Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АЛ-МАСУДИ

ЗОЛОТЫЕ КОПИ И РОССЫПИ САМОЦВЕТОВ

МУРУДЖ АЗ-ЗАХАБ ВА МА'ДИН АЛ-ДЖАУХАР

/312/ [XIX] О халифате ал-Кахира би-л-Лаха

Присягнули ал-Кахиру Мухаммаду б. Ахмаду ал-Му'тадиду би-л-Лаху [в] четверг двух ночей, прошедших от джумада-л-ула триста двадцатого года (11.05.932). Потом был он свергнут [в] среду пяти [ночей], прошедших от джумада-л-ула триста двадцать второго года (23.04.933), и выкололи ему глаза. Был халифат его год, шесть месяцев и шесть дней. Прозывается [он] по кунйе Абу Мансур, и мать его — умм валад. [500]

/313/ Совокупность известий [об ал-Кахире], деяниях его и обо всем замечательном, что было в дни его

Назначил ал-Кахир вазиром Абу 'Али Мухаммада б. 'Али б. Муклу в триста двадцать первом году (933), потом сместил его, назначил вазиром Абу Джа'фара Мухаммада б. ал-Касима б. 'Убайдаллаха б. Сулаймана 1, потом сместил его и назначил вазиром Абу-л-'Аббаса Ахмада б. 'Убайдаллаха ал-Хасиби. Нравы [ал-Кахира] почти не поддаются описанию из-за переменчивости и разносторонности их. Был он неустрашимым, яростным для врагов своих. Погубил он многих государственных людей, из них Му'нис ал-Хадим, Йалбак и 'Али б. Йалбак 2. Боялись люди гнева его. Было у него в привычке иметь при [себе] огромное копье, которое носил он в руке, если находился в доме своем, и ставил перед собой, когда сидел. Принимался он колоть тем копьем [того], кого хотел убить. [Тогда] притихли [те], кто прибегал к смуте против прежних халифов. Был [ал-Кахир] непостоянным, страшным в ярости. И привело описанное нами к [тому], что подстерегли его в собственном доме, схватили и выкололи ему оба глаза. Он жив и теперь, и держат его на Западной стороне в доме Ибн Тахира, согласно дошедшим до нас сведениям. Ар-Ради би-л-Лах запретил всякое упоминание [о] нем. Когда [же] присягнули Ибрахиму-ал-Муттаки би-л-Лаху, нашли ал-Кахира заключенным в одном [из] покоев, и [ал-Муттаки] приказал [перевести] его в дом Ибн Тахира, и он заключен там и ныне, как мы указали.

