Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НИЗАМ-АД-ДИНА ШАМИ

Автор Зафар-наме Низам ад-Дин Шами родом из пригорода Табриза Шамб-и Газани 1 или Шама. По названию этого пригорода он и получил свою нисбу. Чревычайно скудные сведения о нем содержатся в немногочисленных источниках 2.

В 795/1392-93 г. Низам ад-Дин Шами находился в Багдаде. В том же году при осаде Багдада Тимуром он поступил к нему на службу. В 804/1401-02 г. Тимур поручил Низам ад-Дину Шами составить официальную историю своего царствования, причем написать ее следовало простым, ясным и четким языком без чрезмерной витиеватости и стилистических украшений. Источниками для этого сочинения послужили официальные документы, записи писцов (по свидетельству источников, последние со времени захвата власти Тимуром всегда находились при нем), дневники — описания отдельных походов Тимура, подобные дневнику Гийас ад-Дина Али, устные сообщения участников походов Тимура, его сподвижников, а также рассказы самого Тимура. В 806/1403-04 г. Низам ад-Дин Шами окончил свою историю, доведя ее до начала месяца рамазана этого года, т. е. до 13—22 марта 1404 г., и преподнес Тимуру. Тот одобрил сочинение и назвал его Зафар-наме — «Книга побед» 3.

Зафар-наме — первая полная официальная история Тимура 4. Влияние этого произведения на сочинения последующих авторов было очень большим. Они все безоговорочно принимали его план и композицию. Произведение Шами дало начало «официальной версии истории Тимура», которую продолжили Хафиз-и Абру и Шараф ад-Дин Йезди. Хафиз-и Абру целиком включил его в свой огромный свод по истории [102]Маджму'а 5. Шараф ад-Дин Иезди также использовал это произведение в качестве первоисточника, дополнив, однако, сведения Шами данными, заимствованными из не дошедшей до нас уйгурской .хроники, из дневника Гийас ад-Дина Али и большого числа официальных документов, опущенных почему-то Шами. В связи с этим некоторые события изложены у него более детально. Впоследствии сочинение Зафар-наме, написанное Иезди, получило широкую известность и вытеснило одноименный труд Низам ад-Дина Шами.

Зафар-наме Шами — очень интересный и ценный источник, посвященный Тимуру и охватывающий период в 46 лет — с 760/1358 по рамазан 806/март 1404 г. Название «Книга побед» точно передает содержание сочинения, представляющего собой политическую историю царствования Тимура, летопись его походов и завоеваний.

Шами не употребляет этнического названия «киргизы» и термина «Киргизстан». Он говорит о моголах и Моголистане. Известно, что авторы XIV и XV вв. объединяли под именем моголов не только собственно монголов, но также и другие народы, жившие на территории Моголистана (Семиречье, Восточный Туркестан), среди которых, несомненно, находились киргизы или их предки, а также те народности, которые впоследствии вошли в состав киргизского народа. Территория современного Киргизстана, как известно, целиком входила в состав тогдашнего Моголистана. Шами весьма подробно и обстоятельно описывает походы Тимура в Моголистан, маршруты которых пролегали через Киргизию, так как через ее горные долины шли кратчайшие пути в Восточный Туркестан. При этом им упоминается ряд местностей, рек, проходов и долин, названия которых сохранились до сего дня почти без изменения.

Сведения, приводимые Шами, имеют определенное значение для выяснения исторической географии Киргизии, а также военно-политических событий, происходивших на ее территории. Перевод извлечений выполнен по тексту Зафар-наме, изданному Ф. Тауэром 6. Для примечаний были использованы следующие источники: «Аноним Искандара» (АИ), рук. ЛО ИВАН С 381 (датирована 10 рамазана 902/12 мая 1497), Зафар-наме Шараф ад-Дина Али Иезди (ЗН) и Матла' ас-са'дайн Абд ар-Раззака Самарканди, рук. ЛО ИВАН С443 (датирована 25 зу-л-ка'да 952/28 января 1546 г.; копия с автографа) (Абд).

 

НИЗАМ АД-ДИНА ШАМИ

КНИГА ПОБЕД

ЗАФАР-НАМЕ

/стр. 61/ Рассказ о бегстве эмира Мусы после захвата Балха [Тимуром]...

/стр. 64/ После того как произошли эти события, Сахибкиран 7 в 773 (1371-72) г., что соответствовало году Свиньи, поведя войска, [103] отправился, чтобы произвести благословенное нападение. Овладев Могольским вилайетом, он отдал [его] Урунг-Тимуру, когда тот покорился, и, отправившись в обратный путь, пришел на свое место.

