Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДНЕВНИК МАРИНЫ МНИШЕК

О ДМИТРИИ ИВАНОВИЧЕ 1

Раздел 1.

ЛЕТА ГОСПОДНЯ 1604

Он сперва по отце своем Иване Васильевиче, 2 оставшись ребенком, был отправлен братом Федором Ивановичем, 3 в то время царем московским, в Угличское княжество 4 для воспитания. Там при нем были тогда знатные воины из панов московских, а также и знатные женщины. А сам царь Федор, сидя на престоле московском, жил спокойно, а также мало чем в государстве правил, но более по монастырям ходил, находя радость в беседах с монахами. Был у него в то время конюшим 5 некий Борис Годунов. 6 Он, видя плохое здоровье царя, а также малолетство его брата, захотел сам стать царем и задумал им изменить, ибо сам в то время всем правил. Прежде всего в Угличском княжестве (которое далеко от столичного города было) нашел он надежных изменников, которые это дитя, то есть настоящего царя, посягнули убить.

Был при царевиче там же некий доктор, родом влах. 7 Он, узнав об этой измене, предотвратил ее немедленно таким образом. Нашел ребенка, похожего на царевича, взял его в покои и велел ему всегда с царевичем разговаривать и даже спать в одной постели. Когда тот ребенок засыпал, доктор, не говоря никому, перекладывал царевича на другую кровать. И так он все это с ними долгое время проделывал. В результате, когда изменники вознамерились исполнить свой замысел и ворвались в покои, найдя там царевичеву спальню, они удушили другого ребенка, находившегося в постели, и тело унесли. После чего распространилось известие об убийстве царевича, и начался большой мятеж. Как только об этом стало известно, сразу послали за изменниками в погоню, несколько десятков их убили и тело отняли. 8

Тем временем тот влах, видя, как нерадив был в своих делах Федор, старший брат, и то, что всею землею владел он, конюший Борис, решил, что хоть не теперь, однако когда-нибудь это дитя ожидает смерть от руки предателя. Взял он его тайно и уехал с ним к самому Ледовитому морю и там его скрывал, выдавая за обыкновенного ребенка, не объявляя ему ничего до своей смерти. Потом перед смертью советовал ребенку, чтобы тот не открывался никому, пока не достигнет совершеннолетия, и чтобы стал чернецом. Что по совету его царевич исполнил и жил в монастырях. [26]

Борис же конюший изобразил дело перед царем Федором так, что Дмитрий сам себя лишил жизни, будучи больным падучей, а слуг Дмитрия, которые при нем были, скрывая след своей измены, приказал лишить жизни. А когда царь Федор приказал привезти тело, желая похоронить Дмитрия с почестями, Борис отговорил его от этого намерения, сказав, будто бы то княжество заражено моровым поветрием, 9 и так там его и погребли. Потом сразу и самого Федора Борис отравил, 10 а сам столицей и государством завладел.

Когда царевич Дмитрий, остававшийся в монастыре чернецом, достиг зрелости, он вышел откуда и пошел в другой монастырь, уже ближе к столичному городу, потом и в третий, и в другие, все приближаясь непосредственно к столице, а там и у самого Бориса в комнатах бывал и на Патриаршем дворе, 11 никем не узнанный.

Но трудно было, не подвергая угрозе свою жизнь, открыться кому-нибудь, и Дмитрий отправился в Польшу. 12 Там он жил у сыновей [27] одного шляхтича Гойского 13 и учил детей. Потом от него пошел в Бражню, местечко князя Адама Вишневецкого. 14 И тут сначала игумену (так называют старшего над чернецами) открылся, а игумен князю Адаму о нем рассказал. А князь, вызвав Дмитрия к себе, по-всякому у него допытывался, действительно ли он наследник московского престола. Убедившись в том, что это правда, князь снял с него монашеские одежды, переодел его в польское платье и отвез к князю Константину Вишневецкому, 15 зятю воеводы сандомирского. 16 Князь же Константин привез его к пану воеводе, а пан воевода к королю его милости 17 в Краков. Возвратившись с ним назад, воевода составил экспедицию и повел Дмитрия на Москву с несколькими тысячами войска.