Рассказывал Мухаммад б. 'Али ал-'Абди ал-Хурасани ал-Ахба-ри 3, которого ал-Кахир любил. Он сказал: Остался со мною ал-Кахир наедине и сказал: «Скажи мне правду, а иначе это». И показал на копье. [Тогда] увидел я, [клянусь] Аллахом, смерть воочию между мною и им. И сказал я: «Скажу я тебе правду, о Повелитель Верующих». И он скачал: «Смотри мне», повторив это трижды. [Тогда] сказал я: «Да, о Повелитель Верующих». Он сказал: «Не скрывай от меня /314/ ничего, о чем бы ни спросил тебя, и не приукрашивай историю, не говори о ней рифмами и ничего не опускай». Я сказал: «Да, о Повелитель Верующих». Он сказал: «Ты знаток известий об аббасидских халифах, нравах их и обычаях, [начиная] с Абу-л-'Аббаса ал-Саффаха, и о [тех], кто [был] после него». [Тогда] я сказал. «Если мне [будет обещана] безопасность, о Повелитель Верующих». Он сказал: «Это тебе [обещано]». Сказал [Мухаммад б. 'Али]: «Что до Абу-л-'Аббаса ас-Саффаха, то был он быстр в пролитии крови, [501] и принялись подражать ему наместники его на Востоке и Западе и стали жить согласно житию его, подобно Мухаммаду б. ал-Аш'асу 4 на Западе, Салиху б. 'Али в Египте, Хазиму б. Хузайме 5 и Хумайду б. Кахтабе 6. Был [ас-Саффах] вместе с тем морем щедрым, дарующим, расточающим богатства, и шли упомянутые нами наместники его и иные [вельможи], бывшие в век его, путем его». Сказал [ал-Кахир]: «Расскажи мне об ал-Мансуре». Я сказал: «Правду, о Повелитель Верующих?» Он сказал: «Правду». Я сказал: «Был он, [клянусь] Аллахом, первым, кто породил рознь между потомками ал-'Аббаса б. ал-Мутталиба и родом Абу Талиба. Было до этого дело их единым. И был он первым халифом, [кто] приблизил звездочетов и стал поступать по приговорам звезд. Был с ним Наубахт ал-Маджуси ал-Мунаджжим 7, и принял он ислам из рук его; он отец этих ан-нубахтиййа 8; а также Ибрахим ал-Фазари ал-Мунаджжим 9, сочинитель касиды о звездах, различных небесных науках и строе небосвода; а так же 'Али б. 'Иса ал-Астурлаби ал-Мунаджжим 10. [Ал-Мансур] — первый халиф, для которого переводились книги с иноземных языков на арабский, из них Калила ва Димна 11 и книга ас-Синдхинд 12. Перевели для него книги Аристаталиса, [трактующие] проблемы логики, и прочие 13. Перевели для него книгу ал-Маджисти Батлимуса 14, книгу ал-Арисматики 15, книгу Иклидиса 16 и многие древние сочинения греческие, ромейские, пехлевийские, персидские и сирийские. Дали их людям, те посмотрели в них и пристрастились к науке этой. В дни [ал-Мансура] составил Мухаммад б. Исхак Китаб /315/ ал-магази ва-с-сийар ва ахбар ал-мубтада 17. До этого не были [эти известия] ни собраны, ни знаемы, ни составлены. Был |ал-Мансур] первым халифом, назначавшим маула своих и гуламов на наместничества и поручавшим им ведение дел своих. Он стал отдавать им предпочтение перед арабами, и последовали этому халифы из сынов его. [Тогда] пали арабы, и погибла доблесть их, и миновались степени их. [Когда] достался халифат [ал-Мансуру], стал изучать он науки, прочитал [сочинения по различным] толкам [ислама], прошелся по [различным] мнениям, рассмотрел секты и записал хадисы. В дни его умножились предания о старине и распространились науки».

Сказал ал-Кахир: «Ты сказал, и получилось хорошо, растолковал и объяснил. [Так] сообщи мне об ал-Махди — каковы были нравы его?» Я сказал: «Был он добрым, расточительным, благородным, щедрым. И люди следовали пути его и подражали поведению [502] его, и устремились ко многому. Выезжая, брал он с собой кошельки [с] динарами и дирхамами. Кто бы ни просил [у] него, давал он тому. А если молчал [просящий], то раздавались милости шедшими перед [халифом слугам] — и так он одаривал [нуждающегося]. Увлекся [ал-Махди] убиением безбожников и отступившихся от религии, так как появились они в дни его и [стали] провозглашать учения свои из-за распространения книг Мани, Ибн Дайсана 18, Маркийуна 19, что передали 'Абдаллах б. ал-Мукаффа 20 и иные. Книги эти были переведены с персидского и ал-фахлавиййа 21 на арабский и сочинены были Ибн Абу-л-'Ауджой 22, Хаммадом 'Аджрадом 23, Йахйей б. Зийадом 24, Мути' б. Ийасом 25 в поддержку учений манихейства, ад-дайсаниййа и ал-маркийуниййа. И умножились из-за этого еретики и распространились воззрения их среди людей. Был ал-Махди первым, кто приказал диалектикам-богословам сочинять книги против безбожников и прочих. И они выдвинули доводы против упорствующих, опровергли прелесть [бесовскую] и очевидной сделали правду для верных. Принялся [ал-Махди] отстраивать Запретную мечеть 26 и Мечеть Пророка 27, да пребудет с ним приветствие и благословение Аллаха, в [том виде], в каком пребывают они до сих пор. Отстроил он Иерусалим, разрушенный землетрясениями».

