Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБУ-ЛЬ-АББАС АЛЬ-МАКРИЗИ

КНИГА ПОУЧЕНИЙ И НАЗИДАНИЯ, [СОДЕРЖАЩИХСЯ] В ОПИСАНИИ КВАРТАЛОВ И ПАМЯТНИКОВ [КАИРА]

“Катаб ал-мава'из ва-л-и'тибар би зикр ал-хитат ва-л-асар” (Книга увещаний и назидания в рассказе о кварталах и памятниках) и “Ас-Сулук ли ма'рифат дувал ал-мулук” (Торная дорога для познания царских династий) ал-Макризи.

Первая работа представляет историко-топографический обзор Египта, вторая посвящена истории аййубидского (1169—1250) и мамлюкского (1250—1517) Египта. Их автор ал-Макризи (1364— 1442) принадлежит к самым крупным представителям жанра хитат, он был историком и чиновником, по долгу службы хорошо был знаком с исторической действительностью не только современного ему Египта, но и Сирии. Необходимость привлечения в хрестоматию отрывков из его сочинений обусловлена живым интересом и повышенной внимательностью их автора к социальным и [11] экономическим вопросам описываемых им эпох, но особенно современной ему эпохи.

Переведено по: Китаб ал-мава"из ва-л-и тибар би зикр ал-хитат ва-л-асар, тт. I—II. Булак, 1270 г. х.


Когда наступили дни ан-Насира Мухаммада, он переделил земли. Автор “Жизнеописания ан-Насира” говорит: В 715 году (7 апреля 1315 — 25 марта 1316г.) султан ал-Малик ан-Насир Мухаммад ибн Калаун решил переделить земли Египта, отменить много мукусов и добавить к хаосу своего государства множество земель Египта. Причиной этого было то, что он подсчитал ибра многих наделов мамлюков и свиты, принадлежавших ал-Малику ал-Музаффару Рукн ад-Дину Байбарсу ал-Джашангиру, эмиру Салару и прочим мамлюкам ал-Бурджи. Величина дохода с каждого из этих наделов колебалась от 1 тыс. динаров до 800 динаров. Он побоялся отобрать наделы упомянутых лиц, и у него вместе с кади Фахр ал-Дином Мухаммадом ибн Фадлаллахом, назиром ал-джайш, зародилась мысль переделить земли Египта, назначить икта из того, что он выберет, и выписать на них масалы султана.

Ал-Макризи, т. I, стр. 88.


Каждый из посланных на передел земли чиновников по прибытии в первую же область требовал шейхов каждой местности, ее знатоков, свидетелей, кади и находившиеся в руках мукта сиджили. Он подсчитывал доход земель в деньгах, зерне и прочих видах [211] продуктов, количество фадданов обрабатываемой земли и пустоши, размеры уплаченного налога и недоимок, насаждений, заливных земель, ибра нахии и то, что лежало на них в пользу их мукта в качестве дийафа (Угощение, гостеприимство) из урожая, домашних птиц, ягнят, египетского кишка, хлеба и им подобных. Когда чиновник проверял все это, он начинал обмер этой нахии и вносил со свидетелями, обмерщиками и кади области то, что показывал верный обмер. Он требовал документы о повинности этой деревни и ее счетные книги и выбирал, что было в этой деревне из султанского хасса и земель эмиров, икта джунда и жалованья, пока он не переходил в другую, назначенную ему область. После 75-дневного (пребывания в навахи) чиновники явились в столицу и изложили в представленных документах положение всех имений египетской земли, ее размеры, ибра ее земель и поступления с каждой деревни деньгами, зерном и другими видами продуктов.

Султан потребовал Фахра, назира ал-джайш, и ат-Таки ал-Ас'ада ибн Амин ал-Мулка, известного как Катиб Сирлаги, а также других финансовых чиновников государства и обязал их составить документы, которые включали бы земли султанского хасса, назначенные султаном им, и икта эмиров. Он приписал к ибра каждой деревни то, что в качестве дийафа в пользу мукта лежало на ее феллахах, и то, что поступало с икта в качестве джавали — подушного налога. И он выписал масалы джунду относительно пожалования икта, согласно этому постановлению.

Ал-Макризи, т. I, стр. 88.


Выходит на войну предводитель ал-халка, как например эмир десяти, и когда он останавливается, приданные ему воины окружают его и большая часть их ест с его стола. Эмир не иначе, как ест со всем своим джундом. Гуламы его джунда ежедневно берут еду с его кухни. А когда предводитель видит, что горит огонь, он спрашивает о нем, и ему отвечают, что такой-то захотел того-то. Он гневается на тех, кто у него не ест. При этом вид у воинов бывает безобразным, одежда бедной.

Когда султанат достался ан-Мансуру Ладжину (В 1296г.), он переделил земли Египта. Это потому, что земля Египта состояла из 24 киратов, из них султану принадлежали 4 кирата, джундам — 10 [210] киратов, а эмирам — 10 киратов. Эмиры захватывали много из икта джундов, а джундам не осталось ничего, а эти икта перешли в диваны эмиров. Эти захваты стали причиной разбоя, смут, волнения и препятствовали законам и установлениям диванов. Они стали кормушкой для наместников эмиров и их слуг и наносили вред сельским жителям, соседствующим с икта.

Султан (Прекратил захваты, возвратил икта их владельцам, полностью изъяв их из дивана эмиров. Первым, с чего он начал, был диван эмира Сайф ад-Дина Мангутамура, наиба султана. Он изъял у него все, что из этих икта было в его диване. Он получал из них доход ежегодно 100 тыс. ирдаббов пшеницы, а за .ним последовали все эмиры. (Таким образом ) было изъято у них то, что из захваченных земель было в их икта, а также упразднены все химайа.

