” (Мэн-да бэй-лу, л. 9a). Контекст не оставляет сомнений в том, что “за ним” надо понимать как “за Мухали”.

Ту-хуа-эр, как указывает Ван Го-вэй (Мэн-да бэй-лу, л. 9а, прим.), это Елюй Ту-хуа (*Tuqa), отпрыск киданьской императорской фамилии. Как сообщается в его биографиях, когда-то в период правления цзиньского императора Чжан-цзуна (1189 — 1208) его старший брат Елюй Ахай (Aqai), посланный императором к кэрэитскому Онг-хану в качестве посла, увидел у Онг-хана Тэмуджина, служившего кэрэитскому хану, и сам изъявил желание поступить к нему на службу, пообещав оставить у Тэмуджина заложника.

На будущий год он снова приехал к Онг-хану в качестве посла. На этот раз он привез с собой младшего брата Ту-хуа (*Tuqa), отдал его в гвардию Чингис-хана в качестве заложника и в конечном счете сам также остался служить при Чингис-хане (Ту Цзи, МШЦ, гл. 49, л. 1a).

Это было до 1203 г., так как во всех биографиях Елюй Ахая cоoбщается, что он и его младший брат принимали участие в принесении взаимной клятвы родственниками и сподвижниками Чингис-хана в верности друг друга накануне разгрома Онг-хана в 1203 г. По предположению И. де Рахевильца, Елюю Ахаю, который родился около 1150 г., было под пятьдесят, когда он перешел на сторону монгольского хана. Елюй Ту-хуа до прибытия к монголам был начальником гарнизона Хуаньчжоу (I. de RachewiItz, Personnel, стр. 97). Сообщение Юань ши (гл. 1, л. 16a; Иакинф, История, стр. 46; A. Krause, Cingis Han, стр. 30) о том, что Елюй Ахай перешел на сторону Чингис-хана в 1211 г., является ошибкой (там же, стр. 97, прим. 1).

У H.Я. Бичурина Елюй Ахай именуется Елюй-аха (“Елюй-старший”). Это следствие того, что H.Я. Бичурин пользовался изданием Юань ши, в котором некитайские имена были искажены в результате произвольного толкования комиссией Цянь-луна. Братья участвовали в походе монгольских войск против Цзинь в 1211 г. Во время этого похода братья Елюй внезапно напали на табуны цзиньского императора на территории пров. Суйюань и пригнали их к монголам. В 1221 г. весной Елюй Ахай был оставлен Чингис-ханом комендантом гарнизона в Самарканде, а в 1222 г. в связи с предстоящим выступлением монгольских войск на восток, в Монголию, был назначен главным даругачи над городами Средней Азии. Вскоре он умер в Самарканде в возрасте 73(72) лет.

Елюй Ту-хуа принимал участие в завоевании Северного Китая под начальством Мухали во главе войск из киданей и китайцев. За заслуги перед монголами ему были присвоены китайские титулы тай-фу и го-гун. Впоследствии он являлся комендантом г. Сюаньдэ в звании командующего. Умер в 1231 г. во время похода против государства Цзинь (см.: Ту Цзи, МШЦ, гл. 49, лл. 1a — 3а, биография Елюй Ахая; ср. также: Юань ши, гл. 150, лл. 9а — 10б, биография Елюй Ахая, и Юань ши, гл. 149, лл. 226 — 236, биография Елюй Ту-хуа). О них см. также: ЮШЛБ, гл. 28, лл. 1a2a; Синь Юань ши, гл. 135, стр. 6883/3 — 4; Хэй-да ши-люе, л. 23а; Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 73б; Чан-чунь си-ю цзи, ч. I, лл. 396, 40a; ч. II, лл. 1б, 3а, 5а, 6б (перевод см.: Палладий, Си ю цзи, 310-312, 324, 328, 330-332, 410, прим. 324, 417, прим. 403; A. Waley, Travels, стр. 92, 93, 105, 109, 111, 112, 114, 166 (о Елюй Ахае)); P. Pelliot, Notes sur le “Turkestan”, стр, 46 — 49; F.W. Cleaves, The Historicity of the Baljuna Covenant стр. 401 — 402; I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 96 — 97.

304. Moqulo, имеется в виду Мухали.

305. Чжэ-бо (*jebo) — это Джэбэ, известный полководец Чингис-хана из племени бесут (Рашид-ад-дин, т. I, кн. 1, стр. 194). В последнем русском переводе Рашид ад-Дина название племени прочитано как йисут (т. I, кн. 1, стр. 193), П. Пельо и Б.Я. Владимирцов называли его “бэсут” (Campagnes, стр. 155; В.Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 87). По ТИМ, Джэбэ был “человеком” (haran) тайчиудского нояна Тoдoгэ (Todoge) (§ 146). В надстрочном переводе ТИМ hаrаn переводится как цзя-жэнь, букв, “домашний человек” (ЮЧБШ, гл. 4, л; 47а), т. е. крепостной слуга. По мнению Б.Я. Владимирцова, Джэбэ был нукером (монг. nokor, букв, “товарищ”), т. е. дружинником, тайчиудского предводителя (Б.Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 87; об институте нoкoрства см.: стр. 87 — 96). Haran>aran (o монгольских словах с инициальным h см.: P. Pelliоt, Les mots a h initiale aujourd'hui amuie, стр. 193 — 263). Слово haran>aran сохранилось в современном монгольском языке только в форме множественного числа — arad “чернь”, “простой народ”. Существующее в халхаском диалекте слово aran “простолюдин”, “чернь” ныне не употребляется (см.: А. Лувсандэндэв, Монгол орос толь, M., 1957, стр. 41). Интересно отметить, что, как любезно сообщил мне К.M. Черемисов (в ноябре 1959 г.), слово aran<haran еще употребляется в боханском говоре бурятского диалекта.

Джэбэ как зависимый человек одного из тайчиудских ноянов сперва находился в рядах врагов Чингис-хана во главе с Джамухой. Во время битвы в урочище Кoйтэн, имевшей место в 1201 г. после возведения Джамухи в ханы с титулом гур-хана его сторонниками, Джэбэ, по ТИМ, прострелил шейный позвонок боевого коня Чингис-хана (aman caqan quia — “саврасый конь с белым ртом”) (§ 147). По Рашид ад-Дину, это был “чаган аман кула” (перевод тот же), которого Бо'орчу (по Рашид ад-Дину, Бурджи-нойон) попросил у Чингис-хана для вступления в бой с Джэбэ вместо своего хана, причем это случилось не в битве, а во время облавной охоты (Pашид-ад-дин, т. I, кн. I, стр. 194).

В обоих источниках фигурирует “саврасый конь с белым ртом”. Это, по-видимому, связано с определенным верованием древних монголов. Они, возможно, считали, что лошадь такой масти приносила их хану счастье на поле брани. Как рассказывает неизвестный автор ТИМ, Джэбэ первоначально звали jirqo'adai (“Шестой”). Когда он после битвы сдался в плен и сразу признался в там, что он убил указанного коня, Чингис-хан, высоко ценивший искренность и честность даже во врагах, сделал его своим дружинником и дал ему имя Джэбэ (“Стрела”) (§ 147).

О Джэбэ см.: ТИМ (см.: E. Hаеnisсh, Worterbuch, стр. 178); Шэн-у цинь-чжэн лу, л. 14а и далее; Ту Цзи, МШЦ, гл. 29, лл. 4а — 9а; Синь Юань ши, гл. 123, стр. 6869/4 — 6870/1; Pашид-ад-дин, т. I, кн. l, стр. 97 — 99, 159, 181, 189, 194 — 196; кн. 2, стр. 67, 90, 147, 165, 169, 179, 183, 207, 208 — 214, 217, 218, 220, 225, 227, 228, 256; В.В. Бартольд, Туркестан, стр. 468 — 470, 487 — 494, 498; Б.Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 87, 89 (прим. 3), 90, 91; Campagnes, стр. 148, 154, 155, 156; P. Pоuсha, Geheime Geschichte, стр. 212, Register.

306. Перевод В.П. Васильева: “Есть еще сановник Чже-бо (Чэпэ); он лично следует за Чингисом и управляет главными войсками” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 222).

307. Об Ань-чи-но-е (Alci-noye[n]) см.: прим. 266

308. О Лю Бо-лине см.: введение, стр. 27 — 29.

309. Юньнэй — окружной город в излучине р. Хуанхэ (Ди-мин цы-дянь, стр. 967; Atlas, 42 — 43, D-I).

310. Т. е. Яньцзина.

311. Цит. текст см.: Ли Синь-чуань, Цза-цзи, 2, гл. 19, стр. 592.

312. Цит. текст см.: Юань ши, гл. 149, л. 5б.

313. Тун-бин тоу-му.

314. О том, что Чингис-хан выдавал замуж свою невестку за китайца, не имеется сведений в других источниках. Сыном Лю Бо-линя был упомянутый выше Лю Хэй-ма (“Лю Вороной конь”) (1200 — 1262). Он был темником (вань-ху), командовал китайскими войсками на службе у монголов и имел большие заслуги перед последними. Его биографию см.: Юань ши, гл. 149, лл. 6б — 8a.

315. Сицзин — “Западная столица” (имеется в виду “Западная столица” династии Цзинь) — совр. Датун в Шаньси (Ди-мин цы-дянь, стр. 349; Atlas, 42 — 43, E-I).

316. Его превосходительство министр Да-гэ (да-гэ сян-гун). — В.П. Васильев переводил это место следующим образом: “За ним (т. е. за Лю Бо-линем. — H. M.) следует граф Да-гэ-сян; он из фамилии Цзи (иероглиф цзи похож на чжа) и теперь комендантом Яньской столицы (Пекина)” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 223).

О знаках цзи и *** который В. П. Васильев читал как чжа, см.: прим. 90. Что касается первой части этого отрывка, то в тексте сказано: ю ци цы юе да-гэ сян-гун, най цзи цзя жэнь, сянь лю-шоу Яньцзин (Мэн-да бэй-лу, лл. 9a — б). Первый компонент китайского термина сян-гун (о нем см.: прим. 30). В.П. Васильевым был присоединен к слову да-гэ, а второй переведен как “граф”. Да-гэ представляет собой какое-то некитайское слово, перетранскрибированное в разных китайских источниках при помощи различных иероглифов. В Хэй-да ши-люе второй слог его передан при помощи иероглифа гэ: цзинь Яньцзин да-гэ син-шэн Хань-та-бу ци цзы e — “ныне управляющий да-гэ Яньцзина Хань-та-бу (т.е. Сянь-дэ-бу. — H. M.) является его (т.е. Ши-мо Мин-аня. — H. M.) сыном” (Хэй-да ши-люе, л. 23а; Мэн-да бэй-лу, л. 9б, цитата Ван Го-вэя). Причем надо сказать, что в Мэн-да бэй-лу слово да-гэ по своей позиции в словосочетании могло быть принято за имя собственное, как оно и было истолковано В.П. Васильевым. Даже более того: сам автор сочинения, возможно, считал его именем губернатора Яньцзина в связи с тем, что там называли Сянь-дэ-бу чаще Да-гэ, а не по имени. Но в Хэй-да ши-люе сочетэние да-гэ никак не может быть отнесено к собственным именам, потому что там наряду с ним присутствует имя губернатора Яньцзина (Хань-та-бу). Здесь оно входит в сочетание, обозначающее должность правителя (да-гэ син-шэн). Можно полагать, что здесь, так же как в Мэн-да бэй-лу, да-гэ имеет отношение к монг. даруга ~ даругачи: да-гэ = *dа?а<*dаr?а<dаru?a. Выпадение -r в середине слова в монгольском языке было зарегистрировано в XIII в. Как отмечал П. Пельо, если в современном монгольском языке мы имеем uker (“крупный рогатый скот”) и ukerci (“пастух”, nomen agentis от uker), то в средневековых монгольских текстах и в составе собственных имен в китайских и персидских источниках зарегистрированы hugeci, hukecin, т. e. nomen agentis от huker с выпадением конечного -r. Hukecin мы встречаем в § 232 и 234 ТИМ. По Рашид ад-Дину и Юань ши, одного из сыновей Хубилая звали Hugeci. Личные имена самого Чингис-хана Temujin, его сестры Temulun (ТИМ, §§ 60, 79, 99) и одного из командиров гвардии (turqa'ud) Oгoдэя Temuder (§ 278), очевидно, также образованы от temur (“железо”) с выпадением r +суффиксы -jin, lun и -der (P. Pelliot, Notes I, стр. 290, 394). Daru?a ~ daru?aci, в свою очередь, образовано от глагола daru “давить”, “подавлять”. Об этой должности см.: введение, стр. 35 — 36, прим. 65.

Выше говорилось о том, что кидани и китайцы, по мнению И. де Paхевильца (I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 135, прим. 3), обозначали должность даругачи при помощи знакомых им китайских терминов син-шэн “начальник области”, лю-шоу “наместник, правитель столицы или столицы области”, чжан-гуань “старший или главный чиновник” или сюань-чай “императорский курьер”, которые употреблялись равнозначно один вместо другого по отношению к одним и тем же лицам. Например Ши-Мо Сянь-дэ-бу, как отмечает И. де Рахевильц, назван лю-шоу в Мэн-да бэй-лу (л. 9б); син-шэн в Си-ю цзи (А, 5b et passim), Хэй-да ши-люе (л.23а) и Юань ши (гл. 150, л. 18a) и чжан-гуань в ГЧВЛ (гл. 57, л. 13а). Следует добавить, что, как видно из приведенной выше цитаты, в Хэй-да ши-люе термину син-шэн предшествует слово да-гэ. В нашем тексте, кроме термина лю-шоу, который употреблен в глагольной функции (сянь лю-шоу Янь-цзин — букв, “ныне, будучи оставленным, охраняет Яньцзин” или ныне наместничает в Яньцзине”), находится еще рассматриваемое сочетание да-гэ сян-гун. Поскольку син-шэн в китайском языке выступало в качестве эквивалента монг. даруга ~ даругачи, то да-гэ син-шэн (*da?a<* dar?a - син-шэн) представляет собой парное сочетание-гибрид, второй компонент которого передает значение первого (монг. *da?a,=dar?a<daru?a). Так же очевидно, обстоит дело с да-гэ сян-гун в Мэн-да бэй-лу, т. е. там имеем такое же гибридное сочетание (монг. *da?a<*dar?a<*daru?a+сян-гун). Выше (прим. 30) говорилось о том, что именно сян-гун, по-видимому когда-то было перенято киданями в транскрипции, которая в последствии была перетранскрибирована китайцами как сян-вэнь. Cян-вэнь — по китайским источникам периода Ляо, термин, имеющий широкое значение – “начальник”, “глава” — и относившийся к предводителям племен, главам административных учреждений и командирам воинских подразделений.

317. Мин-ань — имеется в виду Ши-мо Мин-ань. О нем см. введение, стр. 29 — 32.

318. Хань-та-бу — другая китайская транскрипция имени Ши-мо Сянь-дэ-бу.

319. Хэй-да ши-люе, л. 23a. Эти иероглифы в Хэй-да ши-люе напечатаны петитом и являются примечанием к имени Мин-ань, приведенному в перечислении монгольских военачальников. Они, так же как другие подобные примечания в части записок, написанной Пэн Да-я, по мнениею Ван Го-вэя (Хэй-да ши-люе, л. 1a), принадлежат ее автору.

320. Син-шэн.

321. Текст см.: Юань ши, гл. 150, л. 18a. Цитата не точная. В тексте еще сказано: “...умер... в возрасте пятидесяти трех лет. Сыновей – двое. Старший — Сянь-дэ-бу...”. Следовательно, Ши-мо Мин-ань родился в 1164 г.

322. Цит. текст см.: Ляо ши, гл. 69, л. 24б.

323. Там же, гл. 116, л. 4а.

324. Там же, гл. 46, лл. 13б — 11а.

325. Яо-лянь киданьский род, правивший киданьской конфедерацией племен до 907 г., когда представитель рода Елюй А-бао-цзи узурпировал власть и объявил себя несменяемым правителем (см.: К.A. Wittfogel and Feng Chia-sneng, History, стр. 59, прим. 1; см. также стр.749 (Index)).

326. Цюнь-моу эр цзю-цзюнь.

327. Цит. текст см.: Цзинь ши, гл. 24, лл. 17а — б.

328. О сян-вэнь см.: прим. 30.

329. Цит. текст см.: Цзинь ши, гл. 44, лл. 6а — б.

330. У цзю ху.

331. Перечисленные в цитированных выше текстах этнонимы пока невозможно связать с какими-либо известными племенами, кроме тан-гу (tang?u[d]) и мэн-гу (mong?o[l]), т. е. тангутов и монголов.

332. Цит. текст см.: Цзинь ши, гл. 94, лл. 7б — 8a.

333. Дэ-шоу Исо — Об этом лице не удалось найти какие-либо сведения.

334. Т. е. с мятежниками.

335. Цза-лэй, букв, “смешанная порода”, т. е. вероятно, бранное слово.

336. Чжу-цзю.

337. Цит. текст см. Цзинь ши, гл. 44, л. 8a.