Сперва, когда наши на границе подошли к первой московской крепости, называвшейся Моравск, тамошняя чернь, связав воевод, отдала царевичу и крепость, и слободы. 18 А оттуда пошли к другой крепости Чернигов, где также чернь, связав воевод, вступила в войско царевича и присягнула ему. 19 И после пошли наши под Новгородок, 20 третью московскую крепость, в которой застали войско, состоявшее из двора Борисового, 21 и до тысячи стрельцов там оборонялось. Восемь недель пытались наши взять эту третью крепость. Пока длилась осада, по точным подсчетам, пришло на помощь “москве” 40 000 человек, но наши их, с Божьей помощью, разбили в последний день декабря 1604 года. 22[29]

Раздел 2

Год 1605

Там, когда еще наши отдыхали после битвы, из города Путивля, который выставляет во время войны 40 000 войска, прислали к царю с известием, что переходят к нему в подданство и присягают ему, а также выдают ему захваченных воевод, прося, чтобы Дмитрий послал взять крепость и город. 23 Потом и другие сильные крепости, как Кромы, Рыльск, Орел, Севск и многие другие со всеми волостями присягали царевичу, захватывая воевод и привозя их в оковах. Царевич, показывая им свое милосердие, милостиво принимал их и отпускал на свободу. 24

Между тем пан воевода заболел и для поправления своего здоровья должен был возвратиться в Польшу, тогда и войско польское, не желая терпеть морозы и другие неудобства, взбунтовалось и ушло. И так сам царь остался только с небольшим польским войском, которое смог набрать, а запорожцев при нем было восемь тысяч. 25 С этим войском он отошел в Комаринскую волость (не взяв Новгородка), где встретил войско Борисово, отправленное против него. Вступил с ним в бой, но из-за измены запорожцев, которые бежали с поля битвы, проиграл сражение и должен был отступить к Путивлю. 26 Там он недолго находился, ожидая помощи от пана воеводы, но не успел пан воевода выслать ее, как Господь Бог наказал Бориса скоропостижной смертью, которая произошла при приеме датского посла. У Бориса закружилась [29] голова, кровь пошла из уст, носа, глаз и ушей, он упал с трона и умер. 27 После этого, узнав о его смерти, войско Борисово (было его числом 120 000 под Кромами, 28 небольшой крепости царевичевой) послало к Дмитрию с присягой, и других панов московских много приезжало и присягало ему. Другие, которые поддерживали сначала Борисова сына, 29 увидев это, немедленно выдали жену, 30 сына и дочь 31 Борисовых (сын же Борисов всегда был доброжелательно расположен к царевичу и склонял отца к тому, чтобы он с ним помирился, рассуждая с отцом, как царевича за его справедливость Бог помнит, почему он и овладел столь многими землями, не вынимая сабли). Будучи тогда в тюрьме, жена Борисова, приготовив яд, послала к сыну своему, прося его, чтобы он выпил за здоровье царевича, ибо его жалел, и сестре своей дал. Так оба, выпив яд, и умерли. Дочь, поднося питье к устам, заметила, что матери и брату дурно, и не стала пить, однако запахом яда была так отравлена, что едва врачи ее отходили. 32

После этого царь пришел в столичный город Москву, 33 где не хотел совершать коронации без своей матери. 34 Он послал за ней верховых, и когда она приехала, царь вышел к ней навстречу и прошел пешком путь в полмили 35 со всеми приближенными, также ее в крепость пешком проводил, держась за подножку кареты. В последний день июля состоялась коронация царя. 36 Коронованный, он утвердился на престоле и, уже будучи настоящим государем, решил воздать почести пану воеводе сандомирскому, подтверждая свои слова и обещания, и с дочерью его 37 вступить в брак, для чего (не будем вспоминать других по тому делу посольств и гонцов 38) послал великого посла Афанасия Власьева. 39 Посол приехал в Краков 9 ноября, имея при себе несколько сотен лошадей. 11 ноября встречал его королевский двор и много других людей. Принимал его пан воевода в своем доме, там же были отданы подарки, посланные от царя пану воеводе:

  1. Шуба из меха черно-бурой лисицы с воротником.

  2. Золотая чарка, осыпанная жемчугом и драгоценными каменьями.

  3. Булава, оправленная в золото, в драгоценных каменьях.

  4. Лошадь в яблоках с седлом, арчаком 40 и конская сбруя в золоте,
    усыпанная драгоценными каменьями, золотые вожжи в виде цепи.

  5. Часы в хрустале с золотой цепью.

  6. Два ножа: один, осыпанный алмазами, а другой с разными дорогими каменьями.

  7. Пара ковров персидских, вышитых золотом.

  8. Соболей превосходных 6 сороков 41 и живые соболь и куница.

Три кречета с золотыми кольцами.