В этом переделе султан назначил 11 киратов для эмиров и джундов и выделил 9 киратов для обслуживания войска или пожалования их в икта. Затем он издал указ о том, что для эмиров и джундов 16 киратов достаточно, он прибавил один кират для увеличения икта тем, кто, может быть, из-за незначительности дохода с икта попросит его увеличения. Он выделил для своих приближенных несколько больших провинций и вручил наибу Мангутамуру для распределения масалов между его подчиненными.

Сердца эмиров затаили зло, пока с султаном ал-Мансуром Ладжином и с его наибом Мангутамуром не случилось то, что случилось.

Ал-Макризи, т. I, стр. 87—88.


Когда султан отменил эти виды налогов (мукус) и окончил назначения икта эмирам и джундам, он выделил из провинций египетской земли как хасс султана несколько округов из тех, что составляло икта бурджитов, а именно: ал-Джиза и ее округа, ал-Кум ал-Ахмар, Манфалут, ал-Мурдж, ал-Хусус и т. д. Размер их достигал десяти киратов, а для икта эмиров, джунда и других стало 14 киратов.

Копты строили козни как только могли, начав с того, что ослабили войско Египта и делили икта одного в нескольких местах. И стала часть надела в ас-Са'иде, а часть его в аш-Шаркии, а часть в ал-Гарбии, что истощало воинов джунда и увеличивало трудности. И они отделили джавали с населения зимма из хасса и распределили его между землями, которыми были пожалованы эмиры и джунды.

Христиане были сосредоточены до этого в одном диване, но об этом, с соизволения Аллаха всевышнего, потом. Христиане каждой деревни стали передавать причитающийся с них подушный налог — джалийа мукта этой деревни. Таким образом, возросло бегство их, и они стали переходить из деревни в деревню, платя свою джизью тому, кому они хотели.

Ал-Макризи, т. I, стр. 90.


Самый великий из кади Абу-л-Хасан ал-Маварди сказал: Диван держат для хранения того, что связано с правом султана, как из работ, так из имущества. Тот, кто им владеет, принадлежит к войскам и чиновникам.

О том, почему он назван диваном, существуют два мнения. Первое из них: Хосрой однажды осматривал писцов своего дивана и увидел, что они считали в уме, и он воскликнул: диване, т. е. шутники, и стало называться место их (работы) этим именем. Потом “е” три частом употреблении для легкости стали опускать и говорили: “диван”. Второе мнение: диван — название по-персидски для шайтанов, и назвали счетоводов этим именем из-за искусности их в делах и из-за того, что они могли угадывать то, что было на виду, и то, что было скрыто. Из-за того, что они умели собирать то, что было разбросано и рассеяно. Из-за того, что они узнавали одинаково и то, что было близко, и то, что было далеко. Потом стали называть место, где они сидели, их именем и говорили диван.

Знай, что счетные книги дивана трех родов: счетные книги войск, счетные книги хараджа и счётные книги редакции и переписки. [74] Несомненно, что эти три вида счетных книг использует каждое государство. Ученые посвятили счетным книгам хараджа и переписки много работ, но я не знаю никого, кто сочинил бы что-либо относительно счетных книг войск и асакир.

В начале ислама счетные книги диванов писали на свитках. Когда минули дни Омейядов и к власти пришел Абдаллах ибн Мухаммад Абу-л-Аббас ас-Саффах, он назначил вазиром, после (смещения) Абу Салама Хавса ибн Сулаймана ал-Хилала, Халида ибн .Бармака. Халид ибн Бармак ввел в диваны счетные книги из пергамента, и он записывал в этих книгах. С того времени свитки были заброшены, пока при ар-Рашиде делами не стал управлять Джа'фар ибн Йахйа ибн Халид ибн Бармак. Джа'фар ибн Йахйа ввел бумагу, которой люди пользуются с тех пор до нашего времени.

Абу ан-Нимар ал-Варрак говорил: Мне рассказал Абу Хазим ал-Кади о том, что Абу-л-Хасан ибн ал-Мудаббир ему сказал: Если (земля) Египта была бы обработана целиком, то она удовлетворила бы весь мир. Он сказал, что площадь Египта, пригодная для обработки, равна 28 млн. фадданов, а обработано из них (только) 1 млн. фадданов. Сказал: Ибн ал-Мудаббир мне сказал, что он работал в диванах провинций аш-Шарк и ал-Магриб. Он сказал: Я никогда не уходил спать так, чтобы я довел (всю) работу до конца и из работы не осталось что-либо.

Ал-Макризи, т. I, стр. 91.


Во время правления халифа Му'авии ибн Суфйана в Египте было 40 тыс. человек (из арабов), 4 тыс. из них получали жалованье по 200 (динаров), а Му'авии посылали 600 тыс. динаров из того, что оставалось сверх жалованья войскам и расходов на (служащий) народ. Му'авийа назначил в каждом племени из племен арабов в Египте человека, который каждый день с утра начинал обход племенных советов, спрашивая: Родился ли среди вас этой ночью ребенок или остановился ли у кого-либо из вас гость. Ему отвечали: У того-то родился мальчик, а у того-то — девочка. Он записывал их имена. Говорили также: У таких-то остановился человек из такого-то племени с членами семьи. Он записывал его имя и (состав) его семьи, а по окончании обхода он приходил в диван с тем, чтобы все это занести в списки.

Маслама ибн Махлад ал-Ансари, эмир Египта, давал людям дивана их жалованье, жалованье их семьям, паек, то, в чем у них была нужда, то, в чем была нужда деревням, как-то: расходы на мосты, оплату пайка писцов, перевозку пшеницы в Хиджаз, а Му'авии посылал 600 тыс. динаров как излишки.

