Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЕОНТИЙ МАХЕРА

ПОВЕСТЬ О СЛАДКОЙ ЗЕМЛЕ КИПР

КНИГА II

90. В одном месте я нашел запись, что после смерти короля Гуго 58 король Пьер 59 был коронован короной Кипра братом Ги д'Ибелином, 60 братом сеньора Арсуфа и епископом Лимассола, в воскресенье 24 ноября 1359г. после Рождества Христова в Святой Софии. 61 Поскольку сарацины удерживали Иерусалим из-за вражды и многих несчастий короли Кипра дали статус (Иерусалима. — С.Б.) Фамагусте, равно как и его печати и монетный двор; и когда короли Иерусалима должны были короноваться, они приходили в Фамагусту. 62 Поэтому и король Пьер также пришел в Фамагусту и был коронован короной Иерусалима 5 апреля 1360 г. после Рождества Христова. [56]

91. Именно здесь находились все богатство и все богатые архонты, каковыми были сир Франсуа Лакка, несторианин, и его брат сир Никола Лакка, несторианин. Я даже не могу описать все богатства, которыми они владели. Это из-за того, что христиане, которые прибывали с Запада, не осмеливались вести свои дела где-либо, кроме как на Кипре, из-за приказов и запретов святейшего папы, чтобы бедные киприоты могли получать прибыль, ибо они жили словно на утесе в море, с одной стороны которого сарацины, враги Господа, а с другой — турки. А так как Сирия находится недалеко от Фамагусты, люди обычно отправляли свои корабли и переправляли товары в Фамагусту; 63 и когда приходили корабли из Венеции, Генуи, Флоренции, Пизы, Каталонии и всех других стран Запада, то (европейские купцы. — С.Б.) находили здесь специи, загружали свои корабли всем, что было им необходимо, а затем возвращались на Запад. Поэтому жители Фамагусты и были столь богаты (и таковым же был и весь остров); и эта земля стала объектом зависти и была опустошена [ во время коронации молодого Пьера II, сына короля Пьера I, из-за ссоры с генуэзцами], 64 и богатство повернулось к сарацинам.

92. А теперь я немного расскажу вам о богатстве, которое имел сир Франсуа Лакка [в Фамагусте]. Он часто приглашал [в свой дом в [57] Фамагусте] короля и рыцарей. На самом деле все сирийцы Фамагусты обычно приглашали рыцарей, но сир Франсуа в особенности, и очень часто короля. Однажды когда он (король. — С.Б.) пришел к нему в дом [в январе], этот сир Франсуа, преисполненный радостью и желая показать свои богатства, бросил вместо простых бревен три или четыре вязанки дров из дерева алоэ, чтобы на них готовили еду. А когда король, бароны и другие сеньоры поужинали, они присели 65 и играли в кости. И он (Франсуа Лакка. — С.Б.) захотел показать всем часть своего богатства: он приказал принести большое блюдо, которое поднимали четыре человека. Оно было наполнено крупным жемчугом и бесценными камнями, а среди них сияли четыре камня. Это были карбункулы. 66 А в углу своего дома он рассыпал сокровища; разбросал дукаты, как будто это было просто зерно, а в других углах раскидал гроссы и серафии. 67 Была зима, и в камине были поленья дерева алоэ и серебряные жаровни, и они грелись от дерева алоэ. Он положил на пол 80 шелковых ковров, и на некоторых из них они сидели. Теперь дукаты и монеты были прикрыты; тогда он приказал погасить факелы, поставить прямо посередине блюдо и открыть его; и свет от камней озарил (помещение. — С.Б.), словно раскаленные угли. [Он подал им напитки, а вместо сладостей жемчуг. Но он не приглашал на праздник любого небогатого человека, а только короля, его баронов и 12 рыцарей]. Многие из рыцарей были алчны и бедны; они потянули руки и каждый хватал то, что он предложил, и взяли у него много вещей. И все, что они у него взяли, казалось ему пустяком.

93. И этот человек совершил много благих дел ради спасения своей души, и полностью построил несторианскую церковь. 68

94. Однажды он совершил очень выгодное дело и отправил королю в подарок 10 тысяч дукатов, потому что король Пьер заключил с [58] ним братство. Он обратился к нему со словами: “Вчера я заключил выгодную сделку и заработал 30 тысяч дукатов. Эти я посылаю твоему величеству и умоляю тебя, не сердись”.

95. В 1359 г. прибыл в Фамагусту один каталонец на своем корабле. Он был пиратом. 69 Он привез с собой драгоценный камень, потому что слышал о богатстве Кипра, и пытался продать его. Но никто не пришел, чтобы купить его. Тогда он стал говорить о Кипре оскорбительные слова. И они (киприоты. — С.Б.) пошли и рассказали об этом несторианину Лакка. Тот вышел, пришел на корабль и разговаривал с капитаном. Он сказал ему: “Покажи мне драгоценность, которую ты привез для продажи. Мне сказали, что ты плохо говорил о киприотах. Я самый бедный из них, и я пришел купить ее у тебя”. Когда капитан корабля увидел его стоптанные туфли, он сказал: “Иди со своим предложением: мне стыдно говорить с таким, как ты”. А Лакка, несторианин, говорит ему: “Говорю тебе, покажи мне камень”. Капитан корабля пристально осматривает его и видит, что на нем надеты четыре ценных кольца. Он показывает ему камень, и они договариваются о цене в 4 тысячи дукатов. Он (Лакка. — С.Б.) снимает свои кольца и отдает их ему в залог и говорит: “Отдай мне камень и пойдем со мной. Я с тобой расплачусь”. Он берет камень, и они идут к нему (к Лакка. — С.Б.) в дом. Он говорит ему: “Садись, давай поедим”. Это было в среду. Он посылает купить бобов. Он берет камень, бросает его в ступку и раскалывает его. Когда капитан корабля увидел, что он бросил камень, то хотел было избить его. Но он сказал: “Брат, разве я не купил это? Сиди и давай поедим. А если я не выполню условий договора, у тебя будет право жаловаться”. И вдруг он использовал камень как приправу, посыпав им бобы; и они поели. Как только они поели, он повел его в сокровищницу. И когда перед его глазами возникло изобилие серебра, золота и специй, он (Лакка. — С.Б.) сказал ему: “Смотри, чем к твоему удовольствию я заплачу тебе”. При виде этого капитан корабля пришел в ужас, потому что, поняв, что он не хочет продавать ему драгоценность, расторг сделку и продал ему свой корабль за 6 тыс. дукатов. Капитан корабля заранее был уверен, что у того не будет чем заплатить, поэтому он расторг сделку и продал ему корабль, говоря сам себе, что таким образом он выиграет залог. А теперь если бы он взял у него корабль, то капитан умер бы от досады. И он сказал Лакка, несторианину: “Брат, я не думал, что на Кипре есть столь богатые люди. С драгоценностью ты сделал то, что счел нужным. Теперь я возвращаю тебе залог, который ты мне дал, но не забирай у меня корабль, так как он моя радость”. Лакка, несторианин, говорит ему: “Знаю это; а ты [59] должен знать, что я самый бедный человек на Кипре, и таково было мое желание, чтобы ты не смог уйти и говорить что-то против справедливой славы острова”. Так он потерял свою драгоценность, взял корабль и уехал. Когда король и рыцари услышали об этом, они очень обрадовались тому, что сделал несторианин Лакка. Такими огромными богатствами владели несторианин Лакка и его брат.

96. [Лакка имел двух сыновей]. После смерти сира Франсуа его дети Жолес, которого называли Иосифом, и Цециус, которого называли Георгием, стали несчастными. [Когда генуэзцы захватили Фамагусту, разграбили ее и захватили в плен население], этот Георгий убил человека в Фамагусте, затем бежал в Никосию и поступил в Госпиталь [где и закончил свои дни]; он был так беден, что обычно звонил в колокола в Госпитале, и ему давали еду. Я видел это собственными глазами. Иосиф занимался торговлей в Фамагусте [он ездил по деревням, торгуя в розницу сладостями], часто приезжал в столицу и оставался со стоим бедным братом. И это я тоже видел.

97. 70 Здесь я расскажу вам как король 71 поменял титул своего старшего сына: титул графа на титул принца. Когда король Жак вернулся из Генуи (я расскажу вам, когда представится случай, о его ссылке), из-за большой любви к своему старшему сыну, которого звали Янус, потому что он родился в Генуе и из-за этого он дал ему имя этого места и потому, что он уже дал титул графа ребенку своего брата Жаку, 72 сыну брата, принца, поэтому он был вынужден дать титул принца своему сыну Янусу. А для того, чтобы ему служили исходя из его желаний, и не было необходимости обращаться к молодым рыцарям, то есть к тем, кто служил королю, которые, когда хотели, служили и когда хотели, могли найти ложные отговорки, он выбрал детей горожан и сделал их своими слугами. [60]

98. Он отрубал руку тому, кто поднял нож против рыцаря или лигия 73 Он приказал, что если кто-нибудь причинит вред горожанину или любому бедному человеку, то, чтобы защитить его, рыцаря или лигия от имени короля должно немедленно привести к суду. Но если случится так, что лигий совершит насилие по отношению к бедному человеку, и бедняк, защищаясь, ранит лигия или рыцаря, его нужно судить точно так, как если бы он нанес удар другому бедняку, такому же, как он сам.

99. Вот я уже рассказал вам, как королевство отвернулось от ромеев и перешло к латинянам, и как они привели иностранцев, чтобы управлять страной, и как они создали Ассизы, и как король и рыцари приносили присягу, чтобы поддержать себя, и как они привели латинский клир и строили церкви и многие другие вещи, и как сменялись короли до короля Пьера (I. — С.Б.). Начиная с его времени, я хочу рассказать вам все, что в мире Бог позволяет рассказать человеку.

100. Коронация короля Пьера, как уже говорилось, пришлась на воскресенье 17 октября 1360г. после Рождества Христова. Названный король Пьер издал ордонансы и жаловал должности королевства, которые были вакантны. Так, княжество Антиохийское он отдал своему брату сиру Жану де Лузиньяну; также он отдал ему должность коннетабля Кипра. А своему брату Жаку он жаловал место коннетабля Иерусалима. Сира Филиппа д'Ибелина, сеньора Арсуфа, он сделал сенешалем королевства, а сира Раймонда Бабина сделал дворецким королевства Кипр, а сира Гуго Оньибоно, врача, канцлером названного королевства Кипр, а сира Пьера Малочелло 74 камергером Кипра. И этот король Пьер женился на прекрасной девушке из Каталонии, которую звали Элеонора Арагонская. 75 И после короля была коронована и эта королева.

101. Теперь нужно сообщить о папском легате. В понедельник 8 декабря 1359 г. в гавани Кирении появилась вооруженная галея, на [61] которой находился папский легат; его имя было брат Петр Томас из Ордена Кармелитов. 76 Он приехал в Никосию. Король Пьер и другие сеньоры выразили ему огромное почтение. Он хотел сделать ромеев латинянами и хотел совершить их конфирмацию, и из-за этого разразился большой скандал между ромеями и латинянами. Он послал за епископами и аббатами [священниками], и в один день они [все] пришли в св. Софию; и епископы не знали о его намерениях. И когда они пришли в церковь, все двери были закрыты. Они конфирмовали одного священника по фамилии Мацас. Другие сопротивлялись, и франки принудили их силой [и возникло большое волнение]. Народ услышал шум и прибежал, чтобы войти в св.Софию, но ему не разрешили, а они сами заперлись изнутри. Все пошли и принесли большую балку, чтобы сломать двери, а другие зажгли огонь [чтобы сжечь их]. Услышав об этих событиях, король отправил своего брата — принца, адмирала, 77 и виконта Никосии, и приказал, чтобы они открыли двери св.Софии, и защищал народ, который отступил на одну сторону. Тотчас же они вывели ромейских епископов, [аббатов] и священников и приказали им делать то, что они делали обычно. А легату приказали покинуть остров. Поэтому скандал прекратился. 78 А те, кого он конфирмовал, сорвали с себя хлопковую ткань 79 и плевали на нее.

102. 18 сентября (1359 г. - С.Б.) король (Пьер I. - С.Б.) приказал трем рыцарям отправляться к папе и сообщить ему о смерти короля, своего отца, 80 о коронации Пьера и сказать святейшему папе, чтобы он не посылал легатов, которые устраивают скандалы. Этими рыцарями были мессир Раймонд Бабин, дворецкий Кипра, меcсир Пьер де Норес и сир Жан Кармаин, генуэзец, рыцарь Кипра. 81

103. В том же году в воды Кипра вошли две галеи, принадлежавшие каталонцу Луке, с целью грабежа и захватили много кипрских [62] кораблей. Тотчас же король Пьер приказал снарядить две его собственные галеи, а капитанами стали генуэзец по имени Франческо Спинола и другой генуэзец по имени Франческо Каттанео, которые получали ежемесячное жалование от короля; они были посланы на поиски их (каталонских галей. — С.Б.). Они ушли, но не смогли их обнаружить и пришли в Арагон, не найдя их. Они пришли в Барселону и сказали королю Арагона 82 об этом, и он обещал им, что если они попадут ему в руки, он отомстит им за короля. И они возвратились на Кипр. Это были первые галеи, которые король Пьер отправил после своей коронации.

104. Во вторник 23 марта 1360 г. после Рождества Христова король Пьер уехал из Никосии в Фамагусту, чтобы короноваться короной Иерусалима. Он отправился на охоту и прибыл в Фамагусту в субботу 27 марта, а в воскресенье 28 марта он назначил на места, на которых (люди. — С.Б.) умерли, официалов Иерусалимского королевства: сира Филиппа де Брунсвика, отца жены его брата Жака, который был графом Брунсвика, сенешалем Иерусалима; сира Жана д'Ибелина, сына сира Филиппа, коннетаблем Иерусалима; сира Маттео де Плезье дворецким; сира Жана Висконти маршалом; сира Жана де Монтолифа на место камергера названного королевства Иерусалим. Он приказал им все приготовить для коронации в день Пасхи, который приходился на 5 апреля 1360 г. после Рождества Христова. И когда наступило Святое Воскресенье, он был коронован в соборе св. Николая папским легатом Петром Томасом из Ордена Кармелитов; вместе с ним он (легат. — С. Б.) также короновал королеву. И в Фамагусте имели место большие празднества и панегирии сеньоров в течение восьми дней после его коронации.

