Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Г. Ф. МИЛЛЕР

ИСТОРИЯ СИБИРИ

О ПАМЯТНИКАХ ДРЕВНОСТИ ТАТАРСКОЙ, НАЙДЕННЫХ В МОГИЛЬНЫХ ХОЛМАХ БЛИЗ АБАКАНСКОГО И САЯНСКОГО ОСТРОГОВ 1

Съездив в прошедшем году на Иртыш, я, как по сведениям других лиц, так и на основании собственных наблюдений, сообщил описание могильных холмов, которые часто встречаются в местностях, прилегающих к этой реке. 2 Путешествуя затем по рудникам Колыванским и по степям, лежащим между Иртышом и Обью, я заметил, что эти места отличаются таким же обилием курганов, услышал, что в них находят такие же вещи, как на Иртыше, и успел купить несколько предметов, описание и изображение которых поместил, где следует. 3 За Обью, в Кузнецком округе, уже почти вовсе не упоминалось об этих предметах древности, и хотя в некоторых местах курганы в небольшом количестве и были вскрыты, но они не дали копавшим таких сокровищ, как курганы между Обью и Иртышем. Причину этому следует приписать слишком большому обилию там лесов и гор. В таких местах селятся только низшие слои людей, не одаренные никакими благами судьбы, тогда как высшие классы народа избирают себе равнины. Уезды Томский и Енисейский, по которым я потом проезжал, слитком близки к северу, так что народ тот, нелюбивший, кажется, холода, вряд ли селился бы там. В Красноярске же снова дошли до меня слухи и о множестве курганов, некогда вскрытых в местностях, прилегающих к Абаканскому и Саянскому острогам, и о привезенных оттуда вещах. При дальнейших расспросах я понял из рассказов разных людей, что здесь курганы совершенно другого рода, чем те, которые находятся на Иртыше. В здешних курганах найдено столько золота и серебра, что, по словам красноярского воеводы, лет 12 или 15 тому назад, когда он впервые прибыл в Сибирь, золотник чистого золота в Красноярске и Енисейске продавали по 90 копеек. Мне не привелось увидеть ничего такого, за исключением: а) серебряного круга (находившегося у означенного красноярского воеводы и служившего для подачи на стол кушанья) чеканной работы (ех sellato ореrе; von getriebener Arbeit) и искусной отделки, украшенного изображением таких птиц, какие у нас обыкновенно рисуются под названием грифов, и б) маленького серебряного позолоченного и тонкой чеканки сосуда, в виде погребальной урны, но с более широкой шейкой. Такие, добытые некогда копателями и скупщиками, вещи, которые не были удобны для домашнего употребления, тотчас переплавлялись ими в другие формы. Этим причиняется неисправимый ущерб местной истории, которая могла [512] бы надеяться добыть себе из них некоторое разъяснение. К счастью, люди не отнеслись столь жестоко к найденным ими медным вещам, которые не отличались такою же ценностью. Вследствие этого, мне у некоторых Красноярских жителей удалось купить несколько медных вещей, вырытых некогда в упомянутых абаканских и саянских местностях. Главнейшие из этих вещей в натуральной величине изображены на трех таблицах. 4 На первой таблице помещены разного рода животные, которым, полагаю я, некогда поклонялись, как идолам, напр., серны (rupicaprae) с бараньими рогами, по-монгольски называемые аргами (я приобрел два экземпляра точно такого же вида, с той только разницей, что под ногами они оканчиваются гвоздем, втыкавшимся в деревянную подставку). Остальные фигуры изображают трех оленей, с чрезвычайно грубо исполненными рогами, двух меньших серн, стоящих на одной подставке, и животное в роде лошади, у которого, однако, уже с самого начала не было хвоста и почему-то не доставало головы; все это сделано из медных пластинок. На второй таблице изображены два канделябра, обломок какой-то вещицы, на которой сидит неизвестной формы животное, и две части какого-то плоского и круглого украшения (у меня несколько экземпляров), на одной из которых ушко посредине, а на другой с краю. Наконец, третья таблица дает рисунки разных кинжалов, ножей и молотов. Замечательно, что у народа, предававшего эти вещи земле вместе с телами покойников, медь употреблялась и на такие предметы, на которые мы употребляем только лучшее железо в сталь. Отсюда можно предположить, что здесь или находилась в изобилии медь или был недостаток в железе; в пользу первого предположения говорит богатая жила меди, недавно открытая в цепи Саянских гор. Страленберг к своему историко-географическому сочинению о России и Сибири 5 приложил хорографическую карту местности близ Абаканского острога, замечательной обилием курганов. Местность эта татарами называется Коenоen Карагай и некогда была очень богата по части добывания этих памятников татарской древности. Однако же не только к западу, но и к востоку от Енисея, почти все равнины, но покрытые лесами, до самого подножия Саянских гор, изобилуют курганами. В объяснение упомянутой хорографической карты, приложенной к сочинению Страленберга, вкрались некоторые ошибки в произношении собственных имен. Так, реки Кокса и Тесь, с запада впадающие в Енисей, у него ошибочно названы Koktzaga и Ktiesch. Русская деревня, лежащая выше Абакана, получила свое название от реки Виры и зовется не Birr, а Вuerа или Buerska (т. е. Бирская). Селения, которые он называет Arintzische Tatar-Iurten, принадлежат не аринам, а янинским татарам. При этом случае считаю не лишним исправить замечание Страленберга относительно сожжения трупов у этого народа. Как я уже заметил, на Иртыше, так и здесь, в Красноярском уезде, в курганах человеческие кости повсюду находятся в естественном положении своем, головою на запад; это ясно доказывает, что трупосожжения здесь не существовало. [513]


