Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСКАНДЕР-БЕК МУНШИ

МИРОУКРАШАЮЩАЯ ИСТОРИЯ АББАСА

ТАРИХ-И АЛАМАРА-ЙИ АББАСИ

РАССКАЗ О КАЛЛИГРАФАХ, КОТОРЫЕ В ТУ ЭПОХУ 23 БЛАГОДАРЯ KPACOTЕ [СВОЕГО] ПОЧЕРКА БЫЛИ СЛАВОЮ МИРА И УКРАШЕНИЕМ ВРЕМЕНИ

Из разряда красивопишущих, что в ту пору перечеркнули пером уничтожения письмена прочих мастеров, некоторые из писавших почерком насталик уже тогда распрощались с тленным миром. В том числе мавлана Абди Нишапури 24, мавлана Шах Махмуд Зарринкалам 25, мавлана Дуст Харати 26, сын сестры мастера Бехзада мавлана Рустам Али 27, Мансур Хафиз Баба Джан Турбати 28 и мавлана Малик Дайлами Казвини 29, что был главою каллиграфов [своего] времени. [26] Посему [здесь] речь пойдет о тех, которые еще находились в то время в оковах бытия 30.

Первым, по убеждению гератцев и всего хорасанского и иракского люда, является мавлана Махмуд-и Исхак Сийавушани 31, а вторым — Мир сейид Ахмад-и Шамриз-и Машхади 32. Оба они — непосредственные ученики мавланы Мир Али 33. В ту пору никто не писал почерком насталик с таким изяществом (нузакат) и пропорцией (андам), как упомянутый мавлана Махмуд. Гератцы считают, что его почерк лучше почерка Мир сейид Ахмада. Убеждение их основано на том, что его светлость мавлана [Мир Али] дозволил ему писать [свои] кита от имени мавланы. Однако мешхедцы не считают сей аргумент бесспорным и рассматривают эти несколько бейтов из стихотворения мавланы Мир Али как подтверждение [правоты] своей претензии:

Хваджа Махмуд хотя только малое время
был учеником сего нижайшего бедняка,
все же в отношении его не проистекло  ни одного упущения.
Однако он также не делает погрешности.
Все, что он пишет, плохое ли, хорошее ли,
он делает во имя [сего] бедняка
34.

Рассказывают, что хваджа Махмуд, услышав это стихотворение, сказал: “Мавлана ошибся, говоря [одновременно] о плохом и хорошем. [Ибо] все, что я пишу плохого, я делаю от его имени”. Если даже это было на самом деле, то все же это крайне невежливо, хотя имеет вид острого словца и шутки 35. Мешхедцы предпочитают ему Мир сейид Ахмада. Воистину, его светлость Мир не имел себе достойного среди красивопишущих и был несравненен в написании кита. Он весьма прославлен не только в Хорасане и Ираке, но и во всех горизонтах. В среде каллиграфов (асхаб-и xaтт) единодушно признают (итти-кад) совершенство его почерка. Воистину, в этом деле был он единственным, а из равных [себе] — выдающимся. Почерк его обладает всеми достоинствами, а его кита распространяют по всем сторонам и краям света, особенно в Индию, Мавераннахр и Рум. Многие, учась [27] у него, удостоились благодати [красиво писать]. Однако под конец жизни он, изменив манеру (равиш) письма, ввел новшества в написание букв, что не было одобрено людьми сведущими.

Другим из числа писавших почерком насталик в то время является мавлана Мухаммад Хусайн Табризи 36. Он — сын мавлана Инайаталлаха и брат мавлана Мухаммада Али, рассказ о котором был записан пером пояснения в разряде ученых 37. Хотя почерк насталик, коим [также] пишут в Ираке и Азербайджане, в глазах каллиграфов Хорасана не имеет сколько-нибудь большого достоинства (иттибар), и этот стиль безупречен [только] у мастеров Хорасана, однако вышеупомянутый значительно преуспел, упражняясь в почерке насталик, и выработал очень уверенную руку. То, что с [кончика] его пера изливалось на лист упражнения, было безупречно и не было вымарано исправлением. Кроме того, он был способен на большие успехи, и если бы его жизнь получила пощаду, то он перечеркнул бы пером уничтожения письмена предшествовавших мастеров. Но так как в пору юности кончик пера его бытия обломился, ущербленный роком, то белая страница его жизни оказалась не заполненной строками наслаждения. Ныне, если лист любого его упражнения появляется у кого-нибудь, то передают его из рук в руки, а ревнители этого искусства похищают его друг у друга.

