Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Г. Ф. Миллер и московский архив Коллегии иностранных дел

1766-1783 гг.

Склонность и страсть у Г. Ф. Миллера была одна — история и архивы, которые он начал изучать и собирать, еще путешествуя по Сибири. Ученый имел собственный архив и активно участвовал в создании архива Академии наук. Миллеру хорошо было известно, что в Москве находится Московский архив Коллегии иностранных дел (МАКИД) — уникальное собрание материалов по истории России, ее международных связей с XII по XVIII вв. Его основу составлял бывший архив Посольского приказа, где хранились древнейшие духовные и договорные грамоты русских великих и удельных князей, договоры России с иностранными державами, документы по истории народов, вошедших в состав Российской империи.

27 марта 1767 г. Миллер был назначен коллежским советником при МАКИД. Придя в архив, он сразу стал осуществлять свой план по упорядочению документов и созданию к ним справочного аппарата. Но прежде нужно было позаботиться об организации хранения документов, которые после большого пожара в Кремле 20 декабря 1747 г. были перенесены на Ростовское подворье в Китай-город. В своем «представлении» в Коллегию иностранных дел Миллер писал, что в результате этого перемещения «дела не только приведены были в великий беспорядок, но и подвержены были опасности согнить в сырых погребах, поелику в тесных по старой архитектуре построенных комнатах способнейшего места иметь было не можно. Сложенные в сандуки и неразбранные, документы было невозможно найти по запросам Коллегии» 1.

В 1767 г. в Москву для открытия Уложенной комиссии прибыла Екатерина II. Миллер был знаком ей лично, и именно она предложила ученого в качестве депутата от Академии наук в состав Уложенной комиссии. Историк сумел убедить императрицу в необходимости выделения денег для покупки под архив нового здания. Дом на углу Хохловского и Колпачного переулков был приобретен за 11000 рублей у князя А. М. Голицына. Здание было отремонтировано, для размещения документов заказали специальную мебель и шкафы.

Важно, что Миллер сразу позаботился не только о физическом состоянии документов, но и об их сохранности, тем более, что при вступлении в должность он дал «реверс в том, чтоб ему имеющиеся в том архиве тайне подлежащие дела всяким образом ненарушимо содержать в крайнем секрете и отнюдь не сообщать никому ничего без точного повеления главных» 2. Ценный опыт работы с историческими документами Миллер приобрел в Сибири. В столицу он вернулся выдающимся специалистом не только в области истории, археологии, географии, этнографии, но и архивного дела. В архиве Миллер продолжил свои занятия по собиранию документов; вместе с тем он стал приводить в порядок все, что было собрано им раньше. Так образовались знаменитые «портфели Миллера», которыми и поныне пользуются историки. [10]

В силу политической важности материалов Миллеру и его сотрудникам приходилось выполнять запросы Коллегии иностранных дел и делать обзоры о сношении России с различными государствами. Так, в апреле 1776 г. он составил справку о русско-шведской границе, протяженность которой у правительства России не была установлена. Второе направление — это собственные его сочинения и помощь ученым, издателям, историкам. Миллер снабжал просветителя Н. И. Новикова разнообразными материалами, при его содействии в «Древней русской Вифлиотеке» были напечатаны драматические произведения XVII — начала XVIII вв. Екатерина II не раз пользовались архивными материалами и книгами из библиотеки Миллера для своих исторических сочинений 3. В октябре 1835 г. А. С. Пушкин получил из МГАМИД тетради из «пугачевского портфеля» Миллера, который был свидетелем крупнейшего восстания в России 4. Миллер проявлял необычный интерес к истории Москвы и ее памятникам. В его «портфелях» имеются многочисленные записи о теперь уже не сохранившихся памятниках, монументах и надгробиях. В 1770 г. в связи со строительством в Кремле дворца ученый предложил «изображение карт» для плафонов, используя важные исторические события в жизни России.

Деятельность Миллера подготовила почву для появления в московском архиве в конце XVIII — начале XIX вв. «архивных юношей», ставших в дальнейшем видными государственными деятелями, историками, писателями и защитниками Отечества в войну 1812 года. Публикуемые ниже документы относятся к периоду службы Г. Ф. Миллера в МАКИД и характеризуют его выдающуюся деятельность по реформированию архивного дела.

Документы публикуются по современным правилам правописания с сохранением стилистических особенностей источников. Слова в квадратных скобках восстановлены по смыслу. Подчеркивания в документах выделены курсивом. Сведения о ряде лиц выявить не удалось.

Публикацию подготовила кандидат филологических наук С. Р. ДОЛГОВА


.

№ 1

Клятвенное обещание Г. Ф. Миллера о содержании в секрете архивных дел

Москва

18 апреля 1766 г.

1766 года апреля 18 дня государственной КИД в Московском архиве нижеподписавшийся коллежской советник и Академии наук профессор Миллер дал сей реверс в том, чтоб ему имеющиеся в том архиве тайне подлежащие дела всяким образом ненарушимо содержать в крайнем секрете и отнюдь не сообщать никому ничего без точного повеления главных, как точно от Его императорского величества высокоблаженныя памяти государя императора Петра Великого собственноручно подписанным в 1720-м году регламентом 5 и вследствие того учиненным в [11] Коллегии иностранных дел 1744-го года марта 5 дня определением о содержании в крайнейшем секрете в архиве дел всякого звания обретающимся при оных подтверждено. В чем он, обязуясь, под сим и подписуется.

Коллежский советник

Герард Фридрих Миллер

РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 42. Л. 110. Подлинник. Подпись — автограф.

№ 2

Письмо Г. Ф. Миллера вице-канцлеру князю А. М. Голицыну о состоянии МАКИД, описании и каталогизации документов

Москва

30 октября 1766 г.

Сиятельнейший князь, милостивейший государь.