105. Прибывшие к папе послы рассказали о смерти его (Пьера. — С.Б.) отца и о коронации короля Пьера. Узнав об этих новостях, сир Гуго де Лузиньян, сын Ги де Лузиньяна, первого сына короля Гуго, 83 принц Галилеи, представил хартии от короля Франции, своего кузена, святейшему папе Иннокентию, прося его о справедливости для названного Гуго против баронов королевства Кипр, отдавших Пьеру корону, на [63] которую он не имел права. Он показал соглашение, которое заключил его дед король Гуго (IV. — С.Б.) с другим его дедом со стороны матери Людовиком Валуа. В нем говорилось, что Людовик отдает в жены свою дочь его (Гуго IV. — С.Б.) сыну Ги, и если она имеет сына, а названный Ги умрет, а затем умрет король Гуго, то королевство должно перейти к названному сыну дочери Людовика, а другой сын короля Гуго не может его получить. 84

106. Святейший папа внимательно выслушал вестников в связи с этим. Вестники сказали ему: “Господин, твое святейшество должно знать, что наши отцы не оставляли свои дома, родственников и наследство, чтобы идти и жить на каком-нибудь камне посреди моря до тех пор, пока они не заключат соглашения и ассизы согласно своим мыслям. И если какой-нибудь рыцарь, или барон, или король имеют много детей, и дети женятся и умрут, внуки умершего не могут быть наследниками, а только дети умершего, которые остались в живых. В связи с тем, что его отец Ги умер, не унаследовав королевства, как же его сын Гуго может его унаследовать?”

107. Папа сказал: “Не подобает вам так говорить, ведь дело в том, что нарушаются права ребенка. Какую силу имеют ваши ассизы против соглашений? Они же сводят законы на нет”. Послы сильно сопротивлялись, но не смогли ничего сделать. Однако папа послал письма и претензию короля Франции, и дал [названному королю Пьеру] год, чтобы прийти к нему и защищаться.

108. Возвратившись от папы, послы передали письма папы в руки короля Пьера. Когда он прочитал их, был очень огорчен и решил, что нужно так поступить. Сеньоры 85 признали, что его требование справедливо и что король должен отправить послов, чтобы защищаться [64] столь хорошо, насколько они могут, и если они не смогут выиграть, то они дадут ему содержание в 50 тысяч белых безантов Кипра. В результате были выбраны в качестве послов два рыцаря: сир Жан де Морфу, граф Эдессы 86 и маршал Кипра, и сир Томас де Монтолиф, аудитор Кипра, 87 — и они отправились в Рим и привели много доводов, но все было бесполезно. Однако папа направил их к королю Франции. Они покинули Фамагусту 9 апреля 1360 г. после Рождества Христова. И они [поехали] и исполнили свое дело с большим усердием, и добились соглашения, что он (Гуго. — С.Б.) будет получать 50 тыс. белых безантов Кипра в год. И с этим они возвратились на Кипр. В это же время мессир Жан де Морфу породнился с принцем Галилеи и заключил контракт о помолвке между ним и его дочерью. 88

109. Когда они возвращались на Кипр, они столкнулись с Джованни из Вероны, которого король послал набрать людей в армию за ежемесячное жалование. Тогда же они высадились в Ломбардии и набрали в армию много людей, и вернулись на Кипр вместе с вышеуказанным Джованни из Вероны.

110. В это же время сир Галио де Дампьер и сир Бертолаччи Трари 89 из Флоренции ушли и взяли с собой моего брата Павла Махеру, своего молодого оруженосца. Они прошли много мест по делам короля и вернулись на Кипр.

111. В воскресенье 22 апреля 1360 г. после Рождества Христова, когда король Пьер находился в Фамагусте, там началась сильная суматоха и борьба между вооруженными людьми, между вновь набранными [которые были привезены из-за границы] и старыми [из этой страны]: киприотами и сирийцами; и два иностранца были убиты. Затем между ними поднялось сильное волнение. Когда король понял, что вполне возможно, многие могут быть убиты, он приказал разгласить, [65] чтобы никто не смел носить оружие или затевать ссору под страхом потери головы. И вышел виконт с большим количеством людей, нашел тех, кто затеял ссору, и повесил их. И поэтому люди и волнение стихли.

112. Теперь я должен рассказать вам, как крепость Корхигос 90 с островом попала под власть короля Пьера, поскольку я нашел записи при королевском дворе. Этот Корхигос принадлежал королю Армении; 91 епископия подчинялась митрополиту Тарса; она граничит с Землей Обетованной, спускается на востоке к Малой Армении и простирается с одной стороны к Селевкии, а с другой к Сису. 92 И все это турки забрали у нас из-за наших грехов; и [земля Корхигоса была оставлена без христианской службы. От церкви св. Троицы они огородили большую площадь, доходящую до Пилласа], 93 где находилась таможня, и спускалась к еврейскому кварталу и к Корхигосу, то есть к крепости Корхигоса. Стены и фундаменты башен можно увидеть и сегодня.

113. Когда народ Корхигоса увидел, что турки каждый день наступали на них и продвигались от одного места к другому, захватив те дома, которые были снаружи (крепости. — С.Б.), сады и многое другое, а также захватив город, одни христиане бежали на Кипр, другие остались в крепости и за пределами острова и, будучи сильно стесненными, удерживали это место из-за любви к Христу. Королевство Армения попало к королю Леону, и он был беден. У него было 200 городов и крепостей, но турки разрушили и захватили их: некоторые они разрушили, а некоторые еще держали. Когда король Армении увидел все это, он покинул страну и уехал к своим родственникам во Францию. 94 Бедные христиане, ромеи и армяне, осиротели и ниоткуда не получили помощи, чтобы выжить. Они отправили посла к королю Гуго (IV Лузиньяну. — С.Б.), прося его взять крепость и помочь им. 95 Но он не услышал их и сказал: “А хочет ли Бог, чтобы я взял крепость моего родственника!” И они оставались в большой опасности до времени [66] короля Пьера. Когда он был коронован и благородные деяния короля Пьера стали известны во всем мире, они пожелали присоединиться к нему.

114. В те дни 8 января 1360 г. 96 жители Корхигоса направили послов к самому великому королю Пьеру: Михаила Псарариса и Костаса Филициса, ромеев. И все жители Корхигоса и острова восхваляли короля и его совет. Прочитав письма и поняв, что они вверяют себя ему, — а король очень хотел иметь владения в Турции, — он принял их с большой радостью и почестями. 15 января 1360 г. после Рождества Христова король отправил галеи Смирны 97 и сира Роберта де Луза, английского рыцаря, 98 чтобы он стал капитаном названной крепости. Когда они достигли Корхигоса, они все (жители города. — С.Б.) открыли ворота и приняли их, как подобало в торжественном случае, [и впустили их в крепость]. Когда капитан с арбалетчиками вошел, он, взяв с собой четверых из своих людей, [пошел] в кафедральный [67] собор. Он положил Евангелие на аналой, и все и каждый из них поклялись, что будут держать эту крепость для его величества короля Пьера, и прежде всего во имя Святого и Животворящего Креста. Это было сделано для того, чтобы турки не смогли взять это место и чтобы королевство оставалось спокойным. И он (король Пьер I. — С.Б.) послал известия об этом папе и просил у него позволения использовать две галеи, которые находились на острове Кипр, дабы послать их на защиту Смирны. 99 И с этого времени и по сей день короли и регенты Кипра каждый год отправляли по две галеи и ежемесячное жалование жителям Корхигоса, а также провизию и оружие, и ежедневно боролись с турками. И с помощью Бога и чудотворной иконы Девы Марии Корхигоса, иконы Богоматери, это место охраняется от турок.

115. Может, будет скучно тем, кто уже слышал, если я буду подробно рассказывать о чудесах, творимых этой иконой, [которая находилась в кафедральном соборе; среди многих других случаев тот], как при виде Великого Карамана, отца Магомет-паши, она ослепила его и оставила слепым на много дней. Он признался, что одна архонтисса из Корхигоса ударила его по глазам и ослепила его, и было знамение иконы о страшных чудесах. Он отправил свое войско и зажег много свечей [толстых восковых камфорных свечей] и 3 серебряных лампады, которые он повесил перед ней, и [отдал 4 меры ладана на год и много дукатов], и зажег лампады; и распевали всю ночь псалмы. На следующий день сняли хлопковое покрывало, которое было над иконой, и возложили его ему на глаза, и он сразу излечился.

116. И вот когда Великий Караман узнал, что король [Пьер] взял Корхигос, он сильно испугался, что король снарядит войско, нападет на него и подчинит его своей власти. И он заключил союз с правителем Алайи и господином Моновгата, 100 и каждый из них снарядил много кораблей, сколько он мог, чтобы идти на Кипр и разорить его: вдруг король Пьер испугается, что каждый правитель спустил на воду корабли против него.

117. Тотчас же король приказал, чтобы все рыцари были готовы, когда им будет приказано, подняться на галеи и выступить против их врагов. Тогда же он известил Великого Магистра Родоса, 101 чтобы [68] тот послал ему 4 галеи, ибо он обязан проявлять сострадание к бедным. И тот снарядил 4 галеи и направил их королю вместе с адмиралом Родоса и кастеляном Родоса, а также многими братьями.

118. Король Пьер также снарядил 46 больших и малых кораблей Кипра и других правителей: всего же 50. Сразу же он приказал каждому из них отправиться туда, куда пожелает король. И король и все бароны пришли в Фамагусту в воскресенье 12 июля 1361 г. от Рождества Христова, и он привел в порядок корабли, поднял на борт людей и капитанов; пришли также и другие корабли, одновременно 106, и 12 корсарских кораблей, и 2 от папы, а всего 119. 102

119. Король Пьер с рыцарями и всеми своими баронами взошел на борт первого корабля, а на другую галею — сир Филипп д'Ибелин, а на другую — сеньор Арсуфа, 103 а на другую — сир Жак д'Ибелин, 104 коннетабль Иерусалима; а после его смерти король отдал пост коннетабля своему брату мессиру Жаку де Лузиньяну; а на другую галею господин де Пасет, который находился на Кипре; а сир Жан де Сюр со своей галеей; а адмирал Кипра на другой галее; 105 принц и брат короля 106 и сир Симон Антиохийский на другую (галею. — С.Б.); а сир Жан де Морфу, граф Эдессы, на другую; сир Филипп де Брунсвик, граф де Брунсвик, 107 на другую — он был тестем Жака; сын графа Савойского; 108 сир Пьер Лазе на другую; сир Раймонд Бабин, дворецкий Кипра на другую; сир Баден де Норес на другую; ... де Брие; сир Жан Антиохийский [на другую]; сын сира Томаса Монтолифа из Клиро [на другую]; сир Жан, [сын сира Томаса Висконти на другую]; 109 сир Жан де Брие; сир Гуон де Мимарс; сир Арнольд де Монтолиф; сир Жак Ле Птит; сир Пьер де Касси; сир Жан де [69] Кармаин; сир Пьер Малочелло, племянник папы; кастеллан Родоса; сир Жак Лазе; сир Никола Лазе; две галеи, которые король держал для Смирны; сир Жак де Норес, туркопольер Кипра; мессир Жан де Плезье; сир Жак Монтгесар; сир Жан Бедуин; сир Жан де ла Бом; сир Жан де Суассон; сир Ренье ле Птит; сир Гуго де Монтолиф; сир Жан де ла Ферте; сир Генрих де Жиблет; сир Жан де Монтолиф, адмирал; сир Жан де л'Эглис на вторую галею Родоса; две генуэзские галеи доставили подеста; галея архиепископа Кипра; и сир Ансо де Кивидис 110 и многие другие. Вся армада была спущена на воду в вышеупомянутый день и направилась в Алики, и они погрузили на борт лошадей и еду для людей и лошадей в Милосе. 111

120. Когда правитель Атталии услышал, что король снаряжает экспедицию, он отправил послов и еще других послов, которые снова прибыли на Кипр с письмами и умоляли его не посылать против него флот, полагая, что отговорят короля от его намерения: в некоторой степени это было ему полезно. Послы, узнав, что король находится в Милосе, взяли подарки и на своих галеях направились в Милое, чтобы встретиться с ним. Они приветствовали его и отдали ему подарки и письма. Он принял их и поднял паруса. Они также взошли на корабль вместе с ними и при благоприятном ветре направились в Атталию.

121. Во вторник 23 августа 1361 г. после Рождества Христова войско короля достигло Турции 112 — области недалеко от Атталии, которую называют Тетрамили, где они спустили на берег лошадей. Сразу же король отправил своего брата, принца, с большим числом конных и пеших людей для осады Атталии. И люди пошли с принцем. Если бы он захотел, он захватил бы ее, но [он боялся], что король рассердится. 24 числа того же месяца пришел король вместе с оставшимся войском, осадил крепость со всех сторон, а вечером 113 они ее взяли; он (Пьер I. — С.Б.) вошел в город с большой радостью и почестями; и все возблагодарили Бога за первую победу.

122. Правитель города Теке Бей 114 находился за пределами города в месте, которое называется Стенон. Когда он услышал об этих [70] горьких новостях, он был очень опечален и дал секретные распоряжения вооружить большое число людей. Он пришел и вошел в крепость в тайном месте и, увидев королевские знамена на башне и на стенах крепости, очень испугался, что может быть узнан и схвачен. И он ушел и отправился в Стенон, где он пребывал [со своим войском] в большой печали и огорчении.

123. Король спросил архонтов 115 своего совета, как они считают, что ему делать. Архонты ему ответили: “[Сир], держи это место для себя и оставь еще вооруженных людей, дабы смотреть за ним”. Так он и сделал. Тогда он назначил мессира Жака де Нореса, туркопольера, капитаном этого места и оставил с ним многих рыцарей и туркополи, 116 и много арбалетчиков охранять это место. И он приказал огласить: “Если кто-либо из жителей Атталии захочет подняться на галеи и плыть на Кипр, может это сделать, если же кто-то захочет остаться, пусть остается”. И он оставил три вооруженных галеи для охраны Атталии.

124. Когда правитель Моновгата и правитель Алайи узнали, что король Пьер взял Атталию, огромный страх пришел в их сердца, и они были очень огорчены. Сразу же они отправили своих послов в Атталию к королю, прося его быть дружелюбным с ними и обещая платить ему ежегодно установленную дань, установить его флаги 117 в их землях и быть его людьми. Услышав прекрасные обещания, которые они ему дали, король был очень доволен и послал им некоторые из своих знамен, и они подняли их выше своих собственных. 8 сентября 1361 г. после Рождества Христова король уехал из Атталии и увел с собой оставшееся войско, и пришел в Алайу.

125. Сразу же вышел эмир со своими приближенными, принес ему оммаж и дал ему [ключи от крепости и дал ему] подарок от правителя. Король приказал взять подарки, а ключи отдал ему обратно и заключил договор между ними; и он (эмир. — С.Б.) поклялся королю, что будет его слугой и будет служить ему. Король провел здесь день и уехал, и направился в Усгат к реке. 118 Правитель Моновгата, зная, что он намерен приехать туда, был очень опечален и отправил ему подарки и послов, и они сказали ему: “Не гневайся, что [наш] господин не смог [71] прийти к твоему величеству”. Король приказал вернуть ему подарки и сказал им: “Поприветствуйте его, и я считаю его своим человеком”. Он уехал и отправился на Кипр, и 22 сентября 1361 г. после Рождества Христова наш господин король оказался в Кирении, а другие галеи пришли в Фамагусту и были разоружены. Король пришел в Никосию и его встречали с великими почестями.

