Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АЛ-МАСУДИ

ЗОЛОТЫЕ КОПИ И РОССЫПИ САМОЦВЕТОВ

МУРУДЖ АЗ-ЗАХАБ ВА МА'ДИН АЛ-ДЖАУХАР

/347/ [V] О халифате Харуна ар-Рашида

Харуну ар-Рашиду б. ал-Махди присягнули в пятницу, утром [той] ночи, в которую умер ал-Хади, в Городе Мира. Это [было], когда из месяца раби' ал-аввал сто семидесятого года осталось двенадцать ночей (17.09.786). И умер он в Тусе 1, в деревне, называемой Санабад, в субботу, [когда] прошло четыре ночи [месяца] джумада-л-ахира сто девяносто третьего года (25.03.808). И было правление его двадцать три года и шесть месяцев. Сказано: двадцать три года, два месяца и восемнадцать дней. Принял он халифат [в возрасте] двадцати одного года, а умер [в возрасте] сорока четырех лет и четырех месяцев.

/348/ Совокупность известий [о] нем, его деяниях и обо всем замечательном, что было в дни его

Когда достался халифат ар-Рашиду, он позвал Йахйу б. Халида и сказал ему: «О отец! Ты посадил меня на это место благодатью [132] твоей, везением твоим и твоим хорошим устроением. Я облекаю тебя властью». И [ар-Рашид] вручил ему свою печать. Об этом говорит ал-Маусили 2:

Разве ты не видел, что солнце было больным.
А когда стал править Харун, засияло оно снова.
Везением Доверенного Аллаха Харуна, обладателя щедрости.
Харун — правитель [солнца], а Йахйа вазир его.

По прошествии [нескольких] месяцев правления ар-Рашида умерла Райта бинт Абу-л-'Аббас ас-Саффах. Сказано: в конце правления ал-Хади. И умерла ал-Хайзуран, мать ал-Хади и ар-Рашида, [в] сто семьдесят третьем году (789/90). Ар-Рашид шел впереди ее носилок. Состояние ал-Хайзуран составляло сто тысяч тысяч и шестьдесят тысяч дирхамов. В том же году умер Мухаммад б. Сулайман, и ар-Рашид захватил его имущество в Басре и других местах. Стоимость его была шестьдесят пять тысяч с небольшим дирхамов, кроме [земельных] угодий, домов и доходов. Мухаммад б. Сулайман ежедневно получал доход в сто тысяч дирхамов.

Рассказывали, что однажды Мухаммад б. Сулайман ехал верхом по Басре, а кади Саввар сопровождал его, провожая похоронные носилки его племянницы. [Тогда] заступил ему дорогу [нищий] безумец, известный в Басре как Ра'с ан-На'джа. И [безумец] сказал ему: «О Мухаммад! Разве справедливо, что твой доход ежедневно составляет сто тысяч дирхамов, а я ищу полдирхама и не могу отыскать?» Потом он повернулся к Саввару и сказал: «Если это справедливость, то я от нее отрекаюсь». [Тогда] к нему бросились гуламы Мухаммада, но он остановил их и приказал выдать [безумцу] сто дирхамов. Когда же Мухаммад ушел, а Саввар остался с [безумцем], Ра'с ан-На'джа заступил ему дорогу и сказал: «Аллах оказал почет положению твоему, облагородил отцовство твое, украсил стол твой и возвеличил долю твою. И надеюсь, что это [оттого], что Аллах желает тебе добра и соединит для тебя две обители» 3. Саввар [же] приблизился к нему и сказал: «О нечестивый! Не таким было речение твое /349/ в начале». [Тогда] он сказал ему: «Спрашиваю тебя правдой Аллаха и правдой амира, из какой суры этот аят: «...Если им было дано что-нибудь, они довольны, а если им не дано, то вот, — они сердятся» 4. Он сказал: «Из суры «Покаяние» 5. [Безумец] сказал: «Правильно Аллах и Пророк Его отреклись от тебя». [Тогда] рассмеялся Мухаммад б. Сулайман, так что чуть не свалился с лошади. [133] Когда Мухаммад б. Сулайман построил себе дворец в Басре на одной из рек, к нему вошел 'Абд ас-Самад б. Шабиб б. Шубба 6. Мухаммад сказал ему: «Что ты думаешь о моем здании?» Он сказал: «Построено наиславнейшим образом, с наилучшим двором, на самом широком пространстве и с наиболее изысканным воздухом, на наилучшей воде, среди мачт, возвышенностей и мух». [Тогда] сказал Мухаммад: «Строение речи твоей лучше, чем наше строение». Сказано: хозяин слов и строитель дворца — это 'Иса б. Джа'-фар 7, как об этом рассказывал Мухаммад б. Заккарийа' ал-Галаби 8, со слов ал-Фадла б. 'Абд ар-Рахмана б. Шабиба б. Шуббы. Об этом дворце говорит Ибн Абу 'Уйайна 9:

Посети долину дворца, да какие дворец и долину!
Приходи запросто, не договариваясь.
Посети дворец, ибо нет подобного ему
Среди жилищ оседлых и кочевников.
Поднимают рев свой и стоящие верблюды,
И ящерица, и рыба, и солевар, и погонщик.

В сто семьдесят пятом году (791/2) умер ал-Лайс б. Са'д ал-Мисри ал-Фахми 10. Прозывался он по кунйе Абу-л-Харис, и ему было восемьдесят два года. Ал-Лайс совершил паломничество в сто тринадцатом году (731/2) и слушал от Нафи' 11.

В сто семьдесят пятом году (791/2) умер Шарик б. 'Абдаллах б. Синан ан-Наха'и ал-Кади. Прозывался он по кунйе Абу 'Абдаллах. [Ему было] восемьдесят два года. Рождение его было в Бухаре 12. Это не Шарик б. 'Абдаллах б. Абу Анмар ал-Лайси 13, ибо Ибн Абу Анмар умер в сто сороковом году (757/8). Мы упомянули об этом, ибо походят [эти люди] друг на друга /350/ отцами и матерями, а между ними тридцать девять лет. Шарик б. 'Абдаллах ан-Наха'и ведал судейством в Куфе в дни ал-Махди. Затем сместил его Муса ал-Хади. Шарик с его ученостью и пониманием был умным [и] проницательным. Между ним и Мус'абом б. 'Абдалла-хом 14 были речи в присутствии ал-Махди, и Мус'аб сказал ему: «Ты умаляешь Абу Бакра 15 и 'Омара». Тогда он сказал: «Клянусь, я не умаляю деда твоего 16, а он ниже их».

Му'авия был помянут кротостью при Шарике. Тогда он сказал: «Не кроток тот, кто извращал правду и сражался против 'Али б. Абу Талиба». [134]

От Шарика [стал исходить] запах вина. Тогда сказали ему знатоки хадисов: «Если бы этот запах исходил от нас, мы бы стеснялись». Он сказал: «Потому что вы люди сомнения».

В дни ар-Рашида умер Абу 'Абдаллах Малик б. Анас б. Абу 'Амир ал-Асхаби 17, и ему было девяносто лет. Три года его носили. Это было в месяце раби' ал-аввал (25.05. - 23.06.795). Было сказано, что молился над ним Ибн Абу Зи'б 18, хотя и были упомянуты противоречивые сведения о смерти Ибн Абу Зи'ба. Упомянул ал-Вакиди 19, что Малик приходил в мечеть и присутствовал на молитвах, собраниях и похоронах, навещал больных, возвращался удовлетворенным и выполнял [все] обязанности [набожного человека]. Потом он все это оставил, и его в этом упрекнули. Тогда он сказал: «Не всякий человек может сам себя оправдать».

[Малика б. Анаса] привели к Джа'фару б. Сулайману 20, и было ему сказано: «[Малик] совершенно не признает клятв присяги, [данной] вам». Тогда Джа'фар побил его плетьми, и это продолжалось так [долго], что с плечей Малика слезла кожа.

В этот год, когда умер Малик, была кончина Хаммада б. За'и-ды 21. Это сто семьдесят девятый год (795/6).

В сто шестьдесят первом году (777/8) умер 'Абдаллах б. ал-Мубарак ал-Марвази ал-Факих 22, в Хите 23, покинув Тарсус 24.

В сто восемьдесят втором году (798/9) умер Абу Йусуф Йа'куб б. Ибрахим ал-Кади 25. Ему было шестьдесят девять лет. Он муж из ансаров. Принял судейство в сто шестьдесят шестом году (782/3) /351/ в дни выезда ал-Хади в Джурджан. И ведал он судейством пятнадцать лет, пока не умер.

Сказал ал-Мас'уди: Умм Джа'фар 26 написала Абу Йусуфу по какому-то делу, спрашивая его мнения об этом. И он дал ей ответ, который отвечал ее желанию [и был] в соответствии с тем, к чему обязывал шариат 27 и к чему его привел иджтихад 28. Тогда она послала ему серебряную шкатулку, в которой были две другие серебряные шкатулки, в каждой шкатулке благовоние [определенного] вида, а также золотой бокал с дирхамами, серебряный бокал с динарами, сундук для платья, двоих рабов, осла и мула. И тот, кто присутствовал при этом, сказал [Абу Джа'фару]: «Сказал Посланец Аллаха, да пребудет с ним приветствие и благословение Аллаха: «Если кому сделают подарок, то и все присутствующие участвуют в нем»». Тогда Абу Йусуф сказал: «Ты истолковал известие поверхностно, однако разум не отвергает подобный вывод. Вот если бы [135] подарки людей были [сделаны] финиками и молоком, и не теперь, [когда] дарят золото, серебро и прочее тому подобное. Это милость Аллаха, которую Он дарует тому, кому пожелает. Поистине, Аллах — обладатель великой милости».

Упомянул ал-Фадл б. ар-Раби'. Он сказал: Пришел ко мне 'Аб-даллах б. Мус'аб б. Сабит б. 'Абдаллах б. аз-Зубайр [аз-Зубайри] 29 и сказал: «Муса б. 'Абдаллах б. ал-Хасан б. ал-Хасан б. 'Али 30 захотел, чтобы я принес ему присягу». Тогда ар-Рашид свел их. И аз-Зубайри сказал Мусе: «Вы оклеветали нас и захотели разрушить наше государство. Тогда повернулся к нему Муса и сказал: «А кто вы?» И ар-Рашида одолел смех. Он поднял голову свою к потолку, чтобы не показать этого. Потом сказал Муса: «О Повелитель Верующих! То, что ты видишь, — [это] клевета на меня. Восстал, клянусь Аллахом, на меня с братом моим Мухаммадом б. 'Абдаллахом б. ал-Хасаном б. ал-Хасаном б. 'Али дед твой ал-Мансур. Он сказал байты:

Дайте присягу — мы выкажем покорность.
Поистине, халифат ваш, о сыны Хасана
31.

Это часть длинного стихотворения. Донос его, о Повелитель Верующих, происходит не из любви к тебе и не из попечения о твоем государстве, а из ненависти ко всем нам, Людям Дома 32. И если бы он нашел того, с чьей помощью одержал бы над нами победу, то был бы с ним. Он сказал ложь. Я требую, чтобы он поклялся. И если он поклянется в том, что я [это] сказал, /352/ то пролитие крови моей для Повелителя Верующих дозволено». Тогда ар-Рашид сказал: «Дай ему клятву, о 'Абдаллах». И когда Муса захотел [принять] клятву, он замялся и отказался. И сказал ему ал-Фадл: «Почему ты отказываешься, ведь ты заявил только, что будто бы он сказал тебе то, о чем ты упомянул?» Сказал 'Абдаллах: «Вот я приношу ему клятву». Сказал Муса: «Скажи: «Принимаю мощь и силу Аллаха помимо мощи и силы Его к мощи моей и силе, если то, что я рассказал о нем, неправда». И он принес ему клятву. Тогда сказал Муса: «Аллах Превелик. Рассказывал мне отец мой [со слов] деда моего [со слов] отца его [со слов] деда его 'Али [со слов] Посланца Аллаха, да пребудет с ним приветствие Аллаха и Его благословение, что он сказал: «Если кто-либо давал эту клятву ложно, то Аллах спешил с наказанием до [истечения] трех [дней]». Клянусь Аллахом, я Не спал, и мне не лгали. И вот я, о Повелитель Верующих, перед тобой и в длани твоей. Так приставь ко мне надзирающего. И если [136] пройдет три дня, и с 'Абдаллахом б. Мус'абом ничего не случится, то кровь моя дозволена для Повелителя Верующих»». [Тогда] ар-Рашид сказал ал-Фадлу: «Возьми Мусу за руку, и пусть он будет с тобой, пока я не решу его дела».

Сказал ал-Фадл: И, клянусь Аллахом, не успел я совершить вечернюю молитву в тот день, как услышал крики из дома 'Абдаллаха б. Мус'аба. Я приказал разузнать, в чем дело, и узнал, что его поразила проказа и что он распух и почернел. [Тогда] я пошел к нему, и, клянусь Аллахом, узнал его с трудом, ибо он стал подобен огромному бурдюку, потом почернел, так что стал точно уголь. [Тогда] я пошел к ар-Рашиду и сообщил ему весть об 'Абдаллахе. И не успел я договорить, как пришло известие о его смерти. И я поспешил выйти и приказал ускорить дело [похорон] его и избавиться от него. Я совершил над ним молитву — и когда его опускали в могилу, то не лег он спокойно, пока могила не поглотила его. И стал исходить от ['Абдаллаха] сильный гнилостный запах. Тогда увидел я на дороге тюки с финиковыми колючками и сказал: «[Принесите] ко мне эти колючки», и их принесли и положили в ту могилу. И не лег спокойно ['Абдаллах], пока могила не поглотила его снова. И я сказал: «Ко мне скрижали из слоновой кости», и их положили на его могилу. Потом их засыпали землей. Тогда я пошел к ар-Рашиду и сообщил ему эту весть и то, что я видел из этого дела. И [ар-Рашид] весьма удивился этому и приказал мне освободить Мусу б. 'Абдаллаха, да будет доволен им Аллах, и дать ему /353/ тысячу динаров». Потом ар-Рашид позвал Мусу и сказал ему: «Почему ты отклонился от клятвы, признанной среди людей?» Он сказал: «Потому что нам передавали со [слов] деда нашего 33, да будет доволен им Аллах, со слов Пророка, да пребудет с ним приветствие и благословение Аллаха: «Кто приносит клятву, в которой прославляет Аллаха, того Аллах не решается скоро наказывать. И если кто приносил ложную клятву, в которой оспаривал у Аллаха мощь Его и силу, то поспешал Аллах с наказанием его до истечения трех дней»».

Сказано: Хозяин этого известия Йахйа б. 'Абдаллах б. ал-Хасан б. ал-Хасан б. 'Али, брат Мусы б. 'Абдаллаха, [да пребудет] с ними благоволение Аллаха.

Йахйа отправился в ад-Дайлам 34, прося иджары 35, и продал его властитель ад-Дайлама наместнику ар-Рашида за сто тысяч дирхамов, и он был убит, да помилует его Аллах. Передавалось, с другой [137] стороны, в соответствии с противоречиями в рукописях и путях передачи [известий] об этом в книгах родословий и хронологий, что Йахйу бросили в яму со львами, которым не давали есть, но они не захотели пожрать его, и отошли в сторону, страшась приблизиться к нему. Тогда над Йахйей возвели свод из гипса и камня, а он [был] жив.

Мухаммад б. Джа'фар б. Йахйа б. 'Абдаллах б. ал-Хасан б. ал-Хасан б. 'Али 36, да почтит Аллах лик его, двинулся в Египет. Тогда его стали ловить, и он вошел в ал-Магриб и дошел до страны Нижний Тахарт 37. Собрались к нему люди, и он выказал им справедливость и праведность. Потом он умер отравленным. Мы приводили рассказ о том, как это было, и о деяниях его в книге Хада'ик ал-азхан фи ахбар ахл байт ан-набийй салла-л-Лах 'алайхим ва саллам ва тафаррукихим фи-л-билад 38.

В сто восемьдесят восьмом году (803/4) ар-Рашид совершил хаджж, и это [был] последний хаджж, совершенный им.

И было упомянуто со слов Абу Бакра б. 'Аййаша 39 — а он был из семьи людей знания, — что он сказал: Изрек ар-Рашид в Куфе, возвращаясь из этого хаджжа, что не вернется он на эту дорогу и ни один халиф из бану-л-'аббас после него никогда [этого не сделает]. И было сказано ему: «Это /354/ разновидность предсказания?» Он сказал: «Да». Было сказано [ему]: «Посредством внушения [свыше]?» Он сказал: «Да». Было сказано: «Тебе?» Он сказал: «Нет, Мухаммаду, да пребудет с ним приветствие и благословение Аллаха. Об этом сообщал также 'Али, да пребудет с ним мир, убитый в этом месте». И [ар-Рашид] указал на место в Куфе, где был убит 'Али, да будет доволен им Аллах.

В сто восемьдесят девятом году (804/5) — это было в дни ар-Рашида — умер 'Али б. Хамза ал-Киса'и 40, сочинитель ал-Кира'ам". По кунйе прозывался он Абу-л-Хасан. Он прибыл вместе с ар-Рашидом в Рей и умер там. А также умер Мухаммад б. ал-Хасан аш-Шайбани ал-Кади 42. По кунйе он прозывался Абу 'Абдаллах. Аш-Шайбани был погребен в Рее. Он был вместе с ар-Рашидом, [который] счел смерть Мухаммада б. ал-Хасана дурным предзнаменованием из-за видений, что зрел во сне. В том году была кончина Йахйи б. Хамзы б. Бармака.

В сто восемьдесят восьмом году (803/4) случился гнев ар-Рашида на 'Абд ал-Малика б. Салиха б. 'Али б. 'Абдаллаха б. ал-'Аббаса б. 'Абд ал-Мутталиба 43. [138]

Рассказывал Йамут б. ал-Музарра' 44 со слов ар-Рийаши. Он сказал: Я слышал, [как] говорил ал-Асма'и: Я был у ар-Рашида. Привели 'Абд ал-Малика б. Салиха, который волочил кандалы. Когда [ар-Рашид] посмотрел на него, [то] сказал: «Ну что, 'Абд ал-Малик, клянусь Аллахом, я гляжу на тебя, и [кажется], будто ливень пролился и в туче сверкнула [молния]. И кажется, будто угроза оставила суставы пальцев без запястий и головы без шеи. Постойте, постойте, Хашимиты. Клянусь Аллахом, выравнилась для вас ухабистая дорога и очистилась замутненная вода. И дела бросили вам поводья свои. Так опасайтесь меня до того, как падет беда, подобная капризной лошади». Тогда сказал ему 'Абд ал-Малик: «Говорить ли мне, как первая стрела или как вторая?» Сказал [ар-Рашид]: «Как вторая стрела». Он сказал: «Тогда берегись Аллаха, о Повелитель Верующих, из-за того, что он тебе поручил, и страшись Его из-за паствы твоей, внимание твое к которой Он привлек. Стали ровными для тебя, клянусь Аллахом, ухабистые дороги. Сердца людей и боятся, и надеются на тебя. Словно о тебе сказал брат джа'фар б. килаб 45:

/355/ Расширил ты узкое место
Разъяснением, ясностью речью или спором.
Если бы встал [там] слон или его погонщик,
То поскользнулся бы на месте, подобном моему, или удалился бы.

Сказал ал-Асма'и: Йахйа б. Халид ал-Бармаки захотел принизить положение 'Абд ал-Малика у ар-Рашида и сказал ему: «О 'Абд ал-Малик! Дошло до меня, что ты злопамятен». Тогда он сказал: «Да облагодетельствует Аллах вазира! Если злоба — это [когда] добро и зло остаются у меня, то они остаются в сердце моем». [Тогда] ар-Рашид повернулся к ал-Асма'и и сказал: «Асма'и, запиши эти слова; клянусь Аллахом, никто еще не оправдывал злобу так, как ее оправдал 'Абд ал-Малик». Затем он приказал, и ['Абд ал-Малика] вернули в темницу. Потом [ар-Рашид] повернулся к ал-Асма'и и сказал: «Клянусь Аллахом, Асма'и, неоднократно раздумывал я [о том, хорош ли будет] меч на его шее. Мешает мне [сделать] это [сознание] того, что я оставляю родичам своим такой [плохой пример]».