338. Сюань-цзун (1163 — 14.I.1224, правил с 22.IX.1213) — цзиньский император, китайское имя — Сюнь, чжурчжэньское — У-ду-бу. В Цзинь ши, гл. 14, лл. 1a — б, сказано, что он занял престол в день цзя-чэнь 8-й луны l-гo года Чжи-нин (1213), но в этам году в 8-ю луну не было дни цзя-чэнь по циклическому календарю. Приведенная выше дата (22.IX.1213) заимствована из таблицы А. Моула (А. С. Moule, Rullers, стр. 101). О царствовании Сюань Цзуна см.: Цзинь ши, гл. 14, л. 1a — гл. 16, л. 21a.

339. ...переселялся на юг. — Имеется в виду переезд цзиньского двора из Чжунду (совр. Пекин) в Бяньлян (совр. Кайфын) в июне — июле 1214 г. под угрозой повторных нападений войск Чингис-хана на старую столицу.

340. Ли Синь-чуань, Цза-цзи, гл. 19, стр. 593.

341. Чжу-шуай.

342. О Сань-мо-хэ (Sammoqa) см.: прим. 276.

343. Текст см.: Юань ши, гл. 1, л. 18a; перевод см.: Иакинф, История, стр. 68; А. Krause, Cingis Han, стр. 33. О переводе H. Я. Бичурина см.: прим. 276.

344. Чжо — при Цзинь окружной город Чжочжоу, ныне уездный центр, расположенный юго-западнее Пекина на Пекин-Ханькоуской железной дороге (Ди-мин цы-дянь, стр. 821; Atlas, 42 — 43, F-2).

345. Лянсяй — современный город юго-западнее Пекина, расположенный на Пекин-Ханькоуской железной дороге (Ди-мин цы-дянь, стр. 411; Atlas, 70 — 71, Е-2).

346. Cy Вэнь — дополнительных сведений о нем найти не удалось.

347. Бишер (Би-шэ-эр, Biser). — дополнительных сведений о нем найти не удалось.

348. Джалар (Чжа-ла-эр, jalar). — дополнительных сведений о нем найти не удалось.

349. Син-ин.

350. Т.е. Чингис-хана.

351. Саммуxа-баду[р] — Сaнь-му-хэ ба-ду, Sammuqa-badufr]. О нем см.: прим. 276.

352. Салджи'ур (сань-чжи-у-эр, salji'ur). — О племени салджи'ут (салджи'ур — форма е.д.) см.: прим. 276. См. также: Campagnes, стр. 462 (Index) и P. Poucha, Geheime Geschichte, стр. 42, 73, 105, 108.

353. Мин-ань — т. е. Ши-мо Мин-ань. О нем см.: введение, стр. 29 — 32.

354. Шэн-у цинь-чжэн-лу, лл. 67а — 68б. Цитата с пропусками.

355. Т.е. за Ши-мо Сянь-дэ-бу.

356. Джабар (Чжа-ба, jaba[r]) — Джафар-ходжа. О нем см.: введение, стр. 34 — 36.

357. В.П. Васильев переводил это место так: “За ним следует Чжа-па: он Уйгурец; теперь уже стар и также управляет вместе (с предыдущим) Яньской столицей и другими местами” (История и древности, стр. 223). Неизвестно, почему имя Чжа-ба было прочитано В.П. Васильевым как Чжа-па. В тексте МДГШ, которым он пользовался, второй слог имени — ба “восемь”. Выше отмечалось, что Чжао Хун в данном сообщении имеет в виду Джафар-ходжу. Он называет его хуй-ху жэнь (Мэн-да бэй-лу, л. 9б). В других местах он сообщает, что соседями монголов были хуй-ху, и употреблявшуюся у монголов письменность именует хуйхуской (см. соответственно: лл. 4а и 4а — б). В его биографии в Юань ши (гл. 120, лл. 6а — 8а) о его этнической принадлежности говорится следующее: “Чжа-ба-эр хо-чжэ (jabar Qoje) был человеком сай-и (Sayyi[d]), т. е. „потомок пророка". Сай-и (Sayyi[d]) — глава рода в племенах Западного края”.

358. Императорский курьер — об этой должности см.: прим. 56.

359. Чан-чунь си-ю цзи, I, л. 11б.

360. Джабар-ходжэ из Юань ши, — т. е. Чжа-ба-эр хо-чжэ (jabar Qoje, ja'far Xwajah). См.: Юань ши, гл. 120, л. 6a.

361. Имя Чжи-шань-эр было неправильно прочитано В.П. Васильевым как Чжи-тань-эр (История и древности, стр. 223), несмотря на то что в МДГШ оно дано в такой же, как в нашем тексте, орфографии (МДГШ, л. 76, стк. 1). Оно, как считает Ван Го-вэй (Мэн-да бэй-лу, лл. 10б — 11а), представляет собой искажение иероглифического написания имени, первоначально представленного в форме Чжа-ла-эр (jalar), т.е. имени сына киданя Ши-мо Е-сяня, перешедшего на сторону Чингис-хана (о Ши-мо Е-сяне см.: I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 105). В Юань ши Джалар назван Чала (Юань ши, гл. 150, л. 2б, биография Ши-мо Е-сяня) и Чжа-ла-эр (Джалар) (гл. 149, л. 23а, биография Елюй Ту-хуа). В году у-инь (28.I.1218 — 17.I.1219) Джалар после смерти отца во главе “черных войск”, т.е. формирований, состоявших из киданей и китайцев (подр. о них см.: I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 108 — 110), участвовал во взятии Пинъяна (совр. г. Линьфэнь в пров. Шаньси) и других городов, а также в осаде Иду (совр. г. Иду в пров. Шаньдун). Когда после капитуляции Иду другие полководцы хотели вырезать город за длительное сопротивление, то, как сообщается в Юань ши, Джалар якобы сказал: “Избиение покорившихся не ведет к счастью. К тому же, получив пустой город, какую выгоду будем иметь от него!”, и население города было спасено (Юань ши, гл. 150, л. 3а, биография Ши-мо Е-сяня). Это было характерно для большинства монгольских полководцев — китайцев и киданей, желавших сохранить города и их население для дальнейшей эксплуатации. В году цзи-мао (16.I.1219 — 5.II.1220) “черные войска” были поставлены в Чжэндин (совр. уезд Чжэндин в пров. Хэбэй). Джалар умер в 1234 г. в возрасте 43 лет, будучи даругачи лу Чжэндин и Бэйцзин (Юань ши, гл. 150, лл. 2б — 3а, биография Ши-мо Е-сяня). О нем см.: Юань ши, гл. 150, лл. 2б — 3a (биография Ши-мо Е-сяня); ЮШЛБ, гл. 17, л. 17б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 49, лл. 9б — 10б; Синь Юань-ши, гл. 135, стр. 6884/2.

362. Командующий Ши. — У В.П. Васильева вместо “командующего Ши” мы имеем У-ши-ши: “...должно упомянуть о полководцах Чжи-тань-эр (Шитяньни?), У-ши-ши” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 223). В тексте сказано: ...ю Чжи-шань-эр у-шуай Ши юань-шуай Лю-юань-шуай дэн шэнь чжун (“...есть у-шуай Чжи-шань-эр, юань-шуай Ши, юань-шуай Лю и другие — [их] очень много”) (МДГШ, л. 76, стк. 1). Иными словами, в составе титула Чжи-шань-эра юань-шуай вместо иероглифа (юань) ошибочно написано (у “не иметь”), что объясняется тем, что иероглифы юань и у в рукописях пишутся почти одинаково. В.П. Васильев, приняв иероглиф у за часть имени, прочитал ошибочно следующий за ним иероглиф шуай как ши, очевидно, по сходству его с иероглифом ши (“войско”), присоединил к ним последующий фамильный иероглиф ши и, таким образом, получил имя У-ши-ши. На самом деле в тексте имеется в виду Ши юань-шуай — “командующий Ши”. Ши, по мнению Ван Го-вэя, это Ши Тянь-цзэ (Мэн-да бэй-лу, л. 11а). Действительно, Ши Тянь-цзэ из семьи Ши Бин-чжи (1158 — 1230) — крупного китайского землевладельца, перешедшего на службу к монголам в 1213 г., оказал завоевателям наибольшие услуги. Как сообщается в его биографии в Юань ши, после гибели своего брата Ши Тянь-ни (1185 — 1225) в 1225 г. Ши Тянь-цзэ (1202 — 1275) получил по наследству должность главнокомандующего (ду юань-шуай). В 1229 г. Oгoдэй назначил его темником и поставил во главе одного из десятитысячных соединений, сформированных из числа китайцев (см.: Юань ши, гл. 155, лл. 10a — 11б). Но в его биографии в Юань ши (лл. 10a — б) сообщается, что сын Мухали Бoл в 1225 г. впервые назначил его главнокомандующим вместо его старшего брата, убитого У Сянем. Эта дата подтверждается в “Основных записях” Юань ши (гл. 1, л. 22а; Иакинф, История, стр. 127. — H. Я. Бичурин транскрибирует У Сянь как Вушань; A. Krause, Cingis Han, стр. 39. — У А. Краузе Ши Тянь-ни прочитано как Ши Тянь-и), хотя данные биографии и сообщение в “Основных записях” по этому вопросу расходятся в передаче деталей (в первой сказано, что Ши Тянь-цзэ в 1225 г. разбил войска У Сяня и обратил его в бегство, а во втором — что в этом году не только обратил его в бегство, а в 6-ю луну (7.VII — 5.VIII.1225) напал на него и казнил его). Кроме того, если Ши Тянь-цзэ родился в 1202 г., то в 1221 г. он еще был слишком молод. Его старший брат Ши Тянь-ни, перешедший на сторону монголов вместе с отцом в 1213 г., как сообщается в его биографии в Юань ши, сразу получил должность темника от монгольского военачальника Мухали, в 1214 г. — золотую дощечку от Чингис-хана, находившегося тогда под Пекином, в 1215 г. был сделан правым помощником главнокомандующего (ю фу ду юань-шуай) и получил золотую дощечку с изображением тигра (об этих знаках отличия см.: прим. 484). В 1220 г. Мухали назначил его цзинь-цзы гуан-лу да-фу и хэ бэй си лу бин-ма ду юань-шуай син фу ши, т. e., иначе говоря, главнокомандующим немонгольскими войсками на западе Хэбэй. Его войска все время подчинялись Мухали (см.: Юань ши, гл. 147, лл. 8а — 10б, биография Ши Тянь-ни). “Основные записи” подтверждают сведения о назначении Ши Тянь-ни темником в 1213 г., участии его в войне на стороне монголов и получении им должности ду юань-шуай в 1220 г. (гл. 1, лл. 176, 19а и 20a-б; см. также: Иакинф, История, стр. 57, 76 и 101 — 102; A. Krause, Cingis Han, стр. 32, 34, 36). Его двоюродный брат Ши Тянь-сян (1191 — 1258), который воевал с 1213 г. под командованием Мухали, как сообщается в его биографии, также носил звание юань-шуай, но в 1220 г., когда Мухали назначил Ши Тянь-ни главнокомандующим войсками на западе Хэбэй, был сделан левым помощником главнокомандующего (Юань ши, гл. 147, лл. 16б — 18б). Иными словами, Ши Тянь-сян был помощником своего брата Ши Тянь-ни. У Чжао Хуна, очевидно, имеется в виду именно Ши Тянь-ни, игравший наиболее важную роль в период пребывания китайского посла в Северном Китае.

Биографии Ши Тянь-ни, Ши Тянь-сяна и Ши Тянь-цзэ см. соответственно: Юань ши, гл. 147, лл. 8б — 12а; гл. 147, лл. 16б — 19б, и гл. 155, лл. 10а — 11a; ЮШЛБ, гл. 11, лл. 11б — 14а (Ши Тянь-цзэ); гл. 17, лл. 20б — 22а (Ши Тянь-ни) и лл. 23б-24а (Ши Тянь-сян); Ту Цзи, МЩЦ, гл. 54 лл. 1a — 6б; там же, лл. 6б — 8б и гл. 78, лл. 1a — 11а; Синь Юань ши гл. 138,. стр. 6888/2 — 3; 6890/1 — 2; 6889/1 — 3. См. также: ГЧВЛ, гл. 58, гл. 1a — 9a;. I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 105, 121.

363. Командующий Лю — по мнению Ван Го-вэя (Мэн-да бэй-лу л. 11а), сын Лю Бо-линя Лю Хэй-ма (об этом имени см.: прим. 14) (1200 — 1262). Его имя Ни, второе имя — Мэн-фан. Но он был известен под именем Хэй-ма. Как сообщается в биографии его отца, в году жэнь-у (13.11.1222 — 1.11.1223) он получил по наследству от отца должность темника и главнокомандующего и принимал активное участие в войне под командованием Мухали и сына последнего — Бoла. В 1229 г. Oгoдэй назначил его темником — командующим одним из трех китайских соединений.

О нем см.: Юань ши, гл. 149, лл. 6б — 8а; ЮШЛБ, гл. 18, лл. 9б — 10б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 51, лл. 1а — 4а; Синь Юань ши, гл. 146, стр. 6903/3; I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 105.

364. Чжи-шань-эр юань-шуай.

365. Чжа-ла-эр юань-шуай.

366. Цит. текст см. Юань ши, гл. 149, л. 23a.

367. Шэнь И-ань — Шэнь Цзэн-чжи (1850 — 1922). Среди опубликованных его заметок (Хай-жи-лоу ча-цун, Пекин, 1962) нет материалов, цитированных Ван Го-вэем.

368. Чжа-ла-эр (jalar).

369. Цит. текст см.: Юань ши, гл. 149, л. 23а.

370. Ван Юнь (ум. 1304) — юаньский чиновник и писатель; впервые поступил на монгольскую службу в 1260 г. Его биографию см. в: Юань шu, гл. 167, лл. 19а — 22а; Синь Юань ши, гл. 188, стр. 6973/1 — 2. Цитированный текст см.: Ван Юнь, Цю-цзянь сянь-шэн да цюань вэнь цзи (“Полное собрание сочинений господина Цю-цзяня”), изд. СБЦК, кн. 74, гл. 48, стр. 500. В этом издании отсутствует текст, начиная со слов: “Был издан...” и до конца абзаца.

371. Гун. Речь идет о Ши Тянь-цзэ.

372. Сяо Чжа-ла (Hsiao jaIa[r]).

373. Го-ван — о титуле го-ван см.: прим. 151. Выше уже говорилось о том, что В.П. Васильев переводил его по-разному: дважды как “великий князь” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 220 и 221) и семь раз как “царь” (стр. 223, 224, 230, 231, 233, 234, 235). Наличие последнего титула (“царь”), по-видимому, могло послужить причиной того, что впоследствии некоторые исследователи, не владевшие китайским языком, ссылаясь на В.П. Васильева, относили сообщаемые Чжао Хуном (Мэн Хуном в переводе В.П. Васильева) сведения о Мухали к самому Чингис-хану. П. Пельо так и считал, что дело только в этом термине. Он писал в своих замечаниях на английское издание “Туркестана” В. В. Бартольда: “Кроме того, подробности о свите Чингис-хана, которые мсье Б. заимствует у „Мэн Хуна" (стр. 460), не имеют отношения к Чингис-хану, который в 1221 г. находился в мусульманских странах и которого посол Сунов в Пекине никогда не видел; в оригинале текста эти сведения касаются Мухали, наместника, оставленнаго в Пекине Чингис-ханом. Мсье Б., так же как мсье Владимирцов в своем „Чингис-хане", был введен в заблуждение переводом Васильева, который передавал при помощи [термина] „царь" титул го-ван „князь", хорошо известный как титул Мухали” (P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 13 — 14).

В. Бартольд описанное у нашего автора белое знамя с девятью хвостами с изображением черной луны посередине (см.: В.П. Васильев, История и древности, стр. 231; о знамени см.: прим. 524) ошибочно считал знаком отличия Чингис-хана (В.В. Бартольд, Туркестан, стр. 449, прим. 6; в последнем издании примечание В.В. Бартольда исправлено и. дополнено редакторами).

На стр. 528 “Туркестана” он пишет: “Чингиз-хан разделял пристрастие своего народа к вину, против которого и в своих наставлениях не решался слишком строго высказываться; рассказанная у Мэн Хуна (приведенная к этому месту сн. 5 в издании 1963 г.: “Сокровенное сказание, пер. Кафарова, 234”, — неточность, допущенная, очевидно, издательством. На самом деле в издании 1900 г. ссылка на ВОИРАО, ч. IV, стр. 234 [В. Бартольд, Туркестан в эпоху монгольского нашествия, ч. II, СПб., 1900, стр. 498, сн. 5],. т. е. на перевод В.П. Васильева) сцена, как Чингиз-хан „оштрафовал шестью бокалами" китайского посланника, напоминает рассказ о пирах Петра Великого. Тот же Мэн Хун говорит об оркестре девиц, который везде сопровождал монгольского хана”. Отметив, что о девицах упоминается и у Чан-чуня, В.В. Бартольд приходит к выводу: “Как все прочее в империи, так и поставление наложниц для войска, для его начальников и для самого хана было строго организовано. Преклонный возраст, которого, при полном сохранении умственных способностей, достиг Чингиз-хан, показывает, что он не предавался разврату в такой степени, как большая часть его потомков” (там же).

