Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАТВЕЙ ПАРИЖСКИЙ

(ок. 1200-1259).

ВЕЛИКАЯ ХРОНИКА

CHRONICA MAJORA

Матфей Парижский — один из крупнейших и интереснейших хронистов английского средневековья. Как и для большинства средневековых авторов, источником сведений о нем являются его собственные сочинения. Многое в его биографии остается неясным. Его прозвище "Парижский", объясняется то его французским происхождением, то тем, что он получил образование в Парижском университете.

Один из современных исследователей, Р.Вон, полагает, что Матфей был англичанином и не учился в Париже, о чем свидетельствуют его интересы, отличающиеся от бытующих в университетских кругах, и его воззрения, носящие типично английский характер. Опираясь на некоторые автобиографические сведения, сообщаемые Матфеем в "Великой хронике", исследователи высказывают предположение, что он родился ок. 1200 г.

Матфей был монахом бенедиктинского монастыря в Сент-Олбансе (Херефордшир). По всей вероятности, монастырь имел тесный контакт с внешним миром. Он находился на расстоянии одного дня пути от Лондона, его посещал сам король и члены королевской семьи. Исторические записи в монастыре велись уже с конца XI в. Здесь Матфей встретился с ведущим хронистом монастыря Роджером из Вендовера (ум. 1236), автором анналов, Названных им "Цветы истории" ("Flores historiarum"). По традиции, они начинались от сотворения мира, но, доведенные до современного автору времени, особенно подробно отражали события 1201—1235 гг.

Матфей Парижский был прямым преемником Роджера из Вендовера; он исправил и пополнил его хронику (начиная с 1200 г.) и продолжил ее до 1259 г., приложив к ней в качестве дополнения сборник документов (Liber additamentorum). Это сочинение и получило название "Великой хроники".

Еще первый русский исследователь "Великой хроники" В.А. Бильбасов отметил интерес, который она представляет как [108] всемирная хроника. Действительно, хроника Матфея Парижского дает обширную информацию о событиях в странах Западной и Северной Европы (Англия, Уэльс, Шотландия, Франция, Германия, Италия, Дания, Норвегия) и на Ближнем Востоке, "...поистине, кажется, что для Матфея не существовало ненужной информации, несмотря на то что он мыслил свою хронику, прежде всего как историю Англии", — пишет Р. Вон. Многие из этих сведений уникальны, ибо они не только основаны на книжной традиции, но и отражают личные наблюдения хрониста. Известно, что он совершал многочисленные поездки по Англии, бывал и в Норвегии (в 1248 г. он был отправлен с посольством от французского короля Людовика IX к королю Норвегии Хакону VII).

Уникален и документальный материал хроники, почерпнутый. Матфеем из королевского архива, куда он получил доступ как приближенный короля Генриха III (1234-1272). Многие папские и императорские послания (например, публикуемое нами послание германского императора Фридриха II — фрагмент 6) содержатся только в "Великой хронике". Сочинение Матфея Парижского ценно тем, что в нем отразились многие современные хронисту события, среди них Лионский собор 1245 г.

Матфей был широко образован в области средневековой историографии. Ему были известны сочинения Беды, хроники Уильяма Мальмсберийского, Генриха из Хантингдона, Флорентия Вустерского, Гервазия Кенторберийского, Джеффри Монмутского и др. Он использовал анналы некоторых английских и французских монастырей. Матфей упоминает также сочинения Григория Турского, Пьера Ломбардского и Петра Коместора. Знаком он и с произведениями античных (римских) авторов: он неоднократно цитирует Вергилия, Горация, Овидия, Ювенала Лукана, Терендия, Сенеку и др.

Кроме "Великой хроники", Матфеем Парижским написаны "История англов, или Малая хроника" ("Historia anglorum, or Historia minor"), "Деяния аббатов Сент-Олбансского монастыря" ("Gesta Abbatum Sancti Albani") и несколько агиографических сочинений.

Критический подход Матфея Парижского к описываемым событиям определяется политической позицией Матфея, выражавшего интересы и взгляды высшей английской аристократии.

Матфей Парижский известен также как выдающийся художник-иллюминатор. Оригинал "Великой хроники" иллюстрирован выполненными им рисунками. Он является автором карт Англии, Шотландии и Палестины, а также карты мира, которая хранится ныне и Кембридже (Corpus Christ! College, Ms. 26, p. 284). Средневековая копия этой карты находится в Британском музее.

1

[1237]

[Послание кардиналам Германа II, патриарха константинопольского] 1

[...] Одно только добавлю и этим кончу, что, как явствует, существуют многие великие народы, которые веруют, как и мы, и с нами, греками, схожи во всем. Во-первых, те, что живут в ближней части Востока: эфиопы, затем сирийцы и прочие, еще более значительные и сильные, а именно: иберы 2, лазы 3, аланы 4, готы 5, хазары 5, неисчислимый народ Русии и победоносное королевство улгар 6. И все они как будто послушны матери нашей [церкви], до сих пор пребывая неизменно в древней ортодоксии. [...]

2

О тартарах, вырвавшихся из пределов своих [и] разоряющих северные земли

В эти дни посланы были к королю франков 7 официальные послы от сарацин 8, сообщающие и правдиво излагающие, в основном от имени Горного Старца 9 что с северных гор устремилось некое племя человеческое, чудовищное и бесчеловечное, и заняло обширные и плодородные земли Востока, опустошило Великую Венгрию 10 и с грозными посольствами разослало устрашающие послания. Их предводитель утверждает, что он — посланец всевышнего бога, [для того] чтобы усмирить [и] подчинить 11 народы, [136] восставшие против него. А головы у них слишком большие и совсем не соразмерные туловищам. Питаются они сырым мясом, также и человеческим. Они отличные лучники. Через реки они переправляются в любом месте на переносных, сделанных из кожи лодках. Они сильны телом, коренасты, безбожны, безжалостны. Язык их неведом ни одному из известных нам [народов]. Они владеют множеством крупного и мелкого скота и табунов коней. А кони у них чрезвычайно быстрые [и] могут трехдневный путь совершить за один [день]. Дабы не обращаться в бегство, они хорошо защищены доспехами спереди, [а] не сзади. У них очень жестокий предводитель по имени Каан 12. Полагают, что они, именуемые тартарами (от [названия] реки Тар 13) [и] весьма многочисленные, обитая в северных краях, то ли с Каспийских гор, то ли с соседних [с ними], словно чума, обрушились на человечество, и хотя они выходили уже не раз, но в этом году буйствовали и безумствовали страшнее обыкновенного. Вот почему жители Готии 14 и Фризии 15, убоявшись их нашествия, не пришли в Англию, в Гернему 16 как у них заведено, во время лова сельди, которой они обычно нагружали свои суда. А поэтому сельдь в этом году в Англии из-за обилия [ее шла] почти за бесценок — также и в отдаленных от моря местностях до сорока или пятидесяти штук продавали за одну серебряную монету, хотя она и была самой отборной. И этот сарацинский вестник, облеченный полномочиями и знатного рода, прибывший к королю Галлии, которому было поручено от имени всего Востока возвестить об этой и который искал помощи у западных [стран], чтобы успешнее справиться с тартарской угрозой, со своей стороны направил к королю Англии 17 одного сарацинского вестника, который явился, чтобы все это возвестить королю, и он сказал, что если они [сарацины] не смогут сдержать такой натиск, то останется только одно: они [татары] и западные страны разорят, как говорится у поэта:

"Дело о скарбе твоем, стена коль горит у соседа" 18

А потребовал этот вестник помощи в такой момент нависшей над всеми ними опасности, [для того] чтобы сами сарацины, опираясь на помощь христиан, отразили их нападение. Ему остроумно ответил случайно тогда присутствовавший епископ Уинчестерский 19, при этом осенив себя крестом: "Предоставим собакам 20 этим грызться между собой и полностью уничтожить друг друга. Когда же мы пойдем на оставшихся [в живых] врагов христовых, [то] уничтожим их и сметем с лица земли. Да подчинится весь мир единой католической церкви, и да будет един пастырь и едино стадо!" 21 [137]

3

Как тартары, собравшись с силами, вырвались из гор их [и], разорив многие восточные пределы, вселили уже страх и в христиан

Дабы не была вечной радость смертных, дабы не пребывали долго в мирском веселии без стенаний, в тот год люд сатанинский проклятый, а именно бесчисленные полчища тартар, внезапно появился из местности своей, окруженной горами; и пробившись сквозь монолитность недвижных камней, выйдя наподобие демонов, освобожденных из Тартара (почему и названы тартарами, будто "[выходцы] из Тартара"), словно саранча, кишели они, покрывая поверхность земли. Оконечности восточных пределов подвергли они плачевному разорению, опустошая огнем и мечом. Вторгшись в пределы сарацин, они сровняли города с землей, вырубили леса, разрушили крепости, выкорчевали виноградники, разорили сады, убили горожан и сельских жителей. И если случайно некоторых, молящих [о пощаде], помиловали, то их, словно обреченных на смерть рабов, погнали перед собой в сражение против их [же] соплеменников. Если кто сражался только для вида или даже пытался потихоньку бежать, то тартары, настигнув их, убивали; если они храбро сражались и побеждали, то никакого вознаграждения [за это] не получали; и так они обращались с пленниками своими, словно с рабочим скотом. Ведь они — люди бесчеловечные и диким животным подобные. Чудовищами надлежит называть их, а не людьми, [ибо] они жадно пьют кровь, разрывают на части мясо собачье и человечье и пожирают [его], одеты в бычьи шкуры, защищены железными пластинами. Роста они невысокого и толстые, сложения коренастого, сил безмерных. В войне они непобедимы, в сражениях неутомимы. Со спины они не имеют доспехов, спереди, однако, доспехами защищены. Пролитую кровь своих животных они пьют, как изысканный напиток. У них большие и сильные кони, которые питаются листьями и даже [ветками и корой] деревьев. На них [татары] взбираются по трем ступенькам, словно по трем уступам [вместо стремян], так как у них [татар] короткие ноги. Они не знают человеческих законов, не ведают жалости, свирепее львов и медведей. Они сообща, по десять или двенадцать человек, владеют судами, сделанными из бычьей кожи, умеют плавать и ходить на судах. Вот почему широчайшие и самые быстрые реки они переплывают без промедления и труда. Когда нет крови, они жадно пьют мутную и даже грязную воду. Они владеют мечами [138] и кинжалами, отточенными с одной стороны, являются удивительными лучниками [и] не щадят никого, невзирая на пол, возраст или общественное положение. Никто из них не знает иных языков, кроме своего, которого не ведают все остальные [народы], ибо вплоть до сего времени не открывался к ним доступ, и сами они не выходили, дабы стало известно о людях или нравах их через обычное общение людей. Они ведут с собой стада свои и жен своих, которые обучены военному искусству, как и мужчины. Стремительные, как молния, достигли они самых пределов христианских [и], учиня великое разорение и гибель, вселили во всех невыразимый страх и ужас. Вот почему сарацины возжелали заключить союз с христианами и обратились [к ним], чтобы объединенными силами они смогли противостоять этим чудовищным людям. Полагают, что эти тартары, одно упоминание которых омерзительно, происходят от десяти племен, которые последовали, отвергнув закон Моисеев, за золотыми тельцами [и] которых сначала Александр Македонский пытался заточить среди крутых Каспийских гор смоляными камнями. Когда же он увидел, что это дело свыше человеческих сил, то призвал на помощь бога Израиля, и сошлись вершины гор друг с другом и образовалось место, неприступное и непроходимое. Об этом месте и говорит Иосиф: "Сколь много содеет бог для правоверного, [если] он столько содеял для неверного?" Откуда [становится] ясно, что бог не хотел, чтобы они вышли 22. Однако, как написано в "Ученой истории", они выйдут на краю мира, чтобы принести людям великие бедствия. Возникает все же сомнение, являются ли ими ныне вышедшие тартары, ибо они не говорят на еврейском языке, не знают закона Моисеева, не пользуются и не управляются правовыми учреждениями. Ответом на это является то, что они, вполне вероятно, происходят от тех заточенных, о которых ранее упоминалось. Но подобно тому, как до сих пор мятежные сердца их, следующих за Моисеем, были обращены к превратному уму 23 и шли они за богами чужими и обрядами чуждыми, так и теперь еще более чудовищно смутными и непонятными стали мысли их и язык, так что и всем другим народам они неведомы, и собственную их жизнь карающий гнев господень превратил в бессмысленное существование кровожадных зверей. А называются они тартарами от [названия] одной реки, протекающей по горам их, через которые они уже прошли, именуемой Тартар, так же как река Дамаска именуется Фарфар 24. [139]

