Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ОЛИМПИОДОР

ИСТОРИЯ

(В ЗАПИСЯХ И ВЫБОРКАХ ФОТИЯ)

§ 13. Аттал, 57утвердившийся в своей власти против Гонория, выступил с войском по направлению к Равенне. 58К нему было отправлено посольство, — будто от императора Гонория к императору же. 59Его составляли Иовиан — эпарх 60и патрикий, 61Валент — магистр обеих милиций, 62[226] Потамий — квестор, 63и Юлиан — примикирий нотариев. 64Они объявили Атталу, что присланы Гонорием для переговоров о совместном правлении. Аттал ответил отказом и сказал, что Гонорий может беспечально жить либо на острове, либо в другом каком-нибудь месте, где он пожелает. Иовиан весело ответил, что императора Гонория уже ограбили на одну часть царства. Аттал выбранил Иовиана: если император добровольно отказывается от своей власти, то это никак не значит, что его грабят. Иовиан многократно ходил послом, ничего не добился и остался у Аттала, получив от него звание патриция. В Равенне же господствующее влияние перешло к препозиту 65Евсевию. Спустя некоторое время, согласно желанию народа и по злобности Алловиха, 66он был забит до смерти дубинами на глазах императора. А через несколько времени и Аттал, не послушавшийся Алариха, 67а главным образом стараниями Иовиана, изменившего Гонорию, лишен был власти. Он остался жить на положении частного человека у Алариха. Затем, спустя некоторое время, он опять получил власть и снова был ее лишен. Когда после этого он прибыл в Равенну, ему обрубили пальцы на правой руке и отправили его в изгнание.

§ 14. Аллових вскоре был убит в присутствии императора и по его распоряжению в наказание за его суд над препозитом Евсевием. Узурпатор Константин, узнав о смерти Алловиха, направился в Равенну, чтобы заключить союз с Гонорием, но напугался и повернул обратно. 68

§ 15. Есть в Бруттии город Регий, 69откуда, по словам историка, Аларих хотел переправиться в Сицилию, 70но был остановлен: священная статуя, поставленная там, помешала этому переезду. 71Он рассказывает, что статуя эта была поставлена по обету еще в древности в ограждение от огня Этны и в отвращение морского набега варваров. В одной ноге у нее был неугасимый огонь; в другой — неиссякающая вода. Впоследствии, когда эта статуя погибла, Сицилия претерпела опустошения и от огня Этны, и от варваров. 72Низверг же статую Асклепий, когда его назначили в Сицилию управляющим имениями Констанция и Плацидии. 73

§ 16. Узурпатор Константин 74и сын его Констант, которого он назначил сперва цезарем, 75а затем императором, были побеждены и обращены в бегство. Стратиг Геронтий охотно заключил мир с варварами и провозгласил императором своего сына Максима, числившегося в рядах доместиков. 76Затем он занялся погоней за Константом и убил его и, идя по следам, стал преследовать и отца его, Константина. Пока это происходило, Гонорий выслал против Константина Констанция и Вульфилу. Дойдя до Арелаты, 77где Константин проживал вместе с сыном своим Юлианом, они начали ее осаждать. Константин бросился в храм и был рукоположен в священники, причем ему клятвенно обещали спасение. Ворота города распахнулись перед осаждавшими. Константина вместе с сыном отправили к Гонорию. Он же, памятуя о своих племянниках, которых Константин убил, приказал, вопреки клятвам, убить их в тридцати милях от Равенны. 78Геронтий при появлении Вульфилы и Констанция бежал, и его схватили собственные люди, устроившие ему ловушку. Он жестоко управлял своим войском, они подожгли его дом. Он упорно оборонялся против нападающих, и ему помогал только один Алан, числившийся в его рабах. 79В конце концов Геронтий убил, по их собственному настоянию, Алана и свою жену и закололся сам. Максим, сын его, узнав об этом, бежал к союзным варварам. [227]

§ 17. Иовин 80был провозглашен тиранном в Мундиаке, во Второй Германии, стараниями Алана Гоара 81и Гунтиария, который был предводителем бургундионов. Аттал 82уговорил Атаульфа 83придти к Гунтиарию, и тот пришел вместе с войском. Присутствие Атаульфа раздражало Иовина, 84и он загадками выражал свое неудовольствие Атталу по поводу прихода Атаульфа. Сар 85также собирался явиться к Иовину. Атаульф, узнав об этом, собрал десять тысяч воинов и пошел навстречу Сару, с которым было только восемнадцать или двадцать человек. Сар совершил героические подвиги, достойные удивления, и его с трудом взяли в плен, зажав между щитами, а потом убили. Cap покинул Гонория, потому что, когда был убит Беллерид, его доместик, 86император не обратил никакого внимания на это убийство и не повелел произвести расследования.

§ 18. Он рассказывает о Донате, о гуннах, 87о замечательном искусстве, с которым риксы 88их стреляли из лука, и о том, как он, историк, был отправлен послом 89к ним и к Донату; пишет о своих трагических скитаниях по морю и об опасностях, 90и о том, как Донат, коварно обманутый клятвой, был преступно умерщвлен. Также о том, как Харатон, 91первый из [гуннских] риксов, распалился гневом за это убийство и как императорские дары умягчили и успокоили его. Таково содержание первых десяти книг его истории. 92

§ 19. Второе десятикнижие начинается так: Иовин 93поставил, вопреки желанию Атаульфа, императором своего брата Себастиана и навлек на себя вражду Атаульфа. 94Атаульф отправил к Гонорию послов, обещая ему головы узурпаторов и мир. Когда послы вернулись обратно и принесли ему клятвенные заверения, он отправил императору голову Себастиана. Иовин, осажденный Атаульфом, сдался ему и был отправлен к императору; эпарх 95Дардан собственноручно убил его. Обе головы были выставлены за стенами Равенны, в том месте, где раньше были обезглавлены Константин и Юлиан, 96Максим 97и Евгений, 98которые, посягнув на власть при Феодосии Великом, таким же образом закончили свою жизнь.

