Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Г. Ф. МИЛЛЕР О КОРЕННОМ НАСЕЛЕНИИ ТОМСКОГО УЕЗДА

В известных «портфелях» Г. Ф. Миллера хранятся «Описания» различных уездов Сибири (Кузнецкого, Томского, Красноярского, Енисейского, Мангазейского, Селенгинского и Нерчинского) 1, составленные ученым на немецком языке в начале его сибирского путешествия. При работе над «Описаниями» Г. Ф. Миллер использовал в первую очередь ответы сибирских провинциальных и уездных канцелярий на анкету, рассылавшуюся им с 1734 г. Сведения, почерпнутые из этих ответов, были дополнены архивными данными и материалами, собранными самим Г. Ф. Миллером и его спутниками в ходе путешествия. Наряду с географическими материалами «Описания» уездов содержат в большом количестве сведения об истории освоения Сибири, о русском и коренном населении уездов, представляющие большой интерес для историков и этнографов. Примером плодотворного использования этнографических материалов из «Описаний» Красноярского и Кузнецкого уездов могут служить работы Л. П. Потапова 2, который высоко оценил полноту и достоверность сведений, сообщаемых Г. Ф. Миллером.

В работе Г. Ф. Миллера «Описание Томского уезда Тобольской провинции в Сибири в теперешнем его состоянии, в октябре 1734 года» 3 приводятся ценные сведения о коренном населении этого уезда в первой половине XVIII в., однако эти материалы практически не введены в научный оборот. Правда, в книге Л. П. Потапова об этногенезе хакасов приводится извлеченный из данной работы Г. Ф. Миллера список ясачных волостей, расположенных по Чулыму 4, но он содержит пробелы и неточности, вызванные погрешностями перевода.

В «Описании Томского уезда...» выделяются несколько разделов: географическое описание уезда; краткая история освоения его территории русскими; описание Томска и острогов уезда и, наконец, раздел, посвященный коренному населению. К «Описанию» прилагается список всех населенных пунктов уезда. Из сделанного нами перевода всего текста «Описания» для публикации выбраны [172] два фрагмента, в которых сконцентрирован материал о коренном населении уезда в первой половине XVIII в. Следует отметить, что некоторые сведения о чатах, телеутах и эуштинцах содержатся и в других разделах этой работы Г. Ф. Миллера, однако речь в них идет преимущественно о событиях первой половины XVII в., и сведения эти приводятся самим Миллером в его «Истории Сибири».

В архивной описи и в «Обзоре рукописей Г. Ф. Миллера...» подготовленном Н. А. Баклановой и А. И. Андреевым, указывается, что эта работа Г. Ф. Миллера не имеет конца 5. На самом деле рукопись сохранилась полностью, но последние листы «Описания Томского уезда...» перепутаны, и нумерация листов не соответствует фактическому расположению материала. В публикуемых фрагментах сохранена архивная нумерация листов.

* * *


/л. 19/ Из татарских деревень трех упомянутых выше привилегированных родов, некоторые представители которых состоят на службе и получают жалованье, а остальные не платят никаких налогов, 10 населяют чаты, 4 еуштинцы и 2 телеуты. В двух чатских деревнях — Муратовы юрты на западном и Казанские юрты на восточном берегах Томи, немного выше и ниже села Спасского, — есть мечети 6. Первая из названных деревень была местом жительства мурзы Итемена и его сына Мурата, о которых говорилось выше. Именем Мурата и была названа эта деревня. Из еуштинских деревень самая знатная — Сингиргайские юрты. Она находится в двух верстах к западу от города, где раньше жил вышеупомянутый князец Тоян. В настоящее время насчитывается 200 чатов, 60 еуштиндев и 150 телеутов, способных к конной службе. Однако в действительности находятся на службе и получают жалованье лишь 44 чата, 22 еуштинца и 27 телеутов, которые вместе составляют упомянутое выше число (93 человека) татарской ландмилиции Томского уезда.