Другой — Мир Муизз Каши 38, что притязал в ту пору на искусство красиво писать и [действительно] прекрасно писал. Он не занимался перепиской [книг], а работал кита. Совершенство, которое сверх меры признавали за его почерком в Кашане и Ираке, было преувеличено, так как он не сравнялся с хорасанскими каллиграфами, чьи имена были уже упомянуты.

Мавлана Баба Шах Исфахани 39 — исключение из пишущих почерком насталик в Ираке. В переписке [книг] он прославлен в четырех горизонтах. Воистину, переписчика (катиб), подобного ему, не встречалось прежде в Ираке. Да в ту пору и в Хорасане также не было [такого]. Все время он уделял переписке книг и добывал этим средства к жизни. Вельможные и сановные люди были ценителями его почерка и оказывали ему внимание и милости. Переписанных им книг было много у жителей Ирака, однако ныне они встречаются реже, ибо большую их часть, увезя во все стороны и края, продали по самой высокой цене.

Мир Садр ад-дин Мухаммад, сын мирзы Шарафа [сына] Кази Джахана. Он тоже писал почерком насталик и был из числа каллиграфов [той] эпохи. Происхождением он из казвинских сейидов Сайфи Хасани. Он, как и его брат Мир Рухаллах,— из числа знатных сейидов и достойных мужей [своего] времени. Дед его и родитель не нуждаются в рекомендациях по причине крайней известности, полноты дарования, способностей, талантов и совершенств как внешних, так и [28] внутренних. Неоспоримым аргументом сего притязания являются красочные любовные газели мирзы Шарафа 40, которые своим чрезвычайным изяществом возбудили смятение среди красноречивцев эпохи, поскольку он особенным образом нанизал [их] на нить красноречия. Его упомянутые выше благородные отпрыски, похитив мяч первенства у своих сверстников в изучении обычных наук, приобрели оба полноту прекрасных нравственных качеств и были украшены драгоценными камнями мудрости, учености и знания. Казалось бы уместным записать благородное имя его светлости Мира и его брата в разряде великих сейидов и уважаемых вельмож, однако поскольку оба они являлись в свое время людьми талантливыми и достойными, то имя его светлости Мира было записано пером пояснения в разряде каллиграфов, а имя его брата — в ряду врачей 41. Словом, его светлость Мир прекрасно писал почерком насталик и был учеником мавлана Малика Дайламй Казвини, принадлежавшего к числу признанных каллиграфов Ирака. Письму он выучился у него. Его светлость Мир употреблял [в работе] косо очинённое перо (мухаррифнавис) 42. В дни юности он писал очень изящно и со вкусом. Однако в конце жизни, по причине слабости зрения, он, оставив упражнения, удовольствовался тем, что сделал прежде. Манерой писать почерком насталик, подражанием почерковому стилю мавланы Султан Али 43 и знанием тонкостей того письма он выделялся среди [прочих] мастеров сего искусства. Он признавал письмо мавланы Султан Али более совершенным, чем [письмо] мавланы Мир Али, и подражал первому лучше прочих [каллиграфов].

