Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБД АЛ-ВАХИД АЛ-МАРРАКУШИ

Ал-Марракуши писал в 1224 году. В отличие от многих других арабских историков, описывавших битву при Заллаке, его сочинение в целом свободно от легендарных и мифических элементов повествования, хотя описание самого сражения очень лаконично и не свободно от ряда неточностей и преувеличений.


Альморавиды в ал-Андалусе

Когда настал 479 год, аль-Мутамид ала-Аллах переправился через море, направляясь в Марракеш, просить помощи у Йусуфа ибн-Ташуфина против христиан. Означенный Йусуф тепло принял его и разместил наилучшим образом, и спросил, что ему нужно. [Аль-Мутамид] упомянул, что он желает напасть на земли христиан, и хотел бы, чтобы эмир мусульман [Йусуф] снабдил его конями и людьми, чтобы помочь ему вести войну. Глава мусульман поспешил исполнить его просьбу и сказал: «Я первый, кому поручено приходить на помощь этой вере, и никто, кроме меня не озаботится об этом деле!».

Аль-Мутамид вернулся в ал-Андалус счастливый, с помощью, обещанной ему эмиром мусульман; он не знал, что погибель его была заложена в этом соглашении. Он обнажил меч, который, как он думал, был предназначен для него, и не знал, что он обратится против него.

Йусуф ибн-Ташуфин, глава мусульман, начал приготовления к переправе на Испанский полуостров в месяце джумада I этого года [начинается 14 августа]. Он созвал всех предводителей и начальников войска и вождей берберских племен, которых он мог призвать в бой. Примерно 7000 всадников с большим количеством пехотинцев собрались, и он пересек море с огромным войском, погрузившись на суда в городе Сабта [Сеута] и высадившись в городе, именуемом аль-Джазират аль-хадра [Альхесирас]. Аль-Мутамид встретил его с главными людьми своего государства, и проявил больше почтения и уважения по отношению к нему, чем эмир мусульман ожидал. [Аль-Мутамид] преподнес ему царские дары, подарки и богатства такие, какие Йусуф не мог представить себе царя, обладающего подобными (вещами). Именно это зажгло в сердце Йусуфа страстное стремление обладать царством ал-Андалуса.

Затем он выступил из Альхесираса со своими войсками на восток ал-Андалуса. Аль-Мутамид просил его вступить в Севилью, его столицу, отдохнуть там несколько дней от тягот пути, а потом исполнить свои намерения. Йусуф отказался, молвив: «Я прибыл только с целью вести священную войну против врага; где бы он ни есть, я отправлюсь ему навстречу».

Альфонсо – да проклянет его Аллах! – осаждал один из замков аль-Мутамида, известный как аль-Лит [Аледо]. Когда он услышал, что берберы высадились, он оставил осаду и вернулся в свои земли, собирая войско, чтобы встретить берберов….

Битва при Заллаке

Вышеупомянутый Йусуф тогда устроил смотр своим войскам в крепости аль-Ракка, и ему понравилось то, что он увидел. Он сказал аль-Мутамиду ала-Аллаху: «Давай начнем священную войну, для которой мы прибыли, и нападем на врага». Он начал жаловаться на то, что вынужден оставаться на Испанском полуострове и так далеко от Марракеша, и умалять мощь ал-Андалуса. Он вечно говорил: «Мы занимались делами этого Полуострова серьезно, пока мы не увидели его, и теперь, когда мы повидали его, он упал в нашем мнении ниже некуда». [Но] поступая подобным образом, он был словно «счастлив пить пену» [т.е. заявлял, что хочет только пену, а фактически выпивал все молоко]. Аль-Мутамид оставил его, направившись в Толедо.

Могучее войско собралось кругом аль-Мутамида из различных областей ал-Андалуса, и народ призвали к священной войне из других провинций. Цари Полуострова усилили Йусуфа и аль-Мутамида столь многим числом коней, людей и оружия, сколько смогли (выставить); общая численность мусульман, включая добровольцев и наемников, составила примерно 20000 человек. Они встретились с врагами там, где начинались владения христиан.