Причину названия этих народов у них невозможно выяснить, за исключением того, что сообщил один татарский мулла о происхождении названия чат. Оно обозначает на их языке мыс, который образуется при слиянии двух рек, и может быть, что их предки после разгрома хана Кучума какое-то время жили где-нибудь в подобном месте и от него получили имя 7.

Остальные татарские жители Томского уезда, которые платят известную ежегодную дань, или ясак, с давних пор поделены в определенные волости. Каждая волость имеет своего князца и есаула, которые не только заботятся о доставке ясака, но и решают судебные дела в первой инстанции. Данных волостей насчитывается 27, и их наиболее удобно отметить по географическому принципу в следующем порядке:

1. Кумысная, расположена в разных частях Сосновского дистрикта, смешанно с русскими. В ней имеется 21 плательщик ясака.

2. Ячинская, по реке Яе, в сорока и больше верстах вверх от расположенного на Яе села Спасского. В ней имеется 39 плательщиков ясака.

3. Корюкова, по реке Кие, в 80 верстах от ее впадения в Чулым. /л. 19 об./ В ней имеется 36 плательщиков ясака 8.

4. Курчукова, по реке Кие, в 60 верстах выше предыдущей волости и дальше вверх, а также кое-где по реке Береш, которая с востока впадает в Урюп. В ней имеется 43 плательщика ясака.

5. Шусткая, выше по рекам Урюп и Береш. В ней имеется 20 плательщиков ясака. [173]

6. Камлярская, с добавлением «Обская», так как относящиеся к ней татары раньше жили на Оби. Сейчас находится на реке Береш. В ней имеется 19 плательщиков ясака.

7. Кызыльская, по реке Июсу, в 30 верстах выше устья реки Серее, или Сереш, которая вытекает с западной стороны из озера, называемого по-татарски Ак-коль, а по-русски Белое озеро. В ней имеется 40 плательщиков ясака.

8. Ачинская, по реке Июсу, выше и ниже устья реки Сереш. В ней имеется 41 плательщик ясака. От этой волости получил свое название Ачинский острог.

9. Басагарская, по реке Июсу, ниже предыдущей волости. В ней имеется 42 плательщика ясака.

10. Камлярская, с добавлением «Ачинская» (она относится к Ачинскому острогу), чтобы отличить ее от вышеупомянутой Камлярской волости. Расположена по рекам Июсу и Урюпу, немного выше места их слияния. В ней имеется 12 плательщиков ясака. /л. 20/

11. Игынская, по Чулыму, ниже и выше Ачинского острога, до места, где сливаются Июс и Урюп. Раньше была объединена с нижеследующей Мелесской волостью и отделилась от нее только в 1728 году. В ней имеется 80 плательщиков ясака.

12. Кемчукская, на речке Кемчук, которая с востока впадает в Чулым, недалеко от его устья. В ней имеется 10 плательщиков ясака.

13. Керексунская, на той же речке Кемчук, немного выше предыдущей волости. В ней имеется 5 плательщиков ясака.

14. Мелесская, по Чулыму, выше и ниже Meлесского острога. В ней имеется 154 плательщика ясака.

15. Тутальская, по Чулыму, ниже предыдущей волости. В ней имеется 104 плательщика ясака.

16. Кызылдеева, по Чулыму, ниже предыдущей волости, в местности, где впадает Кия и немного вверх по Кие. В ней имеется 97 плательщиков ясака.

17. Аргунская, по Чулыму, немного выше устья реки Яи и по речке Тусюл, которая течет в реку Серди, с востока впадающую в Кию. В ней имеется 62 плательщика ясака.

18. Каргачина, по Чулыму, большей частью немного ниже устья реки Яи, однако некоторые живут также между Кызылдеевой и Тутальской волостями. Последние называются пышкинскими татарами. Всего насчитывается 116 плательщиков ясака.