Комментарии

1. Дмитрий Иванович (1582—1591) — царевич, сын от последнего брака царя Ивана IV Грозного с Марией Федоровной Нагой. После смерти отца в 1584 г. царевичу Дмитрию был дан в удел Углич. Там он находился вместе с матерью до своей гибели 15 мая 1591 г., происшедшей при невыясненных обстоятельствах. Позднее, в начале XVII в., его имя не раз было использовано самозванцами, из них наиболее известен Лжедмитрий I — Григорий Отрепьев, сын мелкого галичского дворянина, беглый дьякон Московского Чудова монастыря в Кремле. В разделе 1 “Дневника” передается исходившая от самозванца версия биографии чудесно спасшегося “царевича Дмитрия”, ставшая общепринятой в Речи Посполитой. См.: Письмо Сигизмунда III к канцлеру Яну Замойскому 15 февраля 1604 г. // Записки гетмана Жолкевского о Московской войне. СПб., 1871. Прил. № 2. Стб. 6; Костомаров Н. И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия // Собрание сочинений Н. И. Костомарова. СПб., 1904. Кн. 2. Т. 4; Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI—XVII вв. М., 1937 (1-е изд. — 1899 г.); Пирлинг П. Димитрий Самозванец. М., 1912; Скрынников Р. Г. Самозванцы в России в начале XVII века: Григорий Отрепьев. Новосибирск, 1987; Лжедмитрий I и Украина: Указатель архивных источников и материалов / Сост. В. И. Ульяновский. Киев, 1990; Ульяновский В. И. Российские самозванцы: Лжедмитрий I. Киев, 1993; Barbour Ph. L. Dimitry Called the Pretender Tsar and Great Prince of All Russia, 1605—1606. London; Melbourne, 1967 (рец.: Корецкий В. И., Станиславский А. Л. Американский историк о Лжедмитрий I // История СССР. 1969. № 2. С. 238—244).

2. Иван Васильевич IV Грозный (1530—1584) — сын великого князя Василия Ивановича и Елены Глинской, венчан на царство в 1547 г. Став царем, Иван Грозный предпринял ряд реформ, сменившихся политикой объединения страны путем опричных репрессий, укрепления деспотической самодержавной власти. Почти в течение всего царствования Ивана Грозного шла затяжная Ливонская война за выход к Балтийскому морю. Царь известен как талантливый публицист, автор литературных произведений, ярких посланий. Был семь (по другим источникам — шесть) раз женат, от первого брака с Анастасией Романовной имел погибшего в младенчестве сына Дмитрия, сына Ивана, убитого самим царем в припадке гнева в 1581 г., сына Федора, правившего после отца с 1584 по 1598 г. См.: Платонов С. Ф. Иван Грозный. Пг., 1923; Зимин А. А. 1) Реформы Ивана Грозного. М., 1960; 2) Опричнина Ивана Грозного. М., 1964; Зимин А. А., Хорошкевич А. Л. Россия времени Ивана Грозного, М., 1982; Скрынников Р. Г. Иван Грозный. М., 1975; Кобрин В. Б. Иван Грозный. М., 1989.

3. Федор Иванович (1557—1598) — сын Ивана IV от первого брака с Анастасией Романовной, в 1575 г. состоялась свадьба Федора Ивановича и Ирины Годуновой. С 1584 г. — русский царь, в годы его царствования основную роль в управлении государством играл шурин царя Борис Годунов. См.: Скрынников Р. Г. Россия накануне Смутного времени. М., 1982.

4. Угличское княжество было старым удельным владением. В конце XV в. там княжил брат Ивана III Андрей Васильевич Большой, с его правлением связан рост города и строительство каменного дворца и церквей. С 1584 г., в царствование Федора Ивановича, Углич становится центром удела царевича Дмитрия. См.: Тихоми ров М. Н. Россия в XVI столетии. М., 1962. С. 213—216.

5. Kонюший — высшая дворцовая должность. Борис Годунов стал конюшим с 1584 г. См.: Зимин А, А. В канун грозных потрясений. М., 1986. С. 199.

6. Борис Федорович Годунов (1552—1605) — начал службу в опричнине, был женат на дочери виднейшего опричника Малюты Скуратова Mapии, в 1575 г. дружка на царской свадьбе, с 1576 г. кравчий (дворцовая должность), с 1580 г. боярин, с начала царствования Федора Ивановича конюший и фактический правитель государства. В 1598 г. избран на русский престол. Во внутренней политике пытался преодолеть кризис, постигший Россию к концу XVI в., одновременно известен расправами с политическими противниками. См.: Платонов С. Ф. Борис Годунов. Пг., 1921; Скрынников Р. Г. Борис Годунов. М., 1978; Зимин А. А. В канун грозных потрясений.