Рассказывал Йусуф б. Ибрахим б. ал-Махди 46: Рассказывал мне Сулайман ал-Хадим ал-Хурасани, маула ар-Рашида, что он стоял позади ар-Рашида в Хире, [когда] тот обедал. Тогда вошел к нему 'Аун ал-'Ибади, наместник Хиры 47, и в руке его блюдо, на котором [139] лежала жирная рыба. И ['Аун] положил [рыбу] перед [ар-Рашидом], и у ['Ауна[ была посудина, которую он взял для рыбы. Ар-Рашид попытался съесть немного этой рыбы, но ему помешал Джибрил б. Бахтишу' 48. Он указал стольничьему, чтобы он убрал [рыбу] со стола и приберег ее для [самого Джибрила]. Ар-Рашид догадался, в чем дело. И когда стол убрали, и ар-Рашид помыл руки, а Джибрил вышел, ар-Рашид приказал мне последовать за Джибрилом, застать его дома за едой и, вернувшись, сообщить [халифу]. И я исполнил то, что [ар-Рашид] мне приказал, и полагаю, что дело мое не укрылось от Джибрила, так как я его [слишком] остерегался. Он пришел в [некое] место в доме 'Ауна, приказал [подать] еду, и ему [ее] принесли, и среди [поданного] была [та самая] рыба. Тогда [Джибрил] приказал [подать] три стаканчика. В один из них он положил ломтик рыбы и полил его вином из вин Тизнабаза 49 — это деревня между Куфой и ал-Кадисией, где имеются виноградные лозы, деревья, пальмы и сады, омываемая со всех сторон речками — [притоками] Евфрата; вино [из этой деревни] отличается достоинствами, как [вино] Кутраббула 50. И [Джибрил] полил [таким вином] на рыбу и сказал: «Это еда /356/ Джибрила». И в другой стаканчик он положил кусочек [рыбы) и полил его очень холодной водой со льдом и сказал: «Это еда Повелителя Верующих, да усилит его Аллах, если он не станет смешивать рыбу с другим». И в третий стаканчик он положил ломтик рыбы и кусочки различных сортов мяса — жареного, сладкого и холодного, [что-то] говоря. [А также положил] он кусочки поданных ему блюд — от каждого малую часть, подобную ломтику или двум, полил их водой со льдом и сказал: «Это еда Повелителя Верующих, если смещает он рыбу с другим из пищи». И [Джибрил] вручил три стаканчика стольничьему и сказал: «Сохрани их до [тех пор], когда проснется Повелитель Верующих, да укрепит его Аллах». Затем Джибрил склонился над рыбой и съел от нее, пока [не] насытился. И всякий раз, когда он испытывал жажду, приказывал принести стаканчик чистого вина и выпивал его. Затем он заснул. Когда [же] ар-Рашид пробудился ото сна своего, он спросил меня о том, [какое] известие о Джибриле имеется у меня и съел ли он что-нибудь от рыбы или же не съел. [Тогда] я сообщил ему [это] известие, и он приказал принести три стаканчика и обнаружил, что [бывшее] в первом стаканчике — это то, что Джибрил назвал своей едой и полил его чистым вином — раскрошилось, растянулось, смешалось. И обнаружил [ар-Рашид], что [бывшее] во втором [140] стаканчике, о котором сказал Джибрил, что [это] еда Повелителя Верующих и полил его водой со льдом, выросло и увеличилось вдвое. И посмотрел он в третий стаканчик, о котором Джибрил сказал, [что] это еда Повелителя Верующих, если он смешает рыбу с другим, [и обнаружил], что запах его изменился и что [содержимое его] протухло, [так что] ар-Рашида чуть было не стошнило, когда он приблизился к нему. [Тогда] он приказал мне отнести пять тысяч динаров Джибрилу и сказал: «Кто [может] попрекнуть меня любовью к этому человеку, который так [все] продумывает за меня!» И я отнес ему деньги.

Упомянул 'Абдаллах б. Малик ал-Хуза'и, что он был смотрителем дома и охраны ар-Рашида, сказав: Прибыл ко мне гонец ар-Рашида в [такой] час, в какой еще ни разу не приходил ко мне, сорвал меня [с места] и не дал мне [даже] переменить одежду. Меня это испугало. Когда же я пошел во дворец [ар-Рашида], меня обогнал слуга и сообщил ар-Рашиду о [моем прибытии]. И [ар-Рашид] разрешил мне войти к нему. Я вошел /357/ и обнаружил его сидящим на ложе своем. [Тогда] я приветствовал [его]. [Ар-Рашид] молчал некоторое время. [Тогда] разум мой улетел и удвоился страх. Затем он сказал мне: «О 'Абдаллах, знаешь ли ты, зачем я вызвал тебя в этот час?» Я сказал: «Нет, клянусь Аллахом, о Повелитель Верующих». Он сказал: «Сейчас я видел во сне, будто ко мне пришел эфиоп с копьем и сказал: «Если ты сейчас же не освободишь Мусу б. Джа'фара 51, то я заколю тебя этим копьем. Пойди же и выпусти его». [Тогда] я сказал: «О Повелитель Верующих, отпустить ли Мусу б. Джа'фара?» Он сказал: «Да. Сейчас же ступай, отпусти Мусу б. Джа'фара, дай ему тридцать тысяч дирхамов и скажи ему: «Если пожелаешь остаться у нас, то у меня для тебя [найдется] то, что захочешь, а если пожелаешь уйти в Медину, то разрешение на это у тебя [есть]». Сказал ['Абдаллах б. Малик]: И я пошел в тюрьму, чтобы выпустить его. Увидев меня, Муса вскочил на ноги. Он подумал, что мне приказано учинить над ним недоброе. [Тогда] я сказал: «Не бойся. Повелитель Верующих приказал мне выпустить тебя и заплатить тебе тридцать тысяч дирхамов. Он говорит тебе: «Если желаешь остаться у нас, то для тебя то, что ты хочешь. А если желаешь уйти в Медину, то дело передается на твое [усмотрение]». И я дал ему тридцать тысяч дирхамов, отпустил его и сказал: «Я видел [самое] удивительное из деяний твоих». Он сказал: «Вот что я расскажу тебе. Когда я спал, пришел ко мне Пророк, да пребудет с ним приветствие и благословение [141] Аллаха, и сказал: «Муса, ты был заключен несправедливо. Скажи же эти слова, и ты не будешь ночевать эту ночь в тюрьме». [Тогда] я сказал: «Клянусь отцом и матерью, что я должен сказать?» И он сказал: «Скажи: «О Слышащий всякий звук, о Упреждающий всякое происшествие, о Покрывающий кости плотью и Воскрешающий их после смерти, прошу Тебя именами Твоими прекрасными 52 и именем Твоим величайшим, наибольшим, хранимым, скрытым, которое не знает ни один из сотворенных, о Кроткий, Обладающий терпением, что не пересилить, о Обладающий благом, что никогда не прервется, что не измеряется числом, вызволи меня из места, которое Ты видишь»».

Упомянул Хаммад б. Исхак б. Ибрахим ал-Маусили 53. Он сказал: Сказал Ибрахим б. ал-Махди: Я отправился в паломничество вместе с ар-Рашидом. И когда мы были в пути, я поехал один, [сидя] /358/ на моем коне. Тут обманули меня глаза мои, и конь мой повез меня не той дорогой. Очнулся я [уже] не на большаке. Жара донимала меня, и мне очень захотелось пить. [Вдали я увидел] шатер и направился к нему. И вот [я увидел] палатку, а рядом с ней колодец с водой неподалеку от [возделанного] поля. Это [было] между Меккой и Мединой. Там я не увидел ни одной живой души. [Тогда] я заглянул в шатер и [увидел] спящего нефа. Он почувствовал мое [присутствие] и открыл глаза свои, подобные сосудам, [наполненным] кровью. [Когда негр] поднялся и сел, оказалось, [что] он велик. И я сказал: «О чернокожий! Напои меня этой водой». Он сказал, передразнивая меня: «О чернокожий! Напои меня этой водой». Потом сказал: «Если хочешь пить, слезь с коня и напейся». Подо мной был своенравный пугливый аргамак, и я побоялся, что если слезу с него, то он убежит. [Тогда] я ударил [своего] аргамака по голове. И не приносило мне [искусство] пения [большей] пользы, нежели в тот день. Ведь я запел громким голосом:

Заверните меня, когда я умру, в кольчугу Арвы.
И принесите для меня из колодца 'Урвы
54 воды!
Ведь там весеннее кочевье рядом с Аджаджем
И летнее становище рядом с дворцом Куба'.
Теплый [этот колодец] зимой, холодный
Летом, полная луна темной ночью.

[Тогда] чернокожий поднял ко мне свою голову и сказал: «Что для тебя любезнее — чтобы я напоил тебя одной водой или водой [142] и савиком?» Я сказал: «Водой и савиком». [Тогда] он достал свою чашу, налил савика в стаканчик и напоил меня. [Потом] стал хлопать [себя] по голове и груди, приговаривая: «О жар в груди! О огонь пламени в сердце моем! Господин мой, добавь мне, и я добавлю тебе». И я выпил савика. Потом он сказал мне: «Господин мой! Между тобой и большаком [много] миль. Я не сомневаюсь, что тебе хочется пить. Но я наполню этот бурдюк и понесу его впереди тебя». [Тогда] я сказал: «Сделай [это]».

Сказал [Ибрахим б. ал-Махди]: И [чернокожий] наполнил бурдюк свой и понес впереди меня, подпрыгивая на ходу и не сбиваясь с ритма. Когда же я остановился, чтобы отдохнуть, он подошел ко мне и сказал: «О господин мой! Разве тебе не захотелось пить?» И я стал петь ему ан-насб 55. [Наконец] он довел меня до большака, потом сказал: «Ступай, да хранит тебя Аллах! И да не лишит Он тебя того, чем облачил из этих благодеяний». На неарабском наречии это означает молитву [за кого-либо]. И я догнал караван. /359/ А ар-Рашид потерял меня и разослал во все концы верблюжью кавалерию и конницу, чтобы меня отыскать. Он обрадовался, когда увидел меня. Я подоспел к нему и рассказал, как [было] дело. Тогда он сказал: «Ко мне чернокожего!» Не прошло и мгновения, как [чернокожий] предстал перед ним. И [ар-Рашид] сказал ему: «Горе тебе! В чем жар души твоей?» [Тогда чернокожий] сказал: «Господин мой, [это] Маймуна». [Ар-Рашид] сказал: «А кто [это] Маймуна?» Он сказал: «Девушка-эфиопка». [Ар-Рашид] сказал: «Что это за эфиопка?» Он сказал: «Дочь Билала, господин мой». [Тогда ар-Рашид] приказал, чтобы выяснили, в чем дело. [Оказалось], что чернокожий — раб бану джа'фар ат-таййар 56, а чернокожая, которую он любит, принадлежит людям из детей ал-Хасана б. 'Али 57. И ар-Рашид приказал купить ее для него. [Тогда] хозяева [девушки] отказались взять за нее деньги и подарили ее ар-Рашиду. И он купил чернокожего, отпустил его на волю, женил его на [эфиопке] и подарил ему из своих угодий под Мединой два сада и триста динаров. Однажды вошел Ибн ас-Саммак 58 к ар-Рашиду, а перед ним голубка клевала зерно. И [халиф] сказал ему: «Опиши ее и [будь] краток». [Тогда Ибн ас-Саммак] сказал: «Она словно смотрит двумя яхонтами, клюет двумя жемчужинами и ступает по двум халцедонам». Нам прочитали [стихи] некого [человека]:

Закричала кричащая —
Известил ее друг о разлуке — [143]
С ожерельем, подобным изгибу нуна
59,
С изогнутыми краями.
Ты зришь, как смотрит она на тебя двумя яхонтами.
Выдыхает она из двух дырочек, подобных двум жемчужинам.
И видишь передние перья ее, подобные садам.
У нее два подбородка, словно две подвески из можжевельника.
У нее две ножки, красные,
Словно розы.
Соткала она над крыльями
Своими два бурнуса.
[Голубь ее] павлиньего цвета,
С шейкой, как у павлина,
В тени чаши,
Что находится на чистых [горных] склонах.
Потеряла она друга и заплакала
От мук и разлуки.
/360/ Она оплакивает его без слез,
Застылоокая.
Не окрашивает она глаз
Своих, как ты окрашиваешь глаз мой.

Вошел Ма'н б. За'ида к ар-Рашиду, который на него рассердился. Он подошел и приблизился. Тогда Харун сказал ему: «Клянусь Аллахом, состарился ты, о Ма'н». [Ма'н] сказал: «Покоряясь тебе, о Повелитель Верующих». [Харун] сказал: «Ты стойкий». [Ма'н] сказал: «Против врагов твоих, о Повелитель Верующих». [Ар-Рашиду это] понравилось, и он назначил [Ма'на на важную должность]. Сказал 60: эти слова [Ма'на] передали 'Абд ар-Рахману б. Зайду 61, богомольцу из басрийиев, и он сказал: «Горе этому! Он ничего не оставил для Господа своего».

Однажды ар-Рашид сказал Ма'ну б. За'иде: «Я приготовил тебя для большого дела». [Тогда Ма'н] сказал: «О Повелитель Верующих, Аллах уготовил тебе мое сердце, связанное добрыми советами тебе, руку, протянутую [в знак] покорности тебе, и меч, наточенный на врага твоего. [Так] если желаешь, то говори». Сказано, что это ответ из речей Йазида б. Мизйада 62.

Сказал ал-Киса'и: Вошел я к ар-Рашиду. И когда я выполнил должное приветствие и воззвание к Аллаху, го собрался подняться. И [ар-Рашид] сказал: «Сиди». И я пребывал у него, пока [не] [144] разошлись простые [придворные], что были в собрании его и [не] остались лишь приближенные. [Тогда ар-Рашид] сказал мне «О Али, не хочешь ли увидеть Мухаммада и 'Абдаллаха? 63» Я сказал: «Сколь я стремлюсь [увидеть их], о Повелитель Верующих и сколь [буду] я рад узреть благодеяние, [дарованное] Аллахом Повелителю Верующих через них. [Тогда халиф] приказал привести их, и они вскоре пришли, подобные двум звездам [над] горизонтом. Их украшали спокойствие и степенность. [Сыновья опустили взоры свои, приблизили шаги свои, остановились у двери покоя и приветствовали отца своего [халифским званием] и возгласили за него наилучшую молитву. [Тогда ар-Рашид] приказал им приблизиться к нему и поместил Мухаммада справа от себя, а 'Абдаллаха слева. Потом он приказал мне послушать их чтение и спрашивать их. И я выполнил это, и о чем бы я их ни спрашивал, они давали об этом хороший ответ и [достойно] справлялись с этим. Ар-Рашид [же] этому обрадовался, так что это проявилось на лице его]. Потом он сказал мне: «О 'Али, что ты думаешь об их поведении и ответах?» И я сказал. «О Повелитель Верующих, они, как сказал стихотворец:

/361/ Вижу я две луны славы и две ветви халифата,
[Которые] украшает корень благородный и грозный.

О Повелитель Верующих! Они - ветвь, корень [которой] чист, плодородно место посадки ее, проникли корни ее во влажную почву, и [вода, которую она пьет], сладостна. Отец их блистательный властный, с обширной ученостью, с великой милостью Они выносят суждения по суждениям его, сияют светом его, говорят языком его и купаются в счастье его. И Повелитель Верующих насладился ими и облагодетельствовал всю общину своим и их существованием». Потом я сказал им: «Не прочтете ли вы мне каких-нибудь стихов [Тогда] они сказали: «Да». Затем прочел мне Мухаммад:

Постине, я скромный бедностью, причастный к богатству,
Оставивший вид, что не соответствует моей сути.
Превращаю я имущество мое, помимо чести моей в рай
Для себя [самого], и щедр я тем, [что имею] в избытке.

Потом прочитал 'Абдаллах:

Она принялась упрекать тебя на заре.
И ей есть, за что упрекать, а ты и не знаешь.
Противодействует мне могущественный, [145]
Дарующий, если пожелает, десницей.
Возможно, кто-то завидует беде
И страдает от превратностей судьбы.
И видишь ты, [что] мое копье, когда вонзается [оно во
Вражеского богатыря], ломается медленно.

Я не встречал никого из детей халифов и ветвей этого благословенного дерева с более острым языком, лучшей речью и лучшей способностью исполнять заученное, нежели они. И я многого им пожелал, и ар-Рашид [сказал после слов моих «аминь»]. Потом он прижал их к себе и охватил их руками своими. И не отпускал он их, пока я не увидел, что слезы текут по груди его. Затем [ар-Рашид] приказал им удалиться. Когда они вышли, [халиф] повернулся ко мне и сказал: «Через них случилось неизбежное, исполнились предопределения неба и Писание достигло предела своего. Распалось слово их, [проявилось разногласие] в деле их и [взаимная] вражда, и не пройдет это у них, так что прольется кровь, [произойдет] смертоубийство, будут разорваны занавеси женских [покоев], и возжелают многие из живых [быть] в числе мертвых». Я сказал: «Будет ли это, о Повелитель Верующих, из-за видения, что было при рождении их, или же из-за предания, данного Повелителю Верующих при рождении их?» Он сказал: «Нет, клянусь Аллахом, из-за неизбежного предания, которое ученые получили от мудрецов, [а те] от пророков».

/362/ Сказал ал-Ахмар ан-Нахави 64: Послал за мною ар-Рашид для обучения сына своего Мухаммада ал-Амина 65, и когда я вошел, он сказал: «О Ахмар, Повелитель Верующих вручил тебе жизнь души своей и плод сердца своего. Он навел на него руку твою простертой, и покорность тебе обязательна для него. И будь для него [таким], каким поставил тебя Повелитель Верующих. Читай ему Коран, знакомь его с преданиями, сказывай ему стихи, обучай его обычаям и разъясняй ему окончания речей и начала их. Не позволяй ему смеяться, разве что в [подобающее] время. Начни с возвеличивания старейшин Хашимитов, если они войдут к нему, и с распускания собраний военачальников, если они придут на собрание его. И пусть не проходит для тебя часа, чтобы ты не печалился о пользе, [которую мог бы принести] ему, не утомляя его, ибо [иначе] умертвишь ум его. И не потворствуй ему, ибо тогда возлюбит он праздность и привыкнет к ней. Воспитывай его, [146] сколь можешь, близостью [к нему] и мягким [обращением], а если он будет этому противиться, то ты должен [выказать] силу и жесткость».

Говорят, что поэт ас-'Уммани стал произносить речь в присутствии ар-Рашида и [принялся] восхвалять Мухаммада [ал-Амина] и склонять [ар-Рашида] к возобновлению завещания в его пользу. И когда он закончил речь свою, [халиф] сказал ему: «Радуйся, о 'Уммани, о [том, что он стал восприемником завета]». И [тот] сказал: «Ах, клянусь Аллахом, о Повелитель Верующих, это радость травы ливню, бесплодной женщины младенцу, тяжелобольного — исцелению, ибо [ал-Амин] — ткань единства [государства], хранитель его славы и похож он на деда своего» 66. Сказал [ар-Рашид]: «А что ты скажешь об 'Абдаллахе?» 67 Он сказал: «[Хорошее] пастбище, но [все же] не такое, что [поросло верблюжьей колючкой] са'дан. [Тогда] ар-Рашид улыбнулся и сказал: «Да убьет его Аллах! Что же это за бедуин, который столь хорошо разбирается в [моих] желаниях! Нет, клянусь Аллахом, я узнаю в 'Абдаллахе твердость ал-Мансура, богомольность ал-Махди и силу души ал-Хади. [Клянусь] Аллахом, если бы пожелал Аллах, чтобы я нашел ему четвертое соответствие, я бы [сделал это]».