Б.Я. Владимирцов в своей книге “Чингис-хан”, которая, несмотря на некоторые фактические неточности, остается одной из лучших биографических работ о монгольском полководце, также писал об оркестре, “состоявшем из 17 или 18 красавиц”, якобы сопровождавшем Чингис-хана в военных походах, “царевне Лай-мань” и восьми наложницах монгольского хана, с которыми южносунский посол якобы пил вино на пирах хана (Б.Я. Владимирцов, Чингис-хан, стр. 161 — 162).

Хотя Б.Я. Владимирцов (Чингис-хан, стр. 161 — 162) не ссылается на источник, он заимствовал эти сведения из перевода В.П. Васильева. На самом деле в тексте Мэн-да бэй-лу (лл. 18а — б) речь идет о пирах Мухали и красавицах, сопровождавших его.

Как отмечалось выше, после появления в печати замечаний П. Пельо на английское издание “Туркестана” 1928 г. Б.Я. Владимирцов объяснял отнесение им сообщений автора Мэн-да бэй-лу о Мухали к самому Чингисхану целиком ошибочностью перевода В.П. Васильева. Указав на то, что автором сочинения, как установлено Ван Го-вэем, является не Мэн Хун, а, по-видимому, Чжао Хун, он продолжал: “Но еще большее значение имеет разъяснение проф. P. Pelliot о том, что автор рассматриваемого сочинения никогда не видел Чингис-хана, то, что относилось некоторыми авторами (мною в том числе) к Чингису, благодаря ошибочному переводу В.П. Васильева, должно быть отнесено к его полководцу Muxali, см. “T’oung Pao”, 1930, p. 13 — 14” (Б.Я. Владимирцов, Общественный строй, стр. 9, прим. 2). Справедливости ради следует сказать, что чтение всего перевода В.П. Васильева не дает основания утверждать, что он во всех случаях передает сведения о Мухали как сообщения очевидца, встречавшегося с Чингис-ханом. Более того, В.П. Васильев во вступлении к своим переводам сам указывает на то, что автор сочинения не был в Монголии, а находился в Пекине, где он вел переговоры с Мухали и собирал сведения по рассказам (В.П. Васильев, История и древности, стр. 170 — 171), Поэтому указанные упущения, содержащиеся в работах В.В. Бартольда и Б.Я. Владимирцова, не могут быть целиком связаны с переводом В. П. Васильева.

374. Перевод В.П. Васильева неточен: “Сверх того, между значительными лицами, должно упомянуть о полководцах Чжи-тань-эр (Шитяньни?), У-ши-ши, полководце Лю и множестве других, у которых есть свои корпуса конницы. Все они находятся под начальством царя Мухури” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 223). О содержащихся в этом отрывке именах говорилась выше (прим. 361, 362 и 363). Оставляя в стороне вопрос о вольности перевода В.П. Васильева, нужно указать только на ошибочность передачи цзюнь ма (букв, “воины и кони”) как “корпусов конницы”, на самом деле это просто “войска”.

375. Главный министр (шоу-сян) — у В.П. Васильева переведен как “главный визирь (цзай-сян)” (История и древности, стр. 223), хотя в тексте МДГШ (л. 76, стк. 6) также говорится о шоу-сян.

376. То-хэ, по мнению Ван Го-вэя, соответствует Елюю Ахаю, по-скольку речь идет о старшем брате Елюя Ту-хуа (Мэн-да бэй-лу л. 11а).

377. Tу-xуа — имеется в виду Елюй Ту-хуа.

378. Великие министры (цзай-сян) — общее название высших чинов департаментов (шэн) (R. Des Rоtоurs, Traite, t. 1, стр. 4 — 6). В Цзинь ши к разряду цзай-сянов отнесены начальник департамента государственных дел (шан-шу лин), правый и левый министры (чэн-сян) и директора (пин-чжан чжэн-ши), а правый и левый помощники (ю-чэн и цзо-чэн) и советники (цань-чжи чжэн-ши), входившие в состав правительства, названы их помощниками (Цзинь ши, гл. 55, л. 2б).

379. Цзу-лэ-то-хэ — у В.П. Васильева — Цзу-лэ-до-хэ (История и древности, стр. 223), как и в тексте МДГШ (л. 76, стк. 7).

380. Ци-цзинь — Пу-ча Ци-цзинь (букв. Пу-ча Семифунтовый), чжурчжэньский военачальник, сдавшийся монголам в 1215 г. (о нем см.: введение, стр. 37 — 38). В.П. Васильев в переводе отрывка, относящегося к Ци-цзинь, писал: “Сверх того, есть еще нючжиский визирь Ци-цзинь (Цэ-цэн?)” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 223). Имя Ци-цзинь не имеет отношения к монгольскому цэцэн “мудрый” (халх.).

381. Имя Бай Цзянь В.П. Васильев читал как цянь (История и древности, стр. 223). По предположению Ван Го-вэя, цзянь является результатом ошибочного написания лунь, и Бай Цзянь это то же лицо, которое несколько ниже в тексте автора названо Бай Лунь (Мэн-да бэй-лу, л. 11а). По предположению И. де Рахевильца, Бай Лунь, Ли Цзао, У Фэн-чэнь и Тянь Гуан-мин перешли на сторону монголов в 1208 г. (I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 98, 98, прим. 1).

382. О Ли Цзао см.: прим. 381.

383. Тай сюе шэн — ученый из тай сюе “великой школы”. При Цзинь было два вида государственных школ для детей знати и чиновничества: го-цзы сюе и тай сюе (Цзинь ши, гл. 56, лл. 9б — 10a). Официальной должности тай сюе шан не было, но назначались тай сюе бо-ши (“доктора тай сюе”) (л. 10а).

384. Чжу — “хозяин”, “владелец”, “владетель”, тот же иероглиф, что и в сочетании “татарский владетель” (да-чжу).

385. Об У Фэн-чэнь и других см.: прим. 381.

386. Великая армия (да цзюнь), — т. е. монгольские войска.

387. Юй-вэнь Мао-чжао, Да цзинь го-чжи, т. 2, стр. 23.

388. Чжань-жань цзюй-ши вэнь-цзи (“Сборник сочинений отшельника Чжань-жаня”) — сборник сочинений Елюй Чу-цая, китайского советника, секретаря и астролога Чингис-хана и Oгoдэя, впервые изданный в 1234 г. Затем сборник был дополнен с 9 первоначальных до 14 глав и издан после 1236 г. Подр. см.: I. de Rachewiltz, Yeh-lu Ch'u-ts'ai (1189 — 1243), стр. 360, прим. 3; H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 15 — 16.

Елюй Вэнь-чжэн — Елюй Чу-цай (1189 — 1243). Вэнь-чжэн — посмертное имя Елюй Чу-цая, присвоенное ему в 1330 г. (H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 201).

389. Пу-ча — по мнению Ван Го-вэя, то же лицо, что Ли Цзао (Мэн-да бэй-лу, л. 11б).

390. Пу-хуa <*Buha[r]. — О названии Бухары и ее китайских транскрипциях см.: P. Pelliot, Notes I, стр. 108 — 109; R.N. Frye, — HJAS, vol. 19, 1956, стр. 106 — 119; I. de Rachewiltz, The Hsi-yu lu, стр. 58, прим. 109.

391. Чжань-жань цзюй-ши цзи, — СБЦК, гл. 5, лл. 2а — 3б и гл. 6, 19a.

392. Шоу-цзян.

393. Тай-шоу.

394. Сян-го.

395. Tao Цзун-и, Чжо-гэн лу, — ЦШЦЧ, 1936, кн. 0218, гл, 1, стр. 27.

396. Ила Цзинь-цин — Елюй Чу-цай. Ила — другой вариант фамилии, а Цзинь-цин — его второе имя (H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 91 — 92, прим. 4). У В.П. Васильева фамилия и имя Елюй Чу-цая слиты в одно имя и превращены в И-цы-цзинь (В.П. Васильев, История и древности, стр. 224). Об этом см.: прим. 398.

397. Литератоp — член свиты (нэй-хань, букв, “внутренняя, т.е. придворная кисть”) синоним термина хань-линь (букв, “лес кистей”) в период Сун. Хань-линь — при Цинах должность члена академии Хань-линь юань.

398. Перевод В.П. Васильева: “В Яньской столице встретился я с одним Киданьцем, И-цы-цзинем, который заведывает перепиской придворной канцелярии” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 224). Здесь из словосочетания И-ла цзинь-цин выброшен слог-иероглиф цин и в целом сочетание прочитано как одно имя И-цы-цзинь, в котором знак ла (“строптивый”) принят за цы (“колоть”), вероятно, по сходству начертаний этих знаков. Выше уже говорилось о том, что в оригинале имеется в виду Елюй Чу-цай (см.: прим. 396). Форма Ила в разных иероглифических транскрипциях встречается во многих источниках (см., например, Ляо ши, гл. 116, л. 1б, и Цзинь ши, гл. 135, л. 12б). Елюй Чу-цай сам называет себя Ила Чу-цай в предисловии к своему Си-ю лу (“Описание путешествия на Запад”) (см.: I. de Rachewiltz, Hsi-yu lu, стр. 18; P. Pelliot, L'edition collective, стр. 175, прим. 1) и вообще обычно предпочитал эту форму своей фамилии (I. de Rachewiltz, Hsi-yu lu, стр. 43, прим. 32). Его современники также называли его Ила Чу-цай, как, например, в Хэй-да ши-люе. О родовом названии Елюй и форме Ила- Елюй см.: K.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 59, прим. 1. Об имени Цзинь-цин см.: прим. 396.

Содержащийся в тексте термин дэн-ди у В.П. Васильева составлен без перевода. Китайские словари определяют его как “выдержать экзамен [на должность]”. Термин нэй-хань (см.: прим. 397) также опущен в его переводе. В оригинале сказано сянь ю — “ныне есть” или “ныне имеется”, а это, конечно, не значит, что китайский путешественник в 1221 г. лично встретился с Елюй Чу-цаем, как получается в переводе В.П. Васильева (“Я встретился...”). Чжао Хун, очевидно, был введен в заблуждение своими информаторами, так как Елюй Чу-цай в то время находился в походе в Средней Азии в ставке Чингис-хана.

399. Ян Бяо — личность установить не удалось.

400. Ли-бу шан-шу. — У цзиньцев по танскому образцу существовало шесть министерств, которые подчинялись центральному правительству — шан-шу шэну (“департаменту государственных дел”) (см.: Цзинь ши, гл. 55, л. 4б и далее; H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 96, прим. 37). Перевод терминов ср.: R. des Rotours, Traite, t. II, стр. 916.

401. Ян Цзао — личность установить не удалось.

402. Лю-шоу.

403. Бэйцзин (“Северная столица” цзиньских императоров) — с 1153 г. г. Дадинфу, совр. Данинчэн в Жэхэ (Ди-мин цы-дянь, стр. 183; L. Gilbert, Dictionnaire, стр. 737; Atlas, 42 — 43, F-1).

404. Старший секретарь (лан-чжун). — Об этой должности у чжурчжэней см.: H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 96, прим. 37; cтр. 98, прим. 54.

405. О цзо ю сы см.: H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 98, прим. 54.

406. Мин-чэнь ши-люе (“Краткие биографии знаменитых чиновников”) — полное название этого труда, составленного Cy Тянь-цзюе (1294 — 1352), состоящего из 15 глав и содержащего биографии 47 знаменитых чиновников периода Юань, было Го-чао мин-чэнь ши-люе (“Краткие биографии знаменитых чиновников правящей династии”). Об этой работе см.: Юн Жун, Тио-яо, т. 2, стр. 913; H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 172. Цит. текст см.: Cy Тянь-цзюе, Юань-чао мин-чэнь ши-люе, изд. ЦШЦЧ, 1936, кн. 3357, гл. 1, стр. 5.

407. Сочинение Юань Мин-шаня Лу-го чжун-у ван ши-цзя (“Наследственный дом верного и воинственного князя государства Лу”) достать не удалось. Юань Мин-шань (цзы — Фу-чу, 1269 — 1322) — юаньский писатель и придворный историк. Есть сборник его сочинений Цин-хэ цзи, состоящий из 39 глав. Его биографию см.: Юань ши, гл. 181, лл, 1a — 4а; ЮШЛБ, гл. 35, лл. 12б — 14a; Синь Юань ши, гл. 206, стр. 7001/4 — 7002/1.

408. Ту-му-эр (Temur — “железо”) — распространенное тюрко-монгольское имя.

409. Сушэнь — по-видимому, это название места, откуда данное лицо родом. Возможно, что это название уезда Сушэнь, созданного при династии Ляо где-то в районе Ляояна (точное расположение уезда неизвестно) и населенного бохайцами (см.: L. Gibert, Dictionnaire, стр. 813; А.К. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 68).

410. О Чжан Юе больше ничего не известно.

411. Ланчуань — расположение этой, судя по всему, местности не поддается установлению.

412. О монгольских должностях вань-ху (монг. tumen-u поуап “темник”), цянь-ху (монг. ming?an-u nоуаn “тысячник”), бо-ху (монг. ja'un-u nоуаn “сотник”) и пай-цзы-тоу (harban-u nоуаn “десятник”) см.: прим. 74 о десятичной организации армии Чингис-хана, существовавшей у народов Центральной Азии с древнейших времен. В цитируемом тексте ма-мао-кэ и пу-ли-янь, переводимые на китайский язык соответственно как бай жэнь чжан (“начальник сотни”) и пай-цзы-тоу, по-видимому, представляют собой искажения монгольских слов.

413. У В.П. Васильева: “...командует лично” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 224).

414. Т.е. каждый пленный.

415. [колесница, напоминающая] гусей — э[чэ], очевидно, представляла собой колесницу с возвышением для доставки штурмующих на городские стены. У В.П. Васильева это слово не переведено (История и древности, стр. 224).

416. Куполов для штурма (дун) — у В.П. Васильева переведено как “подкоп” (История и древности, стр. 224).

417. Катапультная установка (пао-цзо) — это камнеметная машина. У В.П. Васильева переведено как “батарея” (История и древности, стр. 24).

418. И-цы гун чэн-би у бу по-чжэ, букв, “вследствие этого при штурме городских стен и крепостей не бывает таких, которые не были бы разбиты”.

419. Шо-мо.

420. Этот абзац у В. П. Васильева переведен: “По завладении городом добычу делят на пропорциональные части между высшими и низшими. Велика ли, мала ли эта добыча, всегда оставляют одну долю178 для поднесения императору Чингису; всему остальному составляется роспись. Министры и другие, находящиеся в Шамо и не имевшие дела с неприятелем, имеют также свой участок”.

Прим. 178: “Это можно принять в значении десятой части всей добычи” (B.П. Васильев, История и древности, стр. 225). Сочетание между “высшими и низшими” должно быть отнесено к следующему предложению. Здесь говорится именно о том, что монгольские полководцы независимо от ранга часть военной добычи отдавали главному предводителю — Чингису. Это так и было. Например, Джэбэ после победы над Кучлуком и завоевания Кашгарии в 1218 г. представил Чингис-хану тысячу коней с белой мордой (В.В. Бартольд, Туркестан, стр. 470). Даже монгольские царевичи, как отмечает ниже Ван Го-вэй, были обязаны делиться с отцом своей добычей (ТИМ, § 260). В нашем тексте сказано: Фань по чэн шоу ю со дэ цзэ и фэнь шу цзюнь чжи. цзы шан цзи ся. суй до гуа мэй лю и фэнь. вэй Чэн-цзи-сы хуан-ди сянь (Мэн-да бэй-лу, лл. 12а — б). Здесь, по нашему мнению, не может быть иной пунктуации. Фраза: юй у цзэ фу бяо ю чай (л. 12б) у В.П. Васильева переведена: “всему остальному составляется роспись” (см. выше). Но фу бяо, букв, “всюду распределяются”, а ю чай, букв, “по-разному” — известноe китайское выражение, которое в Юань ши и других китайских источниках встречается всюду и означает “в зависимости от рангов”. Кит. шу (букв, “число”) вряд ли можно переводить как “участок”. Его предпочтительнее передать через “доля”. О том, что представители знати независимо от участия в боях получали какую-то часть добычи, см.: введение, стр. 41.

421. Чжо-чи (Joci).

422. Ча-а-дай (Ca'adai).

423. Во-го-дай (Ogodei).

424. У-лун-гэ-чи (Urunggeci), т. е. Ургенч.

425. Урyнгэчи. — При воссоздании монгольского текста на основе китайской транскрипции, в которой сохранилась ТИМ, название города следует читать как Orunggeci или Urunggeci (см.: ТИМ, § 260; см. также реконструкцию текста, произведенную П. Пельо). Это город Гургандж, разрушенный монголами в 1221 г. после многомесячной осады (об осаде города см.: В.В. Бapтольд, Туркестан, стр. 500 — 504).

426. Цит. текст см.: ЮЧБШ, Сюй цзи, гл. 1, л. 48а; монгольский текст см.: ТИМ, § 260.

427. По китайскому лунному календарю третья и четвертая луны приходятся соответственно приблизительно то на вторую половину марта — первую половину апреля или вторую половину апреля — первую половину мая, то на апрель и май месяцы.