Альфонсо – да проклянет его Аллах! – уже созвал и млад, и велик; никого не осталось в самых отдаленных пределах его земель, способных воевать, кого он бы не сдвинул с места. Он пришел, ведя за собой могучее войско, его главным намерением было задушить мечту берберов об Испанском полуострове и внушить им страх. Что до царей ал-Андалуса, каждый из них платил ему дань; в его глазах они были лишь презренными людьми и ниже его намерений.

Когда обе стороны, мусульмане и христиане, узрели друг друга, Йусуф и его соратники были потрясены огромным числом врагов, совершенством их оружия и коней и их мощным обличьем. Он сказал аль-Мутамиду: «Не понимаю, как эта свинья [Альфонсо] – да проклянет ее Аллах – выросла до такой степени».

Йусуф и его соратники собрались, и он назначил кого-то наставлять их и молиться за них. Немало их подтвердили свой обет и свою готовность сражаться в священной войне и узреть свет мученичества, к радости Йусуфа и мусульман.

Обе стороны сошлись в четверг, 12 рамадана [21 декабря!?]; посланники не могли договориться о дне для всеобщего наступления, чтобы они смогли завершить свои приготовления. Альфонсо сказал: «Пятница наш [праздник]. Суббота – евреев; они наши слуги и писцы, и составляют большинство слуг в войске, и мы не можем идти без них. Воскресенье – наш [праздник]. Поэтому понедельник лучший день для начала действий». Его намерением – да проклянет его Аллах! – было обмануть и сбить с толку мусульман, но не случилось того, что он замышлял…

В пятницу мусульмане готовились к пятничной молитве, не проявляя никаких признаков [подготовки к] бою. Йусуф ибн-Ташуфин верил, что цари не действуют изменнически, и он и его соратники оделись для молитвы. Аль-Мутамид собрался с духом, и он и его соратники поехали вооруженными до зубов; он молвил эмиру мусульман: «Молись во главе своих людей; я сегодня чувствую себя неловко. Я побуду здесь позади вас, ибо я подозреваю, что эта свинья [Альфонсо] тайно замышляет внезапно напасть на мусульман».

Йусуф и его люди начали молиться, и когда они исполняли первый ракат, христианская конница ворвалась в их (ряды). Альфонсо – да проклянет его Аллах! – атаковал во главе своих людей, думая, что он воспользуется своей возможностью, тогда как аль-Мутамид и его люди были позади Альморавидов. Этот день принес такие богатства, какие никто никогда не видел до этого. Альморавиды схватились за оружие и оседлали коней, и обе стороны смешались. Йусуф ибн-Ташуфин и его люди проявили стойкость, героизм и упорство вопреки расчетам аль-Мутамида, и Аллах поразил врагов. Мусульмане преследовали их, убивая со всех сторон, но Альфонсо – да проклянет его Аллах! – бежал с девятью людьми. То была одна из самых славных побед в ал-Андалусе, которой Аллах прославил свою веру, возвысил свой мир и привел к концу амбиции Альфонсо (да проклянет его Аллах!) в ал-Андалусе, когда он ожидал, что он попадет к нему во владение, и верил, что все цари станут его слугами. Всё это случилось благодаря благочестивым намерениям эмира мусульман.

Эту битву называли ал-Заллака; встреча между мусульманами и их врагами случилась, как мы уже упоминали, в пятницу 13 рамадана 480 [!] года [12 декабря 1087 года!?]. Йусуф ибн-Ташуфин и его люди с победой покинули место, завоеванное для них и ими же, и жители ал-Андалуса восторгались вместе с ними, и считали эмира мусульман добрым предзнаменованием и благословением. Молитвы за него множились в мечетях и с кафедр, восхваления ему распространялись по всему Испанскому полуострову тем самым усиливая его алчность по отношению к нему. Это происходило потому, что ал-Андалус, до его прибытия, стоял перед угрозой уничтожения из-за завоеваний христиан и их требования дани от всего его царей без исключения; и когда Аллах поверг врагов и поразил их руками главы мусульман, народ объявил о его славе, и всем сердцем полюбил его.

Текст переведен по электронной публикации: со cсылкой на издание «Christians and Moors in Spain». Ed. C. Smith. Aris & Phillips,1989-1992.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.