19. Большая Байгульская, по Чулыму, чересполосно с населением предыдущей волости. В ней имеется 83 плательщика ясака. /л. 20 об./

20. Малая Байгульская, по Чулыму, ниже предыдущей волости, в местности между впадающими с севера речками Чичкаюл и Улуюл. В ней имеется 16 плательщиков ясака. Обе последние волости называются также с добавлением «татарские Байгульские волости», чтобы отличить их от двух остяцких волостей, имеющих такое же название.

21. Темерчинская, или Чемерчинская, на восточном берегу Оби, рядом с Уртамским острогом. В ней имеется 11 плательщиков ясака.

22. Тутальская, с добавлением «Обская», чтобы отличить её от вышеупомянутой Тутальской волости на Чулыме, с которой они раньше были объединены. Находится на западном берегу Оби выше села Богородского. В ней имеется 42 плательщика ясака.

23. Соргулина, на западном берегу Оби, между устьем Томи и селом Николаевским. В ней имеется 38 плательщиков ясака.

24. Малая Провская, на восточном берегу Оби, между селом Николаевским и устьем реки Шегарки. В ней имеется 17 плательщиков ясака.

25. Большая Шегарская, на западном берегу Оби, в [174] местности, где впадает Шегарка. В ней имеется 29 плательщиков ясака.

26. Малая Шегарская, вверх по реке Шегарке. В ней имеется 22 плательщика ясака.

27. Большая Провская, на восточном берегу Оби, /л. 21/ между устьями рек Шегарка и Чулым. В ней имеется 48 плательщиков ясака.

Кроме того, есть еще 7 остяцких волостей, которые также относятся к Томскому уезду, а именно:

1. Шепецкая, на восточном берегу Оби, немного выше устья Чулыма. В ней имеется 29 плательщиков ясака.

2. Большая Байгульская, рассеяна по Чулыму на расстоянии одного дня пути вверх против течения. В ней имеется 32 плательщика ясака.

3. Малая Байгульская, рассеяна по Чулыму выше предыдущей волости на расстоянии двух дней пути. В ней имеется 10 плательщиков ясака.

4. Кортульская, по обе стороны Оби, чуть ниже устья Чулыма и примерно на 25 верст вниз. В ней имеется 51 плательщик ясака.

5. Малая Чурубаровская, на западном берегу Оби, начинается немного ниже предыдущей волости и простирается на 25 верст вниз. Состоит из 26 плательщиков ясака.

6. Большая Чурубаровская, на западном берегу Оби, начинается немного ниже предыдущей волости и простирается на 15 верст. В ней имеется 52 плательщика ясака.

7. Чаинская, вверх по маленькой речке Чае, которая с запада впадает в Обь, рассеяна тут и там в густых лесах. В ней имеется 50 плательщиков ясака. /л. 21 об./

Ясак состоит из соболей или из их эквивалента другими мехами. На каждого человека положен оклад из трех соболей, исключая немногих, которые платят лишь по два соболя. При сборе ясака один соболь обычно приравнивается к пятидесяти копейкам и соответственно этому устанавливается стоимость других мехов. Единственное различие, еще существующее между определенными волостями, состоит в том, что некоторые платят за одного соболя 40 белок или 8 горностаев, другие 30 белок или 6 горностаев и третьи 25 белок или 5 горностаев. К первой категории относятся Курчукова, Кызыльская, Ачинская, Басагарская, Камлярская-Ачинская, Игынская, Керексунская, Мелесская, Большая и Малая Байгульские волости; ко второй категории относятся обе Тутальские волости и к третьей причисляются остальные, не названные выше как татарские, так и остяцкие волости. Данное различие употребительно со времени завоевания этих мест.