Первый раз диван в Египте учредили во время правления Амра ибн ал-Аса — да будет доволен им Аллах. Потом, второй раз, его реорганизовал Абд ал-Азиз ибн Марван, потом, третий раз — Kappa ибн Шарик, после него Бишр ибн Савфан — четвертый раз. Впоследствии, после реорганизации Бишра, не было ничего такого, что заслуживало бы упоминания, не считая занесения в диван племени кайс во время правления халифа Хишама ибн Абд ал-Малика ибн Марвана.

После падения государства Омейядов и одержания победы черного знамени Аббасидов (в диван) вводили новшества до самой кончины Абдаллаха ал-Ма'муна ибн Харун ар-Рашида 7 раджаба 218 года (29 июля 833г.) и принесения присяги его брату ал-Му'тасиму Абу Исхаку Мухаммаду ибн Харуну.

Ал-Му'тасим написал Кандару ибн Насру ас-Сафади, эмиру Египта, письмо, в котором он приказывал исключить всех, [81] кто из арабов состоял в диване, и прекратить выдачу им жалованья. Кандар поступил согласно приказу.

Марван ибн Мухами ад ад-Да'ди, последний халиф из династии Омейядов, прекратил выдачу жалованья войскам Египта на один год, а потом написал им письмо, в котором он оправдывался: Я удержал вам жалованья в прошлом году из-за нападения на меня врага и нужды в деньгах. Я отправляю вам жалованья как прошлого, так и текущего года, ешьте его на здоровье, а меня пусть защитит Аллах от того, чтобы я был из тех, рукой которого Аллах прекратит выдачу вам жалованья.

Когда Кандар прекратил выдачу жалованья войскам Египта, Йахйа ибн ал-;Вазир, сын вазира ал-Джарави, возглавив войска племен лахм и джузам, восстал, и он заявил Кандару, против которого собралось около 1500 человек: Это (такое) дело, хуже которого с нами не могло случиться, ибо нас удерживают от наших прав и от нашего фая.

Кандар умер в месяце раби'а II 219 года (С 13 апреля по 13 мая 834г.). После него Египтом правил его сын ал-Музаффар. Он выступил против Йахйи, сразился с ним у болота Тинниса и взял его в плен. Таким образом, власть арабов в Египте была пресечена и войска его со времени правления халифа ал-Му'тасима до получения над Египтом власти эмиром Абу-л-Аббасом Ахмад ибн Тулуном были укомплектованы из неарабов и мавали.

Ахмад ибн Тулун увеличил войска Египта рабами, численность которых достигла 24 тыс. с лишним тюркских гуламов, 40 тыс. негров и 7 тыс. свободных, состоящих на жалованье. После него сын его Абу-л-Джайш Хумаравайх увеличил численность войск набором (контингентов), годных к военной службе из Мисра.

Во время эмирата Абу Бакра Мухаммада ибн Тафаджа ал-Ихшида в Египте численность его войск в этой стране и Сирии, охватывающих много этнических групп, достигла 400 тыс. человек.

Потом устаз Абу-л-Маиск Кафур ал-Ихшади набрал во время своего правления в Египте некоторое число новых (контингентов) из негров.

Когда Египет завоевал имам ал-Му'изз ли-дин Аллах Абу Тамим Му'адд ал-Фатими, его войска состояли из контингентов (племени) китама, зувайла и других из берберов. Среди них были румы и славяне. Из них был Му'адд, войска которого были бесчисленны. Он не знал предела в том, что ему было дано Аллахом, и был он счастливым среди тех, кому было даровано счастье.

Говорили, что после войск Александра, сына Филиппа Македонского, никакие войска, которые топтали землю, не превосходили численностью войска ал-Му'изза. Когда халифом Египта после, него стал его сын ал-Азиз биллах Абу Мансур Назар, он принял на [82] свою службу дайламитов и тюрков и организовал из них свою гвардию. Эмир ал-Мухтар Абд ал-Малик ал-Масихи в его истории говорит, что, когда ал-Азиз отправлялся в Сирию, его личную казну перевозили на 20 тыс. верблюдах, а это не считая личной казны, принадлежащей предводителям и вельможам государства.

Ибн Миср в его истории упоминает, что частные рабы госпожи, матери ал-Мустансира биллаха Абу Тамима Му'адд ибн аз-Захира составляли 5 тыс. рабов, не считая войск.

Я видел в рукописи ал-Ас'ада ибн Камати, что численность войск Египта во время правления Рузайка ибн ас-Салиха Талаи ибн Рузайка доходила до 40 тыс. конников и 36 тыс. пеших. Другие прибавляют (к этому) 10 морских кораблей с 10 тыс. воинов, а это при угасании династии Фатимидов.

Когда государство Фатимидов перестало существовать при султане ал-Малике ан-Насире Салах ад-Дин Йусуф ибн Аййубе, он ликвидировал войска Египта из черных рабов, войска египетских эмиров, арабов-бедуинов, армян и других и набрал новые войска из курдов и тюрков исключительно. Численность его войск в Египте не превышала 12 тыс. конников.

После смерти Салах ад-Дина они уменьшились, и у его сына ал-Малика ал-Азиза Усмана из них осталось только 8 тыс. 500 конников.

Только у определенных из этих конников было 10 слуг, у некоторых — 20, у других — больше этого, а порой на одного человека из войск приходилось до 100 зависимых от него лиц.