4

[1241]

О смерти короля Дации 25 и сына его, наследника [престола]

В том же году, по прошествии сорока лет царствования, ушел из жизни король Дации Вальдемар 26, который с безрассудной дерзостью, множа высокопарные слова, угрожал вторгнуться в пределы Англии и напасть [на нее]. И поскольку были услышаны молитвы блаженного Эдуарда 27, которые [он] обращал к богу, [прося] защитить Англию от владычества данов 28, единственный сын и полноправный наследник этого короля Дации 29, вступив на путь всякой плоти, оставил все королевство даков без правителя. Этот король даков Вальдемар умер в возрасте ста лет 30. А правил он в Дации более сорока лет 31. Он почти всю свою жизнь, как только научился владеть оружием, преследовал неверных, а именно в Сифии 32, Фризии и Русции 33. Вот почему за свою жизнь он учредил шесть больших епископств, а в них повелел назначить столько же епископов. После смерти его и сына его перворожденного начались распри между двумя младшими его сыновьями, а именно между Генрихом и герцогом Авелем 34, которые начали разжигать друг против друга кровавую войну. Вот почему распавшееся королевство пришло в запустение.

5

[1241]

Об ужасном разрушении, [причиненном] бесчеловечным племенем, называемым тартарами

В продолжение же этих дней племя это бесчеловечное и лютое, не ведающее законов, варварское и неукротимое, которое тартарами зовется, предавая безумным и неистовым набегом северные земли христиан ужасному опустошению, повергло всех христиан в безмерный страх и трепет. Вот уже и Фризию 35, Гутию 36, Польшу, Богемию и обе Венгрии 37 в большей их части, после того как правители, прелаты, горожане и крестьяне бежали или были убиты, неслыханной жестокостью как бы в пустыню превратили. Среди письменных свидетельств об этом событии, посланных в близлежащие края, сохранилось свидетельство в таких словах:

Послания о вышесказанном, направленные герцогу Брабантскому.

"Любезному и всегда высокочтимому господину и тестю нашему, светлейшему владыке герцогу Брабантскому Г[енрих], божьей милостью граф Тюрингенский, палатин саксонский, [выражает] искреннее желание и готовность служить на благо ему. Несчастья, [140] издревле в Священном писании предреченные, по грехам нашим посланные, и поныне не иссякают и ширятся. Ведь некое племя жестокое, бесчисленное, беззаконное и свирепое, вторглось в соседние с нами пределы и заняло [их] и уже до самой Польской земли дошло, многие другие земли пройдя и народы [их] истребив. О них как от собственных послов, так и от короля Богемии 38 любезного брата нашего, мы получили уведомление и [услышали] призыв, чтобы мы поспешно приготовились для подмоги ему и для защиты правоверных. Ведь доподлинно и досконально известно нам, что это племя тартарское намерено приблизительно через неделю после пасхи жестоко и стремительно вторгнуться в земли Богемии, и если не прийти ему вовремя на помощь [против них], они [татары] причинят неслыханное разорение. И так как соседняя с нами стена уже занялась 39 и ближняя земля ждет опустошения и другие уже опустошаются, мы, взывая в тревоге и слезах, просим помощи и совета у бога и соседей, братьев наших, во имя вселенской церкви. И поскольку промедление смерти подобно, все мы настойчиво просим вас [внять нам], чтобы взялись за оружие и поспешили нам на подмогу во имя как нашего, так и вашего избавления, скорее снарядив многочисленное войско, созвав не медля могучих и храбрых представителей знати с подвластными им людьми, чтобы пребывали они в состоянии готовности [к бою], когда мы снова направим к вам наших послов. Мы же через содействие прелатов наших, проповедников 40 и миноритов 41, возглашаем повсюду крестовый поход, ибо речь идет о царе распятом, назначаем молебны и посты и призываем к войне за Иисуса Христа все наши земли. К этому также прибавим, что большая часть этого гнусного народа с войском, [состоящим] из всех, к нему примкнувших, опустошают Венгрию с неслыханной жестокостью, да так, говорят, что король [ее] 42 с трудом сохранил ничтожную часть [своих владений]. И чтобы в немногих [словах] выразить многое, [скажу, что] церковь и народ северных стран настолько угнетены и подавлены всеми этими бедствиями, что такого никогда и никому не доводилось претерпевать от начала мира". Дано в год благодати 1241, в день, когда поют "Возрадуйся, Иерусалим!" Послания такого же [содержания] были направлены герцогом Брабантским парижскому епископу 43. Подобным же образом написал английскому королю 44 архиепископ кёльнский 45.

Ведь из-за этого ужасного раздора, гибельного для церкви, который возник между господином папой и государем императором 46, назначены были во многих краях посты и молебны с щедрой раздачей милостыни, дабы господь, сжалившись над народом, низринул [141] гордыню тартар, ибо он равно торжествует над врагами своими как с малыми, так и с великими [народами].

И вот когда угроза бича господня нависла над народом, получив известие об этом, сказала мать короля франков 47, достопочтенная и любимая богом женщина, королева Бланкия 48: "Где ты, сын мой, король Лодовик?" А он, приблизившись, сказал: "Что с Вами, мать моя?" А она, глубоко вздохнув, зарыдала, но, будучи женщиной, она все же не по-женски осмыслила эту нависшую опасность и сказала: "Что же нам делать, сын мой возлюбленный, при столь страшных событиях, ужасный слух о которых прошел по земле нашей? Ныне неудержимое нашествие тартар грозит полным уничтожением всем нам и святой церкви". Услышав это, король со слезами, но не без божественного внушения ответил: "Да укрепит нас, мать моя, божественное утешение. Ибо если нападут [на нас] те, кого мы называем тартарами, то или мы ниспровергнем их в места тартарейские 49, откуда они пришли, или они сами всех нас отправят на небо". И [этим] как бы сказал: "Или мы отразим их [натиск], или, если случится нам быть побежденными, то мы отойдем к богу как истинные христиане или мученики". И эта речь, достойная упоминания и похвалы, воодушевила и вдохновила не только франкскую знать, но и жителей прилежащих пределов.

6

[1241]

Узнав об этом, государь император 50 христианским правителям, и прежде всего - английскому королю 51, написал в таких выражениях:

Послание императора о нашествии тартар 52

Фридрих император и прочая приветствует короля Англии. Мы не можем умолчать о деле, которое особенно касается как Римской империи, чей долг — проповедовать Евангелие, так и всех королевств мира, исповедующих христианскую религию, [ибо] всему христианскому миру грозит всеобщее уничтожение. И хотя до нас правда об этом событии дошла совсем недавно, все же мы предложим ее вашему вниманию. Ведь не так давно с крайних пределов мира, из южной области, вышел народ, варварский по происхождению и образу жизни, который долго скрывался в выжженном солнцем поясе, в раскаленной пустыне, [и] который потом в северных краях, внезапно захватив [эти] районы, долго пребывал и множился, как саранча, и нам неизвестно, по месту или по происхождению называется [он] тартарами. Не без умысла божьего [142] сохранился он до сего времени для порицания и исправления его [божьего] народа — о, если бы не для истребления всего христианского мира! Ведь нашествие принесло с собой всеобщее бедствие, опустошение всех королевств и гибель плодородной земли, по которой прошел народ нечестивый, не щадя [никого, невзирая на] пол, возраст или положение и намереваясь уничтожить весь род человеческий, считая себя единственными достойными править во всех землях благодаря своей великой и безмерной силе и численности. И вот, убивая и грабя все, что ни попадалось им на глаза, и оставляя за собой всеобщее опустошение, упомянутые тартары (более того — выходцы из Тартара) пришли в обильно населенную местность куманов 53. И так как они не щадят своей жизни, а луки являются для них самым привычным оружием, наряду со стрелами и прочим метательным оружием, каким они постоянно пользуются (отчего и руки их сильнее, чем у других [людей]), [то] они наголову разбили [куманов]. А тех, кого не спасло бегство, сразил их кровавый меч. Но соседство [их] не особенно-то заставило рутенов 54, живших неподалеку, быть начеку, чтобы, по крайней мере, обдумать, как защититься от непривычных набегов этого неведомого народа, которого они боятся, как огня. Ибо они нападают внезапно, чтобы грабить и истреблять. От внезапных набегов и под натиском этого варварского народа, который, словно гнев божий и молния, стремительно обрушивается, пал крупнейший из городов этого королевства Клева 55, и все это знаменитое королевство после того, как жители его были уничтожены, предано было опустошению. Что должно было послужить знаком для соседнего [с ними] Венгерского королевства, чтобы вооружаться и возводить укрепления, [но оно] безмятежно пренебрегло этим. Их король 56, ленивый и чрезвычайно беспечный, у которого тартары требовали через вестников и послания, чтобы он, если жаждет жизни для себя и своих [подданных], поспешил снискать их расположение передачей [в их руки] себя и своего королевства, даже и такой испуганный и настороженный этим, не подал примера ни своим, ни чужим в том, чтобы со своими подданными начать тщательнейшим образом готовиться к обороне и защите от [их] набегов. Но пока они, презирая врагов из надменности или по неведению, мирно спали по соседству с недругом, доверившись природным укреплениям 57, те, ворвавшись, словно вихрь, их внезапно окружили. А венгры, неожиданно окруженные и разбитые, ибо были не подготовлены, прилагали все силы, чтобы выступить им навстречу. И [когда] расстояние примерно в пять миллиариев 58 [143] отделяло тартарское войско от венгерского 59, тартарские передовые [отряды] стремительно ворвались в рассветном полумраке, и, быстро окружив венгерские укрепления и убив сначала прелатов и уничтожив всю знать, которая выступила против них, погубил вражеский народ великое множество венгров, учинив неслыханное побоище, — едва ли припомнится с древнейших времен какое-либо сражение, подобное этому 60. А король бежал, едва спасшись от гибели, на самом быстром скакуне. Он, в сопровождении немногих спутников, поспешил в доставшееся его брату Иллирийское королевство 61, чтобы там, по крайней мере, найти убежище. А победители, ликуя, захватили укрепления и военную добычу побежденных. Вот уже и большую и плодороднейшую часть Венгрии за рекой Дунаем они жестоко опустошают огнем и мечом и, жителей ее [уничтожая], дерзко угрожают смести остальное, о чем мы узнали от ватиенского епископа 62, посла упомянутого короля Венгрии, направленного к нашему престолу, а затем — к римскому. Он, проезжая сначала через наши владения, дал свидетельство того, что видел, и в высшей степени истинно свидетельство его 63. Равным образом мы очень подробно узнаем об этом из посланий возлюбленного сына нашего Конрада 64, избранного королем римским, наследника августейшего [императора] и Иерусалимского королевства навечно, и от короля Богемии 65 и от герцогов Австрии 66 и Баварии 67, а также со слов [их] вестников, на опыте убедившихся в близости врагов. И мы вняли [этим сообщениям] не без великого душевного волнения. Действительно, как стало известно и [как] гласит опережающая события молва, неизмеримое войско их продвигается, разделившись на три горе несущие части, ибо господь потворствует их пагубным замыслам. Ведь одна [часть была] послана против пруктенов 68 и вошла в Польшу; повелитель, той земли пал от учиненного ими побоища 69, а потом и все то королевство было ими разорено. Вторая [часть] вторглась в пределы Богемии и была остановлена благодаря мужественному отпору, оказанному им королем этой страны. Третья [часть] промчалась по Венгрии, подступив к границам Австрии, Поэтому страх и трепет, порожденные безумными зверствами вторгнувшегося врага, побуждают к действиям отдельных [владык]; сама необходимость, которую усиливает непосредственная опасность, требует выступить против них и зовет всех властителей земных, и прежде всего — христианского мира, спешно объединить общие усилия [в борьбе с ними]. Ведь народ этот дик и не ведает человечности и законов. Однако он имеет повелителя 70, за которым следует, которому послушно [144] повинуется и [которого] почитает и величает богом на земле. Что касается роста, то люди они низкорослые, но крепкие, коренастые и кряжистые. Они жилисты, сильны и отважны и устремляются по знаку своего предводителя на любые рискованные дела. У них широкие лица, косой взгляд; они издают ужасные крики, созвучные [их] сердцам. Одеты они в невыделанные воловьи, ослиные или конские шкуры. Доспехи у них [сделаны] из нашитых [на кожу] железных пластин; ими они пользуются до сего времени. Но, о чем не без сожаления можем сказать, теперь-то они вооружились награбленным у побежденных христиан оружием, лучшим и более красивым, дабы, [по замыслу] разгневанного бога, мы были преданы более позорной и страшной смерти [нашим] собственным оружием. Кроме того, [теперь] они владеют лучшими конями, вкушают изысканнейшие яства, наряжаются в красивейшие одежды. Эти тартары, несравненные лучники, возят [с собой] сделанные из кожи пузыри, на которых спокойно переправляются через озера и быстротечные реки. Говорят, что, если не хватает пищи, кони их, которых они ведут с собой, довольствуются древесной корой и листьями и корнями трав; и все же в нужный момент они всегда оказываются чрезвычайно быстрыми и выносливыми. Мы же все это, насколько могли, предвидели и часто предуведомляли в посланиях и через вестников Ваше королевское величество, равно как и других христианских правителей, серьезно советовали и требовали от Вас, чтобы процветала среди тех, кто восседает на тронах, единая воля, любовь и мир, чтобы утихли распри, которые довольно часто причиняют вред государству Христа, [и чтобы они] живее поднимались в согласии против той опасности, которая недавно возникла, так как ожидаемая стрела ранит менее опасно, и чтобы общие враги, готовясь в путь, не радовались, что среди христианских правителей процветают такие раздоры. О боже! Как и сколько раз желали мы унизиться, всячески изъявляя добрую волю [к этому, только] чтобы папа римский 71 прекратил распространяемое по всему миру поношение нас по причине его неприязни к нам и обуздал свой неразумный гнев, чтобы мы могли умиротворить наших законных подданных и управлять ими в состоянии мира, [а] не защищал бы тех, кто выступает против нашего авторитета, немалая часть которых до сих пор находит ласку и защиту с его стороны. Так, когда бы мы мирно уладили дела и усмирили наших восставших подданных, в борьбе с которыми мы потратили огромные денежные суммы и истощили человеческие силы, мощь наша еще возросла бы и усилилась в сопротивлении общему врагу. Но поскольку собственная его воля [145] была для него законом и он не сдерживал безудержный поток [своей] речи и не считал нужным воздержаться от бесчисленных попыток к раздорам, то он к радости мятежников, тяжко злоумышляющих против чести и славы нашей, через своих легатов и нунциев приказал возгласить против меня, правой руки и защитника церкви, крестовый поход, который следовало бы начать против тирании . тартар или сарацин, вторгшихся в Святую землю и захвативших ее. А так как наше самое неотложное дело — освободиться от внутренних врагов, то как отразить нам и варваров? Ибо через лазутчиков своих, которых они повсюду высылают вперед, они, хотя и не направляемые божественным законом, но все же сведущие в военном искусстве, узнали об общественном разногласии и о беззащитности и ослабленности земель; и услышав о раздоре королей и распрях между королевствами, они еще более воодушевляются и поднимаются. О, сколько сил придает радостное воодушевление! Итак, имея в виду и то, и другое, .мы, с божьей помощью, приложим силы и энергию, дабы отразить опасность, грозящую церкви как со стороны внутренних врагов, так и со стороны варваров. Мы решительно повелели возлюбленному сыну нашему Конраду и другим знатным людям нашей империи всеми силами препятствовать мощному вторжению врагов-варваров. Также и Вашу светлость во имя общего дела творцом веры нашей христианской, господом нашим Иисусом Христом от всей души умоляем как можно скорее подготовить действенную помощь, постоянно размышляя и заботясь, о себе и своем королевстве, которое да сохранит бог в состоянии процветания. Мы требуем этого во имя пролитой крови Христа и родственного союза, связующего нас 72. И пусть они присоединятся к нам, чтобы стойко и мужественно сражаться за освобождение христианского мира и [в борьбе против] врагов, уже готовых вторгнуться в пределы Германии, словно во врата христианского мира, совместными силами обрести заслуженную победу во славу войска господня. Да не пройдет это незамеченным Вами и да не покажется подлежащим отсрочке. Ведь если, не дай боже, они вторгнутся в пределы Германии и не встретят у входа преград и препятствий, то остальные ворвутся внезапно, [как] молния грозы, которая, мы убеждены, разразилась по слову божьему, ибо мир запятнан разными позорными делами и охладела любовь во многих 73, кем должна бы проповедоваться и упрочиваться вера, и по гибельному их примеру мир запятнан суетой и разного рода симонией и тщеславием. И пусть Ваше величество позаботится, пока общие враги бесчинствуют в соседних краях, чтобы как можно скорее [146] оказать им сопротивление Вашими силами; ибо из земель своих они движутся с тем намерением, чтобы, невзирая на [грозящие] жизни опасности, подчинить себе весь Запад, упаси господи, и веру и имя Христа погубить и уничтожить. И из-за неожиданной победы, которая им с соизволения божьего до сих пор сопутствовала, они дошли до такого невероятного безумия, что уже мнят, [будто] королевства мира принадлежат им и что королей и владык, подчиненных презренной их власти, они попирают и унижают. Уповаем же только на господа Иисуса Христа, с чьим именем мы до сих пор торжествуем свободные от врагов наших, чтобы и они, которые вырвались из мест Тартарейских, потеряв свою гордыню, испытав на себе силы Запада, выступившего против них, были бы сброшены в свой Тартар. И не будут они гордиться, что прошли безнаказанно столь многие провинции, одолели столь многие народы, совершили столь многие злодеяния, когда непредвиденный жребий, вернее -сам Сатана, увлечет их, обреченных на смерть пред победоносными знаменами могучей Европейской империи, как только Германия, поднявшись бурно и пылко на войну, родоначальница и питомица отважного рыцарства Франция, воинственная и смелая Испания, славная мужами и оснащенная флотом богатая Англия, изобилующая неутомимыми бойцами Алеманния 74, морская Дания, неукротимая Италия, не ведающая мира Бургундия, беспокойная Апулия с пиратскими и непобедимыми островами в морях Греческом 75, Адриатическом и Тирренском, Крит, Кипр, Сицилия с островами и землями, прилежащими к океану, кровавая Гиберния 76, бодрым Уэлсом; озерная Шотландия, ледовая Норвегия и прочие знаменитые и славные на западе расположенные королевства [создадут] свое отборное войско, возглавляемое хоругвью с животворящим крестом, которого страшатся не только мятежные народы, но и восставшие демоны. Дано на обратном пути после взятия и разорения Фавенции 77, в третий день июля.

7

[1241]