В те же самые дни пришло известие, что Кепек-Тимур взбунтовался. Тимур повелел, чтобы Бахрам и Аббас-бахадур, поведя войска, выступили против него. Когда они подошли к мятежнику, [их] воины замыслили вероломство и, стакнувшись с Тизакчи, эмиром сотни, давним недругом Бахрама, вознамерились схватить Бахрама. Он (Бах-рам) узнал об этом умысле и, приняв меры для собственной безопасности, рассказал [об этом] эмирам, что были с ним [в походе]. Исходя из потребности времени, они заключили мир с врагами. На обратном пути они казнили тех людей, что замыслили измену, и возвратились.

Тимур разгневался, немедленно сел на коня и выступил против войск врага. Узнав [о его выступлении], они (враги) тотчас бежали, рассеявшись в разные стороны, поскольку не имели сил для сопротивления. Победоносные войска, преследуя их, гнали [их] до местности Саякиз-Иагач и возвратились, захватив пленных и многочисленную добычу...

 

/стр. 69/ Рассказ о походе Тимура против моголов и его сражении. с Камор ад-Дином

Первого [числа] месяца ша'бана [7]77 (26 декабря 1375 г.), соответствующего году Зайца, Тимур выступил в поход, решив [напасть] на моголов, и остановился в местности Кат(а)ван. В ту пору снег и дождь достигли такого предела и стужа дошла до такой степени, что кровь замерзала в жилах, и по причине этого погибло много людей и скота. Люди лишились имущества, добра, лошадей и мулов.

Поскольку дело обстояло таким образом, Тимур возвратился в Самарканд и оставался на месте в продолжение двух месяцев.

Первого [числа] месяца шавваля (23 февраля 1376 г.) он, вновь отдав приказ о снаряжении войск, привел победоносные войска в порядок. Назначив в авангард 8 эмирзаде Джахангира, [он] отправил при его стремени Шейх-Мухаммада и Адил-шаха. Когда они дошли до местности Джарунка, они послали на разведку одного человека. Он, отправившись и разведав, сообщил: «Камар ад-Дин собрал войска в местности Кок-Тепе, но он не ведает о вашем движении и ожидает Хаджи-бека».

Вышел указ, чтобы авангард спешно выступил, а сам [Тимур] отправился следом. Когда Камар ад-Дин узнал о его приходе, он не счел возможным оставаться на месте. А так как он владел неким местом, обнесенным стеной, которое называют Барка-йи Гуриан, и там протекают три большие реки, то он, перейдя через две реки, остановился у третьей и на дорогах устроил завалы.

Подошел эмирзаде Джахангир, с великой пышностью и с многочисленным и выстроенным в боевом порядке войском, и остановился насупротив. Камар ад-Дин в ночной темноте [еще] обольщался [своей мощью]. Когда же настало правдивое утро, и войска непрестанно подходили, и он воочию увидел их многочисленность, — ужас и страх овладели им, и он обратился в бегство. Бахадуры, пустившись преследовать, [104] перебили многих из его войска. Когда солнце поднялось, подошел Тимур с войсками центра 9 и отправил вслед за врагом эмира Дауда, эмира Хусайна и эмира Уч-Кара-бахадура. Они отправились согласно приказу, и эмир Хусайн утонул в реке 10. Они разграбили могольские войска и доставили в Самарканд их добро и скот. Тимур с намерением окончательно уничтожить врага дошел до Байтака.

Затем он послал вперед эмирзаде Джахангира, чтобы тот, усердствуя в поисках Камар ад-Дина, схватил его. [Джахангир], отправившись согласно приказу, разграбил Уч-Парман. Камар ад-Дин укрылся в горах, /стр. 70/ когда он увидел его (Джахангира) стяг и бунчук, он бежал. Захватив дочь 11 эмира Шамс ад-Дина, [Джахангир] отправил гонца и уведомил, что прибыли Буйан-ага и Дилшад-ага.

Тимур в течение 53 дней находился на своей стоянке. Получив это известие, он немедля откочевал и подошел к эмирзаде Джахангиру выше Кара-Касмака. Эмирзаде преподнес [Тимуру] Дилшад-агу вместе с неподдающимися учету и исчислению отарами овец, что были захвачены в качестве добычи. Они, откочевав оттуда, спустились к Ат-Баши 12 и остановились в местности Арпа-Йазы 13. Откочевав оттуда и пройдя вилайет Йасы, [Тимур] пришел в Узгенд.

/стр. 71/ Рассказ о походе Тимура на Хорезм в третий раз 14

...И послал против Камар ад-Дина эмира Сары-Бугу, Адил-шаха, Хитай-бахадура и Ильчи-Бугу с [войском в] 30 тысяч человек, сам,. счастливо оседлав коня, направился в Хорезм и дошел до Си-Пайе...