Когда они садились на седла выезжать из Каира, число их увеличивалось до 200 тыс. Потом они постоянно препирались и рассеивались, пока государство Аййубидов, захирев, не перешло к их рабам, тюркским мамлюкам, которые, следуя примеру своих господ Аййубидов, сократили численность тюрков и некоторых курдов и обновили войска набором большого числа мамлюков, привезенных из стран тюрков, до того, что, как говорили, численность мамлюков ал-Малика ал-Мансура Калауна достигла 7 тыс. мамлюков, а говорили также 12 тыс. (мамлюков). А численность мамлюков его сына ал-Ашрафа Халила ибн Калауна — 12 тыс. мамлюков. Потом численность их приближалась к этой цифре до прекращения династии Калауна в месяце рамадана 784 года (С 8 ноября по 7 декабря 1382г.) и перехода власти к ал-Малику аз-Захару Баркуку. Ал-Малик удалил мамлюков ал-Ашрафа и отбирал для себя черкесских мамлюков, численность которых — купленных рабов и наемных воинов — достигла 4 тыс. или несколько больше. Когда после него (султаном) стал его сын ан-Насир Фарадж, эти мамлюки разделились и препирались между собой. Когда ан-Наоир умер, много этих мамлюков погибло в стычках и прочих столкновениях.

Войска Египта во время господства тюрков делились на две части: войска гвардии джунд ал-халка и мамлюки султана. [83]

Наибольшей численности джунд ал-халка достиг во время правления султана ан-Насира Мухаммада ибн Калауна и дошел, согласно тому, что я видел в архиве дивана войск в бумагах кадастра ан-Насира, до 24 тыс. конников. С тех пор до сегодняшнего дня численность их постоянно падала. Теперь численность их ничтожна и тысяча из них стоят одного, так как они не приносят пользы и не могут отражать (врага).Что касается мамлюков султана, то численность их на сегодня невелика, так что если собрать джунд халка и мамлюков султана, то численность их едва достигнет 5 тыс. конников, а для сражения из них годны тысяча или меньше этого.

Они в настоящее время делятся также на две части: джунд ал-халка и мамлюки султана.

Мамлюки султана в свою очередь делятся на три части: захирийа, насирийа и му'аидийа.

Ал-Макризи, т. I, стр. 94—95.


Халифы Омейяды, Аббасиды и Фатимиды обычно со времен правления повелителя верующих Умара ибн ал-Хаттаба — да будет доволен им Аллах — взимали имущество хараджа (непосредственно). Потом из дивана его распределяли между эмирами или наместниками и войсками согласно их рангу и степени. В начале ислама такую раскладку называли ал-ата.

Дела шли таким образом до прихода к власти неарабских династий, после чего порядок изменился и земли были разделены как икта между войсками. Первым, о котором известно, что он раздавал икта войскам, был Низам ал-Мулк Абу Али ал-Хасан ибн Али ибн Исхак ибн ал-Аббас ат-Туси, вазир ал-Баршалана ибн Дауда ибн Микала ибн Селджука. Потом султан назначил вазиром своего сына Маликшаха ибн ал-Баршалана, потому что его государство возросло. Он считал целесообразным передать каждому мукта деревню или больше или меньше (одной деревни) в соответствии с его икта, потому что он считал, что передача земель мукта способствует их возделыванию, так как мукта их заботились об их делах, что не имело бы места, если всеми делами государства ведал один только диван.

Низам ал-Мульк поступил таким образом, и это содействовало процветанию страны и увеличению дохода. Делу Низам ал-Мулка после него подражали все цари, начиная с 480 года (8 апреля 1087 — 26 марта 1088г.) до настоящего времени. [203]

Халифам платили жалованья из государственной казны — байт ал-мал. Ата ибн ас-Са'иб в хадисе упоминает о том, что Абу Бакру, да будет доволен им Аллах, когда он стал халифом, было назначено ежедневно пол-овцы, а также то, чем он мог покрыть голову и тело. По сообщению Хамида ибн Хилала, ему были назначены два плаща, когда он их доносил, сдавал их (в казну) и брал два других подобных им плаща. Во время поездки ему давали верхового животного. Его расходы на семью были такими, какими они были до того, как он стал халифом.

У Ибн ал-Асира в его истории сказано, что халифу Абу Бакру было назначено ежегодно 6 тыс. дирхемов, а Умару ибн ал-Хаттабу, да будет доволен им Аллах, когда он стал халифом, столько, сколько было необходимо для него и его семьи для приличествующего образа жизни.

Ал-Макризи, т. I, стр. 95.


Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — конфисковал на территории Савада имущество Хосроя и членов его дома, а также земли, владельцы которых бежали или погибли. Сумма дохода с них составляла 9 млн. дирхемов. Его расходовали в интересах муслимов и ничего из земельного фонда не жаловали. [149]

Потом Усман — да будет доволен им Аллах — жаловал эти земли, считая, что пожалование их увеличит доход с них больше, чем забрасывание их необработанными. Тем, кого он жаловал этими землями, он ставил условие, что будет брать с них налог по праву фая. Сумма дохода с них достигала 50 млн. дирхемов, из коих он выдавал свои награды и подарки.

Потом, после него, халифы передавали их друг другу, а в 82 годy, в год ал-Джамаджима, во время восстания Абд ар-Рахмана ибн ал-Аш'аса был сожжен диван, и каждый взял из них то, что примыкало к его владениям.

Ал-Макризи, т. I, стр. 96.


Халифы из династии Омейядов и Аббасидов жаловали своих приближенных землями на территории Египта. Но современное положение не сходно с тем временем, когда харадж с египетской земли шел на жалованье войскам и на прочие расходы, а излишки его переводили в государственную казну — байт ал-мал (в столице). То, что было пожаловано из земли, оставалось в руках того, кому оно было пожаловано.

Со времени правления султана Салах ад-Дина Йусуфа ибн Аййуба вплоть до нашего времени все земли Египта жаловались султанам, эмирам и войскам — джундами

Ал-Макризи, т. I, стр. 97.