§ 20. Атаульфа просили вернуть Плацидию — главным образом благодаря мольбам Констанция, который впоследствии и женился на ней. Так как обещания, данные Атаульфу, особенно касающиеся присылки хлеба, не были выполнены, то он не отдал ее и собирался разорвать мир войной. 99

§ 21. Атаульф, у которого требовали Плацидию, ответил требованием хлеба, ему назначенного. У обещавших не было возможности его дать, но они тем не менее соглашались предоставить его, если получат Плацидию. 100Варвар ответил им примерно так же и отправился к городу, называемому Массалией, надеясь захватить его обманом. Там он получил рану от руки знатнейшего мужа, Бонифация, 101и, едва избегнув смерти, удалился под родной кров, оставив в ликовании город, превозносивший Бонифация.

§ 22. Атаульф задумал жениться на Плацидии 102,  а так как Констанций требовал ее, то он предъявил еще более тяжелые притязания, рассчитывая при невыполнении этих требований на благовидный предлог для ее удержания.

§ 23. Констанций, давно уже дезигнированный, 103став консулом, отправился в Равенну; одновременно с ним в Константинополе консулом был Констант. 104Деньги на консульские расходы в соответственном и достаточном количестве были найдены у Гераклиана 105,который покушался на власть и был убит. Найдено было, впрочем, [228] не столько, на сколько рассчитывали. Золота не нашлось и двадцати кентинариев; 106вся же [стоимость] его недвижимого имущества доходила до двух тысяч ливров. 107Все это имение Констанций просто по просьбе своей получил от Гонория. 108Констанций, когда выступал в процессиях, имел вид угрюмый и мрачный; пучеглазый, с толстым затылком и плоской головой, он ехал, навалившись всем телом на шею своей верховой лошади, и смотрел искоса то в одну, то в другую сторону. Всем казалось, по поговорке, что у него “вид достойный тирана". На обедах и пирах он был приятен и вежлив и часто состязался с мимами, игравшими перед столом. 109

§ 24. Стараниями Атаульфа 110и по совету Кандидиана 111брак Плацидии был совершен в месяце январе, 112в городе Нарбонне, 113в доме некоего Ингения, 114первого человека в городе. Плацидия сидела в украшенном по-римски атрии, 115в царском уборе; рядом с ней сидел Атаульф, облаченный в хланиду и другие римские одеяния. 116Среди прочих свадебных даров Атаульф подарил пятьдесят красивых юношей, одетых в шелковые одежды; каждый из них держал на руках по два больших блюда, полных одно золотом, а другое ценными, вернее бесценными камнями, которые были похищены в Риме после взятия города готами. 117Затем сказаны были эпиталамии, 118сначала Атталом, 119а затем Рустикием и Фивадием. Брак был совершен при общем весельи и радости и варваров, и находившихся среди них римлян. 120

Комментарии

57 Аттал (AttaloV, Attains) — один из многочисленных узурпаторов императорской власти при Гонории (395—423). Недаром Орозий, современник Олимпиодора, замечает, что Гонорий был лишен возможности бороться с варварами из-за “чрезмерного количества сопротивлявшихся ему тиранов" (“tot oppositis tyrannis. . .", VII, 42), и пишет о целом перечне — “каталоге явных тиранов и непослушных военачальников" (catalogue manirestorum tyrannorum vel inoboedientium ducum, там же), которые отвлекали войска и нарушали мирную жизнь. Таковы были узурпаторы Констант, убитый Геронтием в Виенне, Максим, бежавший впоследствии в Испанию, Иовин в Галлии и брат его Себастиан, оба уничтоженные везеготским королем Атаульфом, и, наконец, Аттал. Последнего Орозий описывает как марионетку в руках Алариха: когда Аларих сделал его императором, причем “то наущал его, то возвышал, то бросал" (“imperatore facto infecto, refecto ac defecto", там же), он этими самыми действиями “издевался над ним как над мимом и лицезрел в нем посмешище империи" (“mimum risit et ludum spectavit imperii", там же). Таким образом, Аттал был, по выражению того же писателя, “пустой видимостью империи" (“inane simulacrum imperii", там же) и не более, как ее “тенью" (“umbram gestaret imperii", там же). Аттал пошел на унизительную роль “императора" при Аларихе, надеясь обмануть своего покровителя. Будучи видным магистратом в Риме и поднявшись до положения префекта города, Аттал принадлежал к еще значительной группе римского общества — представителям отмиравшего класса рабовладельцев, которая боролась за восстановление язычества против крепнувшего христианства. К этой же группе последних защитников язычества принадлежал и известнейший оратор того времени Квинт Аврелий Симмах (ум. в 402 г.). В лице Аттала и его единомышленников выступал умирающий языческий мир в ожесточенной схватке с устанавливавшейся государственной религией. Аларих же, выдвинувший Аттала против Гонория (Олимпиодора говорит, что узурпатор “императорствовал против Гонория", “Basileusas kata Onwriou ") и принявший от марионеточного императора титул “магистра обеих милиций", — чего не мог добиться от Гонория,— поддерживал Аттала в своих интересах. Он намеревался, сломив власть Гонория, пуститься на захват провинции Африки, которая была необходима для предводительствуемых им племен: здесь они могли бы расселиться надолго, не тревожимые постоянной заботой о хлебе. Когда Аларих, приведя с собой Аттала, начал осаду Равенны, Гонорий был готов признать последнего соправителем, но Аттал или, вернее, его повелитель, требовал отречения императора. Стилихон, неоднократный победитель Алариха и неизменный защитник постоянно угрожаемого трона Гонория, был недавно казнен; положение императора казалось безвыходным: по словам Олимпиодора, Аттал советовал Гонорию отправиться в изгнание на какой-либо остров (местом ссылки была, например, Липара на острове того же имени в группе Липарских островов к северу от Сицилии). Облегчение для Гонория наступило лишь тогда, когда верный ему Гераклиан, правитель провинции Африки, задержал отправку зерна в Рим и вызвал там голод. Начало голодать и войско Алариха. Осада с Равенны была снята, и летом 410 г., перед окончательным походом на Рим, Аларих развенчал переставшего быть ему необходимым Аттала, вступив в переговоры с Гонорием. Как известно, Аларих умер вскоре после захвата им Рима, и тогда Аттал перебежал к королю везеготов, преемнику Алариха, Атаульфу. Олимпиодор в § 24 сообщил, что на торжестве бракосочетания Атаульфа и Галлы Плацидии в Нарбонне Аттал, бывший “император", произносил “эпиталамию", т. е. свадебное приветствие. В дальнейшем в Галлии его еще раз провозгласили императором, но вскоре он был схвачен комитом Констанцием, доставлен к Гонорию в Равенну и после пыток сослан в Липару, на тот самый остров, куда за несколько лет до того предлагал заточить Гонория. Судьба Аттала, его авантюра с использованием покровительства Алариха, его марионеточная роль императора и прислужничество варварскому вождю — характерная страница в истории гибнувшей Западной империи.