7. В нашей рукописи “Wlach”, что значит по-польски “итальянец”. Известие о докторе, подменившем царевича на другого ребенка, стало официальной версией самозванца, ссылки на которую имеются также в переписке польского короля Сигизмунда III с сенаторами. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 77.

8. По официальной версии царевич Дмитрий сам покололся ножиком в припадке падучей болезни. В мятеже, поднятом угличанами в день его смерти, были убиты Данила Битяговский, сын присланного из Москвы дьяка, его двоюродный брат Никита Качалов и сын царевичевой мамки Осип Волохов, а также несколько посадских людей и слуг. Разбором дела занималась следственная комиссия в составе боярина князя В. И. Шуйского (будущего царя, см. о нем примеч. 139), окольничего А. П. Клешнина, дьяка Е. Вылузгина, митрополита Геласия. См.: Клейн В. Угличское следственное дело о смерти царевича Димитрия 15 мая 1591 г. М., 1913, Ч. 1—2; Веселовский С. Б. Отзыв о труде В. К. Клейна “Угличское следственное дело о смерти царевича Димитрия 15-го мая 1591 г.” // Веселовский С. Б. Труды по источниковедению и истории России периода феодализма. М., 1978. С. 156—189; Скрынников Р. Г. Борис Годунов и царевич Дмитрий // Исследования по социально-политической истории России. Л., 1971. С. 188—196; Зимин А. А. В канун грозных потрясений. С. 153—181.

9. Моровое поветрие — чума.

10. Известие об отравлении Борисом Годуновым царя Федора Ивановича является слухом, передаваемым памятниками антигодуновской направленности и некоторыми иностранцами. См.: Буга нов В. И., Корецкий В. И., Станиславский А. Л. “Повесть како отомсти” — памятник ранней публицистики Смутного времени // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР. Л., 1974. Т. 28. С. 243—244; Зимин А. А. В канун грозных потрясений. С. 213—215; Житие царя Федора // Полное собрание русских летописей. М., 1964. Т. 14. С. 16—22 (далее—ПСРЛ).

11. Речь идет о службе Лжедмитрия — Григория Отрепьева.в Кремлевском Чудове монастыре, где он провел почти год. По свидетельству самого патриарха Иова, инок был взят на патриарший двор “для книжного письма”. В переводе Н. Г. Устрялова опущена фраза “...и у самого Бориса в комнатах бывал”. См.: Скрынников Р. Г. Самозванцы в России... С. 29—30.

12. Лжедмитрий попал в Польшу в начале 1602 г., уехав во время голода из Москвы в Новгород Северский вместе с товарищами Варлаамом Яцким и Мисаилом, оттуда они перебрались в Киев, а летом жили во владениях киевского воеводы князя Константина Острожского. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 50; Скрынников Р. Г. Самозванцы в России... С. 32—37.

13. Имеется в виду Гавриил Гойский, бывший ранее старостою в имениях князя Константина Острожского. Гавриил Гойский и его сын Роман были приверженцами арианства — религиозного учения, расходившегося с официальной церковью в толковании некоторых догматов (о Троице, крещении) и стремившегося поставить свободное мышление выше авторитета веры. В одну из организованных Гойскими арианских школ на Волыни в Гоще и попал Лжедмитрий. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 51.

14. Князь Адам Вишневецкий — молодой польский магнат русского происхождения, сторонник православия, его огромные земельные владения были расположены рядом с русскими границами по обеим сторонам Днепра, что служило причиной раздоров с московским правительством. Известие “Дневника” подтверждается донесением князя А. Вишневецкого польскому королю Сигизмунду III в 1603 г. Есть и другие версии, рассказывающие о том, как Лжедмитрий “открылся” Вишневецкому из-за нанесенной ему князем обиды или во время первого свидания с Мариной Мнишек, якобы состоявшегося еще тогда, когда Григорий Отрепьев был слугой князя А. Вишневецкого. См.: Nowakowski F. К. Zrodla do Dziejow Polski. Berlin, 1842. Т. 2. S. 65—70 (донесение А. Вишневецкого 1603 г.); Костомаров Н. И. Смутное время... С. 52— 55; Пирлинг П. Димитрий Самозванец. С. 71 —72; Скрынников Р. Г. Самозванцы в России... С. 35—37.