Земля Египта в настоящее время делится на семь категорий. (Первая) категория принадлежит дивану султана. Она (в свою очередь делится) на три части. Из них: то, что в ведении частного дивана, и то, что в ведении обычного дивана. (Вторая) категория (состоит ) из земель Египта, пожалованных в икта эмирам и джундам (войскам). Детали ее нами упомянуты при изложении главы о переделе ан-Насира.

Третья категория — (земли), переданные в вакф— в неотчуждаемую собственность — мечетям, школам, ханакам, благотворительным учреждениям, потомкам и вольноотпущенникам тех, кто перевел свою землю в вакф.

Четвертая — называется она ахбас и состоит из земель, которые во владении лиц, пользующихся ими для своего кормления, или потому, что они берут на себя содержание в порядке мечети и мест молитвы, или потому, что они не имеют работы.

Пятая (категория) — земли, ставшие мулком, они могут быть проданы, куплены, переданы в дар и наследство на том основании, что они куплены у государственной казны — байт ал-мал.

Шестая ( категория) — земли, которые не обработаны из-за невозможности их обработки и на которых пасется скот, растут деревья и тому подобное.

Седьмая категория — земли, до которых не достигают воды Нила и представляют пустыню. Эта категория (включает земли), которые были в таком положении со времен сотворения мира, (и) земли, которые сперва были обработаны, а потом пришли в упадок.

Ал-Макризи, т. I, стр. 97.



Первый диван хараджа и доходов, учрежденный при исламе в Дамаске и Ираке, был таким, каким он был до ислама.

Диван Сирии (пользовался) греческим языком, диван Ирака — персидским языком, а диван Египта — коптским языком, ( а потом) диваны этих стран были переведены на арабский язык.

Тот, кто перевел диван Египта с коптского на арабский язык, был Абдаллах ибн Абд ал-Малик ибн Марван, эмир Египта во время правления халифа ал-Валида ибн Абд ал-Малика, в 87 году (23 декабря 705 — 11 декабря 706 г.). Он составил все счетные книги (на арабском языке), удалил Аитанаша из дивана и назначил над ним Ибн Йарбу ал-Фазари из населения Химса.

Первым, кто перевел диваны с персидского на арабский язык, был ал-Валид ибн Хишам ибн Махзум ибн Сулайман ибн Закван, который умер в 122 году (7 декабря 739 — 25 ноября 740г.). Но большинство утверждают, что тот, кто перевел диван Ирака (с персидского) на арабский язык, был Салих ибн Абд ар-Рахман, катиб ал-Хаджжаджа, мавла бану са'д, а он после 80 года (9 марта 699 — 25 февраля 700г.) возглавил диван Ирака.

Причиной этого стало (следующее обстоятельство). Отец этого Салиха ибн Абд ар-Рахмана был из сиджистанских пленных, а Салих ибн Абд ар-Рахман стал искусным в искусстве секретарства и [75] писал у Задан Фарруха, катиба ал-Хаджжаджа ибн Йусуфа ас-Сакафи. Для ал-Хаджжаджа он набросил образцы почерка (счетных книг) на арабском и персидском языках, и это запало в сердце ал-Хаджжаджа. Но Салих, который боялся Задана, сказал ему: Ты тот, кто повысил меня до того, что я стал общаться с эмиром (непосредственно). Я вижу, что тот благоволит мне, и у меня нет уверенности в том, что он не будет оказывать мне предпочтения и не отрешит тебя от твоего положения. Задан (на это) ответил: Пусть это не беспокоит (тебя), он больше нуждается во мне, чем я в нем, так как кроме меня он не найдет никого, кто бы обеспечил его в счетоводстве. Салих сказал: Клянусь Аллахом, если ты хочешь, чтобы я перевел счет на арабский язык, то я это непременно сделаю. Задан ответил: Ты переведи (на арабский) несколько строк с тем, чтобы я видел, (как это получится). Задан, когда увидел это, сказал: Притворись больным. Салих притворился больным, но ал-Хаджжадж послал к нему своего врача. Для Задана это было тягостно, и он приказал Салиху не показываться ал-Хаджжаджу. Случилось так, что вслед за этим во время восстания Абд ар-Рахмана Мухаммада ибн ал-Аш'аса Задан был убит в тот момент, когда он выходил из того места, где он был, к своему дому.

После него ал-Хаджжадж назначил катибом Салиха, который сообщил ему то, что у него произошло с Заданом по делу перевода дивана (на арабский язык). Ал-Хаджжаджа привело это в восторг, и он велел Салиху закончить начатое им дело. Салих перевел диван с персидского на арабский язык, и от этого тяжело стало персам (чиновникам), и они предложили Салиху 100 тыс. дирхемов за то, чтобы он не показал свою работу (ал-Хаджжаджу), но тот им отказал. Марван шах ибн Задан Фаррух ему сказал: Пусть Аллах вырвет твой корень со света так, .как ты вырвал корень персидского языка. Абд ал-Хамид ибн Йахйа говорил: Что за человек был этот Салих и как велика его заслуга перед катибами.

Что касается дивана Сирии, то с греческого на арабский язык его перевел Абу Сабит Сулайман ибн Са'д, катиб (отдела) переписки (корреспонденции). О времени этого перевода нет единого мнения. Говорят, что это было во время правления халифа Абд ал-Малика ибн Марвана, говорят также, что это было во время правления халифа Хишама ибн Абд ал-Малика.

Ал-Макризи, т. I, стр. 98.


Первым, кто во время ислама взыскал харадж с Египта, был Амр ибн ал-Ас. Сбор его составлял 12 млн. динаров, по норме двух динаров с каждого мужчины. После него Абдаллах ибн Са'д ибн Абу Сарх взыскивал с Египта 14 млн. динаров. Усман ибн Аффан (по этому поводу) сказал Амру ибн ал-Асу: Абу Абдаллах, верблюдица дает больше молока, чем до этого. Амр на это ответил: Но вы изнуряете ее верблюжонка.