58 Равенна (Rabenna; у Прокопия Rabennh), город в провинции Эмилии, стала ко времени событий, описываемых Олимпиодором, столицей Западной империи, так как император Гонорий, в страхе перед движением Алариха на Италию, покинул Милан и перенес двор в Равенну (в 404 г.). Подробное описание Равенны дал в середине VI в. Иордан (Get., §§ 148—151), подчеркнувший как особенность города его исключительно защищенное положение: с запада он охватывался непроходимыми болотами,— через них пролегала лишь узкая полоса дороги или, быть может, малозаметной тропы, — с севера его отделял проток, названный “Рвом Аскона", с юга — канал, проведенный Августом. С восточной стороны в V в. еще была недалека отодвинувшаяся ныне лагуна Адриатического моря. Не менее детально описал положение Равенны и Прокопий (Bell. Goth., I, 1, §§ 16—22). К Равенне, в конце 408 г., подошел собственно не Аттал, а Аларих, приведший с собой “своего императора" Аттала (см. прим. 57).

59 Гонорий, засевший в Равенне, не надеялся выдержать осаду и потому выслал к Атталу посольство с предложением соправительства (koinwnia thV basileiaV), этим самым уже признавая его императором.

60 Эпарх — греческий термин, соответствовавший латинскому praefectus urbis (или urbi) префект города (подразумевается столицы). Должность префекта города, одна из древнейших в Риме (учреждена по преданию Ромулом), всегда была весьма почетной и нередко очень ответственной (префекты города могли заменять царей, консулов и, позднее, императоров в их отсутствие). Эта должность непрерывно существовала вплоть до падения Западной империи, а в Константинополе эпархи действовали и в последующие века. В поздней империи звание префекта города стало пожизненный, ввиду же того, что императоры почти не бывали в старой столице, префекты располагали неограниченными (сенат редко осуществлял какое-либо влияние) полномочиями в областях политической, финансовой и хозяйственной, а также юридической: в связи с постоянными войнами и дипломатическими трудностями, в связи со снабжением Рима хлебом, с делами по благоустройству города, по массовым праздникам, имевшим большое значение в смысле воздействия на население; наконец, в связи со всеми видами судопроизводства, и т. п. Не следует смешивать префекта города с префектом претория (praefectus praetorio), высшей гражданской должностью поздней империи, которая имела обыкновенно четыре префекта претория, соответственно четырем префектурам, на которые было разделено все государство (префектуры Италии, Галлии, Иллирика, Востока).

61 Патриций, или патрикий (patricius, patrikioV,—почетное звание, установленное императором Константином в 315 г. и дававшееся в эпоху поздней Римской империи особо заслуженным людям, причем исключительно персонально, без права передачи по наследству. Кроме полководцев и государственных деятелей греко-римского происхождения императоры награждали званием патриция военачальников из варваров и варварских королей. Источники отмечают большое число лиц, удостоенных сана патриция. Наиболее известные среди них в V в.: опекуны обоих сыновей Феодосия I, Аркадия и Гонория, — властный правитель Восточной империи в начале царствования Аркадия, префект претория Руфин и талантливейший из полководцев-варваров, спасавший Западную империю и Гонория от Алариха и Радагайса, Стилихон: полководец Гонория Констанций, успешно боровшийся с рядом узурпаторов в Галлии и с везеготскими королями и провозглашенный императором в 421 г. под именем Констанция III; знаменитый соперник Аттилы в Каталаунской битве 451 г., Аэций;  Аспар — всесильный магистр армии аланского (или готского) происхождения, фактически управлявший делами Восточной империи при Феодосии II, Маркиане и Льве I, а также сын его Ардавурий. В VI в. можно назвать ряд общеизвестных лиц, носивших звание патрициев: это король остроготов Теодерих, получивший этот сан от императора Зинона, и король франков Хлодвиг — от императора Анастасия. Имели звание патриция славнейший из полководцев Юстиниана I Велисарий и молодой военачальник Герман, родственник императора, отражавший наступление антов и склавинов на Балканском полуострове.

62 Магистр обеих милиций (strathgoV; ekatepaV dunamewV, magister utriusque militiae) — высшая военная должность в поздней империи. При Константине (306—337) было, как известно, произведено разделение гражданских и военных должностей. Соответственно четырем частям (префектурам) империи во главе гражданского управления стали четыре префекта претория, а военное дело было сосредоточено в ведении магистров армии: магистра конницы (magister equitum) и магистра пехоты (magister peditum). Если одно лицо объединяло командование обоими родами войск, то оно именовалось “магистром обеих милиций". Сохраняя тот же принцип сосредоточения военных полномочий в руках крупнейших военных чинов империи, не касавшихся никаких гражданских функций, император Феодосии I (379—395) установил одно общее звание “магистра армии" или “милиции" (magister militum). Магистры армии — их в империи могло быть несколько — командовали войсками и следили за охраной границ по крупным территориям (“по Востоку", “по Фракиям", “по Иллирику"). В поздней империи, когда преобладающую часть войск составляли варвары, входившие либо в императорскую армию (milites romani), либо во вспомогательные отряды (auxiliarii, auxilium ferentes) из так называемых “федератов" (ср. § 7 у Олимпиодора) Римской империи, т. е. варварских ополчений, служивших за ежегодную стипендию, магистрами армии часто бывали люди варварского происхождения. Таковы Гайна, Стилихон, Рикимер, Аспар, Теодерих, сын Триария, и Теодерих Амал и др. Магистрами армии были и не варвары, как Аэций, Орест, Велисарий. Судя по имени, римлянином мог быть и Валент, называемый Олимпиодором среди членов посольства Гонория.