126. Как только войско вернулось на Кипр, эмир Атталии Теке Бей собрал войско и пошел осаждать Атталию. Народ вышел, конный и пеший, и прогнал их; и они были вынуждены оставить свои шатры и вещи; и прошло много времени, прежде чем он снова пришел с войной. И он приказал, чтобы ни один турок не приносил продавать какое-либо продовольствие; и наступила зима, и корабли из-за плохой погоды не поднимали паруса. Народ начал голодать, нечего было есть лошадям, кроме листьев и плодов цитрона. Теке Бей, узнав о трудностях народа, в Св. Субботу 13 апреля 1362 г. привел большое войско и отправил послов в Атталию и к туркопольеру Кипра, требуя отдать ему Атталию по-хорошему, а если нет, то он возьмет ее силой оружия и не пощадит никого, “потому что он знает, что в городе голодают”. Туркопольер, услышав эти слова, ответил ему: “Он готов немедленно сразиться с ним, но не отдаст ему крепость, как он хочет, и не позволит ему ступить на ее территорию”. И отправил назад посла с позором. Посол пошел и все рассказал своему господину Теке Бею. Тогда тот пришел и начал крупную войну, но с помощью Бога народ Атталии победил Теке Бея. Со времени завоевания Атталии королем Теке Бей был разбит уже в третий раз. В ярости он перекрыл воду, которая текла в Атталию. Тогда [капитан усилил гарнизон в городе], разрушил старые жилища, срубил деревья, заполнил рвы, потому что турки обычно там скрывались, неожиданно нападали и наносили ущерб населению. И по приказу капитана построили стены крепости и сделали башни более высокими.

127. Во вторник 9 мая 1362 г. после Рождества Христова король отправил 4 галеи, 6 тафоресс 119 и 4 корсарских корабля. Он решил поменять капитана. Он отправил сира Жана де Сюра, адмирала, в Атталию в качестве капитана, на место капитана, который имел титул туркопольера, и отправил им много людей, оружия и продовольствия, чтобы поддержать их. Адмирал отдал письма капитану. Затем адмирал взял корабли и пошел в Миру, где был св. Николай, высадился на берег и осадил [турок]. С помощью Бога он взял крепость и [72] [опустошил, насколько мог], он взял икону великого Николая, привез ее в Фамагусту и поместил в латинскую церковь св. Николая. И вернулся в Атталию. Затем он высадился на берег и принял крепость у капитана. А когда адмирал покинул Миру, он бросил огонь и сжег крепость.

128. Когда Теке Бей услышал новость о том, что адмирал взял крепость Миру, захватил там в плен людей и сжег ее, и что он находился в Атталии вместо короля, и когда он пришел туда и обнаружил, что люди взяты в плен, а место сожжено и опустошено, он был чрезвычайно огорчен. А когда его горе прошло, он передал адмиралу, что хотел бы просить короля продать ему Атталию и что он заплатит ему все, что тот пожелает. В противном случае он нанесет ему много вреда, чтобы вернуть “мою землю”. Адмирал ответил ему: “Мой сюзерен не нуждается в твоих деньгах, чтобы продавать тебе город, но если бы он нашел другие, чтобы купить их, он бы с удовольствием взял их. И как же он угрожает мне сделать все возможное, чтобы взять его (город. — С.Б.), когда он трижды пытался, но зря потратил силы, стрелы и копья. И теперь снова будь на то его приказ, когда он захочет начать, и благодаря Богу, я припас для тебя прекрасные подарки”.

129. А теперь нам надо рассказать о делах короля Франции. Он был недоволен держанием, которое дали его брату принцу Галилеи [при коронации короля]. Он пришел и подал жалобу папе через своих посланников, желая передать королевство Кипр [вышеупомянутому] принцу; и он отправил ему условия договора. Папа, видя, что король Франции вынуждал его и имел на то право, известил короля Кипра, чтобы тот лично пришел и защищался. Когда король увидел письма папы, он немедленно приказал сиру Жану Кармаину идти в Атталию в качестве капитана. По его приказу они взяли много продуктов и обеспечили крепость. Он сказал и снарядил в Фамагусте 3 галеи и 1 сатию, 120 и они направились в Милое. Король спешил. Он прибыл в Эмбу около Пафоса. В понедельник 24 октября 1362 г. после Рождества Христова король Пьер вошел на корабль, взяв с собой следующих рыцарей: сира Пьера де Нореса, сира Жана де Горелля, сира Жана де Финио, сира Никола д'Ибелина, сира Жана де Нореса, многих других рыцарей и своих слуг.

130. Вы должны также знать, что король Пьер любил королеву Элеонору, как повелевает Господь. Когда он покинул (королевство. — С.Б.), чтобы ехать во Францию, он приказал фарассу 121 в [73] своей спальне, чтобы ему дали какую-нибудь сорочку королевы, и приказал постельничему, который стелил ему постель, положить сорочку королевы ему под бок. И когда король ложился спать, он заключал в объятия эту сорочку [из любви к королеве] и засыпал. И этим фарассом в спальне был Жан, брат Басета. И так он вел себя долгое время.

131. Король отправился на Родос, известив сира Пьера де Сюра и сира Жака Ле Птита, которые находились в Атталии, [чтобы они пришли] на Родос, дабы взойти на галеи и присоединиться к свите короля. Они тотчас же отправились, пришли и присоединились на Родосе к свите короля. Они сразу же вышли из гавани, в тот же час взяли курс и достигли Венеции; и там его (короля. — С.Б.) приняли с большими почестями. Он пошел в Авиньон и предстал при дворе в Риме перед папой по имени Иннокентий. 122 Сир Гуго де Лузиньян, узнав о том, что его дядя король приехал к папе, также прибыл туда, и они много жаловались друг на друга. И после долгих споров папа и кардиналы решили между собой, что они примирят их в соответствии с первым соглашением [а именно, что король будут давать ему ежегодно 50 тыс. белых безантов Кипра]. И он встал на колени [перед королем], принес клятву лигия и отказался от претензий в пользу короля. [И король просил правителей Запада послать войско, чтобы выступить против неверных и взять королевство Иерусалим, дом Христов.]

132. Принц Антиохийский, регент Кипра, снарядил 2 галеи. чтобы взять сира Жана Кармаина в Атталии и заменить гарнизон, чтобы прежняя смена вернулась на Кипр вместе с сиром Жаном де Сюром. Этот сир Жан де Сюр восстановил многие места и во многих местах сделал более высокими крепостные стены и цитадель. Узнав об этом, Теке Бей собрал большое войско и пришел к крепости. А сделал он это потому, что заключил союз с правителем Алайи, который дал ему слово, что он придет (к крепости. — С.Б.) со своими кораблями морем, а Теке Бей пусть идет по земле, и они окружат ее.

133. Когда сир Жан Кармаин услышал эти новости, он тотчас же снарядил гриппарию, 123 отправил ее на Кипр и известил об этом [принца], регента. Господин принц тотчас же снарядил 3 галеи и назначил капитаном галеи сира Жана де Брие. Они достигли Атталии за день до [74] прибытия туда турецкого войска. Теке Бей собрал 45 тыс. человек, и 8 галей пришли туда морем. Капитан хорошо оснастил крепость, привел в порядок ее наблюдательные посты и приказал, чтобы никто не смел стрелять из лука или арбалета случайно, а только когда войско подойдет ближе. Теке Бей окружил крепость и бросил в нее много камней и метательных снарядов, но по воле Божьей он не нанес никакого вреда. Капитан Жан Кармаин, [находясь внутри крепости], приказал метать камень, который попал в [шатер Теке Бея], сломал его и убил многих людей. Затем они принесли лестницы и приставили их к стенам (крепости. — С.Б.). Капитан приказал звонить в колокола, трубить и стрелять из арбалетов и луков. Турки, находившиеся на лестницах, падали в ров; [многие были убиты], и среди них был великий эмир, родственник Теке Бея. Затем (защитники крепости. — С.Б.) открыли ворота и выступили конные и пешие. [Они сильно вырезали турок, а оставшиеся бежали с великим позором. Капитан кораблей мессир Жан де Брие заметил 8 судов Теке Бея и пошел на них. Увидев его, они бежали в Ираклию; 124 многие бежали с кораблей и ушли в горы, чтобы защитить себя. Мессир Жан де Брие командовал двумя галеями, которые вышли и сожгли все 8 кораблей (Теке Бея — С.Б.)}.

134. 125 [В 1363 г. господин принц, регент Кипра, послал 2 галеи из Фамагусты в Атталию, чтобы доставить туда продукты и помощь. Капитаном был назначен сир Никола Лаза, а на другой галее был сир Гуго де Бон, burgensis Фамагусты. Они пошли в Пафос. Галея, на которой находился сир Гуго де Бон, разбилась, и 8 человек были потеряны. Узнав об этом, принц направил две другие галеи, которые направились на помощь капитану, а затем они пошли в Атталию.

135. В этом же году был мор на Кипре, и умерло много народа. Умерла госпожа Эшив, дочь короля Гуго. Началось это в начале марта. Мессир Жан Кармаин почувствовал себя больным и сказал регенту, не отпустит ли он его на Родос лечиться, ибо Родос ближе к Атталии, чем Кипр. Тот же ответил ему, что если он хочет уехать, пусть оставит вместо себя своего сына и тогда может ехать лечиться. Но через несколько дней он (Жан Кармаин. — С.Б.) умер на Родосе. Когда регент Кипра узнал о смерти сира Жана Кармаина, то распорядился назначить его сына капитаном Атталии.]

136. А [теперь послушайте о короле Пьере. Когда он пришел] в Авиньон, папа умер, и избрали монаха из монастыря св. Виктора в [75] Марселе и дали ему имя папы Урбана V. Король выразил ему многочисленные поздравления. А когда король закончил свои дела в Авиньоне, он отправился во Францию, в Геную и к императору Германии. Все короли и сеньоры приняли его с большими почестями и поднесли много королевских даров.

137. Турки, услышав о смертности, которая постигла население Кипра, и о том, что король находился во Франции, все вместе снарядили 12 галей и назначили капитаном человека по имени Мухаммед Раис. 126 Они пришли на Кипр, высадились у Пентагии, 127 напали на многих людей, взяли их в плен и увезли [в Турцию]. Услышав об этом, принц послал из Никосии вооруженных людей, пеших и рыцарей, которые пришли в Пентагию, но обнаружили, что турки уже ушли.

138. Тотчас же принц снарядил 2 галеи, чтобы доставить продовольствие [в Атталию] 128 и заменить капитана мессира Бадена де Брие. 129 Он вышел в понедельник 10 января 1363 г. после Рождества Христова и направился в Пафос, где их застал шторм. Здесь он провел 43 дня. И только 13 февраля море успокоилось, и он отправился в Атталию, взяв с собой вооруженных людей и сира Ральфа де Кармаина.

139. Когда Мухаммед Раис прибыл в Турцию, он сказал, что Кипр пуст и какая-либо охрана вообще отсутствует. Там очень обрадовались, снарядили 6 галей и пошли [на Кипр] в Карпаси, там разорили и захватили много деревень и людей и были близки к тому, чтобы схватить сеньору Карпаси, жену сира Альфонса де Ла Роша. Затем они вернулись в Турцию. [Узнав об этом, принц очень опечалился, что турки дважды напали и пленили христиан. Он тотчас же] сообщил в Фамагусту, чтобы снарядили 4 галеи, назначил капитанами мессира Франческо Спинола, сира Жака де Митре, сира Саву Тете и рыцаря сира Генриха де Ла Куронна и отправил их охранять побережье. Две галеи направились прямо оттуда в Турцию [Алайу] и Карпаси, а две другие пошли в направлении Пафоса.

140. Когда галеи, на которых находились сир Франческо Спинола и сир Генрих де Ла Куронн шли из Карпаси по направлению к Кормакити, они обнаружили 2 турецкие галеи. Люди с первой галеи высадились на берег и пошли грабить, а на другой галее ждали. [76] Обнаружив, что галея пуста, киприоты бросили факел и сожгли ее. Как только люди, высадившиеся на берег, увидели, что их корабль горит, они поднялись на гору и решили защищаться. Услышав новость, регент [тотчас же] послал вооруженных людей, которые схватили их и привели в Никосию; их тащили волоком за лошадьми и (затем. — С.Б.) повесили. Другая турецкая галея, заметив две кипрских галеи, ушла в море. Но галея сира Франческо Спинола нагнала ее, устремилась на нее, хотя была безоружная, и турки сразу же сдались. Ее крепко привязали и потащили за собой. Другая галея сира Генриха де Ла Куронна оставалась на Кипре, чтобы пронаблюдать, что турецкая галея полностью сгорела.

141. Когда турки увидели, что команда галеи сира Франческо Спинола безоружна, то сказали сами себе: “Мы видим, что христиане таскают нас волоком и вешают нас, а мы не спасаемся. Так давайте же лучше возьмемся за оружие и умрем, чем нас будут таскать волоком, привязанными к лошадиным хвостам”. Сразу же они перерубили трос, зарядили стрелы в свои луки, стреляли и убили капитана сира Франческо Спинола, а многих людей из экипажа галеи ранили. Когда остальные увидели храбрость турок, некоторые [христиане] сами бросились в море, вплавь добрались до другой галеи сира Генриха де Ла Куронна и рассказали ему то, о чем он и не догадывался. Тотчас же он вооружил своих людей, которые бросились за ними и догнали галею. В ярости киприоты перепрыгнули на турецкий корабль и вместе с ними их капитан сир Генрих де Ла Куронн. Людей [на корабле сира Генриха] было много, и [когда они перебрались на борт турецкого корабля], он накренился. Многие упали в море, а все были вооружены и [утонули], и капитан галеи Спинола также утонул. 130

142. Со стороны Пафоса появилась также галея Жана де Митре. Турки, которые еще оставались в живых, были схвачены и закованы в железо. Пришли 4 галеи, взяли с собой турецкий корабль, полусгоревший корабль, а также турок и пошли в Кирению. Регент был очень опечален из-за потерь и смерти двух капитанов. Он распорядился протащить турок привязанными к лошадиным хвостам и повесить их.