То, что взимал Амр, а потом Абдаллах, было собственно (налог) с черепов; а не харадж. После них харадж Египта упал из-за роста коррупции по истечении определенного времени, распространения разрухи во многих частях страны и происходивших войн. Омейяды и халифы из династии Аббасидов собирали лишь около 3 млн. динаров. Исключение составляет только время правления халифа Хишама ибн Абд ал-Малика. Он дал указания Убайдаллаху ибн ал-Хабхабу, наместнику Египта, заняться (делом) возделывания (земли).

Говорят: После понижения хараджа Египта только два раза достигли его повышения.

[42] Первый раз: Когда халифом был Хишам ибн Абд ал-Малик, а делами хараджа управлял Убайдаллах ибн ал-Хабхаб. Убайдаллах вышел и лично измерил все земли Египта, как обработанные, так и те, до которых доходили воды Нила, но были не обработаны. Он нашел, что они все составляли 30 млн. фадданов, не считая высоколежащих, а также залитых водой земель. Он занес их в кадастр и снизил с них налог до минимума. Во время его наместничества Египет давал 4 млн. динаров, а это — при отсутствии высоких цен (на продукты питания), пошлин и (дополнительного) налога в стране.

В 107 году (19 мая 725 — 7 мая 726г.), в начале правления Хишама ибн Абд ал-Малика, Ибн ал-Хабхаб распределил Египет по определенным классам, занесенным в диваны. Эта классификация была сохранена до (самого) падения Омейядов. Общая сумма дохода Египта (составляла) 1 млн. 700 тыс. 837 динаров, из коих 1 млн. 420 динаров с провинций Верхнего Египта, а остальная сумма — с провинций Нижнего Египта. Говорят, что Усама ибн Зайд взимал с Египта во время правления халифа Сулаймана ибн Абд ал-Малика сумму в 12 млн. динаров. Второй раз: Во время эмирата Ахмада ибн Тулуна, когда он принял землю Египта от Ахмада ибн Мухаммада ибн Мудаббара. В то время она пришла в такой упадок, что харадж Египта составлял только 800 тыс. динаров (В тексте: 800 млн. динаров). Ахмад ибн Тулун (лично) занялся делом возделывания (земли. Египта), и в этом он преуспел. При нем Египет давал 4 млн. 300 тыс. динаров. Сын его эмир Абу-л-Джайш Хумаравайх взимал с Египта 4 млн. динаров, несмотря на то, что в то время цены были низкими. Во время правления Тулунидов бывало, что все 10 ирдаббов пшеницы продавали за один динар.

Ибн Хордадбех упоминает, что во время фараонов доход Египта составлял 96 млн. динаров, а Ибн ал-Хабхаб взимал с Египта 2 млн. 723 тыс. 839 динаров. В этом он допускает ошибку, так как названная сумма та, которую Ибн ал-Хабхаб переводил в казну Дамаска после уплаты жалованья египетским войскам и покрытия (прочих) расходов.

Сказал: Муса ибн Иса ал-Хашими посылал в казну из хараджа Египта 2 млн. 180 тыс. динаров, а это — после выдачи жалованья и провианта (войскам), а также покрытия других расходов.

Сказал: Когда (уровень ) Нила достигал 17 зира и 10 исба, харадж Египта составлял 4 млн. 257 тыс. динаров. Норма обложения с одного фаддана во время правления ал-Ма'муна и других халифов была два динара. Во время правления эмира Абу Бакра Мухаммада ибн Тафаджа ал-Ихшида харадж Египта достиг 2 млн. динаров, не считая доходов с имений эмира, принадлежавших ему в качестве мулков.

Ал-Макризи, т. I, стр. 98—99.


Доходы Египта в наше время делятся на два вида. Один из них назван хараджи, другой — хилали.

Доход хараджи — это то, что ежегодно взимается с земель, занятых под зерновыми, финиковыми пальмами, виноградом, фруктовыми деревьями, а также то, что взимается с феллахов в [204] качестве оброка, как-то: бараны, курицы, кишк (Кислое молоко) и другие продукты из деревни.

Доход хилали состоит из нескольких видов. Каждый из них (был) введен один за другим несправедливыми правителями. Начало их — в исламе. Повелитель верующих Умар ибн ал-Хаттаб, узнав, что с купцов-муслимов взяли ушр, когда они прибыли в землю, занятую войсками, написал Абу Муса ал-Аш'ари, наместнику Басры: У купца-муслима, который пройдет мимо тебя, бери с каждых 200 дирхемов пять дирхемов, а у купца ахд, то есть (купца) из населения зимма, — с каждых 20 дирхемов один дирхем, а у купца ал-харб из незавоеванных мусульманами стран бери с каждых 10 дирхемов один дирхем. Однажды Ибн Умару сказали, что Умар взимал с муслимов ушр, а он сказал: Нет.

Умар ибн Абд ал-Азиз отменил этот налог и написал: Снимите этот налог с народа, ибо это не налог, а вымогательство.

Рассказывают, что к Умару ибн ал-Хаттабу пришли люди из населения Сирии и сказали: Мы нашли скот и деньги, бери с нас садака с тем, чтобы нам очиститься. Умар им ответил: Но как сделаю я то, чего не делали мои предшественники? Он обратился по этому поводу за советом, и Али ибн Абу Талиб сказал: Нет в ее взимании беды, если твой преемник ее и не будет брать. Умар взимал с (владельца) раба 10 дирхемов, столько же с (владельца) лошади, а с (владельца) одногорбых верблюдов — 8 дирхемов, с (владельца) мулов и баразин — 5 дирхемов.