Сказал ал-Асма'и: Однажды ночью я сумерничал у ар-Рашида, и вдруг увидел, что он сильно встревожился, стал то садиться, то ложиться, то плакать, и затем принялся декламировать:

Поручи дело рабов Божьих доверенному,
На котором сходятся мнения всех без перевертывания и скручивания,
И оставь речи людей, [болтающих] вздор
Не пойму они, [даже] если что-нибудь поймут другие.

И когда я услышал это от него, то понял, что он хочет великого дела. Потом [ар-Рашид] сказал Масруру ал-Хадиму 68: «Ко мне Йахйу» 69. И он не замедлил прийти. И [ар-Рашид] сказал: «О Абу-л-Фадл! Посланец Аллаха, да пребудет с ним приветствие и благословение Аллаха, умер без завещания, а ислам [был еще] саженцем, вера [была] нова и речения арабов едины. /363/ Аллах Превеликий пощадил их после страха и усилил их после унижения. И не замедлили все арабы отложиться от Абу Бакра, и было из известия о нем то, что ты знаешь 70. А Абу Бакр передал власть 'Омару. Община подчинилась ему и удовлетворилась халифатом его. [147] Потом 'Омар передал [общину власти] Совета 71, и после него было то, что достигло тебя из смут, пока [община] не [подчинилась] тем, кому не пристало [ею властвовать] 72. Я же позаботился об исправлении этого завета и передаче его тому, житие которого мне нравится, поведение которого я восхваляю и в хорошее правление которого я верю. Это 'Абдаллах. Хашимиты [же] пристрастиями своим склоняются к Мухаммаду. [Но] в нем [есть] то, что в нем [имеется] из следования желанию своему, и [из] распоряжения [в соответствии] с устремлением своим, и [из] расточения того, чем обладает рука его, и [из] допущения женщин и наложниц к мнению своему. 'Абдаллах же достоин поведением, основателен [во] мнении, надежен и великом деле. [Но] если склонюсь я к 'Абдаллаху, то рассержу Хашимитов, а если отдам власть одному Мухаммаду, то не буду уверен, что он [не] вызовет беспорядка среди подданных. Так посоветуй мне в этом деле мнением твоим. [Да принесет] совет [этот] прибыль и пользу. Ведь ты, хвала Аллаху, благословен мнением, доброжелателен взглядом». [Тогда] он 73 сказал: «О Повелитель Верующих! Каждый огрех извинителен и каждое мнение поправимо, кроме этого завета. Поистине, ошибка в нем небезопасна и оплошность в нем непоправима. Рассмотреть это надо в другом собрании. [Тогда] понял ар-Рашид, что [Йахйа] хочет уединиться и приказал мне отстраниться. Я встал и сел поодаль, так чтобы слышать их слова. И они советовались и спорили, пока не прошла ночь, и расстались на том, что власть [перейдет] к 'Абдаллаху после Мухаммада.

Вошла Умм Джа'фар к ар-Рашиду и сказала: «Ты поступил несправедливо, отдав Мухаммаду Иран, [но] лишив его вспомоществований и военачальников и подчинив это 'Абдаллаху помимо него». [Тогда] он сказал ей: «Что тебе до устройства дел и испытания мужей? Я поручил сыну твоему мир, а 'Абдаллаху — войну, а хозяин войны более нуждается в людях, нежели миролюбец. И вместе с тем опасаемся мы за 'Абдаллаха от сына твоего и не опасаемся за сына твоего от 'Абдаллаха, если ему присягнут».

/364/ В сто восемьдесят шестом году (802) ар-Рашид отправился в хаджж, а с ним два восприемника завета его — ал-Амин и ал-Ма'мун. Он написал условия [согласия] промеж них и вывесил их в Каабе 74.

Рассказывали [со слов] Ибрахима ал-Джумахи. Он сказал: Когда грамоту подняли, чтобы повесить в Каабе, она упала, и я сказал в [148] душе своей: «Она упала до того, как подняться. Поистине, скоро это дело распадется, до завершения его».

Рассказывали [со слов] Са'ида б. 'Амира ал-Басри 75. Он сказал: В том году я совершал хаджж. Люди придали большое значение соглашениям и присяге в Каабе. [Тогда] я увидел мужа из хузайл 76, [который] вел верблюда своего и говорил:

И присяга, что нарушила клятвы свои,
И смута, огни [которой] разожжены.

И я сказал ему: «Горе тебе, что ты говоришь?» Он сказал: «Говорю, что мечи обнажатся, смута случится и спор из-за царства проявится». Я сказал: «А как ты это видишь?» Он сказал: «Разве не видишь ты стоящего верблюда и двоих спорящих мужей? И два ворона пали на кровь и перепачкались ею. Клянусь Аллахом, будет конец этого дела [ничем иным], как сражением и злом».

Передают, что после того, как ал-Амин поклялся ар-Рашиду в том, что тот от него [потребовал] и захотел выйти из Каабы, [то] его вернул Джа'фар б. Йахйа и сказал: «Если поступишь коварно с братом твоим, покинет тебя Аллах». [Джа'фар] совершил это трижды, и всякий раз [ал-Амин] клялся ему. По этой причине Умм Джа'фар затаила злобу на Джа'фара б. Йахйу, и она была одной из тех, кто подстрекал ар-Рашида против него и побуждал его к тому, что произошло.

Сказал ал-Мас'уди: В сто восемьдесят седьмом году (802/3) ар-Рашид присягнул сыну своему ал-Касиму 77 в восприемстве завета после ал-Ма'муна, и если халифат достанется ал-Ма'муну, то воля его — если пожелает утвердить его, то утвердит, а если пожелает сместить, то сместит.

В этом году — и это год сто восемьдесят седьмой — умер ал-Фудайл б. 'Ийад 78. /365/ Прозывался он по кунйе Абу 'Али. Рождение его было в Хорасане, и прибыл [он] в Куфу. Слушал [он] от ал-Мансура б. ал-Му'тамира 79 и других. Потом стал богомольным, переехал в Мекку и пребывал там, пока не умер.

Рассказывал Суфйан б. 'Уйайна 80. Он сказал: Позвал нас ар-Рашид, и мы вошли к нему, и вошел последним из нас ал-Фудайл, закрыв голову плащом своим. И он сказал мне: «Суфйан, кто из них Повелитель Верующих?» [Тогда] я сказал: «Этот» — и указал на ар-Рашида. И [ал-Фудайл] сказал ему: «Ты, о прекрасноликий, тот, в руке чьей и на шее чьей власть [над] этой общиной? Ты [149] принял великое дело». [Тогда] ар-Рашид заплакал. Затем каждому из нас принесли по кошельку, и всякий принял его, кроме ал-Фудайла. И ар-Рашид сказал ему: «Если ты не считаешь это позволительным, то отдай [кошелек] обремененному долгами, насыть им голодного и одень нагого». [Но ал-Фудайл] попросил избавить его от этого. Когда [же] мы вышли, я сказал ему: «О Абу 'Али, ты ошибся. Разве [нельзя] было взять [деньги] и израсходовать их во имя благотворительности?» [Тогда] он взял меня за бороду, потом сказал: «О Абу Мухаммад! Ты факих города и ты на виду, а совершаешь такую ошибку! Если бы [эти деньги] были хороши для тех, то были бы хороши [и] для меня».

И преставился Муса б. Джа'фар б. Мухаммад б. 'Али б. ал-Хусайн б. 'Али б. Абу Талиб в Багдаде от яда, [когда] прошло пятнадцать лет правления ар-Рашида, [в] сто восемьдесят шестом году (802), и ему [было] пятьдесят четыре года. Мы упомянули в Рисалат байан асма' ал-а'имма ал-кит'иййа мин аш-ши'а 81 имена их, имена матерей их, местоположения могил их и продолжительность жизни их, и сколько жил каждый из них с отцом своим и кого застал из дедов своих, да [пребудет] с ними мир.

Байты Кулсума ал-'Аттаби 82 об ар-Рашиде:

Имам, в руке которого посох религии, —
Ствол [ее] защищен благочестием.
И глаз [его] охватывает в пустыне край ее —
Одинаково зоркий и вблизи, и вдали.
Слушающим, бодрствующим лежит он, размышляющим.
В тиши открывает он тайны, из-за которых неспокойно его сердце.
Слышащий. Если позовет его со дна бедствия
Зовущий, то не придется повторять ему дважды.

Рассказывал Йамут б. ал-Музарра'. Он сказал: Рассказывал мне Хамид 83 со [слов] 'Амра б. Бахра ал-Джахиза 84. Он сказал /366/ Кулсум ал-'Аттаби принизил достоинство Абу Нуваса. И однажды равийа 85 Абу Нуваса сказал ему: «Как же ты принижаешь достоинство Абу Нуваса, а [ведь] он тот, кто говорит:

Если мы восхвалили тебя [как] праведного,
То ты тот, кто восхваляет, и над тем, кто восхваляет.
И если станем восхвалять мы
Другого, то ты тот, кого мы имеем в виду»
86. [150]

Сказал ал-'Аттаби: «Он украл 87 это». Сказал [равийа]: «У кого?» Он сказал: «У-л-Абу-л-Хузайла ал-Джумахи 88». Он сказал: «Что же тот говорит?» Он сказал: «Он говорит:

И если говорится одному из вас: «Благословенный юноша»,
То Ибн ал-Мукра — это [само] благословение.
Обесплодели женщины и не производят подобного ему.
Поистине, женщины на подобных ему бесплодны».

Сказал [равийа]: «Хорошо сказал [Абу Нувас]:

И она прошла по суставам их,
Словно исцеление проходит по недугу»
89.

[Ал-'Аттаби] сказал: «Он тоже это украл». [Равийа] сказал ему: «У кого?» Он сказал: «У Шаусы ал-Фак'аси». [Равийа] сказал: «Что же он говорит?» Он сказал: «Он говорит:

Если недужный развяжет на ней веревку,
[То] поднимется в нем ее исцеление и опустится.
И если она смешается с его внутренностями, покажется тебе,
Что он в прежние дни не оставался пораженным болью».

Сказал [равийа]: «[Так] хорошо сказал [Абу Нувас]:

Не созданы ладони их [для иного], кроме как для расточительства.
А ступни их — кроме как для ступеней минбара»
90.

Сказал [ал-'Аттаби[: «Это он тоже украл». [Равийа] сказал: «У кого?» Он сказал: «У Марвана б. Абу Хафсы». Он сказал: «Что же он говорит?» Он сказал: «Он говорит:

И не создана, кроме как для расточительства, ладонь их
И языки их — кроме как для украшения речи.
Иногда они соревнуются с ветрами в щедрости,
А иногда — с расточительством болтуна».

Сказал [ал-Джахиз]: И равийа замолчал, и если бы привел он все стихи [Абу Нуваса], то [ал-'Аттаби] сказал бы, что он их украл.

Рассказывал Абу-л-'Аббас Ахмад б. Йахйа Са'лаб 91. Он сказал: Абу-л-'Атахийа часто просил у ар-Рашида 'Утбу, и [халиф] обещал ему выдать ее за него замуж, спросив ее мнения. И если она /367/ согласится, то даст ей приданое и много денег. Потом ар-Рашид занялся делами, и Абу-л-'Атахийа не имел к нему доступа. [Тогда] он вручил Масруру ал-Хадиму Большому три опахала, и [тот] [151] вошел с ними к ар-Рашиду, улыбаясь и [собрав] опахала вместе. И [ар-Рашид] прочитал написанное на одном из них:

Заставила меня нужда вдохнуть ветра.
И [оказалось], что у [этих опахал] аромат ладоней его.
И [халиф] сказал: «Здорово, подлец!»

И на втором [оказалось]:

Я подвесил душу свою от просьбы к тебе [на] казну его.
Быстрый шаг, понукающий к тебе меня, и бег.
Тогда [ар-Рашид] сказал: «Великолепно».

И на третьем [оказалось]:

Порой отчаиваюсь я, потом говорю:
«Нет, тот, кто обещал успех, благороден»
92.

И [ар-Рашид] сказал: «Да сразится с ним Аллах! Как хорошо [то], что он сказал». Затем [халиф] позвал [Абу-л-'Атахию] и сказал: «Я обещал тебе, о Абу-л-'Атахийа, и завтра удовлетворим потребность твою, если пожелает Аллах». И он послал к 'Утбе: «У меня до тебя дело. [Так] ожидай меня этой ночью в покое твоем». И ['Утба] сочла это значительным и великим и пришла к [ар-Рашиду], прося избавить ее. Он же поклялся, что не скажет ей дела своего, иначе как в ее покое. Когда же наступила ночь, [ар-Рашид] отправился к ['Утбе], и с ним сообщество ближайших его слуг. И он сказал ей: «Я не скажу просьбы своей, пока ты не пообещаешь ее исполнить». Она сказала: «Я раба твоя, и воля твоя непререкаема для меня, за исключением того, что [касается] Абу-л-'Атахии. [Ведь] я поклялась отцу твоему, да будет доволен им Аллах, всякой клятвой, которую приносит праведный и безбожный, и [поклялась] пойти пешком в Запретный Дом Аллаха 93 босой. И если совершу я хаджж, то обязуюсь совершить [и] другой, от которого не откуплюсь милостыней. И если что получу, то пожертвую это, за исключением [коврика], на котором я молюсь». И она разрыдалась перед ним. Тогда [ар-Рашид] сжалился над ней, помиловал ее и ушел. Утром пришел к нему Абу-л-'Атахийа, не сомневаясь в том, что получит Утбу. [Тогда] сказал ему ар-Рашид: «Клянусь Аллахом, я не сплоховал в твоем деле. Масрур, Хусайн, Рашид 94 и другие — тому свидетели». [Потом] халиф объяснил ему, как было дело. Сказал Абу-л-'Атахийа: И когда он сообщил мне об этом, я долго стоял, не зная, где я. Потом сказал: «Теперь я отчаялся получить ее, раз она [152] [и] тебе отказала. Я знаю, что после тебя она никому не даст согласия». И Абу-л-'Атахийа надел власеницу и сказал об этом в [нескольких] байтах:

/368/ Обрубил я канаты надежд, к тебе ведущие,
И надел на лошадь седло.
И обнаружил я холод отчаяния меж крыльями своими.
И запел о покое и о переезде
95.

Упомянули, что когда до ар-Рашида дошли слова Абу-л-'Атахийи об 'Утбе:

Разве не газеленок халифа поймал меня,
И нет у меня против газеленка халифа заразы
96.

Ар-Рашид, разгневался и сказал: «Он насмеялся над нами». [Потом] послал [за Абу-л-'Атахией] слуг, приказав его заточить, и передал [Абу-л-'Атахию] Тунджабу, своему начальнику наказаний 97, и был он груб и неотесан. [Тогда] Абу-л-'Атахийа сказал:

Тунджаб, не спеши со мной,
Ведь то не его воля.
Не представлял я, [что] в бликах —
Свет молнии его неба
98.

И вот из стихов его в заточении после того, как затянулось оно:

Ты — удар камнем и спасение.
Прибавил тебе Аллах счастья и достоинства.
Сказали мне: «Довольна ты мною», так кто же [скажет) мне,
Чтобы увидел я знак удовольствия твоего
99.

[Тогда] сказал ар-Рашид: «От Аллаха отец его! Если бы я увидел его, то не заточил бы. Душа моя позволила его заточить, ибо он не был со мной». И приказал выпустить [Абу-л-'Атахию]. Абу-л-'Атахийа — тот, кто говорит:

Ужасаемся мы от упоминания о смерти в час упоминания о ней,
прельщаемся миром.
Развлекаемся и играем.
Мы — сыны [этого] мира, а созданы для другого.
Я не был в нем, но это вещь любезная
100.

И он тот, кто говорит также: [153]

Погибель в нем — засада, жизнь в нем — мутность,
Труд в нем — тяжек, царство его — преходяще
101.

И он тот, кто говорит:

Муж при откладывании срока его
Подобен одежде, ветшающей, хотя прежде [она] была новой
/369/ Сколь удивителен настороженный, расточающий то,
В чем нуждаться в день, [когда] ляжет [в могилу]
102.

И он сказал:

Не верь [этому] миру в коварстве его —
Со сколькими подобными тебе коварно поступил он прежде.
Люди дружно порицают его,
Но не вижу я [ни одного], покидающего его [добровольно]
103.

И он сказал:

Ты берешь в долг то,
Что вернешь, ведь взятое в долг возвращают.
Как [может] любить муж сладость дней,
Когда сочтены его вздохи
104.

И он сказал:

Жизнь твоя — сочтенные вздохи, и всякий раз, [когда]
Уходит вздох, не досчитаешься части [дней].
Умерщвляет тебя то [же], что оживляет тебя ежечасно.
И понукает тебя погонщик, что не шутит с тобой
105.

И он сказал:

О смерть, не вижу я от тебя спасения.
Ты принесла то, что страшит, и ты не пристрастна.
Словно напала ты на седину мою,
Как седина напала на мою юность
106.

И он сказал:

Совсем забыл я о смерти.
Словно не нашел ни одного смертного.
Разве смерть не предел всему живущему?
Отчего же я не предвижу того, что проходит
107. [154]

И он сказал:

Укрыли тебя молчаливые могилы,
И тихо оплакала тебя живущая.
Она говорила о костях Тлеющих и об образах упокоенных [людей].
Она показала тебе могилу твою [среди] могил.
А ты живой, [еще] не умер
108.

И он сказал:

Строящий дом, чтобы жить в сени его,
Поселился в могилах, а в доме не жил
109.

/370/ Рассказывал Исхак б. Ибрахим ал-Маусили 110. Он сказал: Однажды я пел у ар-Рашида. Он развеселился от пения моего и сказал: «Не уходи». И я продолжал петь ему, пока он [не] заснул. [Тогда] я замолчал, положил лютню [к себе] на колени и сел на свое место. Вдруг [появился] ясноликий, со стройным станом юноша, в коротком шелковом [кафтане], красивый собой. Он вышел, поздоровался и сел. Я принялся дивиться его приходу в такой час в это место без разрешения. Потом я сказал в душе своей: «Может быть, это один из сыновей ар-Рашида, кого мы не знаем и кого [прежде] не видели». И [юноша] протянул руку к лютне, взял ее, положил к себе на колени и провел по ней рукой. Я увидел, что он делает это наилучшим образом. Потом [юноша] настроил лютню не известным мне манером и ударил [по струнам], [и клянусь], не слышало ухо мое более красивой мелодии, и принялся петь:

Лечите меня, прежде чем мы расстанемся.
И пои же меня напитком чистым, прозрачным.
Ведь свет утра почти обесчестил [ночную] тьму,
И рубаха ночи почти разорвана.

Потом он положил лютню [к себе] на колени и сказал: «Эй, та-кой-сякой 111, если запоешь, то пой вот так». Затем он вышел. [Тогда] я сказал хаджибу: «Что это за молодец, который только что вышел?» И он ответил: «Сюда никто не входил, и [отсюда] никто не выходил». Я сказал: «Отсюда только что вышел такой-то и такой-то молодец». Он сказал: «Нет, клянусь Аллахом, никто не входил и не выходил». И я остался в удивлении и вернулся к своему месту. Проснулся ар-Рашид и сказал: «В чем дело?» И я рассказал [155] ему эту историю. Он удивился и сказал: «Ты встретился с шайтаном». Потом сказал: «Повтори для меня напев». И я повторил это для него. [Тогда ар-Рашид] сильно развеселился и приказал [выдать] мне награду, и я ушел.