143. Принц остался в Фамагусте. Были вооружены 4 галеи и отправлены в Кирению в поддержку другим 4 галеям. Вместе с четырьмя галеями находились также какие-то сатии. Он (принц. — С.Б.) назначил капитаном сира Жана Антиохийского, сына сира Томаса, и с ним были сир Жан де Сюр, адмирал, и много рыцарей, которые должны были идти в Турцию и причинить ей ущерб. Итак, 8 галеи и сатии [77] вышли и направились в Турцию. (Киприоты. — С.Б.) высадились на берег в Анемуре 131 и разграбили крепость. Они атаковали крепость, по воле Бога взяли ее, [разрушили, захватили много] турок и привезли их с собой на Кипр. Они бросили факел в город [Анемур] и сожгли его. Затем они отправились в Сики 132 и осадили его. Но они не смогли взять его, потому что должны были найти Мухамеда Раиса [Пашу], так как они знали, что он приходил на Кипр и нанес большой ущерб. И они пришли на Кипр, разыскивая Мухаммеда Раиса.

144. Когда Раис услышал, что его ищут, он покинул Кипр, не причинив вреда, отправился в Сирию и спрятался в гавани Триполи. Адмирал известил эмира Мелека, что он находился в Триполи и чтобы не оказывали поддержки Мухаммеду Раису, так как он враг Кипра, а Кипр находится в мире с султаном Каира. Эмир Мелек заверил его в своем дружелюбии и сообщил им: “Я сам не могу его выслать без приказа султана Каира”. И поэтому адмирал отправил одну из галеи, а эмир Мелек дал ему двух сарацинов, 133 которые сопровождали его к султану. И прежде чем они отправились в путь, он послал на галеи подарки. Но, увидев на борту турок Анемура, закованных в цепи, эмир Мелек очень разозлился и никому не разрешил отправиться к султану. Когда адмирал увидел, что ничего не может сделать, он вернулся на Кипр и сложил оружие.

145. Сразу же регент распорядился, чтобы адмирал вооружил 4 галеи в Фамагусте для охраны острова, согласно обычаю. А когда морякам выдавали жалование, двое из них дезертировали. Он (адмирал. — С.Б.) искал их и нашел. Он возвестил об их позоре под звуки труб и каждому из них отрезал правое ухо. А они в свою защиту заявили, что являются генуэзцами. А в гавани находилась генуэзская галея, которую регент нанял, чтобы доставить продовольствие в Атта-лию. Но когда генуэзцы, которые должны были доставить продовольствие в Атталию, увидели, что он предал их товарищей позору, они прыгнули на [кипрскую] галею, перерезали многих киприотов, взяли продовольствие и ушли на Хиос. Тотчас же регент приказал арестовать всех генуэзцев, а также схватить заложников с их галей, а [78] адмирал должен был передать на их галею приказ вернуть имущество, которое они увезли.

146. Сразу же подеста генуэзцев, который находился в Фамагусте, вооружил гриппарию и послал ее на поиски галеи, в то время как 4 галеи, которые охраняли остров, вернулись на Кипр с капитаном сиром Никола д'Ибелином и оставались в гавани, ожидая распоряжений принца. Когда (киприоты. - С.Б.) увидели генуэзскую галею, возвращающуюся с Хиоса по приказу подеста, они подняли паруса и устремились к ней, и часть воинов короля из сицилийцев перепрыгнули с королевской галеи на генуэзскую и убили каких-то генуэзцев. Когда подеста, [который находился в Фамагусте] и которого звали сир Гийом Лермэн, узнал об ущербе, который они нанесли, и об убийстве, то приказал схватить одного пизанца, который находился на га-лее короля и искал предлог, чтобы выдать себя за генуэзца, а люди это отрицали. Он (подеста. — С.Б.) приказал вырвать ему язык. Когда сир Жан де Суассон, байло Фамагусты, услышал об этом чудовищном приговоре, который он вынес в чужой стране, он послал сообщить об этом адмиралу, которым был сир Жан де Сюр. Он очень рассердился, вместе с байло сел на коня и отправился в лоджию генуэзцев. Они застали большой скандал между сицилийцами и генуэзцами. Там адмирал резко обвинил подеста, когда тот вынес приговор 134 [в своей лоджии, и сказал ему: “Прикажи генуэзцам идти в их дома и разоружиться. А если этого не будет, я прикажу своим людям вырезать их”. Подеста ответил ему: “Не кажется ли тебе, мой господин, что если вы вырежете всех генуэзцев, которые находятся в Фамагусте, вы убьете всех генуэзцев в мире? Однако в мире много других людей нашей крови, которые захотят отомстить за них убийцам: не думай, что мы твои сервы”.

147. В то время многие были убиты. Байло Фамагусты, адмирал и подеста направили письма регенту, дабы сообщить о случившемся. Сразу же последний приказал четырем рыцарям идти и узнать в чем дело: сиру Томасу де Монтолифу, аудитору, сиру Жану де Норесу, туркопольеру, 135 сиру Жану де Морфу, графу Эдессы и маршалу Кипра, и сиру Жаку де Сан Мишель. Прибыв в Фамагусту, они направились в собор св. Николая и распорядились, чтобы все латинские монастыри прислали по 2 монаха и чтобы подеста пришел поговорить с ними. Тот пришел с большой компанией. Они долго спорили. Было уже поздно, когда они закончили разговор. Затем подеста вернулся в [79] свою лоджию, швырнул хлыст, который держал в руках, и объявил, что все генуэзцы должны покинуть Кипр в течение октября 1364 г.

148. Вышеупомянутые четыре сеньора объяснили обстоятельства дела регенту, который приказал объявить, что каждый генуэзец, который захочет остаться на Кипре, может оставаться без опасения за свою жизнь и имущество по своей воле, как они всегда делали. А подеста поднялся на корабль и сильно жаловался Республике на кипрских сеньоров.

149. Принц сообщил о произошедшем с генуэзцами королю во Францию. Генуэзцы прислали на Кипр одного генуэзца, дабы разобраться в том, что случилось. Он прибыл на остров 12 сентября 1364 г. и приказал генуэзцам полностью покинуть Кипр к февралю. Король отдал распоряжение своему брату Жаку де Лузиньяну, что он должен идти туда, где находится его брат король. Согласно его приказу, он ушел с венецианскими галеями.

150. Регент вооружил 4 галеи, чтобы отправить] сира Леона д'Антиома на смену коменданту Атталии. 13 сентября 1364 г. после Рождества Христова сир Поль де Бон был назначен капитаном галеи, которые вышли в море и направились в Атталию. Галея, на которой Поль де Бон был капитаном, оставалась в Атталии, чтобы взять на борт капитана сира Бадэна де Брие. А 3 галеи прошли вдоль побережья, чтобы причинить ущерб туркам. Они пришли в Алайу, причинили огромный вред и вошли в гавань, чтобы атаковать крепость. Три турецких корабля вышли для борьбы с ними. Во время боя появились еще два турецких корабля, и их стало пять. Сир Никола Лазе приказал сиру Жану Гонему протаранить один из кораблей, как только он подойдет. Но он отказался протаранить его, вышел из гавани и ушел. Также вышла другая галея и покинула гавань. 136 Они отправились на Кипр, присоединив к себе две другие галеи. Прежде чем они успели войти в гавань, поднялся сильный шторм, и они разъединились: три галеи направились в Кирению, а корабль капитана Бадэна де Брие в Пафос. Там он нашел венецианские галеи, на которых находились сир Жак де Лузиньян и сир Боэмунд, 137 направлявшиеся к королю. Он представился им и просил их представить его королю. Затем он развернулся, пошел в Фамагусту и высадился на берег. Сир Никола Лазе прибыл в [80] Никосию и рассказал принцу историю сира Жоржа. 138 Его высочество принц пришел в ярость и послал арестовать названного Жоржа Гонема в Кирении.

151. Затем он все сообщил адмиралу. Тот снарядил галею, чтобы она вместе с тремя другими галеями, которые находились в Кирении, шла на поиски тех пяти турецких кораблей. Капитаном вышеназванной галеи он назначил рыцаря сира Рожера де Ла Колье. Он послал его в Кирению, чтобы он принял галею. По приказу (принца. — С.Б.) адмирал снарядил 2 галеи в Фамагусте и поставил над ними двумя капитаном сира Никола Манселя, до тех пор пока он не прибудет в Кирению. Они пришли в Кирению и разыскивали те три галеи. Им сказали, что они ушли в Милое. Тотчас же они подняли паруса, вышли из гавани и догнали их. В это же время появились 3 турецких корабля, но 5 королевских [кипрских] кораблей не заметили их. Те причалили, высадились на берег, разорили окрестности, захватили многих людей и имущество и увезли на свои корабли.

152. Сир Бадэн де Морфу, комендант Полиса, 139 сообщил новость капитану галеи сиру Рожеру де Ла Колье. Прежде чем прибыли две другие галеи, три галеи вышли в море, пошли и нашли турецкие корабли. Он приказал пробить их, но те, кто входил в его совет, сказали ему: “Не пробивай их, так как на борту люди из деревень, и они утонут”. Но тем не менее киприоты были вынуждены их атаковать. Как только турки увидели три галеи, они собрались с духом, поднялись и начали бой. Экипаж одной галеи, разгневавшись, пошел на таран турецкого корабля и пробил его. Одна сторона корабля была разбита. Бой становился все жарче. В этот момент появились две другие галеи, и [киприоты, увидев 6 галеи, испугались], решив, что все 6 — турецкие корабли. 140 Они поплыли к берегу, чтобы спасти людей. Часовой же сообщил им, что только три их них — турецкие корабли. Тотчас же к ним пришли на помощь. Оказалось, что киприоты убили так много турок, что в живых осталось лишь 60 человек. Их сразу же отправили в Никосию, проволокли привязанными к лошадям, а затем повесили, а пленников отпустили по домам. Так 8 галеи пришли в Кирению. Его высочество принц распорядился, чтобы галеи [81] возвращались в Фамагусту и разоружались. Во вторник 23 ноября 1364 г. после Рождества Христова они прибыли в Фамагусту. Когда порочные турки узнали горькие новости о том, что они потеряли 3 корабля и людей, они очень горевали и поклялись, что никогда больше не возьмутся за оружие, чтобы совершать грабительские набеги.

153. И вот генуэзский народ, высокомерный и коварный, который всегда пытался прибрать Кипр [к своим рукам] и всегда старался найти и нашел предлог для ссоры, послал письма в Геную, где находился король Пьер, и жаловался на несправедливость, которая произошла на Кипре [и требовал заключить с королем договор, состоявший из 20 пунктов]. Король очень благосклонно принял их, потому что очень хотел получить войско [для Сирии], чтобы пойти и изрубить неверных сарацин; он не хотел раздражать их, чтобы не провалилась его экспедиция. Затем он приказал трем рыцарям из своих приближенных идти в Геную [чтобы поговорить с генуэзцами] и устранить разногласия. Посланниками были мессир Филипп де Мезьер, канцлер Кипра, мессир Симон Тенури 141 и магистр Ги, врач. 142 Король предоставил им полномочия подготовить наилучшим образом условия договора, насколько они смогут это сделать, чтобы заключить мир между ними и чтобы не было препятствия для его экспедиции. Послы прибыли в Геную. Среди многих разногласий и требований, которые выдвинули генуэзцы, они обсудили и выдвинули 20 условий. Их записали на латинском языке в хартии на пергамене. Первым был следующий:

154. Во-первых, король Кипра страстно желал заключить мир — мир, который должен быть справедливым и прочным; и пусть Бог сотворит сие в добрый час.

Пусть генуэзцы устранят ущерб, нанесенный Кипру, и пусть объяснят ссору в Фамагусте и не возмущаются. Для того к ним и отправили послов, чтобы достичь согласия о мире.

Вот имена 12 нижеподписавшихся Старейшин Государства Дожа, которые встретились, чтобы заключить мир. И это был третий пункт договора. Первый — дож Габриэль Адорно и сир Лавр Леорд, приор; Джакомо де Франческо — он был вторым; третьим был мессир [82] Этторе Винченто; четвертым — мессир Пьетро де Негроно 143; пятым — мессир Бартоломее Портонари; шестым — мессир Джулиан де Кастро; седьмым — мессир Джованни де Фонтанерио, нотарий; восьмым — Томмазо де Азарио; девятым Джакомо де Понте; десятым — Памбелло де Казали; одиннадцатым — Теальдо де Корвариа; двенадцатым — Бартоломео де Виали.

Четвертое: пусть они решат, кто является генуэзцем, а кто может назваться генуэзцем; генуэзец ли человек благодаря франхизии; 144 и пусть решат случаи всех тех, кто проживает в землях генуэзцев. 145

Пятое: пусть проверят сокрытие уплаты коммеркиев; есть ли генуэзец, никогда не плативший коммеркиев. После проведенного выяснения пусть действуют, как в прежние времена.

Шестое: те, кто называется генуэзцами, пусть имеют полную свободу, которой пользуются генуэзцы.

Седьмое: судопроизводство над генуэзцами пусть осуществляется подеста, как и в прежние времена.

Восьмое: касается генуэзцев, которые являются людьми короля. 146 Среди них много тех, кто вынужден становиться таковыми по причине своей бедности. Пусть [генуэзцы] не принимают их в свой состав.

Девятое: пусть королевские чиновники не оказывают на них силового давления, чтобы они становились людьми короля.

Десятое: все генуэзцы и те, кто называется генуэзцем, пусть имеют право смело приходить на Кипр на каком хотят корабле. [83]

Одиннадцатое: если вооруженные генуэзские галеи придут на Кипр, не имея на борту товаров, то они не могут быть задержаны при входе в Фамагусту.

Двенадцатое: генуэзцы и те, кто называется генуэзцами, пусть имеют возможность сходить на берег на всем острове, где они пожелают.

Тринадцатое: генуэзцы, владельцы кораблей, и те, кто называется генуэзцами, пусть имеют возможность уходить в свое путешествие из любого места на Кипре, откуда они пожелают.

Четырнадцатое: король и его официалы пусть не имеют права задерживать ни генуэзцев, ни тех, кто таковыми называется, ни их корабли, ни их товары.

Пятнадцатое: взвешивание и меры, используемые генуэзцами в торговле, пусть останутся под их контролем, т.е. под контролем их подеста в соответствии с привилегией, гарантированной королем Гуго; они доказали, что это было записано 10 января 1232 г. после Рождества Христова. 147

Шестнадцатое: коммуна генуэзцев пусть имеет место и право для устройства лоджии 148 для генуэзцев.

Семнадцатое: король и его официалы пусть осуществляют суд и вершат правосудие для генуэзцев по делам, которые они получили. 149

Восемнадцатое: и пусть они предоставляют правосудие сицилийцам и другим, кто был в лоджии генуэзцев в Фамагусте.

Девятнадцатое: пусть соблюдают привилегию благословенной памяти короля Гуго, и каждый случай, которого касается эта привилегия, данная генуэзцам, пусть будет выслушан и решен в соответствии с ее текстом. Пусть будут изгнаны с Кипра [сир Жан де Сюр] и сир Жан Суассон, прежде байло Фамагусты, и пусть они находятся какое-то время за пределами Кипра.