Здесь в отношении красоты почерка сих двух диковин времени кажется уместным одно замечание. Вот оно: рассказывают, что в ту пору, когда мавлана Мир Али, значительно преуспев в сем искусстве, стал широко известен, неоднократно притязал он на первенствующее положение мавланы Султан Али, но люди сведущие [всегда] принимали сторону мавланы Султан Али. Однажды его светлость Мир перед тем, как отправиться к Мавлане, взял три [его] редкостных, превосходно исполненных кита, скопировал каждую и, перемешав их все между собой, пришел к Мавлане. Мавлана Султан Али стал в тупик, не зная, какая из них написана им. После длительного размышления он признал почерк мавланы Мир Али таким же совершенным, как и свой 44. Словом, его светлость Мир [Садр ад-дин] был украшен разного рода достоинствами и талантами. Годами изучая исторические книги и [29] исследуя стихи предшествовавших и современных поэтов, он составил такую антологию (тазкирэ), какие в прежние времена редко составлялись. Ежели в населенной четверти света у кого-либо появлялась мерная строка, то его светлость Мир, разузнав подробности о том человеке, включал его [имя] в антологию 45. Большинство поэтов ему писали. Но, несмотря на то что вся его жизнь ушла на сие [дело], то, к чему он стремился, не получило завершения 46. Он вложил много труда в науку музыки и музыкальной композиции (адвар) и стал [в сей области] светилом своего времени. Он виртуоз в составлении сюит (кавл) и напевов (амал), а его удивительные песенные мелодии (накшха) украшают маджлисы весельчаков и всегда на устах певцов. Во время правления, равного достоинством Искандеру 47, он был в числе приближенных и фаворитов счастливого царевича Султан Хамза мирзы 48, а во времена его величества отмеченного счастьем Шаха— тени Аллаха 49 он еще больше стал предметом благосклонного взора. Он постоянно находился при священнейшем стремени. И в одной из поездок в Хорасан он, настроив инструмент на мелодию путешествия в иной мир, подобно гонцам, делающим переход за переходом, и паломникам, направляющимся в Хиджаз, подвязав колокольчик бытия к [шее] верблюда тлена, пустился в мир вечный 50.

Мирза Ибрахйм, сын Мирзы Шах Хусайна Исфаханй 51. Он также был сыном вазира, даровитый, способный, красивопишущий. Его светлость Мирза, подобно Мир [Садр ад-дину], употреблял в письме косо очинённое перо. Однако его почерк не обладал достоинством почерка Мира. Он был щедрым, талантливым, воздержанным, непритязательным. То, что ему удавалось приобрести благодаря своему влиянию, он выкладывал на скатерть искренней дружбы. Его полный споров и шума дом [30] постоянно посещали остроумцы, поэты и близкие. То он по-барски в полном благополучии проводил время, то по [целым] неделям удовлетворялся поисками пропитания. И, сидя у двери упования на божье благоволение, получал разного рода милости от чиновных и вельможных лиц. Несмотря на это, он очень любил пошутить и был весьма общительным. В присутствии его светлости Мирзы была широко открыта дорога осмеянию острым словом, хуле и поношению как человека подлого, так и благородного происхождения. Кроме того, он притязал на [точное] понимание стихотворений и совершенное знание слов персидского языка. Трактат о персидских словах, что им составлен, ныне распространен в Ираке 52.

Кроме того, пишущие почерком насталик были в каждом сословии (табака). Например, Иса бёк, сын скорохода Мухаммада, внук скорохода Али 53; он был бесподобен в письме красками. Также Пир Будак-бёк Каплан Оглы Шамлу, что, преуспев в письме почерком насталик, был среди тюрков (атрак) выдающимся. Байран Илкалу — предводитель [племени] Арабгирлу — также писал почерком насталик. Если калам, рассыпающий амбру слов, заговорит, чтобы описать обстоятельства каждого из подобных им, то [наше] повествование затянется.

В разряде пишущих почерком талик, именно Хваджа Ала ад-дин Мансур мунши Карахруди 54 был в ту пору несравненным. Он — из числа секретарей августейшего присутствия, и имя его уже записано в ряду секретарей. Однако поскольку он был каллиграфом, то я, не задумываясь, написал о нем еще раз. Происхождением он из детей городского старшины (калантар) Карахруда. Он прекрасно подражал почерку мавланы Дарвиша и был в ту эпоху бесспорным авторитетом. Кроме того, некоторые, обладавшие умением красиво писать сим почерком, говаривали, что его почерк совершенен. Но вместе с тем он пишет не очень изящно (дурушт), а дайирэ 55 пишет крупными. Конечно, [только] в переписке документов, написании указов и грамот сия манера привлекает более всего, потому что мавлана Абд ал-Хай 56 - мунши Султана Йакуба Туркамана, что был несравненным каллиграфом в почерке талик, писал неровно и дайирэ выводил крупными и растянутыми. Так же со вкусом и хорошо он писал почерком шекестэ-йи насталик.