Вашего сиятельства милостивейшее приказание на посланной мною в Коллегию репорт обязывает меня к усерднейшей благодарности. Ответы на запросы профессора Гаттера 6 и статского советника Тауберта 7 сочиняются, которые Вашему сиятельству имею сообщить в скором времени.

Описание о обитавших в древние времена в здешней империи народах сочинил я по просьбе действительного тайного советника господина Соймонова 8 с тем, чтоб ему оным пользоваться при сокращенной своей российской истории, которою он намерен поднесть Всемилостивейшей государыне императрице. В архиве, хотя и находятся старинные летописцы, кои могли бы к сочинению сего описания способствовать, но содержание оного уже приготовлено было мною в Санкт-Петербурге по имеющимся у меня самого и при Академии находящимся манускриптам и печатным книгам, почему гораздо больше о сей материи писать можно. Но нынешнее намерение никаких дальных розысканий кроме краткого объявления не требовало.

Как скоро я надеюся исправиться разбором архива, теперь еще точно знать мне невозможно. Препятствует в том неудобность и теснота того дома 9, в котором архив содержится, как то для господина канцелярии советника Мальцова и для меня, и для двух секретарей больше нет места как маленькая горненка мерою не с большим на две сажени поперешных, а есть ли б по моему желанию делалось, то б надлежало было иметь для разбору архива большую залу, в которой бы было сделано довольно шкафов и полок; какова зала, хотя и есть в том доме, но она занята конторою. И прежде прибытия коллегии, когда конторы здесь уже не будет, пользоваться оною невозможно. А есть ли б можно было и прежде оного времени выбраться вон из сего дома, то б того для сырости оного, а паче в нижних палатах, от чего архивные дела непрестанно больше гниют, желать надлежало.

Сверх того для разбору архива потребно, чтоб либо мне поверить, как в том поступить по лучшему моему знанию, или предписать в инструкции, что делать надлежит. Архива уже разобрана некоторым образом и до меня, и большею частью описана, которая опись и ежедневно продолжается. Но разбор учинен быть может подробнее, и описи можно [12] поверить и дополнить. Тако ж и по делам как внутренним, так и иностранным, удобно сочинить исторические описания, а паче негоциациям и перепискам с каждым двором, с само то начала до 1700 году или до коего времени поведено будет с приобщением достопамятнейших дел списков, о чем бы я желал снабденым быть указом. Между тем как к настоящему разбору приступить невозможно было, пересмотрел я гнилые и загорелые дела, из коих довольное число выбрал, что впредь к охранению оставить. А по окончании сего принялся я в середних числах нынешнего месяца за новое описание англинских грамот, потому что прежняя опись сочинена была весьма необстоятельно за незнанием того, кто оную делал англинского языка. И нашел я больше сорока грамот, которые совсем были пропущены, из чего, Ваше сиятельство, заключить изволите, надобно ли описи поверить или нет. И я во всем предаюся на рассуждение Вашего сиятельства и с глубочайшим почтением остаюся, сиятельнейший князь милостивейший государь, Вашего сиятельства всепокорнейший слуга

Г. Ф. Миллер

На л. 216 имеется запись: «Отправлено на почте того ж числа».

РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 42. Л. 275-276. Отпуск.

№ 3

Записка камер-юнкера М. М. Щербатова 10 в МАКИД с просьбой разрешить ему использовать материалы архива для сочинения российской истории

Москва

8 января 1770 г.

В иностранной Коллегии в архиве древнейшие письмы с княжения великого князя Ивана Даниловича, то есть с половины XIV века. Для сочинения российской истории прошу, чтобы позволено мне было сообщать по требованию моему от господина Миллера письмы и разные трактаты до великого князя Иоанна Васильевича, то есть по 1462-й год.

На л. 3 имеется запись: «Сообщена в архиве от его высокородия господина коллежского советника Миллера в 8 день генваря 1770-го года, записать».

РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 46. Л. 3. Копия.

№ 4

Описание плафонов для строящегося Кремлевского дворца 11 с сюжетами из русской истории, составленное Г. Ф. Миллером

Москва

25 августа 1770 г.

Изображение картин в строящейся в Кремле дворец для плафонов

1. Всемилостивейшей государыни вступление на престол. Промысл Божий ведет государыню на престол. На правой стороне благочестие приносит жертву пред алтарем, на левой обнимаются [13] правосудие и изобилие, каждая фигура с своими принадлежностями. На воздухе над главою государыни летает слава, на низу «28 июля 1762 год».

2. Публичная аудиенция Комиссии, учрежденной для сочинения проекта нового Уложения 12 августа 1767-го.

Государыня стоит на край трона (так в тексте), по правой руке несколько ниже ее на одной степени стоит вице-канцлер, перед троном стоят члены Комиссии. На верху написать золотыми буквами «Премудрая, великая, мать Отечества», на низу «12 августа 1767-го».

3. Рождение государя цесаревича Павла Петровича.

Государыня императрица Елисавет Петровна стоит у кресла, с одной стороны подают ей новорожденного принца, с другой стоит обер-гофмейстерина, держащая кавалерской орден Святого апостола Андрея на подушке. Сей орден принимает государыня и налагает на новорожденного принца. На низу «20 сентября 1754».

4. Победа над турками.

Можно материю взять из истории государыни императрицы Анны или по нынешним благополучным обстоятельствам.

5 и 6. Петра Великого победы над шведами: 1. Под Полтавой. 2. Морем при Ангуте.

Обе сии победы представлены на изрядных кулфер-стихах, которым можно последовать, да при Полтаве же означить частые редуты, коими марешел де Сакс удачу сей баталии преписывает.

7. Петр Великий празднует Ништатское мирное заключение и принимает титул императора и Отца Отечества 12.

Реляция о сем находится в Большой указной книге.

8. Ест ли надобно и из истории царя Алексея Михайловича 13, то не кажется приличнее как взятие города Смоленска 14 и принятие Малой России в подданство 15, чрез что положено начало к успокоению России с польской стороны.