63 Квестор (kuaistwr, quaestor) — так назывались еще в римской республике магистраты, ведавшие денежными операциями, связанными со сбором налогов в Риме и в провинциях, a также с военными контрибуциями; это общеизвестные функции римских квесторов, выбиравшихся народным собранием. Во время империи обязанности квесторов ограничились, так как во многих провинциях сборы производились-прокураторами. Квестура была первой ступенью (с 27 лет) в карьере римского должностного лица; так было даже в VI в., когда, например, Кассиодор начал свою службу квестором. Однако в данном случае, когда Олимпиодор перечисляет ряд важных лиц, составлявших посольство Гонория к Атталу, под квестором надо понимать высокую должность, учрежденную уже в послеконстантиновской империи; названный Олимпиодором Потамий был, несомненно, не молодым начинающим служить чиновником, а носителем титула “квестора дворца" (quaestor palatii), в обязанность которого входило составление императорских рескриптов и законов, с подготовкой их к утверждению.

64 Примицерий (или примикирий) нотариев (primikhrioV twn notariwn) — титул, относившийся (также в поздней империи) к канцлеру, начальнику государственной канцелярии, в которой акты составлялись нотариями (в смысле соблюдения строго установленных формул в тексте) и переписывались квалифицированными писцами (scribae).

65 Препозит (praepositus, praipositoV) — начальник военного отряда (части легиона); однако вероятнее, что препозит Евсевий носил придворный титул препозита sacri cubiculi, что соответствует русскому термину “спальник" (cubiculum — опочивальня).

66 Аллових (AllobicoV. По сведениям, сообщаемым историком Зосимом (Hist.. nova, V, 47), писавшим несколько позднее Олимпиодора, Аллових был начальником конницы, который вместе с префектом Иовином поднял в войсках возмущение против ряда могущественных приближенных Гонория. Это, повидимому, и отразил Олимпиодор в сообщении о гибели препозита Евсевия, о котором он говорит, что он бы» убит благодаря враждебности к нему Алловиха и “соответственно желанию народа" (upoJhkh dhmosia. В § 14 Олимпиодор рассказывает, что Аллових вскоре погиб и сам в наказание за расправу с препозитом Евсевием, а возможно и за то, что вступил в переговоры с узурпатором Константином, который, захватив власть в Галлии, двинулся. в Италию; узнав, что сочувствовавший ему Аллових убит, он вернулся обратно в Галлию. Упомянутые события происходили в 409 или в начале 410 г.

67 См. прим. 57.

68 Не дойдя до Равенны, узурпатор Константин вернулся обратно в Галлию. (в § 16 сказано, что Константин, незадолго до своего конца, проживал вместе с сыном своим Юлианом в городе Арелате, нын. Арль близ устья р. Роны).

69 Регий (mhtropoliV Rhgion, Rhegium) — ныне город Реджо ди Калабриа в Италии, на берегу Мессинского пролива. Отсюда и по настоящее время переправляются на берега Сицилии. Бруттии (Bruttii или Ager Bruttius)—древнее наименование нынешнего полуострова Калабрии. У Олимпиодора — не Бруттии, а “Бреттии".

70 Аларих, вторгаясь в Италию и совершая походы на Рим (в 408, 409 и 410 гг.), имел дальнейшей целью переправу на остров Сицилию, а оттуда на северное побережье Африки, так как надеялся найти там много земли, богатой хлебом, для племен, которые он вел.

71agalma gar jhsi tetelesmenon istamenon ekwluse thn peraiwsin". Ср. § 27, где речь идет также о статуях, служивших равным образом для ограждения от набегов. варваров. В § 15 для понятия статуи, изваяния, употреблено слово agalma (вероятно, это было изображение бога или богини); в § 27 статуи, изображавшие людей — варваров, названы andrianteV;.

72 Ввиду того, что говорится об опустошениях, произведенных варварами в Сицилии, ясно, что нашествие, от которого должна была ограждать статуя, ожидалось с севера, из Италии, где неоднократно появлялись значительные для того времени группы варваров (с Аларихом, с Радагайсом), несомненно стремившиеся к югу, к переправе на сицилийский берег и дальше, в Африку.

73 Следует предположить, что свержение статуи и, как верили многие, открытие пути для варваров через Мессинский пролив произошло в 421 г., потому что только в этом году можно говорить о Галле Плацидии в сочетании с Констанцием III, который был императором в течение 7 месяцев в 421 г.

74 Олимпиодор называет Константина “тираном". О Константине III (407—411), провозглашенном императором в Галлии и Британнии, см. прим. 48 и 53.

75 О титуле цезаря см. прим. 55.

76 Доместик (domestikoV) — приближенное и доверенное лицо, состоявшее при крупной сановнике или военачальнике. Доместики бывали при префектах претория, при префектах, города, при магистрах служб, при магистрах армии. Кроме того, в поздней империи доместиками (чаще в соединении со словом “протекторы", т. е. доместиками-протекторами) назывались офицеры в отрядах телохранителей императоров или в так называемых “схолах". Начальником над такими доместиками-протекторами был comes domesticorum. Возможно, что Максим, которого отец провозгласил императором, был молодым офицером из императорской лейб-гвардии.

77 Арелата — ныне город Арль (Aries) на юге Франции.

78Pro triaknta tuV RabennhV miliwn".

79ena sunagwnisthn ecwn Alanon to genoV eiV doulouV autou ariJmomenon". "Неудача постигла Геронтия уже после того как был схвачен Константин III, т. е. в 411 г. Как известно, вандалы и аланы перешли Рейн в конце 406 г., рассеялись отчасти по Галлии, но основной массой передвинулись в 409 г. уже за Пиренеи. Из числа пришедших в южную Францию и в северную Испанию аланов и мог быть раб Геронтия, родом алан.