И рассказывал Ибрахим ал-Маусили. Он сказал: Однажды ар-Рашид собрал певцов. Среди знаменитых музыкантов не осталось никого, кто бы ни пришел, и я был среди них. С нами пришел Мискин ал-Мадани, известный как Абу Садака 112. Он был знающим ритм, естественным и искусным музыкантом, приятным в общении, порывистым. И ар-Рашид, на которого подействовало вино, предложил напев, и смотритель занавеса 113 велел Ибн Джами' 114 спеть его. Он выполнил [это], но [ар-Рашид] не развеселился. Затем он так же поступил с несколькими из тех, кто пришел [к нему], но никто его не расшевелил. Тогда сказал смотритель занавеса /371/ Мискину ал-Мадани: «Приказывает тебе Повелитель Верующих: «Если хорошо [знаешь] этот напев, то исполни его». Сказал Ибрахим: И [Мискин] начал и спел. Все мы замолкли, удивленные смелости ему подобного исполнять в нашем присутствии напев, который мы не смогли [исполнить] по желанию халифа. Сказал Ибрахим: Когда он закончил [петь], я услышал, как ар-Рашид говорит громким голосом: «О Мискин, повтори его». И он повторил напев с силой и живостью, вложив в него сердце свое, и совершенно в этом преуспел. [Тогда] сказал ар-Рашид: «Ты хорошо [спел], клянусь Аллахом, Мискин, [пение тебе] удалось». И занавес между нами и между [халифом] был поднят. Сказал Мискин: «О Повелитель Верующих! С этим напевом [связана] удивительная история». Он сказал: «А какова она?» Он сказал: «Я был рабом-портным у одного [человека] из рода аз-Зубайра 115, и господин мой имел с меня оброк 116 — каждый день я платил ему два дирхама. Заплатив оброк, я мог [остальное] тратить на свои нужды. Я был очарован пением, любил его. Однажды я сшил рубашку одному алиду, и он заплатил мне два дирхама. Я пообедал у него, и он налил мне несколько стаканчиков. Выйдя [от него] навеселе, я повстречал [какую-то] чернокожую с кувшином на плече. Она пела. Этот напев заставил меня забыть обо всем важном и обо всякой потребности. [Тогда] я сказал: «[Клянусь] господином этой могилы и минбара 117, научи меня этому напеву». Она [сказала: «[Клянусь] господином этой могилы и минбара, я не научу тебя этому напеву, разве что за два дирхама». [Тогда] я, [клянусь] Аллахом, о Повелитель Верующих, достал два дирхама и отдал [156] их. И чернокожая сняла кувшин с плеча и принялась петь, и повторяла [напев], пока он не запечатлелся и груди моей. Затем я ушел к господину моему, и он сказал мне: «Давай сюда твой оброк». И я сказал: «Было то-то и то-то». [Тогда] он сказал: «Ах ты, сын зловонной! Разве я не предупреждал, что не приму от тебя извинения [даже] за разломанное зернышко?» И он повалил меня и нанес пятьдесят ударов пальмовыми ветвями, да так, что больнее и не бывает. [Потом] он обрил мне голову и бороду. И я, о Повелитель Верующих, спал наихудшим образом и позабыл напев из-за того, что со мной случилось. Встав, я пошел на то место, где повстречал чернокожую и остановился [там] и замешательстве, не зная ни ее имени, ни дома. Вдруг я увидел, что она идет. Я позабыл обо всем, что со мной случилось, подбежал к ней и она сказала: «[Уж не] забыл ли [ты] напев, [клянусь] Господом Каабы?» И я сказал: «Именно так, как ты говоришь». И рассказал ей о том, [за что] мне обрили голову и бороду. [Тогда] она сказала: «[Клянусь] могилой и тем, кто в ней, я снова научу тебя напеву только лишь за два дирхама». И я вынул свои ножницы, и заложил их за два дирхама и отдал их [чернокожей]. /372/ Тогда она сняла кувшин с головы, принялась [петь] и пропела [весь] напев]. Потом она сказала: «Вижу, словно ты взял за четыре дирхама четыре тысячи динаров от халифа». Затем она [снова] стала петь, отстукивая такт на своем кувшине. И продолжала повторять, пока не утвердилась [мелодия] в груди моей. Потом она ушла. Я же в страхе отправился к своему господину. И он сказал мне: «Давай сюда твой оброк». Я стал [его) молить. И он сказал: «О сын зловонной! Разве с тебя не хватит того, что с тобой произошло вчера?» [Тогда] я сказал: «Говорю тебе, что я вчера и сегодня купил за мой оброк этот напев». И я принялся петь. [Тогда] он сказал мне: «Горе тебе! Ты уже два дня [знаешь] этот напев, а меня не научил. Да дам я развод своей жене, если бы ты сказал это вчера, то я отпустил бы тебя на волю. С обритой головой и бородой ничего уже не поделаешь. А твой оброк Аллах подарил тебе, до тех пор пока у тебя не вырастут волосы»». Сказал [Исхак б. Ибрахим ал-Маусили]: И ар-Рашид рассмеялся и сказал: «Горе тебе, не знаю, что лучше, то ли твой рассказ, го ли твое пение. Приказываю [выдать] тебе то, о чем сказала чернокожая». И [Мискин] взял [награду] и ушел. А стихи [таковы]:

Постой у становищ немного и посмотри,
Есть ли в жилищах у вожатого [каравана] становище? [157]
Вижу я бедствия, что случились в жилищах,
И буду принесен я к бедствию в паланкине.

Однажды ар-Рашид пустил лошадей бежать в ар-Ракке 118. И когда [лошади] побежали, он двинулся с собранием своим в главную часть ристалища, куда должны были прибежать лошади, и уселся на коня. В первых рядах [бегущих лошадей] были скакуны из его табунов; всадники скакали все вместе, и никто не вырывался вперед. Взглянув на них, [ар-Рашид] сказал: «Моя лошадь, клянусь Аллахом». Потом взглянул в другой раз и сказал: «Лошадь сына моего ал-Ма'муна». Он сказал 119: Они мчались бок о бок перед [остальными] лошадьми. И лошадь [ар-Рашида] пришла первой, а лошадь ал-Ма'муна — второй. И [ар-Рашид] обрадовался этому. После этого прибежали [остальные] лошади. Когда же собрание разошлось и [ар-Рашид] собрался удалиться, а радость его проявилась, сказал ал-Асма'и — а он присутствовал — ал-Фадлу б. ар-Раби': «О Абу-л-'Аббас! Это один из [славных] дней, и я хочу, чтобы ты соединил меня с Повелителем Верующих». Ал-Фадл встал и сказал: «О Повелитель Верующих! Вот ал-Асма'и что-то говорит про лошадей — да увеличит Аллах этим радость Повелителя Верующих!» Он сказал: «Давай». Когда [ал-Асма'и] приблизился, [ар-Рашид] сказал: «Что у тебя, Асма'и?» Он сказал: «О Повелитель Верующих, сегодня ты и сын твой с лошадьми нашими были [таковы], как сказала ал-Ханса' 120:

Соревновался с отцом своим, и пришли они,
Оспаривая друг у друга покрывало быстрого бега.
И застыли они в беге, рвущиеся вперед,
Словно два сокола, присевшие на гнезде.
/373/ Выдвинулся лоб отца его,
И продолжал он бежать что есть силы.
Вот-вот приблизится к нему,
Да мешает возраст его великий и матерость
121.

Рассказывал Ибрахим б. ал-Махди. Он сказал: В ар-Ракке я пригласил к себе ар-Рашида, и он посетил меня. [Ар-Рашид] ел горячую еду перед холодной. Когда подали холодные блюда, [халиф] увидел рядом с собой блюдо с лепешками, похожими на рыбные, куски ему показались маленькими, и он сказал: «Почему твой повар так мелко порезал рыбу?» [Тогда] я сказал: «О Повелитель Верующих, это [158] рыбьи языки». Он сказал: «Кажется, что на этом блюде сто языков». И старший из его слуг сказал: «О Повелитель Верующих! Здесь больше ста пятидесяти». И [халиф] потребовал от него клятвы по поводу цены рыбы, и [стольничий] сообщил ему, что [рыба] стала более чем в тысячу дирхамов. [Тогда] ар-Рашид поднял руку свою и поклялся, что не притронется ни к чему, пока не принесут тысячу дирхамов. Когда же принесли деньги, [халиф] приказал их раздать и сказал: «Прошу, чтобы [это] было искуплением за то, что ты истратил на блюдо рыбы тысячу дирхамов». Затем он передал блюдо одному из своих слуг и сказал: «Выйди из дома брата моего, и как только заметишь первого нищего, отдай ему [блюдо]». Сказал Ибрахим: Блюдо было куплено для ар-Рашида за двести семьдесят динаров. И я мигнул одному из моих слуг, [чтобы] он вышел вместе со слугой [халифа] и купил бы блюдо у того, кто его получит. Ар-Рашид понял [это] и сказал ему: «Слуга, если отдашь блюдо просящему, то скажи ему: «Говорит тебе Повелитель Верующих: «Остерегайся продавать его меньше, чем за двести динаров, ибо оно лучше этого»». И слуга исполнил это и, клянусь Аллахом, не позволил моему слуге выручить [блюдо] у нищего менее чем за двести динаров.

Сказал Ибрахим б. ал-Махди: [Однажды] мы с ар-Рашидом сидели на палубе барки. [Халиф] плыл к Мосулу. Барку тащили бурлаки 122. Перед нами стояли шахматы. Когда мы закончили [играть] ар-Рашид сказал мне: «О Ибрахим, какое имя наилучшее для тебя?» Я сказал: «Имя Посланца Аллаха, да пребудет с ним приветствие и благословение Аллаха». Он сказал: «А второе?» Я сказал: «Имя «Харун» — имя Повелителя Верующих». Он сказал: «А какое из имен [для тебя] самое грубое?» Я сказал: «Ибрахим». [Тогда] он зарычал на меня и сказал: «Горе тебе! Разве не Ибрахим — имя Любимца Милосердного, Велик Он и Славен 123». Я сказал: «Из-за [своего] несчастливого имени он испытал то, что испытал, от Намру-за 124». Он сказал: «А Ибрахим, сын Посланца Аллаха 125, да пребудет с ним приветствие и благословение Аллаха?» Я сказал: «Нет греха в том, /374/ что его назвали этим именем, [но] он [недолго] жил». Он сказал: «Ибрахим ал-Имам». Я сказал: «Из-за его несчастного имени убил его Марван ал-Джа'ди в мешке с известью. И добавлю я тебе, о Повелитель Верующих, Ибрахима б. ал-Валида 126, [который] был смещен, и Ибрахима б. 'Абдаллаха б. ал-Хасана, [который] был убит. Я не нашел никого, названного этим именем, кого бы я не видел убитым, побитым или изгнанным». Не успели [159] закончиться мои слова, как я услышал, что матрос на одной из барок кричит во весь голос: «Эй, Ибрахим, такой-сякой, тяни!» [Тогда] повернулся ко мне ар-Рашид, и я сказал: «О Повелитель Верующих! Поверил ли ты словам моим о том, что самое несчастливое имя — Ибрахим?» И он так засмеялся, что застучал ногами.

Сказал [Ибрахим б. ал-Махди]: Однажды я был у ар-Рашида, как вдруг прибыл гонец от 'Абдаллаха 127, и с ним бамбуковые тарелки, на которых [лежали] платки. С [гонцом] было послание. Ар-Рашид принялся читать послание и говорить: «Да облагодетельствует его Аллах и да наградит его». И я сказал: «О Повелитель Верующих, [скажи нам], кого это ты так сильно благодаришь, чтобы мы могли разделить с тобой благодеяние благодарности?» Он сказал: «Это 'Абдаллах б. Салих». Потом снял платок, и оказалось, что тарелки лежат одна на другой. В одной — фисташки, в другой — орехи и различные фрукты. [Тогда] я сказал: «О Повелитель Верующих, нет в даре этом такого, что заслуживало бы этого моления, но, [может быть], в послании имеется то, что скрылось от меня». [Тогда ар-Рашид] бросил мне [послание]. И оказалось в нем [вот] что: «О Повелитель Верующих! В доме моем, построенном по милости твоей, имеется сад, плоды [которого] созрели. И я взял от каждого вида, положил [все это] в плетеные тарелки и направил Повелителю Верующих, чтобы достигло меня из благодати моления его подобное тому, что достигло меня от избытка милости его». Я сказал: «Нет, клянусь Аллахом, в этом тоже нет ничего, что достойно этого». [Тогда ар-Рашид] сказал: «О глупец, разве не видишь ты, как плетеными [тарелками] он намекнул на бамбук, возвеличивая нашу мать 128, Да смилуется над ней Аллах Всевышний».

Передают, что [некий] муж из бану умаййа встал перед ар-Рашидом на дороге, [держа] в руке грамоту в виде прошения. И в ней [было] четыре байта. И они:

О доверенный Аллаха, я говорю
Правдиво, взвешенно и со знанием дела.
У вас преимущество перед нами, а у нас
Благодаря вам преимущество перед всеми арабами.
'Абд Шамс
129 следовал за Хашимом 130.
И они еще [родственники] по отцу и по матери.
[Так] соедини нас родством — ведь
Абд Шамс — дядя 'Абд ал-Мутталиба
131. [160]

/375/ Ар-Рашиду это понравилось, и он приказал [выдать] ему за каждый байт по тысяче динаров и сказал: «Если бы ты добавил нам, мы бы добавили тебе».

Однажды в собрании ар-Рашида были Абу Йусуф ал-Кади 132 и 'Абд ал-Ваххаб ал-Куфи. И они заговорили о свежих финиках. [Тогда] сказал Абу Йусуф: «Суккар вкуснее мушана 133». И сказал 'Абд ал-Ваххаб: «Мушан вкуснее». [Тогда] сказал ар-Рашид: «Пусть принесут пищу». И позвал нескольких хашимитов, [что] были там. И все они [стали есть] суккар, оставив мушан. [Тогда] сказал ар-Рашид: «Они вынесли решение против тебя, о Абу 'Абд ар-Рахман, [сами того] не зная». И сказал Абу 'Абд ар-Рахман: «Я еще не видел худшего мушана». [Тогда] сказал ему Абу Йусуф:

«Таковы [суккар и мушан], если соединятся».

Вошел к ар-Рашиду 'Абд-ал-Малик б. Салих, и хаджиб сказал ему: «Сегодня ночью Повелитель Верующих потерял сына, и родился у него сын. [Так] соболезнуй и поздравь». И когда он предстал [перед халифом], сказал: «О Повелитель Верующих! Обрадовал тебя Аллах в том, в чем причинил несчастье, и сделал одно воздаянием терпеливому, а другое — наградой благодарящему».

Когда усилилась болезнь ар-Рашида и он двинулся в Тус в сто девяносто третьем году (808/9), врачи представили ему болезнь неопасной. [Тогда ар-Рашид] послал к персидскому врачевателю, бывшему там, и показал ему воду свою вместе с различными сосудами. И когда [врачеватель] дошел до его сосуда, сказал: «Сообщите хозяину этой воды, что он умрет. Пусть сделает завещание, ибо нет ему исцеления от его недуга». [Тогда] ар-Рашид заплакал и стал повторять два этих байта:

Поистине, врач с искусством его и лекарствами
Не сможет отменить приговора, [которого] опасаются.
Отчего же сам он умирает от той же болезни, от которой
Исцелялся подобный ему?

Усилилась слабость его, и люди стали распускать слухи о его смерти. [Тогда ар-Рашид] приказал [подать] ему осла, чтобы сесть на него. И когда он на нем поехал, ноги его опустились вниз, и он не усидел в седле. [Тогда] он сказал: «Снимите меня — правы распускающие слухи». Потом он велел [подать несколько] саванов, выбрал из них тот, что захотел, и приказал выкопать могилу. Когда [161] [же] он заглянул в нее, сказал: «Не избавило меня мое достояние, и погибла моя власть» 134.

Затем позвал брата Рафи" 135 и сказал: «Вы сорвали меня с места, так что взял я на себя [бремя] этих путешествий вместе с болезнью моей и слабостью моей». А брат Рафи' б. ал-Лайса был из тех, кто восстал против [ар-Рашида]. Сказал [халиф]: «Поистине, убью я тебя так, как не убивали до тебя подобного тебе». Потом приказал расчленить его. И сдался Рафи' после этого ал-Ма'му-ну 136. Мы упомянули известие о нем в иных книгах. Затем [ар-Рашид] позвал тех хашимитов, кто был в его войске, и сказал: /376/ «Поистине, каждая тварь умирает, а все новое гибнет. Случилось со мною то, что вы видите. И я увещеваю вас в трех [вещах]: храните то, что вверили вам на сохранение, оставайтесь преданными имамам нашим и избегайте разногласия в словах ваших. Посмотрите на Мухаммада и 'Абдаллаха. И если кто из них замыслит против брата своего, то отвратите его от замысла его и объясните ему безобразие замысла его и неистинность его». И в тот день [ар-Рашид] пожаловал многие богатства и земли и угодья.

Сказал ар-Рийаши: Сказал ал-Асма'и: Я вошел к ар-Рашиду, а он рассматривал грамоту, и слезы текли по его щекам. Я остался стоять, пока он [не] успокоился, [не] взглянул на меня и [не] сказал:

«Садись, Асма'и. Видел ли ты, что было?» Я сказал: «Да, о Повелитель Верующих». Он сказал: «Клянусь Аллахом, если бы [это] было из-за мирского дела, то ты такого бы не увидел». И он бросал свиток, а на нем — стихи Абу-л-'Атахии, [написанные] великолепным почерком. И это:

Поучительна ли для тебя [участь] того, кто
Не ступит более на порог своего жилища,
Чья гибель унизила смерть,
И от кого отреклись сородичи его,
Чьи опустели ложа,
Чьи опустели минбары?
Где цари и где прочие?
Они пошли путем, по которому идешь и ты.
О тот, кто предпочитает этот мир унижениям своим
И готов [встретить] того, кто восхвалит его!
Возьми то, что дарует тебе
Мир этот — а смерть конец его
137. [162]

Затем сказал ар-Рашид: «Словно ко мне, клянусь Аллахом, обращаются с этим помимо других людей». Вскоре после этого он умер.

Сказал ал-Мас'уди: Мы привели совокупность известий [об] ар-Рашиде в наших предшествующих книгах и в этой книге. Мы не приводили среди известий [об] ар-Рашиде ничего из сообщений [о] Бармакидах 138. Так упомянем же теперь совокупность известий [о] них в главе, отведенной для этого, [в которой] мы упомянем счастливые и горестные из их деяний, хотя мы привели остальные известия о них и цвет их деяний в наших предшествующих книгах. Аллах — попечитель успеха.

/377/ Совокупность известий [о] Бармакидах и [о] том, что было от них в дни их

Никто из детей Халида б. Бармака 139 не достиг степени его щедрости, мудрости, мужества и всей его доброты — ни Йахйа с его мудростью и обильным умом, ни ал-Фадл 140 с его щедростью и вежеством, ни Джа'фар б. Йахйа с его [умением] писать и красноречиво [говорить], ни Мухаммад б. Йахйа 141 с его благородством чувств и возвышенностью помыслов, ни Муса б. Йахйа с его храбростью и мужеством. О тех, кого мы упомянули, говорит Абу-л-Гаул-стихотворец 143:

Дети Йахйи б. Халида —
Четыре господина-предводителя.
Если спросишь о них, то узнаешь, что благо
Собрано в них и распределено между ними.

Когда халифат перешел к ар-Рашиду, он стал назначать вазирами Бармакидов. И они помимо него стали накапливать деньги, так что он нуждался [хоть и] в немногих деньгах, [но] не мог их [получить]. Он покончил с ними в сто восемьдесят седьмом году (802/3). Разошлись во мнениях о причине этого. Сказано: накопление богатств и то, что они отпустили мужа из рода Абу Талиба, бывшего в руках их. Сказано [и] другое. Аллах лучше знает.