Река Днепр течет с правой стороны налево. За Днепром лежит город Смоленск на косогоре и с замком, по сю сторону реки две горы Девичья и Покровская, с которых чинены атаки. Государь сам в присутствии, допуская депутатов малороссийских до аудиенции, обещает им свою протекцию. Внизу: 1654.

9. Рюрик 16 принимается великим князем Новогородским.

При реке Волхове стоит город Старая Ладога деревянной. По правой стороне пристают корабли, из которых выходят на берег Рюрик с братьями и с их народом, одеты по-готфскии, то есть в коротком платье и небольшими бородами. Старшины новгородские, приходящие с левой стороны в одежде длинной словенской и с большими бородами его встречают. В отдалении является алтарь, на котором стоит идол Перун, обеими народами обожаемый. Внизу: 862.

10. Олег овладает Киевом.

Река Днепр и при оной город Киев на горе с немногими на берегу жилищами. Олег пристает выше города на судах, которые нашим [14] баркам подобны. Выходящих из города киевских князей Оскольда и Дира встречает Олег при судах, несущи на руках и показывая им молодого князя Игоря. По обоим сторонам выше и ниже города множество народа. — Плещущи и бьющи в ладони для показывания своей радости.

11. Игорь 17 побеждает греков.

Представляется морской пролив, над которым лежит Константинополь. Российский флот, состоящей из бесчисленных малых судов, пристает к берегу и высаживает воинов, между которыми Игорь показывается, яко предводитель в преимущественном виде. Греки издали бегут от русских. Послы духовные и мирские из города приносят дань Игорю.

12. Великая княгиня Ольга 18 принимает крещение.

Сие крещение делалось в Царе Граде в главной церкви с патриархом цареградским, а восприемником был сам царь греческой, что следующим образом изобразить можно: представить внутреннюю часть церкви, в которой стоит купель, пред купелью стоит великая княгиня Ольга в белом платье, за ней к правой стороне вельможи ее, пред нею за купелью патриарх, читающий молитвы из книги, которую держит некто из духовных. По обе стороны патриарха главное духовенство, на левой стороне купели царь греческой в царском платье и в диадиме в препровождении своих вельмож. С обоих сторон в отдалении два крылоса певчих.

13. Владимира великого брак с царевною греческой 19.

Корсунь город, что ныне Козлов 20, стоит над Черным морем, пристают корабли, из которых выходит царевна греческая с вельможами — Владимир ея встречает в [со]провождении своих вельмож, подходя столь близко, что подает ей руку. Сим наполнится может вся передняя часть картины, так что царевнины вельможи простираться могут до кораблей, а Владимировы до города. Город должен быть представляем в небольшом отдалении, и в нем церковь отверстая, а в церкви купель для знаменования, что Владимир тогда крестился.

14. Крещение Российского народа Владимиром Великим 21.

Город Клев в середине картины на горе, жилища простираются до Днепра. В Днепр впадает немного выше река Десна. Великий князь ходит за крестами и в провождении своих вельмож на берег Днепра и смотрит, как народ в великом собрании сходит в реку для крещения. Священники стоят в воде до колен, из которых иные читают молитву из книг, а другие погружают народ в воду, другие же навешивают им кресты. С одной стороны влекут кумиры с горы и бросают в Днепр.

15. Взятие Казани 22.

Положение мест такое. В Волгу впадает река Казанка, а при Казанке на левом ее берегу стоит город Казань. Осада российская, хотя со всех сторон была, но главный лагерь стоял на той пространной равнине, которая находится ниже устья реки Казанки. Тут и подлежит означить величиною и великолепием царский шатер, а передо оным царя, стоящего с своими вельможами. Стреляют из пушек, мечут бомбы, воеводы ведут солдат на атаку. К городу проведены были подкопы и наполнены [15] порохом. Сим способом и подорванием подкопов город взят, чего ради оное наипаче изобразить должно.

16. Избрание царя Михаила Федоровича в цари 23.

При Волге реке на левом ее берегу стоит город Кострома при устье реки Костромы, а за Костромою Ипатский монастырь. Которое положением мест так изобразить должно, чтоб Волга протекла впереди по картине, а за Волгою на правой стороне город, а на левой монастырь и река Кострома. Между ими послы государственные, в числе которых были архиереи и бояре, и разных чинов людие. Ходят за крестами от города к монастырю, которым навстречу выходит из монастыря мать царя Михаила Федоровича в иноческом платье и с сыном. Мать плачущая, сын 16-ти лет.

На л. 153 имеется запись: «Сочин[ение] г[осподина] Федора Иван[овича] Миллера по требов[анию] его пр[евосходительства] Измайлова 24 при строении дворца на ход».

РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 46. Л. 153-155об. Отпуск.

№ 5

Именной указ Екатерины II Г. Ф. Миллеру о предоставлении материалов Н. И. Новикову для публикации

Санкт-Петербург

26 октября 1773 г.

Господин коллежский советник Миллер.

По рассмотрению вашему из архивы, которую вы разбираете для удовольствия публики, к изданию в печать можете сообщать господину Новикову копии с описаний посольств, с разных обрядов или чинов и других достопамятных вещей не меньше, как и любопытных, о чем он Нас просил 25.

Екатерина

РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 49. Л. 166. Подлинник. Подпись — автограф.

№ 6

Рапорт Г. Ф. Миллера в секретную экспедицию КИД о выявлении и копировании документов по русско-шведской границе с древнейших времен

Москва

18 апреля 1776 г.

Присланное из оной коллегии от 17 марта сего года в Московский архив канцелярскою цыдулою с приложением копии с присланного из правительствующего Сената запроса велено справитца о древней между России и Швеции бывшей границе, и что о том известия найдется, [16] списав копии, прислать в Коллегию для отсылки в правительствующий Сенат (см. список скопированных документов за 1561 — 1621 гг. (Ф. 180. Оп. 1. Д. 52. Л. 217-218)).

