Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЕ ЛА НЕВИЛЛЬ

ЗАПИСКИ О МОСКОВИИ

ПРИЧИНЫ СМЯТЕНИЯ /Г40, П40/

Составив полное описание дел в Московии, уместно показать, что смятения, которые произошли в этом государстве и которые последуют впредь, вызваны интригами царевны Софьи (она ужасно толстая, у нее голова размером с горшок, волосы на лице, волчанка на ногах, и ей по меньшей мере 40 лет)*. Ее ум и достоинства вовсе не несут на себе отпечатка безобразия ее тела, ибо насколько ее талия коротка, широка и груба, настолько же ум ее тонок, проницателен и искусен. Если бы она довольствовалась просто управлением государством и не имела бы намерения избавиться от своего брата Петра, то никто не осмелился бы встать на сторону этого юного князя (се jeune Prince) против нее.

В конце царствования Федора царевна Софья, хорошо видя, что этот монарх, одолеваемый падучей болезнью, не проживет долго, решила выйти из монастыря, вопреки установленному обычаю, согласно которому дочери царского дома должны там проводить всю жизнь, не имея возможности выйти замуж. Под предлогом того, чтобы ухаживать за братом, к которому она выказывала большую любовь, она воспользовалась случаем, чтобы вкрасться в доверие к знати, завоевать народ своими милостями и приучить и тех, и других к тому, чего они никогда не видели. Но подобный план не мог бы иметь успеха без большой партии сторонников, и она решила ее составить; изучив достоинства всех, она сочла, что нет никого достойнее, чтобы стать во главе ее, чем князь Голицын.

Так как это человек больших достоинств, происходящий, без сомнения (contredit) (В П.: бесспорно (sans contestation)), из последних (В П: младшей линии (des cadets)) литовских князей из дома Ягеллонов 1, знать казалась сначала весьма довольной этим выбором, уверяя себя, что он будет правителем лишь по имени, а они разделят всю впасть с ним. Но этот князь, имея больше ума, чем вся Московия вместе взятая, /Г41/ не взял на себя труд убаюкивать их такими надеждами, что ему и удалось после царствования Федора, закончившегося достаточно внезапной смертью. Это дало возможность [160] Хованскому (Cowanki), смелому и очень влиятельному человеку, к тому же открытому врагу Голицына 2, вырезать всю знать, которую он счел способной противостоять своему намерению /П41/ объявить себя царем, под предлогом мести за смерть своего государя, про которого он уверял, что его отравила царевна и ее фаворит. Но, считая, что он уже обеспечил себе трон (о чем пространно сказано в главе о 1682 г.) и ничего не замечая, он вскоре был наказан за свою дерзость и жестокость.

Смерть этого мятежника произвела такое впечатление, на которое Царевна и надеялась, ибо она добилась для себя регентства (la regence), по праву которого ее фавориту доверили (on confera) (она доверила (elle confera). Видимо, в П. — HF) должность великого канцлера, которую он смог так поставить, что ни у одного из подданных никогда в этой стране не было равной власти.

Царевна Софья, готовая на все, захотела для успокоения совести заменить скандальную связь с этим фаворитом на таинство брака. Вся трудность заключалась в том, чтобы избавиться от жены Голицына 3, на что этот князь не мог решиться, будучи честным по природе; к этому нужно прибавить, что он получил за ней в приданое большие имения, и имел от нее детей, которые были ему дороже, чем те, что были от царевны, которую он любил только ради своей выгоды 4.

Однако, благодаря женской хитрости, она действовала так умело, что убедила его склонить свою жену сделаться монахиней, и благодаря этому муж, согласно религии московитов, не позволяющей ему в таком случае хранить безбрачие, добивается от патриарха разрешения вновь жениться. Когда эта добрая женщина согласилась на это, Царевна более не сомневалась в удаче своих замыслов.

Трудность была в том, чтобы заставить Голицына согласиться на убийство двух царей, на которое она твердо решилась, /Г42/ считая, что этим обеспечит власть себе, своему будущему мужу и их детям. Князь (Ie prince), (П: Этот князь (се prince)) более опытный и менее влюбленный, (П: чем она) представил ей весь ужас этого замысла, и заставил ее принять другой план, более благоразумный, и, очевидно, более надежный. Он состоял в том, чтобы женить царя Ивана, и ввиду его бессилия дать его жене любовника, которого она полюбила бы на [161] благо государству, которому она дала бы наследников. А когда у этого монарха появятся дети и у царя Петра не станет больше ни друзей, ни креатур, в этом случае они повенчаются, и, чтобы их брак был признан всем миром, они добьются избрания патриархом отца Сильвестра, польского монаха (П: и (еf)) греческой веры, человека очень опытного, который тут же предложит направить посольство (В П. несколько букв зачеркнуто) в Рим /П42/ для объединения церквей. Когда это удастся, то вызовет одобрение и уважение (В П.: всеобщее уважение и одобрение). Затем они принудят Петра сделаться священником, а Ивана — громко сетовать на распущенность его жены, чтобы показать, что дети рождены ею не от него, потом постригут ее в монастырь и добьются, чтобы Иван женился вновь, но так, чтобы они были уверены, что у них не будет детей. Этим путем, без убийства и без боязни Божьей кары, они станут во главе государства при жизни этого несчастного и после его смерти, так как в царской семье больше не останется мужских наследников.

Царевна, находя равно выгодными эти замыслы, охотно согласилась и предоставила Голицыну заботу о том, чтобы добиться их осуществления. Она не предвидела, что у этого князя были другие планы, отличные от ее собственных. Присоединив Московию к Римской церкви, он, надеясь пережить царевну, не сомневался в том, что добьется от папы того, чтобы его законный сын унаследовал его власть, предпочтительно к тем, кого он прижил от царевны при жизни своей жены.