428. В тексте cин юй чжу го — букв, “рассылаются по всем государствам” (Мэн-да бэй-лу, л. 12б). Очевидно, под “государствами” следует понимать уделы монгольских царевичей (улусы). Cp. перевод В.П. Васильева: “...весть о решении рассылается повсюду” (История и древности, стр. 225).

429. Пятая луна приходится то на вторую половину мая — первую половину июня, то на июнь месяц.

430. Чун-у — букв, “двойная пятерка”, т. е. 5-й день 5-й луны по китайскому календарю, праздник, называемый также “дуань-у”. Этот праздник был принят киданями: очевидно, он не расходился с их традициями (ср.: R. Stein, Leao-tche, стр. 129 — 130). В описании его празднования при киданьском дворе ничего не говорится о традиционных в Китае лодочных гонках и связанной с праздникам легенде о поэте Цюй Юане, бросившемся в р. Юань в III в. до н.э. День чун-у, как можно судить по нашему тексту, по-видимому, отмечался и монголами в Китае. О китайском празднике дуань-у см. популярное описание В. Эберхарда (W. Eberhard, Chinese Festivals, London and New York, 1958, стр. 69 — 89).

431. Восьмая луна иногда приходится на вторую половину августа — первую половину сентября, иногда на сентябрь месяц.

432. У В.П. Васильева переведено: “...через год или два по рождении приучают, в продолжение трех лет, к вынесению трудностей езды...” (История и древности, стр. 225).

433. Цянь бай (Мэн-да бэй-лу, л. 12б) у В.П. Васильева переведено как “тысяча” (История и древности, стр. 225).

434. Перевод этого параграфа см. также: S. Jagсhid and C.R. Bawden, Some Notes on the Horse-policy of the Yuan Dynasty, — CAJ, vol. X, № 3 — 4, 1965, стр. 248.

435. Черное просо (хэй шу-ми). — По Ли Ши-чжэню, шу — клейкое просо; хэй шу-ми — “черное клейкое просо”; существуют: красное, белое, желтое и черное. См.: Чжи-у-сюе да цы-дянь (“Большой ботанический словарь”), Шанхай, 1926, стр. 1150.

436. У-дай ши-цзи (“Исторические записки о пяти династиях”), иначе Синь У-дай ши (“Новая история пяти династий”), — история периода пяти династий (907 — 960), состоящая из 74 глав. Составлена между 1060 и 1072 гг., автор Оуян Сю (1007 — 1072). См.: Xy Юй-цзинь, Ти-яо бу-чжэн, т. 1, стр. 1006 — 1007. Об Оуян Сю см.: H. A. Giles, A Chinese Biographical Dictionary, стр. 607 — 608.

437. Си и цуань — си — племена, первоначально ответвившиеся от сюнну; в их обычаях много общего с обычаями тюрков. В период Суй (581 — 618) они обитали на территории бывшей провинции Жэхэ. См.: R. Stein, Leao-tche, стр. 56, прим. 1. О племенах си, обитавших в современной Маньчжурии, см.: J. MuIlie, La riviere Jao-lo, — TP, vol. XXX, стр. 207 — 208.

Цуань — племена, обитавшие на территории современной провинции Юньнань.

438. Цит. текст см.: Оуян Сю, У-дай ши-цзи, гл.74, л. 1б. Но в данном тексте изд. “Бо-на”, основанном на издании 1195 — 1200 гг., упоминается только о племенах цуань.

439. Гуань-цзя (букв, “казенный дом”) — одно из табуированных обозначений императора. В древности так называла императора его мать. (“Китайско-русский словарь”, архмд. Палладия и Попова, Пекин, 1888, стр. 115). В. П. Васильев переводил гуань-цзя как “настоящее правительство” (История и древности, стр. 227).

440. Главарь [государства] Гэ (Гэ-цю) — презрительное выражение, употребленное представителем китайской династии по отношению к чжурчжэньскому правителю — узурпатору в глазах китайцев. На самом деле, как правильно указывает Ван Го-вэй (Мэн-да бэй-лу, л. 13б), цзиньскому императору Ши-цзуну в период правления Хуан-тун (1141 — 1149) императора Си-цзуна (1135 — 1150) был пожалован титул гэ-вана (“князь [удела] Гэ”) (Цзинь ши, гл. 6, л. 1a). Гэ — название древнего удела (го) на территории современного уезда Нинлин (пров. Хэнань) (Ди-мин цы-дянь, стр. 1055).

441. Цюн-хуан.

442. Цзянь-дин.

443. Чжунъюань жэнь, букв, “люди Центральной равины”. Чжунъюань — одно из названий Северного Китая.

444. Ли-би.

445. Чэнь-шу.

446. Цит. текст см.: Ли Синь-чуань, Цза-цзи, сб. 2, гл.19, cтр. 591.

447. Биографию Ли Юя (1135 — 1206) см.: Цзинь ши, гл. 96, лл. 6б — 8б.

448. Цао ван — сын цзиньского императора Юнь-цзи (храмовое имя — Вэй-шао ван, 1208 — 1213) Э-кэ, носивший титул Цао-вана (см.: Цзинь ши, гл. 59, л. 17б).

449. В оригинале содержатся некоторые важные детали, опущенные Ван Го-вэем. Там сказано: “Во 2-м году [правления] Мин-чан (27.I.1191 — 16.I.1192) [Ли Юю] была дана [должность] учителя Цао-вана и одновременно совместно ведающего делами императорского комиссара области Динъу (тун-чжи Дин-у цзюнь цзе-ду-ши ши). Ван по приказу [императора] потчевал [представителей] северных племен и вручал [им] подарки, и Юй [тогда] сопровождал [вана]. По возвращении, во время проезда через столичный город, [Юй] представил доклад императору: „Лошадей, представляемых всеми племенами в качестве дани, можно поручать принимать на границе только вербовочно-карательному управлению и давать [племенам] соразмерно ответные подарки. Необходимо сэкономить средства для расширения запасов на границах. Предлагаю построить вдоль границы около десяти крупных сел — [военных поселений] от Линьхуана до [границы с] Си Ся” (Цзинь ши, гл. 96, лл. 6б — 7a).

450. Т.е. Чингис-хан.

451. Юнь-цзи — личное (китайское) имя цзиньского императора Вэй-шао-вана, детское имя Син-шэн (29.XII.1208 — 11.IX.1213). Одно время он носил титул Вэй-вана (Цзинь ши, гл. 13, лл. 1б — 2а; 6б — 7а; A. Moule, Rulers, стр. 101).

452. Цзинчжоу — Имеется в виду *** (Ван Го-вэй, Цзинь цзе хао као (“Исследование пограничных рвов Цзинь”), И-шу, кн. 6, л.14a). Цзинчжоу был расположен на территории бывшей провинции Суйюань северо-восточнее г. Гуйхуачэн (Ди-мин цы-дянь, стр. 823; Atlas, 52, C-I).

453. Цзин — чжурчжэньский император Чжан-цзун (см.: прим. 174).

454. Юань ши, гл. 1, лл. 15б — 16а. В цитате Ван Го-вэя есть пропуск. Полный перевод см.: Иакинф, История, стр. 42 — 44; A. Krause, Cingis Han, стр. 29 — 30.

455. Цзинчжоу — расположенный в совр. Внутренней Монголии (см.: прим. 452).

456. Шаньхоу (букв. “за горами”) — местность за горным проходом Цзюйюнгуань, расположенным севернее Пекина (Tу Цзи, МШЦ, гл. 61, л. 1a; E. Вretsehneider, vol. I, стр. 44, прим. 100; Ди-мин цы-дянь, стр. 458) .

457. Т.е. цзиньцев.

458. Цит. текст см.: Ли Синь-чуань, Цза-цзи, сб. 2, гл. 19, стр. 585.

459. Песчаная пустыня (шамо) — пустыня Гоби, разделяющая Монголию на Северную и Южную.

460. Великая стена (Чан-чэн — букв, “длинная стена”) — китайское название Великой китайской стены. Земляное оборонительное сооружение цзиньцев также называется чан-чэн кроме Мэн-да бэй-лу еще в биографии Субэтэя в Юань ши (гл. 121, л. 1б). В источниках цзиньского периода она называется бянь хао (“пограничный ров”). Это была пограничная траншея с насыпью вдоль всей северо-восточной, северной, северо-западной и юго-западной границ государства Цзинь. Она представляла огромное инженерно-земляное сооружение протяженностью почти 3000 ли и была завершена в 3 г. правления Чэн-ань (8.II.1198 — 27.I.1199) (Ван Го-вэй, Цзинь цзе хао као, л. 14a). Ныне ров и насыпь выровнялись с окружающей местностью. Но благодаря исследованию Ван Го-вэя (лл. 13б-27a) в настоящее время можно с приблизительной точностью очертить линию этой траншеи на всем ее протяжении.

461. В Мэн-да бэй-лу (л. 14a) дано такое же написание этого пункта (Цзинчжоу), что и в “Основных записях” Юань ши (гл. 1, л. 15б) (см.: прим. 452).

462. ...людей цзю — тангутов (тан-гу цзю-жэнь). — Тан-гу (tang?u[t]) — жители Си Ся. Часть тангутских племен проживала на территории государства Цзинь. О цзю или цзю-жэнь см.: прим. 90. Другие племена цзю (е-ла-ду цзю, му-дянь цзю, ми цзю и хоу-дянь цзю), о которых сообщается в рассматриваемом абзаце (Мэн-да бэй-лу, л. 14a), невозможно идентифицировать.

463. Янь Фу — см. прим. 240.

464. Онгут (ван-гу, ong?a[t]) — см.: Campagnes, стр. 403.

465. Цзу-бу го — “государство цзу-бу”. Этноним цзу-бу в Ляо ши и Цзинь ши, как правило, употребляется вместо этнонима “татары”, который появляется в китайской литературе с 842 г. в форме да-да. По мнению Ван Го-вэя, это объясняется тем, что авторы указанных официальных историй, составлявшихся при династии Юань, избегали употребления да-да, названия монголов, применявшегося сунскими авторами с унизительным оттенком. Как считал Ван Цзин-жу, цзу-бу или цзу-пу (в Цзинь ши) представляет собой транскрипцию тибетского названия монголов “corno” (К.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 101, 102).

466. Цянь шaнь — название горы. Локализации не поддается.

467. Имя А-ла-у-сы ти-цзи Ху-ли (Ala'us-digi[t] Quri) в тексте напечатано петитом и является примечанием Ван Го-вэя (см.: Мэн-да бэй-лу, л. 14a).

468. О племенах, охранявших северные границы Цзинь и называвшихся цзю, см.: прим. 90.

469. Тянь (букв. “поле”) — фамилия, которой жители Северного Китая называли Чинхая в связи с тем, что он возглавлял на территории современной Тувы земледельческую колонию, куда были согнаны пленные китайские крестьяне и ремесленники. В Чан-чунь си-ю цзи действительный автор дневника Ли Чжи-чан обычно называет Чинхая, сопровождавшего Чан-чуня к Чингие-хану в Среднюю Азию, “его превосходительство министр Чжэнь-хай” (Чжэнь-хай сян-гун) (см.: Чан-чунь си-ю цзи, ч. 1, л. 24а) или просто Чжэнь-хай (л. 23б), но в одном месте упоминает о Тянь Чжэнь-хай ба-ла-гэ-сунь — “городе (ба-ла-гэ-сунь — транскрипция монг. bаlа?а-sun „город") Тянь Чжэнь-хая” (л. 22б). В Юань ши колония также названа “город Чжэньхай” (Чжэнь-хай чэн) (Юань ши, гл. 120, л. 10б).

В надгробной надписи, составленной писателем периода Юань Сюй Ю-жэнем, сообщается: “Министр по имени Чжэнь-хай, то есть Чэн-хай (cinqai), был по происхождению из рода кэрэит (це-ле). Одни говорят, что первоначально [он] носил фамилию Тянь и только по прибытии в Северную сторону (Шо фан) стал [называться] из рода кэрэит, а другие говорят, что [он] действительно был из племени кэрэит: в то время было трое под одним именем [Чжэнь-хай] и так как [он] возглавлял военное земледельческое поселение, то [к его имени] была прибавлена [фамилия] Тянь, чтобы отличить его” (цит. по Хэй-да ши-люе, л. 3а, прим. Ван Го-вэя).

Рашид ад-Дин сообщает, что Чинхай был уйгуром (Pашид-ад-дин, т. II, стр. 101). Высказав еще ряд других соображений (например, о знакомстве Чжэнь-хая одновременно с уйгурской письменностью и китайским языком, чего, по мнению Ван Го-вэя, трудно было ожидать от монгола), Ван Го-вэй высказал предположение о том, что Чжэнь-хай, возможно, являлся мусульманином и именно о нем упоминает Чжао Хун (Хэй-да ши-люе, лл. 2б — 3а, прим. Ван Го-вэя). Нигде в других источниках не сообщается, что Чжэнь-хай когда-либо был купцом. По Юань ши, он был из монгольского племени кэрэитов (Юань ши, гл. 120, л. 10a). П. Пельо (P. Pelliоt, Chretiens, стр. 8 (628)) и А. Уэйли придерживались версии Юань ши (A. Waley, Travels, стр. 38). В.В. Бартольд, следуя мусульманским авторам, принимал Чинхая за уйгура (В.В. Бартольд, Туркестан, стр. 456), но это не может служить основанием для опровержения версии Юань ши и Хэй-да ши-люе.

Наряду с Елюй Чу-цаем Чинхай играл важную роль в создании административного управления монгольской империей. При Oгoдэе (1229 — 1241) и Гуюке (1246 — 1248) Чинхай был министром. Он был казнен в 1251 г. после вступления на трон Мoнкэ-хана. Его биографию см.: Юань ши, гл. 120, лл. 10а — 11а; ЮШЛБ, гл. 11, лл. 9a — б; Ту Цзи, МШЦ, гл. 48, лл. 10б — 12б; Синь Юань ши, гл. 133; стр. 6880/2 — 3. См. также: P. Pelliot, Chretiens, стр. 8(628) — 9(629); A. Waley, Travels, стр. 33 — 36; F.W. Cleaves, The Historicity of the Baljuna Covenant, стр. 397 — 398, прим. 238; стр. 408, 409.

470. Янь — сокр. от Яньцзин.

471. Сицзин — “Западная столица” цзиньских императоров — совр. г. Датун (пров. Шаньси). Сицзин был взят монгольскими войсками в 1211г. (Иакинф, История, стр. 48).

472. Командующий Ху-ша-ху — Хэ-ши-ле Ху-ша-ху юань шуай. Он в 1211. г. был наместником (лю-шоу) Сицзина и бежал, сдав город монголам; в 1213 г. убил императора и поставил на его место другого (Сюань-цзуна); в этом же году выступил против монголов во главе армии вместе с полководцем Гао-ци и был убит последним (подр. см.: Цзинь ши, гл. 13, л. 4б и далее, и Иакинф, История, стр. 48 и далее).

473. Т.е. по татарам.

474. О Гао-ци см.: прим. 472.

475. Яньбэй, букв, “к северу от Янь”, т. е., очевидно, территория к северу от современного Пекина.

476. Т.е. татар.

477. Лин-лу.

478. Шан-шу лин нами условно переводится как “глава департамента государственных дел” (ср.: перевод R. des Rotours, Traite, стр. 916). Шан-шу лин в государстве Цзинь возглавлял шан-шу шэн, т. е. высший административный и исполнительный орган при императоре. Подр. см.; Цзинь ши, гл. 55, л. 2б; см. также: H.Ц. Mункуев, Китайский источнику стр. 96 — 97, прим. 39.

479. Цзо ю сян — сокр. от цзо чэн-сян (“левый министр”) и ю чэн сян (“правый министр”). В государстве Цзинь их было по одному. В составе чинов департамента государственных дел, т.е. правительства при императоре, они являлись первыми лицами после президента департамента государственных дел. За ними шли два пин-чжан чжэн-ши. Подр. см.: Цзинь ши, гл. 55, л. 2б; см, также: H.Ц. Mункуeв, Китайский источник,, стр. 96 — 97, прим. 39.

480. Цзо ю пин-чжан. — здесь пин-чжан сокр. от пин-чжан чжэн-ши. О последнем см.: прим. 479.

481. Это место была переведено В.П. Васильевым следующим образом: “Татары, подражая цзиньским разбойникам, также ввели у себя звания лин-лу шан-шу (министров), лин-цзо-ю-сян (главноуправляющих), правого и левого пин-чжанов и другие должности” (История и древности, стр. 229). Здесь иероглифы-слоги, входящие в названия должностей, неверно разбиты на смысловые группы. Так, из неразделимого в данном случае сочетания шан-шу лин выделен иероглиф лин и присоединен к цзо-ю сян, которое, как было сказано выше, является сокращением от цзо чэн-сян и ю чэн-сян.

482. Юань-шуай.

483. Сведения Чжао Хуна о должностях, учрежденных монголами, были переведены И. де Рахевильцем (см.: I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 125 — 126, прим. 2).