/316/ Сказал [халиф]: «[Так] сообщи мне об ал-Хади, хотя и кратки были дни его — каковы были нравы его и черты?» Я сказал: «Был он великим богатырем и первым, перед кем стали устраивать процессии мужей с заостренными мечами, поднятыми булавами и натянутыми луками. Пошли наместники дорогой его. И умножилось оружие в век его».

Сказал [ал-Кахир]: «Славно сказал ты и постарался в речениях своих. [Так] сообщи мне об ар-Рашиде, каков был путь его?» Я сказал: «Он то и дело [совершал] паломничества и творил набеги, рыл водоемы, колодцы, пруды и сооружал дворцы [на] пути в Мекку. И явил он это там в Мина, [на] 'Арафате и [в] Городе Пророка 28, да пребудет с ним приветствие и благословение Аллаха. [Тогда] снизошла на людей доброта его, соединенная со справедливостью. Также строил он пограничные крепости, возводил города и укреплял в них твердыни, подобные Тарсусу и Адане. Отстроил он ал-Масису и Мар'аш 29 и укрепил оборонительные сооружения, а [также] прочее — придорожные здания и обители [для] марабутов 30. Последовали ему наместники его. [Стали] подражать ему подданные, [503] следуя деяниям его, опираясь на имамат его. И [ар-Рашид] подавил ложь, явил истину, облагодетельствовал ученых и предпочел [мусульман] прочим народам. Особенно прославилась деяниями [своими] в дни его Умм Джа'фар Зубайда бинт Джа'фар б. ал-Мансур благодаря осуществленным ею постройкам придорожных домов и рытью водоемов, прудов и колодцев в Мекке, и дорога ее известна до сего времени, как и возведенные ею придорожные дома в области сирийских приграничных крепостей и в Тарсусе и устроенные ею для этого вакфы 31. Прославились в дни [ар-Рашида] деяниями своими Бармакиды, щедрость их и смелость. Был ар-Рашид первым халифом, кто играл молотом на поле, метал стрелы на бирджасе 32, и играл он мечем и клюшкой, и приблизил искусных в этом. И увлеклись люди этим. Был он первым, кто играл в шахматы и в нарды, из халифов сынов ал-'Аббаса. Оказывал он игрокам милости и назначал им жалование. Назвали люди дни его благодаря блеску, обилию блага и плодородия их Днями Невесты, и [из-за] многого другого, что выходит за пределы и описания». /317/ Сказал ал-Кахир: «Вижу я, что ты пренебрег подробностями деяний Умм Джа'фар. Почему?» Я сказал: «О Повелитель Верующих, из любви к краткости и ища сжатости». Сказал [Мухаммад б. 'Али]: [Тогда] взял [ал-Кахир] копье, потряс им, и увидел я красную смерть на острие его. И блеснули при этом глаза его. [Тогда] я покорился и сказал: «Это ангел смерти». И не сомневался я, что заберет он жизнь мою. И [ал-Кахир] замахнулся [копьем] на меня, и я испугался. Убрал он копье, [которое] меня миновало, и сказал: «Горе тебе! Разве возненавидел ты свою голову и наскучил жизнью своей?» Я сказал: «Отчего, о Повелитель Верующих?» Он сказал: «Расскажи мне еще [об] Умм Джа'фар». Я сказал: «Слушаюсь, о Повелитель Верующих. Благодеяния и праведность жития ее проявлялись и в серьезности, и в шутке. [Что же до] серьезного и прекрасных построек, [то не было] подобных им при исламе: прорыт ею источник, известный как 'Айн ал-Мушаш 33 в Хиджазе, и она [же] проложила каналы для воды его во всякой низине, возвышенности, равнине, горе и ухабистом месте, так что вывела [воды источника] на двенадцать миль 34 в Мекку. Совокупность [того], что потратила она на [рытье источника], из упомянутого и сосчитанного, [составляет] тысячу тысяч и семьсот тысяч динаров. Из деяний ее упомянуты мною водоемы, дома, пруды и колодцы в Хиджазе и в пограничье, и израсходовала она тысячи на это. Помимо [504] [того], в дни ее снизошли на нищих и убогих благодать и изобилие. Помимо того, она первая надела убор из золота и серебра увенчанный драгоценностями, и это вторая сторона того, чем оказывают государи милость во время правления своего и чем славятся они в поступках и житиях своих. Было изготовлено для [Умм Джа'фар] великолепное шитье, так что достигло шитое платье, которое было сделано для нее, пятидесяти тысяч динаров [в цене]. Она первая стала посылать аш-шакириййа из слуг и служанок по областям своим верхами, ездили они по делам ее с посланиями и письмами от нее. [Она] первая стала делать шатры из серебра, эбенового дерева и сандалового дерева. Занавеси ее [были] расшиты золотом и серебром, оторочены соболиным мехом, бархатом и шелком из /318/ красного, желтого, зеленого и голубого [цветов]. Ввела в употребление платья, расшитые драгоценностями, и свечи из амбры. И стали подражать ей люди во всех деяниях своих. Когда [же] перешла власть сыну ее, о Повелитель Верующих, [стал] он выдвигать слуг, отдавать [среди них) предпочтение [одним перед другими] и возвышать положение, подобно Каусару и прочим. Когда [же] увидела Умм Джа'фар, как увлечен он слугами и как занят он ими, купила она рабынь стройных прекрасноликих, надела на головы их чалмы, завила им [локоны на] лбу, висках и затылках, одела их в кафтаны, полукафтаны и пояса, затянула им станы, придала выпуклости их бедрам и послала к нему [невольниц]. И [девушки] побывали в руках его, понравились ему и привлекли к себе сердце его. И выставил он их [на обозрение] приближенным и простонародью. Люди стали стричь рабынь, одевать их в кафтаны и пояса и звать их мальчишками».