Во исполнение сего государственной КИД приказания как в Московском архиве точного известия и дела о самой древней между России и Швеции границе нет, то сочинено о том и о Карелии из разных летописцов историческое известие, а (выделенное курсивом — вставка на левом поле) в Московском архиве найдено и выписано: 1-е) что город Орешек и городок Карелской были издревле под владением российским; 2-е) из Нарвского договора, состоявшегося в 1595-м году, следующие к показанию границ артикулы. Но как шведы по сему договору поступали несправедливо, то в доказательство сего сысканы здесь в старых столпцах от воевод отписки и пр[очее] и приложены копии под нумерами 3, 4, 5 и 6-м, из коих видно, что по тому Нарвскому договору и размежевание границ учинено было, но утверждено ли оное в следующие годы, о том известия здесь в архиве ни межевых книг не имеется. А как в 1609-м году при царе Василии Ивановиче Шуйском 26 стольник и воевода Иван Головин 27 учинил в Выборге шведского короля с полномочными воеводы Юрьем Боем с товарищи о вечном мире подтверждение и союз с обоих сторон на Жигимонта 28 короля польского, то в тех договорных записях именно написано, чтоб того Нарвского в 1595-м году учиненного постановления не нарушивать и держать в веки крепко и отдать город Корелу в шведскую сторону со всем уездом. Из чего следует, что город Корела и с уездом после того Нарвского договора до 1609 года был под российским владением; 7-е) Из Столбовского договора 29 статьи, касающиеся до развода рубежей; 8-е) по тому Столбовскому договору копия с межеванной записи с перечневым списком тех порубежных мест. 9-е) Копия с росписи Новгородской земли, в которую вступались шведские межевые послы не правильно, и 10-е) Копия с межевой утвержденной последней записи, учиненной по тому ж Столбовскому договору. Что все при сем в государственную Коллегию иностранных дел посылается.

Историческое известие о Карелии

О древнейших временах, как Корелская земля под российское владение пришла в Московских архивах, известия не находится, а рассудить по истории, то новгородцы владели Карелию горазда прежде, нежели шведы Финляндиею обладать стали, и в ней городы построили. В 1293-м году шведы построили Выборг и в 1295-м году Кексгольм, в котором последнем новгородцы в 1297-м году, кто в их земле построенном, всех шведов побили, и оной за собою удерживали, тогда россияне называли оной по земле Корелою или Корельским городом. Шведы в намерении утеснить новгородцов со стороны Невы реки пришли в 1300-м году морем на судах и построили на устье реки Охты город Ниеншанц [17] (Канцы), тогда Венец земли называемой. Напротиву того новгородцы под предводительством великого князя Андрея Александровича 30 в 1301-м году к городу Венец земли подступив шведов побили, и город в свою власть взяли. По тому великий князь Георгий Данилович 31, будучи в 1323-м году в Новгороде и слышав, что шведы Корельский город держат в осаде, собрався с новгородскою и псковскою силою из Корелии их выгнал и по учиненному походу против Выборга построил на верхнем устье реки Невы, где оная из Ладожского озера проистекает на Ореховом острове город Ореховец или Орешек, которое имя шведы, сей город взяв в 1347-м году, переведя переменили в Нетебург, а Петр Великий назвал Шлиссельбургом. Он же великий князь Георгий положил с шведами границу на Сестре реке, текущей с северу в Финской залив, которая граница продолжалась до Столбовского в 1614-м году учиненного мирного заключения, в коем соглашено границе быть на реке Лаве, текущей в Ладожское озеро. Столь далеко от Сестры реки под север, а потом под восток, граница простиралась. Сие, за дикостью и недовольным знанием тамошних мест, в безвестии оставлено. Так же и года оного мирного на Сестре реке постановления точно не известно. Российские летописцы пишут, что то учинил великий князь Георгий Данилович с шведским королем Магнусом Шмеком 32, да в том же и шведские историки не спорят. Но они кладут сие учреждение границы в 1398-м году, а Георгий скончался в 1328-м году, как то они и многие другие, происхождения позже российских летописцов полагают, но в том, конечно, есть их ошибка. Между тем сколь ни переменчиво было воинское счастие между россиянами и шведами в рассуждении Орешка и Ниеншанца, ибо хотя шведы в 1347-м году Орешком, а уповательно и Ниеншанцом, овладели, но потом многие по истории являются признаки, что владение оное было не надолго. Кексгольм или Корелской город взят был шведами в 1580-м году, но в Нарвском мирном заключении 1595 года возвращен России (далее зачеркнуто: «с коего времени архивныя до Кексгольма касающияея известия зачинаются»).

Пограничной с Кексгольмом уезд есть Нишлотской. Может, что Нишлот построен шведами для распространения их границ до Кексгольма, но сие учинено не прежде как в 1475-м году. Итак, Кексгольм и вся Карелия есть старинная российская до Новагорода принадлежащая область, хотя языком, верою, обычаями от россиян различалась.

Делопроизводственные записи: на л. 211об.: «Таков за подписанием по сему Г. Ф. Миллер, за скрепою секретаря Петра Томановского, за справою канцеляриста Андрея Паунцова отправлено на почте выше писаного числа»; на л. 213: «Сие сочинено статским советником господином Миллером и отправлено при рапорте с прочими пиесами в коллегию 18 апреля 1776 года».

РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 52. Л. 211-213. Отпуск.

№ 7

Доношение Г. Ф. Миллера в секретную экспедицию КИД о необходимости изготовления казенной печати для архива 33

Москва

17 февраля 1780 г.