484. Цзинь пай — так называемая золотая пайцза (букв. “дощечка”, байса русских летописей). По мнению Д. Банзарова, пайцзы были двух родов: одни представляли собой просто знаки отличия и давались за заслуги, а другие — подорожные для лиц, ездивших с поручениями хана (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 156). У Чжао Хуна мы имеем дело с упоминанием о пайцзе первого рода. В Чан-чунь си-ю цзи также сообщается о золотой пайцзе (Чан-чунь си-ю цзи, ч. 1, л. 2б и перевод см. Палладий, Си ю-цзи, стр. 269). Г. Рубрук рассказывает нам о золотой дощечке с приказом Мoнкэ-хана (Карпини и Рубрук, стр. 145; см. также стр. 237, прим. 215 H.П. Шастиной). В обоих случаях речь идет о пайцзе второго рода. Марко Поло в своей книге также говорит в одном месте о пайцзе второго рода ([Марко Поло], Книга Марко Поло, стр. 47 — 48, 52), а в другом — о золотых и серебряных пайцзах первого рода, которые давались темникам, тысяцким и сотникам за заслуги перед ханом (там же, стр. 103).

В прошлом на территории России были найдены серебряные пайцзы с монгольским текстом, написанным с помощью уйгурской письменности, которые были изучены Д. Банзаровым, A.M. Позднеевым и В.Л. Котвичем (см.: Б.Я. Владимирцов, Сравнительная грамматика, стр. 35). Одна из них была вновь исследована Г.H. Румянцевым (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 291 — 294, прим. 203 — 204, 207 — 209 Г.H. Румянцева). На территории России в Минусинском округе в 1846 г. также была найдена серебряная пайцза с надписью квадратным письмом, которая была изучена Аввакумом Честным и Д. Банзаровым (см.: Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 143 — 146 и стр. 290 — 291, прим. 201 Г.H. Румянцева).

В 1926 г. Б.Я. Владимирцов видел в Пекине круглую бронзовую пайцзу с параллельными надписями уйгурским и квадратным письмом, принадлежавшую автору Синь Юань-ши — Кэ Шао-миню (Б.Я. Владимирцов, Сравнительная грамматика, стр. 35 и стр. 35, прим. 2). Пайцз с китайской надписью периода Юань не было обнаружено (ср.: Мэн-да бэй-лу, л. 15б, прим. Ван Го-вэя). Лишь сравнительно недавно в Жэхэ была найдена золотая дощечка с надписью на китайском языке, которая совпадает с текстом, приводимым Чжао Хуном (см. прим. 498).

Общим китайским названием этих пайцзы было ху-фу (“тигровая бирка”). А.К. Моул и Л. Джайлс писали о юаньских пайцзах: “Действительное назначение (например, на должность даругачи) приносило с собой [назначаемому] определенный ранг и класс вместе с одним из соответствующих титулов. Но кроме титула существовали мантии и знаки — тигровая дощечка, или бирка, из золота с фигурой лежащего тигра внизу и одной, двумя или тремя жемчужинами сверху и простой золотой знак, серебряный знак и т.д.; ср.: Marco Polo, vol. I, стр. 350 — 353 и иллюстрации к стр. 352 и стр. 355. Эти знаки, как было сказано, представляли собой бирки, сделанные из двух частей. Очень интересные копии таких бирок, относящихся к династии Суй, были опубликованы и описаны в „Го-сюе-цун-кань", №№ 1 и 2, 1911. Они сделаны в виде животного и имеют углубление в левом конце правой половины с соответствующей с ним выпуклой крестовиной в правом конце левой половины и определенные иероглифы, выгравированные на краю (на спине тигра), которые цельны толька тогда, когда обе половины подогнаны вместе” (А. С. Moule and L. Giles, Christians at Chenchiang fu, — TP, vol. 16, 1915, стр. 636, прим. 23). Ху-фу в XIV в. в Китае переводилось на монгольский язык как bars terigutu altan gerege (“золотая дощечка с тигровой головой”) (F.W. Сleaves, SMI, 1335, стр. 80).

О пайцзе монгольского периода существует обширная литература. См., например, Д. Банзаров, Пайцзе, или металлические дощечки с повелениями монгольских ханов, — Собрание сочинений, стр. 140 — 160 и стр. 286 — 303 (прим. 188 — 258 Г.H. Румянцева); H. Yule, The Book of sir Marco Polo, Third edition revised throughout in the light of recent discoveries by Henri Cordier (of Paris), vol. I, London, 1903, стр. 236 — 237, 351, прим.; A.C. Moule and L. Giles, Christians at Chenchiang fu, стр. 636; Haneda Toru, Une tablette du decret sacre de l'empereur Genghis, — “Memoirs of the Research Department of the Toyo Bunko”, № 8, 1936, стр. 85 — 91 + 1; A.C. Moule and P. Pelliot, Marco Polo: The Description of the World, vol. I, London, 1938, стр. 203 — 204; F.W. Cleaves; SMI 1335, стр. 55, прим. 188; 124, прим. 209; F.W. Cleaves, Daru?a and Gerege, — HJAS, vol. 16, 1953, стр. 255 — 259; R. des Rotours, — TP, vol. 41, 1952, стр. 1 — 148; I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 111 — 112, 112, прим. 1.

О пайцзах у современных монголов см.: Ц. Жамцарано, Пайцзы у монголов в настоящее время, — ЗВОРАО, т. XXII, вып. I — II, 1914, стр. 155 — 159.

485. Лян-ху сян-сян.

486. Ху-доу цзинь-пай — букв. “золотая дощечка [с изображением] драки тигров”. Ван Го-вэй в своем примечании (Мэн-да бэй-лу, лл. 14б — 15a) убедительно продемонстрировал, что пайцзы с изображением двух тигров в ту эпоху не существовало и что под этим выражением следует понимать ху-тоу цзинь-пай, т. е. “золотую дощечку [с изображением] головы тигра”.

В.П. Васильев переводил разбираемое место: “Первостепенные знаменитые вельможи носят изображение двух тигров, или так называемую прежде ху-доу „дерущиеся тигры"” (История и древности, стр. 229). Слова “прежде” в тексте нет. Там сказано: ...лян ху сян сян, юе ху-доу цзинь-пай — “...два тигра обращены друг к другу, называется „золотая дощечка драка тигров"” (Мэн-да бэй-лу, л. 14б). Второй иероглиф сян в одном из значений переводится как “прежде”, но в данном случае выполняет функцию глагола и не может быть отнесен к последующей фразе, как это сделано у В.П. Васильева.

487. Ху-фу.

488. Фу-фу.

489. Цит. текст см.: Юань ши, гл. 98, л. 1б.

490. Лю Чжун-лу — еще известный под именем Лю Вэнь и часто упоминаемый в Чан-чунь си-ю цзи, первоначально состоял при Чингис-хане в качестве специалиста по лекарственным травам. Он также был известен своим умением изготовлять “поющие стрелы”. Предполагают, что он сообщил Чингис-хану, что Чан-чунь достиг 300-летнего возраста и может научить других прожить столько же (A. Wаlеу, Travels, стр. 38 — 39).

491. Ху-тоу цзинь-пай.

492. Цит. текст см.: Чан-чунь си-ю цзи, ч. 1, л. 2б; перевод см.: Палладий, Сию цзи, стр. 269; A. Wаleу, Travels, стр. 48.

493. Гуань Хань-цин (?1210 — ?1300) — писатель. См.: Чжэн-Чжэнь-до, Гуань Хань-цин чжуань-люе (“Краткая биография Гуань Хань-цина”), — “Гуань Хань-цин си-цюй сюань” (“Избранные драмы Гуань Хань-цина”), Пекин, 1958, стр. 1 — 4. Драму “Ю-юань цзя жэнь бай юе-тин” см.: стр. 69 — 89, а цитату Ван Го-вэя см.: стр. 87. В драме речь идет о борьбе чжурчжэньских правителей с монголами непосредственно после нападения последних в 1211 г. и имеются в виду цзиньские чиновники. Но это обстоятельство не имеет большого значения, так как монголы в это время заимствовали у чжурчжэней те же пайцзы.

494. Хучжоу гэ.

495. Шуй-юнь цзи - сочинение в 1 цзюань, посвященное событиям конца Сун (подр. см.: Юн Жун, Ти-яо, т. 4, стр. 3444).

Ван Юань-лян, второе имя — Да-ю, прозвище — Шуй-юнь, писатель, произведения которого полны печали по поводу гибели государства Сун. Он, по-видимому, жил во второй половине XIII в. Шуй-юнь цзи не удалось достать.

496. Т.е. та, о которой говорится в Мэн-да бэй-лу.

497. Ван Го-вэй ошибается, когда говорит о золотых дощечках с монгольскими надписями, найденных на территории России (Мэн-да бэй-лу, лл. 14б — 15a). В России были найдены только серебряные дощечки (см.: прим. 484). На это было указано профессором Ханеда Тору (Hanedа Toru, Une tablette, стр. 86).

Пайцза с китайским текстом была найдена после смерти (1927 г.) Ван Го-вэя (см.: прим. 498).

498. “Указ... по усмотрению” — тянь-цы Чэн-цзи-сы хуан-ди шэн-чжи. Дан бянь-и син-ши (“Указ пожалованного Небом императора Чингиса. Должен вести дела по усмотрению!”). В Чан-чунь си-ю цзи сообщается, что надпись на пайцзе Лю Чжун-лу гласила: “[Пусть] ведет дела по усмотрению, как бы мы лично ехали!”, ч. 1, л. 2б; перевод ср.: Палладий, Си ю цзи, стр. 269, и A. Wаleу, Travels, стр. 48. Надпись при помощи уйгурской письменности на серебряной пайцзе, найденной в 1845 г. на территории Екатеринославской губернии и изученной Д. Банзаровым, гласит (в транскрипции и переводе Д. Банзарова):

Мoнкэ тэгри-ин кучун-дур,

екэ су джали-ин игэгэн-дур:

Абдулла-ин джарлик кэн улу

буширэку кумун алдаху, укуку, —

т. е. “Вечного неба силою, великим соизволением и могуществом (его), Абдуллы повелению который человек не повинуется, (тот) проступится, умрет” (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 146; уточненную латинскую транскрипцию и замечания по переводу см. там же, стр. 291, 292, 293, 294, прим. 203 (транскрипция), 204, 207, 208 Г.H. Румянцева).

Приведенная выше одна из сохранившихся надписей относится к 1362 — 1369 гг., когда Абдулла номинально находился на престоле Золотой Орды (об Абдулле и библиографию вопроса о пайцзе с его именем см.: Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 285, прим. 184 Г.H. Румянцева). Эта пайцза на монгольском языке (хранится в Государственном Эрмитаже в Ленинграде) интересна для сравнения с надписями подобного” рода на китайском языке.

Надписи, упоминаемые Ли Чжи-чаном и Чжао Хуном, которые общались с монголами в Северном Китае почти в одно и то же время, сильно отличаются от подобных надписей на монгольском языке. Они, как видно из текстов их, также не совпадают друг с другом, и можно было бы думать, что они, возможно, вообще представляют собой вольные интерпретации подлинников. Но сведения Чжао Хуна о китайских надписях на дощечках подтверждаются археологическими находками.

Сравнительно недавно (не сообщается, когда точно, но, по-видимому, в начале 30-х годов) в провинции Жэхэ была найдена простая, без изображения головы тигра, золотая дощечка, на которой выгравированы те же иероглифы, которые записал автор Мэн-да бэй-лу: Тянь-цы Чэн-цзи-сы хуан-ди шэн-чжи. Цзи (см.: прим. 499). Надпись на ней была переведена и исследована Ханеда Тору (Haneda Toru, Une tablette, стр. 85 — 91; ?изображение дощечки см. на вкладке после стр. 91). Кроме того, в 1934 г. в коллекции музея в Мукдене была обнаружена верхняя половина серебряной дощечки, на которой содержится начало надписи (Тянь-цы...). Чжао Хун сообщает, что на серебряных дощечках были выгравированы те же иероглифы, что на простых золотых дощечках (Мэн-да бэй-лу, л. 15a). По мнению Ханеда Тору, указанный фрагмент также подтверждает это сообщение автора Мэн-да бэй-лу.

В.П. Васильев переводил надпись на пайцзе, упоминаемой Чжао Хуном: “Святая воля ниспосланного небом императора Чингиса должна по возможности (с благоговением) исполняться”, а в примечании писал: “Тянь-цы Чэн-цы-сы Хуан-ди Шэн-чжи дан бянь и син ши. Здесь слова Тянь-цы, с одной стороны, напоминают известную на найденной пайцзе монгольскую надпись Тегриин-кучун-дор, а с другой — представляют те самые иероглифы, из которых, по словам автора, производили слово Чингис” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 229 и там же, прим. 181). Перевод не передает смысла фразы, главным образом из-за того, что сочетание бянь-и автор переводит как “по возможности”, тогда как оно означает: “удобный...” “по своему усмотрению...”. Слово дан В.П. Васильев правильно переводит как “должна”, но опять сводит на нет смысл всей фразы, связывая это слово с предыдущей фразой вместо того, чтобы отделить его и отнести к предъявителю пайцзы, который уполномочивается вести дела (син ши) по своему усмотрению. Дословный перевод шэн-чжи как “святая воля”, может быть, правилен. П.И. Кафаров указ (шэн-чжи) Чингис-хана, данный последним Чан-чуню в 1223 г., перевел как “святое повеление” (Палладий, си ю цзи, стр. 375). Но, переводя шэн-чжи как “указ”, мы исходим из того, во-первых, что это сложившийся китайский термин “императорский указ” и, во-вторых, что так переводится соответствующий монгольский термин jаrlі?.

Что касается примечания В.П. Васильева, то выражение тянь-цы (“пожалованный небом”), как уже отмечалось выше, не имеет ничего общего со словом “Чингис”. Оно также не связано с монгольской начальной формулой ханских указов Mongke tngri-yin kucun-dur (“Силой Вечного Неба”), что ясно из значений слов, составляющих оба выражения. На самом деле тянь-цы, предшествующее имени Чингиса, — перевод монгольского tngri-yin oggugsen “данный небом” и как детерминатив к имени Тэмyджина встречается в монгольской летописи XVII в. Эрдэни-йин тобчи Саган-сэчэна (см.: P. Pelliot, Notes I, стр. 296; I. J. Schmidt, Geschichte, стр. 63).

499. “Указ... Спешно!” — тянь-цы Чэн-цзи-сы хуан-ди шэн-чжи. Цзи. В.П. Васильев переводил эту надпись: “святая воля ниспосланного небом императора Чингиса да немедленно (исполнится)” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 229). Видимо, так же как и в предыдущей надписи, необходимо разделить эту фразу на две части. Последнее слово цзи “срочно”, “поспешно” должно быть отнесено к лицу, у которого находилась в руках пайцза.

500. Указы (чжао). — Ян Лянь-шэн отмечает, что монгольские ханы, в период владычества в Китае издавали свои указы под двумя названиями: шэн-чжи и чжао-шу, причем первые в большинстве случаев составлялись на монгольском языке и затем переводились на разговорный китайский язык, а вторые писались на классическом китайском языке (Lien-sheng Yang, Marginalia to the Yuan Tien-chang, — HJAS, vol. 19, 1956, стр. 42 — 44).

501. Распоряжения (чи) — впоследствии являлись декретами центрального правительства (чжун-шу шэн) (см.: P. Ratchnevsky, Code, стр. 105, прим. 3).

502. О термине сюань-чай см.: прим. 56. В.П. Васильев передавал этот термин: “Те указы, которые издаются для народа, бывают четырех форм, именно: объявления (сюань) и наряд (чай)183. В сноске 183 В.П. Васильев поясняет: “Здесь есть пропуск, или, так как автор не перечисляет всех четырех видов, то надобно понимать: они известны под общим именем сюань чай „объявление, наряд". Но для нас важнее всего, что название сюань, встречаемое на известной пайцзе, породившей спор между нашими учеными, было уже известно при Чингисхане” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 230). Об указах четырех форм не говорится в оригинале (МДГШ, л. 13a). Но здесь важно отметить, что он, неверно поняв начала текста, в котором говорится о лицах, посылаемых к народу, разбил единый термин сюань-чай на две части.

503. Цзе-ши — сокр. от цзе-ду-ши “императорский комиссар — командующий войсками” определенного района (перевод ср.: R. des R?t?urs, Traite, т. II, стр. 1052). В государстве Цзинь были учреждены должности цзе-ду-ши для командования войсками гарнизонов (цзе-чжэнь) и осуществления контроля над деятельностью гражданской власти данного округа (Цзинь ши, гл. 57, л. 11а). Цзе-ду-ши были поставлены также на окраинах, на территории проживания различных племен (Цзинь ши, гл. 57, л. 21б).

504. Ху-вэй — букв, “охрана”. В тексте имеется в виду гвардия Чингис-хана kеsig. Эти войска по-китайски обычно назывались су-вэй. (Юань ши, гл. 99, л. 1a, и P. Ratchnevsky Code, стр. 25 — 26, прим. 4). О личной гвардии Чингис-хана см.: ТИМ, §§ 224-234; Юань ши, гл. 99; лл. 1a — 3б; P. Ratchnevsky Code, стр. 25 — 426, прим. 4; Б.Я. Владимирцов, Чингис-хан, стр. 56 и 67; В.В. Бартольд, Туркестан, стр. 449 — 451.