Двадцатое: все, кто хочет провозгласить себя генуэзцем, должен прийти из генуэзских земель и указать двух свидетелей, которые охотно признают их таковыми.

155. Когда послы обговорили вышеназванные статьи и заключили мир, они вернулись к королю, переписали условия договора на [84] правильном французском языке 150 и подали их королю. И он утвердил их все, за исключением изгнания адмирала и сира Жана Суассона. 151 Он сообщил об этом в Геную, а они (генуэзцы. — С.Б.) выдали ему хартию о его свободе, т.е. охранную грамоту. 152

156. Сразу же генуэзцы снарядили в Генуе 3 галеи и пошли на Кипр; они привезли с собой подеста Джакомо Сальваиго и, провозгласив мир, оставили его в Фамагусте.

157. Нельзя упустить и не рассказать вам, как король восстановил богатство и как он мог позволить себе такие расходы в течение многих лет. Этот король Пьер, прежде чем уехать за границу, назначил казначеем королевства горожанина по имени Жан де Статиа, 153 латинянина, который получил от короля полномочия собирать нерегулярные налоги, 154 старые долги и все, что приносится в королевство временем, год от года, а также делать неучтенные расходы, которые не были зафиксированы и записаны в Секрете. 155 Он очень забеспокоился, когда увидел желание короля найти средства, чтобы идти за море. Синкритики 156 советовали ему поговорить с королем, чтобы провести освобождение перпериариев, 157 — а большинство на Кипре были перпериариями, — и большинство в Секрете и все богатые горожане Никосии: поэтому сирийцы, которые жили в богатом городе Фамагусте, называли их париками. 158 “Пусть каждый заплатит много, если ты прикажешь”, — потому что богатства его отца короля Гуго были растрачены, как вы уже слышали, на военные экспедиции в Турцию. И [85] поскольку король нуждался, он добился того, чтобы король согласился освободить каждого, кто пожелает, от уплаты подушного налога на том условии, что тот заплатит за себя, свою жену и своих несовершеннолетних детей 2 тысячи белых безантов Кипра. И многие согласились на это [потому что они платили 2, 6 и 16 перперов за каждого, и многие были от этого освобождены]. А король собрал большое богатство. Те, кто не имел возможности заплатить 2 тысячи, вкладывал 1900 и постепенно уплачивал тысячу за каждого мужчину с женой и несовершеннолетними детьми. И таким образом все богатые перпериарии, которые каждый год платили налог, составлявший более 2 тыс. безантов в год, освободились от него.

158. Так как в мире только два настоящих правителя, один светский, а другой духовный, то они были и на этом маленьком острове: император Константинополя и патриарх великой Антиохии — до того как ее взяли латиняне. 159 В связи с этим нужно было хорошо знать ромейский язык, чтобы посылать письма императору, и сирийский [для патриарха]. И таким образом люди учили своих детей, и так велась канцелярия на сирийском и ромейском языках до того, как Лузиньяны взяли остров. [А королевский двор был построен как двор императора ромеев; и здесь жили дуки, которые приходили сюда]. И [когда начался латинский период], люди начали учить французский, а ромейский был варваризирован, каким он остается и по сей день. Мы пишем на французском и на ромейском, но никто в мире не знает, какой у нас язык.

159. Теперь я должен рассказать о войне, которая произошла между сарацинами и Кипром. Когда галеи пришли и взяли Атталию, там был один сарацин по имени Хатзани, 160 которого схватили, привезли на Кипр как раба и отправили в Кирению. И один турок прибыл (на Кипр. — С.Б.) для торговли и вскоре пришел в Кирению. Раб узнал его и просил рассказать его людям, чтобы те послали кого-нибудь, вырвали его оттуда и избавили от оков. Раб дал ему письмо, которое тот привез в Дамаск. Когда сарацины услышали, что их сородичи находятся в столь бедственном положении в Кирении, они пошли к [86] правителю Дамаска, жаловались и говорили, что “мир, который существует между королем Кипра и нашим господином султаном нарушен, с тех пор как схватили человека султана, держат его [в оковах] в тюрьме в Кирении на Кипре”. Когда правитель Дамаска услышал об этом, то послал (людей. — С.Б.) и схватил всех кипрских купцов, и приказал им написать письма на Кипр, чтобы освободили человека султана. Они так сделали и послали письма регенту, который прислал им ответ, что он не хочет его отдать. Когда ответ дошел до купцов, они довели его до сведения правителя Дамаска. Он, эмир Мелек Бехна, 161 был очень гордым человеком. И когда он услышал эти новости, то ответил им самым жестким и постыдным образом. Затем по его приказу они написали в самой резкой форме письма горожанам Кипра. Адмирал находился в Фамагусте, когда привезли письмо. Он перевел его на французский и отправил регенту, а также он послал ему условия договора. Регент же сообщил об этом королю, находившемуся за морем. Также принц послал письмо королю. И среди многих дел, о которых он писал, было и об этом. Он послал письмо королю в Авиньон.

160. Как только король узнал об угрозах названного Мелека Бехна, столь жестких и столь опасных для острова, он взял письмо и показал его святейшему папе и сеньорам, находившимся в Авиньоне. А тем сеньорам, которые отсутствовали, он сообщил об этом в своих письмах. [Всех сеньоров] охватил сильный гнев и [все] решили сами прийти туда, чтобы пойти в Сирию, дабы разорить и опустошить [всю] землю султана Каира. Когда король узнал о благих намерениях сеньоров, он сообщил своему брату на Кипр, чтобы тот снаряжал корабли, имеющиеся в арсенале в Фамагусте, и все другие, которые можно найти на острове, и чтобы тот сделал все возможное так, чтобы к его приезду было все готово; он должен заготовить много сухарей и зерна для вышеназванной экспедиции. А когда он все приготовит, пусть отправит всех на Родос и пусть ждут короля. И обо всем он должен прислать ответ.

161. [Сразу же] регент снарядил весь флот, привел все дела в наилучшее состояние и в порядок. В июне месяце 1365 г. после Рождества Христова регент снарядил сатию, посадил на борт сира Генриха де Жиблета и послал его к королю, чтобы сказать, что флот готов. Король покинул Авиньон и прибыл в Венецию. Названный сир Генрих де Жиблет нашел его и сообщил новости. Король очень обрадовался, принял его с великой радостью и рассказал ему по секрету, что он хотел сделать. Он распорядился, чтобы принц отправил армаду на Родос.

162. В четверг 25 июня 1365 г. после Рождества Христова названный регент назначил на свое место [в качестве регента] [87] королевства сира Жака де Нореса, туркопольера, а сам и многие сеньоры, которые упомянуты ниже, поднялись на галеи. Было 33 сатии, на которых находились лошади, 10 торговых кораблей и 20 кораблей, которые называются перистериями, [и другие корабли]. Из гавани Фамагусты вышли 108 судов. Имена архонтов, которые взошли на корабли, написаны ниже, за исключением тех, чьи имена неизвестны. Принц был капитаном всех кораблей.

163. Первый — мессир Жан де Лузиньян, принц Антиохийский [брат короля] и регент Кипра, настоящий капитан всей армады; мессир Жан д'Ибелин, граф Яффы; мессир Жан де Морфу, граф Эдессы; мессир Раймунд Бабин, дворецкий Кипра; сир Гуго де Монтолиф; сир Жан де Сюр, адмирал; сир Рожер де Монтолиф; [сир Томас де Монтолиф; сир Пьер де Касси]; сир Томас де Верни; сир Жан Антиохийский; сир Жан де Ла Ферте; сир Бадэн де Брие; сир Жан де Брие; сир Жак д'Ибелин; сир Ренье Ле Птит; сир Гуго Бедуин; сир Балиан де Невре; сир Жан де Жиблет; сир Ги де Мимарс; сир Жак де Монтгесар; сир Хамерин де Монтгесар; сир Балиан де Плессье; сир Томас Антиохийский; сир Никола д'Ибелин; сир Луи де Норес; [сир Липан де Монтгесар]; сир Одет де Жиблет; сир Гийом Висконти; и отряд сира Жака де Нореса, туркопольера; отряд архиепископа Никосии и отряд епископа Лимассола [и отряд командора]. Тогда они ушли и пришли в Аликию. Регент заболел и вернулся назад в Никосию, а флот направился в Милоc, где подняли на борт лошадей. Когда стало ясно, что принц опоздал с возвращением, то оставили позади его галею и три другие для его сопровождения, а армада направилась на Родос. Когда его высочество принц понял, что ему не лучше, а еще хуже, он распорядился, чтобы 4 галеи следовали на Родос.

164. 25 августа 1365 г. [вся] армада прибыла на Родос, и король очень обрадовался, когда увидел ее.

165. Прежде чем покинуть Венецию, король послал галею с сиром Генрихом де Жиблетом в Геную для заключения мира. Тот сопровождал подеста мессира Джакомо Сальваиго, который с тремя галеями направлялся на Кипр. И 4 галеи пришли и встретили на Родосе короля. Он отправил его (Джакомо Сальваиго. — С.Б.) на Кипр. Когда они достигли Пафоса, он (Генрих де Жиблет. — С.Б.) покинул королевскую галею и 3 генуэзских галеи и повернул в Кирению. Мессир Генрих высадился на берег, пришел в Никосию, сообщил о мире с генуэзцами и передал регенту приказ короля. Затем он вернулся, встретил 3 галеи и сопровождал их. Они отправились в Фамагусту и сообщили о мире в Фамагусте. Сир Генрих поднялся на борт галеи и пошел на Родос, где встретил [короля] и флот. [88]

166. А вот на Родосе пьяные моряки повздорили между собой, затеяли ссору, и многие киприоты и родосцы [на кораблях] были убиты. Король приказал объявить, чтобы никто не смел затевать ссору под страхом потери головы. Великий Магистр 162 сделал то же самое. И скандал закончился. Великий Магистр и вся братия просили короля упрочить мир со Святым Иоанном и Палатией, 163 потому что боялись их. Король внял их просьбам. Адмирал Родоса сообщил об этом в Палатию. Когда там об этом узнали, то очень обрадовались, отправили послов и большие дары королю на Родос, заключили договор и записали его.

167. Великий Магистр снарядил 4 галеи; он прислал 100 братьев, лошадей и галеи. Король взял с собой 15 галей и галею, которая возвратилась из Генуи, т.е. стало 16 — король на своей галее, легат, принц, кастелян, 164 сеньор Вазы, Генрих 165 Киприот, сеньор Рокфор, 166 маршал Шампани, виконт Туренне ... и Брунсвик со своим отрядом [мессир Симон Тенури, мессир Иоанн Ласкарис, 167 мессир Пьетро Малочелло], мессир Пьетро де Гримани, сир Жан де Map, мессир Генрих де Жиблет; всего было 16 кораблей, а от госпитальеров было 4, а также много купеческих кораблей. Всего же собралось 165 судов.

168. Король послал на Кипр галею с сиром Жаном де Маром, с которым передал новости королеве и принцу, и распорядился запретить всем кораблям плавать в Сирию, ведь они же не знали об экспедиции короля, который тайно хотел высадиться на землю султана и причинить ему ущерб. Также нужно было предупредить киприотов, чтобы они покинули Сирию.

169. Легат объявил на Родосе об экспедиции в Сирию, которую хотел предпринять король, и каждый [христианин] с готовностью и верой должен собраться, чтобы идти и преследовать своих врагов [неверных]. [89]

170. Когда народ Фамагусты узнал эти новости, он очень огорчился, потому что многие товары покупались в Сирии. [И было много купцов]; и просто не было возможности удержать их.

171. Итак, вскоре король с Божьей помощью вышел из гавани и направился в Крамбус, 168 а оттуда в Александрию. В четверг 9 октября 1365 г. они достигли Александрии. Когда сарацины увидели войско короля Кипра, то задрожали от страха; многие люди вышли (из города. — С.Б.) и бежали. Затем около 10 тысяч сарацин конных и пеших вышли для защиты гавани, но они не смогли этого сделать. Первая галея сира Жана де Сюра отделилась от остальных и причалила к берегу. Затем все один за другим благополучно сошли на берег. Сарацины очень обрадовались, говоря: “В их войске нет лошадей!” Они спустились с крепостных стен и всю ночь говорили много непристойных и высокомерных слов. Но еще до рассвета король приказал спустить на берег лошадей. Когда сарацины увидели лошадей, то пришли в ужас. И многие сарацины бежали. На следующий день, в пятницу 10 октября, сарацины нагло поднялись на крепостные стены Александрии, чтобы защищать город. Но Бог был благосклонен к христианам. Как только они сели на коней, как только подошли галеи и вошли в старую гавань, высадившееся на берег войско пошло к городу. Когда они должны были войти, [5 тысяч сарацин встали] у ворот города. Но христиане сожгли ворота города и силой проложили себе дорогу. То же самое сделали галеи в воротах старой гавани. При благосклонности Бога они взяли Александрию, которая была самым укрепленным из всех [городов], которые сарацины имели на побережье. Это произошло в 4 часа. И когда ее взяли, все христиане преисполнились великой радостью и возблагодарили Бога.

172. Сразу же легат приказал воздать молитвы Богу, служить мессу во имя св. Троицы и помянуть убиенных на войне христиан. Король посвятил в рыцари своего брата Жака де Лузиньяна, сира Томаса Антиохийского и многих других. Своему брату сиру Жаку он жаловал должность сенешаля, а сира Жана де Морфу он сделал графом Эдессы. Княжество же Галилейское он передал своему племяннику мессиру Гуго де Лузиньяну. Итак, король и все войско оставались в Александрии в течение трех дней, после того как туда вошли. [90]

Они нашли там башню, полную ценных вещей, богатства, множество товаров, изобилие серебра и золота. Команды галей вошли в город, взяли много богатств и принесли на галеи. Король не взял ничего, потому что он был уверен, что должен удержать город для себя.

173. Затем он держал совет с легатом и своими рыцарями, и все сказали ему: “Мы здесь уже слишком долго; и не остается ничего другого, кроме как вернуться в нашу страну [на Кипр]”. И они все так считали. Тогда король приказал войску вернуться на галеи; они сели на корабли и пришли в Лимассол. Они сошли на берег с чувством великой радости. Король, рыцари и бароны сошли на берег, а галеи вернулись в Фамагусту; там разгрузили снасти, разоружили все корабли, за исключением сира Жана де Сюра, адмирала, так как король приказал ему не сходить на берег и быть готовым отправиться на Запад, согласно договору с генуэзцами, и взять с собой генуэзские корабли, как я уже объяснял выше.