...Когда Адил-шах обнаружил, что в области никого нет, он схватил Хитай-бахадура и Ильчи-Бугу, стакнулся с Сары-Бугой, и они восстали. Собрав свой иль и войско, они осадили крепость и укрепления Самарканда... Когда они сообразили, что не из тех людей, которые могут ему 15 противостоять, то, бежав, ушли в узбекский вилайет и нашли приют у Урус-хана. В то время когда Урус-хан отбыл на летовье, они также проявили по отношению к нему вероломство и предательство, доказав свою дурную сущность. В конце концов они повели войска и разбили Урус-хана...

/стр. 72/ Итак, когда они совершили это вероломство, то направились к Камар ад-Дину и побудили его к смуте и бесчинству. [105]

Рассказ о вторжении Камар ад-Дина в Узгенд и извещение [об этом] Омар-шейхом Тимура

Камар ад-Дин, поведя войска, вошел в Андуган. Под руками имелась тысяча [племени] «адак с войском. Эмирзаде Омар-шейх послал сообщить Тимуру, что большой толпою пришел сильный враг и перевернул Андуган вверх дном. Тимур тотчас же оседлал коня и, двигаясь ночью, достиг местности Ат-Баши.

Камар ад-Дин, отправив своих домочадцев в другое место, сел в засаду с 4 тысячами снаряженных людей. В конце концов он бежал. Победоносные войска ушли за ним следом, но ничего не узнали о его иле и курене. В это время войска разбрелись с целью грабежа и добычи, и при Тимуре осталось около 5 тысяч славных воинов, таких, как эмир Муаййад, Хитай-бахадур, Ак-Тимур-бахадур, Шейх-Али-бахадур и другие. И они также направились грабить в края мятежника, а с Тимуром осталось не более 200 человек. Выждав удобный момент, неожиданно подошел Камар ад-Дин со снаряженным войском. В таком положении Тимур не узрел иного средства, кроме твердости [духа], мужества и упования на помощь бога. Он построил в боевом порядке 16 тот малый отряд, ободрил их и сказал: «Победа и торжество— не в большем числе войск, а в милости и помощи божьей. Будьте мужественны, ибо, если мы проявим малейшую нерадивость, дело будет кончено». Все самоотверженно ринулись вперед и, напав [на врага], завязали великую битву. Воистину, они отдали долг мужеству и смелости, отомстили врагу-зложелателю и, сопутствуемые победой и успехом, обратили в бегство его войско.

/стр. 73/ Тимур вновь оседлал жоня и, сражаясь с Камар ад-Дином в Санкиз-Йагаче, обратил его в бегство... и возвратился из Ата-Кума 17.

/стр. 74/ И по этой причине 18 Тимур приложил много стараний и усилий, чтобы искоренить и уничтожить Камар ад-Дина. Он приказал эмирзаде Омар-шейху 19 вместе с Ак-Буга-бахадуром, Хитай-бахадуром и именитыми эмирами отправиться на поиски [Камар ад-Дина] и по мере сил и возможностей усердствовать в его поимке. Они отправились согласно его (Тимура) повелению и, настигнув его в горах Кура-Тау, вступили в сражение. В конце концов они, одолев, прогнали его, а из его вилайета привели несчетную добычу и полон. Когда они возвратились, Тимур опять выступил в поход и послал в авангард эмира Мухаммада, Аббас-бахадура и Ак-Буга-бахадура. Они ушли согласно приказу и в Иссык-Куль-Боом 20 подошли к Камар ад-Дину. Мужественно сражаясь, они еще раз обратили его в бегство и повернули обратно, разорив его вилайет...

 

/стр. 106/ Рассказ о приходе войска Инга-тюри и cpаженuu [с ним] эмирзаде Омар-шейх-бахадура и эмиров в местности Чулак

...В это время 21 пришло известие, что Инга-тюря из Моголистана, забыв обязательства благодарности и порушив договор и соглашение, [106] вторгся в пределы государства и разоряет вилайет, Эмирзаде Омар-шейх выслушал это сообщение и пришел к городу Ходженду с узгендским войском. Когда враги узнали [об этом], они направились из Чакишмана в Узгенд. Эмирзаде тотчас же повернул обратно с намерением преградить дорогу врагу. В местности [у] реки Аксай они увидели тучи войск 22 друг друга и остановились, охраняя место переправы. Река была между ними. Несколько дней они шли по [своим] берегам напротив друг друга. Однажды ночью Инга-тюря применил военную хитрость: оставил на том месте, где он расположился, тысячу человек и приказал, чтобы они, устроив много костров 23, зажгли их. [Сам] же он, отыскав брод, переправился и выстроил ряды войска. Эмирзаде Омар-шейх, выступив ему навстречу, сражался с большой доблестью, но в .конце концов отошел в свою крепость.

Инга-тюря хотел, осадив крепость, захватить ее окрестности. Сопутствуемый счастьем эмирзаде, обнажив меч мужества на ристалище усердия, вышел (из крепости] и, уповая на бога, завязал бой...