Сбор ясака происходит следующим образом. Ежегодно из Томска во все волости посылаются ясачные сборщики, которые вместе с князцом и есаулом каждой волости переезжают от одного поселения к другому, принимают и опечатывают ясак. После этого князцы сами доставляют опечатанный ясак /л. 22/ в город, в воеводскую канцелярию, где все проверяется и еще раз оценивается. Если все соответствует требованиям, то ясак доставляется на хранение в амбар. Отсюда его отвозят ежегодно удобным водным путем в Тобольск, в губернскую канцелярию. В тех волостях, которые расположены по Чулыму и Июсу, далеко от Томска, сбор ясака производится приказчиками Мелесского и Ачинского острогов. Остяки Чаинской волости ясак доставляют сами в Большую Чурубаровскую волость.

Названия волостей, видимо, как и в Кузнецком уезде, происходят от имен тех князцов или есаулов, которые во время завоевания этих мест стояли во главе каждой волости.

Чатские татары издавна мусульмане. Еуштинцы раньше были язычниками, почитавшими дьявола, однако приблизительно [175] 20 лет тому назад большая их часть была обращена в мусульманство Саидом, главой чатского духовенства в Томском уезде.

Остальные, не давшие себя уговорить в то время, в прошлом, 1733 году, благодаря деятельности Саида /л. 22 об./ из Тарского уезда (сына вышеупомянутого Саида) приняли обрезание. Чатское духовенство постепенно обратило в мусульманство также до 30 телеутских семей; остальные телеуты, однако, остаются еще слепыми язычниками.

Чулымские и другие ясачные татары, а также остяки имели раньше одинаковую с еуштинцами религию, но все они в 1719 и 1720 годах были через святое крещение приведены в христианскую веру сибирским архиепископом Филофеем 9. Они имеют также собственные церкви в местах, где поблизости нет русских сел с церквями. Однако многие из них, особенно живущие в отдалении, мало заботятся о христианстве и еще тайно служат своим старым идолам.

О нравах, обычаях и особой религии всех без исключения народов в другое время будет сделано подробное сообщение.

/л. 36 об./ Список чатских, еуштинских и телеутских деревень, относящихся к Томскому уезду

I. Чатские деревни

1. Бурлаковы, или Есауловы, юрты, на речке Черной, в двух верстах от ее устья. Эта речка впадает в Томь с запада, немного выше речки Басандайки.

2. Токтамышевы юрты, на западном берегу Томи, немного выше устья речки Черной.

3. Муратовы юрты, на западном берегу Томи, выше предыдущей деревни.

4. Барабины, или Барабинские, юрты, на западном берегу Томи, между селом Спасским и деревней Кафтанчиковой.

5. Казанские юрты, на восточном берегу Томи, четырьмя верстами выше села Спасского.

6. Калтайские юрты, на западном рукаве Томи, немного ниже села Калтайского.

7. Ор-Карагайские юрты, на западном берегу Оби, в Чауском дистрикте на Томской дороге. Эта деревня раньше была рядом, на восточном берегу Оби. /л. 35/

8. Кургесские юрты, на речке Кургес, которая в 50 верстах ниже предыдущей деревни с запада впадает в Обь.

9. Усть-Уенские юрты, раньше были на речке Уени, которая впадает в Симанскую протоку. Сейчас находятся на протоке Ак-Балык, которая вытекает из речки Чаус возле деревни Усть-Скалинской и также впадает в Симанскую протоку.

9. Таганские юрты, на речке Тагане, которая впадает в Обь с востока, в 20 верстах ниже Уртамского острога.

II. Еуштинские деревни

1. Сингиргайские юрты, на речке Уптача, в двух верстах западнее Томи, напротив г. Томска. Уптача впадает в Бурундукову протоку, западный рукав Томи, верхнее устье которого находится немного ниже города, а нижнее — около села Попадейкина.

2. Островные юрты, к западу от Томи, между Томью и Енековой протокой. Эта протока находится между Томью и Бурундуковой протокой.