15. Константин Вишневецкий (1564—1641) — князь, польский магнат, воевода, староста крошенецкий, двоюродный брат князя А. Вишневецкого. Был женат на Урсуле Мнишек, родной сестре Марины Мнишек. См.: Устрялов Н. Г. Сказания современников о Димитрии Самозванце. 3-е изд. СПб., 1859. Ч. 2. С. 321—322.

16. Юрий Мнишек (ок. 1548—1613) — воевода сандомирский, отец Марины Мнишек. Оказал поддержку в Польше самозванцу Лжедмитрию I, рассчитывая на материальное возмещение долговых обязательств королю и на исполнение честолюбивых замыслов — возвести дочь на русский престол. Осенью 1604 г. выступил вместе с Лжедмитрием в поход на русские земли, но потом уехал из его войска. См.: Мнишки: Указатель архивных материалов и библиографии / Сост. В. И. Ульяновский. Киев, 1989. С. 128—129; Костомаров Н. И. Смутное время... С. 56—61; Гиршберг А. Марина Мнишек. М., 1908. С. 6—9.

17. Сигизмунд III Ваза (1566—1632) — польский король, сын шведского короля Юхана III и племянник, по женской линии, последнего польского короля из дома Ягеллонов Сигизмунда II. Избран на престол в 1587 г., в 1592—1599 гг. шведский король, низложен протестантской оппозицией, выставлял свою кандидатуру на русский трон в 1598 г. При появлении Лжедмитрия в Польше занял выжидательную позицию, встретился с самозванцем и не препятствовал сбору им войска для похода в Россию. См.: Nowak-Dlutewski J. Zygmunt III. Warszawa, 1971; Флоря Б. Н. Русско-польские отношения и политическое развитие Восточной Европы во второй половине XVI—начале XVII в. М., 1978. С. 181—216.

18. Сдача Моравска (Монастырево, Монастыревский острог) .Лжедмитрию I произошла 21 октября 1604 г., спустя неделю после того, как войско самозванца переправилось через Днепр и вошло в пределы Московского государства. Крепость была взята отправившимся вперед по команде Лжедмитрия отрядом запорожских казаков. Жители Моравска, получив грамоты от имени царевича Дмитрия, добровольно перешли на сторону самозванца, выдав ему воевод Бориса Лодыгина и Елизара Безобразова. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 87; Скрынников Р. Г. Социально-политическая борьба в Русском государстве в начале XVII века. Л., 1985. С. 181 — 182.

19. Чернигов был взят казаками, посланными от войска Дмитрия. В отличие от Моравска, черниговцы организовали сопротивление во главе с воеводой князем И. Татевым. Но большинство посадских людей перешло на сторону царевича Дмитрия. Самозванцу были выданы воеводы князь И. А. Татев, князь П. М. Шаховской и И. С. Воронцов-Вельяминов. После сдачи город был разграблен казаками, что привело к конфликту между ними и Дмитрием, пытавшимся, опираясь на польское войско, вернуть награбленное черниговцам. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 87—88; Скрынников Р. Г. Социально-политическая борьба... С. 182—183.

20. Под Новгород-Северский (здесь “Новгородок”) войско Лжедмитрия I выступило из Чернигова 4 ноября 1604 г., шло до него 8 дней, встав обозом над р. Десною за полторы версты от крепости. Обороной Новгород-Северского руководил окольничий П. Ф. Басманов (см. о нем примеч. 97), он приказал сжечь посад и согнать жителей в укрепленную крепость. Войско Лжедмитрия I задержалось под Новгород-Северским на несколько недель, т. к. не имело достаточно сил и пушек, чтобы взять город приступом. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 88—91; Скрынников Р. Г. Социально-политическая борьба... С. 183—185.

21. Под началом П. Ф. Басманова в Новгород-Северском находилось 163 сына боярских, 390 казаков, 458 стрельцов и пушкарей и не менее 500 даточных людей, со-" бранных из крестьян дворцовой Комарицкой волости. Войско, состоявшее из Государева двора, подошло к Новгород-Северскому позднее. См.: Скрынников Р. Г. Социально-политическая борьба... С. 183—184.