/стр. 107/ Врагов было много, а войско эмирзаде малочисленно. Он рычал, подобно льву, и разрывал ударами копья и меча груди врагов. В это время Таваккул-бахадур, обнажив меч, рассек вражеский строй и, подхватив под уздцы лошадь эмирзаде, вывел его с поля брани. Инга-тюря, не признав разумным стоять на месте, повернул. Некоторые последовали [за ним], но большая часть его войска спешилась и захватила не поддающуюся счету и исчислению добычу... Тимур отправил Худайдада, Омар-бахадура и Шейх-Али-бахадура с достаточным войском преследовать врага. Они ушли согласно повелению, перебили многих из них и, сопутствуемые победой и успехом, возвратились из местности Булан 24.

 

/стр. 112/ Рассказ о походе Тимура на войну с Токтамыш-ханом

/стр. 114/ В это время 25 пришло известие, что Мулук и Хаджибек 26 восстали и собираются в Хорасане. После размышления и обдумывания Тимур вернул эмирзаде Миран-шаха и отправил в Хорасан, а сам вознамерился лично направиться в вилайет узбеков. Нойоны и эмиры собрались и доложили: «Правильнее [было бы], если бы мы сначала пошли на Инга-тюрю и устранили бы его зло, а затем направились бы в сторону узбеков». Тимур согласился с их речами. Они выступили в поход, направляясь через Бури-Баши, и прошли Тубалик-Курук. А Тимур прошел через местность Ур-Таг. Два-три дня войска претерпевали немало трудностей от безводья и испытывали бесконечные [107] бедствия и лишения — шел месяц томуз 27. Вдруг счастливая звезда [судьбы] пришла на помощь, они достигли места, где под травой увидели лед и снег и нашли холодную и годную для питья воду. Люди обрели покой и напоили лошадей. Пустившись в путь, они дошли до местности Туграуут, там они решили устроить охоту на диких ослов и поймали много зверья.

Еще раньше в местность Улан-Чарлык и Чапар-Айгыр пришли Улан-Буга и Инкаджак с тысячью воинов. Оли разыскивали племя барын 28, чтобы подчинить тот вилайет Инга-тюре. Сторожевые отряды 29 правого крыла 30, выступив, ушли. Мирак и Пир-Али встретились с ними. Произошло сражение, враги тотчас обратились в бегство и рассеялись, униженные и посрамленные. Эмиры вернулись к Тимуру, привели с собой одного пленного и допросили [его]. Он сказал: «Бунтовщики сидят в местности Урунг-Иар». Тимур тотчас же [избрал] из всего войска Шейх-Али-бахадура и Ику-Тимур-бахадура и, отправив их в набег 31, приказал: «Постарайтесь в местности Урунг-Иар настигнуть Инга-тюрю, мы же, двигаясь ночью, подойдем вслед за вами».

Когда Тимур отправился, проводник 32 ночью ошибся дорогой, и на другой день утром они прошли через Сан-Салыг. На третий день они остановились в местности Кок-Сали. На четвертый день они пришли в местность Ай-Акуз 33 и там, собрав царевичей, нойонов и эмиров, устроили совет. Он (Тимур) отправил Омар-шейх-бахадура, сделав его [отряд] авангардом и назначив [ему] проводником Джалала. И лично сам, командуя войском, поднялся на Кара-Гучур, пройдя через местности Кара-Тау, Шипар-Тау 34, Кураган и Иарлагу.

Эмирзаде Омар-шейх-бахадур согласно приказу шел со своими войсками через горы и пустыни. Везде, где им случалось встретиться с врагом, они сражались и, одолев с помощью божьей, проходили. В местности Кубаг они учинили жестокое сражение и, разграбив вилайет врага и изгнав оттуда Инга-тюрю, захватили беспредельные и неисчислимые богатства и скот. Они забрали много лошадей, мулов и верблюдов и повернули обратно, пленив луноликих девушек и подобных гуриям красавиц, /стр. 115/ В местности Акта-Диктур они пришли к Тимуру.

А еще раньше их ушли Шейх-Али-бахадур и Ику-Тимур-бахадур. Так как от них до самого последнего времени не поступило никакого известия, Тимур приказал Омар-шейх-бахадуру отправиться на розыски. Он, отправившись одной дорогой, дошел до местности Ит-Ичмаз Ала-Куль, они же пришли к Тимуру по другой. При Омар-шейх-бахадуре было не более 50—60 нукеров. Неожиданно показались 800 человек из вражеского войска и предстали перед ними 35. Великий эмирзаде, испросив силу и поддержку у всеславного бога, учинил нападение на них, и произошло ожесточенное сражение. Эмирзаде воздал в тот день долг мужеству, так что ангел восхвалил его мощь, а рок [108] и судьба кричали «браво» его могуществу и силе. Пир-хаджи, сын Тиланчи, проявил в этом бою много отваги, одним нападением он сметал [целый] отряд и одним ударом гнал всех стоявших перед ним [врагов]. Вдруг он был взят в плен ударом стрелы несчастья из засады рока и испил напиток смерти. Эмирзаде Омар-шейх-бахадур мощными ударами рук отваги и счастья одолел врага, обратил в бегство и многих перебил. Он разграбил их имущество и стада и привел к Тимуру табуны лошадей и отары овец.