Мирза Ахмад, сын мирзы Аталлаха, тоже из числа каллиграфов пишущих почерком талик. Хотя первое время он, находясь в обучении у Хваджи Ала ад-дин Мансура, писал округло (кавакнавис) [31] однако впоследствии он значительно преуспел и прекрасно усвоил манеру почеркового стиля шекестэ мавланы Дарвиша 57, писавшего тупым (кунд) пером. Дайирэ его почерка не соответствуют [манере] Хваджи Ала ад-дин Мансура, неокруглы (гайр-и кавак) и вместе с тем лишены чрезмерной сочности (рутубат). Происхождением он из детей удостоенного доверием вазира времени шаха, чья обитель в райских садах 58. В ту пору, когда его отец —вазир Азербайджана и Ширвана — пользовался благосклонным вниманием шаха, чья обитель в райских садах, и благодаря всякого рода многим милостям был предметом зависти таджиков, он состоял в высочайшей ставке в числе участников маджлисов и прислуги. В круг его обязанностей входили [хранение] чернильницы, пенала для калама и очинка калама шаха, чья обитель в райских садах.

Впоследствии вмешались люди, опытные в доносах и клевете, и удалили его от милостивого взора. Длительное время он пребывал в опале. Однако всякий раз, когда писались корреспонденции в Рум, его тут же призывали, и он принимал участие в составлении писем. После болезни шаха, чья обитель в райских садах, он стал вазиром Шуштара и Хузистана. А во время правления шаха, равного достоинством Искандеру, он отправился в Хорасан с рекомендацией на вазирство при Муршид Кули хане 59. Так как он был очень заносчивым, то возбудил хорасанские события и в крепости Турбат был убит сыном своего брата 60.

Мирза Мухаммад Хусайн, сын мирзы Шукраллаха 61. Его отец был главою финансового ведомства (муставфи ал-мамалик) шаха, чья обитель в райских садах, и имя его записано в ряду вазирей 62. В почерковом стиле талик он не имел себе равного и был бесподобным и несравненным каллиграфом. Он значительно преуспел и вслед за мирзой Ахмадом довел почерк талик до предела совершенства. Он тоже следовал манере мавланы Дарвиша. Однако, по мнению покрывающего чернью сии листы, несмотря на то что они оба возвели опоры [своего] почерка на фундаменте пера мавланы Дарвиша, все же оба они пишут по-своему, а каждый из них обладает своим особым стилем (тарз), который никоим образом не уступает манере мавланы Дарвиша. Сочности в почерковом стиле мирзы Мухаммад Хусайна более, чем в почерке мирзы Ахмада. Во времена высочайшего величества он, отправившись в Хинд, находился в ряду мулазимов и мунши властителей Хиндустана. И в той [стране] величайшей черноты изобразил письмена смерти на чистом листе [своей] жизни.

Мирза Хусайн муншй 63, сын Хваджи Инайаталлаха —вазира Хасан бека. Он прекрасно писал почерком талик и был учеником Хваджи [32] Ала ад-дин Мансура. Находясь в ряду писцов августейшей канцелярии (дар ал-инша), он писал округло в манере своего наставника, очень споро работал в переписке корреспонденции и превосходно писал почерком шекестэ-йи насталик. Были и еще каллиграфы, как мавлана Мухаммад Амин мунши Казвини 64 и прочие.

А из разряда (табака) писавших почерком сульс мастером [своей] эпохи и уникой [своего] времени был мавлана Ала бек Табризи 65, драгоценный камень почерка которого среди жемчужной россыпи [прочих] почерков сверкает словно яхонт 66. [Хотя] он писал в манере Абдаллаха Сайрафи 67, однако он перечеркнул чертой уничтожения его письмена и [письмена] прочих превосходных мастеров. И это суждение является достоверным (мухаккак) не только для табризских знатоков, но и для [всех] мужей сведущих. Мавлана Али Риза йи Табризи 68 и Хасан бек, сын Махмуд бека Салима 69, — из его учеников. Мавлана Али Риза во времена шаха, тени Аллаха, проявив вкус к почерку насталик, в малое время значительно преуспел и стал в сем искусстве широкоизвестен. Воистину, он был единственным в [свое] время. Мавлана Йусуф китабдар 70 также был каллиграфом. И если калам, искажающий буквы, приступит к изложению рассказа о них, то (наше) повествование затянется. Посему, после того как были записаны имена наиболее известных из этого сословия и тех, кто [в настоящее время] несет службу при государевом дворе, язык пояснения калама воздержался относительно писания о прочих.