Рассказывают, что однажды к ар-Рашиду пришло письмо начальника ал-барида в Хорасане, а перед ним сидел Йахйа б. Халид. [Начальник ал-барида] упомянул в письме, что ал-Фадл б. Йахйа занялся охотой и предался наслаждениям, [позабыв] о рассмотрении дел подданных. Прочитав [письмо], ар-Рашид бросил его Йахйе и сказал ему: «Отец, прочти это письмо и напиши ему [другое], [которое) удержало бы его от подобного». [Тогда Йахйа] протянул [163] руку к чернильнице ар-Рашида и написал ал-Фадлу на оборотной стороне письма начальника ал-барида: «Да хранит тебя Аллах, сыночек, и наслаждайся собой. Дошло до Повелителя Верующих то, что ты увлекся охотой и удовольствиями, [позабыл] о рассмотрении дел подданных, и [халифу] это не понравилось. Так возобнови то, что тебе более пристало. [Ведь] того, кто вернется к тому, что ему подобает или [к тому] что его порочит, будут знать люди века его только по этому». И написал внизу [письма] такие байты:

/378/ Проводи день в поисках возвышенного
И терпи потерю встречи с любимыми,
Даже если кажется, что надвигается ночь
И в ней скрываются лики грехов.
Впереди [же] ночь, [полная того], чего желаешь.
[Ведь] ночь— [это] день понятливого.
Сколько молодцов, [которых] ты считаешь аскетами,
Встречают ночь удивительным делом.
Набросила на них ночь покровы свои,
И они пребывают в развлечениях и обильной жизни.
А наслаждение глупца открыто,
Устремится к нему всякий внимательный враг.

Ар-Рашид [тем временем] смотрел на то, что пишет Йахйа. Когда он закончил, [халиф] сказал: «Уведомил ли ты его, отец?» И когда письмо прибыло к ал-Фадлу, он [стал целые дни] не покидать мечетей, пока не ушел со своей должности.

Сказал Исхак б. Ибрахим ал-Маусили: Однажды я был у ар-Рашида. Бармакиды приготовили питье. Йахйа б. Халид привел девушку, и она запела:

Я бодрствовал, так что влюбился в бессонницу,
И растаял, словно болезнь была создана [специально] для меня.
Потекли слезы мне на сердце и утопили его.
О. видел ли кто, как тонут в горючих слезах?

[Тогда] ар-Рашид сказал: «Чье это?» И было сказано: «Халида б. Йазида ал-Катиба» 144. Он сказал: «Ко мне его». Сказал Халид: И я явился. [Тогда] ар-Рашид сказал девушке: «Повтори». И она повторила. И он сказал мне: «Чье это?» Я сказал: «Мое, о Повелитель Верующих». В то время пришла служанка с яблоком, на котором [было] написано: [164]

Радость отвлекла тебя от свидания со мной,
И я послала яблоко, чтобы ты об этом вспомнил.

[Тогда] ар-Рашид взял другое яблоко и написал на нем:

Исполнил я свое обещание и не забыл о нем.
И это яблоко — мое извинение.

Потом он сказал [Халиду]: «Скажи об этом что-нибудь». И он сказал:

Яблоко, вышедшее вместе с жемчугом изо рта ее,
Желаннее для меня, чем этот мир и [все] то, что в нем.
Белое в красном, драгоценное,
Словно сорванное со щеки дарившего.

/379/ Рассказывал ал-Джахиз со [слов] того, кто ему сообщил, со [слов] Анаса б. Абу Шайха 145. Он сказал: Однажды Джа'фар б. Йахйа поехал верхом, приказал своему слуге взять с собой тысячу динаров и сказал ему: «По дороге я заеду к ал-Асма'и. И если он будет мне [что-нибудь] рассказывать, и ты увидеть, что я засмеялся, то положи [деньги] перед ним». Джа'фар остановился у ал-Асма'и, и ал-Асма'и принялся рассказывать ему удивительные вещи и анекдоты, которые смежили и развлекали. Но [Джа'фар] не рассмеялся и вышел от него. [Тогда] сказал ему Анас б. Абу Шайх: «Я видел от тебя удивительное. Ты приказал [выдать] тысячу динаров ал-Асма'и, и он веселил тебя всякой шуткой. Не в твоем обычае возвращать в свою казну то, что вышло из нее». И [Джа'фар] сказал ему: «Горе тебе! Перешло к нему из наших денег сто тысяч дирхамов до этого раза. Сегодня же я увидел в его доме разбитый кувшин. На нем была изношенная куртка, [а в покое] — грязное сиденье. Все, что я видел у него, — ветхое. Я вижу, что язык благодеяния красноречивее, нежели его язык, и что само дело более [достойно] похвалы и порицания, чем его хвала и порицание. Так с какой же стати я [стану] ему давать, если с его [стороны] не проявилось дело и благодеяние не молвило за него благодарностью?»

Об ар-Рашиде и Джа'фаре б. Йахйе говорит поэт:

Восславит [несколько] халифатов ар-Рашида
Дело того, чей узел ослабел.
Он прибавил к присяге присягу,
И принес ее один Джа'фар. [165]
Бармакиды основали его государство
И укрепили для его наследника завет его.

Йахйа б. Халид обладал ученостью, знанием, [даром] исследования и рассмотрения. У него было собрание, где встречались богословы-догматики 146 из людей ислама и другие из людей воззрений и сект. И сказал им Йахйа, [когда] они собрались у него: «Вы много говорите о скрытом и явном, о древнем и новом, об утверждении и отрицании, о движении и покое, о сходстве и различии, о бытии и небытии, об эволюции и революции, о субстанциях и акциденциях, об исправлении и опровержении, об отрицании свойств и их утверждении, о потенции и реализации, о количестве и качестве, о присоединенном, об имамате — является ли он ясным указанием 147 или избранием — и другом, о корнях и ветвях 148 которого вы приводите речения. Так скажите [же] теперь о любви без разногласий, и пусть каждый из вас приведет об этом то, что представится ему и придет на ум». /380/ [Тогда] сказал 'Али б. ал-Хай-сам 149, бывший по мазхабу 150 имамитом 151, из знаменитых богословов-шиитов 152: «О вазир, любовь — плод подобия. Она [является] свидетельством смешения двух духов. [Любовь] — из моря нежности, тонкости деяния и чистоты сущности. Не ограничена ее широта. Прибавление ее — убыль для тела».

Сказал Абу Малик ал-Хадрами 153, он [был] по мазхабу хариджит, а они — аш-шурат 154: «О вазир, любовь — это дуновение волшебства. Она сокровеннее и горячее угольев и возникает только при удвоении характера и смешении форм. [Любовь] проникает в сердце, словно дождь из туч проникает между песчинками. Она царит над свойствами [людей], подчиняются ей умы и покоряются ей воззрения».

Сказал третий, а это Мухаммад б. ал-Хузайл ал-'Аллаф' 55, который был мутазилистского мазхаба и шайхом басрийцев: «О вазир, любовь запечатывает глаза и сердца. Она поднимается по телам, поспешает к печени. И обладатель любви — с рассеянными мыслями и переменчивым воображением. Не чисто для него сущее и не сохранно для него обещанное. Поспешают к нему горести. [Любовь] — это глотки из настоя смерти и остаток водоемов сиротства, однако она [происходит] от щедрости характера и красоты свойств [его]. Обладатель [любви] щедр, не прислушивается к словам отказа и не приходит ему на ум отвечать на упреки». [166]

Сказал четвертый, и это Хишам б. ал-Хакам ал-Куфи 156, шейх имамитов в свой век и знаменитый писатель времени своего: «О вазир, любовь — [это] силки, расставленные роком. Ловит он в них только людей, далеких от бедствий [жизни]. И если попадет любящий в его сети и запутается в них, то вряд ли выберется он оттуда в скорости целым. И только из-за красоты внешности, неизменности в обращении и в помыслах [влюбленный обретает] гибель в сердцевине печени своей и крови сердца своего, [что] сковывает красноречивый язык, и владелец оставляет невольника, а господин — рабов, чтобы подчиниться рабу раба своего».

/381/ Сказал ан-Наззам Ибрахим б. Йасар ал-Му'тазили 157 — он был из теоретиков басрийцев в свой век: «О вазир, любовь тоньше миража, лукавее вина. Она [сделана] из влажной глины и замешена в сосуде величия. Сладостен плод ее, когда его ешь понемножку, а если злоупотребить ею, то станет любовь убийственным помешательством и препятствующим пороком, [который] не стремятся излечить. Она обильным облаком изливается на сердца, и от этого прорастает страсть и плодоносит желание. Сраженный [любовью] постоянно мучается, тяжело дышит, он почти поражен параличом, погружен в долгие думы. Если скроет его ночь, он [страдает] от бессонницы, а если осветит его день, то он обеспокоится. Пост его — беда, а разговение — жалоба».

Затем сказали шестой, седьмой, восьмой, девятый, десятый и последующий, так что затянулся разговор о любви в различных выражениях, [имеющих] близкий и соответствующий друг другу смысл. И свидетельствует об этом уже приведенное нами.

Сказал ал-Мас'уди: Люди, бывшие прежде и потом, разошлись во мнениях относительно зарождения любовной страсти, [того], как она появляется, и ее сущности — [происходит] ли это от зрения или от слуха, по свободному выбору или по принуждению; какова причина того, что она зарождается, если ее не было, а после прекращает бытие свое?

Является ли это деянием говорящей души или тела и его свойств? Сказал Бикрат 158: «Она — смешение двух душ. Подобно тому, как если бы смешалась вода с подобным ей, [то] было бы трудно очистить ее каким-либо способом. А души нежнее воды и тоньше в проявлениях [своих]. Потому и не уничтожают ее ночи, не создают ее века и не отталкивает ее отталкивающий. [Слишком] тонко для воображения течение ее, скрыто от взоров местоположение ее, и умы пришли в замешательство, [167] по какой причине [существование ее становится] возможным. Однако начало движения ее — в сердце, потом переходит она в прочие органы. И проявляется дрожание конечностей, бледность цвета [лица], заикание речи, слабость рассудка, горести и несчастья, так что обладатель этого испытывает убыль».

Некий врач полагал, что любовь — [это] желание, [все] увеличивающееся, зарождающееся в сердце, к [которому] собираются вещества [по причине] стремления [их]. И если [любовь] усилится, то в обладателе ее увеличится возбуждение, раздражение, медлительность, /382/ задумчивость, мечтательность, рассеянность, грусть, тяжесть в груди, многомыслие, малое употребление пищи, порча ума и сухость мозга. Дело в том, что медлительность в еде сжигает кровь. А если [кровь] сгорит, [то] превратится в черную желчь. Если она усилится, то вызовет думы. Поднимется жар, воспалится желчь, потом желчь превратится в гнилость, соединится тогда с черной желчью, станет ее составной частью, и та усилится. Из свойств черной желчи — задумчивость. Если же мысль станет гнить, то вещества смешаются с гнилью, и вместе со смешением возникнет тупость, недостаток ума и желание того, чего не будет и [что] не случится. Тогда у [пораженного] любовью усилится то, что с ним [произошло], и он умрет или убьет себя, или же, возможно, разрыдается, и дух его скроется на двадцать четыре часа. Подумают, что [влюбленный] умер, и погребут его живым. Возможно, он вздохнет с облегчением, и дух его скроется рядом с сердцем его. [Тогда] сердце сожмется и расслабится, пока он [не] умрет. Возможно, [влюбленный успокоится, [но] возжелает взором [своим] и внезапно увидит того, кого любит. И если любящий услышит упоминание о том, кого он любит — ты видишь, как бежит его кровь и изменяется цвет его лица.

Сказал один из них: Поистине, Аллах создал каждый дух круглым, в виде шара, разделил его на [две] половины и вложил по половине в каждое тело. И [если] какое-либо тело встретит [то] тело, в котором [находится] половина, отрезанная от его собственной, [то] любовь между ними обязательна по [причине] прежде бывшего соответствия, но различны обстоятельства людей при этом [в зависимости от] силы и слабости и свойств характера их.

У людей этого образа мысли длинные речи о том, о чем мы упомянули, и [о том] что души — [это] светящиеся цельные предметы, спустившиеся с высоты в эти тела и поселившиеся в них. [168] Души следуют друг за другом по порядку соседства в мире душ [относительно] близости и отдаленности. Этому направлению следует сообщество [ученых] из тех, кто внешне [исповедует] ислам. Они приводят доводы из Корана, преданий и свои собственные доводы по аналогии. Из этого слова Его, Велик Он и Славен: «О ты, душа успокоившаяся! Вернись к твоему Господу довольной и снискавшей довольство! Войди с Моими рабами, войди в мой рай» 159.

Они сказали: Возвращение в [некое] состояние не происходит без предшествовавшего бытия. Затем слова Пророка, да пребудет с ним приветствие и благословение Аллаха, как их передал Са'ид б. Абу Марйам 160. Он сказал: Сообщил нам Йахйа б. Са'ид 161 [со слов] 'Умры [со слов] 'А'иши 162 [со слов] Пророка, да пребудет с ним приветствие и благословение Аллаха, что он сказал: «Души — призванные [на службу] воины. Те из них, что познают друг друга, объединяются, а те, что не узнают друг друга, расходятся».

/383/ Этому учению последовало сообщество бедуинов. И об этом говорит Джамил б. 'Абдаллах б. Ма'мар ал-'Узри, [воспевая] Бусайну 163:

Соединился дух мой с духом ее до создания нашего
И прежде, чем стали мы разумными, и до того, как пребывали мы в колыбели.
И возрастал он [по мере того], как и мы росли, и возрос,
И даже если мы умрем, то останется все по-прежнему,
И он, что бы ни случилось, Будет посещать нас во тьме могилы.

Сказал Джалинус 164: Любовь случается между разумными из-за их сходства по уму и не случается между глупцами, даже если они сходны в глупости. Ибо ум действует упорядоченно, и двое могут совпасть в нем единым образом, а глупость не действует упорядоченно, и двое не могут в ней совпасть. Один араб классифицировал [разновидности] любви, сказав:

Три [вида] любви: любовь — связь,
Любовь — лесть и любовь — убийство.

Сказал суфий 165 из [числа] багдадцев: Поистине, Аллах, Велик Он и Славен, испытывает людей любовью, чтобы они подчинялись тем, кого любят, дабы труден был для них гнев [любимых] и радовало их удовольствие [возлюбленных], и пусть из этого они [169] делают вывод о степени покорности Аллаху, ибо нет этому подобия и примера, [поскольку] Он — их создатель, не нуждающийся в них, и податель им пищи, милостивый к ним. И если они станут покоряться [другим], помимо [Аллаха], [то] более пристало угождать Всевышнему.

У суфиев-батинитов 166 об этом много слов и долгих речей.

Сказал Ифлатун 167: Я не знаю, что [такое] любовь. Однако это божественная одержимость. Любовь ни восхваляема, ни порицаема.

Написал некий красноречивый писец брату своему: «Я встретил на тебя сердцевину своей души. Меня не надо восхвалять за следование тебе без узды, ибо души следуют одна за другой».

У людей из [числа] философов, астрономов, последователей ислама и прочих, что были раньше и позже, много слов о любви. Мы привели [высказывания эти] в нашей книге Ахбар аз-заман /384/ ва ман абадаху-л-хадасан мин ал-умам ал-мадийа ва-л-аджй-ал ал-халийа ва-л-л-мамалик aд-дacupa 168.

Однако мы отклонились от известий [о] Бармакидах, в коих доныне пребывали, когда упомянули [о] любви, и повествование наше привело нас к [тому, чтобы] упомянуть наиболее значительное из сказанного об этом.

Вернемся же теперь к тем известиям, [повествующим о] гармонии и счастье дней их и затем о бедственном обороте дел их.

Упомянул обладающий знанием об известиях Бармакидов, что когда Джа'фар б. Йахийа б. Халид б. Бармак, Йахйа б. Халид, ал-Фадл и другие из рода Бармака достигли того, чего достигли во власти, дошли до предела главенства, и устроились дела их, так что [было] сказано: «Поистине, дни их — свадьбы и постоянная, непрекращающаяся радость», сказал ар-Рашид Джа'фару б. Йахйе: «Горе тебе, о Джа'фар! Поистине, нет на Земле людей, таковых образом, что к ним бы меня влекло и к ним бы я склонялся, которыми бы я наслаждался и к которым стремился, разве что [ты], и [оттого сильно желание мое] видеть тебя. И ал-'Аббаса 169, сестра моя, занимает у меня подобное положение. И я подумал о моем деле с вами и решил, что не утерплю ни без тебя, ни без нее. И ты видишь меня отринувшим довольство и радость, когда я бываю с нею без тебя. И тот же удел мой, когда я бываю с тобой без нее. Я увидел то, что соединит для меня радость и благодаря чему усилится для меня услада и нега». [Джа'фар] сказал: «Да ниспошлет тебе Аллах [170] удачу, о Повелитель Верующих, и да устроит все твои дела благоразумно!» Сказал ар-Рашид: «Я поженю вас [таким] браком, что ты будешь обладать [правом] сидеть вместе с [ал-'Аббасой], смотреть на нее и встречаться с нею в собрании, где буду я с вами, но не более того». И ар-Рашид женил его, несмотря на то, что Джа'фар [проявил] нежелание к этому, и свидетелями были [все] присутствовавшие из его слуг, приближенных и маула. Ар-Рашид взял с [Джа'фара] клятву и обещания [именем] Аллаха и [другие] суровые клятвы, что он не уединится с [ал-'Аббасой], не [станет] с нею сидеть и что не покроет его с нею [одна] крыша дома, кроме как в присутствии Повелителя Верующих ар-Рашида. Джа'фар поклялся ему в этом. [Ар-Рашид] был этим доволен и счел это для себя обязательным. И они встречались таким образом, как мы описали. Джа'фар [в таких случаях] отстранял взор свой от [ал-'Аббасы], отворачивал лицо свое, боясь Повелителя Верующих и оставаясь верным присяге своей, клятве и обещанию /385/ того, о чем с ним договорился ар-Рашид.

Ал-'Аббаса полюбила [Джа'фара] и задумала обмануть его. Она написала [Джа'фару] записку, но он вернул ее гонца, обругав его и пригрозив ему. Она вновь [послала гонца], но он вернул его с тем же. Когда же укрепилось в душе ал-'Аббасы отчаяние, она обратилась к его матери, [которая] не была тверда, и [ал-'Аббаса] склонила ее [на свою сторону] подарками из драгоценных камней и подношениями, а также подобным этому из обилия денег и царских даров, так что та подумала, будто [ал-'Аббаса] покорна ей, словно рабыня, преданна и сострадательна, как невольница. [Тогда ал-'Аббаса] показала ей сторону дела, которого она желала, и уведомила ее о том, что [будет] ей в том из достойных последствий и какая гордость и честь [выпадет на долю] ее сына, если он породнится с Повелителем Верующих. [Ал-'Аббаса] внушила [матери Джа'фара], что если это дело состоится, то в том будет защита ей и ее сыну от прехождения благодеяния и падения положения [Джа'фара]. [Тогда] Умм Джа'фар согласилась с [ал-'Аббасой] и пообещала ей подстроить хитрость, а [ал-'Аббаса] ее ублажала, чтобы она их свела. И однажды [мать] пришла к Джа'фару и сказала: «Сыночек, мне рассказали, что в одном дворце [есть] рабыня, воспитанная по-царски. Она достигла благовоспитанности, учености, изысканности и сладости, обладая великолепной красотой, чудесным станом и похвальными чертами того, подобного чему не видано. [171] Я решила купить ее для тебя. И дело между мною и владельцем ее сладилось». Джа'фар встретил слова [матери] приятием, и его сердце привязалось к этому, а душа возмечтала о [рабыне]. А [мать] принялась медлить, так что страсть его усилилась и возросло его желание, и [Джа'фар] стал настаивать на ускорении и исполнении [дела]. Когда [же] мать узнала, что он не в силах терпеть и что тревога в нем усилилась, сказала ему: «Я приведу ее к тебе в такую-то и такую-то ночь». И она послала к ал-'Аббасе и уведомила ее об этом, и та приготовилась так, как готовится подобная ей, и пошла к нему и ту ночь. А Джа'фар в ту ночь ушел от ар-Рашида, и в душе его сохранился остаток выпитого им вина, [вкусить] которого он решился. Он вошел в свой дом, спросил о невольнице, и ему сообщили, где она находится. [Тогда] ее ввели к хмельному молодцу, который не узнал ее внешности и не распознал ее образа. И он пал на нее и совокупился с ней. Когда [же] он удовлетворил потребность свою в ней, /386/ она сказала ему: «Что ты думаешь о хитростях царских дочерей?» Он сказал: «Каких царских дочерей ты имеешь в виду?», думая, что она из дочерей ромеев 170. [Тогда] она сказала ему: «Я госпожа твоя ал-'Аббаса бинт ал-Махди». И он в ужасе вскочил — ушло от него опьянение и вернулся к нему ум его. [Потом Джа'фар] пришел к матери своей и сказал: «Продала ты меня задешево и посадила на верблюда, [идущего] по ухабистой [дороге]. Смотри, к чему приведет мое положение».