22. Лжедмитрий I узнал о приближении войска, посланного Борисом Годуновым, 5 декабря 1604 г. Это войско состояло из пяти полков общей численностью около 25 тысяч человек, согласно его сохранившейся росписи, в нем служило 860 русских дворян из Государева двора. Главным воеводой был князь Ф. И. Мстиславский. Решающая битва, в ходе которой войско Бориса Годунова потерпело поражение, состоялась 21 (31) декабря 1604 г. Однако она не означала еще сдачи Новгород-Северского. В начале января 1605 г., после отъезда польских войск из-за неуплаты жалованья, Лжедмитрий вообще был вынужден отступить от Новгород-Северского к Путивлю. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 91; Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты... С. 199—200; Боярские списки последней четверти XVI—начала XVII вв. и Роспись русского войска 1604 г. / Сост., подг. текста и вступ. статья С. П. Мордовиной и А. Л. Станиславского. М., 1979. Ч. 1. С. 72—81; Ч. 2. С. 1—93; Скрынников Р. Г. Социально-политическая борьба... С. 183—184, 191—195.

23. Автор “Дневника” неточно передает ход событий. Известие о переходе на сторону Лжедмитрия I пришло из Путивля еще 19 ноября 1604 г., когда самозванец стоял под Новгород-Северским. Воеводу М. М. Салтыкова привезли связанным; князь В. М. Рубец-Мосальский добровольно поддержал “царевича Дмитрия Ивановича” и стал впоследствии одним из самых его доверенных лиц. В Путивле Лжедмитрий I получил казну, посланную с дьяком Борисом Сутуповым для раздачи войску. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 91; Скрынников Р. г. Социально-политическая борьба... С. 186—187.

24. О сдаче Рыльска и захвате воеводы А. Загряжского самозванца известили 24 ноября 1604 г. 1 декабря к Лжедмитрию I привезли пять воевод из Рыльска, одновременно привезли воевод из дворцовой Комарицкой волости. Тогда же стало известно о сдаче Курска, а 3 декабря на сторону “царевича” перешли Кромы. Нападение на Орел сторонников самозванца в конце 1604 г. было отражено. В январе 1605 г. Лжедмитрий I занял Севск. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 90—91; Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты... С. 198—200; Корецкий В. И. Формирование крепостного права и Первая крестьянская война в России. М., 1975. С. 198—199; Скрынников Р. Г. Социально-политическая борьба... С. 187, 197.

25. Воевода Ю. Мнишек и наемное польское войско покинули “царевича Дмитрия” 2 января 1605 г. Поводом к этому послужило получение королевских универсалов — писем, запрещавших вооруженным людям вступать в пределы чужого государства, а также неуплата жалованья. Однако с Лжедмитрием продолжали оставаться небольшие отряды поляков и 12 тысяч запорожских казаков. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 93—94; Скрынников Р. Г. Социально-политическая борьба... С. 195—197, 234—235.

26. Отступив от Новгород-Северского, Лжедмитрий I двинулся по направлению к Путивлю. В начале января им был занят Севск, а 21 января 1605 г. состоялась битва с войском боярина князя Ф. И. Мстиславского при с. Добрыничи. В этой битве самозванец потерял убитыми более десяти тысяч своих сторонников, большинство из которых составляли “черкасы” (украинцы). Войско Бориса Годунова не смогло закрепить свои успехи и надолго увязло в бесплодных попытках взять штурмом крепости Рыльск и Кромы. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 96—98; Скрынников Р. Г. 1) Социально-политическая борьба... С. 196—201; 2) Россия в начале XVII века: Смута. М., 1988. С. 159—163, 172.

27. Борис Годунов скоропостижно скончался 13 апреля 1605 г. Приведенное известие, видимо, восходит к грамоте воеводы г. Ливны Лжедмитрию I от 9 мая, из которой самозванец впервые узнал обстоятельства смерти Бориса Годунова. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 108—109; Пирлинг П. Димитрий Самозванец. С. 191—192; Скрынников Р. Г. Социально-политическая борьба... С. 216; Россия начала XVII в.: Записки капитана Маржерета. М., 1982. С. 193 (далее — Маржерет Ж. Записки).