3. Тигильдеевы юрты, к западу от Томи на Поросской протоке, в 8 верстах ниже устья речки Порос. /л. 35 об./

4. Горбуновские юрты, на острове, который находится недалеко от устья Томи, между Томью и Лабазной протокой, протекающей с восточной стороны. [176]

III. Телеутские деревни

1. Костентиновы юрты, в Сосновском дистрикте рядом с русским селом Костентиновым. Эта деревня называется также Балыкшина, так как первого телеута, поселившегося здесь, звали Балык.

2. Искитимские юрты, на речке Искитим, впадающей в Томь в Сосновском округе, посередине между ее устьем и Искитимом Поперечным 10.


* * *

Сведения, содержащиеся в приведенных выше фрагментах «Описания Томского уезда...» Г. Ф. Миллера, дают возможность уточнить численность коренных народов уезда в первой половине XVIII в. Особенно ценными представляются данные о численности чатов, телеутов и эуштинцев. Несмотря на приблизительность подсчетов Г. Ф. Миллера (об этом говорит округленность цифр), эти сведения существенно дополняют и уточняют имеющиеся в литературе данные. Подсчет численности указанных групп населения Томского уезда на основании имеющихся в распоряжении исследователей источников связан с большими трудностями. В XVII — первой половине XVIII в., как правило, в документах фиксировались лишь те чаты, телеуты и эуштинцы, которые несли службу и получали жалованье. Б. О. Долгих условно определил численность чатов на конец XVII в. в 400, а эуштинцев — в 820 чел. 11 Н. А. Томилов считает, что эуштинцев в 1703 г. было примерно 345, а в 1764 г. — около 320 чел.; чатов в 1720 г. — 470 а в 1764 г. — около 694 чел. 12 Н. Ф. Емельянов называет в основном те же цифры, расхождение лишь в определении численности эуштинцев в 1703 г. Он исчислил ее примерно в 200 чел. 13 Принимая коэффициент 4 для перевода численности мужчин, «способных к конной службе», в численность всего населения, мы можем определить по данным Г. Ф. Миллера численность всех эуштинцев в 1734 г. примерно в 240, а чатов соответственно в 800 чел.

Что касается телеутов, то, как отмечает Н. А. Томилов, точных данных о их численности в XVII — XVIII вв. до сих пор не найдено ы. По мнению А. П. Уманского, «к 90-м гг. XVII в. в Томске насчитывалось, видимо, около 55-60 «выезжих телеутов» (мужчин)» 15. По сведениям Г. Ф. Миллера мы можем определить численность всех телеутов Томского уезда в 1734 г. примерно в 600 чел.

Материалы Г. Ф. Миллера позволяют уточнить местоположение многих ясачных волостей, особенно в верховьях Чулыма и его притоков. Так, согласно Б. О. Долгих, Шушская волость в XVII в. находилась в верховьях р. Кии по речкам Тисульке и Каштаку, а в верховьях Урюпа и на р. Береж шушцы лишь иногда кочевали 16. Сообщение Г. Ф. Миллера, по которому Шушская (Шусткая у Миллера) волость в начале XVIII в. находилась в верховьях Бережа (Береша) и Урюпа, подтверждает вывод Б. О. Долгих о большой подвижности населения порубежных волостей (к каковым относилась и Шушская). [177]

Информация Г. Ф. Миллера о количестве и составе ясачных волостей Томского уезда в целом соответствует данным современных исследователей, однако позволяет сделать некоторые уточнения. Например, в работе Н. Ф. Емельянова «Население Среднего Приобья...» образование Кумыжской и Обско-Тутальской волостей датируется 1764 г. 17 Упоминание этих волостей Г. Ф. Миллером в работе 1734 г. дает возможность говорить о существовании Кумыжской (Кумыской у Миллера) и Обско-Тутальской волостей в более раннее время. Определенный интерес представляют также заметки ученого о сборе ясака, данные о распространении мусульманства. Следует, однако, отметить, что сообщение Г. Ф. Миллера о принятии к 1733 г. всеми без исключения эуштинцами мусульманской религии не подтверждается другими источниками 18.