505. Первый день первой луны, — т.е. китайский Новый год по лунному календарю. О празднике Нового года у китайцев см. работу В. Эберхарда (W. Eberhard, Chinese Festivals, стр. 3 — 67).

506. Чун-у — см. прим. 430.

507. Шанцзин — “Верхняя столица” цзиньских императоров. Развалины его, называемые Байчэн (“Белые городские стены”), находятся в 2 км к югу от г. Ачэн в пров. Гирин (Ди-мин цы-дянь, стр. 42; L. Gibert, Dictionnaire, стр. 109).

508. Дуань-у — см.: прим. 430.

509. О фу-лао (“отцы — старейшие”), которые в древнем Китае выбирались, вероятно, на народном собрании, ср.: Л.С. Переломов, Империя Цинь — первое централизованное государство, в Китае (221 — 202 гг. до н. э.), M., 1962, стр. 66 и далее.

510. Цит. текст см.: Цзинь ши, гл. 8, л. 7а.

511. Moqu[lo], т.е. Мухали.

512. Об этом же сообщает Г. Рубрук (Карпини и Рубрук, стр. 101).

513. Желтые белила. — Г. Рубрук наблюдал женщину, намазавшуюся какой-то черной мазью (Карпини и Рубрук, стр. 105). Но употребление монголками желтых китайских белил в качестве косметического средства наиболее вероятно. Ван Го-вэй сравнивает это с обычаем китаянок мазать лоб желтыми белилами, существовавшим до периода Тан (Мэн-да бэй-лу, л. 7а, прим. Ван Го-вэя).

514. Ти по-цзяо.

515. Сань да-тоу.

516. Цзюе, букв. “рог”.

517. Цит. текст см.: Чан-чунь си-ю цзи, I, л. 18a; перевод см.: Палладий, Си ю цзи, стр. 288, и A. Wаleу, Travels, стр. 67. О прическе у монголов см. ниже примечание Ван Го-вэя (Мэн-да бэй-лу, лл. 15б — 16a). Пэн Да-я также описал монгольскую мужскую прическу (Хэй-да ши-люе, л. 6б). Но из записок китайских путешественников только в Мэн-да бэй-лу дается наиболее подробное описание этого ныне исчезнувшего способа укладки волос. Оно подтверждается сообщениями Плано Карпини и Г. Рубрука (Карпини и Рубрук, стр. 26 и 99). Например, Г. Рубрук писал: “Мужчины выбривают себе на макушке головы четырехугольник и с передних углов ведут бритье макушки головы до висков. Они бреют также виски и шею до верхушки впадины затылка, а лоб до макушки, на которой оставляют пучок волос, спускающихся до бровей. В углах затылка они оставляют волосы, из которых делают косы, которые заплетают, завязывая узлом до ушей” (там же, стр. 99). Плано Карпини также указывает у монголов на волосы, растущие до бровей, и две косы, каждая из которых завязана за ухом (там же, стр. 26).

Оставляя в стороне вопрос о деталях, надо сказать, что их сообщения сходятся со сведениями китайских путешественников. И те и другие находят себе подтверждение в портретах монгольских императоров — Чингисхана, его сына и внука Oгoдэя и Хубилая и внука последнего Тэмyра (1294 — 1307), найденных в 20-х годах XX в. в старом императорском дворце в Пекине (о них см.: Mostaert, A propos quelques portraits d'empereurs mongols, — AM, vol. IV, 1927, стр. 147 — 156 с 4 портр.). О них А. Мостарт писал: “Действительно императрицы и принцессы носят знаменитое головное украшение (bo?ta?), описанное так детально Плано де Карпини и Гильемом де Рубруком, а несколько портретов императоров нам демонстрируют волосы, собранные и связанные узлом позади уха, с пучком волос, свисающих до бровей, — способ стрижки, свойственный монголам по свидетельству тех же самых путешественников” (там же, стр. 147). А. Мостарт полагает, что у монголов волосы, свисающие на лоб, назывались kegul, а пучки, спускавшиеся в обе стороны головы, — sibilger (там же, стр. 154). О kegul, который кроме ТИМ (§ 56) встречается еще в Корё са в китайской транскрипции, см. прим. 522 и G. Ledyard, Two Mongol Documents from the Koryо sa, — “Journal of the American Oriental Society”, vol. 83, 1963, стр. 230.

Интересно отметить, что в Корее одно время монголы требовали от короля и его подданных наличия кос как знака покорности, как это было четыре столетия спустя при господстве маньчжур в Китае. По этому поводу в Коре са в сообщении, относящемся к 1254 г., когда корейское правительство бежало на о. Кангва, сказано о “бритье головы” (гл. 24, л. 15б; перевод см.: G. Ledyard, Two Mongol Documents, стр. 230). Но Г. Ледъярд, видимо, справедливо полагает, что на этот раз “бритье головы” означало принятие корейским королем и его подданными монгольской прически полностью.

Можно предположить, что монгольская прическа XIII в. находит аналогию у обитателей древней Сибири. Так, в одном из склепов Уйбатского чаатаса (Минусинская котловина) была найдена обуглившаяся голова деревянной резной статуэтки мужчины. С.В. Киселев описал следующим образом прическу на этой статуэтке: “Лицо мужчины бритое, с большими усами. Высокий лоб сливается с верхней частью головы благодаря обритым спереди волосам. Только сверху, от темени ко лбу, имеется прическа в виде двойной овальной косы, плетенной на каркасе” (С.В. Киселев, Древняя история Южной Сибири, M., 1951, изд. 2-е, стр. 446). О косах у древних жителей Минусинской котловины см. также Л.P. Кызласов, Сырский чаатас, — “Советская археология”, XXIV, 1955, стр. 225.

518. Синь ши. Это сочинение найти не удалось, по библиографическим описаниям состояло из 7 глав, написано Чжэн Сы-сяо, жившим во второй половине XIII в.; в нем рассказывается о различных событиях того времени с враждебных по отношению к монголам позиций. Только в 1638 г. железный ящик с этими стихами был найден в колодце монастыря Чэнтяньсы в Сучжоу.

См.: Юн Жун, Ти-яо, т. 4, стр. 3761; Ху Юй-цзинь, Ти-яо бу-чжэн, т 2, стр. 1537 — 1539; A Descriptive Catalog of Rare Chinese Books in the Library of Congress, vol. II, стр. 1188 — 1189.

Второе имя Чжэн Сы-сяо — Со-нань, другое второе имя И-вэн. Как имя Сы-сяо (первоначальное его имя неизвестно), так и его вторые имена по своим иероглифическим значениям содержат намек на то, что он душой остается сторонником своей китайской южносунской династии (A Descriptive Catalog of Rare Chinese Books in the Library of Congress, t. 11, стр. 1188). Его сочинение Синь ши считалось подделкой минских шутников (Юн Жун, Ти-яо, т. 4, стр. 3761), но имеются доказательства подлинности его (см.: Xy Юй-цзинь, Ти-яо бу-чжэн, т. 2, стр. 1537 — 1538).

519. Бу лан-эр.

520. Лан-гу.

521. Чон Инджи (1396 — 1470). Коре са составлялась и переделывалась очень долго, с 1395 г., когда был завершен ее первый вариант, до 1451 г., когда она в составе 139 цзюаней была представлена трону. В ней Чон Инджи принадлежит только предисловие. Подр. см.: G. Ledyard, Two Mongol Documents from the Koryo sa, стр. 225 — 226, прим. 1. Цит. текст см.: Корё са, Пхеньян, 1957, т. I, гл. 28, стр. 428.

522. Цe-чоу-эр (*kecur). Это — транскрипция монг. kegul, в которой непонятно присутствие чоу в середине вместо какого-либо другого знака, соответствующего монг. gu. В ЮЧБШ (изд. Б.И. Панкратова, § 56) дана правильная транскрипция кэ-гу-ли (kegul) с подстрочным переводом чжуань(?)-цзю.

Первый иероглиф чжуань не совсем ясен, но из того, что в него входит ключ иероглиф бяо “косматый”, “длинноволосый”, видно, что он имеет отношение к волосам. Второй иероглиф значит “собирать и связывать”. Иными словами чжуань(?) цзю — “собирать и связывать волосы”. Переводчики ТИМ перевели kegul как “волосы” (тоу-фа). О це-чоу-эр в Коре са =kegul (“косы”) см.: P. Pelliоt, Les mots mongols dans le Korye sa, — JA, t. 216, 1930, стр. 258, прим. 17.

523. И-вэй, сокр. от и-чжан “церемониальное оружие” и вэй-ши “гвардеец”.

524. Знамя Чингис-хана в ТИМ называется yesun koltu caqa'an tuq (букв. “девятиногое белое знамя”) (§ 202), в переводе С.А. Козина “девятибунчужное белое знамя” (С.A. Козин, Сокровенное сказание, стр. 158). Д. Банзаров называл его “знамя, состоящее из девяти бунчугов” (Д. Банзаров, Черная вера, или шаманство у монголов, — Собрание сочинений, стр. 80). У монголов она называлось “сульдэ” (ср.: там же), что значит “душа”. Сульдэ известного человека, в данном случае Чингис-хана, может, по верованиям монголов, стать гением-хранителем племени, народа или войска. Становясь гением-хранителем войска, сульдэ воплощается в знамя tuq. Отсюда sulde и tuq становятся синонимами (Б.Я. Владимирцов, Этнолого-лингвистические исследования в Урге, Ургинском и Кентейском районах, — “Северная Монголия”, II, изд. АН СССР, 1927, стр. 23, прим. 2; см. также: Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 274, прим. 120 Г.H. Румянцева). У монголов позднейшей эпохи были известны qara sulde “черное знамя”, ca?an sulde “белое знамя” и аіа? sulde “пестрое знамя”, а также так называемые малые сульдэ. Наибольшим почитанием пользовалось “великое белое знамя” yeke ca?an sulde Чингис-хана. Оно состояло из девяти частей: главное сульдэ водружалось в центре, а вокруг него, с четырех сторон, ставилось восемь малых сульдэ. Белое сульдэ делалось из грив белых жеребцов, так же как черное сульдэ — из грив вороных жеребцов и пестрое — из грив разных мастей. Древко знамени представляло собой копье, к острию которого привязывались гривы длинными кистями. При белом знамени состояло девять знаменосцев (Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 274 — 275, прим. 120 Г.H. Румянцева). Такое устройство знамени Чингис-хана была связано с тем, что у монголов число девять являлось священным (ср.: Д. Банзаров, Собрание сочинений, стр. 79 — 80). В тексте Мэн-да бэй-лу речь идет о белом штандарте, о котором сообщается и в ТИМ. Касаясь приведенного выше названия знамени Чингис-хана, П. Пельо писал: “...под kol, букв, „нога", которому в китайском соответствует вэй „хвост", я понимаю девять „вымпелов" (flammes), расположенных один под другим с развевающейся стороны штандарта (противоположной к древку); эта моя интерпретация вытекает из персидских миниатюр, где видны монгольские знамена, и китайских картин, где изображены знамена даже несколько более ранних, чем монголы, кочевников” (P. Pellіоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 32).

525. Tрон. — У автора трон Чингис-хана (о нем Чжао Хун получил сведения из рассказов других лиц) назван ху-чуан. Ху-чуан (букв. “хуское сиденье”, ху — общее название северных племен) — легкое кресло, заимствованное древними китайцами у некитайских племен севера страны. Сюй Тин также называет трон монгольского хана ху-чуан: “Ху чуан, в котором восседает татарский правитель в шатре, — как сиденье проповедника в буддийском монастыре и также украшено золотом” (Хэй-да ши-люе, л. 4б). Cp. также описание трона Гуюк-хана, данное Плано Карпини (Карпини и Рубрук, стр. 77). Он сообщает, что этот трон был сделан русским мастером Космой (Козьмой) (там же, стр. 78).

526. Ху-чуан.

527. Т.е. Чингис-хана.

528. Ма-дай, букв, “конские ремни”.

529. Хуан-цзинь.

530. Са-мо-хэ (Samoqa).

531. Лун-чуан.

532. Текст см.: Ли Синь-чуань, Цза-цзи, сб. 2, гл. 19, стр. 594.

533. Черное [изображение] луны. — В.В. Бартольд, как уже отмечалось выше (прим. 373), считал, что сообщение автора Мэн-да бэй-лу о белом знамени с изображением черной луны посередине, так же как и другие его сведения, относится к самому Чингис-хану, а не к Мухали (Туркестан, стр. 449, прим. 6). На самом деле, как видно из нашего текста, это знамя Чжао Хун видел только у Мухали. Что касается штандарта Чингисхана, то о нем в нашем тексте говорится, что он был чунь бай (л. 16a) — букв, “чисто белый”, т.е., очевидно, без каких-либо дополнительных знаков других цветов. П. Пельо, по нашему мнению, справедливо полагал, что черная луна являлась отличительным знаком только боевого знамени Мухали (P. Pelliоt, Notes sur le “Turkestan”, стр. 32).

534. Ду син-шэн чэн-чжи син-ши.

535. В тексте ю, синоним лю “фестон на флаге”.

536. Цит. текст см.: Юань ши, гл. 1.19, стр. 4а — б.

537. Юань-шуай.

538. Юн чжи букв, “употребляют его”.

539. Tай-цзун (личное имя Дэ-гуан (Елюй Дэ-гуан)) — сын основателя династии Ляо Абаоцзи, второй киданьский император (902 — 15.V.947, правил с 11.XII.927). О нем см.: K.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 600, 741 (Index); A.С. Moule, Rulers, стр. 95.

540. У-гy — племя или племена, обитавшие к северу от р. Керулен, состоявшие в даннических отношениях с Ляо. Они, возможно, идентичны с онгиратами. О них см.: K.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 92, 136 (прим. 15), 749 (Index).

541. Фу-лу го. — Нам не удалось выяснить, что это за племя.

542. И-ли-цзинь (irkin?) — вождь племени у киданей. Его должность была наследственной (K.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 149, 440, 443, 445, 450 — 451, 453 и 495, 722 (Index).

543. Ляо ши, гл. 4, л. 4a.

544. Шэн-цзун (личное имя Лун-сюй) — император Ляо (971 — 25.VI.1031, правил с 14.Х.982). О нем см.: K.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, стр. 737 (Index); А.С. Moule, Rulers, стр. 95.

545. Северные ди-ле (бэй ди-ле) — племя, которое, по-видимому, обитало в восточной части современной МНР (K.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 91, 552, 588).

546. Елюй Янь-шоу — по-видимому, вождь племени северных ди-ле. О нем см.: K.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 588.

547. Текст см.: Ляо ши, гл. 17, л. 5a.

548. Знамя и барабан у киданей, так же как у более ранних кочевых племен, являлись символом верховной власти вождя над своими соплеменниками. В киданьской империи существовала должность, обладатель которой ведал знаменами и барабанами (K.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 550). Перед военными походами приносились жертвы знамени и барабану (там же). Когда киданьский двор признавал тот или иной коллектив в качестве племени (бу) — политической единицы, то он давал ему специальное разрешение иметь знамя и барабан (там же, стр. 94, 101, 258, 262, 410, 411-412, 472, 550, 588).

549. Ши — мера объема, которая при Цзинь составляла приблизительно 66,41 л (У Чэн-ло, Чжун-го ду-лян хэн ши (“История мер и весов Китая”), Шанхай, 1957, стр. 58). Она служила для измерения сыпучих тел и поэтому становилась определенной весовой единицей. Усилие, требовавшееся для полного натягивания тетивы лука, измерялось в ши (или дань). О самострелах, применявшихся в древнем Китае, В.С. Таскин пишет: “Самострел состоял из лука, прикрепленного к прикладу с спусковым механизмом и стременами для yпоpa ногой при натягивании тетивы. Усилие, требовавшееся для приведения самострела в боевое положение, исчислялось в данях, причем по свидетельству Сюнь-цзы имелись самострелы, для которых это усилие равнялось 12 даням, что при значении одного даня 29 кг 960 г (Л.С. Переломов, Империя Цинь, стр. 147) дает в переводе на современные меры 359,5 кг” (В.С. Таскин, Китайские сведения о сюнну, канд. дисс., 1968, стр. 27).

550. Фэнь-тин кан-ли, букв. “деля зал, сопротивляться церемонии”.

551. Дверь с трезубцами (цзи-мэнь) — дверь жилища, перед которой установлен трезубец как знак отличия чиновного лица. В Цы хае имеется рисунок трезубца с длинным средним зубом (Цы хай, изд. “Чжун-хуа шу-цзюй”, Шанхай, 1948, стр. 553). P. де Ротур так определяет цзи: “Иероглиф цзи или чаще выражение мэнь-цзи обозначает копье, служившее знаком отличия, которое водружалось перед дверями жилищ крупных сановников. Эти копья... представлялись палатой имперских знаков отличия”. Далее он указывает, что при Танах был установлен определенный порядок раздачи этих копий высшим чиновникам.