Имеющиеся в Московском архиве государственные дела, яко то трактаты, разные посольства и министерская древних и новых лет переписка хранятся в разных полатах за партикулярными печатьми. Для прочнейшего же толь важных дел сбережения и для вящшего уважения от переменяющегося здесь караула рассуждается содержать оные за печатью казенною. Для того сим почтеннейше испрашивается от Московского архива, не соблаговолит ли государственная иностранных дел Коллегия, как для печатания с помянутыми делами полат, так и для отправляемых в Коллегию доношений позволить сделать собственно для архива казенную печать с изображением вокруг государственного герба следующих слов: «печать государственной Коллегии иностранных дел Московского архива».

РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 56. Л. 38. Отпуск.

№ 8

Доношение Г. Ф. Миллера в секретную экспедицию КИД о посещении русскими Грузии начиная с XVI в.

Москва

30 сентября 1781 г.

В прошлом 1769-м году по причине начатой тогда турецкой войны сочинены по коллежскому от 6-го мая указу при здешнем архиве о имеретинских и грузинских делах две выписки. Одна из выбранных по архиву известий, а другая из печатных у иностранных народов книг, которые тогда ж в Секретную экспедицию при доношениях от 27 мая, 4, 11, 18, 25 июня и 2 июля по частям отправлены.

Во оное ж время ездил от Академии наук в Грузию для описания натуральной истории профессор Гилденстет 34, которой по дозволению тамошних владельцов Ираклия и Соломона 35 все их земли объехал, и все обстоятельства описал, так же и прежних лет тамошней истории по возможности коснулся (слово «коснулся» вписано над строкой вместо зачеркнутого «испытал»). О сем своем путешествии сочинил он пространное описание, которое по смерти его ныне под смотрением Академии наук (выделенное курсивом — вставка на левом поле) господина профессора Палласа напечатано быть имеет.

По оным выпискам является, что Грузия с 1586 года, со времени государя царя Феодора Иоанновича 37, россиянами объезжаема была, что послы ездили в обе стороны, что грузинские владельцы, утесняемы будучи от турок и персиян, имели убежище в Россию и находились в [21] российском подданстве. Упомянуто о проповедании христианской веры в Грузии российскими священниками, о строении там церквей, о купечестве и о многих любопытства достойных вещах, служащих к чести (слово «к чести» вписано над строкой) России и прежних российских государей, чем Россия славиться пред другими государствами может.

Того ради не соблаговолит ли государственная иностранных дел (выделенное курсивом вписано над строкой) Коллегия обе оные выписки сообщить в Академию наук для употребления оных г[осподину] Палласу при издании в печать оного путешественного покойного г[осподина] Гильденстета описания с тем, чтобы оная ж Академия паки те выписки со временем в коллегию возвратила. Сообщением и употреблением оных выписок исполнится всевысочайшей монархини нашей воля, клонящая к тому, дабы архивские письма, не подлежащие тайности, к общей пользе и для сведения российской и соседних государств истории обнародованы были.

На л. 184 имеется запись: «Подлинное подписано: Г. Ф. Миллер, регистратор Петр Волков. Отправлено на почте того ж числа».

РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 57. Л. 183-184. Отпуск.

№ 9

Автобиография Г. Ф. Миллера 37

Москва

2 декабря 1782 г.

1782-го года декабря дня. Во исполнение полученного из правительствующего Сената о подаче во оный послужных списков указа государственной КИД Московского архива член статский советник Герард Фридрих Миллер сим объявляю, что родом из Германии, от роду мне 77 лет, крестьян за собой не имею.

В 1725 году вызван я из Лейпцигского университета в Санкт-Петербург к учреждаемой тогда Академии наук в службу в адъюнкты. В 1730 году определен в профессоры. В 1747-м году в историографы. В 1754-м в конференц-секретари, в которой службе состоял до 1765 года, а в начале оного именным Ее императорского величества указом пожалован в коллежские советники и определен главным надзирателем при Московском воспитательном доме, оставаясь при том и действительным Академии наук членом с жалованьем. В 1766-м году марта 27 именным же Ее императорского величества указом определен государственной КИД в Московский архив, где и доныне нахожусь, а в настоящем чине состою с 10-го июля 1775 года. В походах, также под судом и следствием, в отпусках и в отставке не был.

На л. 372 имеется помета: «№ 241. Получена 2 декабря 1782 года».

РГАДА. Ф. 180. Oп. 1. Д. 58. Л. 372. Подлинник. Подпись — автограф. [22]

№ 10

Представление Г. Ф. Миллера вице-канцлеру графу И. А. Остерману 38 о совершенствовании деятельности МАКИД

Москва

11 сентября 1783 г.

Когда я осмеливаюсь свой взор на будущее, Вашему сиятельству объявить свое мнение, в каком состоянии после смерти моей архив коллегии некогда находиться имеет, то в сем ничто меня извинить не может, кроме долговременного моего опыта и моей ревности споспешествовать всеобщему благу. Но я никак не допускаю, чтобы самолюбие меня ослепило, как будто бы Ваше сиятельство имели нужду в моих представлениях для соблюдения Архивы не только в теперешнем состоянии, но и более распространить онаго учреждения и тем самым великой императрице, виновнице всех при архиве благоучрежденных порядков, сделать нужные представления дела министра, каков Ваше сиятельство, столь важны и столь многоразличны, каких вы ожидать не могли. Необходимости, которые почитать должно вспомогательными средствами, испытывать лучше через других, которые к тому определены, нежели собственным исследованием. Я в сем своем представлении буду стараться о всевозможнейшей краткости.