Сведения о коренных народах Сибири в первой половине XVIII в., которыми располагают историки и этнографы, скудны и большей частью отрывочны. Поэтому любое расширение источниковой базы, введение в научный оборот новых источников благоприятно сказывается на результатах дальнейших исследований. Материалы по коренным народам Томского уезда, которые содержатся в рассматриваемой работе Г. Ф. Миллера, позволят уточнить и дополнить представление об их этническом составе, численности, расселении, направлениях миграций.


Комментарии

1. ЦГАДА, ф. 199, Портфели Миллера, портф. 526, ч. 2.

2. Потапов Л. П. Происхождение и формирование хакасской народности. — Абакан, 1957; Он же. Этнический состав и происхождение алтайцев. — Л., 1969.

3. ЦГАДА, ф. 199, Портфели Миллера, портф. 526, ч. 2, д. 6, л. 1-36 об.

4. Потапов Л. П. Происхождение и формирование..., с. 169-170.

5. Бакланова Н. А., Андреев А. И. Обзор рукописей Г. Ф. Миллера по истории, географии, этнографии и языкам народов Сибири, хранящихся в московских н ленинградских архивах и библиотеках. — В кн.: Миллер Г. Ф. История Сибири, т. 1. М.-Л., 1937, с. 550.

6. В разделе, посвященном описанию г. Томска (л. 12), Г. Ф. Миллер пишет о том, что чатские и бухарские татары, жившие в Томске, имели три мечети.

7. Сведения об этнониме «чаты» приводятся Г. Ф. Миллером в «Истории Сибири», но без указания на источник информации (Миллер Г. Ф. История Сибири, т. 1, с. 314). Согласно исследованиям Л. П. Потапова, этноним чат (чагат, джагат) имеет гораздо более раннее происхождение (Потапов Л. П. Этнический состав и происхождение алтайцев, с. 82-84).

8. В приводимом Л. П. Потаповым списке ясачных волостей по Чулыму (взятом из «Описания Томского уезда...») о Корюковой волости сказано: «Корюкова (46 ясачных) на р. Кие, в 30 верстах от ее впадения в Чулым». (Потапов Л. П. Происхождение и формирование..., с. 169-170). На самом деле в работе Миллера указано 36 ясачных и 80 верст.

9. В указанные годы Филофей был не архиепископом, а митрополитом Тобольским и Сибирским.

10. Искитим Поперечный — деревня, которая находилась, по определению Г. Ф. Миллера, на р. Искитим, в 19 верстах от ее устья («Описание Томского уезда...», л. 28 об.). Н. А. Томилов предположил, что до конца XVIII в. Искитимские юрты находились в Кузнецком уезде (Томилов Н. А. Тюркоязычное население Западно-Сибирской равнины в конце XVI — первой четверти XIX в. — Томск, 1981, с. 243). В работе Г. Ф. Миллера указывается на их принадлежность к Томскому уезду.

11. Долгих Б. О. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке. — М., 1960, с. 101.

12. Томилов Н. А. Тюркоязычное население..., с. 199, 200, 215.

13. Емельянов Н. Ф. Население Среднего Приобья в феодальную эпоху. Состав, занятия и повинности. — Томск, 1980, с. 51.

14. Томилов Н. А. Тюркоязычное население..., с. 244.

15. Уманский А. П. Телеуты и русские в XVII-XVIII веках, — Новосибирск, 1980, с. 197.

16. Долгих Б. О. Родовой и племенной состав..., с. 100.

17. Емельянов Н. Ф. Население Среднего Приобья..., с. 25.

18. Там же, с. 65.

Текст воспроизведен по изданию: Г. Ф. Миллер о коренном населении Томского уезда // Традиционные верования и быт народов Сибири. XIX - нач. XX в. Новосибирск. Наука. 1987

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.