Что касается периода Сун, о котором идет речь в нашем тексте, то P. де Ротур приводит следующий отрывок из Сун ши (гл. 150, л. 6а): “Копья, служившие знаками отличия, делались из дерева и не имели [железных] наконечников. Перед главной дверью устанавливалась подставка, на которой располагались копья. С правой и левой стороны дверей главных залов императорского дворца находилось по тринадцать копий, служивших знаками отличия, чтобы это соответствовало небесному числу” (там же). Трезубцы устанавливались по разрешению императора перед храмами, общественными и частными домами (R. des Rotours, Traite, t. I, стр. 366, прим. 3).

Содержащуюся в тексте фразу чуань цзи-мэнь (Мэн-да бэй-лу, л. 16б) В.П. Васильев перевел как “ставят почетный караул у ворот” (История и древности, стр. 232).

552. Тай-шоу.

553. Цзяо-лао.

554. ...сменить лошадей. — Речь идет о произволе монгольских завоевателей по отношению к местному населению. Произвол и насилия продолжались еще долго даже после налаживания сообщений по ямским станциям. Например, в надписи на могиле Елюй Чу-цая, написанной Сун Цзы-чжэнем, содержится следующее сообщение, относящееся к 30-м годам XIII в.: “Сперва все князья и императорские родственники по собственному [усмотрению] могли брать лошадей на почтовых станциях, а послов было множество. Когда кони падали от усталости, то [послы] силой отбирали лошадей у народа, чтобы ехать на них [дальше], и в городах или [их] предместьях и на дорогах — в тех местах, куда [послы] прибывали, [они всюду] вызывали тревогу [среди местного населения], а когда они прибывали в подворья, то требовали себе самых различных вещей и, если подача кушаний задерживалась хоть немного, [обслуживающие лица] избивались плетками. Люди в подворьях [более уже] не могли сносить [такого обращения]” (ГЧВЛ, гл. 57, л. 18a).

Рашид ад-Дин чрезвычайно ярко описал то тяжелое бремя, которое в монгольской империи несло местное население при обслуживании почтовых станций: “...по дорогам гонцов стало попадаться больше, чем караванов и всех путешественников [вместе]. Если бы даже в каждой яме держали пять тысяч лошадей, то улага для них (гонцов) не хватило бы” (Рашид-ад-дин, т. III, стр. 263 — 264). “Поскольку вес и значение [гонцам] придавала толпа провожатых, то они старались, чтобы вокруг них собиралось побольше нукеров. Нукеров приглашали из [числа] родственников и друзей. По дороге они привлекали к себе людей всякой породы, и за ними следовали бродяги и беспутные люди” (там же, стр. 265). Далее Рашид ад-Дин отмечает, что послы брали с собой по двести-триста человек, а то и по пятьсот-тысяче человек. “Если в один день они приезжали в десять деревень и кочевий, то со всех мест они брали путевого довольствия во много раз больше, чем требовала дорога и ясак...” (там же, стр. 264). По словам Рашид ад-Дина, гонцы “избивали, вешали и обижали” народ (там же, стр. 265). Приблизительно такая же картина наблюдалась в Китае, особенно в первый период монгольского владычества в стране.

555. Ехать на перекладных — чэн-чуань.

556. Eстественность (тянь-чжэнь). — Фразу по би тянь-чжэнь (Мэн-да бэй-лу, л. 17a) В.П. Васильев перевел как “разрушают естественное (букв. „настоящее") небесное учение” (История и древности, стр. 232). Это объясняется тем, что переводчик, неправильно разбив китайский текст на фразы, присоединил к этому предложению не относящийся к нему иероглиф цзяо “учение”, тогда как последний в данном случае выступает в качестве глагола “учить” и начинает следующее предложение.

557. Гу-шань, букв. “костяной веер”, т.е. веерообразная кость, или лопатка.

558. ...решить важное дело. — Гадание по трещинам от огня на бараньей лопатке весьма распространено у монгольских племен и сохранилось до наших дней. Монгольские ханы лично гадали об исходе своих предприятий, хотя при них всегда находились шаманы и китайские астрологи. О гадании Чингис-хана сообщается в надписи на могиле Елюй Чу-цая (ГЧВЛ, гл. 58, л. 11б), oгoдэй-хана в Хэй-да ши-люе, л. 10б, и Мoнке-хана у Г. Рубрука (Карпини и Рубрук, стр. 149, 152, 156). Подробно об этом способе гадания см.: W.W. Rockhil, The Land of Lamas, London, 1891, стр. 341 — 344; ср. также: Карпини и Рубрук, стр. 237, прим. 221 H.П. Шастиной.

559. В.П. Васильев перевел это предложение: “Это похоже на (китайское) гадание на черепашьем черепе” (История и древности, стр. 233). В тексте говорится только о гуй бу, где гуй, букв. “черепаха”, “черепаховые [щитки]”, бу “гадание”.

560. Цит. текст см.: Хэй-да ши-люе, л. 9б.

561. “Сжигать пи-па” (шао пи-па) — по-видимому, ироническое название, данное китайцами монгольской практике гадания на обожженной бараньей лопатке. Пи-па — китайский струнный музыкальный инструмент, напоминающий по форме лопатку.

562. О Сун Цзы-чжэне см.: H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 29 — 34.

563. Бедренная кость (ян би-гу). — Современные монголы обычно гадают на бараньей лопатке.

564. Цит. текст см.: ГЧВЛ, гл. 57, л. 11б; перевод см. также: H.Ц. Mункуев, Китайский источник, стр. 71.

565. Войлочная палатка (чжань-чжан) — имеется в виду монгольская войлочная юрта. У монголов в XIII в. существовало два вида юрт: большая неразборная, перевозившаяся на особых платформах, запряженных быками, и разборная, перевозившаяся в разобранном виде на повозках или вьючных животных. Они описаны Сюй Тином (Хэй-да ши-люе, л. 4б). Существование двух видов юрт у монголов также отмечено у Плано Карпини (Карпини и Рубрук, стр. 27 — 28; прим. H.П. Шастиной, стр. 1198). Первого вида у современных монголов не существует. Большая неразборная юрта подробно описана у Г. Рубрука. В частности, Г. Рубрук видел юрту на особой платформе, которую тащили 22 быка (см. там же, 91).

566. Дао-фу.

567. Гу-гу — женский головной убор bo?ta?, который носили замужние женщины. В ТИМ встречается глагол boqtala (§74 и 254) — производное от существительнаго bo?ta?. У Рашид ад-Дина это слово встречается в форме бугтaк. (т. I, кн. 2, стр. 180). С.А. Козин в стихотворном переводе §74 перевел это слово со свойственной ему иногда модернизацией “буденная шапочка” (“буденную шапочку приладит”...) (С.А. Козин, Сокровенное сказание, стр. 88), почему-то ассоциируя древнемонгольский термин, очевидно, с красноармейским шлемом. В дословном переводе он передал монгольский глагол как “прилаживать рабочую вдовью шапочку” (стр. 89), а в словаре — “одевать свекровью (? — вопр. знак С.А. Козина) шапку” (стр. 530). С.А. Козину, очевидно, не было известно об этом древнемонгольском женском головном уборе. На самом деле описание его существует во многих источниках.

Этот головной убор, который китайцы называли гу-гу, кратко описан в Чан-чунь си-ю цзи (ч. I, лл. 18а — б; перевод см.: Палладий, Си ю цзи, стр. 288 — 289), упомянут Пэн Да-я и подробно описан Сюй Тином (Хэй-да ши-люе, лл. 6б — 7а). Bo?ta? кратко описан также у Плано Карпини (Карпини и Рубрук, стр. 27, 197, прим. 17 H.П. Шастиной; П. Карпини называет его “нечто круглое”; Г. Рубрук (там же, стр. 100) назвал его “бокка”).

Указанный головной убор, как сообщает А. Мостарт, воспроизведен на портретах монгольских императриц и принцесс (см.: A. Mostaert, A propos de quelques portraits d'empereurs mongols, стр. 147). P.П. Блэйк и Р.H. Фрай сообщают, что П. Пельо была написана монография о древнемонгольском головном уборе (R.P. Blake and R.N. Frуe, History of the Nation of the Archers, Cambridge, Mass., 1954, стр. 385, прим. 18), но мы, к сожалению, не имеем возможности ознакомиться с этой работой. О bo?ta? см. также: P. Pelliоt, Les mots ah initiale, стр. 222.

568. Юн те-сы цзе-чэн, букв. “сплетается из железных нитей”,

569. Бамбуковая жена (чжу фу-жэнь) — бамбуковый ствол длиной около метра с отверстиями по всей поверхности. В жаркие дни этот ствол берут в обнимку и так спят. Бамбук отличается низкой теплопроводностью, даже в сильную жару воздух внутри ствола остается холодным и на спящего веет прохладой из отверстий. Отсюда и название этого предмета. Он описан в романе Хун лоу мэн. Этими сведениями автор обязан Л.H. Меньшикову, которому он приносит свою благодарность.

570. Чан-чунь си-ю цзи, ч. I, лл. 18а — б; перевод см.: Палладий, Си ю цзи, стр. 288 — 289 и A. Wаleу, Travels, стр. 67.

571. Хуа-му. Здесь иероглиф хуа “рисовать”, очевидно, надо принимать за хуа “береза”.

572. Чжи, букв, “ветку”.

573. Т.е. монголов.

574. Цуй-хуа.

575. Цит. текст см.: Хэй-да ши-люе, лл. 6б — 7a.

576. Луаньцзин цза-юн — сборник из 108 стихов с авторскими комментариями, написанных писателем Ян Юнь-фу после падения династии Юань. Летняя резиденция юаньсних императоров — Шанду (Верхняя столица) также называлась Луаньцзин, так как южнее городской стены протекала р. Луаньхэ. Об этом сборнике см.: Юн Жун, Ти-яо, т. 4, стр. 3555; Юн Жун, Сы-ку цюань-шу цзянь-мин му-лу, ч. 2, стр. 740;. Xy Юй-цзинь, Ти-яо бу-чжэн, т. 2, стр. 1453.

Ян Юнь-фу (второе имя — Хэ-цзи), по одним данным, чиновник, служивший при последнем юаньском императоре Тогон-Тэмyре (1333 — 1370), а по другим, — бродяга. См.: Юн Жун, Ти-яо, т. 4, стр. 3555. Цит. текст см. Ян Юнь-фу, Луаньцзин цза-юн, изд. ЦШЦЧ, т. 3180, ч. II, Шанхай, 1936, стр. 7.

577. Пao сюань.

578. Ян Юнь-фу, Луаньцзин цза-юн, т. 3180, ч. II, стр. 7.

579. Нань-сюнь-дянь ту-сян као (“Исследование портретов во дворце Наньсюньдянь”) — работа Xy Цзина (1769 — ?) 1816 г.; есть издание 1934 г. в составе Xy Цзин шу-хуа као сань-чжун (см.: F.W. Сleаves. — HJAS, vol. 17, 1954, стр. 449 — 450). К сожалению, мне эта книга недоступна.

580. О Юн-лэ да-дянь — огромной энциклопедии, составленной в 1403 — 1408 гг., см.: W. Hung, The Transmission of the Book Known as the Secret History of the Mongols, — HJAS, vol. 14, 1951, стр. 434 — 436.

581. Сицзинь чжи — это описание Сицзиня (Яньцзина); Ван Го-вэй цитирует его по Юн-лэ да-дянь.

582. Тай, букв, “дно”.

583. Чжэньдин. — В период Юань существовало лу с одноименным центром в современном уездном городе Чжэндинсянь в провинции Хэбэй (Ди-мин цы-дянь, стр. 740; Atlas, 42 — 43, E-2).

584. Нюй-ну.

585. Чжуай чжи, букв. “тащат его”.

586. Посол, [отправленный] на Сeвер (бэй-ши) — автор переводимой записки.

587. Лай-мань. — Нам неизвестно, которая это жена Мухали. Она названа гун-чжу (“принцесса”), очевидно, была одной из чжурчжэньских принцесс-пленниц.

588. Ши-цзи, букв. “обслуживающие наложницы”.

589. Фу-жэнь.

590. Гуй-пинь.

591. Это сообщение Чжао Хуна В.В. Бартольдом и Б.Я. Владимирцовым было ошибочно отнесено к Чингис-хану. См.: прим. 373.

592. Ху-фу, букв, “платье хусцев”.

593. Ху-мао, букв, “хуская шапка”.

594. Эти сведения Чжао Хуна В.В. Бартольдом и Б.Я. Владимирцовым были ошибочно отнесены к Чингис-хану. См.: прим. 373.

595. Да-гуань юе — идентифицировать не удалось.

596. Четырнадцатиструнный [инструмент] (ши-сы сянь) — сведений об этом инструменте найти не удалось.

597. Это место было переведено В.П. Васильевым: “...если этот гость хоть каплю оставит недопитою, хозяин уже больше не станет подносить” (В.П. Васильев, История и древности, стр. 234).

598. ...играют в [конный] мяч (цзи-цзюй, букв. “ударять по мячам”). — Цзюй — · древнекитайский кожаный ножной мяч. Футбол в древнем Китае, по мнению В. Эберхарда, был иноземного происхождения и первоначально связан с религиозным ритуалом. Он был распространен в стране и позднее. Танские императоры очень любили футбол и поло. У тюрков шато, завоевавших Северный Китай и основавших свою династию Поздняя Тан (923 — 936), церемония возведения первого императора на престол состоялась на платформе, установленной на футбольном поле. У них играли в футбол даже высшие сановники (W. Eberhard, Conquerors and Rulers, Social Forces in Medieval China, Leiden, 1952, стр. 101-102). Поскольку в нашем тексте речь идет об участии всадников в игре, то цзи цзюй означает командную игру верхом на лошадях (поло). Ниже в речи Мухали вместо цзи цзюй употребляется выражение да цю, букв, “бить по мячам” (Мэн-да бэй-лу, л. 18б). Цю [“кожаный мяч, набитый шерстью”) — синоним слова цзюй. В Цзю у-дай ши (“Старая история пяти династий”, гл. 69, л. 2а; составлена в 974 г.) употребляется то же выражение, что в нашем тексте. Возможно, что здесь цзи цзюй также означает поло, хотя В. Эберхард считает, что речь идет о футболе (стр. 102). В Ляо ши игра в поло названа цзи цю — “ударять по мячам” (Ляо ши, гл. 81, л 2б) и цзи цзюй (те же иероглифы, что у Чжао Хуна) (см.: R. Stein, Leao-tche, стр. 83). В Цзинь ши также мы находим форму цзи цзюй в той же орфографии (см., например, Цзинь ши, гл. 16, л. 5б) и цзи цю (см., например, Цзинь ши, гл. 35, л. 10a). Таким образом, поло было распространено у киданей (подр. см.: R. Stein, Leao-tche, стр. 83, 85, 86; К.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 195, 233, 234, 352, 405, 519, 589) и чжурчжэней (см., например, Цзинь ши, гл. 16, л. 5б; R. Stein, Leao-tche, стр. 86 — 87). P. Штейн дает интересный перевод отрывка из Цзинь ши (гл. 35, лл. 10а — б), содержащий сведения о существовавших у киданей и чжурчжэней порядке и правилах игры. У киданей поло не только было развлечением, но рассматривалось как средство боевой подготовки. Например, киданьские императоры в течение длительного, времени не разрешали покоренным ими бохайцам играть в поло, чтобы они не получили боевой выучки (К.A. Wittfogel and Feng Chia-sheng, History, стр. 195, 233, 234, 405, 519, 589). У чжурчжэней поло также имело военное значение. Например, в Цзинь ши мы читаем: “[День] у-инь [12-й луны 4-го года Син-дин] (17.1.1221) издан императорский указ разрешить военным чинам три раза в месяц играть в поло для упражнений в военном деле” (гл. 16, л. 5б). Монголы, очевидно, переняли эту игру у чжурчжэней. В ТИМ и у Рашид ад-Дина, насколько мне удалось выяснить, нет упоминаний о поло у монголов.

599. Да цю, букв, “бить по мячу”.

600. В переводе В.П. Васильева: “...(царь) послал за нашим посланником” (История и древности, стр. 234). В.В. Бартольд, так же как в других указанных выше случаях, относит это сообщение к самому Чингис-хану, хотя контекст, а также упомянутое выше замечание В.П. Васильева о том, что китайский автор не видел самого монгольского хана, исключают такое понимание.

Что касается пристрастия монголов той эпохи к вину, то Рашид ад-Дин действительно передает следующий анекдот, относимый им к высказываниям первого монгольского хана: “...если уж нет средства против, питья, то человеку нужно напиться три раза в месяц. Как только [он] перейдет за три раза, — совершит [наказуемый] проступок. Если же в течение месяца он напьется [только] дважды — это лучше, а если один раз, — еще похвальнее, если же он совсем не будет пить, что может быть, лучше этого?! Но где же найти такого человека, который [совсем] бы не пил...” (Pашид-ад-дин, т. I, кн. 2, стр. 263).