Когда [же] услышал ал-Кахир это, овладели им радость, блаженство и веселие, и воскликнул он громко: «Эй, гулам, подать стакан за описание мальчишек!» [И] бросилось к нему много невольниц одинаковых ростом, [а] я принял их за юношей в полукафтанах, кафтанах, с [локонами] на лбах и затылках и [в] золотых и серебряных поясах. [Тогда] поднял [ал-Кахир] чашу, и смотрел я на чистоту кристалла, свечение вина и лучи его и красоту тех невольниц, а копье [стояло] перед [халифом]. [Ал-Кахир] поспешил выпить и сказал: «Ну?» [Тогда] я сказал: «Слушаюсь, о Повелитель Верующих». Потом перешла власть к ал-Ма'муну. И он в начале правления своего, когда главенствовал над ним ал-Фадл б. Сахл и прочие, обращал взор к приговорам звезд и велениям их, [505] подчинялся приказаниям их и следовал примеру древних царей Сасанидов, подобных Ардаширу сыну Бабака 35 и иным. Усердствовал он в чтении древних книг, погрузился в изучение их и постоянно читал. И стал [ал-Ма'мун] словно волшебником в понимании [их] и достиг [полного] знания [в трактовке] их. Когда [же] случились с ал-Фадлом б. Сахлом Зу-р-Рийасатайном известное и прибыл [ал-Ма'мун в] Ирак, отступился он от всего этого, выказал приверженность единобожию, обещанию и угрозе 36, [стал] участвовать в собраниях богословов, приблизил к себе многих видных диалектиков и спорщиков, /319/ таких как Абу-л-Хузайл 37, Абу Исхак Ибрахим б. Саййар ан-Наззам и прочие, с кем он соглашался или расходился. Непременно приглашал он на собрания свои факихов и людей знания из адибов, привозил их из [различных] городов и назначал им жалования. [Тогда] возжелали ученые люди умозрительных изысканий и предались [научным] исследованиям и диалектике. Каждое их сообщество составило книги, в которых обосновывало свой толк и поддерживало ими речения свои. Был [ал-Ма'мун] самым милосердным из людей, наитерпимейшим, наиспособнейшим, наищедрейшим, обильным богатством, наирасточительнейшим в пожалованиях, никогда о том не желая. И стали подражать ему вазиры его и приближенные.