Архив. Посольской приказ, имевший прежде сие название, которым Коллегия иностранных дел прежде именовалась, первым своим порядочным учреждением долженствует Петру Великому. Относительно же к оного началу известно, что еще под правлением царевны Софии 39 и первого ее министра князя Василия Васильевича Голицына 40, занимавшего места канцлера, был построен в Кремле при Тайницких воротах обширный и великолепный дом из четырехугольных камней и покрыт был железом, в котором отправлялись дела посольские, и все дела архива в различных комнатах по порядку иностранных дворов в шкапах были сохраняемы. В сем доме воспоследовал в 1747 году ночью против 20 декабря пожар, которого не могли так скоро утушить, чтоб не изгибло несколько дел, однако ж все важные и нужныя остались в целости. Господин Собакин 41 (бывший после тайный советник и сенатор), который над конторою Иностранной коллегии и над Архивом имел верховную власть, приказал перенесть архивские дела на Ростовское подворье, находящееся в Китае-городе, где он нанял палаты. Чрез то дела не только приведены были в великой безпорядок, но и подвержены были опасности согнить в сырых погребах, поелику в тесных по старой архитектуре построенных комнатах способнейшего места иметь было не можно. А как все оные дела переносили в сундуках, то и остались оные не выложены оттуда, хотя должно было в оных сундуках по повелению коллегии искать некоторых дел для отправления в Петербург. Очень часто случалось, что поелику искать в столь многих сундуках было долговременно и трудно, канцелярские служители не нахаживали, хотя регистратуры и доносили, что оные дела необходимо должны быть сысканы. [23]

В таком состоянии нашел я архив, как Ее императорское величество всемилостивейше изволила к оной в 1766 году меня определить. Я не мог скоро сего делать по своему желанию, господин Собакин мною повелевал, сколь мало он ни заслуживал сего права и при том коллежский советник Мальцев 42 был старыя его службою. Как Ее императорское величество в 1767 году прибыла в Москву, и я имел случай Ее величеству объявить о состоянии Архивы, то она и изволила всемилостивейше повелеть мне, чтобы я старался купить или построить особливый способный для Архивы дом, на сей конец потребна мне была сумма десять тысяч рублев. Я выбрал дом, которого способные для сего намерения во всей Москве сыскать было не можно. О покупке договорилась по моему прошению коллегия, которая приказала за оной уплатить одиннадцать тысяч рублев генералу-фельдмаршалу князю Александру Михайловичу Голицыну; ибо надобно было еще более делать. Великая лестница внутри была деревянная, одна комната в верхнем этаже не была выведена сводом и кровля покрыта была деревом, для лутчей безопасности ничего не щадели. Можно было также железо из прежнего дома, которой по причине нового строения в Кремле был разломан, здесь употребить в дело. Я умалчиваю о многих шкапах с стеклянными дверьми, которыми все стены в обоих этажах были обставлены, чем можно было в оных учредить дела по их содержанию и течению времени и кои бы тотчас при первом взгляде в глаза попадались.

Когда дела через переноску на Ростовское подворье пришли в беспорядок, то по переноске оных в Голицынский дом приведены паки некоторым образом в порядок. Ибо по занятии сего дома точные комнаты были определены, по которым всякого рода дела по их содержанию расположены быть должны. Сим сделано было начало еще в 1769 году, нарочитое сортирование не прежде сделалось, как когда уже совсем были в готовности и когда во время моровой язвы секретарь Щукин 43 и скоро потом господин тайный советник Собакин сами со смертию отошли.

Я охотно признаю (ибо сие делает честь двум моим сотрудникам при архиве), что господа Мартин Соколовской 44 и Николай Бантыш-Каменской 45 при новом учреждении архивы весьма много услуг оказали. Они еще прежде меня находились в службе при архиве. Первый в должности переводчика, а второй актуариусом. Теперь оба они надворные советники и подписываются сим именем на канцелярских делах в недостатке прямых секретарей. Ибо также бывший при архиве второй секретарь Помаковской с тех пор с награждением за свою службу оставлен.

А прежде сего архив был под двумя секретарями, как бы на два департамента разделен. Щукин, как старейший, имел под своим сохранением самые важнейшие дела, как то с иностранными дворами заключенные трактаты, письма высоких владетелей, собственноручные рукописи Петра Великого и все древние свидетельства, сколь много оных с 14-го столетия еще и теперь находятся. Все прочие дела, как-то входящие и отходящие посольства, или касающиеся до внутреннего состояния архива, имел под смотрением Томановской. Первые, по смерти [24] Щукина или с тех пор, как архив в нынешний дом перенесен, под сохранением находится господина Соколовского в особливой самой безопаснейшей комнате, называемой Трактатная Палата. А другие, как многочисленные, под смотрением господина Бантыша-Каменскаго, разделены во всех комнатах всего нижнего этажа, которой, однако ж, весьма сух. Оба они, всяк в своем уделе, наблюдали самые вернейшие регистраторы так, что все, что только ни случится в самократчайшее время, сыскать можно. При сем том много еще остается дела до преемников, в числе коих великое множество столбцов прошедшего столетия должно еще развить и разделить в портфелях по материалам и годам, чем канцелярские служители, когда не имеют нужных дел, и теперь также занимаются.

Я почитаю для Архивы величайшею пользою, чтобы оба надворные советники для всегдашнего при архиве пребывания без препятствия к их дальнейшему производству в чин и жалование оставались. Они сами сего желают по внутренней склонности к сей должности и по желанию всегда быть полезными Отечеству. Они собственным побуждением много уже вместе работали при дипломатическом собрании трактатов и при соединенных к оной особливых историях иностранных государств, из чего усматривается их искусство и приобретенное при архиве знание. Я могу дать самое справедливое засвидетельствование о их прилежности и трудолюбии. Может статься, что по моей смерти многие сыщутся посегатели на мое место в архиве, ибо прежде моего времени при оной жить было очень выгодно и мало было дела. А как теперь архив более уже не похож на инвалидный дом и всяк при оном находящейся не должен никакого труда щаде, также и части должен иметь и знание, то я по моей совести для блага архива и для награждения искусства и прилежности обоих сих господ не могу подать другого совета, как чтоб по моей смерти мой чин и жалованье с равным уполномочием был разделен между ими господами надворными советниками Соколовским и Бантыш-Каменским таким образом, чтоб при каждом из них остался их департамент в смотрении дел архива по их приобретенном в оных знании. Ибо есть ли им предпочесть кого-либо другова, хотя бы он был и старее службою и вышшаго чина, то сие приведет дух их в слабость и великое сделает препятствие устроению архива к пользе российской истории, которой мы уже умеем точной опыт. И я думаю так же, что не несправедливо произвесть обоих их в вышшие чины и жалованье их по петербургскому окладу приумножить, по тому, что не оспориваю. Почитаю вещью, что тот, кто пред прочими себе подобными столько себя отличил, по справедливости заслуживает для подражания также и другим быть награжден.