Комментарии

23 Т. е. в эпоху правления шаха Тахмаспа I (930—984/1524—1576).

24 Мастер Абдаллах, родом из Нишапура; ученик Султана Али Машхади (см. ниже), длительное время работал в мастерской при дворе шаха Тахмаспа I; известен также как мастер художественного оформления рукописи (музаххиб), умер н преклонном возрасте между 955 и 957/1548—1550 гг.

25 Низам ад-дин Шах Махмуд, родом из Нишапура (892—972/1486—1564). За красоту почерка получил прозвание “зарринкалам” — золотое перо, считался третьим каллиграфом после Султана Али и Мир Али Харави (см. ниже). Племянник и ученик Абдаллаха Нишапури. Первый каллиграф придворной мастерской шаха Тахмаспа I; после роспуска последней обосновался в Мешхеде, где и умер в 80-летнем вэзрасте.

26 Видимо, имеется в виду Дуст Мухаммад, сын Низам ал-мулка Сулаймана, родом из Герата. Ученик каллиграфа Касима Шадишаха (умер в 960/1552-53), работал в придворной мастерской шаха Тахмаспа I, был управляющим китабханэ Бахрам мирзы (умер в 957/1550), для которого в 953/1546-47 г. он составил известный альбом. После роспуска придворного китабханэ остался при особе шаха, считался знатоком музыки и неплохим художником. Умер в 70-х годах XVI в.

27 Камал ад-дин Рустам Али, родом из Герата. Работал каллиграфом в китабханэ Бахрам Мирзы, а затем у сына последнего — Ибрахим мирзы (убит в 984/1576), писал также красками и был неплохим мастером художественного оформления рукописи. Умер в Мешхеде в 970/1562-63 г.

28 Мансур Хафиз Баба Джан Турбати, родом из Турбата в Хорасане. Считался неплохим каллиграфом, славился искусной игрой на лютне и мастерством в резьбе и инкрустации золотом по кости. Кроме того, Мансур был сведущ в стихосложении и хорошо составлял логогрифы (муамма). Умер в Тебризе в 944/1537-38 г.

29 Малик Дайлами Казвини, родом из селения Фильвакуш около Казвина. Его отец — Шахра Мир — был признанным каллиграфом в почерках насх и сульс. Вначале Малик, пройдя курс обучения у своего отца, добился признания как мастер классической “шестерки” (сульс, насх, мухаккак, райхан, тавки, рика), а затем, обратившись к насталику, стал выдающийся мастером этого почеркового стиля. С 964/1556-57 г. работал в Мешхеде в китабханэ Ибрахим мирзы, а с 936/1558-59 г. — в мастерской при дворе шаха Тахмаспа I. Отличался большой эрудицией и глубокими знаниями как богослов. Учитель знаменитого каллиграфа времени шаха Аббаса I Mир Имада (убит в 1024/1615). Умер в Казвине в 969/1561-62 г.

30 В рукописи ЛГПБ опушено.

31 Хваджа Махмуд, сын Исхака аш-Шихаба, родом из селения Сийавушан. В 935/1529 г. был вывезен в Бухару шейбанидом Убайдаллах-ханом (940—946/1533-39). Обладал очень красивым почерком, но, будучи человеком состоятельным, работал мало. Из Бухары выехал в Балх, откуда, по-видимому, в Герат, где и умер в 991/1583 г. (?). Современники отмечали его прекрасную игру на лютне и шитурга.