О чудовищном коварстве иудеев

В течение всего этого времени многие иудеи из заморских областей, а преимущественно из империи, полагая, что народ тартарский и куманский относится к роду тех, кого господь некогда заключил в Каспийских горах 78, [вняв] молитвам Александра Великого, собрались в тайном месте по общему согласию. К ним [тот], кто, кажется, был мудрейшим и могущественнейшим из них, так [147] обратился, сказав: "Братья, [вы], которые суть семя светлого Авраама, виноградник бога Саваофа! Господь наш Адонай долго оставлял нас поверженными под властью христианской. Но ныне грядет час, когда мы обретем свободу, чтобы, наоборот, мы по приговору божьему и их угнетали, чтобы обрел спасение уцелевший Израиль. Ибо вышли братья наши, племя израильское 79, некогда заключенные, чтобы подчинить себе и нам весь мир. И насколько суровым и длительным было предшествующее страдание, настолько большая слава воспоследует. Встретим же их богатыми дарами, оказывая им высшие почести. Нужны им вино, оружие и пища". Когда все благосклонно выслушали эту речь, купили они мечи, ножи, а также кольчуги, какие могли приобрести, и тщательно спрятали их в бочках, дабы надежней замаскировать свое коварство. И, не таясь, сказали они владыкам христианским, под властью которых находились, что те, кого люд тартарами называет, суть иудеи и пьют они вино лишь из иудейского винограда, "и об этом они сообщили нам и с большой настойчивостью просили поставить им вина из нашего винограда, сделанные нами, их братьями. Мы же, желая уничтожить их, варваров и врагов человеческих; и вас, христиан, избавить от неминуемого жестокого уничтожения, приготовили около тридцати бочек вина, напитанного смертельным ядом, чтобы передать им его возможно скорее". И согласились христиане, чтобы эти коварные иудеи преподнесли такой дар коварным [врагам]. Но когда они прошли в отдаленные части Алеманнии и приготовились переправиться со своими бочками через один мост, владелец моста, как это принято, приказал уплатить пошлину за переправу. Они же, дерзя и отказываясь заплатить требуемое, сказали, что во благо империи и даже всего христианского мира обременили себя этим делом, направляясь к тартарам, [чтобы] коварно напоить их своим вином. Но страж моста, не поверив заявлению иудеев, проколол одну бочку, но из нее не просочилось никакой жидкости. Тогда, убедившись в злом умысле, он сорвал обручи и разбил эту бочку, и оказалось, что она наполнена разным оружием. И он воскликнул: " О, неслыханное предательство! И как только терпим мы таких среди нас?" И тут же он сам и остальные, которых привлекло его изумление, тотчас разбили все другие бочки [и], обнаружив, что они наполнены кёльнскими мечами без рукоятей и лезвиями ножей, аккуратно и плотно уложенными, всем явно показали скрытые махинации и неслыханное коварство иудеев, более желавших помочь врагам мира, как говорилось, крайне нуждавшимся в оружии, чем христианам, которые терпят, что они живут среди них и принимают участие в торговых делах, тогда [148] как именно христианами было угодно им гнушаться в этом случае. Ибо скачано [в Писании]: "Не гнушайся египтянином" 80, - и приводится причина, что приняли тебя египтяне рабом и пришельцем в земле своей. И преданы были эти иудеи палачам, чтобы осудили их по заслугам, на пожизненное заключение или убили бы их собственными их мечами.

8

[1243]

Одно весьма страшное послание, направленное архиепископу Бордоскому 81

В те же дни следующее послание, переданное архиепископу Бордоскому 82 и разосланное многим христианским государям, во многом созвучное посланию императора об ужасном разорении, причиненном) бесчеловечным народом, который называется тартарами 83 (но в нем [послании. — B.М.] таттарами или татарами именуется), многих, даже невозмутимых людей повергло в великий страх.

"Гиральда, милостью божией архиепскопа Бордоского, приветствует Ивон, рекомый Нарбоннским, некогда [один] из недостойнейших его служителей... [В начале послания Ивон кается в своих грехах, истолковывая татарское нашествие как божественную кару.] Я потому сказал об этом, что некое племя огромное, люди бесчеловечные, закон которых — беззаконие, гнев — ярость, бич гнева господня, безграничные земли проходя, жестоко [их] разоряет, яростно снося все преграды огнем и мечом. Этим именно летом сей упомянутый народ, называемый таттарами, вступив в Паннонию, которую захватил без сопротивления, бесчисленным войском жестоко осадил тот город 84, в котором мне тогда случилось быть. И было в нем из многих воинов всего пятьдесят человек, которых с двадцатью арбалетчиками 85 герцог 86 оставил для охраны. Все они, завидев войско с одного возвышенного [укрепления], содрогнулись перед нечеловеческой жестокостью спутников Антихриста, и слышался им возносящийся к богу христианскому горестный плач [всех тех], которые без разницы положения, состояния, пола и возраста равно погибли разною смертью, врасплох застигнутые в прилегающей [к городу] местности. Их трупами вожди со своими и прочими лотофагами, словно хлебом питались, [и] оставили они коршунам одни кости. Но что удивительно - голодные и ненасытные коршуны побрезговали тем, чтобы доесть случайно оставшиеся куски плоти. А женщин старых и безобразных они отдавали, как дневной паек, на съедение так называемым людоедам; красивых не поедали, но громко вопящих и кричащих толпами до смерти насиловали. Девушек тоже замучивали до [149] смерти, а потом, отрезав им груди, которые оставляли как лакомство для военачальников, сами с удовольствием поедали их тела. И когда лазутчики увидели с вершины одного горного отрога герцога австрийского с королем Богемии 87, патриархом Аквилейским 88, герцогом Каринтии 89 и, как говорили, маркграфом Баденским 90 и с огромными силами соседних держав и уже построенными в боевой порядок, все это нечестивое войско тут же исчезло и все эти всадники вернулись в несчастную. Венгрию. Они отступили так [же] стремительно, как и нагрянули; вот почему они внушили тем больший страх всем, видевшим это. Из числа бежавших правитель Далмации 91 захватил восьмерых, один из которых, как узнал герцог австрийский, был англичанин, из-за какого-то преступления осужденный на вечное изгнание из Англии. Он от лица презреннейшего короля таттарского дважды приходил к королю Венгрии 92 [как] посол и толмач и угрожал, предварительно приведя достаточно примеров, злодеяниями, которые они учинят, если он не отдаст себя и королевство свое в рабство таттарам. Когда же его наши государи заставили говорить правду о таттарах, он, как кажется, ничего не утаил, но приводил такие сведения, что можно было поверить и в самого дьявола. [Далее следует рассказ англичанина о его злоключениях после изгнания из Англии.] Его же, захваченного лазутчиками, таттары увели с собой; и после того, как они получили ответ 93, что обретут господство надо всем миром, склонили [его] на верность и служение себе многими дарами по той причине, что нуждались в толмачах. [Говоря] о нравах их и верованиях, о телосложении их и росте, о родине и о том, как они сражаются, он клятвенно заверил, что они превосходят всех людей жадностью, злобой, хитростью и бессердечием; но из-за строгости наказания и жестокости кар, назначаемых их властителями, они удерживаются от ссор и от взаимных злодеяний и лжи. Родоначальников своих племен они называют богами и в установленное время устраивают торжественные празднества в их честь; и многие [из празднеств] местные, но лишь четыре общих. И они убеждены, что только ради них одних все было создано. Проявление жестокости по отношению к оказывающим сопротивление они вовсе не считают грехом. А грудь у них крепкая и могучая, лица худые и бледные, плечи твердые и прямые, носы расплющенные и короткие, подбородки острые и выдающиеся вперед, верхняя челюсть маленькая и глубоко сидящая, зубы длинные и редкие, разрез глаз идет от висков до самой переносицы, зрачки бегающие и черные, взгляд косой и угрюмый, конечности костистые и жилистые, голени же [150] толсты, но, [хотя] берцовые кости короче, [чем у нас], все же они одинакового с нами роста, ибо то, чего недостает в берцовых костях, восполняется в верхних частях тела. Родина их, земля некогда пустынная и огромной протяженности, [лежит] далеко за всеми халдеями, откуда они львов, медведей и прочих хищников изгнали при помощи луков и другого оружия. Из их кож они изготовляют себе, хотя и легкие, но все же непробиваемые доспехи. Они привычны не к очень рослым, но очень выносливым коням, довольствующимся небольшим количеством корма, на которых сидят, крепко к ним привязавшись; они без устали и храбро сражаются копьями, палицами, секирами и мечами, но предпочтение отдают лукам и метко, с большим искусством из них стреляют. Поскольку со спины они защищены хуже, чтобы не обращаться в бегство, то отступают под ударом лишь тогда, когда увидят, что знамя их вождя движется вспять. В случае поражения они не молят о пощаде, а побежденных не щадят. Они все, как один человек, настойчиво стремятся и жаждут подчинить весь мир своему господству. Их, однако, насчитывается не более тысячи тысяч. Приспешники же [их] числом шестьсот тысяч, когда они [их] посылают с целью подготовки места для привала войска, мчась верхом на скакунах, за одну ночь покрывают расстояние трех дневных переходов. Внезапно рассеиваясь по всем землям, захватывая всех людей, невооруженных, беззащитных и разобщенных, они производят такое разрушение, что король или вождь захваченной земли не найдет, кого собрать и выслать против них. Они вероломно нападают в мирное время на народы и вождей [этих] стран по причине, которая вовсе не является причиной. Они измышляют, что покидают родину то для того, чтобы перенести к себе царей-волхвов 94 чьими мощами славится Кёльн; то, чтобы положить предел жадности и гордыне римлян, которые в древности их угнетали; то, чтобы покорить только варварские и гиперборейские народы; то из страха перед тевтонами 95, дабы смирить их; то, чтобы научиться у галлов военному делу; то, чтобы захватить плодородные земли, которые могут прокормить их множество; то из-за паломничества к святому Якову, конечный пункт которого — Галисия. Из-за этих вымыслов некоторые из доверчивых королей, заключив с ними союз, разрешали им свободно проходить по своим землям, но все равно погибли, так как они союзы не соблюдают. [151]

9

[1244]

Это сказал Петр, архиепископ Руссии, бежавший от тартар, когда его спросили об их жизни 96

И пока этот роковой жребий надвигался на мир, некий архиепископ из Руссии, по имени Петр, муж, как можно было судить, честный, набожный и достойный доверия, изгнанный тартарами, бежал из своего королевства и спасся, переправившись в области по эту сторону Альп, чтобы для архиепископства своего получить совет и помощь и от братьев своих утешение, если помогут ему, по велению божьему, Римская церковь и милостивая благосклонность [здешних] правителей. Когда же его спросили, насколько осведомлен он о деяниях этих тартар, вопрошающим ответил так:

"Я думаю, что они были последними из мадианитов, бежавших от лица Гедеона до самых отдаленных областей востока и севера и осевших в месте ужасном и в пустыне необитаемой, что Этревом называется. И было у них двенадцать вождей, главного из которых звали Тартаркан. От него и они названы тартарами, хотя некоторые говорят, что они названы от Тарахонта. От него же произошел Чиартхан, имевший троих сыновей. Имя перворожденнного - Тесиркан, второго - Чурикам, третьего - Бататаркан. Они, хотя и были взращены в горах высочайших и почти недоступных, грубые, не признающие закона и дикие и воспитанные в пещерах и логовах львов и драконов, которых они изгнали, все же были подвержены соблазнам. И вот вышли отец и сыновья с бесчисленными полчищами, по-своему вооруженными, и некий величайший город, название которого Эрнак, осадив, захватили его и владыку этого города, которого сразу убили, а Курцевсу, его племянника, бежавшего, преследовали по многим провинциям, опустошая все провинции, которые давали ему убежище. Среди них в большей части опустошена Руссия вот уже двадцать шесть лет. По смерти же отца трое братьев отделились друг от друга. И в течение долгого времени, став пастухами стад, которые захватывали, всех соседних [им] пастухов или убили, победив, или себе покорили. Итак, став многочисленными и более сильными, избирая из своего числа вождей, они стремительно нападали на самые отдаленные места и покоряли себе города, побеждая их жителей. Тесиркан пошел против вавилонян, Чурикан — против тюрков, Бататаркан остался в Орнаке и послал вождей своих против Руссии, Польши и Венгрии и многих других королевств. И эти трое со своими многочисленнейшими полчищами замышляют напасть на соседние части Сирии. И уже прошло, как [152] говорят, тридцать четыре года с тех пор, как впервые вышли они из пустыни Этрев".