Первым, кто при исламе взимал харадж с лавок, был повелитель верующих Абу Абдаллах Мухаммад ибн Абу Джа'фар ал-Мансур. (Это случилось) в 167 году (5 августа 783 — 23 июля 784г.), и руководил сбором этого налога Са'ид ал-Джараси.

Первым, кто ввел в Египте налог, кроме хараджа, был Ахмад ибн Мухаммад ибн Мудаббар, когда он после 250 года (13 февраля 864—1 февраля 865г.) стал сборщиком хараджа Египта. Он был самым злым и дьявольским чиновником. Он был зачинщиком всех новшеств в Египте, ставших после него постоянными, не подлежащими уменьшению. Он оградил копи натрия и препятствовал пользоваться им, в то время как он до него был общим имуществом всего народа. Он установил на траву, используемую для кормления скота, налог, названный налогом с пастбища, и налог на то, что дарует Аллах из моря в качестве пищи, названный налогом с рыбной ловли. С тех пор доходы Египта делились на два вида: хараджи и хилали. Во время Ахмада ибн Мухаммада ибн Мудаббара и после него доходы хилали были известны как мувафак и му'аван.

Когда Египтом правил эмир Абу-л-Аббас Ахмад ибн Тулун и повелитель верующих ал-Му'тамид, кроме того, поручил ему управлять сбором хараджа и провинциями Сирии, он отказался и отрешился от этих скверных налогов мувафак и му'аван, написав [205] относительно их отмены по всем управляемым им провинциям. Сумма этих налогов в одном только Египте достигала 100 тыс. динаров ежегодно. Относительно Абу-л-Аббаса в связи с этим делом существует рассказ, самая сильная назидательная часть которого мной изложена в этой книге при описании Мечети Тулунидов.

Впоследствии, при династии Фатимидов, когда эта династия ослабла, налоги хилали были восстановлены и стали известны как мукус.

Когда султан ан-Насир Салах ад-Дин Абу ал-Музаффар Йусуф ибн Аййуб захватил царство Египта, он написал об отмене мукус Мисра и Каира, а кади ал-Фадил написал по этому делу указ.

Общая сумма этих налогов ежегодно составляла 100 тыс. динаров.

Ал-Макризи, т. I, стр. 103—104.


В Кал'ат ал-Джабале было место, установленное для дивана ал-джайш (Диван войска), и его остатки дошли до времени правления аз-Захира Баркука. Назир ал-джайш (Инспектор войска) и все чиновники ал-джайша в дни службы непрестанно проводили время в диване ал-джайш. В этом диване были обычаи, большинство которых подверглось изменениям, и порядки, большая часть которых позабыта.

Войска тюркского государства в Египте делились на две части. Одна часть из них находилась при султане, другая — на окраинах государства, в его областях, с жителями пустыни: арабами и туркменами. Войско государства смешано (и состоит) из тюрков, черкесов, румов, курдов и туркмен. Большая часть их состоит из купленных мамлюков и делится на разряды. Из них высший тот, у кого эмирство ста всадников и предводительство тысячью всадников.

Из этого разряда выходят самые крупные наибы (Наместники). Иногда часть из них увеличивает свой отряд до 110 или до 120 всадников. Затем — эмиры табл-хана (Эмиры с оркестрами), большая часть которых имеет эмирство 40 всадников, но среди них бывают такие, у которых больше этого — до 70 всадников. Табл-хана не имеет тот, у кого меньше 40 всадников. Затем — эмиры десяти, у кого эмирство десяти, но иногда среди них бывают и такие, у кого 20 всадников, их “е принимают за эмиров десяти. Затем — джунд ал-халка (Войска халка. Об этимологическом значении термина халк среди ученых нет единого мнения). Они имеют свои маншуры от султана, так же как эмиры имеют свои маншуры от султана, что же касается джундов эмиров, то их маншуры от их эмиров. В маншурах эмиров эмиру назначают 1/3 икта, а его [206] Ни эмир, ни его управляющий не могут быть соучастниками с кем-либо из войск во владении тем, что им назначено, разве только с его согласия. Эмир не удаляет кого-нибудь из своих джундов, пока не будет объяснена наибу необходимость, потребовавшая его удаления. Тогда наиб султана его удаляет и назначает эмиру его замену.

Каждые 40 воинов джунда ал-халка имеют предводителя, у которого нет никакой власти над ними, разве только когда войска выступают на войну. 40 воинов выступают вместе со своим предводителем, и в это время они стоят на довольствии у него.

В Египте икта некоторых крупнейших эмиров ста, назначаемых предводителями от султана, достигает 200 тыс. динаров джайши, а часто превышает эту сумму. Что касается других эмиров, то им меньше этого, икта наименьшего из них достигает 80 тыс. динаров и около этого. Что касается эмиров табл-хана, то икта их достигает от 30 тыс. до 23 тыс. динаров. Что касается эмиров десяти, то икта наивысших из них — 7 тыс. динаров, а низших — меньше этого. Что касается икта джунда ал-халка, то (икта) наивысшего из них — 1 тыс. 500 динаров. Такую сумму или около этой дают в икта знатным предводителям ал-халка. После них (идут) джунды по разрядам, так что (икта) нижайших из них достигают 250 динаров, но детали этого потом, если захочет Аллах всевышний.

Что касается икта джунда эмиров, то они соответствуют тому, что решит сам эмир об их увеличении или уменьшении.

Что касается икта Сирии, то они не приближаются к икта Египта. Они составляют 2/3 того, о чем мы упоминали, не считая наиба султана в Дамаске, икта которого приближается к наибольшим икта самых крупных эмиров Египта, приближенных султана.

Все джунды эмиров приходят на смотр около дивана ал-джайш, (где) устанавливают присутствие и отсутствие воина, и эмир не может заменить своего воина, иначе как выставить и показать кого-либо вместо него.