32 Мир сейид Ахмад-и Шамриз-и Машхади, родом из Мешхеда, из семьи сейидов Хусайни; его отец был по профессии свечником. Наиболее известный из учеников Мира Али, у которого он обучался в Герате. Впоследствии вместе со своим учителем работал в придворной мастерской бухарского хана Аба ал-Азиза (947—957/1541— 1551). После смерти хана он возвратился в Иран и работал в мастерской при дворе Тахмаспа I, а затем при Исмаиле II (984—986/1576—1578). Умер в 986/1578-79 г.

33 Крупнейший персидский каллиграф XVI в., выдающийся мастер в стиле насталик, Камал ад-дин Мир Джан, известный как Али ал-Харави, Али ал-Катиб, Али ал-Хусайни, Мир Али, Мир Али ал-Катиб. Родом из Герата, из семьи сейидов Хусайни; ученик Заян ад-дин Махмуда, затем учился у Султана Али в Мешхеде. По возвращении работал в китабханэ Хусайна Байкары в Герате и получил почетное прозвание “катиб ас-султани” (каллиграф государев). С 935/1529 г. жил в Бухаре, где и умер в 951/1543-44 г. Известен своими логарифмами (муамма) и трактатом по каллиграфии “Мидад ал-хутут”.

34 Стихотворение приводится также в анонимной хронике, составленной около 951/1542-43 г.. “Худасат ат-таварих”, — “Oriental College magazine”, 1934, vol. X, Я” 4, pp. 47-48.

35 В рукописи ЛГПБ этот анекдот опущен.

36 Мухаммад Хусайи Табризи, родом из Табриза, искусству письма обучался в Мешхеде у Мир Сейид Ахмада, после чего возвратился в Табриз. Работал при Исмаиле II; учитель Мир Имада (убит в 1024/1615). Дата смерти точно не известна, однако источники сообщают, что он умер в молодости. Его отец был шейх ал-исламом Тебриза и управителем вакфных имуществ (хилалийат) личного шахского домена.

37 См. рукопись ЛГПБ, л. 150а.

38 Мир Муизз ад-дин Мухаммад, родом из Катана, из семьи сейидов Хусайни. На рукописи и кита, выполненные им, был большой спрос в Индии. Он умер в Кашане в 995/1586-87 г.

39 Баба Шах Исфахий — наиболее известный мастер второй половины XVI в. Славился изяществом и красотой своего почерка. Современники считали, что в мастерстве он не уступает ни Мир Али, ни Султан Али. Писал стихи под псевдонимом Хали. Умер в Багдаде в 996/1587-88 г., по другим сведениям — в 1012/1603-04 г.

40 Шараф, сын Кази Джахана, сына сейида Сайф ад-дина ал-Хусайни ал-Казвини (902—962/1496—1554). Входил в ближайшее окружение Тахмаспа I. По отзывам современников, он был хорошим поэтом и выдающимся теологом. Диваны его стихов весьма редки, один из них описан в каталоге Банкипура (см. Abdul Muqtadir, Catalogue of the Arabic and Persian MSS in the Oriental Public Library at Bankipore, vol. II, Calcutta, 1910, N 238). В собрании Ленинградского отделения Института народов Азии хранится список “Дивана” этого поэта [шифр А 70 (268), лл. 165б—221а].

41 См. рукопись ЛГПБ, л. 156 аб. — Судя по этому высказыванию, для Искандера мунши профессиональные таланты имели большую ценность, чем происхождение из семьи сейидов, возводивших свой род к имаму Хасану, что в сефевидском Иране рассматривалось как наивысшее личное достоинство.

42 Т. е. он писал каламом, кончик которого срезался под углом в 45 градусов.

43 Низам ад-дин Султан Али, сын Мухаммада, родом из Мешхеди. Крупнейший персидский каллиграф времени последних тимуридов. Родился в 839/1435-36 г. С 865/1460-61 г. работал в Герате при дворе вплоть до крушения тимуридской державы. Был чрезвычайно известен и знаменит; за свое мастерство получил почетное прозвание “киблат ал-куттаб” (кибла каллиграфов). В 923/1514 г. составил верифицированный трактат по каллиграфии; умер в 926/1520 г.

44 Этот рассказ приводится также Хасаном Румлу и автором “Маджалис ал-мумиини” Нураллахом Шушгари. В рукописи ЛГПБ рассказ опущен.