Он начал с того, что женил Ивана 5 на девушке (цари никогда не женятся на иностранках; но они приказывают, чтобы со всей России привозили ко двору самых красивых девушек, которых матери, сестры и родственницы царей посещают со врачами и лекарями, после чего они выбирают среди избранных ту, что им нравится)*, которой в качестве любовника дал итальянского лекаря, от которого она вскоре родила ребенка 6. К несчатью, это оказалась девочка; пришлось утешиться, ожидая лучшего. /Г43/ Однако друзья Петра, хорошо осведомленные о его проделках, хотели найти противоядие. Но, не чувствуя себя в силах нанести удар, они склонили на свою сторону другого князя Голицына, двоюродного брата этого, которого последний презирал за его пьянство, так как этот род не происходит из того же рабского колена, что и [162] другие, и так втерли его в доверие к юному царю, что он стал его фаворитом. Затем, под видом оказания почета, заставили великого Голицына второй раз отправиться командовать войском. Во время его отсутствия Петра женили без ведома царевны 7. Этот смелый шаг усилил партию этого монарха, и вся молодежь, отцы которой всегда проявляли склонность к царевне, [высказалась за Петра]. (В Г. опущено. Внесено из П.)

Вернувшись, Голицын увидел, что (В П.: все (toutes)) его расчеты разрушены женитьбой юного царя и беременностью его жены. Он согласился, наконец, избавиться от него, но случай был упущен, /П43/ как видно из главы о 1687 г. Он думал только о бегстве 8, что и осуществил бы, если бы не противодействие царевны, которая постоянно уверяла его, что никто не рискнет посягнуть на его власть. Его намерением было послать старшего сына с посольством в Польшу, вместе с младшим сыном, внуком и всеми богатствами, затем отправиться туда самому, в надежде получить покровительство польского короля и разрешение набрать войско в его королевстве, с которым он надеялся соединиться с казаками и татарами, чтобы добиться силой того, что он упустил из-за своей политики. Вполне вероятно, что этот замысел мог бы иметь успех благодаря большой партии сочувствующих в стране. Но царевна, не в силах решиться потерять его из виду, противилась его бегству вплоть до кануна его опалы, когда он мог еще спастись, имея в своих руках все печати, так как от Москвы до первого польского города только 40 немецких лье.

Комментарии

1 Голицыны были Гедиминовичами, происходившими от выехавшего на службу в Москву в 1408 г. Патрикия Наримонтовича. Непосредственным родоначальником считался его праправнук Михаил Иванович Голица Булгаков (ум. в 1554 г.). Сам князь В.В.Голицын, следуя принятой со времени «Государева родословца» легенде, возводил свой род к рюриковичам через легендарных полоцких князей (см. родословную роспись Голицыных, скрепленную его рукой: РГАДА, ф.210 (Разрядный приказ), оп.18, № 114. Л.1об.-2об., «князь Голицын рукою»).

2 Сообщение Невилля уникально. Сам кн. В.В.Голицын в своей челобитной, поданной царям Ивану и Петру 8.09.1682, сообщал только о «ссоре» с сыном боярина кн. Ивана Андреевича Хованского — боярином князем Андреем Ивановичем Хованским (Восстание, 1976, 119—120).

3 Князь Василий Васильевич Голицын был женат вторым браком на Евдокии Ивановне Стрешневой (умерла после 1725), дочери боярина Ивана Федоровича Стрешнева. Все дети Голицына были от второго брака: первый брак, с княжной Феодосьей Васильевной Долгоруковой, был бездетным (Голицын, 1892, 121).

4 О детях Голицына и царевны Софьи Алексеевны ничего не известно. От княгини Евдокии Ивановны у Голицына было два сына — князья Алексей и Михаил Васильевичи Голицыны.

5 Ср. донесение австрийского посла Иоганна Эбегарда Гевеля от 7-8 февраля 1684 г.: «Иван очень слабого здоровья, напротив, Петр исполнен силы, здоровья, ума и блестящих надежд. Сестра обоих, Софья, в руках которой все правление, по-видимому, навязала Ивану жену, надеясь, что он произведет потомство и тем самым устранит своего брата от надежды на престол, но на первое плохая надежда, так как Иван нездоров и недалек... Да и невозможно, чтобы долго подобные отношения братьев могли продолжаться. На стороне Петра большая часть бояр и сенаторов; только сестра Софья, 26-ти лет, великого ума и способностей, поддерживает старшего брата. Но никому не тайна, что старший по слабому состоянию умственных и физических сил, неспособен к управлению. Это признают сами бояре и частенько об этом вздыхают...» (Аделунг, 1864-2, 227).

6 Иван Алексеевич был венчан 10.01.1684 с Прасковьей Федоровной Салтыковой (12.10.1664 — 13.10.1723), дочерью Александра Петровича Салтыкова, переименованного по этому случаю в Федора и пожалованного в бояре. О ней см.: Семевский, 1883.

Дочери царя Ивана — Мария (20.03.1689), за ней последовала царевна Феодосия (1690, обе умерли во младенчестве), Екатерина (1692—1733), Анна (1693 — 1740, будущая императрица) и Прасковья (1695 — 1731).

7 Драматизируя повествование, Невилль искажает действительный порядок событий. Царя Петра венчали с Евдокией Федоровной 27.01.1689, еще до отправления В.В.Голицына во второй Крымский поход.

8 Слухи о том, что кн. В.В.Голицын «хотел спасти себя бегством из столицы», записал автор анонимной латинской брошюры (Copia, 1689; см.: Брикнер, 1879, 281).

Текст воспроизведен по изданию: Де ла Невилль. Записки о Московии. М. Аллегро-пресс. 1996

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.