80 Иовин (IobioV) — знатный галл, провозглашенный в 411 г. императором в Мундиаке (Moundiakw) во Второй, или Нижней, Германии, при поддержке двух варварских вождей: аланского — Гоара и бургундионского — Гунтиария. Определить место выше названного Мундиака представляется затруднительным. Автор нашел нужным указать, что событие произошло “в Мундиаке Германии Второй"; повидимому, подобное уточнение требовалось потому, что без него было бы непонятно, где находится это малоизвестное место. В связи с таким соображением и, главное, с упоминанием именно Второй, т. е. Нижней Германии, невозможно предполагать, что Мундиак есть Могунтиак-Майнц, который, будучи крупным и широко известным городским центром, находился в пределах Первой, или Верхней, Германии. По мнению бельгийского ученого J. Vannerus Мундиак Олимпиодора соответствует местечку Монтцен (Montzen) в Бельгии, к северу от Лимбурга, на территории епископства Льежского (ср. Byzantion, т. IX, 1934, стр. 27—28). Власть Иовина распространилась на Британнию и на южную Галлию, но узурпатор стремился в Италию, откуда еще не вышли везеготы под предводительством преемника Алариха, Атаульфа. У Иовина был расчет на его содействие в борьбе против Гонория. Однако Атаульф не задержался в Италии и привел везеготов к Нарбонне, а в отношении Иовина проявил себя резко враждебно. Оживая от империи помощи хлебом, так как везеготам, переселившимся на новую территорию, не хватало продовольствия, Атаульф помог империи совладать с Иовином, чтобы снискать симпатии Гонория. Вскоре после того, как Иовин объявил соправителем своего брата Себастиана, Атаульф захватил последнего и обезглавил, а затем осадил Валенсию, куда бежал сам Иовин. Когда город сдался, Иовина перевезли в Нарбонну и казнили (в 413 г.). Вместе с ним были казнены и его приближенные — префект Децимий Рустик, примицерий нотариев Агроэций и др. Следует отметить, что имя узурпатора разными источниками передается разно: то Иовин (у Олимпиодора), то Иовий (у Созомена и Зосима), то Иовиан (у Олимпиодора же, в § 13).

81 Гоар (Gwar) — вождь аланов, не последовавший вместе с вандалами и аланами в Галлию и Испанию, но оставшийся с частью своих соплеменников где-то около Рейна.

82 См. прим. 57.

83 См. прим. 45.

84 Атаульф, принужденный просить Гонория о доставке хлеба везеготам, перешел на дружественные отношения с императором и потому стал врагом узурпатора Иовина.

85 См. прим. 28.

86 См. прим. 76.

87 Сведения, заключающиеся в § 18 (Dindorf, I, стр. 457), принадлежат к самым ранним сообщениям о гуннах в Центральной Европе. К сожалению, десяток строк, в которые Фотий сжал свой конспект этой части труда Олимпиодора, представляет собой особенно неясное место текста. На его основании все же можно приблизительно установить и объединить следующие данные. Автор отправился (предположительно это случилось в 412 г.) во главе посольства (из Равенны? из Константинополя?) к гуннам. По всей вероятности, это были гуннские племена на левобережье Дуная, неясно — ближе ли к Тиссе, ближе ли к северо-западному Причерноморью. Посольство двигалось морским путем: либо по Черному морю, чтобы войти в Дунай, либо через Адриатическое море, чтобы от далматских берегов идти на север. Несомненно, что совокупность гуннских племен составляла союз, во главе которого стоял “первый [главный] из королей [риксов]" — otwn rhgwn prwtoV — по имени Харатон, Caratwn. Предводителем одного из племен был Донат, DonatoV;. В связи ли с посольством Олимпиодора или раньше него, но дипломаты империи вмешивались в судьбы гуннских племен, переманивали одних на свою сторону, натравливали других на своих врагов и т. п. Такое вмешательство со стороны империи в гуннские дела можно усмотреть в краткой записи Фотия. Он отметил, что Донат был убит, “коварно обманутый клятвой" (orkw apathjeiV), и его смерть вызвала гнев вождя всего союза племен, Харатона, которого тут же успокоили императорскими дарами. Надо думать, что убийство предводителя гуннского племени совершилось не без замысла дипломатов империи и участия их агентов, иначе зачем было умерять и, повидимому, отвращать гнев главного гуннского вождя дарами от императора? И в Равенне и особенно в Константинополе, конечно, пытались, хотя бы временно, уменьшить грозное давление гуннских племен на северных границах империи.

88 В применении к предводителям варварских племен (иногда даже только военных отрядов) уместен по-русски термин “рикс", когда данное лицо не является, насколько можно судить по краткому тексту, правителем, тем более — политическим деятелем. Условны, конечно, оба термина: и “рикс" (o rhx), и “король".

89 o istorikoV epresbeuse". Ввиду отрывочности данного места и неясности сообщения о Донате, гуннах и посольстве к ним, иногда предполагают, что слово “историк" относится здесь не к Олимпиодору, а к некоему другому историку, служившему ему источником. Однако Фотий в своих выписках, надо думать, отметил бы это обстоятельство.

90 Фотий трижды отмечает какое-то морское плавание Олимпиодора, неизменно во всех трех случаях подчеркивая сопутствовавшие ему опасности. В § 18 плавание связывается с посольством к гуннам, в § 28 — с прибытием в Афины, в § 36 — с явлением “падения" звезды на мачту корабля.

91 Caratwn — имя вождя гуннского племенного союза, упоминаемое только Олимпиодором. Есть мнение, что это имя сложено из тюркских слов Qara — ton (так у A. Vambery. Der Ursprung der Magyaren. Leipzig, 1882, стр. 45).

92en oiV kai h prowth thV istoriaV dekalogoV". Здесь Фотий отметил конец своих выписок из “первого десятикнижия" или “первой декады" в сочинении Олимпиодора. Так как весь труд Олимпиодора состоял из 22 книг, то видно, что Фотий несколько более подробно обработал вторую половину олимпиодоровых историй, на которую приходится большая часть текста его записей. Первая декада посвящена событиям, развернувшимся исключительно в Западной империи с 407 по 411 г.; отступлениями в ней являются упоминания: о статуе в городе Регии (на Мессинском проливе, в нынешней Калабрии); о “букеллариях" и происхождении этого слова; о гуннах, об их стрельбе из лука и о посольстве к ним, сопровождавшемся плаванием по морю.

93 Иовин служил сначала Гонорию, затем пытался возвыситься при ставленнике Алариха, марионеточном императоре Аттале и, наконец, уйдя из Италии, добился в 413 г. провозглашения императором в Мундиаке (ср. прим. 80). При этом он опирался на предводителя аланов Гоара и на бургундионов. Через некоторое время Иовин заставил провозгласить императором и брата своего Себастиана.