Но противу сего можно сделать возражение, то есть сие, что не свойственно, чтобы смотрение над одной вещью разделять между двумя персонами равного чина и равной важности, они легко бы могли за-весть спор, один должен повелевать, или их должно быть три, сем бы при нужном случае большинство голосов заключало оной. А сего ни мало не опасаюсь, ибо мне довольно известно добродушие обоих сих [25] друзей, поелику здесь немного случается, о чем бы советоваться, либо противоречить, но более должно работать. Ибо дела одиножды так расположены, что оные не имеют больше надобности ни малого употреблять в них то правления, при каждой из них по любви своей к трудолюбию имеет для себя нужнейшее средство отличаться ревностью в приуготовлении полезных сочинений, нежели чрез противоречие ругательства и споры искать неизвестной славы. Если же случился бы спор о экономических делах, что касается до интереса, где никто уступить не хочет, то о всех сомнениях могут доносить коллегии и от оной ожидать решения.

Господин асессор Штриттер 46 не будет излишним при сем новом учреждении. Он с пользой может, как и до сего времени, продолжать трудиться при дипломатическом собрании и еще более приуготовлять будет другие выписки из дел архива в рассуждении истории, описании состояния земли и рода, старых нравов и обыкновений и прочая. Я намерен еще такого человека, каков господин Штриттер, и к такой же должности при архиве представить. И он той самой господин адъюнкт и корректор Гайман в Петербурге, человек которого ученость славится, которой в российском языке довольно силен бысть должен, и которому при великом изобилии архива не будет недостатка в материалах к полезным трудам, ибо хотя бы и более людей, то бы они все сыскали излишние упражнения.

Настоящий секретарь канцелярии, каков на последок был еще господин Томановской, тем нужнее определен бысть должен, понеже с тех пор как кантора коллегии уничтожена теперь и щетныя дела о приходе и расходе, о чем месячно репортуется в коллегию, совокуплены с Архивою. Протоколист Иван Алексеев, прежде отправлявший сии щетныя дела при канторе, отправляет оные теперь также и при архиве. Он порядочной, прилежной и разумной человек, которой заслуживает то, чтоб произвесть его в действительные секретари, и определить приличное сему званию жалованье. Он записал при архиве двух добронравных сыновей своих, которые обучаются при университете. В рассуждении коих поелику они причиняют ему иждивение, от которых архив должен иметь пользу, заслуживает он также для ободрения приумножения жалованья, как то сего требует и самая дороговизна съестных припасов, особливо приумножающаяся при многих.

Наружной вид архива состоит из главного строения с одним флигелем и представляет треугольник, из которого совершенное регулярное строение быть может. Когда к самой широкой стороне оного еще один флигель пристроен будет, о сем должен тот, кому поручено строение, советоваться с теми, которые будут пользоваться сим для архива строением. Сии должны показать ему самым лучшим образом целую окружность строения, по намерению к чему оно служить должно. Архива знатно приумножится, когда часть петербургской архивы, которая так начинает быть излишнею для безопасности, сюда перенесена будет.

Библиотека Архивы, чем бы лучший вид делала, требует великой длинной зал, которая может занять вышший этаж нового строения. [26] Типография может занять нижний этаж того же самого флигеля, а между тем до окончания нового строения будет она также помещена в разных малых комнатах старого флигеля. Я только желаю, чтоб как в рассуждении нашего строения, так и библиотеки, начало было сделано чем скорее, тем лучше, пока еще я в состоянии буду по своему опыту советом и делом некоторое в том делать пособие.

И в сем то состоит, милостивый государь, о чем я Вашему сиятельству для блага архива нижайше донесть хотел. Может быть, вы здесь сыщете что-либо такое, что заслуживает дальнейшего рассуждения и что даже и самая великая монархиня не усомнится всемилостивейше удобрить. Благодарность и верность к второму моему отечеству не дозволяет желаниям моим другим чем либо заниматься как только будущим благосостоянием архива. От сего будет зависеть дальнейшее изъяснение российской истории, так как и от заведения типографии, яснейшее свидетельство того, что приготовлено к вечной потомственной славе безсмертныя Екатерины.

Как я в сем поступаю, теперь по моему всеподданнейшему долгу и по старой совести, то имею также честь с глубочайшим почтением во всю жизнь мою пребывать.

РГАДА. Ф. 180. On. 1. Д. 59. Л. 181-186. Отпуск

Комментарии

1. РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 59. Л. 181-182.

2. Там же. Д. 42. Л. 110.

3. См.: Долгова С. Р. Библиотека Г. Ф. Миллера в Московском архиве Коллегии иностранных дел // Немцы Москвы: исторический вклад в культуру столицы. М., 1997. С. 253-259.

4. См.: Овчинников Р. В. Пушкин в работе над архивными документами («История Пугачева»), М., 1969. С. 169-171.

5. См.: Генеральный регламент. Гл. XLIV. «Об архивах». 28 февраля 1720 г. // Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). 1-е изд. СПб., 1830. Т. VI.

6. Гаттерер Иоганн Кристов (1727-1799) — немецкий историк, профессор в Геттингене.

7. Тауберт Иоганн Каспар (1717-1771) — академик, член императорского Вольного экономического общества.

8. Соймонов Федор Иванович (1682-1780) — сибирский губернатор, автор «Истории Петра Великого».