Когда его спросили о вероисповедании [их], он ответил, что они веруют в единого владыку мира, и когда отправили посольство к рутенам, поручили [сказать] такие слова: "Бог и сын его - на небе, Чиархан - на земле".

Об образе жизни [их] сказал: "Они едят мясо лошадей, собак и других презираемых [обычно] животных, также, в крайних случаях, человеческое, однако не сырое, а вареное. Пьют кровь, воду и молоко. Они сурово наказывают за преступления, прелюбодеяния, воровство, ложь и убийства, - смертной казнью. Многоженства не осуждают, [и] каждый имеет одну или много жен. Они не позволяют чужестранцам ни жить вместе с собой, ни вести торговые дела, ни участвовать в советах. Они разбивают лагеря обособленно, и если кто чужой замыслит проникнуть в них, того тотчас убивают".

Об обрядах же и верованиях их сказал: "Повсюду утром они воздевают руки к небу, поклоняясь творцу. Вкушая, первый кусок подбрасывают в воздух; [приступая к] питью, сначала часть [жидкос-ти] выливают в землю, поклоняясь творцу. И говорят они, что предводитель их — святой Иоанн Креститель. В новолуние они устраивают шумные празднества. Они сильнее и подвижнее нас и способнее переносить трудности; точно так же и кони их и скот. Женщины [их] — прекрасные воины и особенно лучницы. Доспехи у них из кожи, почти непробиваемые; наступательное оружие [сделано] из железа и напоено ядом. Есть у них многочисленные устройства, метко и мощно бьющие. Спят они под открытым небом, не обращая внимания на суровость климата. Они вобрали в себя уже многих от всех народов и племен. А намерены они подчинить себе весь мир, и было им божественное откровение, что должны они разорить весь мир за тридцать девять лет. И утверждают они, что [как] некогда божественная кара потопом очистила мир, так и теперь всеобщим избиением людей, которое они произведут, мир будет очищен. Они полагают и говорят, что будет у них суровая схватка с римлянами, ибо они называют всех латинян римлянами, и они боятся чудес, [так как веруют, что] приговор о будущем возмездии может меняться. Если они победят, то утверждают, что воистину будут властвовать [над] всем миром. Они довольно хорошо соблюдают договоры [с теми], кто сразу им сдается и обращается в невольника; они берут себе из них отборных воинов, которых всегда в сражениях выставляют вперед. Разных ремесленников они точно так же оставляют себе. Из восстающих против них или презирающих их [153] ярмо они не щадят никого, как и тех, кто их ожидает. Послов они благосклонно принимают, расспрашивают и отпускают".

В конце же, когда его спросили о переправе через моря и реки, сказал, что реки они переплывают на конях и пузырях, для этого приготовленных. И что в трех местах готовят они суда на море. Сказал также, что некто из тартар, по имени Калаладин, зять Чиркана, бежал в Руссию, ибо был уличен во лжи. Его [лишь] благодаря его жене пощадили старейшины тартарские, [a] не убили его.

10

№ 46. Послание некоего венгерского епископа 97 парижскому епископу 98, [10 апреля 1242 г.] 99

Я отвечаю 100 Вам о тартареях, что они пришли к самой границе Венгрии за пять дневных переходов и подошли к реке, которая называется Дейнфир, через которую летом переправиться не смогли. И желая дождаться зимы, выслали они вперед нескольких лазутчиков в Руссию; из них двое были схвачены и отправлены к государю королю Венгрии, и были они у меня под стражей; и от них я узнал новости, которые вверяю Вам. Я спросил, где лежит земля их, и они сказали, что "лежит она за какими-то горами и расположена близ реки, что зовется Эгог; и полагаю я, что народ этот — Гог и Магог. Я спросил о вере; и чтобы не распространяться, скажу, что они ни во что не верят; и они начали говорить, что они отправились на завоевание мира. Буквы у них иудейские, ибо ранее собственной письменности у них не было. Я спросил, кто те, что учат их грамоте; они сказали, что это люди бледные, они много постятся, носят длинные одежды и никому не причиняют зла; и поскольку они сообщили о людях этих много подробностей, которые схожи с религиозными обрядами фарисеев и садукеев, я полагаю, что они — садукеи и фарисеи. Я спросил, разделяют ли они пищу [на чистую и нечистую]; они сказали, что нет; ведь едят они лягушек, собак и змей и все [прочее] без разбора. Я спросил, как они вышли из-за гор, за которыми были; они сказали, что длина и ширина их простирается на двадцать дневных переходов; двенадцать тысяч человек всегда верхом; они охраняют войско. Кони у них хорошие, но глупые. Ведь много коней следуют за ними сами по себе; так что если один скачет верхом, то за ним следуют двадцать или тридцать коней. Панцири у них из кожи, и они прочнее, чем из железа, и точно так же конская сбруя. Пешие, они ни на что не способны, ибо у них короткие ноги и [154] длинное туловище. Они более искусные лучники, чем венгерские и команские, и луки у них более мощные. В какую бы землю они ни вошли, они уничтожают [все] население земли, кроме младенцев, которым Цингитон, что переводится как "Царь царей", государь их, налагает печать свою раскаленную на лицо их. Печать свою Цингитон доверяет сорока двум советникам. Ни один из целого войска не осмеливается [говорить] шепотом, ни один из целого войска не осмеливается спросить, куда идет государь наш или что он намерен делать. Они пьют кобылье молоко и сильно пьянеют. Услышать точные сведения о них мы не можем, ибо впереди них идут некие племена, именуемые морданами, и они уничтожают всех людей без разбору; и ни один из них не осмеливается надеть обувь на ноги свои, пока не убьет человека; и, я полагаю, ими были убиты проповедники и братья-минориты и прочие послы, которых отправил для разведывания король Венгрии. Без колебания они разорили все земли и разрушили все, что ни попадалось, до самой упомянутой реки.

11

№ 47. [Послание Генриха Распе, ландграфа тюрингенского 101 герцогу Брабантскому 102 о татарах. 1242 г.]

Светлейшего мужа, славного и благородного, наделенного необычайными добродетелями и увенчанного процветанием, по замыслу божьему, Й., божьей милостью герцога Брабанта и Бононии, Н., божьей милостью ландграф тюрингенский и палатин саксонский, приветствует и [желает] избежать угрозы, [нависшей над] христианской верой.

Внемлите острова и все народы христианской веры, крест господень исповедающие, в пепле и рубище, посте и рыдании, и плачем возрыдайте, исторгните потоки слез, ибо грядет и [пропуск в рукописи. — В.М.] снова грядет день господень, великий и горький 103 чрезмерно, когда явится неслыханное гонение на крест Христа с севера и от моря, когда смятутся умы и опечалятся сердца, лица омоются слезами, а души отягчатся вздохами, [лишь] временами обретая покой. В меру своих возможностей мы сообщаем вам, что бесчисленные племена, ненавидимые прочими людьми, по необузданной злобе землю: с ревом попирая, от востока до самых границ нашего владения подвергли всю землю полному разорению, города, крепости и даже муниципии разрушая, не только христиан, но даже язычников и иудеев, никого не щадя, всех равно без сострадания предавая смерти, за исключением одних лишь младенцев, [155] которым царь их, величаемый Цингитоном, ставит клейма на лбу. Людей они не поедают, но прямо пожирают. Едят они и лягушек [и] змей и, дабы быть кратким, не различают никакой пищи [чистой от нечистой]; и как при виде льва бегут все животные, так при виде этого племени все народы христианские обращаются в бегство. Даже команы, люди воинственные, не смогли в земле своей выстоять против них, но двадцать тысяч команов бежали к христианам и вступили в союз с христианами 104; и готовы они сражаться против каждого народа, кроме вышеупомянутого. Что удивительного? Ведь у них страшное тело, яростные лица, гневные глаза, цепкие руки, окровавленные зубы, а пасти их в любое время готовы поедать человечье мясо и впивать человечью кровь; и таково количество их, что полчище их тянется на двадцать дневных переходов в длину и пятнадцать — в ширину. И чтобы немногими словами выразить многое, [скажем, что], поскольку упомянутые люди, называемые тартарами, всю Руссию и Польшу вплоть до границ Богемского королевства и половину Венгерского королевства подвергли полному разорению и как бы неожиданно врывались в города и вешали правителей [их] в центре города, полагаем мы, что они — меч гнева господня на прегрешения народа христианского, чему свидетель - блаженный Методий 105, который называет этих тартар из-маильтянами и дикими ослами, лесными ослами и т.д. Мы же, уповая на доброту и сострадание всевышнего судии, смиренно [умоляем] святых мужей проповедников и миноритов, дабы они призвали весь народ христианский, идущий за крестом, молиться, скорбеть и поститься. Предлагаем также, обратив помыслы к небесам, взять щит и меч. Ибо мы предпочитаем погибнуть в войне, чем видеть беды народа нашего и [осквернение] святынь. Если щит наш, на который придется первый удар, сокрушится, если наша стена занялась 106 и земля разорена, [то и] соседние стены и соседние провинции подвергнутся опасности. Прощай. Я услышал от брата Роберта из Фелеса, что без колебания тартары эти разорили семь монастырей братьев его.

12

№ 48. [Послание аббата монастыря Святой Марии в Венгрии 107.

К священнослужителям и всем верным святой матери церкви, которые увидят или услышат сие послание, [обращаются] Ф., милостью божией смиренный аббат монастыря Святой Марии, и все здешнее братство Ордена святого Бенедикта, находящееся в Венгрии. Да [156] пошлет нам дух святой утешение, спасение, которое принес вам святой Венедикт, и вечную славу.

Подателей сего братьев-священнослужителей В. и Й., монахов храма нашего, которых мы посылаем из монастыря Святой Марии в Русции в Гибернию для пребывания [там], мы вверяем вашей милости. И это мы вынуждены были сделать из-за неожиданного нашествия тартар, о которых говорят, что они измаильтяне, о горе! Увы, мать церковь, стенающая и горюющая о детях [своих], преданных богу, которых разметало среди разных народов из-за тартар, [которые], неожиданно нагрянув, мощным ударом вторглись в восточные пределы и огромную часть людей, живших там, предали смерти. Кроме того, богатства церкви нашей и доходы братьев, идущие на их содержание, они совершенно разграбили; и, говорят, что прошло сорок два года 108 с тех пор, как сошли они с гор, [в которых] находились в заключении. Они, идя из проклятых, как мы думаем, мест, дабы жестоко разорить провинции Азии, четырех царей с князьями этой земли бесчеловечно умертвили. Ведь весьма могущественного короля Каппадокии 109, царя персов с его приближенными, равно как 25 могущественнейших князей в Русции 110, блаженной памяти князя Г[енриха] Польского 111 уничтожили с сорока тысячами людей за один день, как за одно мгновение. Кроме того, они обратили в бегство славного короля венгерского, Белой величаемого, трех архиепископов и четырех епископов и шестьдесят пять тысяч человек. И в этой битве король Коломан 112, брат упомянутого короля, был смертельно ранен, так что спустя недолгое время скончался. Затем, продвигаясь к границам благородного герцога Австрии 113, Штирии 114, Тревизского маркграфства 115, Мораннии 116 и Богемии, когда на Рождество господне Дунай сковался льдом, с великой силой они переправились на другой берег реки; разоряя земли упомянутых властителей и все жестоко уничтожая на пути, не щадя ни мужчин, ни женщин, они с бесстыдством совершают то, что невозможно выразить словами. Они спят в церквях с женами своими, а из других мест, богом освященных, о горе! делают стойла для коней. Их дерзость, благодаря гневу божьему, настолько возросла, что прелаты, а именно архиепископы, епископы, аббаты, правители и народ в смятении бегут пред разнузданными варварскими вождями, не ожидая ничего иного, кроме смерти; убитые монахи, монахини, проповедники, принявшие горестную смерть, ставшие мучениками во имя Христа, приобщаются, как мы думаем, к вечному блаженству. Вот почему мы смиренно взываем к вашей милости, чтобы им, явившимся к вам, насколько это [157] возможно, было бы с состраданием предоставлено убежище. Писано в Вене, в год благодати 1242, в канун январских нон.