45 Исследователи почти не располагают сведениями о методах работы составителей тазкирэ. В этой связи особенно ценно замечание Искандера мунши о том, что поэты сами писали ему, желая быть отмеченными в тазкирэ.

46 Любопытный эпизод о своем столкновении с Садр ад-дином в связи с этой антологией приводит Кази Ахмад во второй авторской редакции трактата. Пересказ его дает В. Ф. Минорский: “Наконец, он отчаялся довести этот труд до конца и попросил Кази Ахмада передать ему собственную “Тазкират аш-шуара”, чтобы включить ее в свою. Он убедил шаха потребовать ее копию у Кази Ахмада, однако последний, извинившись, сказал, что она еще не готова. Тогда Садр ад-дин прибег к клевете и сказал, что сорок пять лет тому назад, когда отец Кази Ахмада был вазиром в Мешхеде, он взял книгу из [его] библиотеки и таким образом она оказалась в собственности Кази Ахмада. Дабы завершить свою тазкирэ, Садр ад-дин потребовал ее [обратно]. Он отравил этой интригой разум шаха, и тот сместил Кази Ахмада, который возвратился в Кум. Когда в месяце сафаре (1007/сентябрь 1598) его святейшество Садр Мир Али инджу прибыл в Кум, Кази Ахмад поклялся ему на Коране, что обвинение Садр ад-дина было абсолютной ложью, и призывал в свидетели имама Ризу и его сестру (погребена в Куме). В том же месяце Садр ад-дин отправился из Исфахана в Хорасан, но внезапно умер в месяце раби ал-аввал (1007/октябрь 1598)”.

47 То есть шаха Мухаммеда Худабандэ (986—996/1578—1587).

48 Второй сын Мухаммада Худабандэ (убит в 994/1586).

49 То есть шаха Аббаса I (996—1038/1587—1629).

50 Наглядный пример искусства превосходного стилиста. Фраза составлена таким образом, что многие слова в ней, помимо своего основного значения, употребляются как технические термины, принятые в среде музыкантов. В данном случае все сводится к жонглированию словами, потому что попытка перевести фразу, используя эти термины, результата не дает и лишает ее смысла. Однако внешне это выглядит очень эффектно и довольно изящно. Например, саз — музыкальный инструмент и приготовление чего-либо; аханг— мелодия и подготовка к путешествию; пишрав — прелюд и путешественник, паломник; pax — музыкальный тон и путь, дорога; Хиджаз — часть Аравийского полуострова с Меккой и Мединой и название одного из 12 основных ладов (макам) мусульманской музыки; Зангула — один из ладов и колокольчик и т. п.

51 При шахе Исмаиле I его отец — Мирза Шах Хусайн Исфахани был одно время великим вазиром, он был убит конюшим Исмаила I Шахом Кули в 926/1520 г.

52 Имеется в виду толковый словарь персидского языка “Нусха-йи мирза”, или “Рисала-йи мирза”, составленный, видимо, в 980/1572-73 г. В собрании Ленинградского отделения ИНА АН СССР хранится несколько дефектный экземпляр этого весьма редкого словаря — шифр В 559 (477). О сочинении см.: С. Salemann, Bericht iiber die ausgabe des Mi'yar i jamali, — “Melanges Asiatique”, t. IX, pp. 442—444.

53 Его отец был скороходом Тахмаспа I. Иса-бёк входил в ближайшее окружение этого сефевида. После смерти последнего получил пост управителя вакфных имуществ (мутаввали) при гробнице “святого” в Джунабаде, где и умер.

54 Хваджа Ала ад-дин Мансур, родом из Карахруда. Считался одним из лучших мунши своего времени. 30 лет проработал на разных должностях в шахской канцелярии. В качестве государственного секретаря (мунши ал-мамалик) обладал исключительным правом писать жидким золотом тугры на шахских грамотах. После смерти шаха Тахмаспа I стал финансовым чиновником, следившим за поступлением доходов от кызыл-башских племен. Впоследствии, выйдя в отставку, удалился в свое поместье в Карахруд.