Потом ал-Му'тасим. Поистине, он, о Повелитель Верующих, следовал учению брата своего ал-Ма'муна. Владела им любовь [к] молодечеству и подражанию персидским царям в утвари и ношении шапок и тюрбанов. [Стали] носить их люди, следуя ему, и назвали их ал-му'тасимиййат. Снизошла на людей щедрость его и милость, и стали пути безопасны благодаря ему.

Потом Харун б. Мухаммад ал-Васик. И он, поистине, следовал вероучению отца своего и дяди. Преследовал он инакомыслящих и подвергал людей испытаниям. Обильны были благодеяния его. Приказывал он судьям во всех городах не принимать свидетельства [того], кто расходился [с] ним [во мнениях]. Любил [ал-Васик] поесть обильно, щедро жаловал, легко [поддавался] влиянию и выказывал любовь к подданным своим.

Потом ал-Мутаваккил, о Повелитель Верующих. Поистине, отошел он [от убеждений] ал-Ма'муна. ал-Му'тасима и ал-Васика. Запретил он споры и прения о вероучениях и наказывал за это. Приказал он [следовать] традиции и выказал [приверженность] хадисам. И благостны [стали] дни его, упорядочилось государство [506] и продлилось царствование его. [Известно и] иное, о Повелитель Верующих, чем он прославился».

Сказал ал-Кахир: «Слушал я речи твои. И словно видел я [тех] людей, как описал ты, [будто] воочию смотрел на них. Обрадовало меня слышанное от тебя. Открыл ты двери правления и показал пути главенства».

Потом приказал он [пожаловать] мне награду, которую тут же выдал. Потом он сказал мне: «Если желаешь, встань». [Тогда] я встал, и встал он следом за мною с копьем своим. И почудилось, /320/ [клянусь] Аллахом, что он метнет в меня [копьем] сзади. Потом свернул он к дому слуг. И не прошло и нескольких дней, как случилось с ним [то], что случилось.

Сказал ал-Мас'уди: [О] муже, беседу которого передал я, [есть] славные известия. Он жив и питаем до этого срока, и это год триста тридцать третий (944/5). Восхваляет [он] царей, общается со старейшинами, здрав он умом и мнения его достохвальны.

Во [времена] халифата ал-Кахира би-л-Лаха, и это год триста двадцать первый (933), была кончина Абу Бакра Мухаммада б. ал-Хасана б. Дурайда в Багдаде. Был он из [тех], кто в нынешнее время [явил] умение в стихотворстве. Достиг он пределов и [познании] языка и занял место ал-Халила б. Ахмада в этом. Ввел он в язык такое, [чего] не было к книгах предшественников. Шел он в поэзии любым путем, иногда щедрым, а иногда нежным. Стихи его [так] многочисленны, что [нельзя] исчислить их или привести здесь. И из славных стихов его касида, называемая ал-Максура 38, в которой восхвалил он аш-Шаха б. Микала. Говорят, что включил он в нее наибольшее число слов, заканчивающихся на максуру. И начало ее:

Разве не видите вы, [что] цвет волос моих [стал] походить
[На] локоны утра под сполохами зари?
И из [стихов его]:
Поистине, если доберутся два неумелых
До неизвестного [им], то перепортят все.