Эмирам положена ежегодно от султана одежда, которой он их жалует. Для них в этом обильная милость. Султан жалует эмиров ста оседланными и взнузданными лошадьми, а других лошадьми без убора, и отличает знатнейших от рядовых эмиров.

Всем эмирам ста, табл-хана и десяти положена от султана ежедневная плата мясом, всякими пряностями, хлебом, ячменем в качестве фуража, оливковым маслом, а некоторым из них — свечами, сахаром и платьем ежегодно. То же самое надлежит всем мамлюкам султана и чиновникам из джунда.

По обычаю, когда у кого-либо из эмиров рождался сын (из казны) ему отпускали динары, мясо, хлеб и фураж до тех пор, пока он среди (прочих воинов) халка не получал право владеть икта. Потом в соответствии с судьбой часть потомков эмиров доходила до положения эмира десяти или эмира табл-хана.

Ал-Макризи, т. II, стр. 215—216.


По обычаю, султан сам распоряжался делами службы джунда, если перед ним стоял человек, который просил свободную икта, а его выбор падал на него, султан приказывал назиру ал-джайш составить ему грамоту. Тот писал на уменьшенном листе, называемом ал-массал в котором указывал определенную местность, а сверху — имя того, за кем она утверждалась, а (потом) передавал лист султану. Султан собственноручно писал на нем: “выписать”, а хаджиб передавал его тому, на кого она была составлена, и тот целовал землю. Затем грамота (ал-масал) возвращалась в диван ал-джайш и хранилась там у чиновников как свидетельство. Потом грамота писалась на четверти листа с подписями всех управляющих диваном икта, они — чиновники дивана ал-джайш. Они ставили на этом листе свои знаки, а затем передавали его в диван ал-инша ва-л-мукатаба. Тут составляли маншур, на котором султан делал отметку, как об этом было сказано выше. Затем, после сличения документов, лежавших в основе маншура, его подписывали чиновники дивана ал-джайш.

Ал-Макризи, т. II, стр. 217.


Что касается Сирии, то наместник этой области не имеет права назначения эмира вместо умершего эмира. Когда умирает эмир, все равно крупный или мелкий, об его смерти извещают султана, а он назначает вместо него другого или из числа тех, кто присутствует при нем и кого он отправляет к его месту службы, или из числа тех, кто находится на месте службы, или из числа тех, кого он переводит из другой области и на кого падет его выбор.

Что касается джунда ал-халка, то, когда умирает один из воинов, наиб назначает вместо него другого и пишет ал-масал, как при султанском назначении. После этого он пишет документ на четверти листа и отправляет его с почтой в стольный город султана, этот документ получают в диван ал-икта. Потом, если его подписывает султан, то пишет: “выписать”. И составляют документ на четверти листа в диване ал-икта, а после этого выписывают маншур на него, как уже было сказано относительно столичного джунда. Но если султан не подпишет его, икта изымают в пользу того, кого султан захочет.

Ал-Макризи, т. II, стр. 217.


Когда умер ал-Малик ан-Насир Мухаммад ибн Калаун, среди джунда ал-халка начались отказы одного из воинов от его икта в пользу другого за деньги и обмены икта. Этим путем увеличилось число вступающих в джунды: купцы и чернь покупали икта, и в наше время большую часть джунда ал-халка составляют ремесленники, из-за них земли их икта пришли в упадок. Началось это с того, что султан ал-Малик ал-Камил Ша'бан ибн Мухаммад ибн Калаун, став султаном в месяце раби'а II 746 года (1 августа — 29 августа 1345г.), дал власть над этим эмиру Шуджа ад-Дину Агизлу, шадду ад-дававин (Смотритель диванов). Тот занялся нововведениями среди них были обмены икта среди ал-халка и отказы от них. Если кто-либо желал обменять с кем-либо икта, то каждый из них вносил в байт ал-мал установленную для них денежную сумму. Кто выбирал землю ал-халка, тот отвешивал динары, соответствующие ибра этой земли за год, и вносил их в байт ал-мал. Если ибра земли, которую он желал приобрести, была 500 динаров в год, он вносил 500 динаров.

Кто желал отказаться от своего икта, тот вносил в байт ал-мал деньги в сумме, установленной для него Агизлу. Для этих обменов и для того, что он брал с того, кто искал службу и правления, он выделил особый диван, который называли диван ал-бадал.

В маншуре, который писали в связи с обменом, указывали сумму, внесенную каждым из двух воинов джунда. Началось это в джумада I упомянутого года (30 августа—28 сентября 1345г.). В отношении этого нововведения эмиры придерживались точки зрения султана, пока он не повелел об его упразднении.

Когда вазиром. стал эмир Мунджак ал-Йусуфи, он распахнул в 749 году (1 апреля 1348 — 21 марта 1349 г.) двери отказов и обменов. Воин джунда продавал свой икта каждому, кто давал за него деньги, и многие из простонародья захватили икта. Давали за икта сумму в 20 тыс. дирхемов или меньше — соответственно его доходу, а вазиру платили известную сумму. Затем он отказался от этого.

Когда в 753 году (18 февраля 1352 — 5 февраля 1353г.) должность наиба занимал эмир Сайф ад-Дин Килай, воины джундов стали прибегать к частым обменам и отказам, и покупали икта купцы и ремесленники. Продавались должности ал-халка.

С этой щелью посылали людей, известных как “подстрекатели”, число которых доходило до 300. Они обхаживали воинов джундов, склоняя их к отказам от их икта и их обменам. Им за это давали плату с каждой тысячи 100 дирхемов.

Ал-Макризи, т. II, стр. 219

Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории Халифата. М. МГУ. 1968.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100