9. Имеется в виду дом на Ростовском подворье в Китай-городе, куда архив переехал после пожара в Кремле в 1747 г.

10. Щербатов Михаил Михайлович (1733-1790) — князь, историк и публицист.

11. Большой Кремлевский дворец был спроектирован В. И. Баженовым в 1767-1775 гг., заложен в 1773 г. Воплощение проекта было в 1775 г. прервано по распоряжению императрицы Екатерины II.

12. Ништадский мирный договор между Россией и Швецией был заключен 30 августа 1721 г. и в ознаменование этого Сенат и Синод преподнести Петру I титул императора и отца Отечества.

13. Алексей Михайлович (1629-1676) — царь с 1645 г.

14. Смоленск был взят в ходе русско-польской войны в 1654 г.

15. На Переяславской Раде 8 января 1654 г. было принято решение о воссоединении Украины с Россией.

16. Рюрик — согласно летописи, предводитель варяжской дружины, призванный ильменскими славянами для княжения в Новгороде; основатель династии Рюриковичей.

17. Игорь (ум. 945) — великий князь Киевский. В 944 г. совершил поход на Византию.

18. Существуют две версии о дате этого события: 955 г. и 957 г., накануне поездки в Константинополь.

19. Владимир I Святославович, оказав военную помощь византийскому императору Василию II, получил в жены его дочь Анну (988 г.).

20. Г. Ф. Миллер, видимо, ошибся. Корсунь — это Херсонес, на месте которого был построен Севастополь, а Козлов — Евпатория.

21. Имеется в виду принятие христианства на Руси в 988 г. как государственной религии.

22. Казанское ханство было присоединено к Русскому государству в 1552 г.

23. Михаил Романов был избран царем 21 февраля 1613 г.

24. Измайлов Михаил Михайлович (1719-1800) — начальник Экспедиции Кремлевского строения.

25. Г. Ф. Миллер сообщил в КИД 7 ноября 1773 г., что готов предоставлять Н. И. Новикову «копии с посольств, разных обрядов и других достопамятных и любопытных вещей», но, следуя присяге о сохранении тайны, только «такие пиесы, кои единственно к народному удовольствию и к сведению публики надлежат» (РГАДА. Ф 180. Оп. 1. Д. 49. Л. 168).

26. Шуйский Василий Иванович (1552-1612) — царь в 1706?1711 гг.

27. Головин Иван Васильевич — воевода в Белоозере.

28. Сигизмунд III (Жигмонт) (1556-1632) — король польский (1587?1632) и шведский (1592?1604).

29. Столбовский «вечный» мирный договор между Россией и Швецией заключен 27 февраля 1617 г.

30. Андрей Александрович (вторая половина XIV в.) ? князь Ростовский.

31. Георгий Данилович Старший (1281 — 1325) — князь Московский и великий князь Владимирский.

32. Возможно, имеется в виду Магнус Эриксон (1316?1374) — король Швеции в 1319?1363 гг. и Норвегии в 1319?1355 гг.

33. Согласно сообщению конторы КИД в Московский архив от 15 июня 1780 г., печать была изготовлена мастером Монетной конторы М. Никитиным и посылалась «с тем, дабы благоволено было содержать оную в надлежащем бережении по силе Генерального регламента 13 главы» (РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 56. Л. 141).

34. Гильденштедт Антон Иванович (1745-1781) — участник академических экспедиций в Астраханский край, автор «Географического, химического и врачебного описания теплиц в Астраханской губернии при реке Терек» (Месяцеслов исторический и географический на 1778 г. СПб., [1778]).

35. Ираклий II (1720-1798) — грузинский царь. Соломон (1735-1784) — царь Имеритинского царства.

36. Федор Иванович (1557-1598) — царь с 1584 г.

37. Сведения о службе Г. Ф. Миллера содержатся также в формулярном списке, составленном в Герольдмейстерской конторе в 1755 г. (РГАДА. Ф. 286. Оп. 1. Кн. 423. Л. 493) и его автобиографии 1771 г. (РГАДА. Ф. 180. Оп. 1. Д. 47. Л. 129).

38. Остерман Иван Андреевич (1725-1804) — действительный тайный советник, сенатор, государственный канцлер.

39. Софья Алексеевна (1657-1704) — царевна, правительница при своих братьях Иоанне и Петре Алексеевичах в 1682-1689 гг.

40. Голицын Василий Васильевич (1643-1714) — князь, боярин, начальник Посольского приказа.

41. Собакин Михаил Григорьевич (ум. 1771 (1773?)) — сенатор, возглавлял МАКИД в 1744-1747, 1760-1771 гг.

42. Мальцев Алексей (род. 1731) — из дворян, поступил в МАКИД в 1746 г. студентом, в 1756 г. ? актуариус, в 1782 г. ? канцелярии советник.

43. Щукин Петр (род. 1719) — из купцов, поступил в МАКИД в 1732 г. после окончания Славяно-греко-латинской академии.

44. Соколовский Мартын Никифорович (1736-1799) — из учителей Московского университета, в 1763?1799 гг. служил в МАКИД: с 1765 ? смотритель библиотеки, с 1770 — хранитель Трактатной палаты, с 1779 — секретарь, с 1799 — действительный тайный советник.

45. Бантыш-Каменский Николай Николаевич (1737-1814) — в 1763 г. поступил актуариусом в МГАМИД, директор в 1783?1814 гг.; ученый-археограф, почетный член императорской Российской академии, Московского университета, Общества истории и древностей российских.

46. Штриттер (Стриттер) Иоаганн Готгильф (1740-1801) — историк, адъюнкт Академии наук, служил в МАКИД и Петербургском архиве КИД.

.

Текст воспроизведен по изданию: Г. Ф. Миллер и московский архив Коллегии иностранных дел 1766-1783 гг. // Исторический архив, № 1. 2006

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.