И об этом он говорит:

Не закричу я, попав в пучину:
«Поток не замочил меня».

И из [стихов его]: [507]

И [даже] если скрою я глубокий вздох,
Охватит [он мою грудь] от края до края.

Стали отвечать ему [стихами] по поводу этой касиды, называемой ал-Максура, многие поэты, из них Абу-л-Касим 'Али б. Мухаммад б. Да'уд б. Фахм ат-Танухи ал-Антаки 39, и он пребывает в настоящее время, и это /321/ год триста тридцать второй (943/4), в Басре среди сторонников ал-Бариди. Начало этой его касиды [на] максуру, в которой восхваляет он танух и родичей своих из куда'а, [таково]:

Если бы не оканчивалось [стихотворение] мое, я бы не прекратил
речей, повинуясь запрету.
Что делать с [тем], кто преступил меру?
Если прекратил я [речи], то не перестало сердце
Кровоточить от взоров красавиц.
И если глаз увидит кромешников, то
Закроется, и на веках его угли темноты.

И об этом же он говорит:

Сколько газеленков, пастбище которых — взоры ее,
[Оказались] быстрее, нежели край острия,
Быстрее, нежели страх поражает [душу], и быстрее
Любви, проникающей в трепетное сердце.
[Ибо подобно племя] куда'а б. малик б. химйар
Возвышенности среди возвышенностей.

[Сочинять стихи в роде] ал-максура [ранее всех] стал Абу-л-Мукатил Наср б. Нусайр ал-Хулвани 40. [Вот что сказал он] о Мухаммаде б. Зайде ад-Да'и ал-Хасани и Табаристане:

Остановитесь, друзья, на тех холмах
И спросите их: «Где те красавицы?
Где [те], что развели сады свои
На вас? Исцелят те сады страсть».

И у Ибн Варки 41 также [есть касида на] ал-максуру:

Повторяй по прихоти своей:
«Вот долины ал-Маха и ал-Кана»
И проливай жемчужины слез при отъезде тех красавиц.

И из [тех], кто умер позже смерти Ибн Дурайда, — ал-'Умани Абу Абдаллах ал-Муфаджжи' 42. Был он писцом, стихотворцем, проницательным в [понимании] редких слов 43, и другом ал-Бахили [508] ал-Мисри, соперничавшего [с] Ибн Дурайдом. Вот речение ал-Муфаджжи', в коем он преуспел:

Сердце мое бьется из-за Рудайны,
И между нами Зу-л-Джалхатайн.
Предстал передо мной ее образ во время ночного привала,
И перестал я следить за созвездием Овна.

Мы привели бывшие в дни ал-Кахира события, несмотря на краткость срока правления его, в ал-Китаб ал-Аусат, и это позволяет не упоминать [об этом] здесь.

Комментарии

1. Абу Джа'фар Мухаммад б. ал-Касим б. 'Убайдаллах б. Сулайман — один их вазиров ал-Кахира, занимал этот пост в 933 г. См. о нем: Sourdel D. Le vizirat Abbaside. P. 728.

2. 'Али б. Йалбак — хаджиб ал-Кахира; пытался установить в Халифате в качестве государственной религии шиизм, которому следовал сам, однако был казнен ал-Кахиром вместе со своим отцом и Му'нисом ал-Хадимом. См. о нем: Пелла. VII. Р. 520.

3. Мухаммад б. 'Али ал-'Абди ал-Хурасани ал-Ахбари (ум. после 943) — знаток исторических преданий, живший в Каире; по др. сведениям, его первая нисба — ал-Мисри. Пелла. VII. Р. 658.

4. Мухаммад б. ал-Аш'ас (ум. 686/7) — военный деятель и администратор; упоминание его в данном контексте — явный анахронизм. См. о нем: Пелла. VII. Р. 639.

5. Хазим б. Хузайма (ум. до 775) — сторонник Аббасидов, военачальник и администратор. См. о нем: Пелла. VI. Р. 295.