Некоторое время Тимур оставался в Кара-Гучуре, чтобы лошади откормились, и соизволил разделить между всеми войсками захваченное имущество. [Затем] Тимур, отрядив в набег Джахан-шах-бахадура, Омар-бахадура и Уч-Кара-бахадура с 30 тысячами людей, отправил их в сторону Иртыша на поиски врага. Они шли согласно приказу, пока не достигли Иртыша. Разграбили жителей вилайета, захватили беспредельные и неисчислимые богатства и, согнав все население вилайета, передали его эмиру Ла'лу, который привел [его] в Самарканд.

Тимур, откочевав, прошел через Чукучун, не задерживаясь, прибыл в местность Эмил-Гучур и стал лагерем в Сарай-Ордуме. [Там] он, собрав нойонов, эмиров, царевичей и управителей 36, устроил курилтай. Вышел приказ, чтобы привели всех проводников и, расспросив о дорогах, занесли [сведения] в реестры 37. [Тимур] вместе с эмирами кошунов и туманов постановил, собрав войска, соединиться в местности Юлдуз.

Омар-шейх-бахадур выступил, собрав свои отряды и войско и избрав счастливый час. Тимур приказал, чтобы Бурхан-оглы был проводником, а Буйан-Тимур — его спутником. Поэтому они в благословенный час и в благоприятный день оседлали коней и прибыли в местность Тубшин Индур и Кара-Ходжа 38. Войска производили набеги по всем сторонам и краям. Джахан-шах-бахадур и Шейх-Али-бахадур пустились в путь с нукером Сункура и прошли через Кара-Урт.

Другой дорогой отправился Осман с 20 тысячами людей и с эмиром Джалалом, который стал проводником. Они ушли, выйдя на дорогу через Суксаган, Сукур-Лагу и Кок-Йар.

Худайдад-бахадур 39 /стр. 116/ и Мубашшир вышли на другую дорогу. Враги числом 20 тысяч с проводником по имени Кумартагу [109] отправились через Уруджку и дошли до местности Бикут. Там эмиры упорно сражались с бул(а)гачи-далкар 40, всю ночь и весь день оставались там же. В конце концов они, сокрушив их и разграбив вилайет, повернули обратно.

Тимур, взяв [с собой] центр войска и сделав проводником Калантуджи 41, выступил и отправился налегке, [без обоза], с отборными войсками. Он дошел до местности Сычкан-Дабан и, обнаружив там иль и вилайет 42 бул(а)гачи, приказал, чтобы [воины] перебили все, что смогут, а остальное разграбили. В руки победоносного войска попало беспредельное и неисчислимое количество добра. Тимур, приведя в порядок войска и пустившись в путь, сказал эмиру Йадгару, эмирзаде Сулайман-шаху, Гийас ад-Дин-тархану, эмиру Шамс ад-Дину и Той-Буга-шейху: «Это место, которое прежде было вражеской округой, станет отныне вашим местожительством и юртом». Согласно приказу, они, устроив там стоянку, занялись землепашеством и благоустройством.

Победоносные войска, откочевав оттуда, прошли через местность Ур-Дабан и, переправившись через Ила, дошли до Сють-Куля и Чичаклика, [где] обнаружили многие народы 43 и захватили бесчисленное добро и добычу. Они отправились в путь, двигаясь по равнине, и старались-разузнать о положении бул(а)гачи и салучи. Эмиры и нойоны, оседлав коней, прошли через местность Мулгу-Тау, сразились с Хызр-ходжа-огланом и наседали на врага до тех пор, пока, выбившись из сил, не заключили [с ним] договор и соглашение.

Шах-Малик-тархан убежал оттуда. Он, направившись в пустыню, в местности Ника-Тау удостоился целования августейшего ковра и доложил о своем деле. Тимур гнал [коней], не делая различия между днем и ночью, пока, выйдя через Куказ, не дошел до местности Юлдуз. Эмир Йадгар и старшие эмиры удостоились там аудиенции. Снарядив обоз 44, [обеспечив] запасы 45 и взяв отборные войска, он (Тимур) прошел через проход Кара-Тур и разыскивал врага 46, пока не пришел в Кара-Булак. Пройдя Тир-Таш, он обнаружил неприятеля и остановился.