174. Король написал письма папе и другим западным правителям и отдал их адмиралу, чтобы представиться им и рассказать о делах Александрии. Адмирал покинул Фамагусту и прибыл в Санта Напу. 169 Туда пришли все его люди, и он поручил и дал каждому работу, которую тот должен был исполнить до его возвращения. С собой же в свою свиту он взял рыцарей сира Томаса Ару и сира Франсуа Камардас, и направился оттуда в Пафос, где находился один день. Король приказал трем корсарским галеям сопровождать его на Родос. Там они нашли больного сира Жана де Суассона. Он умер, и они его похоронили. Там адмирал ожидал легата до марта 1366г. после Рождества Христова, согласно приказу короля. Легат отправился в Фамагусту, чтобы сесть на галею и отправиться в плавание по приказу короля. [Он также прибыл на Родос], там заболел и умер 6 июня 1366 г. после Рождества Христова.

175. Когда адмирал узнал эти новости, он ушел оттуда и направился в Геную. Но сначала он пошел в Рим; и когда папа услышал от адмирала новости [о победе короля в Сирии], он очень обрадовался, и весь Рим вместе с ним. Узнав о победе христиан Кипра, правители Запада преисполнились рвением и держали совет, чтобы организовать экспедицию и идти к Кипру на помощь королю в Сирии. Так, граф Савойский должен был прийти с большим войском; также король Франции 170 отправил с этой целью знаменитого рыцаря 171 по имени Жан д'Оливье, чтобы сказать королю Кипра, что его сюзерен [91] король Франции пошлет большое войско на Кипр, [чтобы помочь ему] покончить с [неверными] сарацинами. И в этот момент пришла венецианская галея с известием, что между султаном и королем Кипра заключен мир. 172 Когда правители Запада услышали об этом, у них пропало желание идти на помощь королю Кипра.

176. Итак, когда республика Венеция узнала новости об Александрии, то очень опечалилась, потому что почти вся прибыль от торговли поступала оттуда и из всей Сирии. Сразу же они отправили послов и просителей к султану, чтобы сказать ему, что без совета с ними был приведен флот в Александрию; они же не знали об этом и не помогали [королю], и хотят иметь с ним мир, как и прежде, и что это не принесло им пользы. Галея пошла в Александрию, и они направили посланника в Каир, который исполнил свою миссию с великой покорностью и мольбами. Прочитав в его присутствии письма, султан ответил и сказал: "Я не хочу ни с кем заключать мир до тех пор, пока я не сделаю этого с королем Кипра, потому что невозможно, чтобы он вел войну с нами, а мы имели бы мир с вами”. Затем посол вернулся, сел на галею, пришел на Кипр и спустился на берег в Фамагусте.

177. 25 апреля 1366 г. 173 после Рождества Христова король Пьер, возвратившись на Кипр, приказал строить галеи, сатии и много других кораблей, чтобы идти в Сирию и взять Бейрут, который находится близко от Кипра, в 170 милях по морю. Капитаном он назначил мессира Пьера Монстри. Весь флот находился в гавани Фамагусты. Венецианская галея вернулась от султана в Фамагусту, и венецианцы, узнав об армаде, готовой выйти в море, очень опечалились. Тотчас же на берег сошли послы и отправились в Никосию к королю и рассказали ему, как султан прогнал их. Они сказали ему следующее: “Сир, подумай, что ты губишь нас, потому что все, что мы имеем в мире, находится в Сирии, и мы все зависим от твоих приказов. И если твое королевское величество рассердит их, они захватят все, что мы имеем, мы же будем в этом мире лишены всего. Поэтому мы просим тебя в крещение, когда ты был крещен, не дай флоту выйти в Сирию, а заключи мир, которого добивается султан, чтобы мы возвратили наши товары, а [потом] делай, что хочешь. А если тебе нужны деньги из-за [92] этого флота, которые ты потратил и заплатил людям, мы заплатим тебе все и компенсируем все убытки в качестве услуги, как и в других случаях, которые ты имел от нас”.

178. Король, услышав их добрые слова, и мольбы, и слова о многих услугах, которые он получил от них, воспрепятствовал выходу флота. И сказал он им так: “Господа, лучше дружба в пути, чем богатство в жизни. Равно как я вспоминаю об услугах, которые я получил от вас, я не хочу, чтобы вы имели ущерб из-за меня. По этой причине я отсрочу экспедицию. Поскольку султан хочет мира со мной и поскольку мне приятно иметь мир с вами, только скажите ему, чтобы он отправил ко мне своего посла”.

179. Послы очень благодарили его за доброе намерение по отношению к ним, попросили позволения, пошли в Каир и просили султана отправить посла на Кипр.

180. Король отправил письмо сиру Пьеру Монстри и адмиралу флота: “Знай, что из-за любви к нашим горячо любимым друзьям венецианцам я не хочу вредить султану Каира. Поэтому я выхожу в сторону Турции; и давай причиним такой ущерб туркам, который только возможно причинить”. Они сели на галеи и пошли в Милое, чтобы взять лошадей и отправиться в Алайу. Они атаковали крепость и нанесли большой ущерб гавани и всему, что было вокруг крепости, но ее взять не смогли, ибо были ограничены во времени. Они прошли вдоль всего побережья и разорили все вплоть до реки Моновгат. Там было много турецких кораблей, которые они сожгли с Божьей помощью. Оттуда они пошли в Атталию, много дней находились там, а затем вернулись в Фамагусту.

181. Венецианская галея вернулась в Александрию. Послы пришли в Каир и вели разговор с султаном. Они сказали ему, что они обезоружили короля, чтобы тот не выступал против него и чтобы султан отправил послов для заключения мира: “Поскольку [король] не верит, что ты хочешь с ним мира, как ты говорил нам раньше, то во исполнение твоих приказов мы заставили его [согласиться] сделать это”. Когда султан услышал эти слова, которые ему очень понравились, он приказал приготовить большие дары и отправить знатных господ в качестве послов в сопровождении венецианцев. 27 мая 1366 г. после Рождества Христова венецианская галея причалила в порту Фамагусты. Послы султана сошли на берег и были с почестями приняты. Король приказал рыцарям взять лошадей и идти в Фамагусту, чтобы сопровождать их и доставить в город (в Никосию. — С.Б.) 2 июня 1366 г. после Рождества Христова. Они предстали перед королем, вручили ему дары и письма, которые послал ему султан. Король [93] радушно принял их и направил в приготовленное для них место в доме сеньора Тира. Пришли многие рыцари, чтобы сопроводить их с почестями, и оказали им большие почести, исполняя все их нужды.

182. Король приказал собраться всем сеньорам Совета и ознакомиться с письмами в их (послов. — С.Б.) присутствии. Сразу же он попросил их совета, как ему следует поступать. И сеньоры сказали ему: “Если султан, [великий правитель], столь унижен, что просит мира, то в любом случае это хорошо. Грабеж никому ничего не дает, разве что армии, а расходы на войну падают на тебя”. Когда король услышал это, он распорядился избрать послов и отправить их в Каир. Те, кто пошел, были каталонцами, Жан д'Альфонсо, который был обращенным евреем, сир Жорж Сеттика и сир Поль де Белония, нотарий. Король дал им соответственные подарки для султана и многое другое, что они отдали послам султана. Он также отдал в руки послов султана ответ на письма султана,, а своим послам дал другие письма. Он приказал снарядить галею в Фамагусте, и послы взошли на ее борт. Послы же султана поднялись на венецианскую галею, на которой они прибыли. И они вместе направились в Александрию, а [оттуда] в Каир. И предстали перед султаном. Султан принял их с благостным выражением лица. Они прочитали письма, и он приказал написать другие письма, вручить им и отправить их снова на Кипр.

183. Когда венецианцы поняли, что они положили начало мирным переговорам, они сели на свою галею и поплыли в Венецию, чтобы рассказать эти новости. Когда об этом узнали господа, готовые выступить в Сирию, они отстранились (от экспедиции. — С.Б.) и не пошли, и христианам был нанесен огромный вред. Герцог Савойский, готовый выступить против сарацин, узнав о мире, [развернул войско и направил его] в Грецию на помощь императору Константинополя, своему кузену. 174 И с помощью всемогущего Бога император, [выступивший против турка], разбил его и захватил много городов, которые тот удерживал. 175

184. Послы вернулись на Кипр и прочитали письма о том, что султан требовал вернуть ему сарацинских рабов, которых король увез из Александрии, и тогда он заключит мир. Король не понял его вероломства, и как человек чести поверил ему и с открытым сердцем приказал подготовить всех рабов, которые будут найдены, для отправки к султану и приказал привести их к капитану, которого король назначит для них. И всех их он отправил к султану в Каир, а также он отправил сира Гийома де Реса в качестве посла и нотария сира Поля де Белония. [94]

Он передал им всех пленных, освобожденных на острове, и снарядил галею для доставки их в Каир. Но [как только они прибыли] в Пафос, названный сир Гийом де Рее заболел и сообщил об этом королю. Король же приказал ему отправляться в плавание, так как пленные и письма переданы в его руки. Но если же он не может идти, пусть передаст все сиру Полю де Белония, чтобы пошел он, а сам пусть возвращается в Никосию для лечения. И вышеназванный (Поль де Белония. — С.Б.) взял пленных и письма и отправился к султану.

185. Когда султан получил письма и обрадовался, [узнав], что западные правители отказались от экспедиции и разошлись по домам, а пленники направлялись в Каир, он нашел предлог сказать, что король обманул его и не прислал к нему послов высокого ранга, знатных господ, как это было у него принято, и поэтому он не хочет заключать мир. Он задержал посла и приказал тотчас же задержать галею в Александрии. Однако капитан корабля оказался благоразумным и недоверчивым человеком; он не вошел в порт и остался вне его, ожидая возвращения посла. А [сарацины] льстили ему, приглашая войти в гавань. Он же, увидев, что они сговариваются между собой, поднял паруса, пришел на Кипр и рассказал эти новости королю.

186. Когда король понял, что он был жестоко обманут венецианцами, надсмеявшимися над ним и нашедшими предлог, чтобы отменить экспедицию, готовую прийти с Запада и способную захватить много городов султана, он очень огорчился. И вот король, мудрый и храбрый, распорядился, чтобы в Фамагусте приготовили все галеи и все корабли, маленькие и большие, которые у него были, чтобы идти в Сирию. Сразу же он отправил галею с сиром Пьером де Лева, французским рыцарем, в Константинополь, чтобы сообщить об этом герцогу Савойскому и чтобы он пришел для того, чтобы идти во владения султана. Его разыскивали там, но не нашли: его ожидали. [Когда он пришел], Пьер де Лева сообщил ему новость. А [герцог] сказал ему: “Я действительно был готов прийти, но венецианцы сказали мне, что мир заключен и поэтому мне там нечего делать. Я пришел на помощь своему кузену [императору] и не могу его оставить”.

187. Когда господин де Леспарр 176 услышал об этом, он подготовил свою галею и пришел на Кипр на свои средства, и с ним был сир Бермон. 177 Когда король узнал о приезде сира де Леспарра, он очень обрадовался и принял его с большими почестями. Король пошел в [95] Фамагусту, и одновременно прибыла одна галея с Запада. Это был знатный рыцарь мессир Жан д'Ибелин, сенешаль Иерусалима, кузен короля, который ездил на Запад вместе с королем. [Но, прежде чем сойти на берег, он передумал], оставил короля и отправился на помощь [королю] Англии против короля Франции. 178 Король был очень зол на него, потому что он оставил его и отправился бороться против его горячо любимого друга короля Франции. И когда он вернулся на Кипр, король не разыскивал его. Теперь он сожалел и осознал свою ошибку и пришел просить прощения у короля. А король, который очень хотел выступить против султана, простил его, как только увидел, и принял его с большой радостью.

188. Венецианцы, будучи совершенно уверены, что мир между султаном и королем заключен, и будучи людьми, у которых нет другого места, где они могли бы торговать и получать такие прибыли, кроме Сирии, снарядили 3 галеи, посадили на борт 70 [богатых] купцов и отправили их в Сирию с большими богатствами и нужными товарами. Когда они прибыли в Бейрут, сарацины приняли их с любезным выражением лица, потому что сарацинские купцы также очень хотели продать свои специи и другие товары. Но когда они сошли на берег, эмир приказал схватить людей, купцов и все их товары и бросить их в тюрьму. Когда люди, оставшиеся на галеях, узнали об этой измене вероломных сарацин, они тотчас же увели галеи и отправились в Фамагусту и рассказали о случившемся своим друзьям на Кипре и королю. И все очень опечалились.

189. Когда каталонские купцы увидели, что больше не поступают товары из Сирии, они просили короля отправить послов к султану, если он хочет заключить мир и [если его купцы хотят получать прибыль], ведь и они тоже хотят иметь средства к существованию. Сразу же он снарядил одну из своих галеи, посадил на нее одного знатного рыцаря, многих благородных и порядочных людей, чтобы они сопровождали вышеназванных купцов, и отправил их к султану просить его прекратить злиться и заключить мир. Пусть он не причиняет ущерб самому себе и христианам, пусть он будет милосердным к своим собственным людям и пусть умрет его злость. Бог ожесточил его сердце, как сердце фараона, и он не захотел заключить мир. Мудрые люди каталонцы, поняв, что они никак не могут быть полезными, а ссора между тем разгорается, ушли и пришли в Фамагусту 26 ноября 1366 г. после Рождества Христова и обнаружили, что флот короля Кипра готов к отплытию. [96]

190. Итак, король Кипра, как благоразумный человек, вовремя сообщил на Родос, чтобы прислали 4 галеи и все другие корабли, которые имеются в порту, пусть также пришлют для его экспедиции. Когда Великий Магистр 179 услышал об этом, то послал для его похода 4 галеи и все другие корабли, которые у него были готовы, а также 12 сатий на средства Ордена Госпитальеров. Они прибыли на Кипр 11 ноября 1366 г. после Рождества Христова. Когда прекрасный король Пьер увидел, что флот готов, т. е. 170 судов, 56 галей, навы и 60 других кораблей, — он назначил капитанами рыцарей, имена которых следующие: первой, ведущей, была королевская галея; принц Антиохийский, брат [короля], мессир Филипп д'Ибелин, сеньор Арсуфа; мессир Жан д'Ибелин, сенешаль Иерусалима; сир Жан д'Ибелин, граф Яффы; сир Жан де Морфу, граф Эдессы; отряд легата; отряд архиепископа; отряд Пресвятой Богородицы; отряд сира Жана д'Оливье; сир Луи де Рокфор; сир Симон Тенури, маршал Иерусалима; сир Жак де Норес, туркопольер Кипра; сир Томас де Верни; сир Жак де Монтгесар; сир Раймонд Висконти; мессир Жан Бедуин; сир Филипп Дукизес; галея из Неаполя; сир Жан де Брие; сир Рожер де Монтолиф; сир Гийом Висконти; сир Ренье Ле Птит; сир Жан де Монтолиф; сир Иоанн Ласкарис; сир Жан Монстри; сир Жан де Жиблет; мессир Марко Корнаро; сир Пьетро Малочелло; сир Жан де Мури; сир Ральф де Кармаин; сир Жан де Рафьер; сир Жан Антиохийский; сир Арнольд де Суассон; сир Пьер Гримани; сир Жан де Гриманте, рыцарь короля Арагона и его отряд; сир Бермон де Ла Вульт; сир Альфонсо Феррандос; сир Оде Бедуин; сир Флоримон, сеньор де Леспарр; сир Оде де Мимар; сир Генрих де Монтгесар; сир Пьер де Касси; сир Никола Лазе; сир Ги де Мимар; сир Жан де Монтолиф; и галеи, которые король получил от Ордена Госпитальеров: 4 галеи и 12 сатий; сир Томас де Монтолиф из Клиро; сир Раймонд Бабин; сир Жан де Ла Бом. А на торговых кораблях были капитаны более низкого ранга, чьи имена не записаны. Других судов было 48, а кроме этого в общем 52; всего же - 100.

