Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОМЕНИКО МАЛИПЬЕРО

ВЕНЕЦИАНСКИЕ АННАЛЫ

Выдержки из «Венецианских анналов» Доменико Малипьеро.

1474 г.

Дож сообщил сенату, что к нему явился посол русского короля 33 и, представив верительные [278] грамоты, 34 доложил ему следующее: что его король весьма расположен к Венецианской республике 35 и ценит ее дружбу;

что он (король) чувствует сильное недовольство по поводу ущерба, наносимого Венеции военными действиями турок; 36

что в обычное время он располагает 100 тысячами конницы, а в военное может созвать до 300 тысяч, и что все готовы выступить нам на помощь 37 и [279] назваться другом друзей и врагом врагов 38 (Венецианской республики);

и еще, что секретарь Дзуан Баттиста Тривизан, который направляется к татарскому императору, 39 [280] был задержан по той причине, что его не распознали; однако позднее, когда стало понятно, что он едет от имени Венецианской республики, он был освобожден, ему были даны сопровождающие и оказаны всяческие милости; 40

и что татарский хан очень силен: в мирное время у него бывает 300 тысяч конницы, а в военное — до 700 тысяч.

Закончив доклад, посол преподнес три связки превосходнейших соболей, по 40 шкурок в каждой; 41 — две от имени короля и одну от себя. [281]

Предполагается, что этот король в скором времени направится на борьбу с турками, потому что он — зять деспота Фомы Палеолога, умершего в Риме, и, в случае смерти обоих сыновей последнего без потомства, 42 Римская империя перейдет именно к нему. А если Узун Хасан двинется на завоевание Трапезундской империи, 43 то само собой разумеется, что русский король должен сделать то же самое по отношению к Римской империи. [282]

1488 г.

3-го сентября пришли два посла 45 от русского короля, с 20 всадниками, и сообщили, что их король одержал победу над татарами, 46 у которых было 120 000 конницы; послы направляются в Рим по этому же делу к папе. 47

Они преподнесли дожу 48 три связки соболей, а советникам по одной связке каждому; в связках было по 40 шкурок. 49 [283]

Послы остановились у св. Георгия; 50 правительство подарило каждому из них по одежде из золотой парчи и по 100 дукатов.


Комментарии

33. Малипьеро называет московского великого князя «королем» (re), но в официальных венецианских документах главу Московского государства принято называть: «dux Russie» («illustrissimus et potentissimus dux Russie»). Ср. письмо венецианского сената Ивану III. «Посол русского короля», um ambassador del Re de Russia — это Семен Толбузин, отправившийся из Москвы в Венецию 24 июня 1474 г. (Моск. свод. С. 303). Как в летописи, так и в итальянской хронике указано, что одним из пунктов доклада посла дожу было известие, что Иван III освободил Тривизана и дал ему возможность отправиться в Орду к хану Ахмеду.

34. Верительные грамоты — lettere de credenza — вполне установившаяся в XV в. форма документа, представляемого послами главе правительства той державы, куда посол приехал. Русские послы так же, как и все другие послы, снабжались верительными грамотами.

35. Правительство Венецианской республики обычно определялось словом «синьория».

36. Cose turchesche — букв, турецкие дела, обстоятельства, но главным образом военные действия.

37. По итальянскому тексту получается, что «tutti» — «все», относится к тем русским войскам, которые были названы в предыдущем пункте, тем более что слово «servizio» означает службу, особенно военную службу. В таком смысле, то есть что войска Ивана III готовы (parechiadi) выступить на стороне Венеции против ее врагов, в данном случае против турок, понял этот текст издатель «Анналов» Малипьеро — Агостино Сагредо; в сделанном им резюме сообщений «Анналов» на каждый год он написал: «Русский посол предлагает помощь Венецианской республике в войне против турок» (р. XXV). Однако сомнительно, чтобы Семен Толбузин привез подобное предложение от Ивана III венецианскому правительству. Москве еще предстояло довести до конца подчинение Новгорода, завершившееся в 1478 г. Был еще жив Ахмед, хан Большой Орды (убит в конце 1480 г.), и граница по Оке требовала настороженного внимания, а с востока немалое беспокойство вызывало Казанское ханство. Кроме того, интересы Венеции никак не могли быть жизненно важны для Московского государства. На этом фоне едва ли возможно, чтобы Иван III обещал дать свои войска в помощь далекой Венеции. Московский свод и Софийская Вторая летопись отмечают лишь две цели посольства Семена Толбузина: сообщить дожу об освобождении Тривизана и о поездке последнего в Орду с целью убедить хана Ахмеда двинуться на турок; привезти из Италии опытных мастеров — строителей и пушечников-литейщиков.