Врагов обуял великий страх, и ночью они повсюду пустились в бегство. С одной стороны многие из беглецов встретились с эмирзаде Омар-шейхом; эмирзаде, окружив их, всех разграбил, а тому, кто взялся за оружие, отделил голову от тела. А с другой стороны, Джахан-шах-бахадур и Шейх-Али-бахадур грабили всякого из врагов, кого находили. Тимур, преследуя неприятелей от Кутал-Наурина до Кара-Таш-Кийа, настиг их в местности Кулан-Кутали и одним ударом обратил в бегство. Войскам досталась многочисленная добыча и бессчетное [110] имущество. Откочевав оттуда, Тимур пришел в Джалыш 47 и, разделив все то имущество и добро, роздал [его] войску. Повернув обратно, он возвратился через Качаура-Тау и Билджир /стр. 117/ и остановился в Юлдузе. Войска, что были рассеяны по сторонам и краям, собрались в этом месте.

Тимур, отправив гонца, приказал эмирзаде Омар-шейх-бахадуру немедля отправиться в сторону прохода 48. Тот согласно 'приказу тотчас же выступил и проследовал через проход. В пути он встретился с Кубалаком, который был из числа его врагов, схватил его, предал смерти и разграбил его вилайет. Откочевав, он прошел через местности Уч-Парман и Кузан. И, войдя оттуда в Кашгар, пошел на Узгенд и присоединился к победоносным войскам. Когда они (войска) пришли в Улуг-Юлдуз, они там остановились. Некоторое время они предавались веселью и удовольствиям. Он (Тимур) осчастливил эмиров и шарифов халатами, поясами и наградами, средних и меньших [по чину и роду] — прощанием и почетом и все войско — рядовых и знатных — наградами, дарами и многочисленными милостями. Оставив в той местности обоз и назначив управлять [им] Джахан-шах-бахадура, он отправился в Самарканд 15 ша'бана (10 июля 1389 г.) и 7 рамазана (30 августа) счастливо и при благоприятном гороскопе расположился в городе...

 

/стр. 169/ Рассказ об отправлении Тимуром сына Хызр-ходжа-оглана к. отцу и о сватовстве к дочери [Хызр-ходжи]

В ту пору, когда Тимур сделал Самарканд местом пребывания августейших знамен и по сердечному желанию собрался с детьми и царевичами, [в нем] забилась жила щедрости и облако благосклонности начало изливаться дождем милостей. Проявлением той милости [явилось то, что] он отправил наконец сына Хызр-ходжа-оглана 49 к отцу и пожаловал ему разного рода царские подарки и устроил ради него разнообразные пышные церемонии. Вместе с ним он отправил Гийас ад-Дин-тархана и по случаю своего сватовства к дочери Хызр-ходжа-оглана послал изрядно диковинных животных и редкостных вещей...

/стр. 170/ Рассказ о движении победоносных знамен в сторуну владений Синда и Хиндустана

...Зиму он (Тимур) провел в Ахангаране, отправил в Моголистанский вилайет эмирзаде Мухаммад-султана и приказал, чтобы он заселил линию границы и чтобы засеяли поля и возвели постройки...

/стр. 171/ 3-го [числа] месяца зу-л-хиджжа (17 августа 1398 г.) он (Тимур) принял послов, которые прибыли от Тимур-Кутлуг-оглана 50, [111] эмира Идигу 51 и Хызр-ходжа-оглана, устроил пир и одарил [их] почетными халатами, шапками и поясами. Они исполнили [свое] посольство, состоявшее в следующем: «Все мы рабы, слуги и взращенные милостями его величества. И ежели доселе рубец вражды безобразил лицо нашей искренней дружбы, то затем в зеркале разума мы увидели скверну этого и перестали стоять на том. Если его величество — убежище халифства, следуя божеским качествам, прочтет над нашими грехами стих “Прощает Аллах то, что прежде делалось" 52, то впредь мы не сойдем с широкой дороги службы и не поднимем головы с порога повиновения» *** 53. Тимур провел каламом прощения по страницам их грехов...

 

/стр. 212/ Рассказ о походе Тимура в Ирак и Азербайджан после возвращения из Хиндустана

/стр. 213/ Еще такое [было], что эмирзаде Искандар-бахадур» сын эмирзаде Омар-шейх-бахадура, несмотря на [свою] молодость, повел войска в Моголистан. Всевышний бог сделал его победителем над врагами, он сокрушил их войска и захватил владение своего великого отца. Еще (и] такое [было], что скончался Хызр-ходжа-оглан,. обладавший совершенной степенью и величием и многочисленным войском, и в отношении к Тимуру он был другом и доброжелателем. После его [кончины] его сыновья по причине [наущения] скверных людей, домогаясь отцовского места, обнажили друг против друга мечи. В конце концов, когда люди и область были разорены, они бежали...

Комментарии

1 В этом пригороде находилась гробница Газан-хана.