И в эти времена из-за этих ужасных слухов часто произносились такие стихи, возвещающие приход Антихриста:

"Когда минует год тысяча двести

Пятидесятый после рождества Девы благой.

Будет Антихрист рожден, преисполненный демонической силой".

13

№ 49. [Послание Иордана, провинциального викария францисканцев в Польше. 10 апреля 1242 г.]

Всех любезнейших христиан, к которым дойдет сие послание, приветствует брат Иордан ордена братьев-миноритов, викарий провинции Польши, Пинского [Пражского — ?] монастыря, [вместе] с другими братьями.

Из-за греховных деяний людей [и] приумножения в мире плевел настигло нас давно предвиденное и предреченное, но словно нежданное-негаданное возмездие. Изгнаны братья-проповедники и наши и прочие правоверные племенем тартариев, возникшим из Тартара, — из наших писем вы увидите, что они [совершили] со злодейством, о котором уже некогда говорилось в Писании (ибо они, уничтожив многие неведомые народы, разорили также известную нам Руссию, в которой, говорят, было семь князей), и вот, о горе! они вторглись в пределы [нашей] церкви и стремительно миновав бурные реки и непроходимые леса, они непостижимым образом заняли большую часть могущественного Венгерского королевства, о чем со всей точностью из-за расстояния сообщить не можем, однако то, что совершено в нашей провинции, достоверно опишем; ибо уже почти вся Польша этим варварским народом жестоко разорена; они не щадят людей, невзирая на возраст, на положение, на пол, но всех предают мечу, а места, освященные богом, оскверняют, и уже стоят они на пороге Алеманнии и Богемии, чтобы сотворить то же самое, что с нами и прочими христианами, если не вмешается бог; тем более что христианский мир, отягченный междоусобными войнами и расколами, как кажется, менее стремится ко всеобщему благу и миру республики [Христа], чем надлежит; встревоженные такими опасностями, мы требуем, чтобы вы возносили молитвы, и к этому побуждаем всех праведных спасительными увещаниями. Знайте же, что уже пять монастырей проповедников и две кустодии братьев наших целиком уничтожены, а принадлежало им на севере большее земельное пространство, чем Тоскане и Ломбардии; враги беснуются, ибо три кустодии [158] выстояли, а одна кустодия, даже почти две, остались нетронутыми. Из третьей же, которая Богемией зовется, навстречу вышел король 117 с бесчисленным множеством войска; но уповаем на бога. Дано в Пинске [Праге — ?], в год от Рождества 1242, в четвертый день апрельских ид.

14

№ 50. [Послание доминиканского и францисканского монахов о татарах. 1242 г.]

Всех братьев приветствуют брат Р. из ордена проповедников и Й. из ордена миноритов. Вы слышали разные слухи от разных [людей] о проклятых тартарах. Знайте же, что то, о чем мы вам пишем, в высшей степени правдиво (о, если бы это было ложно!). Они - люди сильные и воинственные. Они многочисленны и достаточно хорошо вооружены. Они разорили многие земли и знайте, что в их числе — большую часть Русции, разрушили город Риону 118 и крепость, которая в нем была, [и] многих убили. Рассказали нам беженцы из земли той, главным образом в Саксонии, что землю ту с крепостями они атаковали с помощью тридцати двух осадных устройств. И с русценами они боролись [в течение] двадцати лет. А в нынешнем году, придя перед Пасхой в Польшу, они заняли богатые города, убив многих [жителей]; и когда с ними столкнулся герцог Генрих Польский со своим войском, они убили его и, как говорят, почти десять тысяч его [воинов]. Продвигаясь от Польши, они достигли границ Тевтонии; затем, повернув в Моравию и разорив эту богатую землю, они встретились с другим войском, идущим через Венгрию; и, говорят, что, имея перевес на своей стороне, они только что захватили плодороднейшую часть Венгрии, изгнав ее короля 119. И только что мы услышали, что снова шесть войск тартарских сошлись и, как полагают, для того, чтобы мощным натиском вторгнуться в Тевтонию, зная, что жители ее воинственны. Вот почему вся Тевтония готовится к сражению, взяв крест; и они старательно укрепляют города и крепости; а особенно необходимо во имя процветания церкви горячо молиться. Ибо если тевтоны, не дай боже, будут побеждены, мы не думаем, что кто-либо из христиан сможет противостоять им. Король Тевтонии 120 и сын императора 121 предполагают в приближающийся праздник святого Якова 122 выступить против них с огромным войском и, хотя те называются тартарами, много в их войске лжехристиан и команов, которых по-тевтонски мы называем вальвами 123. И собрались они в городе Мерзебурге 124 [и] там услышали, что король Венгрии [159] написал королю Богемии 125, что он желает выступить [им] навстречу, собрав людей и снарядив огромное войско. Однако он не дерзнул выступить из-за великой силы тартар, но сказал, что желает удалиться в какое-нибудь укрепленное место близ моря. Прощайте.

15

№ 51. [Послание от Г., главы францисканцев (?) в Кёльне, включающее послание от Иордана и от главы в Пинске (?) о татарах. 1242 г.]

Всех, кому предстоит ознакомиться с этими посланиями, брат Г. из Кёльна, гардиан недостойный, приветствует. Да будет известно вашей милости, что я получил послания, направленные братьями нашими герцогу Брабантскому, в такой форме:

Светлейшему господину [Генриху], герцогу Брабантскому, брат Иордан, вице-министр братьев-миноритов королевства Богемии и Польши, и брат А., кустод пинский и гардиан этого места, вместе с обителью, [возносят] смиренные и преданные молитвы.

Поскольку исключительное величие вашего благородства на радость нашему ордену не гнушается проявлять свою благосклонность, вы милостиво одобрите совершенное. И вот, конечно, понимая, что вы являетесь ревнителем бога и республики [Христа], вашей светлости направляем сие [послание], дабы поведать, как некие варвары, коих мы обыкновенно называем тартарами, из-за раздоров и легко мыслил представителей светской и церковной власти дерзко нахлынув, многих христиан и могущественное Венгерское королевство и пять герцогств польских предали мечу. А изгнав упомянутого венгерского короля 126 и убив главного герцога польского 127 со многими воинами, которых они застигли врасплох, за короткое время они не только в упомянутых землях, но даже и в марках, в большинстве своем, к королевству Богемии принадлежащих, произвели великое побоище, одерживая победу скорее коварством, нежели силой; ибо когда они знают, что на них движется войско противника, часто, даже — всегда, они делают вид, что бегут и отступают, [но] спустя короткое время, возвращаясь, с еще большей яростью нападают и сражаются, не щадя никого, [невзирая на] пол, возраст или положение; они оскверняют места, освященные богом, [и] спят в них с женами, а к гробницам святых привязывают коней своих; и мощи святых отдают на съедение зверям земным и птицам небесным 128; многих обращает в бегство ужас, [внушенный] только именем их. Ибо поскольку из-за гнева божьего процветает коварство в руках их, а численность их день ото дня возрастает, а мирных людей, которых побеждают и [160] подчиняют себе как союзников, а именно великое множество язычников, еретиков и лжехристиан, превращают в своих воинов, возникает опасение, как бы все христианство не подверглось уничтожению; только если смилостивится бог и объединит праведных узами мира, только тогда будет отведен гнев господень, которым тартары, спутники дьявола, искореняют живое с земли. Потому вам можно [пропуск?] великие опасности, мы, однако, решили кратко обратиться с увещанием к вашей светлости; только когда вы и прочие правители и прелаты и все православные и веры христианской ревнители поспешите навстречу этим неминуемым несчастьям с молитвами и постами, а также готовя воинов и вооружение, дабы укрепились духовным и светским оружием во избежание угрожающей бури, свобода христианская вздохнет полной грудью. Они, называемые тартарами, разорили уже Индию, Великую и Малую, да еще Персидское царство, а в Русции они прошли через 72 княжества, затем — [через] Венгрию, Польшу, и самого правителя земли этой и множество народа убили. А перед [днем] Вознесения господня 129 они вторглись в Моравию, где пребывают [ныне]. Кроме того, женщины их вооружены и скачут верхом и никого не щадят. И та, которая лучше сражается, пользуется наибольшим успехом, как у нас та, что умеет лучше ткать или шить или более красива, [считается] наиболее желанной для брака. Прощай.

16

61. [Донесение о татарах, сообщенное в Лионе 130 доминиканцем Андре 131. 1245 г.]

[...] Кроме того, брат Андреас и еще один проповедник недавно прибыли в Лугдун; один из них был послан два года тому назад господином папой к царю тартарскому. И брат тот на расстоянии сорока пяти дневных переходов за Аконом нашел некое войско тартарское, в котором было около трехсот тысяч всадников из числа самих тартар, не считая пленников, обложенных данью, от многих народов. И это войско [находилось в авангарде ?] войска великого царя, [отстоявшего от него] на расстояние пяти месяцев пути. Появился же в этом войске некто по всем делам и облику и вере ревностный католик, из тех, кого называют монахами, и который получил от царя такую власть, что прежде, чем какое-либо царство должно быть завоевано, он просит [у беречь] то, что мирно, и защищает церкви и возводит и восстанавливает разрушенные; он берет под свое покровительство всех верующих людей и всех христиан, которые отдают себя под власть этого царя. Ибо царь [161] тартарский стремится только к господству надо всеми, а также к монархии всего мира и не жаждет ничьей смерти, но каждому позволяет пребывать в своей вере после того, как подчинит себе, и никого не заставляет обращаться в чуждую ему веру.

О религии их

Также брат, которого спросили о религии их, ответил, что они верят, что есть один бог, и имеют свои обряды, которые всеми должны соблюдаться под угрозой наказания. Государством своим они управляют справедливейшим образом. Ведь если кого-либо,, пренебрегшего своими женами и служанками, они застают с женой или служанкой или дочерью другого, или уличат во лжи, безо всякой жалости предают того смерти.