А ал-'Аббаса ушла от [Джа'фара] беременной, затем родила мальчика и приставила к нему одного из своих слуг по имени Раййаш и кормилицу, [которую] звали Барра. Когда [же ал-'Аббаса] испугалась, что известие [об этом] проявится и распространится, она отправила мальчика, слугу и кормилицу в Мекку и приказала им воспитать его.

Срок Джа'фара затянулся. Он, его отец и братья овладели делом государства. Зубайда Умм Джа'фар, жена ар-Рашида, занимала при нем такое положение, что никто из равных ей не опережал ее. А Йахйа б. Халид все еще ведал делами женщин ар-Рашида и запрещал им пользоваться услугами челяди. [Тогда] Зубайда пожаловалась ар-Рашиду, и он сказал Йахйе б. Халиду: «Отец, почему Умм Джа'фар жалуется на тебя?» Он сказал: «Повелитель Верующих, обвинен ли я по поводу дел женщин твоих и устроения дворца твоего?» [Ар-Рашид] сказал: «Нет, клянусь Аллахом». [Тогда] он сказал: «Не принимай слов ее». Сказал ар-Рашид: «Больше я [172] с тобой [об этом не заговорю]». Йахйа стал еще больше чинить препятствий [Зубайде] и грубо [обходиться] с нею. Он приказывал запирать ночью двери женской половины дворца и уносил ключ к себе домой. Это сильно рассердило Умм Джа'фар. Однажды она вошла к ар-Рашиду и сказала: «О Повелитель Верующих, чего добивается Йахйа, не допуская ко мне моих слуг и ставя меня не на [подобающее] мне место?» И ар-Рашид сказал ей: «Я не принимаю обвинений против Йахйи по поводу устройства [дел] моих женщин». [Тогда] она сказала: «Если так, то он убережет своего сына от [последствий того], что тот сотворил». Он сказал: «Что же это?» И [Зубайда] сообщила ему известие и рассказала историю ал-'Аббасы и Джа'фара. [У халифа] руки опустились, и он сказал ей: «Есть ли у тебя касательно этого доказательство или свидетель?» Она сказала: «Какое доказательство свидетельствует лучше, чем сын?» Он сказал: «Где [тот] сын?» Она сказала: «Раньше он был здесь, а когда [ал-'Аббаса] испугалась проявления дела его, отослала его в Мекку». [Тогда] ар-Рашид сказал ей: «Знает ли об этом кто-нибудь, кроме тебя?» Она сказала: «Нет во дворце невольницы, [которая не] знала [бы] /387/ об этом. [Тогда] ар-Рашид перестал об этом спрашивать и отвернулся.

[Потом] он сделал вид, что хочет [совершить] хаджж и выехал вместе с Джа'фаром б. Йахйей. [Тогда] ал-'Аббаса написала слуге и кормилице, чтобы они увезли мальчика в Йемен. [Когда же] ар-Рашид прибыл в Мекку, он приказал доверенным [людям] учинить розыск и следствие по делу мальчика, няньки и слуги и выяснил, что все верно. Когда [же] совершил он свой хаджж и вернулся, замыслил лишить Бармакидов их благоденствия. И пробыл в Багдаде недолгое время, [а] потом выехал в ал-Анбар. В день, когда [ар-Рашид] решил убить Джа'фара, он позвал ас-Санди б. Щахака 171 и приказал ему отправиться в Город Мира и поставить соглядатаев за домами Бармакидов, их писцов, сыновей и родственников, и [велел] сделать это тайно, так чтобы не рассказывать об этом никому до приезда в Багдад, а потом сообщить об этом верным [людям] из родственников и подручных. Ас-Санди исполнил это.

И ар-Рашид сидел в [одном] месте в ал-Анбаре, называемом ал-'Умр 172, а у него [был] Джа'фар. Они провели день наилучшим образом и [вели] самую сладостную жизнь. Когда [же] Джа'фар ушел от него, ар-Рашид проводил его верхом, затем вернулся, сел на стул и приказал убрать то, что было перед ним. А Джа'фар ушел [173] в дом свой, и в нем [был] остаток вина. Он позвал Абу Заккара -певца ат-Танбури 173 и своего писца Ибн Абу Шайха. Натянули занавес, за которым уселись невольницы, играя [на музыкальных инструментах] и напевая, а Абу Заккар запел ему:

Хотят люди [чего-то] от нас,
Не спят люди из-за нас,
Желают они
Знать, что мы скрыли.

А ар-Рашид тотчас же приказал слуге своему Йасиру, известному как Рахла 174, сказав: «Поручаю тебе дело, на которое, считаю я, не годятся ни Мухаммад 175, ни ал-Касим 176. Думаю, что ты [исполнишь] его самостоятельно и без промедления. [Так] оправдай мое мнение [о тебе] и опасайся ослушаться приказа моего, ибо это будет причиной падения положения твоего у меня и расстройства дел твоих. [Тогда Йасир] сказал: «О Повелитель Верующих, если бы ты сейчас приказал мне вонзить меч в живот свой и вынуть его из спины, я бы исполнил это. Так приказывай, и я, клянусь Аллахом, поспешу». И [ар-Рашид] сказал: «Знаешь ли ты Джа'фара б. Йахйу ал-Бармаки?» /388/ [Йасир] сказал: «О Повелитель Верующих, знаю ли я [кого-нибудь], кроме него? Или возможно не признать [знакомство] с подобными Джа'фару?» [Ар-Рашид] сказал: «Видел ли ты, как я проводил его, когда он выходил?» [Йасир] сказал: «Да». [Ар-Рашид] сказал: «[Так] ступай же немедленно к нему и принеси мне его голову, в каком бы положении ты его ни застал». Йасир задрожал от этих слов, и его охватил трепет. Он стоял, [не в силах] возразить. [Тогда ар-Рашид] сказал: «Йасир, разве я только что не говорил с тобой о том, чтобы [ты] не пытался меня ослушаться?» [Йасир] сказал: «Да, о Повелитель Верующих, но речи [твои] важнее этого, и я бы желал умереть, прежде чем пройдет через руку мою [хоть] часть дела, к [которому] призывает меня Повелитель Верующих». [Тогда ар-Рашид] сказал: «Оставь это и ступай [выполнять] то, что я тебе приказал». Йасир отправился и вошел к Джа'фару, а он предавался развлечению своему, и сказал ему: «Поистине, Повелитель Верующих приказал мне [сделать] с тобой то-то и то-то». Сказал Джа'фар: «Повелитель Верующих шутит со мною Разные шутки, и это одна из них». [Тогда Йасир] сказал: «Клянусь Аллахом, я думаю, что это серьезно». [Джа'фар] сказал: «Если дело обстоит так, как ты сказал, то, значит, он пьян». [Йасир] сказал: [174] «Нет, клянусь Аллахом, я не заметил никакого умаления в уме его и не думаю, что он пил вино сегодня, хотя рабы его [и пили]» [Джа'фар] сказал ему: «Поистине, у меня до тебя правое [дело], которое нельзя исполнить ни в какие другие времена, кроме как в это время». [Йасир] сказал: «Ты увидишь, что я скор во всем, кроме того, что противоречит Повелителю Верующих». [Джа'фар] сказал: «[Тогда] вернись и уведомь его [в том, что] ты исполнил то, что приказывал тебе. И если [халиф] станет раскаиваться, то жизнь моя от рук твоих продлится и будет тебе от меня новая милость, а если он останется при подобном же мнении, то исполнишь то, что он приказывал тебе, завтра». [Йасир] сказал: «Нет к тому пути». [Джа'фар] сказал: «[Тогда] я пойду с тобой к становищу Повелителя Верующих и встану, так, чтобы слышать его слова и его обращение к тебе. И если ты приведешь оправдание, а он не согласится [ни на что], кроме того, [чтобы] ты принес ему мою голову, ты выйдешь и возьмешь [ее] рядом». Он сказал ему: «Что касается этого, то да». И они вместе отправились к становищу ар-Рашида, Йасир вошел к нему и сказал: «Я взял голову его, О Повелитель Верующих, и вот он готов». [Тогда ар-Рашид] сказал ему: «Принеси мне ее, не то, клянусь Аллахом, я убью тебя прежде него». [Тогда Йасир] вышел и сказал ему: «Слышал ли ты речи?» [Джа'фар] сказал: «[Делай то], что тебе приказано». И [он] вынул из рукава платок /389/ небольшого [размера], завязал себе глаза и подставил шею. Йасир ударил по ней и принес его голову ар-Рашиду. Когда [же халиф] увидел перед собой голову, он склонился над ней и принялся перечислять ей провинности [Джа'фара]. Потом он сказал: «Йасир, приведи ко мне такого-то и такого-то». И когда [Йасир] привел их, [ар-Рашид] сказал: «Отрубите голову Йасиру — я не могу смотреть на убийцу Джа'фара».

Сказал ал-Асма'и: Послал за мной ар-Рашид в ту ночь, и когда меня ввели к нему, он сказал: «Асма'и, я сказал стихи, [так] послушай их». Я сказал: «Да, о Повелитель Верующих». И он прочитал:

Если бы Джа'фар испугался уз погибели,
То спас бы его душу взнузданный скакун,
И было бы [его спасение] делом рока, поскольку не
Погнался бы за ним огромный орел.
Однако, когда приблизилось время его.
Не отвел случившейся с ним беды звездочет. [175]

Сказал ал-Асма'и: Я вернулся к себе домой, и не успел дойти до [жильца своего], как люди заговорили об убийстве Джа'фара.

Удвери дворца 'Али б. 'Исы б. Махана 177 в Хорасане утром ночи, когда был убит Джа'фар и свергнуты Бармакиды, нашли письмо, [написанное] великолепным почерком:

Поистине, несчастны сыновья Бармака.
Излились на них превратности судьбы.
Нам в деле их пример,
Так пусть учтет [его] житель этого дворца.

Сказал ал-Мас'уди: И был срок династии Бармакидов, их власти и цветущих, прекрасных дней их от [начала халифата] ар-Рашида до убийства Джа'фара б. Йахйи б. Халида б. Бармака семнадцать лет, семь месяцев и пятнадцать дней. Их оплакали поэты многими заплачками, упоминая дни их. И отсюда слова 'Али б. Абу Му'аза:

О ослепленный роком,
Рок прихотлив и вероломен.
Не верь дарам рока
И будь с ним настороже.
Если ты не ведаешь о прихотях его,
То посмотри на распятого на мосту
178.
Поистине, в нем наставление, так учти [его].
О обладающий рассудком, умом и мыслью,
/390/ Бери от мира сего чистоту жизни его
И беги вместе с роком, как он бежит.
Он был вазиром Сущего, Довольного,
И обладающим умом, достоинством и памятью.
Мир сей с его странами
Принадлежал ему на суше и на море.
Он возводил царство советами своими
И был в этом исполнителем приказа.
Был Джа'фар в царстве своем,
В пятницу, вечером в ал-'Умре.
Летая по миру сему на крыльях своих.
Надеясь на долгую вечность и жизнь.
Вдруг встретился он с судьбой своей.
О горе нам от столкновения с роком!
И ускользнуло от него счастье,
[Так что] переломило ему хребет. [176]
Был покинут бедный в ночь [на]
Субботу, убитым с началом зари.
Встал [утром] ал-Фадл б. Йахйа.
Окружили старца, а он и не знал.
Привели старца Йахйу
И детей его в оковах и узах,
Бармакидов и сторонников их,
Кто был на просторах и в столице.
Словно они договорились,
Как договариваются люди о соединении,
И было это людям в новость.
Слава Обладающему властью и приказом.

Из тех, кто сказал [стихи] и чьи слова пришлись по нраву, Ашджа' ас-Сулами 179. Он сказал в касиде:

Разве мы [не] дали отдохнуть, и [не] отдохнули наши верблюды,
И не перестали дарить и просить подарка?
Скажи [лошадям и верблюдам]: «Вам не придется скакать по ночам,
И пересекать пустыни одну за другой».
Скажи дарам, когда стали они чрезмерны: «Остановитесь».
И скажи бедам: «Обновляйтесь каждый день».
Не знаешь ты, что заостренный бармакидский меч
Поражен заостренным хашимитским мечом.

Сказал о них Салих ал-Хасир:

/391/ Скрылись звезды дарения, и онемела рука щедрости.
И обмелели моря доброты после Бармакидов.
Закатились звезды сынов Бармакидов,
По которым вожак находил прямую дорогу.

Сказал о них Салих ал-А'раби 180:

Предал этот рок сынов Бармака.
И каких царей не предавал рок?
Разве не был Йахйа держателем всей земли?
А стал он как тот, кого укрыли ее могилы.

Сказал о них Абу Джазра ал-А'раби, сказано — Абу Нувас:

Не выстрелил рок в род Бармака, когда
Выстрелил в собственность их великолепным делом. [177]
Поистине, не уберегла судьба права Йахйи.
[Она] не соблюдет прав рода ар-Раби
181.

Сказал о них некий поэт, и у него [хорошо] получилось:

О сыны Бармака! Ах — вам
И будущим дням вашим.
Был мир сей для вас невестой,
А сегодня он — сирая мать.

/392/ Сказал о них Ашджа':

Ушли из мира сего сыны Бармака, и если бы ушли [из него] другие люди, то
Не понабилось бы ничего иного.
Словно все их дни
Были для жителей земли праздниками.

И у другого о них байты:

Словно дни их по прелести ликования —
Времена хаджжа, праздников и единства.

И сказал Мансур ан-Нимри 182:

Поручи миру сему, [чтобы он]
Оплакивал сынов Бармака в каждой долине.
С ними был он на миг невестой.
А сегодня [надел] траур.

Сказал Ди'бил ал-Хуза'и:

Разве ты не видел своеволия рока с родом Бармака
И Ибн Нахиком
183, и веков, что опустели.
Посадили люди столько пальм, сколько смогли,
А собрали столько, сколько собирают с колосьев.

Сказал о них тоже Ашджа':

Прошел рок по сынам Бармака
И не оставил от них и следа.
Вручено было [им] благо, и они — его родичи,
И испарилось благо из мира сего.

Когда был убит Джа'фар, схватили Йахйу и ал-Фадла, и ополчилось на них страдание, и привязалась к ним беда, и ал-Фадл б. Йахйа сказал, говоря об их положении: [178]

К Аллаху о том, что нас поразило, подаем жалобу.
[Ибо] в воле Его избавить нас от бед и несчастий.
Вышли мы из мира сего, жители его.
Мы не среди мертвых в нем и не среди живых.
И если зачем-то приходит к нам порой тюремщик,
Мы удивляемся и говорим: «Он пришел к нам из иного мира».

После падения Бармакидов ар-Рашид часто произносил:

Унижение их, если произойдет оно,
Поистине, соразмерно возвышению их.
И если появятся у муравья крылья,
Чтобы он летал, то приблизилась его погибель.

Сказал Мухаммад б. 'Абд ар-Рахман ал-Хашими: Вошел я к родительнице моей в день жертвоприношения и обнаружил, что она разговаривает с почтенной женщиной в оборванных одеждах. И [матушка] сказала мне: «Знаешь ли ты ее?» Я сказал: «Нет». Она сказала: «Это 'Аббада 185, мать Джа'фара б. Йахйи». Тогда я повернулся к ней и стал с ней разговаривать, оказывая почет. Затем я сказал: «Матушка, что самое удивительное из того, что ты видела?» Она сказала: «Сыночек, наступил праздник, подобный этому, и была я во главе четырехсот рабынь и считала сына своего непокорным. И вот [теперь] наступил этот праздник, и не мечтаю я ни о чем, кроме шкуры двух овец, [чтобы] одну постелить, а другой укрыться». [Мухаммад б. 'Абд ар-Рахман] сказал: Я дал ей пятьсот дирхамов, и она чуть не умерла от радости, [получив] их. ['Аббада] захаживала к нам, пока нас не разлучила смерть.

Рассказано [со слов] одного из дядьев ар-Рашида, что он пошел к Йахйе б. Халиду, когда ар-Рашид к нему переменился, до [того], как [халиф] поразил [Бармакидов], и сказал ему: «Повелитель Верующих полюбил собирать богатства. Умножились сыновья его, и он хочет обеспечить их землями. [Богатства и земли], по его мнению, скопились у тебя и сподвижников твоих, и если бы ты подумал о землях их и богатствах их, отдал бы их сыновьям Повелителя Верующих и приблизился с их помощью к нему, [тогда], думаю, был бы ты в безопасности и обратился бы к тебе Повелитель Верующих». /393/ [Тогда] сказал ему Йахйа: «Клянусь Аллахом, любезнее для меня, [если) окончится мое благоденствие, нежели [если] отниму его у людей, причиной благоденствия которых я был». [179]