2 Сам Низам ад-Дин говорит о себе три раза (Шами, стр. 11, 139 и 227, см. список сокращений). Шараф ад-Дин Йезди замечает только, что Шами принимал участие в. празднестве, происходившем около Ардебиля 1 шавваля 806 (12 марта 1404 г.) и читал-хутбу в присутствии Тимура. Указывая, что Шами был одним из лучших стилистов-своего времени, Иезди сообщал, что после этого празднества Тимур разрешил Шами возвратиться на родину. Абд ар-Раззак Самарканди упоминает Низам ад-Дина Шами дважды .в главах о взятии Багдада в 795/19912-93 г. и Халеба в 803/1400-01 г. Эти же сведения встречаем мы и у более поздних компиляторов.

3 Сочинение известно также под названием Зафар-наме-йи Хакани — «Книга побед великого государя».

4 До Низам ад-Дина Шами уже делались попытки написать историю царствования Тимура. Помимо указанных выше источников Шами имел в своем распоряжении прозаическую историю, которая чем-то не понравилась Тимуру (см.: Шами, стр. 10—11)... Йезди, Фасих Хувафи и Абд ар-Раззак упоминают эпическое стихотворное сочинение Джуш ва Хуруш некоего Сейид-шейх-Махмуда Занги-аджама и приводят выдержки из него (см.: Абд, л. 2Э6а; Муджмал-и Фасихи, рукопись ЛО ИВАН, В 709, л. 391б. ЗН. t.i, стр. 23-25).

5 Этот свод Хафиз-и Абру собрал по приказу Шахруха, включив в него ряд произведения. Для заполнения пробелов между ними им были сделаны вставки и дополнения. Поскольку Зафар-наме вошло в его свод, он дописал его, доведя до смерти Тимура.

6 См. в списке сокращений Шами.

7 Сахибкиран — «обладатель счастливого сочетания двух светил» — один из титулов Тимура. В дальнейшем все его титулы и эпитеты опускаются и заменяются именем Тимур.

8 В тексте: мангалай.

9 В тексте: кул.

10 Букв.: «Смерть схватила эмира Хусайна за ворот и погрузила в воду, так что он погиб».

11 Имеется в виду Дилшад-ага.

12 В исторических сочинениях, посвященных Тимуру и его преемникам, так называют реку — южный приток Нарына — и долину этой реки, которая благодаря своему плодородию была одним из главных летних кочевий монгольских ханов. В Tapux-u Рашиди (стр. 321) сообщается, что Ат-Баши «находится в семи днях пути от Кашгара». Е. Бретшнейдер говорит о реке и долине, не устанавливая местоположения селения Ат-Баши (Е. Bretschneider, Mediaeval Researches..., vol. II, стр. 50, № 227). В. В. Бартольд полагает, что селение Ат-Баши, или Ат-Баш, находилось на берегу реки того же названия на месте теперешних развалин Кошой-Kypraнa (В. В. Бартольд, Очерк истории Семиречья, стр. 38).

13 Арпа и Йазы — две реки. Арпа впадает в Ала-Бугу, основной приток Нарына. Путь из долины Ат-Баши на перевал Йасы и далее на Узгенд шел через долину р. Арпа (там же).

14 Поход имел место в начале 778 (июнь 1376) г.

15 Т. е. Джахангиру, которого Тимур послал против них.

16 В тексте: йасамиши.

17 Ата-Кум в форме Аба-Кум есть в «Анониме Искандара» (см. наст. изд., стр. 123).

18 Перед этим говорится о смерти Джахангира — старшего сына Тимура.

19 Опущено славословие Омар-шейху.

20 Букв. 'Иссык-Кульское ущелье'. Слово «боом» (ср. алтайское «теснина» и т. п.) стало географическим названием ущелья Боом, Боомского ущелья (прим. ред.).

21 После месяца тир (июнь 1386 г.).

22 Букв.: «черноту войск».

23 Букв.: «огней».

24 В ЗН — Билан, местность к востоку от низовьев Сырдарьи и северо-западнее р. Сары-су.

25 В 791/1388-89 г.

26 Хаджи-бек — младший брат Али-бека Джунгурбани. Тимур, разгромив Али-бека, весьма мягко обошелся с Хаджи-беком. Во время набега Тохтамыш-хана на Мавераннахр (1388 г.) Хаджи-бек, восстав вместе с Мулук-сарбадаром, перешел на его сторону. Сын Тимура — Миран-шах — разбил Мулука, осадил и взял г. Туе. Хаджи-бек бежал в Ирак, но по дороге был схвачен в г. Семнане и казнен (З.Н., т. I, стр. 467—469).

27 Месяц сирийского календаря, соответствующий июлю.

28 В тексте: барин; у Йезди — бахрин (см. наст. изд., стр. 134, 135, 137).