О Мощи их

Также мощь их такова, что они уже подчинили себе почти всю Восточную Азию, находясь на расстоянии всего двух дневных переходов от Антиохии 132, и вторглись бы уже и в нее, если бы упомянутый монах не удержал их. Но ныне он более не может их удерживать. И прошло двадцать пять лет с тех пор, как они изгнали хоразминов 133 из земли их, а они (хоразмины. -В.М.) одержали победу над христианами в Святой земле 134, и поэтому они (татары. —В.Н.) насмехаются над ними (христианами. — В.М.), что они осмеливаются выступить против могущественнейшего царя тартарского. И среди прочих царств он покорил себе некоего султана Иконии 135, земля которого гораздо обширнее всех царств по сю сторону гор; и каждый день он посылает ему в качестве дани тысячу золотых перперов 136 и одного квирита в услужение. Вооружение у них легкое и [сделано] из кожи. Баллистами они не пользуются, но зато они — отличные лучники. Пища их довольно скромна; ибо вяленое и высушенное мясо лошадей и тому подобных животных они измельчают в порошок и растворяют порошок в воде или в кобыльем молоке и пьют и так насыщаются.

О происхождении царя тартарского

Также тот брат сказал, что царь их - сын христианки. Ибо отец его, когда покорил себе всю Индию и того, кто называется пресвитером Иоанном 137 (имя, которое дается всем царям Индии), убил, то взял в жены его дочь, а от нее родился тот царь, что ныне правит у тартар. И по настоянию этой женщины и был приведен к царю тартарскому упомянутый монах. Ибо он был ранее с упомянутым пресвитером Иоанном. И когда царь тартарский понял, что он — святой человек и дает добрые советы, он оставил его и передал ему указанную власть. Этот монах послал господину папе 138 через упомянутого брата в дар посох из слоновой [162] кости и написал ему и Фридриху, что он любит их, [но] осуждает за то, что, будучи главами церкви, они находятся во взаимной вражде, не обращая внимания на то, что могущественнейший царь тартарский вот-вот выступит против них, а мощи его не сможет противостоять и весь христианский мир.

Также об упомянутом брате

Упомянутый брат рассказал многое другое, что перешло бы границы достоверного, если бы его авторитет не являлся подтверждением истинности сказанного. Знает он также арабский и халдейский языки, и от него не могло утаиться ничего из того, о чем они говорили. И был он с упомянутым монахом в течение двадцати дней, и монах оказал ему великие почести и послал гонца своего с ним к господину папе.

Также дядя этого царя тартарского стоит во главе того войска, которое напало на Венгерское королевство 139. Я слышал также от одного брата, что папа написал епископу Осанскому (?), что вскоре будет избран новый царь, лучше, чем тот, который умер.

Комментарии

1 Константинопольский патриарх Герман II (1222-1240) неоднократно обращался к папе римскому Григорию IX с предложением об унии греческой и латинской церквей, мотивируя это тем, что латиняне и греки, связанные единством веры, должны объединиться для борьбы с врагами церкви. В 1232 г. он пишет послание по повелению василевса Иоанна III Дуки Ватаца (1222—1254). Греческий текст послания не издан. Изложение его см. в кн.: Laurant V. Les Regestes des actes du Patriarcat de Constantinople, t.1 (4). Paris, 1971, N 1257, p.65 - 68. В заключительной части послания Герман II перечисляет народы, находящиеся под властью греческой церкви. Среди них — "неисчислимый народ Русии". В латинском переводе послания, приводимом Матфеем Парижским под 1237 г., среди упоминаемых в оригинале народов отсутствуют "авсги" (т.е. абхазцы).

2 Иберы — одно из кавказских племен.

3 Лазы — одно из кавказских племен, коренное население юго-восточного побережья Черного моря.

4 Аланы. О христианстве у аланов (асов), предков современных осетин, см: Кулаковский Ю.А. Христианство у Алан. — ВВ, СПб., 1898, 1 1, с. 1-18.

5 Готы, хазары — речь идет, видимо, о готах и хазарах, живущих в Кассарии (Крым). Об их вероисповедании см.: Кулаковский Ю.А. Прошлое Тавриды. Киев, 1906.

6 Королевство улгар - Болгария. Возможно, это намек на победу у Клокотницы, одержанную весной 1230 г. царем Иваном Асеном II (1218-1241) над императором Феодором Ангелом (1224-1230). Полагают, что послание Германа II было написано вскоре после этого события.

7 Король франков - Людовик IX Святой (1226-1270), французский король из династии Капетингов.

8 Сарацинами в эпоху средневековья называли все мусульманские народы.

9 Горный Старец. В "Путешествии Марко Поло" есть описание некоей страны Мулект (Mulecte, Mulcete, Mulette, Melete, Mulete, Milicie, Mulehet), в которой жил горный старец по имени Ала-ад-дин. В комментарии, составленном В.В. Бартольдом, читаем, что Ала-ад-дин (убит в 1255 г.) был главой секты исмаилитов, или асасинов; ему наследовал его сын Рукн-ад-дин, сдавшийся в 1256 г. монголам. Главные замки асасинов находились в Кухистане и в особенности в горах к югу от Мазандерана (Минаев И.П. Путешествие Марко Поло. Ред. В.В. Бартольд. СПб., 1902, с. 57). Д.Сондерс полагает, что посланцы от "Горного Старца" могли быть из северной Персии или из Сирии (Sounders J.J. Matthew Paris and the Mongols. - In: Es— says in Medieval History, presented to B. Wilkinson. Toronto, 1969, p. 120); под "северными горами" тогда следует понимать Кавказ (ibid., p. 121). Образ Горного Старца, быть может, заимствованный из сочинения Марко Поло, сохранился в одном из вариантов старофранцузской поэмы "Семь римских мудрецов" (ок.1300 г.) (Runte H.R. A Forgotten Old French Version of the Old Man of the Mountain. — Speculum, Cambridge, Mass., 1974, v. XLIX, p. 544).

10 В XIII в. с Великой Венгрией отождествлялась Башкирия. Подробнее см. комм. 114 к "Великому сочинению" Роджера Бэкона.

11 ad eldolmandas — букв.: чтобы укротить.

12 В данном случае титул "хан" воспринят автором хроники как имя собственное. Г. Люард предположил, что здесь имеется в виду Бату (Matthei Parisiensis Chronica Majora, vol. III. London, 1876, p. 488).

13 Это одна из попыток дать этимологическое истолкование этнониму "татары". Матфей Парижский производит его от названия легендарной реки Тар (или Тартар), хотя позднее всеми принятой стала этимология, основанная на каламбуре французского короля Людовика IX, назвавшего татар "выходцами из Тартара" (ада) (Voegelin E. The Mongol Orders of Submission to the European Powers, 1245-1255. — Byzantion, Boston, 1941, vol.15, p. 406; Saunders J.J. Op. cit., p. 124). На самом деле, надо полагать, в основе лежит китайское "та-та", понятие, относящееся к северным от Китая племенам (Saunders J.J. Op. cit., p. 124). Самоназвание кочевников "монголы" впервые появляется у Плано Карпини, и с этого времени этнонимы "татары" и "монголы" становятся взаимозаменяемыми в латинской литературе средневековья.

14 Готия — остров Готланд.

15 Фризия — это название относилось в Средние века к Нидерландам (Saunders J.J. Op. cit., p. 118) .

16 Гернему — Ярмут.

17 Король Англии - Генрих III (1234-1272).

18 Гораций Флакк Квинт (65-8 гг. до н.э.). Послание XVIII, 84 (пер. Н.С.Гинцбурга). Цитируется по изданию: Гораций Флакк Квинт. Полное собрание сочинений. Пер. под ред. Ф.А.Петровского. М.-Л., 1936, с. 318).

19 Епископ Уинчестерский - Пьер де Рош (Petrus de Rupibus) (1205-1238) (Handbook of British Chronology, ed. F.M.Powicke. London, 1961. p. 258).

20 С.Томашевский усматривал в этом игру слов: canes - собаки, сап — хан (Томашивсъкий С. Предтеча Исидора Петро Акерович, незнаний митрополит руський (1241—1245). — Analecta ordinis s. Basilii Magni. Записки чина св. Василия Великого, Жовква, 1927, т. II, вип. 3-4. с.244).

21 Еванг. от Иоанна, X, 16.

22 Изложение фрагмента из "Ученой истории" (упоминается Матфеем Парижским далее) Петра Коместора (ум. ок.1179) (Pet-rus Comestor, col. 1498).

23 "к превратному уму" (библ.): "И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму, делать непотребства" (Прслание к римлянам, I , 28).

24 В данном фрагменте Матфей Парижский дважды пытается дать этимологию этнонима "татары". И то и другое толкование можно отнести к вульгарной этимологии. Тем не менее первое из них (татары как "выходцы из Тартара") получило широчайшее распространение и проникло на страницы многих западноевропейских сочинений средневековья, авторы которых тем самым выражали ненависть и неприязнь к неведомому варварскому племени (Altunian G. Die Mongolen und ihre Eroberungen in kaukasischen und kleinasiatischen Landern im XIII. Jahrhundert. Berlin, 1911, S. 18).

25 Дация — Дания. В этой же форме встречается у Бартоломея Английского (см. комм. 55).

26 Вальдемар II, король датский (1202-1241).

27 Блаженный Эдуард - Эдуард Исповедник, король английский (1042-1066), канонизированный в 1161 г.

28 Даны (даки) — датчане. См. также комм. 103 к сочинению Бартоломея Английского "О свойствах вещей".

29 На самом деле сын Вальдемара II от первого брака Вальдемар умер в 1231 г. В 1241 г. на престол вступил Эрик IV.

30 Король Вальдемар II родился в 1170 г.

31 На самом деле, 39 лет.

32 Сифия — Скифия. См. также комм. 19 к сочинению Бартоломея Английского "О свойствах вещей".

33 Вальдемар II вел завоевательную политику в странах по побережью Балтийского моря.

34 Конфликт между Генрихом (король Эрик IV) и его братом, герцогом Авелем, возник в 1242 г.

35 См. комм. 15.

36 Гутия - Готия. См. комм. 14.

37 Средневековые авторы различают Великую (в Поволжье) и Малую (в Паннонии) Венгрию.

38 Король Богемии Вацлав I (1240-1253).

39 См. комм. 18.

40 Проповедники — монахи-доминиканцы.

41 Винориты — монахи-францисканцы.

42 Король венгерский - Бела IV (1235-1270).

43 Парижский епископ Гильом III Овернский.

44 Английский король — Генрих III.

45 Архиепископ кёльнский — Конрад Гогенштадский.

46 Имеется в виду церковно-политический конфликт между папой римским Григорием IX (1227-1241) и германским императором Фридрихом II Гогенштауфеном (1212-1250).

47 Король франков - Людовик IX Святой.

48 Королева Бланкия - Бланка Кастильская (1188-1252), жена Людовика VIII Льва, короля Франции.

49 Полагают, что именно эти слова породили толкование этнонима "татары" как "выходцы из Тартара".

50 Германский император Фридрих II Гогенштауфен.

51 Английский король Генрих III.

52 Послание Фридриха II Генриху III сохранилось только в составе "Великой хроники" Матфея Парижского.