Комментарии

58. Гуго IV Лузиньян - король Кипра в 1324-1359 гг.

59. Пьер I Лузиньян — сын Гуго IV и Марии Ибелин, король Кипра в 1359-1369 гг. Согласно § 86, Пьер I был коронован в 1358 г., когда его отец был еще жив. Дата, указанная Махерой в § 90, является датой его вступления на престол.

60. P.M. Доукинс в комментарии к тексту Махеры (Machairas L. Recital Concerning the Sweet Land of Cyprus Entitled Chronicle / Ed. R. M. Dawkins. Oxford, 1932. Vol. II. P. 334 — далее — Dawkins R. M. Vol. II), ссылаясь на Дю Канжа “Les families d'outremer de Du Cange”, считает, что в действительности это был Ги де Жиблет, хотя обе известные рукописи Махеры называют его Ги д'Ибелин. Путаница между фамилиями Жиблет и Ибелин, с точки зрения исследователя, типична, например, для Этьена де Лузиньяна (Dawkins R. M. Vol. II. Р. 89). В связи с этим исследователь считает возможным исправить в переводе имя “Ибелин” на “Жиблет” (Махера Л. С. 81). Однако Махера говорит, что Ги был братом сеньора Арсуфа. Этим последним был представитель рода Ибелинов Филипп Ибелин. Из этого можно заключить, что Махера в данном случае не допускает ошибки, и мы сочли необходимым оставить в переводе вариант, данный автором хроники.

61. Кафедральный собор в Никосии, в котором проходило венчание Лузиньянов кипрской короной.

62. Фамагуста — город-порт на восточном побережье Кипра, имевший особый юридический статус. Короли Кипра претендовали на законное право носить корону Иерусалима, так как основатель династии Гиде Лузиньян получил иерусалимскую корону от своей жены Сибиллы, дочери короля Иерусалима Амори 1, и взошел на иерусалимский трон в 1186 г. Это обстоятельство позволило его потомкам притязать на иерусалимский трон. Первым после Ги де Лузиньяна и Амори Лузиньяна (1194-1205) королем Иерусалима и Кипра был Гуго III Лузиньян (1267-1284). Однако после потери латинянами Иерусалима в 1187 г. венчание иерусалимской короной проходило в Тире, после завоевания мамлюками в 1288 г. Тира в Акре. После падения Акры в 1291 г. должности и титулы Иерусалимского королевства были перенесены на Кипр. Фамагуста, как наиболее близко расположенный к Сирии город, стала олицетворением Иерусалима, его преемницей и символом. Фамагуста теоретически стала столицей Иерусалимского королевства. Именно в Фамагусте в самом крупном и великолепном в Латинской Романии соборе св. Николая венчались иерусалимской короной все кипрские короли, начиная с Гуго IV (Близнюк С.В. Неизвестный венецианский документ... С. 191-193; Она же. Мир торговли и политики... С. 74-76).

63. После падения Акры в 1291 г. папской курией были изданы строжайшие запреты на торговлю с мамлюками. Кипрское купечество сирийского, армянского, греческого происхождения данным запретам не подчинялось и имело возможность доставлять на остров товары с Востока. Кипрский порт Фамагуста становится одним из важнейших рынков в регионе. Поскольку попытки наложить эмбарго на торговлю с мамлюками оказались неэффективными, невыгодными ни для европейского купечества, ни для кипрской короны, ни для самой папской курии, уже в начале XIV в. вводится запрет на экспорта Сирию и Египет только стратегически важных товаров, необходимых для оснащения армии: железа, оружия, лошадей, строевого леса, рабов, смолы, продовольствия (Близнюк С.В. Мир торговли и политики... С. 50-51, 72-77).

64. Конфликт между венецианцами и генуэзцами, произошедший во время коронации Пьера II в Фамагусте в 1372 г., стал началом кипро-генуэзской войны 1373-1374 гг., закончившейся для Кипра потерей Фамагусты, запретом для киприотов принимать иностранное купечество в других портах острова, чрезвычайными внешними долгами, парализованностью международной торговли на острове, следовательно, значительным сокращением доходов кипрской казны.

65. Дословно: “сели вниз”.

66. Карбункул — разновидность граната. Эти камни производили на средневекового человека особенно сильное впечатление; их сияние казалось загадочным, почти мистическим. Еще Исидор Севильский высказывал мнение, что карбункулы— это камни, сияющие особым светом, “словно горящие угли”. О том же неповторимом ярко-красном ослепительном сиянии этих камней говорит Жак де Витри (Historia Hierosolomitana. // Gesta Dei per Francos. Hanover, 1611. Cap. 89; The History of Jerusalem by Jacques deVitry/Transl. by A. Stewart. London, 1896. Chap. 89; Dawkins R. M. Vol. II. P. 92).

67. Серафий или ксерафий —золотая монета. Имела хождение в Индии. На Кипр слово пришло через арабский язык и обозначало золотой динар (Dawkins R. M. Vol. II Р. 93).

68. Греки называют эту церковь “Св. Георгия в изгнании”. Об этой несторианской церкви см.: Enlar C. L'art gothique... P. 356.

69. Дословно: “корсаром”.

70. § 97-99 в Оксфордской рукописи расположены в другом месте (Dawkins R. M. 11. Р. 93), что более логично и согласуется с содержанием хроники.

71. Жак I Лузиньян (1382-1398). После кипро-генуэзской войны 1373-1374 гг., будучи коннетаблем Иерусалима, оказался заложником Генуи вместе с князем Антиохийским и коннетаблем Кипра Жаном де Лузиньяном. После подписания договора между Кипром и Генуей от 19 февраля 1383 г. о его освобождении получил возможность вернуться на Кипр. В 1385 г. был венчан коронами Иерусалима и Кипра в соборе св. Софии в Никосии (Machairas L. § 613; Strambaldi D. Chronique... P. 256-257; Amadi F. Chronique... P. 492; Boustron F. Chronique... P.351; Libri Commemoriali. Reg. III. P. 183. №244; Hill G. History of Cyprus. Cambridge, 1948. Vol. II. P. 433-435). Его сын Янус вернулся на Кипр только в октябре 1392 г. после того, как киприоты заплатили за него огромный выкуп.

72. Жак, граф Триполи, сын принца Антиохийского Жана. Последний был братом королей Пьера I и Жака I Лузиньянов.

73. Лигии — прямые вассалы короля, которому они приносили особый оммаж верности. Обладали крупными богатствами, публично-правовыми прерогативами, юридическими привилегиями. В феодальной иерархии Иерусалимского и Кипрского королевств следовали за баронами и крупными сеньорами. Входили в королевский совет и составляли элиту кипрской знати.

74. Пьетро Малочелло, гражданин Генуи, находился на Кипре по торговым делам. Вошел в доверие к королю Пьеру I и пользовался его благорасположением, особенно после 1363 г. Из генуэзских источников известно, что король даже устраивал в его честь пиршества. В источниках его называют “nobilis” и “miles” (Dawkins R. M. II. Р. 94).

75. Элеонора Арагонская, дочь Педро Арагонского, четвертого сына Иакова II Арагонского, была второй женой Пьера I Лузиньяна. Его первый женой была Эшив де Монфор. Первый брак был бездетным. Элеонора умерла в 1417 г. в Барселоне через 37 лет после того, как вынуждена была покинуть остров Кипр, будучи причастной к убийству своего мужа Пьера I Лузиньяна в 1369 г.

76. См. сноску 23.

77. Ф. Амади и Ф. Бустрон считали, что это был Жан де Сюр (Amadi F. Chronique... Р. 410; Boustron F. Chronique... P. 258).

78. Скорее всего легат продолжал находиться на острове, потому что в апреле следующего года он короновал Пьера I в Фамагусте (§ 104).

79. Помазание при конфирмации вытирали тонкой тканью из хлопка.

80. Гуго IV Лузиньян.

81. Махера называет этого человека генуэзцем. Между тем идентифицировать названную фамилию сложно. Автор также упоминает фамилию Кармес и Кармагин. По всей вероятности это одно и то же лицо. Скорее всего этот человек был “белым генуэзцем”, сирийцем по происхождению (о “белых генуэзцах”: Machairas L. § 154, 375; Близнюк С. В. Мир торговли и политики... С. 147-150). В 1924 г. на Кипре в Каза Пифани была найдена надгробная плита, на которой упоминается имя Martin Carmoun (Kupriaka Cronika. III. P. 118-125). Исследователи указывают на связь последнего с именами, упомянутыми Махерой, и отмечают сирийское происхождение имени, что кажется очень правдоподобным. Однако в кипрской истории появляются представители известного генуэзского рода Carmadino в качестве свидетелей при заключении дипломатических до говоров между Генуей и Кипром: 1329 и 1374 гг. (Mas-Latrie L. Histoire... Т. II. Р. 158; Dawkins R. M. II. Р. 95).

82. Педро IV Арагонский (1336-1387). Кузен жены Пьера I Лузиньяна Элеоноры.

83. Гуго IV Лузиньян.

84. Подобное соглашение действительно имело место и было подписано в 1328 г. при заключении брака между сыном Гуго IV Лузиньяна Ги и Марией, дочерью Людовика I Бурбона, названного Махерой Валуа. В 1343 г. от этого брака родился сын Гуго, который, согласно договору, являлся наследником престола. В 1346 г., а не в 1343, как часто полагают, умер его отец Ги де Лузиньян (Clement VI (papa). Lettres patentes et curiales... №422-423). После многочисленных просьб со стороны папы, короля Франции и родственников Мария Бурбон получила возможность покинуть Кипр. В 1347 г. она вновь вышла замуж за Роберта Тарентско-го, титулованного императора Константинополя. В результате Мария стала принцессой Тарентской, Ахейской, деспотиссой Романии, императрицей Константинополя и графиней Кефалонии. Король Франции (Иоанн II — 1350-1364), названный Махерой кузеном принца Галилейского Гуго, на самом деле был его троюродным братом. Оба были праправнуками Людовика Святого (Troubal O. La France et le Royaume do Chypre au XIV e siecle: Marie de Bourbon, imperatrice de Constantinople // Revue historique. 1987. Т. 278. Р. 3-21).

85. По другой версии — “бароны и рыцари”

86. Махера на арабский манер называет Эдессу Рухой. Название “Руха” постоянно встречается в хронике Эдессы. Происходит от арабского — Ar-Ruha. У Фульхерия Шартрского сказано следующее: “... город Эдесса, который является Ротазией... который греки, а также армяне называют Эдессой, а сирийцы, которые проживают в нем и в округе, Ротазией (Rothasia)” (Fulcher de Chartres. Historia Hierosolymitana. / Ed. H. Hagenmeyer. Heidelbeig, 1913. Vol. I. Cap. XIV, 5). Титул “графов Рухи” имел род Гринье из Морфу (Dawkins R. M. II. Р. 100). Далее везде в тексте мы будем заменять авторское “граф Рухас” на граф Эдессы.

87. Томас де Монтолиф был аудитором Кипра при Гуго IV, Пьере I и Пьере II.

88. Мария де Морфу, дочь Жана де Морфу, была помолвлена с принцем Галилеи Гуго де Лузиньяном в 1360 г.

89. Возможна также транскрипция “Frare” (Macharais L. Cronikon Kupron // Ed. E. Miller, C. Sathas. Paris, 1881-1882. P. 61). “Trari” - транскрипция P.M. Доукинса (Махера Л. С. 97).

90. Киприоты удерживали Корхигос, город-крепость на малоазиатском побережье, с 1361 по 1448 гг.

91. Имеется в виду Киликийская Армения.

92. Сие — столица Малой Армении.

93. Судя по всему, Махера имеет в виду некое величественное сооружение, которое он называет “Пиллас”.

94. Король Киликийской Армении, бежавший во Францию, — Леон VI. Взошел на трон в 1373 г. В 1393 г. умер в Париже. История, о которой рассказывает Махера, относится к правлению короля Леона V (1320-1342).

95. Подразумеваются родственные связи с домом Лузиньянов. Кузен Гуго IV Лузиньяна Ги стал королем Киликийской Армении в 1343 г., когда был убит его брат Жан, и правил до 1347 г. Оба, Ги и Жан, являлись внуками короля Кипра Гуго III Лузиньяна. Ги был сыном сеньора Тира Амори, а Гуго IV — сыном брата Амори Ги, коннетабля Кипра.

96. В рукописи 1359 г. Но если начинать год с 1 января, то эта дата соответствует 1360 г. Оксфордский вариант рукописи и Страмбальди (Р. 43) называют 1361 г. Причем Страмбальди отмечает, что послов отправили женщины (le donne) Корхигоса (Dawkins R. M. II. Р. 98).

97. Смирна была отвоевана у турок-сельджуков силами “Священной Лиги” в 1344 г. и находилась в руках христиан до 1402 г. По договорам, заключенным между членами “Священной Лиги”: Францией, Родосом, Кипром, Папством и Венецией, — Кипр был обязан предоставлять две галеи для защиты города. В 1344 г. объединенный флот “Священной Лиги”, состоявший из шести галеи Родоса, пяти венецианских, четырех — Кипра, четырех галеи от папы и одной галеи Наксоса, при поддержке Генуи, Пизы, Каталонии и Византии отвоевал Смирну у сельджуков, а в 1402 г. рыцари Родоса были изгнаны из города Тимуром и татарами. С 1344 по 1402 г. город защищался Родосом, Венецией и Кипром. По договору 1350 г. три галеи Родоса, три — Венеции и две — Кипра должны были защищать город от турок в течение 10 лет. Кипр не сразу выполнил свои обязательства, и в 1353 г. Гуго IV было указано либо сдержать слово и поставить две галеи, либо заплатить 3000 флоринов. В 1357 г. было заключено новое соглашение, по которому каждая из названных сторон должна была содержать в течение пяти лет по две галеи для защиты Смирны. Именно об этих галеях упоминает Леонтий Махера.