28. Осада Кром началась в конце января 1605 г., сразу после битвы при Добрыничах, отрядом воеводы Ф. И. Шереметева. В Кромах оборонялся небольшой гарнизон во главе с воеводою Г. Акинфиевым и атаманом донских казаков Корелой. Основное войско во главе с боярином князем Ф. И. Мстиславским встало лагерем под этой крепостью 4 марта 1605 г. Под Кромы для приведения войска к присяге новому царю Федору Борисовичу Годунову были посланы новгородский митрополит Исидор, бояре князь М. П. Катырев-Ростовский и П. Ф. Басманов. Присяга состоялась 19 апреля, но, спустя три недели, 7 мая, в результате заговора, который возглавили рязанские дворяне Ляпуновы и бояре П. Ф. Басманов, В. В. Голицын, И. В. Голицын и М. Г. Салтыков, основная часть войска перешла на сторону Лжедмитрия I. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 99—100, 110—118; Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты... С. 203—204, 211—214; Белокуров С. А. Разрядные записи за Смутное время 7113—7121. М., 1907. С. 200; Новый летописец // ПСРЛ. Т. 14. С. 63—64; Скрынников Р. Г. 1) Социально-политическая борьба... С. 206—214, 239—262; 2) Россия в начале XVII века: Смута. С. 185—201.

29. Федор Борисович Годунов (1588—1605) — сын Бориса Годунова, русский царь. Борис Годунов рано начал готовить сына к государственной деятельности, уже с 1595 г. он участвовал в приеме послов вместе с отцом. 1 июня 1605 г. низведен с престола и убит. См.: Новый летописец // ПСРЛ. Т. 14. С. 66; Скрынников Р. Г. Борис Годунов. С. 182; Зимин А. А. В канун грозных потрясений. С. 205.

30. Мария Григорьевна Годунова (ум. 1605) — дочь Малюты Скуратова (Григория Лукьяновича Вельского), жена Бориса Годунова, русская царица с 1598 г. После смерти мужа в 1605 г. стала соправительницей при сыне Федоре Борисовиче, ее имя стоит в царских грамотах рядом с его именем. Убита вместе с сыном, после его свержения с престола восставшими москвичами. См.: Зимин А. А. В канун грозных потрясений. С. 218; Скрынников Р. Г. Россия в начале XVII века: Смута. С. 206.

31. Ксения Борисовна Годунова (ум. ок. 1622) — дочь Бориса Годунова, с 1598 г. царевна. В 1602 г. она была просватана за датского герцога Иоганна, сына датского короля Фредерика II, но жених, приехав в Москву, внезапно заболел и умер. Схваченная сторонниками самозванца 1 июня 1605 г. вместе с матерью и братом, она не погибла, а была заключена в монастырь, приняв после пострига имя Ольги. Сохранились известия о том, что Лжедмитрий I сделал ее своей наложницей. Слухи об этом, видимо, доходили и до воеводы Ю. Мнишка, предлагавшего царю Дмитрию Ивановичу удалить от себя дочь Бориса Годунова во избежание толков. См.: Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной коллегии иностранных дел. М., 1819. Ч. 2. № 112. С. 243 (далее — СГГиД); Костомаров Н. И. Смутное время... С. 132; Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря. М., 1987. С. 29.

32. Официально было объявлено, что царица Мария Годунова с сыном Федором Борисовичем отравились. Согласно тексту “Нового летописца”, боярин В. В. Голицын, обращаясь к “миру”, говорил, что “царица и царевич со страстей испиша зелья и помроша, царевна же едва оживе”. Осведомленные иностранцы, находившиеся в России— Исаак Масса, Жак Маржерет, Томас Смит, Петр Петрей сообщают о казни царя Федора Борисовича и царицы Марии Годуновой по приказу самозванца. Напротив, Лжедмитрий I по прибытии в Москву сообщал воеводе Ю. Мнишку об их самоубийстве. См.: Костомаров Н. И. Смутное время... С. 131 —132; Новый летописец//ПСРЛ. Т. 14. С. 66; Скрынников Р. Г. Социально-политическая борьба... С. 290—293.

33. Лжедмитрий I вошел в Москву 20 июня 1605 г., после того как власть в столице была взята его сторонниками, спровоцированными на выступление грамотами самозванца, привезенными 1 июня 1605 г. гонцами Г. Пушкиным и Н. Плещеевым. См.: Русская историческая библиотека, издаваемая Археографическою комиссиею. СПб., 1909. Т. 13. Стб. 47, 577 (далее — РИБ); Новый летописец // ПСРЛ. Т. 14. С. 65— 66; Костомаров Н. И. Смутное время... С. 122—138; Платонов С. Ф. Очерки по истории Смуты... С. 266—271; Скрынников Р. Г. Россия в начале XVII века: Смута. С. 206.