53 Куманы - половцы. См. комм. 59 к "Великому сочинению" Роджера Бэкона.

54 Рутены — русские.

55 Клева - Киев; Киев был взят 6 декабря 1240 г. Под 1240 г. русские летописи повествуют: "Приде Батый Кыевоу в силе тяжьце многомь множьствомь силы своей и окружи град и остолпи си Татарьская. И бысть град во обьдержаньи велице, и 6е Батый оу града. И [о]троци его обьседяхоу град. И не 6е слышати от гласа скрипания телегъ его, множества ревения вельблудъ его и рьжания от гласа стадъ конь его. И 6е исполнена земля Роуская ратных.. [...] Постави же Баты порокы городоу подъле вратъ Лядьскьх [...] Порокомъ же бес престани бьющим, день и нощь, выбиша стены, и возиидоша горожаны на избить стены и ту беаше видити ломъ копеины и щетъ скепание, стрелы омрачиша светъ побеженымъ [...]" (ПСРЛ, т. II. СПб., 1908, стб. 784-785). "Взяша Кыевъ Татарове и святую Софью разграбиша и манастыри все и иконы и кресты честныя и взя оузорочья церковная взята, а люди от мала и до велика вся убиша мечом. Си же злоба приключися до Рождества Господня, на Николинъ день" (там же, т. 1, вып. 2. Л., 1927, стб. 470). Плано Карпини пишет о том, что татары "осадили Киев, который был столицей Руссии, и после долгой осады они взяли его и убили жителей города" (Карпини-Рубрук, с. 45).

56 Венгерский король Бела IV.

57 Видимо, подразумеваются Карпатские горы (Heinisch K.R. (ed.). Kaiser Friedrich II. in Briefe und Berichte seiner Zeit. Darmstadt, 1968, S. 514).

58 Миллиарий - в английских источниках: миля.

59 Сражение произошло у местечка Мохи (Мухи) на реке Шайо (История Венгрии, т. 1. Ред. В.П. Шушарин. М., 1969, с. 148).

60 Сражение состоялось 11 апреля 1241 г.

61 Иллирийское королевство. Бела IV отправился в Хорватию, а затем нашел убежище на прибрежных островах Далмации (Ледерер Э. Татарское нашествие на Венгрию в связи с международными событиями эпохи. - Acta historica Academiae scientiarum Hungaricae. Budapest, 1953, t. 2, fasc. 1-2, p. 14, 17; История Венгрии, т. 1, с. 148). С XIII в. власть в Хорватии и Далмации иногда передавалась сыну или брату венгерского короля (История южных и западных славян. Под ред. И.А. Воронкова, М., 1969, с. 49). В 1227-1241 гг. герцогом Хорватии и Далмации был Кальман, брат Белы IV.

62 Ватиенский епископ - епископ вацкий Стефан II . Рогерий в "Жалобной песне." говорит, что Бела IV "послал Стефана, вацкого епископа, за помощью к императорской и римской (папской.- В.М.) курии" (Rogerius, p. 575).

63 Взято из Евангелия: "Сей ученик и свидетельствует о сем и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его" (Иоанн, XXI, 24).

64 Король германский Конрад IV (1250-1254).

65 Король Богемии Вацлав I.

66 Герцог Австрии Фридрих II Бабенберг (ум. 1246).

67 Герцог Баварии Оттон II (1231-1253).

68 Пруктены — один из этнонимов, обозначающих пруссов. См. также комм. 84 и 100 к сочинению Бартоломея Английского "О свойствах вещей". Другое прочтение — рутены (Heinisch K.J. (ed.). Op. cit., S. 515).

69 Генрих II Силезский погиб в битве при Лигнице 9 апреля 1241 г.

70 Имеется в виду Вату.

71 Папа римский Григорий IX.

72 Женой Фридриха II в третьем браке была дочь Генриха III Изабелла (ум. в декабре 1241 г.).

73 Евангелие от Матфея, XXIV, 12.

74 Алеманния - Швабия.

75 Греческое море - Эгейское (Эллинское) море.

76 Гиберния - Ирландия.

77 Фавенция - Фаэнца.

78 Изложение этой легенды см. фрагмент 3 (комм. 22).

79 Истоки легенды о татарах как об одном из "десяти племен Израилевых" подробно рассмотрены американским историком А.Р.Андерсоном (Anderson A.R. Alexander's Gate, Gog and Magog, and the Inclosed Nations. Cambridge, Mass., 1932). cм. также комм. 4 к "Анналам Бёртонского монастыря" и комм.4 к "Великому сочинению" Роджера Бэкона.

80 "...не гнушайся египтянином, ибо ты был пришельцем в земле его" (Библия, Пятая книга Моисеева: Второзаконие, XXIII, 7); "Помни, что и ты был рабом в Египте" (там же, XXIV, 18).

81 Послание принадлежит Ивону Нарбоннскому и описывает события 1241 г. (Strakosch-Grassmann G. Der Einfall der Mongolen in Mitteleuropa in den Jahren 1241 und 1242. Innsbruck, 1893, S. 191). Г. Штракош-Грасманн выражал сомнение по поводу точности большей части этого послания (ibid., S. 188).

82 Епископ Бордоский Гиральд.

83 В данном случае соблюдается орфография латинского оригинала.

84 Нейштадт (Neustadt), город в Австрии, расположенный примерно в 8 милях от Вены. Основан в 1194 г. (Прислер Е. Краткая история Австрии. М., 1952, с. 14).

85 Арбалетчики считались тем родом войск, который мог успешнее, чем тяжело вооруженные рыцари, отразить атаки татар (Ледерер Э. Указ.соч., с. 15, 36).

86 Герцог - Фридрих II Бабенберг.

87 Король Богемии Вацлав I.

88 Патриарх Бертольд Аквилейский.

89 Герцог Бернгард II Каринтийский.

90 Маркграф Баденский Герман V. Г. Штракош-Грассманн полагал, что показание Ивона Нарбоннского о совместных действиях этих европейских правителей вполне достоверно (Strakosch-Grassmann G. Op. cit., S. 190-191).

91 Правитель Далмации. Кальман, младший брат Белы IV, король Галиции (1214—1241), герцог Хорватии и Далмации.

92 Бела IV.

93 "...они получили ответ..." О религиозных обрядах татар см. комм. 141 к "Великому сочинению" Роджера Бэкона.

94 Тела трех вифлеемских царей-волхвов хранились в Кёльне будто бы с 1164 г. и почитались в качестве святых, хотя сведений об их канонизации нет (Harris S. The Historia trium regum and the Medieval Legend of the Magi in Germany. — Medium Aevum, Oxford, 1959, vol. XXVIII, p. 23-24).

95 Тевтоны - немцы.

96 См. комментарий к "Анналам Бёртонского монастыря", где также приводится изложение речи Петра.

97 Д. Синор полагает, что им был епископ вацкий (Sinor D. Un voyageur du treizieme siecle: le Dominicain de Hongrie. — Bulletin of the School of Oriental and African Studies. University of London, 1952, vol. XIV, part 3, p. 599).

98 См. комм. 43.

99 Эта датировка приведена Г. Люардом. Дж. Беццола, правомерно утверждая, что по своему содержанию послание относится ко времени разорения Киева в декабре 1240 г., считает ее ошибочной и предлагает датировать 1239/40 г. (Bezzola G.A. Die Mongolen in abendlandischer Licht, 1220-1270. Ein Beitrag zur Frage der Volkerbegeghungen. Bern-Munchenr 1974, S.54).

100 См. комментарий к "Анналам Уэйверлейского монастыря".

101 Генрих Распе (1202—1247), ландграф тюрингенский с 1227 г.

102 Генрих Брабантский.

103 Взято из Библии — "Книга пророка Софонии", I, 14.

104 40-тысячная половецкая орда потерпела поражение от монголо-татар в начале 1239 г. в устье Волги. Спасшиеся от них половцы бежали в Венгерское королевство. Бела IV, рассчитывая использовать их в качестве своего войска, предоставил им для расселения область между Дунаем и Тиссой - долины рек Темеш, Марош и Кереш. Однако выступившие, против половцев светские магнаты заставили их уйти из Венгрии (История Венгрии, т.1, с. 131). О разгроме половцев и о бегстве их в Венгрию повествует венгерский магистр Рогерий в "Жалобной песне" (Rogerius, p. 553-554).

105 Мефодий Патарский, автор "Откровения".

106 См. комм. 18.

107 В. Абрахам полагал, что это послание исходит из ирландского монастыря, находящегося на Руси (Abraham W. Powstanie organizacyi kosciola laciriskiego na Rusi. Lwow, 1904, s.69).

108 Ср. данные в сообщении Петра Акеровича ("Анналы [170] Бёртонского монастыря", фрагмент 9 "Великой хроники" Матфея Парижского) .

109 Каппадокия — древняя область в центральной части Малой Азии.

110 Количество русских князей в посланиях, содержащихся в "Книге дополнений", постоянно меняется.

111 См. комм. 69.

112 См. комм. 91.

113 Герцог Австрии — Фридрих II.

114 Герцогство Штирия.

115 Тревизское маркграфство — область в Северной Италии.

116 Моранния — Моравия.

117 Вацлав I.

118 Риона - Киев.

119 Бела IV.

120 Фридрих II, германский император.

121 Конрад IV, сын германского императора Фридриха II, король.

122 Праздник святого Якова - 25 июля.

123 Команы — половцы. Немцы называли их флавен, фалон (Пономарев А. Куман-половцы. - ВДИ, М“ 1940, 1 3-4, с. 366). См. комм. 53, 104.

124 Мерзебург — Марбург.

125 Вацлав I.

126 Бела IV.

127 См. комм. 69.

128 Библия, Псалом 58, 2.

129 День Вознесения - 16 мая 1242 г.

130 Лионский собор 1245 г.

Доминиканец Андре — Андре из Лонжюмо, совершивший путешествие к монголо-татарам на Ближнем Востоке в 1245—1247 гг. (Bezzola G,A, Op. cit., S. 123).

132 Антиохия — центр Антиохийского княжества, возникшего в 1098 г. в результате завоевания крестоносцами Северной Сирии и близлежащих районов.

133 Хоразмины (хорезмийцы) были изгнаны татарами и бежали на запад.

134 Победа над христианами в Святой земле - имеется в виду отвоевание Иерусалима в 1244 г.

135 Икония, или Иконийский султанат — государство в Малой Азии.

136 Перпер - золотая монета.

137 О пресвитере Иоанне см. комм. 120 к "Великому сочинению" Роджера Бэкона.

138 Папа римский — Иннокентий IV (Синибальдо Фиески) (1243— 1254).

139 Монголо-татары вторглись в Венгерское королевство тремя колоннами. Во главе войск стояли крупный военачальник Кадан, хан Байдар и главный хан Бату. "Царь царей и господин тартарский, который вторгся в Венгрию, звался именем Бату" (Rogerius, p. 563).

Текст воспроизведен по изданию: Английские средневековые источники IX-XIII вв. М. Наука. 1979

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.