По-видимому, это анекдот позднейшего происхождения. Во всяком случае мы имеем сведения о том, что монголы познакомились с вином только в начале XIII в. Так, в биографии Алахуш-дигит Хури в Юань-ши говорится: “В то время на северо-западе было государство, называвшееся най-мань (найман). Его владетель Тай-ян кэ-хань (Таян-кахан) прислал [к Алахуш-дигит Хури] посла договориться, чтобы взаимно породниться и чтобы [Алахуш-дигит Хури] присоединился для совместного захвата Северной стороны (Шофан, т.е. Монголии. — Н.М.). Среди людей племени были такие, которые хотели последовать этому. [Но] Ала'ус-дигит Хури не последовал и схватил этого посла. [Он] почтительно преподнес [Чингис-хану через своего посла] шесть чаш вина и сообщил Тай-цзу (т. е. Чингис-хану) об этой интриге. В то время в Северной стороне еще не было вина. Тай-цзу выпил три чарки и остановился. [Он] сказал: „Этой вещи [выпьешь] мало — бодрит, а много — туманит”. При возвращении посла отблагодарил [Алахуш-дигит Хури] пятьюстами коней и тысячей овец и договорился вместе напасть на Тай-ян кэ-хань (Таян-кахана)” (Юань ши,. гл. 118, лл. 10a — б). Это событие имело место накануне разгрома найманов весной 1204 г.

601. Ча-фань, букв. “чай и рисовая каша”.

602. Фу — Фу Цзэн-сян. О нем см.: прим. 24 к введению.

603. Нин-цзун (19.XI.1168 — 17.IX.1224; правил с 24.VII.1194) — южносунский императар. См.: А.С. Mоulе, Rulers, стр. 89.

604. Юань ши, гл. 1, лл. 20б — 21а; перевод см. также: Иакинф, История, стр. 108; А. Кrause, Cingis Han, стр. 37.

605. Шуанци цзуй-инь цзи, гл. 2, л. 1a.

606. Tай-цзу=Чингис-хан.

607. Имеется в виду поход Чингис-хана в Среднюю Азию 1219 — 1225 гг. О датах и частично маршрутах этапов этого похода см.: I. de Rachewiltz, The Hsi-yu lu, стр. 46, прим. 49; стр. 63 — 64, прим. 138.

608. Гахa (Гэ-ха) — имеется в виду Гахaчи Сунь. См.: прим. 50.

609. Цит. текст см.: Шуанци цзуй-инь цзи, гл. 2, л. 1a.

610. Гахaчи Сунь — о нем см.: прим. 50.

611. Цит. текст см.: Лю Ши-цзюй, Сюй Сун чжун-син бянь-нянь цзы-чжи тун-цзянь, — ЦШЦЧ, кн. 3880, стр. 197.

612. Шу бянь ши-люе (“Краткое описание событий на границах Сычуани”). — Это сочинение достать не удалось. Упоминания о нем нет и в имевшихся в моем распоряжении каталогах. Это источник сунского периода. В рассказе о посольствах Гахa и Гоу Мэн-юя Елюй Чжу цитирует полностью то же сообщение из этого сочинения, что и Ван Го-вэй (см.: Шуанци цзуй-инь-цзи, гл. 2, л. 1a). Его цитата отличается от текста Ван Го-вэя только тем, что он называет автором Шу бянь ши-люе “сунского Цяо Цин-мао из Ланчжоу”.

613. Чжи-чжи ши — название должности специальных чиновников, императорских комиссаров, назначавшихся в пограничные и окраинные районы для командования войсками. После 1127 г. у южных Сунов чжи-чжи ши ставились во главе войск отдельных лу (высших административных единиц империи) и часто являлись одновременно правителями данной области. В наиболее угрожаемые районы назначались чиновники высоких рангов в качестве чжи-чжи да-ши (“великих императсjрских комиссаров”). См.: Сун ши, гл. 167, лл. 2б — 4б.

614. Биографии Чжэн Суня нет в Сун ши.

615. Биографии Гуй Жу-юаня нет в Сун ши.

616. Шуньцин — областной город в Сычуани на месте современного Наньчуна (Ди-мин цы-дянь, стр. 974; Atlas, 42 — 43, D-3).

617. Гоу Мэн-юй ши-бэй лу (“Описание посольства Гоу Мэн-юя на север”). Эта записка не сохранилась, как это указано Ван Го-вэем.

618. Цидун е-юй (“Слово восточноциского дикаря”). Это сборник сочинений южносунского писателя Чжоу Ми, состоящий из 20 глав. Об авторе известно мало. Его предки первоначально жили в Цзинани (Шаньдун), но впоследствии переехали в Усин (Чжэцзян) в связи с бегством сунскога императора из Кайфына на юг в 1127 г. под натиском чжурчжэньских войск. Сам после падения династии Сун (1279 г.) жил в Ханчжоу. Как известно, часть современного Шаньдуна составляла территорию древнего княжества Ци. Район Цзинаня при Цзинь и Юань назывался Цидун (букв. “Восток Ци”). В целом же ироническое название книги взято из следующего выражения Мэн цзы: Цы фэй цзюнь-цзы чжи янь, Цидун е-жэнь чжи юй e — “Это (т.е. высказывания древних мудрецов, приведенные учеником Мэн цзы Сянь-цю Мэном в беседе с учителем) не слова совершенного человека, а речь восточноциского дикаря”. Перевод ср.: J. Legge, The Chinese Classics, vol. II, Hong Kong, 1960, стр. 351.

619. Распорядитель границ (чжи-кунь) — это, очевидно, не официальное название должности. Как сказано в биографии Цзя Шэ в Сун ши, он был тай-фу шао цин (“младший глава императорской сокровищницы” — почетный титул), чжи-чжи фу ши (“помощник императорского комиссара”) и Цзиндун Хэбэй цзе-чжи (“правитель Цзиндуна и Хэбэя”) (Сун ши, гл. 403, л. 6б).

620. Xyайдун — букв. “[район к] востоку от Хуай”, т.е. территория к востоку от р. Хуайшуй в районе Хуайян. См.: Ди-мин цы-дянь, стр. 824;; Atlas, 42-43, F-3, G-3.

621. Главнокомандующий (ду-тун). Имеется в виду чжу-цзюнь-ду-тун-чжи — главнокомандующий, назначавшийся на время военных действий. См.: Сун ши, гл. 167, лл. 31б — 32б.

622. Чжао Xyн. Второй иероглиф (имя) тот же, что в Мэн да бэй-лу.

623. Главнокомандующий (да-цзян) — букв. “великий генерал”.

624. Пу-лу-хуа — возможно, что это искажение имени Мухали.

625. Приказ Неба (тянь-мин) — это выражение встречается уже в Лунь юе. См.: J. Legge, The Chinese Classics, vol. I, стр. 146 — 147.

626. Имеется в виду чжу-цзюнь фу ду-тун-чжи — заместитель главнокомандующего, назначавшийся на время военных действий. См.: Сун ши, гл. 167, лл. 31б — 32б.

627. Чжэньцзян — город на месте современного уездного города Чжэньцзяна в провинции Цзянсу. См.: Ди-мин цы-дянь, стр. 1326, Atlas, 42-43, F-3.

628. Чжай Чао-цзун. — Биографии этого лица в Сун ши нет.

629. Тай-чан-сы — об этом учреждении см.: Сун ши, гл. 164, л. 15а. Cp. также: E. A. Kracke, jr., Civil Service in Early Sung China,. 960 — 1067, Cambridge, Mass., 1953, стр. 45.

630. Ли-бу — одно из шести министерств при династии Сун. См.: Сун ши, гл. 163, лл. 21б — 25б.

631. Чжоу Ми, Ци-дун е-юй, стр. 243. Далее Чжоу Ми пишет: “В 11-ю луну этого года (16.XI-15.ХII.1221) был издан императорский указ, гласящий: „В предыдущий раз в Шаньдуне и Хэбэе город за городом исполнили долг и в чужой стороне проявили покорность; смиренно преподнесли императорские печати и представили в столицу. [Эти печати] по сущности и характеру приятны и просты. [Стилем] чжуань выгравировано [на них] на древнем языке: Хуан-ди гун-ин тянь-мин чжи бао („Императорская печать [в знак] почтительного получения императором приказа Неба [на занятие трона]"), а также в книге их оттисков (ту — букв, „рисунков") [это] нанесено ярко. [Они] действительно являются реликвиями наших предков. Затем была получена именная яшмовая печать. Текст на ней такой же ...Небо, — его приказ это счастье [для нас]. Как мы посмеем не принять [его]! Принять императорские печати в первый день будущего года во [дворце] Дациндянь!" И тогда же [император] приказал почтительно поместить императорские печати во [дворце] Тянь-чжан-гэ. Кроме того, было доложено [об этом событии] у жертвенников в храме Неба и Земли и храме предков. В [день] гэн-сюй — первый день первой луны следующего года (13.II.1222) в императорском [дворце] Дациндянь были приняты императорские печати, в Поднебесной объявлена великая амнистия и разрешено всем инспекторам, командирам и правителям представлять доклады, преподносить дары и поздравлять. Были оказаны милости гражданским и военным чиновникам и каждый был повышен [в ранге] на один класс. Были устроены великие угощения во всех войсках. Были оказаны милости ученым из трех [классов конфуцианской высшей] школы в зависимости [от рангов]. Кроме того, было приказано чиновникам-церемониймейстерам собрать полные сведения о принятии императорских печатей и хранить их в палате секретных документов... [На торжествах по случаю принятия императорских печатей] дело доходило до того, что тысячи и сотни людей пожирали хлеб из правительственных житниц. [Они] лежали вповалку в кабинетах, забыв о бескорыстии и потеряв стыд. По окончании без всякой [тени] смущения на лице кто смело преподносил панегирик [императору], а кто уходил наносить визит к любимцам двора. Они стремились ко всяким мелким выгодам, как на базаре. На что было опираться справедливым суждениям и чего было ожидать Поднебесной! Если бы передали это в Саньфу (название местности в современной Шэньси. — Н.М.), то разве не вызвало бы [это] смеха у грамотного великого министра Чэна? Если бы передали это в далекую сторону, то разве не вызвало бы [это] смеха у привилегированных президентов братьев Xy? Если бы передали это на границы, то разве не вызвало бы [это] смеха у человека чужой расы (и-лэй чжи) Чжао Хуна? Если бы передали это под землю, то разве не вызвало бы [это] смеха у старого правителя президента Чжао? Верноподданнические и прямые сочинения, [написанные] в течение тридцати лет, могут быть втоптаны в грязь одним разом. Рукописи, распространявшиеся в течение тринадцати лет, могут быть уничтожены одной вспышкой огня!

Примечание: [печать] гун-ин тянь-мин чжи бао впервые была сделана при вступлении на трон Чжэнь-цзуна (997 — 1022). После этого при каждом правлении подражали этому. При сменах правлений императоров сохраняли их (т.е. печати. — H. М.). Во время беспорядков [периода правления] Цзин-кан (1126) цзиньцы захватили и увезли четырнадцать императорских печатей. Эти императорские печати и есть две из них. Одна была сделана в 3-м году [правления] Юань-фу (1100) [императора] Чжэ-цзуна (1085-1100), а другая в 1-м году [правления] Цзин-кан Цинь-цзу-на (1126). Когда у цзиньцев началась смута и [они] переселялись на юг, большинство [указанных] императорских печатей было захвачено монголами. Понимающие [люди] говорили тогда, что не следует преувеличивать [значение] этих вещей. Поэтому советник Чжэн Чжао-сянь был того мнения, что можно печалиться, но нельзя торжествовать”.

В Сюй Сун чжун-син бянь-нянь цзы-чжи тун-цзянь также говорится: “[Год] синь-сы, 14-й год Цзя-дин. ...День дин-хай 7-й луны (25.VII.1221). Монгольский главнокомандующий преподнес императору нашей династии [императорские печати] гун-ин тянь-мин чжи бао. Был издан императорский указ чиновникам-церемониймейстерам обсудить церемониал принятия императорских печатей и доложить. Был издан императорский указ в первый день будущего года принять императорские печати во [дворце] Дациндянь. Жэнь-у, 15-й год Цзя-дин, гэн-сюй — 1-й день 1-й луны (13.II.1222). В императорском [дворце] Дациндянь приняты императорские печати. Объявлена амнистия в Поднебесной” (ЦШЦЧ, кн. 3880, стр. 196, 197).

632. См.: Сун ши, гл. 403, л. 7а, биография Цзя Шэ. Здесь в имени Чжао Хун второй знак пишется иначе, чем в Мэн-да бэй-лу. В биографии Цзя Шэ в Сун ши изд. 1836 г. (гл. 403, л. 7б) и 1884 г. (там же), а также в двух других изданиях, годы которых невозможно установить, ввиду отсутствия начальных глав в экземплярах, хранящихся в ВГБИЛ, имя Чжао Хуна написано как в Мэн-да бэй-лу. В словаре Цы хай (стереотипное изд. КНР, стр. 893) знак, которым обозначено имя посла, читается гун (вариант написания в Сун ши). В Канси цзы-дянь (Шанхай, 1958, стр. 668) и в “Большом китайско-японском словаре” Морохаси Тэцудзи (Дай кан-ва дзитэн, Токио, 1956, т. 3, стр. 836) оба знака в качестве имени читаются хун. П. Пельо отмечал, что А. Масперо (например, в Histoire et historiens, стр. 536) имя Хуна читал Гун, но сам он на основании Канси цзы-дянь читал рассматриваемый знак как хун (P. Pelliоt, L'edition collective, стр. 166, прим. 2). Поэтому знак — имя автора сочинения, обычно звучащий гун, следует читать хун, как и его вариант, встречающийся в биографиях Цзя Шэ и Ли Цюаня в Сун ши.

633. Цзянхуай — междуречье Чанцзяна (Янцзыцзян) и Хуайшуй, территория провинций Цзянсу и Аньхуй. См.: Ди-мин цы-дянь, стр. 327.

634. Биографию Ши Сун-чжи (стал цзинь-ши в 1220 г., умер в 1256 г.) см.: Сун ши, гл. 444, лл. 9б — 14б.

635. Цзоу Шэнь-чжи. — Биографии его нет в Сун ши. О нем см.: Хэй-да ши-люе, послесловие Ван Го-вэя, лл. 1a2a; H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 144 — 145.

636. Ли Цюань (? — 1231). Его биографию см.: Сун ши, гл. 476 — 477. В 1227 г. он перешел на сторону монголов (см.: I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 119).

637. Цзиндун — административный район (лу) Цзиндун включал в себя территорию в районе совр. Кайфын-Шанцю в провинции Хэнань, провинцию Шаньдун к югу от р. Хуанхэ и на юге северную часть провинции Цзянсу. См.: Ди-мин цы-дянь, стр. 425.

638. Цинъяйгу — локализации не поддается.

639. Янь Ши (1182 — 1240) был сперва цзиньским военачальником. В 1214 г. получил должность коменданта крепости Чанцин в провинции Шаньдун. Когда в 1218 г. сунские войска взяли крепость в его отсутствие, он отвоевал ее обратно. Но, как говорится в его биографии в Юань ши, “кто-то оклеветал [его] перед правителем облacти, говоря, что Ши строит козни вместе с Сунами. Правитель области окружил его войсками. Ши, взяв семью, бежал в Цинъяй, и поэтому Суны назначили его помощником правителя (чжи-чжун) Цзинаня... (л. 16б). В третью луну [года] гэн-чэнь (5.IV-3.V.1220) хэнаньские войска [государства] Цзинь атаковали Чжандэ. Комендант (шоу-цзян) Шань Чжун не мог сдержать, несмотря на усилия, и неоднократно просил помощи. Ши ходатайствовал [о помощи] перед главнокомандующим (чжу-цзян) Чжан Линем. Линь медлил и не отправлял [подкреплений]. Ши один отправился с войсками, но Чжун был уже схвачен. Ши понял, что нельзя полагаться на Сунов. В седьмую луну (31.VII.-І29.VIIІ.1220) [он] посетил тай-ши Мухали в Цзюймыне и сдался с подчиненными 300000 семей из округов...” (лл. 16б — 17а).

Янь Ши умер в 1240 г. в возрасте 59 лет (л. 18б). Как видно из его биографии в Юань ши, Янь Ши переходил на сторону Сунов еще раньше, в 1218 г., а в 1220 г. он находился на службе у монголов. Возможно, что он, служа монголам, также заигрывал с Сунами. В этом случае упомянутый в Сун ши факт встречи с сунским представителем, компрометирующей его перед монголами, не мог быть отмечен в его, биографии в Юань ши, написанной, вероятно, на основании личных или семейных архивных материалов или даже преданий.

Его биографию см.: Юань ши, гл. 148, лл. 1ба — 19а; ЮШЛБ, гл. 18, лл. 8a — 9а; Ту Цзи, МШЦ, гл. 52, лл. 1a — 3б; Синь Юань ши, гл. 137, стр. 6887/1 — 2. О нем см. также: I. de Rachewiltz, Personnel, стр. 119, 121, прим. 3; H.Ц. Мункуев, Китайский источник, стр. 29 — 31 и 33.

640. Шаньян — по-видимому, имеется в виду Шаньян, расположенный на месте совр. Хуайань в провинции Цзянсу. Ср.: Ди-мин цы-дянь, стр. 97; Atlas, 52, С-2.

641. Сун ши, гл. 476, лл. 5a — б.

 

(пер. Н. Ц. Мункуева)
Текст воспроизведен по изданию: Мэн-да бэй-лу ("Полное описание монголо-татар"). М. Наука. 1975

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100