94 Атаульф, приведя везеготов из Италии в Галлию и держа в плену сестру Гонория, Галлу Плацидию, имел намерение склонить императора к миру и к обязательству регулярно предоставлять везеготам необходимое им количество зерна (шедшего из Африки). Поэтому Атаульф, несмотря на то, что вначале и собирался поддержать Иовина, теперь уже оставил это намерение и враждебно принял известие о том, что узурпатор создал себе соправителя в лице своего брата Себастиана. Чтобы ускорить союз с империей, жизненно необходимый для везеготов, остро нуждавшихся в хлебе, Атаульф вступил в борьбу с обоими узурпаторами. Первым был убит Себастиан, позднее схвачен и казнен Иовин. Головы обоих, в знак преданности императору, были отправлены Атаульфом в Равенну, где их выставили насаженными на копья для всеобщего обозрения за стенами города.

95 См. прим. 60.

96 О Константине и Юлиане см. §§ 12 и 16. В тексте сказано, что головы Себастиана и Иовина были выставлены за стенами “Карфагена", но естественно предположить, что это была “Равенна", так как автор сравнивает описываемое здесь событие с другим, происшедшим, по его же словам (в § 16), именно около Равенны.

97 Максим был провозглашен императором войсками в Британнии в конце правления императора Западной империи Грациана (375—383). Двинувшись в Галлию, Максим сразился с Грацианом близ г. Лиона, обратил в бегство его войско, захватил в плен не успевшего скрыться императора и приказал казнить его (25 августа 383 г.). Феодосии I, занятый сложными политическими отношениями на Востоке, почти признал Максима своим соправителем на Западе, несмотря на то, что в Италии, в тогдашней столице западной части империи Медиолане (нын. Милан), сидел император Валентиниан II (383—392). Однако, когда в 386 г. Максим изгнал последнего, чтобы стать полновластным правителем Запада, Феодосии низложил узурпатора (в 388 г.) и восстановил Валентиниана II.

98 Евгений был провозглашен в 392 г. императором войсками франка Арбогаста, магистра армии Валентиниана II (383—392). Арбогаст долгое время был верен Валентиниану II, продолжая служить ему так же, как служил его старшему брату, императору Грациану (375—383): укрепляя своего повелителя на троне Западной империи, он убил Виктора, сына узурпатора Максима (см. прим. 97). Но когда Валентиниан II попытался избавиться от всесильного командира своих войск и многочисленных варварских полков, Арбогаст убил императора и возвел на трон сенатора Евгения. Через два года, в 394 г., император Феодосии явился на запад, победил Евгения в битве при реке “Холодной" (Frigidus flumen), недалеко от г. Аквилейи, и казнил его. Арбогаст бежал и лишил себя жизни. Феодосии после этого пришел в столицу Западной империи, Медиолан, где и умер 17 января 395 г.

99 Из этого параграфа с ясностью выступает причина, по которой Атаульф решил жениться на сестре Гонория, Галле Плацидии. Везеготы, придя в новую страну и нарушив труд местного земледельческого населения, оказались перед угрозой не только недостатка в хлебе, но настоящего голодания. Несмотря на то, что Атаульф помог Гонорию избавиться от узурпаторов Иовина и Себастиана, он не получил хлеба, хотя имел “клятвенные заверения" (§ 19) со стороны императора. Тогда король везеготов ответил отказом на требование освободить Галлу Плацидию и вскоре женился на ней (см. §§ 22 и 24).

100 Очевидно, Олимпиодор очень тщательно разобрал в своем сочинении связь и зависимость друг от друга событий, сопровождавших заключение союза между Атаульфом и империей. Здесь он вновь противопоставляет требование Гонория освободить Галлу Плацидию требованию Атаульфа снабдить везеготов хлебом. Добавлением является сообщение о том, что император был в тот период лишен возможности прислать зерно в южную Галлию, но что он тем не менее продолжал обманным образом обещать предоставить продовольствие. Нажим со стороны Атаульфа выразился в его попытке захватить важный порт Массалию — Массилию (нын. Марсель), от которого его отогнал преданный Галле Плацидии Бонифаций (быть может, он намеревался попробовать здесь вырвать ее из рук Атаульфа). Бонифаций уже обосновывал свое полунезависимое положение в Африке (см. §§ 40, 42 и прим.), и свободное пользование прекрасным портом, соединявшим Средиземное море с внутренними районами Галлии, было для него в высшей степени важно. Через Массилию же пошел бы африканский хлеб везеготам, если бы империя послала его им.

101 О Бонифации см. прим. 207 и 238. Выражением “под родной кров" (куда возвратился король везеготов Атаульф) переданы слова Олимпиодора: “eiV taV oikeiaV skhnaV".

102 Здесь показано — конечно, лишь в размере выписок Фотия — дальнейшее развитие политики Атаульфа в отношении империи (см. прим. 100). Король везеготов, поняв, что Гонорий (повидимому, из-за сопротивления Бонифация, распоряжавшегося хлебородной Африкой) не в состоянии выполнить обещание о присылке зерна в южную Галлию, решил жениться на своей пленнице Галле Плацидии. Этим актом он вступал в родство с императором, и на основе этого родства мог надеяться на поддержку хлебом для своего народа. Кроме того, браком с Плацидией он хотел причинить неудовольствие своему врагу, полководцу Гонория, Констанцию, давно претендовавшему на руку сестры императора, и обезоружить его в его вражде к везеготам.

103 Дезигнированный (designatus, disignatoV) — заранее намеченный, назначенный к какой-либо должности до вступления еще в нее. В данном случае говорится о том, что Констанций был назначен к званию консула (upatoV) на какой-то ближайший год.

104 Консульство Констанция на Западе и Константа на Востоке приходится на 414 г. Это было первое консульство Констанция; второе, вместе с одиннадцатым консульством императора Гонория, было в 417 г.; третье, вместе с девятым консульством императора Феодосия II — в 420 г.

105 Гераклиан был правителем Африки после того, как, являясь приверженцем Олимпия, главы партии, сплотившейся вокруг Гонория для борьбы со Стилихоном, совершил казнь над последним 23 августа 408 г. Гераклиан, управляя Африкой и, соблюдая верность Гонорию, не допускал доставки хлеба и Италию и тем самым окончательно ослабил Алариха во время его походов на Рим. В 413 г., пользуясь политическими трудностями, возникшими в связи с появлением узурпаторов (Иовин, Себастиан) и враждебными действиями везеготов, Гераклиан с флотом отправился из Африки на захват Рима. Эта экспедиция не удалась; флот Гераклиана был разбит, сам он бежал в Карфаген и вскоре погиб.