98. По поводу имени этого человека в источниках имеются значительные разночтения. Махера называет его Роберто де Луза, Ф. Бустрон (Boustron F. Chronique... Р. 259) - Roberto Tolosan, Ф. Амади (Amadi F. Chronique... P. 410) - Roberto Tulassan (но в примечании указывается Лузиньян), Страмбальди (Strambaldi D. Chronique... P. 44)— Roberto de Lusugnan. P.M. Доукинс переводит его имя как Роберт де Лузиньян (Махера Л. С. 101). Все тексты, кроме Оксфордской рукописи, называют его английским рыцарем. Трудно найти убедительные объяснения этого факта. Наиболее вероятной представляется версия, что он был рыцарем Ордена Госпитальеров Родоса и принадлежал к “английскому языку”, поскольку происходил из Пуату— области, находившейся в руках Плантагенетов (Stubbs W. Seventeen Lectures on the Study of Medieval and Modern History. Oxford, 1887. P. 193; JorgaN. Philippede Mezieres ... P. 124; Dawkins R. M. II. P. 98-99).

99. В Ватиканской рукописи “Кирении”, что скорее всего является ошибочным прочтением аббревиатуры (Dawkins R. M. II. Р. 99).

100. Моновгат — небольшая крепость (Мановгат Кале), расположенная на реке с тем же названием, которая впадает в залив Атталии (Adalia, Satalia), приблизительно между Атталией и Алайей (Канделоро).

101. Амади (Amadi F. Chronique... P. 411) называет здесь имя Великого Магистра — Рожер де Пин (Rugier de Pin), и имя адмирала Родоса Жана Фортена. Ф. Бустрон называет последнего Жан Форбин (Р. 259).

102. Простой подсчет показывает, что кораблей было 120, а не 119. В тексте рукописи (riq') содержится ошибка.

103. Сеньором Арсуфа был Филипп Ибелин.

104. Жак Ибелин — сын Балиана Ибелина, принца Галилеи, и Алисы, дочери короля Кипра Гуго III. Жак также имел титул принца Галилеи и сеньора Тивериады.

105. Адмиралом Кипра был не кто иной, как Жан де Сюр. Вероятно, Р. Мас-Латри справедливо в издании хроники Д. Страмбальди в данном случае добавляет к авторскому тексту (был): Жан де Сюр..., который был адмиралом... (Strambaldi D. Chronique... P. 45; Dawkins R. M. II. P. 100).

106. Жан де Лузиньян, принц Антиохии.

107. Филипп де Брунсвик приходился тестем королю Жаку I Лузиньяну, женатому на его дочери Элоизе.

108. Далее Махера не всегда добавляет “на другую” галею, а просто перечисляет имена капитанов галеи.

109. Возможна ошибка в имени “Висконти”, т. к. тексты рукописей сильно повреждены. Доукинс восстанавливает фамилию Висконти скорее по хронике Д.Страмбальди: “Figliolo de ser Thomaso Visconte in altra” (Dawkins R. M. II. P. 100).

110. Кивидис — деревня на юге Кипра между Куклией и Акротири.

111 Милос— точное местоположение этого кипрского порта или бухты неизвестно. Возможно, находился на юго-западном побережье острова.

112. Киприоты называли Турцией всю Малую Азию.

113. Оксфордская рукопись и Страмбальди говорят, что город был взят утром (Dawkins R. M. II. Р. 103).

114. Така, Теке — эмират, центром которого была Атталия, более известный киприотам как Таккас. Теке Бей сначала был местным правителем сельджукского султана, затем была провозглашена независимость. Теке Бей Махеры является четвертым эмиром (Dawkins R. M. II. Р. 103).

115. Т. е. баронов, которых Махера называет на греческий манер “архонтами”.

116. Туркополи — составляли легкую кавалерию кипрского войска. Как правило, туркополи были сирийцами по происхождению. По социальному положению были значительно ниже кипрской знати, но им, как и рыцарям, за службу предполагалась раздача фьефов (Близнюк С.В. Мир торговли и политики... С. 146).

117. Дословно “знаки” (ta shmadia).

118. Судя по всему, это место недалеко от Алайи.

119. Тафоресса (тафорея, тафора) — транспортный корабль, предназначенный для перевозки крупных и тяжелых грузов, в частности лошадей и артиллерии.

120. Сатия - легкий быстроходный весельный корабль, по размеру меньший, чем галея. В XVI в. так назвался парусный трехмачтовый корабль.

121. Фарасс - от арабского <farash> - слуга в доме. Крестоносцы заимствовали слово непосредственно у сарацин. Махера называет этим словом постельничего короля.

122. Иннокентий VI (1352-1362). Пьер I прибыл в Авиньон не ранее конца марта 1363 г. когда папой был уже Урбан V , и покинул его в конце мая того же года. Махера допускает фактическую ошибку. Кроме того, Пьер I впервые прибыл в Рим только в 1368 г. уже после завоевания Александрии.

123. Гриппария (гриппа) — небольшой одномачтовый, вытянутый в длину торговый корабль.

124. Должна была находиться на побережье Малой Азии. P.M. Доукинс предполагает, что, возможно, это древний Коракесион, располагавшийся недалеко от Алаяи (Dawkins R. M. II. Р. 106).

125. § 134 и 135 из Оксфордской рукописи.

126. Арабское слово “reis” означает “капитан корабля” (Dawkins R. M. II. Р. 107).

127. Турки высадились в заливе Морфу.

128. Из Страмбальди (Strambaldi D. Chronique... P. 53).

129. В § 135 Махера говорит, что после Жана Кармаина капитаном Атталии был назначен его сын Ральф, а в § 150 им стал Баден де Брие. В данном случае оказывается, что Ральф Кармаин стал преемником не своего отца, а Бадена де Брие.

130 Наблюдается явное несоответствие информации о смерти Франческо Спинола. Вероятно, существовало две версии о его гибели, которые и излагает Махера.

131. Анемур — крепость между Алайей и Корхигосом, находилась в нескольких милях к востоку от мыса Анемур.

132. Сики — порт и крепость к востоку от Анемура; отдален приблизительно на 20 миль от Корхигоса.

133. Оксфордская рукопись говорит о просьбе адмирала Кипра дать ему двух людей в качестве сопровождающих к султану Египта: “И он (адмирал) попросил Мелек Эмира прислать ему двух сарацинов, чтобы проводить его к султану” (Dawkins R. M. II. Р. 108).

134. В Ватиканской рукописи большая лакуна. До начала § 150 текст приведен по Оксфордской рукописи.

135. В действительности туркопольером в это время был Жак де Норес, отец Жана. В тексте Махеры ошибка.

136. Доукинс предполагает, что это должна была быть галея Никола Лазэ, преследовавшая мятежника (Dawkins R. M. II. Р. 109. №2).

137. У Махеры “сир Пьер де Монте”. Имя и в Оксфордской и в Ватиканской рукописи повреждено. Согласно Ф.Бустрону (Boustron F. Chronique... P. 262) и Амади (Amadi F. Chronique... P. 413), имеется в виду Боэмунд де Лузиньян (Dawkins R. M. II. Р. 109. №4).

138. Ошибка. Имеется в виду Жан Гонем, упомянутый чуть выше.

139. Полис (или Поли) — поселение и район в западной части о. Кипр. Южное побережье залива Хрисоху.

140. В тексте Махеры путаница. Под “двумя галеями” следует понимать галеи, снаряженные адмиралом, которые упоминаются в начале § 151. Три корабля действительно были турецкими, а три другие, подошедшие к месту событий, находились под командованием Рожера де Ла Колье. О них говорится в начале § 152.

141. Симон Тенури — маршал Иерусалима при Пьере 1 Лузиньяне. Махера называет этого человека Тенорес, произнося его фамилию как де Норес. Это неверно, ибо речь идет о двух разных фамилиях.

142. Это известный врач Гвидо де Баньолло из Реджо (Калабрия). Был личным врачом Пьера I Лузиньяна. Неоднократно являлся доверенным лицом короля. В 1360 г. получил права гражданина Венеции. Умер в Венеции и похоронен в церкви Фрари (Mas-Latrie L. Histoire... Т. II. Р. 272; Jorga N. Philippede Mezieres. Р. 144-145; Dawkins R. M. II. P. 110).

143. В тексте Махеры “Пьер де Sunhkastera (т.е. de Castro). По тексту Махеры имя вряд ли можно идентифицировать, но по тексту договора, заключенного между Кипром и Генуей 18 апреля 1365 г., это был Пьетро де Негроно (Mas-Latrie L. Histoire... Т.П. Р. 254-256)

144. Привилегии.

145. Среди генуэзцев существовала категория людей, которые находились под покровительством республики, пользовались привилегиями генуэзцев и брали на себя обязанности граждан республики. В кипро-генуэзских договорах специально подчеркивалось, что эта категория людей обладала такими же правами на территории королевства, как и граждане Генуи. Кипрские власти признавали генуэзцем (равно как и венецианцем) любого, кого признают таковым генуэзский подеста на Кипре и его Совет. Однако итальянские купцы негенуэзского происхождения часто выдавали себя за генуэзцев, что вызывало протест со стороны кипрского правительства и заставляло постоянно возвращаться к этому вопросу во время кипро-генуэзских переговоров (Близнюк С.В. Мир торговли и политики... С.133-134, 149-150).

146. Речь идет о “белых генуэзцах”. Как правило, это киприоты сирийского происхождения, вступившие под патронат республики, хотя формально остававшиеся подданными короля (Близнюк С.В. Мир торговли и политики... С. 148-150. См. там же библиографию).

147. Махера ошибается. Договор был подписан 19 июня 1232 г. при короле Генрихе I (Mas-Latrie L. Histoire... Т.II. Р. 51-56).

148. Лоджия — административный центр коммуны или местной власти. Каждая крупная коммуна имела свою лоджию. Право ее устройства оговаривалось в дипломатическом договоре.

149. Согласно договору 1232 г., генуэзцам предоставляется право экстерриториальности, которая предполагала неподсудность генуэзцев королевскому суду, за исключением “дел крови”, т.е. убийства и насилия. Именно эти дела и имеет в виду Махеря, говоря о королевском правосудии в отношении генуэзцев.

150. Французский язык при дворе Лузиньянов был более употребим и понятен, чем латынь.

151. Жан де Сюр и Жан де Суассон никогда не изгонялись с Кипра, как того требовали генуэзцы.

152. Король Пьер I в это время находился в Венеции. Генуэзцы обещают ему беспрепятственное возвращение на Восток.

153. Этого же человека Махера в § 215 называет Жаном де Кастиа. Кажется почти невероятным назначение на пост казначея королевства человека незнатного происхождения. Это очень высокий поста табели о рангах Кипрского и Иерусалимского королевств, который традиционно занимали представители королевской семьи и высшей знати. Вероятно, Махера что-то путает, называя камергером лицо, более низкое по чину.

154. Доcл: “нерегулярные (неупорядоченные) доходы (поступления)”.

155. Королевский Секрет (или Приказ) ведал финансовыми делами королевства, регистрировал предписания короля, касающиеся финансов, был обязан вести учет всех налоговых поступлений, доходов и расходов казны.

156. Члены королевского финансового Приказа (Секрета).

157. Люди, платившие подушный налог.

158. Сервами.

159. Согласно решению Первого Вселенского собора 325 г., кипрская церковь вместе с Сирией, Киликией и Месопотамией входила в митрополию Антиохии. Однако это решение оспаривалось кипрской церковью, которая вела длительную борьбу за свою автономию от Антиохии. На Третьем Вселенском соборе в 431 г. была официально признана автономия кипрской церкви от Антиохии и создана митрополия. Преобразование на Четвертом Халкедонском Вселенском соборе (451 г.) Антиохийской митрополии в патриархию не повлияло на статус кипрской церкви (Kyrris С. History of Cyprus. P. 160-167).

160. Видимо, сильно измененное арабское имя Хаджи Али.

161. Махера называет его также Эмир Мелек (см. выше § 144).

162. Великий Магистр Рожер де Пин.

163. Т.е. Эфесом и Мелетом. Эфес часто назывался Св.Иоанном из-за особого почитания культа святого и принятия его имени. Также называлсяAgioV QeologoV”. Палатия — обычное средневековое название Мелета.

164. Комендант крепости Никосии.

165. Cette KupriwthV — имя явно искажено. Скорее всего произведено от “Ceriot”, “Henriot” или "Henri".

166. Отождествляется с бретонским рыцарем Жаном де Рокфором.

167. Иоанн Ласкарис Калофер — византийский аристократ, бежавший из Константинополя из-за своего тайного брака с Марией Кантакузиной, племянницей императора Иоанна V, и нашедший пристанище у папы.

168. В тексте Ватиканской рукописи и у Страмбальди “Рауза” (Махера Л. С. 150; Strambaldi D. Chronique... P. 67). Название “Крамбус” сохранилось у Гийома Машо (Machaut G. La prise d'Alexandrie. P. 64). Это небольшой остров в Малой Азии недалеко от мыса Келидония к востоку от Миры. Не следует путать с Крам-бусом — небольшим укрепленным островом в районе Корхигоса (Dawkins R. M. II. Р. 115-116).

169. Санта Напа — расположена юго-восточнее Фамагусты, на мысе Греко.

170. Карл V (1364-1380).

171. “MegaV kaballarhV”.

172. В действительности мир не был заключен вплоть до 1370 г. Венецианцы распространили эту ложную новость, чтобы предотвратить крестовый поход против Египта, преследуя свои цели: их жизненно важные торговые интересы находились именно в землях султана. Поэтому они не раз предлагали посредничество королю Кипра в деле заключения мира с Египтом (Близнюк С.В. Мир торговли и политики... С. 59-62).

173. В тексте ошибка: 1365 г.

174. Иоанн V Палеолог — кузен герцога Савойского Амедео VI (1343-1384).

175. Во время этого похода византийцам удалось захватить Галлиполи.

176. Флоримон де Леспарр см.: Machaut G. La prise d'Alexandrie... P. 318 и § 206 у Махеры.

177. Бермон де Ла Вульт (место в Лангедоке). Играл важную роль в войнах Пьера I. О нем не раз упоминает Г. Машо.

178. Король Англии Эдуард III (1327-1377) и король Франции Карл V (1364-1380). О службе Жана д'Ибелина королю Англии рассказывает только Махера.

179. Раймонд Беренже (1365-1373).

Текст воспроизведен по изданию: Крестоносцы позднего средневековья. М. Изд-во МГУ. 1999
Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.