55 Дайирэ — технический термин. Под ним понимались буквы арабского алфавита, имеющие глубокий и широкий росчерк книзу, т. е. дэким, ха, лам и т. п.

56 Абд ал-Хай мунши считался первоклассным мунши и превосходным стилистом; работал при тимуриде Абу Саиде (861—872/1456-68) и султане из династии Ак-коюнлу Йакубе (884-896/1479-90); умер в Табризе в 907/1501-02 г.

57 Дарвиш Абдаллах, родом из Балха, получил почетное прозвание “султани” (султанский), ученик и современник Абд ал-Хай мунши; работал при тимуридах Абу Саиде и Султан Хусайне Байкаре, был выдающимся каллиграфом и мунши.

58 То есть шаха Тахмаспа I (930—984/1524-76).

59 Впоследствии беглербег Герата и воспитатель малолетнего Аббаса I; захватив в 996/1587-88 г. столицу государства Казвин, объявил шахом 16-летнего Аббаса; убит по приказу последнего в 997/1588 г.

60 В 990/1582 г. Описание этих событий см.: Кази Ахмад, Трактат о каллиграфах и художниках..., стр. 99, прим. 4.

61 При Исмайле II его отец стал великим вазиром, а при Аббасе I был назначен управляющим личными доменами шахской фамилии в Хорасане. Мирза Мухаммад умер в Индии между 1015/1606 и 1038/1629 гг.

62 См. рукопись ЛГПБ, лл. 151б —152 а.

63 Мирза Мухаммад Хусайн долгое время работал в государственной канцелярии, но затем в связи с неблагоприятно сложившимися для него там условиями эмигрировал в Индию.

64 Обладал репутацией превосходного мунши, работал при сефевидских шахах Тахмаспе I и Аббасе I. Умер в 1001/1592-93 г. (См. Кази Ахмад, Трактат о каллиграфах и художниках..., стр. 101.)

65 Ала ад-дин Мухаммад, сын Шамс ад-дин Мухаммада Хафиза, родом из Табриза, славился изяществом и красотой своего почерка, особенно сульсом. Работал в основном при Тахмаспе I, но, видимо, дожил до начала правления шаха Аббаса I. Кази Ахмад встречался с ним в Табризе в 988/1580-81 г.

66 Намек на то, что среди современных ему мастеров он был подобен Йакуту Мустасими (умер в 696/1296), который, согласно традиции, являлся непревзойденным каллиграфом в стиле сульс.

67 Абдаллах Сайрафи, сын Хваджи Махмуда саррафа, родом изТабриза; современник последнего иль-хана Султана Абу Саида (умер в 736/1335). Вначале прославился как мастер по приготовлению изразцов, впоследствии снискал себе широкую популярность как каллиграф, специализировавшийся в написании образцов настенных надписей.

68 Низам ад-дин Али Риза, родом из Табриза. Известен как мастер, писавший семью почерковыми стилями. Однако наибольших успехов он добился в сульсе и насталике; ученик Ала ад-дин бека и Мухаммада Хусейна Табризи; до 1001/1592-93 г. работал в китабханэ Фархад хана Караманлу (убит в 1007/1598-90). Современник и соплеменник Мир Имада (убит в 1024/1615). Фаворит шаха Аббаса I и управляющий его китабханэ, был также признанным миниатюристом и музаххибом. Дата смерти точно неизвестна, считается, что он ненамного пережил своего патрона (умер в 1038/1629). Подробнее см.: Насраллах Фалсафи, т. II, стр. 53—57.

69 Родом из Табриза. В мастерстве не уступал лучшим мастерам времени Аббаса I, особенно ценились списки Корана, переписанные им. Современники считали его как поэта вторым Хосровом Дихлави (651—725/1253—1325).

70 Об этом каллиграфе мы почти не располагаем сведениями. Он считался очень изнестным каллиграфом в почерковом стиле сульс и был в последние годы жизни шаха Тахмаспа 1 управляющим (китабдар) придворным китабханэ.

Текст воспроизведен по изданию: Искандер Мунши о каллиграфах времени шаха Тахмаспа I // Краткие сообщения института народов Азии. № 39. Иранский сюлоник. М. АН СССР. 1963

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.