106 См. прим. 32.

107 Две тысячи ливров (discilai litrai) равны (см. также прим. 32) 20 кентинариям, т. е. здесь названа та же сумма, которая упомянута несколько выше, в отношении золота, оставшегося после смерти Гераклиана.

108 Констанций, пользовавшийся силой и влиянием при дворе Гонория по причине своих военных заслуг в Галлии, просто вынудил императора отдать ему имущество погибшего Гераклиана, неудачно покусившегося на власть. Вступление в консульство требовало чрезвычайных расходов: надо было пышно обставить первый публичный выезд, устроить игры для народа, не жалея бросать золотые монеты в толпу и раздавать подарки друзьям (обычно преподносились так называемые диптихи, т. е. двустворчатые складни из слоновой кости с резным изображением консула в праздничных одеждах, с атрибутами его сана).

109 Констанций (Flavius Constantius) — магистр армии, трижды консул и патриций, был (под именем Констанция III) соправителем Гонория в течение семи месяцев, с 8 февраля по 2 сентября 421 г. Как император он ничем себя не проявил, но играл в империи крупную роль как военачальник, начиная с 411 г. На него легла нелегкая обязанность защищать престиж ничтожного на троне Гонория против энергичных узурпаторов, возникавших преимущественно в Галлии, и разрешать конфликты с крепнувшим государством везеготов. Гонорий, спасенный неоднократно Стилихоном от Алариха и от Радагайса, допустил казнь своего спасителя (в 408 г.) под давлением партии противников возвышения варварских вождей в войсках империи. Вскоре после гибели Стилихона императору пришлось пережить ужас нашествия Алариха с осадам Рима и Равенны и небывалое событие — взятие варварами древней столицы (в 410 г.) Слабый и неумный император лихорадочно искал нового полководца, который мог бы служить опорой его престола среди окружавших опасностей: множились провозглашаемые войсками местные “императоры", сильно угрожали варвары. К этому времени (в 411 г.) и выдвинулся комит, затем магистр армии Констанций, “муж, обладавший военным искусством и прославивший себя во многих сражениях" (Иордан, Get., § 164). По рассказу Олимпиодора (§ 39) Констанций был родом иллириец, к города Наисса (нын. Ниш), и начал военную службу еще при отце Гонория, императоре Феодосии I. Что особенно привлекало в Констанции лиц антиварварской ориентации, так это его “римское" происхождение; он не был “варваром", следовательно — едва ли мог стать вторым Стилихоном. Предполагалось, что “римлянин" защитит империю, не ища выгоды специально для варварских частей своего войска. Орозий отчетливо отметил удовлетворение возможностью передать высшее командование вооруженными силами государства именно “римлянину": “Констанцию комиту поручена была вся эта война (имеется в виду борьба с “тиранами", т. е. узурпаторам» и с “варварами", т. е. главным образом с везеготами, — Е. С.); государство почувствовало и то, какое благо, наконец, обрело оно в лице римского вождя, и то, какую опасность до сих пор переживало оно, подчиняясь столь долгое время комитам и варваров" (Орозий, VII, 42, 2). Фигура Констанция особенно занимает Олимпиодора; он несколько раз возвращается к нему в разных частях своего сочинения (§§ 15, 16, 20, 22, 23, 26, 34, 39), являясь, таким образом, основным источником сведений о Констанции; он даже рисует портрет своего героя. Не говорит ли последнее за то, что Олимпиодор сам наблюдал, а может быть и лично знал Констанция ? Он рассказывает, как выглядел Констанций, “когда выступал в процессиях" (“en men taiV proodoiV;", § 23); эти слова вызывают впечатление, что автор как бы оживляет перед глазами виденную когда-то картину публичных празднеств, движщихся по улицам города торжественных процессий и одного из участников, едущего во главе военных отрядов полководца. “Имел [он] вид угрюмый и мрачный; пучеглазый, с толстым затылком и плоской головой, он ехал, навалившись всем телом на шею своей верховой лошади, и смотрел искоса то в одну, то в другую сторону Всем казалось, по поговорке, что у него «вид, достойный тирана»". Тем не менее добавляет автор, в свободной атмосфере пиров, он был “приятен и вежлив и часто состязался с мимами, игравшими перед столом" (§23). В дальнейшем, сложный церемониал двора и этикет, подчиняться которому должен был император, настолько сильно тяготили его, что “императорская власть ему опротивела": пользовавшийся много лет неограниченной властью военачальник тосковал по свободной походное жизни; болезнь прервала его жизнь после семи месяцев соправительства с Гонорием. Характеризуя Констанция, Олимпиодор отмечает его щедрость до брака с Галлой Плацидией и проявившееся в нем позднее сребролюбие. Карьера Констанция стоила огромных денег. Они нужны были для задаривания его приближенных, для популярности в войсках. Больших затрат требовало вступление в консульство, а Констанций удостоился этой высшей чести в империи три раза. В 414 г. он стал консулом после победы над узурпаторами Константином и Юлианом и над магистром армии Геронтием, провозгласившим императором своего сына Максима; на расходы по этому консульству Констанцию было даровано состояние покушавшегося на власть, но не успевшего в своих намерениях правителя Африки Гераклиана (§ 23). Вторичное консульство выпало на 417 г. и было связано, повидимому, с тем, что Констанций ] закрыл подвоз хлеба везеготам и принудил их отойти за Пиренеи, а затем, совершив поход в Испанию, пленил одного из крупных вандальских вождей и послал его Гонорию. До этого Констанцию удалось захватить долго беспокоившего Равенну Аттала. Могущество Констанция, почтенного уже званием патриция, заставило Гонория отдать ему в жены сестру свою, Галлу Плацидию, вдову Атаульфа, возвращенную королем Валией в Равенну. Женившись на Плацидии и породнившись, таким образом, с императорским домом, Констанций мог мечтать об императорском троне. В эти годы (после 417 г.), как отметил Олимпиодор, Констанций стал жаден до денег, которые он собирал для того, чтобы богато обставить сначала свое третье консульство в 420 г., а затем, в 421 г., и вступление на престол. Опираясь на армию, женатый на женщине, которая среди ближайших родственников уже насчитывала семь императоров (по материнской линии ее дед — Валентиниан I и ее дяди — Грациан и Валентиниан II; Феодосий I — ее отец, Аркадий и Гонорий — ее братья, Феодосий II — ее племянник), Констанций принудил Гонория сделать его своим соправителем и тот исполнил это, “почти против воли" дав ему титул августа, не признанный, впрочем, в Константинополе. Констанций недолго был императором; то, чего больше всего боялся Гонорий и его окружение в Равенне,— сила и влияние в руках варварских частей войска, объединившихся вокруг вдовы Констанция, Галлы Плацидии, — сохранилось и после его смерти. Западная империя была пронизана варварским элементом, а к нему тяготела угнетенная часть общества отмиравшего рабовладельческого государства (вспомним переход многочисленных рабов из Рима в войска Алариха, о чем писал историк-современник Зосим, VI, 3, 5—6).