Упомянул ал-Халил б. ал-Хайсам аш-Ша'би, которого ар-Рашид приставил к Йахйе и ал-Фадлу в заточении. Он сказал: Пришел ко мне Масрур ал-Хадим, а с ним сообщество слуг. И у одного из [этих] слуг был сложенный платок. [Тогда] пришло мне на ум, что ар-Рашид смилостивился над ними и послал им [знак своего] благоволения. И сказал мне Масрур: «Выведи ал-Фадла б. Йахйу». Когда [же] он предстал перед ним, [Масрур] сказал ему: «Повелитель Верующих говорит тебе: «Я приказал тебе пожертвовать мне твои богатства. Ты утверждаешь, что уже сделал это, я имею достоверные сведения о том, что ты оставил у себя богатства. И я приказал Масруру дать тебе двести плетей, если ты ему не укажешь, где они». [Тогда] ал-Фадл сказал ему: «Пропал я, [клянусь] Аллахом, о Абу Хашим». И сказал ему Масрур: «О Абу-л-'Аббас, я вижу, что ты не предпочтешь имущество жизни своей. Ибо боюсь я, что если исполню приказанное относительно тебя, то погублю тебя». [Тогда] ал-Фадл поднял голову свою к небу и сказал: «О Абу Хашим, не солгал я Повелителю Верующих. И если бы мир сей был мой и меня поставили перед выбором: уйти из него или быть битым кнутом, я бы выбрал уход из него. Повелитель Верующих знает и ты знаешь, что мы оберегали честь нашу имуществом нашим. И как же теперь стали [бы] оберегать имущество наше от вас душами нашими? Если тебе что-либо приказано, так исполняй». [Тогда Масрур] приказал развернуть платок, и из него выпали плети со свинчатками. [Ал-Фадлу] дали двести плетей. Его били те [самые] слуги. Они били его так сильно, [как только можно бить] без навыка, и чуть было не покончили с душой его, так что мы испугались, что он умрет. [Тогда] ал-Халил б. ал-Хайсам 186 сказал помощнику своему, известному как Абу Йахйа: «Здесь в темнице был человек, искусный во врачевании этого или подобного [недуга]. Ступай же к нему и проси его исцелить [ал-Фадла]». [Абу Йахйа] сказал: «Я сообщил об этом [врачевателю], и он сказал: «Может быть, /394/ ты хочешь вылечить ал-Фадла б. Йахйу. Известили меня о том, что с ним сделали». [Тогда] я сказал ему: «Да, этого я хочу». Он сказал: «Пойдем [же] к нему, чтобы я уврачевал его». Когда [же врачеватель] увидел его, сказал: «Полагаю, что ему дали пятьдесят плетей». [Абу Йахйа] сказал: «Ударили его двести раз». [Врачеватель] сказал: «Не думаю, вот след пятидесяти плетей. Однако ему следует спать на тростниковой циновке, и я некоторое время потопчу ему грудь». Ал-Фадл опечалился, потом согласился, и [целитель] [180] сделал с ним это. Он топтал ему грудь, взял его за руку и потянул на себя, так что поднял с лежанки, и к ней прилипло много мяса с его спины. Потом [врачеватель] стал заходить и лечить его, пока однажды не посмотрел на него и не простерся ниц. И я сказал: «Что с тобой?» [Тогда] он сказал: «О Абу Йахйа, выздоровел Абу-л-'Аббас. Приблизься ко мне и посмотри». Сказал [Абу Йахйа]. Я приблизился к нему, и [врачеватель] показал мне на спине у [ал-Фадла] растущее мясо. Потом он сказал мне: «Помнишь ли слова мои [о том, что] это ему [от] пятидесяти плетей?» Я сказал: «Да». Он сказал: «Клянусь Аллахом, если бы ему дали тысячу плетей, то след их не был бы сильнее этого следа. Я сказал [о пятидесяти], чтобы душа его укрепилась и пособила мне исцелить его». Когда [врачеватель] вышел, ал-Фадл сказал мне: «О Абу Йахйа! Мне понадобились десять тысяч дирхамов. Ступай же к [человеку], известному как ан-Наса'и и сообщи ему о моей потребности в них». Сказал [Абу Йахйа]: Я принес ему послание, и [ан-Наса'и] приказал отнести деньги к [ал-Фадлу]. [Тогда] он сказал: «О Абу Йахйа! Я хочу, чтобы ты пошел с ними к этому человеку, врачевателю, извинился перед ним и попросил принять то, что я ему посылаю». Сказал [Абу Йахйа]: Я к нему пошел и нашел его сидящим на циновке. [На стене] висела лютня, рядом стояли бутылки с вином. Обстановка была ветхой. И он сказал: «В чем дело, о Абу Йахйа?» [Тогда] я стал извиняться за ал-Фадла, говоря о скудости его обстоятельств, и сообщил ему о том, что он послал ему. [Врачеватель] возмутился и зарычал, так что испугал меня, и стал повторять: «Десять тысяч дирхамов!» Я из всех сил старался, чтобы он принял их, но [врачеватель] отказался. [Тогда] я пошел к ал-Фадлу и [все] рассказал ему. И он сказал мне: «Не обращай внимания, клянусь Аллахом». Потом сказал мне ал-Фадл: «Я хочу, чтобы ты вернулся к ан-Наса'и во второй раз и сказал [бы] ему, что мне нужно еще десять тысяч дирхамов. И если он их выплатит тебе, иди со всем [этим] к [врачевателю]». Сказал [Абу Йахйа]: «Я получил от ан-Наса'и еще десять тысяч, вернулся с деньгами к [целителю] /395/ и все ему рассказал. Он [же] отказался принять что-либо от [ал-Фадла] и сказал: «Неужели я [стану] лечить молодца из ал-абна' 187 за плату? Уходи от меня. Клянусь Аллахом, я бы не принял и двадцати тысяч динаров». [Тогда] я вернулся к ал-Фадлу и сообщил ему известие. Он сказал мне: «О Абу Йахйа, расскажи мне о лучшем, что ты видел или что известно тебе из наших деяний». Сказал [Абу Йахйа]: И я принялся долго [181] ему рассказывать. [Тогда] он сказал: «Оставь это. Поистине, то, что сделал этот человек, лучше, чем то, что сделали мы за все дни наши».

Джа'фар б. Йахйа был убит в возрасте сорока пяти лет. Сказано: [было ему] менее того. Йахйа б. Халид умер в ар-Ракке в сто восемьдесят девятом году (804/5), как мы уже сообщили.

Сказал ал-Мас'уди: Об ар-Рашиде [имеются] славные известия и [рассказы о его] деяниях. Мы ранее привели их в книгах наших, повествуя [о] ромейских царях после появления ислама и [рассказывая о] том, что было между [ар-Рашидом] и между Нак-фуром 188 выше в этой книге.

О Бармакидах [имеются] славные известия, а также о добродетелях их и их благодеяниях, равным образом как и прочие удивительные известия [о] них, и [таким образом] восхваляли их поэты и заплачки их [по ним]. Мы привели все это в книге Ахбар аз-заман и [в книге] ал-Китаб ал-Аусат, а в этой книге упомянули [только] замечательные известия, не приведенные нами ранее. Мы также упомянули начало известий [о] них до появления ислама, бытие их во главе храма ан-Наубахар 189, и это храм огня в Балхе, упомянутом нами ранее в книге, причину наименования [Прародителя рода их] 190 Бармаком, известие [об отношениях] Бармака Величайшего 191 с царями тюрок, известие о [Бармакидах] после появления ислама, деяния в дни Омейядов, [таких] как Хишам б. 'Абд ал-Малик, и других, и то, что свершали они в дни ал-Мансура. И мы удовлетворились тем, что привели в этой книге часть из этих известий и замечательных преданий.

Комментарии

1. Тус — местность на севере иранской провинции Хорасан, центром которой был одноименный город, ныне лежащий в руинах. См. подробнее: Minorsky V. Tus // ЕI1.Bd. IV. S. 1055-1062.

2. Ал-Маусили — видимо, имеется в виду Ибрахим б. Махан б. Бахман ал-Маусили (742—804), знаменитый музыкант и поэт, занимавший видное место при дворе Харуна ар-Рашида. См. о нем: Тоrrеу С. С. Ibrihim al-Mawsili // ЕI1. Bd. II. S. 467.

3. Аллах соединит для тебя две обители — т. е. «ты будешь благоденствовать и на том (ал-ахира), и на этом (ад-дунйа) свете»; о понятиях «ад-дунйа» и «ал-ахира» см.:Akhira // ЕI1. Bd. I. S. 244; Carra de Vaux B. Dunya // ЕI1. Bd. I, S. 1130.

4. Коран, 9:58.

5. «Покаяние» — девятая сура Корана.

6. 'Абд ас-Самад б. Шабиб б. Шубба — надим Мухаммада б. Сулаймана в Басре. См. о нем: Пелла. VII. Р. 465.

7. 'Иса б. Джа'фар [б. Абу Джа'фар ал-Мансур] — дядя ал-Амина по матери, занимал ряд административных постов. См. о нем: Пелла. VII. Р. 537.

8. Мухаммад б. Заккариййа' ал-Галаби (ум. 893) — куфийский хадисовед и историк, считался сторонником шиизма. См. о нем: Пелла. VII. Р. 645.

9. Ибн Абу 'Уйайна - поэт. См.: Пелла. VI. Р. 89.

10. Ал-Лайс б. Са'дал-Мисри ал-Фахми (ум. 791/2) — известный факих и хадисовед. См. о нем подробнее: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. XIII. С. 3—14.

11. Нафи' — видимо, имеется в виду Нафи' б. 'Абд ар-Рахман б. Абу Ну'айм ал-Лайси, знаменитый чтец Корана, создатель одного из семи вариантов огласовки мусульманского Священного Писания. См. о нем: Пелла. VII. Р. 719.

12. Бухара — город в Средней Азии (современный Узбекистан); во времена ал-Мас'уди был важнейшим центром государства Саманидов. См. подробнее: Ваrthold W. - [Frye R. N.]. Bukhara // EI2. Vol. I. P. 1293-1296.

13. Шарик 6. 'Абдаллах б. Абу Анмар ал-Лайси — факих, при ал-Махди занимал пост кади Куфы; умер в 793/4 или 794/5 гг. См. о нем: Пелла. VI. Р. 413.

14. Мус'аб б. 'Абдаллах [б. Мус'аб б. Сабит б. 'Абдаллах аз-Зубайри] (ум. 844/5 или 851) — хадисовед и факих. См. о нем: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. XIII. С. 112— 114.

15. Абу Бакр (после 570—634) — первый мусульманский халиф; происходил из курайшитского клана тайм. См. о нем подробнее: Montgomery Watt W. Abu Bakr // EI2. Vol. I. P. 109-111.

16. Видимо, имеется в виду аз-Зубайр б. ал-'Аввам, прародитель Мус'аба б. 'Абдаллаха, видный сподвижник пророка Мухаммеда.

17. Абу 'Абдаллах Малик б. Анас б. Абу 'Амир ал-Асхаби (713—795) — факих, основоположник маликитского мазхаба (толка). См. об этом подробнее: Schacht J. Malik b. Anas // ЕI1. Bd. III. S. 223-227.

18. Ибн Абу Зи'б (Абу-л-Харас Мухаммада б. 'Абд ар-Рахман б. ал-Мугира б. ал-Харас, 699/700—774/5) — знаменитый факих, сподвижник Малика б. Анаса. См. о нем подробнее: Ибн Халликан. № 577.

19. Ал-Вакиди (747/8—823) — выдающийся арабо-мусульманский историк. См. о нем: Horovitz J. Al-Wakidi // El1. Bd. IV. S. 1195-1196.

20. Джа'фар б. Сулайман — аббасидский амир, занимал ряд административных должностей. См.: Пелла. VI. Р. 245.

21. Хаммад б. За'ида — по другим доступным источникам идентифицировать не удалось.

22. 'Абдаллах б. ал-Мубарак ал-Марвази ал-Факих — известный мухаддис и факих, крупный теоретик фикха; славился праведным образом жизни. См. о нем: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. X. С. 152, 169.

23. Хит — город в западной части Ирака. См.: Streck M. Hit // ЕI1. Bd. II. S. 342.

24. Тарсус (Тарс) — город, находящийся на границе Сирии и Малой Азии, родина апостола Павла. См. подробнее: Buhl Fr. Tarsus // El I. Bd. IV. S. 735—736.

25. Абу Йусуф Йа'куб б. Ибрахим [б. Хабиб ал-Куфи ал-Ансари] ал-Кади (ум. 898) — знаменитый ханафитский факих. См.: Пелла. VII. Р. 775.

26. Умм Джа'фар, Зубайда (762/3—831) — внучка халифа ал-Мансура, двоюродная сестра и супруга Харуна ар-Рашида, мать халифа ал-Амина. См. о ней: Zettersteen К. V. Zubaida // ЕI1. Bd. IV. S. 1337. Зубайда является популярной личностью и в современном Багдаде. В старинном багдадском районе ал-Карх показывают мавзолей, в котором она якобы погребена. На самом деле, это погребение аббасидской вольноотпущенницы Зимурруд Хатун, жившей в XII в. См.: Jassin S. M. Religious Sites in Iraq. Baghdad, 1992. P. 31—32.

27. Шариат (шари'а — досл. «путь», которым должны идти верующие) — исламское каноническое право, ниспосланное в совокупности своей Аллахом. См. подробнее: Schacht J. Shari'a // ЕI1. Bd. IV, S. 344—349.

28. Иджтихад (досл. «крайнее усилие, направленное на достижение какой-либо цели») — в области фикха, способ выработки мнения по какой-либо проблеме или касательно выполнения юридического предписания; осуществляется путем применения аналогии (кийаса) к Корану и Сунне. См. подробнее: Mackdonald D. В. Idjtihad. ЕI1. Bd. I. S. 477-478.

29. 'Абдаллах б. Мус'аб б. Сабит б. 'Абдаллах б. аз-Зубайр (ум. 800/1) — известный мухаддис и факих, приближенный халифа ал-Махди. См. о нем: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. \. С. 173-176.

30. Муса б. 'Абдаллах б. ал-Хасан 6. 'Али — видный шиитский деятель, брат Мухам-мада и Ибрахима, сыновей 'Абдаллаха; был помилован ал-Мансуром после гибели его братьев; передатчик хадисов. См. о нем: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. XIII. С. 25—27.

31. Сыны ал-Хасана — потомки ал-Хасана б. 'Али б. Абу Талиба. См.: Lewis В. 'Alids // EI2. Vol. I. P. 400-403.

32. Люди Дома (Ахл ал-Байт) — то есть Хашимиты. См. подробнее: Goldziher I. Ahl al-Bait // ЕI1. Bd. I. S. 194—195.

33. Т. е. 'Али б. Абу Талиба.

34. Ад-Дайлам — горная часть иранской провинции Гилан (Джилан), населенная дайламитами (дейлемитами). См.: Daylam // EI2. Vol. II. P. 189—190.

35. Иджара (вала' дживар) — досл. «предоставление убежища, защиты»; согласно обычному праву бедуинов, покровительство, оказываемое иноплеменнику. См. об этом подробнее: Негря Л. В. Общественный строй. С. 71— 75.

36. Мухаммад б. Джа'фар б. Йахйа б. 'Абдаллах б. ал-Хасан б. ал-Хасан б. 'Али — Ш. Пелла полагает, что такого алида не существовало. См.: Пелла. VII. Р 641.

37. Страна Нижний Тахарт — видимо, имеются в виду окрестности города такого названия, который располагался в западной части Магриба. См. об этом: Йакут. Булдан. Bd. I. S. 813—816.

38. Сочинение ал-Мас'уди «Сады умов об известиях родичей Пророка, да пребудет с ним молитва и благословение Аллаха, и рассеяния их по странам» — Ш. Пелла считает, что это была история двенадцати шиитских имамов. См. о нем: Pellat Ch. Al-Mas'udi // EI2. Vol. VI. P. 786.

39. Абу Бакр б. 'Аййаш (ум. 193—808) — известный собиратель хадисов. См. о нем: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. XIV. С. 371— 385.

40. 'Али б. Хамза ал-Киса'и (ум. ок. 805) — знаменитый грамматист и чтец Корана. См. о нем подробнее: Ben Cheheb M. Al-Kisa'i // ЕI1. Bd. II. S. 1113-1114.

41. Сочинение ал-Киса'и «Чтения [Корана]»; см. о нем: Ибн ан-Надим. Фихрист 2. S. 65.; до нашего времени не сохранилось.

42. Мухаммад б. ал-Хасан аш-Шайбани ал-Кади — факих и хадисовед. См. о нем: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. II. С. 194—195.

43. 'Абд ал-Малик б. Салих б. 'Али б. 'Абдаллах б. ал-'Аббас б. 'Абд ал-Мутталиб (ум. 811/2) — двоюродный брат халифов ас-Саффаха и ал-Мансура, крупный военачальник и администратор во времена правления ар-Рашида и ал-Амина. См. о нем подробнее: Zettersteen К. V. 'Abd al-Malik b. Saiih // EI2. VI. P. 77-78.

44. Йамут б. ал-Музарра' (ум. 303—915/6) — племянник ал-Джахиза, уроженец Басры; хадисовед, рассказчик забавных историй. См. о нем подробнее: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. XIV. С. 358-360.

45. Брат джа'фар 6. килаб — по всей видимости, имеется в виду знаменитый доисламский поэт Лабид, который происходил из племени джа'фар б. килаб, входившего в состав племенного объединения раби'а. См.: Пелла. VI. Р. 245.

46. Йусуф б. Ибрахим б. ал-Махди — согласно данным Ш. Пелла, у Ибрахима б. ал-Махди не было сына по имени Йусуф. См.: Пелла. VII. Р. 780.

47. 'Аун ал-'Ибади — см. о нем: Пелла. VII. Р. 535.

48. Джибрил б. Бахтишу' (ум. 827) — один из представителей медицинской династии Бахтишу' (Бухтишу'); личный врач Харуна ар-Рашида и ал-Амина. См. о нем подробнее: Sourdel D. Bukhtishu' // EI2. Vol. I. P. 1298.

49. Тизнабаз — населенный пункт между Куфой и ал-Кадисийей, упомянутый вскользь у Йакута. См.: Йакут. Булдан. Bd. П. S. 667.

50. Катраббул — район Багдада, располагавшийся на западном берегу Тигра. См.: Le Strange G. The Lands of Eastern Califate. P. 31.

51. Муса б. Джа'фар [ал-Казим] (745—799) — седьмой имам шиитов-двунадесятников. См. о нем подробнее: Strothmann R. Musa al-Kazim // ЕI1. Bd. III. S. 800— 801.

52. Прекрасные имена Аллаха — коранические эпитеты, касающиеся Аллаха. См. об этом: Mackdonald D. В. Allah // ЕI1. Bd. I. S. 317-319.

53. Хаммад б. Исхак б. Ибрахим ал-Маусили — мухаддис; сын знаменитого музыканта Исхака ал-Маусили. См. о нем подробнее: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. VIII. С. 159-160.

54. Колодец 'Урвы (Би'р 'Урва)колодец под Мединой. См.: Йакут. Булдан. Bd. I. S. 433-434.

55. Ан-насб — см. об этой манере пения: Еолян И. Р. Традиционная музыка Арабского Востока. С. 231.

56. Бану джа'фар ат-тайиар — потомки брата 'Али б. Абу Талиба Джа'фара ат-Таййара, до сих пор образующие в Медине особую патронимию (клан). Записано со слов переводчика и литератора Мухаммада ат-Таййара.

57. Дети ал-Хасана б. 'Али — Хасаниты, ветвь Алидов. Cour A. Hasani // ЕI1. Bd. II. S. 301- 302.

58. Ибн ас-Саммак (Абу-л-'Аббас Мухаммад б. Сабих, ум. 799/800) — известный аскет, проповедник и передатчик религиозных преданий; родом из Басры; некоторое время жил в Багдаде и был приближенным Харуна ар-Рашида. См. о нем: Ибн Халликан. № 640.

59. Арабская буква «нун» имеет изогнутую форму.

60. Указание на рассказчика, имя которого опущено.

61. 'Абд ар-Рахман б. Зайд — Ш. Пелла считает, что имеется в виду хадисовед 'Абд ар-Рахман б. Зайд б. Аслам ал-'Адави ал-'Умари (ум. 898). См.: Пелла. VII. Р. 461.

62. Йазид б. Мизйад (ум. 801) — государственный деятель, наместник Йемена при ар-Рашиде. См. о нем: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. XIV. С. 334—337.

63. Мухаммад и 'Абдаллах — сыновья ар-Рашида ал-Амин и ал-Ма'мун.

64. Ал-Ахмар ан-Нахави ('Али б. ал-Хасан, ум. 809/10) — знаменитый филолог, ученик ал-Киса'и; воспитатаель ал-Амина. См. о нем: Пелла. VII. Р. 513.

65. Мухаммад [ал-Амин] («Верный, Надежный»), сын ар-Рашида — аббасидский халиф (810—813). См. о нем подробнее: Gabrieli F. Al-Amin // EI2. Vol. I. P. 437-438.

66. Дед ал-Амина — аббасидский халиф ал-Махди (775—785).

67. 'Абдаллах — аббасидский халиф ал-Ма'мун.

68. Масрур ал-Хадим — евнух, приближенный ар-Рашида, исполнял должность палача, некоторое время был начальником ал-барида. См.: Пелла. VII. Р. 680.

69. [Абу-л-Фадл] Йахйа — имеется в виду вазир Харуна ар-Рашида Йахйа б. Халид б. Бармак (ум. 805). См.: Пелла. VII. С. 765.

70. Имеется в виду так называемая ридда, отказ арабских племен подчиняться первому халифу Абу Бакру. См. об этом: Montgomery Watt W. Abu Bakr // EI2. Vol. I. P. 110.

71. Имеется в виду совет (араб, шура) из шести сподвижников пророка Мухаммада, избранный халифом 'Омаром б. ал-Хаттабом на смертном одре; этот совет управлял делами мусульманской общины до избрания нового халифа. См. об этом: Levi della Vido G. 'Omar b. al-Khattab // ЕI1. Bd. III. S. 1063a.

72. Имеется в виду династия Омейядов.

73. Имеется в виду Абу-л-Фадл Йахйа.

74. Кааба — главная святыня ислама, мекканский храм, находящийся внутри Мекканской мечети. См. подробнее: Wensinck A. J. Ka'ba // ЕI1. Bd. II. S. 625— 633.

75. Са'ид б. 'Амир ал-Басри — известный басрийский хадисовед. См. о нем: Табари. III. 2492; Пелла. VI. Р. 380.