34. Мария Федоровна (ур. Нагая), в иночестве Марфа (ум. 1612) —русская царица, с осени 1580 г. последняя жена Ивана IV, мать царевича Дмитрия, в 1591 г. после его смерти пострижена в монахини, к моменту вступления Лжедмитрия I на русский престол находилась в Николаевском Выксинском монастыре. Встреча Лжедмитрия I с инокиней Марфой произошла за три дня до его венчания на царство. См.:Пирлинг П. Димитрий Самозванец. С. 218—220; Зимин А. А. В канун грозных потрясений. С. 86, 95.

35. 1 польская миля-5 верстам. См. объяснение автора “Дневника” в тексте.

36. Венчание “царя Дмитрия Ивановича” на царство совершилось по русскому календарю 21 июля 1606 г., 31 июля по принятому в Речи Посполитой григорианскому календарю. См.: Пирлинг П. Димитрий Самозванец. С. 222—227.

37. Марина Мнишек (1588/89—1614)—дочь Юрия Мнишка, воеводы сандомирского, в феврале 1604 г. познакомилась с самозванцем, 25 мая 1604 г. с согласия ее отца был составлен брачный договор (см. приложение II к наст, изданию), по которому Марине Мнишек были обещаны деньги, драгоценности и “два великие государства” — Новгород и Псков. Обручение Марины Мнишек с “царем Дмитрием Ивановичем” (через его посла Афанасия Власьева) состоялось в Кракове 22 ноября 1605 г. В “Дневнике” подробно описаны дальнейшие события ее жизни, связанные с приездом в Москву, брачными торжествами и коронацией, а также ссылкой в Ярославль в 1606—1608 гг. О последних годах жизни Марины Мнишек в России см. введение к наст, изданию. См.: СГГиД. Ч. 2. № 76. С. 159—162; Гиршберг А. Марина Мнишек. М., 1908; Dziegielewski J. Maryna Mniszchowna//Polski slownik biograficzny. 1975. T. 20/1. S. 111—114 (далее — PSB); Мнишки. С. 132—134 (составитель этого указателя В. И. Ульяновский собрал обширную библиографию работ о Марине Мнишек).

38. К Ю. Мнишку с разными поручениями был послан секретарь Лжедмитрия I Станислав Слонский, позднее к нему же с деньгами и вещами был отправлен другой секретарь Ян Бучиньский, которому даны были поручения обсудить с Ю. Мнишком детали обручения. См.: СГГиД-Ч. 2. № 99. С. 220—221; № 102. С. 224—225; № 104. С. 227—228; № 105. С. 228—229.

39. Афанасий Иванович Власьев упоминается в источниках с 1584 г. как подьячий — младший приказной служитель; в конце XVI—начале XVII в. был видным деятелем русской посольской службы, в апреле 1595 г. дьяк, в составе посольства М. И. Вельяминова ездил к императору Священной Римской империи Рудольфу II Габсбургу (1552—1612); 28 июня 1599 г. думный дьяк, отправлен один с посольством к цесарю Рудольфу II, с 1601 по 1605 г. думный дьяк Посольского приказа, ведал управлением Казанских и Мещерских дворцовых земель. С августа 1601 по январь 1602 г. посол в Польше, с М. Г. Салтыковым. В 1605 г. Борис Годунов посылал его к боярам “расспросить и попенять” за отступление от Рыльска, в том же году вместе с боярами ездил из Москвы на встречу к Лжедмитрию I. 16 августа 1605 г. был отправлен в Польшу Лжедмитрием I для обручения с Мариной Мнишек. Он также должен был устроить ее приезд в Москву. В 1605—1606 гг. одно из самых приближенных к самозванцу лиц, казначей и посольский дьяк. После гибели Лжедмитрия I сослан в Уфу, в 1611 г. возвращен Сигизмундом III, по указу которого Афанасию Власьеву велено быть по-прежнему в казначеях и думных дворянах. См.: Веселовский С. Б. Дьяки и подьячие XV—XVII вв. М., 1975. С. 98; Опись архива Посольского приказа 1626. М. 1977. Ч. 1. С. 121 — 122; Савва В. И. О Посольском приказе в XVI в. Харьков, 1917. Вып. 1; Зимин А. А. В канун грозных потрясений. С. 197.

40. Арчак — деревянный остов седла. См.: Срезневский И. И. Словарь древнерусского языка. М., 1989. Т. 1.4. 1. Стб. 31.

41. Сорок — четыре десятка, употреблялось как единица счета. См.: Срез невский И. И. Словарь... Т. 3. Ч. 1. Стб. 465.

Текст воспроизведен по изданию: Дневник Марины Мнишек. М. Дмитрий Буланин. 1995

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.