6. Хумайд б. Кахтаба — видный сторонник Аббасидов; полководец и администратор. См. о нем: См. о нем: Пелла. VI. Р. 786.

7. Наубахт ал-Маджуси ал-Мунаджжим — родоначальник семьи ан-Нубахти (ан-Наубахти), астролог халифа ал-Мансура. См. о нем подробнее: Massignon L. Nawbakht // ЕI1. Bd. III. S. 958.

8. Ан-Наубахтиййа (ан-Нубахтиййа) — один из иранских родов, принявших ислам и поступивших на службу к мусульманским правителям. См.: ан-Наубахти. Шиитские секты. С. 63—64.

9. Ибрахим ал-Фазари ал-Мунаджжим — хадисовед. См.: Пелла. VI. Р. 84.

10. 'Али б. 'Иса ал-Астурлаби ал-Мунаджжим — ученый-географ, современник ал-Ма'муна; проводил наблюдения в Багдаде и на горе Касйун, участвовал в определении длины градуса. См. о нем: Пелла. VII. Р. 516.

11. Калила ва Димна («Калили и Димна») — знаменитый памятник средневековой арабской прозы, сочиненный 'Абдаллахом б. ал-Мукаффа' (ок. 720— ок. 756) и восходящий к индийскому прозаическому сборнику «Панчатантра». См. подробнее: Филыитинский П. М. История арабской литературы. V— начало X века. С. 346-359.

12. Ас-Синдхинд — арабский астрономический трактат, составленный в правление ал-Мансура ок. 771 г. ал-Фазари и Йа'кубом б. Тариком на основе индийского трактата «Брамаспутасидданта», который был сочинен в 629 г. Брамагуптой; интерпретация заглавия трактата — образец «народной» этимологии. См. подробнее: Крачковский И. Ю. Избранные сочинения. Т. IV. С. 66—67.

13. Аристаталис и его книги, переведенные при ал-Мансуре — Аристаталис, великий древнегреческий философ Аристотель (384—322 до н. э.); о восприятии его сочинений арабо-мусульманской культурой см.: Walter К. Aristutalis // EI2. Vol. I. P. 630-633.

14. Ал-Маджисти Батлимуса — астрономический трактат Птолемея «Большой свод», распространенный в арабо-мусульманском мире под таким названием. См. об этом: Крачковский И. Ю. Избранные сочинения. Т. IV. С.76.

15. Ал-Арисматики — других сведений об этом сочинении нет. См.: Пепла. VI. Р. 135.

16. Иклидис — арабизированная форма имени древнегреческого математика Евклида (III в. до н. э.).

17. Мухаммад б. Исхак б. Йасар (704—764) — факих, хадисовед и историк; упоминаемое его сочинение («Книга военных походов, житий и известий [об] изначальном») пользовалось большой популярностью и сохранилось во фрагментах. См. подробнее: Сезгин. I. S. 288—289.

18. Ибн Дайсан (154—222) — сирийский философ-гностик, идеи которого были известны в арабо-мусульманскую эпоху. См.: Huart Сl. Ibn Daisan // ЕI1. Bd. II. S. 393.

19. Маркийун — арабизированная форма имени купца из Малой Азии Маркиона (II в. н. э.), организовавшего гностическую секту, учение которой широко распространилось по всей Римской империи. См.: Маркион // Словарь античности. С. 332.

20. 'Абдаллах б. ал-Мукаффа' (ум. 757) — выдающийся арабский прозаик. См. о нем: Huart Сl. Ibn al-Mukaffa' // ЕI1. Bd. II. S. 430.

21. Ал-фахлавиййа — видимо, имеется в виду пехлевийский среднеперсидский язык.

22. ['Абд ал-Карим] Ибн Абу-л-'Ауджа' (ум. 770—772) — известный басрийский мыслитель; был казнен по обвинению в приверженности манихейству (зандака). См. о нем: Vajda G. Ibn Abi'l-'Awdja' // EI2. Vol. III. P. 682.