110 Выше Олимпиодор рассказал, как Атаульф сначала обещал отпустить Галлу Плацидию в Равенну к ее брату, императору Гонорию, ставя условием непременную присылку зерна в южную Галлию, так как везеготы испытывали острую нужду в продовольствии; в дальнейшем Атаульф решил закрепить союз с империей — и в силу его получить хлеб для своего народа — браком на представительнице императорской семьи, дочери Феодосия I, сестре двух императоров, Гонория и Аркадия (ум. в 408 г.) и тетке императора Восточной империи, Феодосия II.

111 См. прим. 233.

112 Бракосочетание Галлы Плацидии с Атаульфом совершилось 1 января 414 г. Это событие стало широко известным. Его отметили в своих сочинениях многие близкие ему по времени писатели: Идаций, Орозий, Филосторгий, Проспер, Марцеллин Комит.

113 Город Нарбонна (древн. Narbo, важный военный и торговый пункт римлян близ южного побережья Галлии) был главным городом провинции Галлии Нарбоннской. В начале V в. Нарбонна уже ускользала из-под власти империи, но, будучи древним галло-римским городом, была избрана для свадебных торжеств, которые знаменовали союз варваров с римлянами. Иордан, упоминая об этом браке, который он неправильно связывает с одним из италийских городов в провинции Эмилии, добавляет, что “народы, узнав об этом союзе, должны были еще больше бояться империи, которая оказалась как бы присоединенной к готам" (“ut gentes, hac societate conperta, quasi adunatam Gothis rem publicam efficacius terrerentur". Get., § 160).

114 Этот знатный в Нарбонне человек, по имени Ингений, описан, надо думать, у Орозия. Современник событий начала V в. (он закончил свое сочинение “История против язычников" к 417 г.), Орозий внес в свой труд интересную запись (кн. VII, гл. 43, § 4—7) о беседе с одним жителем города Нарбонны (имени его он не сообщает), ездившим в Палестину для свидания с церковным писателем Иеронимом (ум. в 420 г.). Этот нарбоннец — “набожный, степенный и серьезный" — рассказал Орозию, что он выл очень близок (“familiarissimum") с королем везеготов Атаульфом, когда последний находился в Нарбонне. Нарбоннец передавал о следующих мыслях Атаульфа, которые тот не раз высказывал: он (Атаульф) “вначале горел желанием стереть самое имя Римское (obliterate Romano nomine), а всю землю Римскую (Romanum omne solum) превратить в империю готов и назвать ее таковою (Gothorum imperium et faceret et vocaret), чтобы стала, пoпpocтy говоря, Готия из того, что некогда было Романией (essetque, ut vulgariter loquar, Gothia quod Romania fuisset), Атаульф же стал бы теперь тем, чем был когда-то Цезарь Август. Однако после того как большой опыт (multa experientia) доказал, что готы никак не способны повиноваться законам вследствие необузданного своего варварства (propter effrenatam barbariem), а государству нельзя существовать без законов, ибо без них государство не есть государство (sine quibus res publica non est res publica), он [Атаульф] избрал для себя [путь]: искать славы в полном восстановлении и увеличении Римского имени силами готов; таким образом, он смог бы считаться у потомков виновником [создателем, “автором"] восстановления Римской империи, если уже ему не удалось измелить ее (habereturque apud posteros Romanae restitutionis auctor, postquam esse non potuerat immutator). Поэтому он был склонен как воздерживаться от войны [с Римом], так и стремиться к миру. . .". В передаче Орозия этой выразительной беседы сказалась точка зрения римлянина, истолковывающего на свой лад рассуждения и намерения варварского короля, который больше всего стремился, хотя бы путем союза с империей, обеспечить свое государство хлебом из богатых африканских житниц империи, но едва ли строил теории восстановления последней, да еще в силу “необузданного варварства" (так именно у Орозия) народа, к которому принадлежал сам и которым управлял не без успеха.

115en pastadi te RwmaikwV eskeuasmenh". Не совсем ясно — какое помещение автор называет словом “h pastaV" (иначе “o pastoV). Оно значит либо портик, либо атрий, либо, наконец,брачный чертог.

116 В этом описании заметно подчеркивание автором римского характера торжества: невесту поместили в “украшенный по-римски атрий", подчеркнули ее царственное состояние “царским убором" (“schmati basilikw"); жениха облекли в “хланиду" (“endedumenoiV clanida") и “другие римские одеяния" (“kai thn alhn Rwmaion esJhta").

117 Атаульф обладал сокровищами, захваченными войском Алариха во время трехдневного разграбления Рима, взятого 24 августа и оставленного Аларихом 27 августа 410 г.

118 Эпиталамии (ipiJalamioi — род стихотворной свадебной речи, содержавшей (в позднеримское время) восхваление жениха и невесты, их родителей и-предков.

119 См. прим. 57. — В 414 г. Аттал, уже сыгравший унизительную роль марионетки-императора при Аларихе, искал милости и возвышения при дворе его зятя, Атаульфа.

120 Автор подчеркнул своеобразное объединение “варваров" и вошедших в их среду “римлян", примыкавших к кругу лиц около Галлы Плацидии.

Текст воспроизведен по изданию: Олимпиодор. История // Византийский временник т. 8, М. 1956

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.