76. Хузайл — североарабское племя. См.: Ибн Кутайба. Маариф. S. 31.

77. Ал-Касим, сын ар-Рашида — см. о нем: Ибн Кутайба. Маариф. S. 194.

78. Абу 'Али ал-Фудайл б. 'Ийад (ум. 803) — ранний суфий, знаток и передатчик хадисов. См. о нем: Smith M. Al-Fudayi b. 'lyad // EI2. Vol. II. P. 836. Биография его исследована Е.Э. Бертельсом в работе «Фудайл ибн 'Ийад».

79. Ал-Мансур б. ал-Му'тамир (ум. 750) — известный хадисовед, учившийся у табиев; неоднократно упоминается у ат-Табари как информатор (I, 113, 115, 328, 518, 537, 1865, 2821; III, 2504, 2505). См. о нем: Пелла. VII. Р. 707.

80. Суфйан б. 'Уйайна (725/6—813/4) — крупный хадисовед, уроженец Куфы, жил в Мекке, потом переехал в Багдад. См. о нем подробнее: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. IX. С. 174-184.

81. «Послание [о] проявлении имен несомненных имамов у шиитов»; по всей видимости, это сочинение содержало биографии двенадцати имамов. См.: Pellat Ch. Al-Mas'udi // EI2. Vol. VI. P. 786.

82. Ал-'Аттаби, Абу 'Амр Кулсум б. 'Амр б. Аййуб (ум. нач. IX в.) — арабский литератор. См. о нем: Blachere R. Al-'Attabi // EI2. Vol. I. P. 751.

83. Хамид — видимо, имеется в виду знаток хадисов Хамид б. Мас'уд ан-Наджи. См. о нем: Пелла. VI. Р. 286.

84. 'Амр б. Бахр ал-Джахиз (776—868/9) — знаменитый арабский прозаик и мутазилитский мыслитель. См. о нем подробнее: Pellat Ch. Al-Djahiz // EI2. Vol. II-P. 385-387.

85. Равийа — профессиональный декламатор арабской поэзии. См. о нем подробнее: Филыитинский И. М. История арабской литературы. V—начало X века. С. 38.

86. См.: Диван Аби Нувас. С. 415.

87. Иначе говоря, совершил сарикат, т. е. заимствован поэтические темы у другого поэта. См.: Филъштинскии И. М. История арабской литературы. V—начало X века. С. 370.

88. Видимо, имеется в виду Абу-л-Хузайл |Мухаммад 6. ал-Хузайл] ал-Джумахи (ок. 748/9—840/1) — первый спекулятивный теолог мутазилитского направления. См.: Nyherg H. S. Abu' l-Hudhayl al-'Allaf // EI2. Vol. I. P. 29.

89. См.: Диван Аби Нувас, с. 41.

90. Приводимые стихи Абу Нуваса отсутствуют в доступном издании его стихотворений.

91. Абу-л-'Аббас Ахмад б. Йахйа Са'лаб (ум. 903/4) — известный грамматист, крупнейший представитель так называемой куфийской школы. См. о нем подробнее: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. V. С. 204—212.

92. См.: Диван Аби-л-'Атахийа, 1964. С. 407 (с вариантами).

93. Запретный Дом Аллаха — то есть главная святыня ислама Кааба.

94. Рашид — евнух Харуна ар-Рашида, которому он давал различные поручения, в том числе, проведение конфискации имущества Бармакидов. См.: Пелла. VI. Р. 339.

95. См.: Диван Аби-л-'Атахийа. С. 325—327.

96. Там же. С. 17.

97. В подл.: сахиб ал-'укуба.

98. См.: Диван Аби-л-'Атахийа. С. 408. 99. Там же. С. 48.

100. Там же. С. 357.

101. Там же. С. 100. 102. Там же. С. 309.

103. Там же. С. 134.

104. Там же. С. 14.

105. Там же. С. 46.

106. Там же. С. 72.

107. Там же. С. 92.

108. Там же. С. 444.

109. В доступных нам изданиях стихов Абу-л-'Атахийи этого стихотворения обнаружить не удалось.

110. Исхакб. Ибрахим ал-Маусили — известный музыкант, сын Ибрахима б. Махана ал-Маусили; занимал видное место при дворах ар-Рашида, ал-Ма'муна и ал-Му'тасима. См. о нем: Тоrrеу С. С. Ibrahim al-Mawsili // ЕI1. Bd. II, S. 467.

111. В подл.: Йа 'адда базра уммика! («О кусающий клитор своей матери»!)

112. Абу Салака Мискинал-Мадани — поэт и певец, родом из Медины; был вызван в Багдад ар-Рашидом. См. о нем: Пелла. Р. 681.

113. В подл. сахиб ас-ситара. См. об использовании занавеса в богатых домах аббасидской эпохи: Мец А. Мусульманский Ренессанс. С. 321.

114. Ибн Джами' — знаменитый мекканский певец. См. о нем: Пелла. VI. Р. 152.

115. Из рода аз-Зубайра — то есть из потомков аз-Зубайра б. ал-'Аввама, двоюродного брата пророка Мухаммада и племянника его первой жены Хадиджи. См.: Ибн Кутайба. Маариф. S. 112—114.

116. Досл. ад-дариба, налог.

117. Клянусь господином этой могилы и минбара... — т. е. пророком Мухаммадом, похороненным в Медине, где происходит действие рассказа. См.: Buhl Fr. Al-Madina // ЕI1. Bd. II. S. 93.

118. Ар-Ракка — столица провинции Дийар Мудар в Ираке; находится на левом берегу Евфрата. См. подробнее: Honigmann E. Al-Rakka // ЕI1. Bd. III. S. 1196—1197.

119. Имя информатора опущено ал-Мас'уди.

120. Ал-Ханса' — знаменитая доисламская поэтесса. См. о ней подробнее: Krenkow F. Al-Khansa' // ЕI1. Bd. 11. S. 966-968.

121. См.: Анис ал-джуласа' фи диван ал-Ханса'. С. 44; вариант этого стихотворения см.: там же, с. 33.

122. В подлиннике — ал-маддадун.

123. Ибрахим, Любимец Милосердного (Ибрахим ал-Халил) — библейский Авраам; упоминается в Коране, а также в посткоранических преданиях; мусульмане считают его основателем Каабы. См.: Eisenberg J., Wensinck A.J. Ibrahim // ЕI1. Bd. II. S. 458-460.

124. Намруз — библейский Нимрод, в мусульманском посткораническом предании — притеснитель Ибрахима (Авраама), которого пытался сжечь, но Аллах остудил огонь. См.: Heller В. Namrud // ЕI1. Bd. III. S. 910-911.

125. Ибрахим, сын Посланца Аллаха — сын пророка Мухаммеда от невольницы Марии-Коптянки, умерший во младенчестве. См. подробнее: Пиотровский М. Б. Мухаммад // Ислам. Энциклопедический словарь, с. 180.

126. Ибрахим б. ал-Валид — омейядский халиф (744). См. о нем: Босворт К. Э. Мусульманские династии. С. 29.

127. 'Абдаллах [б. Салих] — аббасидский амир; был при ал-Мансуре наместником Сирии. См. о нем: Пелла. VII. Р. 473.

128. Намекнул на бамбук, возвеличивая нашу мать — мать ар-Рашида звали ал-Хайзуран, по-арабски «бамбук».

129. 'Абд Шамс [б. 'Абд Манаф] — один из предков Омейядов, родной брат Хашима ('Амра) б. 'Абд Манафа, родоначальника Хашимитов. См.: Ибн Кутайба. Маариф. S. 25.

130. Хашим — прародитель рода Хашимитов, к которому принадлежал пророк Мухаммад. См. о нем: Buhl Fr. Hashim // ЕI1. Bd. II. S. 303-304.

131. 'Абд ал-Мутталиб — согласно мусульманской генеалогической традиции, дед пророка Мухаммада. См.: Montgomery Watt W. 'Abd al-Muttalib b. Hashim // EI2. Vol. I. P. 80.

132. Абу Йусуф ал-Кади (Йа'куб б. Ибрахим ал-Ансари, ум. 798) — видный богослов и законовед. Schacht J. Abu Yusuf // EI2. Vol. I. P. 164—165.

133. Суккар и мушан — сорта фиников; см.: ал-Мунджид. С. 821.

134. Коран, 69:28-29.

135. Рафи' [б. ал-Лайс б. ан-Наср б. Саййар] — потомок последнего омейядского наместника Хорасана; взбунтовался в Самарканде против военачальника 'Али б. 'Исы б. Махана, затем отложился от Халифата и провозгласил себя сторонником андалусских Омейядов; после смерти ар-Рашида присоединился к ал-Ма'муну. См. о нем: Пелла. VI. С. 331.

136. Это произошло в мухарраме 194 г. х. (15.10—13.11.809). См. об этом: ал-Йа'куби I. Р. 529.

137. См.: Диван Аби-л-'Атахийа, 1964. С. 205—206.

138. Бармакиды — иранский род, выходцы из которого были вазирами ряда аббасидских халифов. См.: Barthold W. Barmakiden // ЕI1. Bd. I, S. 691- 693.

139. Халид б. Бармак (ум. 781/2) — основатель вазирской династии Бармакидов, участник аббасидского движения против Омейядов, приближенный ас-Саффаха, ал-Мансура и ал-Махди. См. о нем: Sourdel D. Al-Baramika // EI2. Vol. I. P- 1033— 1034.

140. Ал-Фадл б. Йахйа ал-Бармаки (ум. 808) — старший сын Йахйи ал-Бармаки, воспитатель ал-Амина. См. о нем: Sourdel D. Al-Fadl b. Yahya al-Barmaki // EI2. Vol. I. P. 732.

141. Мухаммад б. Йахйа ал-Бармаки — один из сыновей вазира Харуна ар-Рашида Йахйи б. Халида ал-Бармаки; подвергся опале и заключению вместе со своим отцом; дальнейшая судьба его неизвестна. См.: Barthold W. Barmakiden // ЕI1. Bd. I. S. 692, 693.

142. Муса б. Йахйа — один из сыновей Йахйи б. Халида ал-Бармаки. См.: Sourdel D. Le vizirat Abbaside. P. 744.

143. Абу-л-Гаул — по мнению Ш. Пелла, это современник ар-Рашида 'Илба' б. Джаушан ан-Нахшали. См.: Пелла. VI. Р. 113.

144. Халид б. Йазид ал-Катиб (ум. 883/4) — один из войсковых писцов, живший в Багдаде; автор стихотворного дивана. См. о нем подробнее: ал-Хатиб ал-Багдади. VIII. С. 308—314. Упоминание его имени в данном контексте — анахронизм.

145. Анас б. Абу Шайх (ум. 803) — писец, служивший Джа'фару б. Йахйе ал-Бармаки, был убит после падения Бармакидов; славился красноречием; приведенный ал-Мас'уди анекдот заимствован из «Книги о скупых» ал-Джахиза (С. 252—253). См. о нем: Пелла. VI. Р. 181.

146. Богословы-догматики (ахл ал-калам, люди калама) — т. е., последователи калама, арабо-мусульманской спекулятивной теологии. См. об этом: Macdonald D. В. Kalam // ЕI1. Bd. II, S. 717-723.

147. Ясное указание — в подл. ан-насс, т. е. божественное предписание, установление, указание. См. об этом: аш-Шахрастани. С. 242.

148. Корни и ветви (усул ва фуру') — базовые понятия различных отраслей знания в арабо-мусульманской культуре; корни (усул) — источники и методология, ветви (фуру') — производные понятия. См. об этом: Goldzjher I. Fikh // ЕI1. Bd. II. S. 109b.

149. 'Али б. ал-Хайсам — как показал Ш. Пелла, имеется в виду 'Али б. Исма'ил 6. Шу'айб б. Майсам — теолог, уроженец Куфы, живший в Басре; считается основоположником имамитской доктрины. См. о нем: Пелла. VII. Р. 511.

150. Мазхаб — школа мусульманского права; шире — какая-либо философская школа, идейное направление. См. об этом: Goldziher I. Fikh // ЕI1. Bd. II. S. 110а.

151. Имамиты (двунадесятники) — направление в шиизме, консолидировавшееся в конце IX в. из различных групп шиитов-рафидитов; основа их доктрины — учение об имамате, которое они считают «божественным установлением» (ан-насс) и продолжением пророчества, эманацией «божественного света», передаваемого в роду Алидов от отца к сыну. См. об этом: аш-Шахрастани. С. 226—227.

152. Шииты — общее название большой группы различных исламских сект, последователи которых полагают, что 'Али б. Абу Талиб был единственным полноправным халифом после смерти пророка Мухаммада. См. об этом подробнее: Strothmann R. Shi'a // ЕI1. Bd. IV, S. 378-385.

153. Абу Малик ал-Хадрами — согласно другим источникам, шиит. См. о нем: Пелла. VI. Р. 115.

154. Аш-шурат — одно из названий хариджитов. См.: Пелла. VI. Р. 411.

155. Мухаммад б. ал-Хузайл ал-'Аллаф (ум. 842) — видный мутазилитский теолог. См. о нем: Пелла. VII. Р. 664.

156. Хишам б. ал-Хакам ал-Куфи (первая половина IX в.) — видный шиитский теолог. См. о нем: Hisham b. al-Hakam // ЕI1. Bd. II, S. 338.

157. Ан-Наззам, Ибрахим б. Йасар ал-Му'тазили (ум. между 835 и 845) — мутазилитский теолог басрийской школы. См. о нем: Nyberg H. S. Al-Nazzam // EI1. Bd. III. S. 963-964.

158. Бикрат (Абикрат) — арабизированная форма имени знаменитого древнегреческого врача Гиппократа (460—377, или 356 до н. э.).

159. Коран, 89:27-30.

160. Са'ид б. Абу Марйам — имеется в виду Са'ид б. ал-Хакам (761— 839), египетский хадисовед. См. о нем: Пелла. VI. Р. 378.

161. Йахйа б. Са'ид (ум. 761) — факих и хадисовед. См. о нем подробнее: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. XIV. С. 101- 106.

162. 'А'иша [бинт Абу Бакр] (ок. 614—678) — третья и любимая жена пророка Мухаммада. См. о ней подробнее: Montgomery Wan W. 'A'isha bint Abi Bakr // EI2. Vol. 1. P. 307-308.

163. Джамил б. 'Абдаллах б. Ма'мар ал-'Узри (ок. 660—701) — поэт из племени 'узра, ставший знаменитым благодаря стихам о несчастной любви к Бусайне. См. о нем: Gabrieli F. Djamil // EI2. Vol. II. P. 427—428.

164. Джалинус — арабская форма имени выдающегося античного врача и теоретика медицины Галена (129—199 н. э.). См. о нем подробнее: Walzer R. Djalinus // EI2. Vol. II. P. 402-403.

165. Суфии — мусульманские мистики. См. подробнее: Massignon L. Tasawwuf // ЕI1. Bd. IV, S. 737-742.

166. Суфии-батиниты (в подл. ал-батиниййа ал-мутусаввифа, досл. суфийствующие эзотерики) — видимо, имеются в виду крайние суфии.

167. Ифлатун — арабская транскрипция имени великого древнегреческого философа Платона (428 или 427—348 или 347 до н. э.).

168. См. о теории любви в арабо-мусульманской культуре и, в частности, об идеях, приводимых у ал-Мас'уди: фон Грюнебаум Г. Э. «Рисала фи-л-'ишк» Ибн Сины и куртуазная любовь // Арабская средневековая культура и литература. С. 191 — 198.

169. Ал-Аббаса — сестра Харуна ар-Рашида, дочь халифа ал-Махди. См. о ней: Horovitz J. 'Abbasa // EI2. Vol. I. P. 14.

170. О ромейских (византийских) рабах и рабынях в Халифате см.: Мец А. Мусульманский Ренессанс. С. 140-141; 143—144.

171. Ас-Санди б. Шахак — аббасидский военачальник, играл видную роль при ар-Рашиде. См. о нем: Пелла. VI. Р. 397.

172. Ал-'Умр — монастырь Дайр ал-'Умр, находившийся между Кадисией и Куфой, на расстоянии одной мили (около двух километров) от первой, недалеко от селения Тизнабаз. См.: Пелла. VII. Р. 521.

173. Заккар-певец ат-Танбури — возможно, имеется в виду Абу Заккар ал-Калвазани, упомянутый у ат-Табари (III, 678).

174. Йасир по прозвищу Рахла — согласно версии, приводимой ал-Мас'уди, именно он убил Дж'афара б. Йахйу ал-Бармаки; эту же версию приводит и Ибн Халликан; ат-Табари утверждает, что Джа'фара б. Йахйу убил Масрур ал-Хадим. См. об этом: Пелла. VII. Р. 761.

175. Мухаммад — имеется в виду ал-Амин.

176. Ал-Касим, сын ар-Рашида — см. о нем: Ибн Кутаиба. Маариф. S. 194.

177. 'Али б. 'Иса б. Махан (ум. 811) — администратор и военачальник времен ал-Хади, ар-Рашида и ал-Амина; погиб во время войны между ал-Амином и ал-Мамуном. См. о нем: Пелла. VII. Р. 516.

178. Имеется в виду глава Бармакидского рода.

179. Ашджа' [б. 'Амр, Абу-л-Валид] ас-Сулами — поэт, родился в ар-Ракке, воспитывался в Басре, потом поселился в Багдаде; был фаворитом Джа'фара б. Йахйи ал-Бармаки. См. о нем: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. VII. С. 45.

180. Салих ал-А'раби (Салих б. Турайф) — см.: Пелла. VI. Р. 423.

181. Родар-Раби' (Ал ар-Раби') — влиятельный чиновничий род. См.: Мец А. Мусульманский Ренессанс. С. 138.

182. Мансуран-Нимри [аш-Ша'ир] — поэт, родился в ал-Джазире, прибыл в Багдад, где стал восхвалять Харуна ар-Рашида. См. о нем: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. XIII. С. 65-69.

183. Ибн Нахик (Ибрахим б. 'Осман б. Нахик, ум. 803) — некоторое время занимал пост начальника шурты при Харуне ар-Рашиде; был связан с Бармакидами и выразил скорбь по поводу их гибели; разгневанный ар-Рашид велел его убить. См. о нем: Пелла. VI. Р. 82—83.

184. День жертвоприношения ('идал-адха)мусульманский праздник, отмечаемый 10 зу-л-хиджжа; утром этого дня мусульманин обязан особым образом забить верблюда, овцу или корову, приготовить мясо животного и раздать его в качестве милостыни (садаки) беднякам; часть мяса он может съесть сам. См. подробнее: Adha // EI1. Bd. I. S. 139.

185. 'Аббада, матьДжафараб. Йахйи — других сведений получить не удалось. См.: Пелла. VII. Р. 456.

186. Перемена повествователя, характерная для стиля ал-Мас'уди.

187. Ал-абна' (абна' ад-даула) — аббасидская военная знать; кланы, пришедшие вместе с Аббасидами из Хорасана. См.: Мец А. Мусульманский Ренессанс. С. 138; к этой социальной категории принадлежали и Бармакиды.

188. Накфур — византийский император Никифор (802—811); о ромейских царях (византийских императорах), царствовавших от начала ислама до времени Никифора, упомянуто: MX. I. С. 330-336; БМ. II. Р. 330—345.

189. Храм ан-Наубахар — буддийский храм (или монастырь), находившийся под Балхом, настоятелем которого был прародитель рода Бармакидов. См. об этом: Barthold W. - [Sourdel D.]. Al-Baramika // EI2. Vol. I. P. 1033.

190. Имеется в виду прародитель Бармакидов, прозванный таким образом.

191. Бармак Величайший — прародитель вазирской династии Бармакидов. См.: Barthold W. - [Sourdel D.]. Al-Baramika // EI2. Vol. I. P. 1033.

Текст воспроизведен по изданию: Абу-л-Хасан 'Али ибн ал-Хусайн ибн 'Али ал-Масуди. Золотые копи и россыпи самоцветов (История Аббасидской династии 749-947 гг). М. Наталис. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100