29 В тексте: караул.

30 В тексте: бараунгир.

31 В тексте: илгар.

32 В тексте: качарчи.

33 Название этой местности В. В. Бартольд (Очерк истории Семиречья, стр. 82) читал как Аягуз, отождествляя его с современным географическим названием, сохранившимся в Казахстане.

34 Шипар-Тау В. В. Бартольдом (там же, стр. 82) отождествлено с позднейшим Шиберту, происходящим от монг. «глинистое место».

35 Букв.: «явили свою черноту».

36 В тексте: мудаббир.

37 В тексте: дафтар.

38 Кара-Ходжа — древний город и область в Турфане. В источниках встречается под разными названиями. Танская история говорит о китайском военном поселении Као-Чан. Китайские источники монгольского периода сообщают о Хо-Чжо, отождествляя его с древним Као-Чан. Согласно Юань-ши, Као-Чан — государство уйгуров, а Кара-Ходжа — один из его центров. В Худуд ал-'алам и Зайн ал-ахбар город называется Чинанджкет («Китайский город»). Причем, согласно первому источнику, он является столицей тогузгузов (см. наст. изд., стр. 40). У Джувейни 'Кара-Ходжой называется поселение во владениях уйгуров. Последующие мусульманские авторы следуют Джувейни. Развалины Кара-Ходжи находятся в 40—45 км к юго-востоку от Турфана. Впервые их посетил Регель в 1879 г.; затем они были описаны русской экспедицией Клеменца в 1898 г. Развалины эти носят название Шахр-и Идикут («город Идикута»). См.: В. В. Радлов, К вопросу об уйгурах, стр. 98—101; Рашид ад-Дин, Сборник летописей, т. I, кн. 1, стр. 148; Е. Bretschneider, Mediaeval Researches..., vol. I, стр. 16, vol. II, стр. 30; Худуд ал-'алам в пер. Минорского, стр. 271; см. также: S. A. Stein. Ancient Central-Asian Tracks.

39 Худайдад — сын Хусайни, темник, известный военачальник и влиятельный при Тимуре эмир, участник большинства походов Тимура, атабек Халил-султана; играл видную роль в событиях, происходивших сразу же после смерти Тимура, — в его руках находились в то время все земли, лежащие за Сырдарьей, Ходженд и Фергана. Худайдад был убит в 812/1409-10 г. См. Абд, л. 2886. Сведения об участии Худайдада, сына Хусайни, в событиях см.: ЗН, т. I, стр. 473, 478, 403, т. II, стр. 12, 218 и 721—732.

40 Что такое «далкар»— неясно: племя бул(а)гачин упомянуто у Рашид ад-Дина (Сборник летописей, т. I, кн. 1, стр. 77, 121—122) как причисляемое к монголам, но прежде не называвшееся монгольским; бул(а)гачины вместе с племенем кэрэмучин жили «у самого края страны киргизов». Абулгази (Родословная тюрков, изд. Демезона, стр. 46) сообщает об уруке бул (а) гачин.

41 В тексте: туджи, может быть, тавачи (?).

42 У Низам ад-Дина Шами слово вилайат («область») употребляется часто в значении улус («народ», «удел»). Например: Ишарат фармуд та вилайат-и у куч карда масхуб-и лашкар-и мансур равана шаванд «Он приказал, чтобы его вилайет (т. е. люди), откочевав, отправились вместе с победоносным войском». См. также СМИЗО, II, стр. 108, прим. 1, где поясняется смысл выражения из Зафар-наме Шами: «...иль и вилайет врага сидели; не зная "[об этом]».

43 В тексте: иль ва вилайат.

44 В тексте: угрук.

45 В тексте: завайид, букв.: «излишки».

46 Т. е. Хызр-ходжа-оглана.

47 В тексте: Чалыш. См.: В. В. Бартольд, Очерк истории Семиречья, стр. 83; Р. Pelliot, A propose du Tokharien, t. XXXIII, стр. 265—266; Худуд ал-'алам. пео Минорского, стр. 94, 207,273—274.

48 В тексте: кахалга.

49 Имеется в виду находившийся при дворе Тимура старший сын Хызр-ходжа-оглана — Шам'-и Джахан.

50 Тимур-Кутлуг-оглан, внук Урус-хана,—хан Золотой Орды (1397—1400 гг.), был возведен на ханский престол эмиром Идигу.

51 Идигу Мангыт — в русских летописях Едигей — полновластный правитель-временщик Золотой Орды конца XIV—начала XV в. См.: В. В. Бартольд, Отец Едигея, стр. 797—804; Б. П. Греков и А. Ю.Якубовский, Золотая Орда и ее падение, ч. III, гл. 4.

52 Коран V, 96.

53 Звездочки означают пропуск стихов.

Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории киргизов и Киргизии. М. 1973

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.