23. Хаммад 'Аджрад — поэт, уроженец Куфы или Васита; был налимом омейядского халифа ал-Валида б. Йазида, при ал-Махди прибыл в Багдад. См. о нем подробнее: Ибн Халликан. № 205.

24. Йахйа б. Зийад — по всей видимости, один из известный зиндиков (сторонником манихейства). См. о нем: Пелла. VII. Р. 765.

25. Мути' б. Ийас [ал-Канани ал-Куфи] поэт, панегирист ал-Мансура и ал-Махди. См. о нем подробнее: ал-Хатиб ал-Багдади. Т. XIII. С. 225—226.

26. Запретная мечеть (ал-Масджидал-Харам) — главная мечеть Мекки, комплекс построек, частью которого является Кааба. См. об этом: al-Masdjid al-Haram // Shorter Encyclopaedia of Islam. P. 353—354.

27. Мечеть Пророка — мечеть, расположенная в Медине, где находится могила Пророка Мухаммада. См. подробнее: Buhl Fr. AI-Madina // ЕI1. Bd. III. S. 96—97.

28. Город Пророка — Медина.

29. Мар'аш — город-крепость на византийско-сирийском приграничье. См.: Le Strange G. The Lands of the Eastern Caliphate. P. 128-129.

30. Марабуты — в данном контексте, воины гарнизонов, стоявших в приграничных крепостях. См. об этом: фон Грюнебаум Г. Э. Классический ислам. С. 63.

31. Вакуфы — согласно мусульманскому праву, недвижимое или движимое имущество, переданное его владельцем на определенных условиях под управление мусульманской общины. См. об этом подробнее: Heffening. Wakf // ЕI1. Bd. IV. S. 1187-1194.

32. Бирджас — не удалось выяснить, что имеется в виду.

33. 'Айн ал-Мушаш — см.: Пелла. VII. Р. 540.

34. Двенадцать миль — около 24 км.

35. Ардашир сын Бабака (Ардешир сын Папака) — основатель династии Сасанидов, шах (226—241). См.: Миллер Б. В. Конспект лекций по истории Персии. С. 235.

36. Речение о единобожии, обещании и угрозе — первая и третья догмы учения мутазилитов, приверженцем которого был ал-Ма'мун. См. подробнее: Nyberg H. S. Al-Mu'tazila // ЕI1. Bd. III. S. 854—855; Levi-Provencal E. Al-Ma'mun // ЕI1. Bd. III. S. 242a.

37. Абу-л-Хузайл ал-'Аллаф (750—ок. 840) — первый мутазилитский спекулятивный теолог. См. о нем подробнее: Nyberg H. S. Abu'l-Hudhayl al-'Allaf // EI2. Vol. I. P. 127-129.

38. Ал-Максура — стихотворение, рифмующееся на «алиф максура», долгий звук, который обозначается в конце слова буквами «алиф» или «йа». См.: Гранде Б. М. Курс арабской грамматики в сравнительно-историческом освещении. С. 559.

39. Абу-л-Касим 'Али б. Мухаммад ат-Танухи ал-Антаки — поэт, современник ал-Мас'уди; был родом из Басры. См. о нем: Пелла. VII. Р. 517.

40. Абу-л-Мукатил Наср б. Нусайр — слепой шиитский поэт. См. о нем: Пелла. VII. Р. 726.

41. Ибн Варка' — так называли нескольких известных людей, которые были современниками ал-Мас'уди. См.: Пелла. VI. Р. 99.

42. Абу 'Абдаллахал-Муфаджжи' (Мухаммад б. 'Абдаллахал-'Умани) — басрийский грамматист. См. о нем: Пелла. VII. Р. 653.

Текст воспроизведен по изданию: Абу-л-Хасан 'Али ибн ал-Хусайн ибн 'Али ал-Масуди. Золотые копи и россыпи самоцветов (История Аббасидской династии 749-947 гг). М. Наталис. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.