38. Обычная дипломатическая формула — быть другом друзей и врагом врагов союзной стороны. В этой неотчетливо построенной фразе следует понимать, что та сторона, которая обещает предоставить войска, объявляет себя другом друзей и врагом врагов, то есть что эту формулу следует отнести к московскому князю, который будто бы объявляет себя союзником Венецианской республики.

39. В латинских и итальянских источниках главного татарского хана (или «Хана Большой Орды» русских летописей) называли «императором», в Москве же его именовали «царем».

40. В Софийской Второй летописи (с. 197) объяснено, из кого состоял «эскорт» Тривизана и в чем выразились оказанные ему милости: с ним были отпущены в Орду толмач и дьяк, и ему было выдано 70 рублей.

41. Дары, которые русские послы подносили иноземным правительствам, почти всегда состояли из редких и ценных мехов. Всевозможные меха — pelletaria, pelliceria — доставлялись из различных лесных областей, с Верхнего Поволжья, из северных Новгородских земель, а центрами торговли пушниной были Москва, Казань, Новгород. Об этом упоминали и итальянские авторы, Контарини и Барбаро. Среди русских мехов особое место занимали превосходные по качеству соболя — zebellini finissimi, как писал Малипьеро, сам, вероятно, видевший связки прекрасных собольих шкурок, привезенных в Венецию московским послом Семеном Толбузиным. В трактате флорентийского купца Франческо Бальдуччи Пеголотти, который перечислил множество товаров в связи с их происхождением или концентрацией в различных городах, особенно в городах Восточного Средиземноморья и в связанных с ними городах Западной Европы, соболя упомянуты только один раз в части, касающейся товаров, свозимых в Тану. Эти меха названы в ряду ценных вещей, продававшихся поштучно, подобно кускам самых дорогих шелковых и златотканых материй (Pegolotti F. В. La pratica della mercatura. Ed. by A. Evans. Cambridge (Mass), 1936. P. 24). Другие меха, в большинстве своем употреблявшиеся для подбивки одежды (Пеголотти так их и называет — pelle di foderatura), продавались по сотням и по тысячам штук. Интересно, что еще в XII в. в богатом приданом норманнской принцессы Констанции, выходившей замуж за Генриха, сына императора Фридриха Барбароссы, среди прочих богатств были указаны только простые меха: лошади везли тюки с приданым, полные золота и серебра, аксамитов и парчи, беличьих и различных им подобных мехов: (grisii varii) — auri et argenti, xamitorum et paliorum, et grisiorum et variorum (Annales Placentini Guelfi. MGH SS. XVIII. P. 415; Annales Placentini Gibelini. Ibid. P. 465).

42. Глагол mancare значит убыть, умереть. Неясно, почему венецианцы, хотя и стремились, чтобы Иван III «наследовал» Восточно-Римскую империю, допускали, что находившиеся в живых братья Софьи Палеолог рискуют умереть без потомства.

43. Узун Хасан с 1459 г. был женат на Феодоре, христианке, дочери предпоследнего трапезундского императора Иоанна IV (умер в 1458 г.), и потому в качестве зятя мог считать себя наследником Трапезундской империи. Ср.: Malipiero. Ann. Veneti. P. 25 (a. 1464); p. 44 (a. 1469); p. 79 (a. 1472); p. 106 (a. 1474).

44. В данном случае венецианское правительство, пожалуй, выдавало желаемое за действительное: Иван III не проявлял никакого намерения отвоевывать для себя «Римскую империю» в качестве наследства в связи с браком на наследнице Палеологов. Впрочем, Малипьеро соблюдал некоторую осторожность в выражениях, сообщая о «планах» московского великого князя: он сказал, что действия последнего только «предполагаются», что они «вероподобные» (si crede), и не заявил категорически, что Иван III непременно начнет завоевание Византии, но что он должен будет сделать то же самое, что собирается сделать (по той же причине брачных отношений) персидский шах Узун Хасан.

45. Эти два посла, не названные здесь по именам, известны по русской летописи. Иван III, после победы над Казанью 9 июля 1487 г., на следующее лето послал Дмитрия и Мануила Ралевых в Рим, Венецию и Милан с оповещением об этом крупном военном успехе. См.: Сокращенный летописный свод 1493 г. С. 288-289.

46. Имеется в виду взятие Казани 9 июля 1487 г. См.: Моск. свод. С. 331.

47. Папа Иннокентий VIII (1474-1492).

48. Дож Агостино Барбариго (1486-1501).

49. Такие же дары — связки отборных собольих шкурок — привез в Венецию русский посол Семен Толбузин в 1474 г.

50. Св. Георгий, san Giorgio, или, на венецианском диалекте, san Zorzi — по всей вероятности, монастырь св. Георгия на острове против Дворца дожей в Венеции.

(пер. Е. Ч. Скржинской)
Текст воспроизведен по изданию: Русь, Италия и Византия в Средневековье. СПб. Алетейя. 2000

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.