Комментарии

1. Статья «о памятниках древности татарской, найденной в могильных холмах близ Абаканского и Саянского острогов» перепечатана из «Сибирских древностей» В. Радлова, где дан перевод этой статьи, написанной на латинском языке в 1735 г., по рукописи Архива Акад. Наук, ф. 21, оп. 4, № 143. Статья входила в «Обсервации исторические», посланные Миллером в Академию 24 мая 1736 г.

2. Описание могильных холмов на Иртыше дано Миллером: а) в географическом описании Иртыша – Архив Акад. Наук, ф. 21, оп. 5, № 23, лл. 65–142; б) в «Обсервациях исторических» 1735 г., в статье «Описание находящихся подле Иртыша кладбищах» – в том же архиве, ф. 21,. оп. 5, № 143, лл. 2–51; все эти данные использованы также в труде Миллера «De scriptis tangutiris in Sibiria repertis, стр. 441–452 (перевод у В. Радлова. Сибирск. древн. I, прилож., стр. 60).

3. Описание предметов, найденных в рудниках Колыванских и в степях, лежащих между Иртышом и Обью и по реке Оби, Миллер дал в «Обсервациях исторических» 1735 г. и в описаниях уездов Томского, Кузнецкого и Красноярского – в Архиве Акад. Наук, ф. 21, оп. 5, № 18, стр. 265–335, 337–421,1065–1136, и № 143 (статья: «Известие о некоторых старинных вещах, которые недавно найдены на кладбищах по реке Оби). Данные этих работ использованы в позднейших работах: 1. «De scriptis Tanguticis...», стр. 441–452, п. 2) в описании путешествия в «Истории. Академии Наук» (Материалы для ист. Акад. Наук, VI, стр. 354–357). Изображение предметов,. найденных в могилах между Иртышом в Обью, см. по рис. 161 по описи 1748 г. (Архив Акад. Наук. ф. 21, оп. 5, № 39/55).

4. Упоминаемые здесь таблицы – рисунки художника Люрсениуса – сохранились в Архиве Акад. Наук, ф. 21, оп. 5, 39/51, 39/54, 39/55. Эти таблицы воспроизводятся
впервые в настоящем издании.

6. Перевод сочинения Страленберга, сделанный в 1738 г. по поручению В. Н. Татищева, сохранился в рукописи; на сочинение Страленберга Татищев написал свои «примечания», также оставшиеся в рукописи. Отрывки труда Страленберга в переводе напечатаны впервые в «Сибирских древностях» В. Радлова, т. I, в. 2, прил., стр. 24–50 (в частности, о местности близ. Абаканского острога, см. в этом переводе стр. 34).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.