Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЕВ АФРИКАНСКИЙ

ОПИСАНИЕ АФРИКИ

И ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЕЙ, КОТОРЫЕ В НЕЙ ЕСТЬ

DESCRITTIONE DELL'AFRICA ET DELIE COSE NOTABILI CHE IVI SONO, PER GIOVAN LIONI AFRICANO

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

КОРОЛЕВСТВО ФЕСА

Королевство Феса с южной (В тексте Рамузио: с западной, с. 29) стороны начинается от реки Умм ар-Рабиа и заканчивается на востоке у реки Мулуя. На севере есть часть, которая заканчивается у моря-океана, и есть другие части, которые заканчиваются у Средиземного моря.

Это королевство разделяется на семь провинций: Тамесну, территорию Феса, Азгар, Хабат, Риф, Гарет, Хауз. В давние времена каждая из этих провинций имела собственную власть. Даже Фес сначала не был королевской резиденцией, и это правда, что он был построен одним мятежником и раскольником. Власть оставалась в руках его семьи около 150 лет. 1 Но титул королевства Фес получил только после того, как там воцарилась семья Марин, 2 которая устроила в нем свою резиденцию и крепость, по причинам, о которых рассказано в «Мусульманских хрониках». 3 Сейчас я специально расскажу вам о нем и опишу одну провинцию за другой, город за городом, так же полно, как я, по моему мнению, это делал до сих пор.

ТАМЕСНА - ПРОВИНЦИЯ КОРОЛЕВСТВА ФЕСА

Тамесна — это провинция, составляющая часть области Феса. На юге (В тексте Рамузио: на западе, с. 30) она начинается от Умм ар-Рабиа и заканчивается на севере (В тексте Рамузио: на востоке, там же) у реки Бу Регрег. На юго-востоке (В тексте Рамузио: на юге, там же) она кончается у Атласских гор, на западе (В тексте Рамузио: на севере, там же) заканчивается у моря-океана. Вся она представляет собой равнину и простирается с запада на восток на 80 миль, а от Атласских гор до океана — примерно на 60 миль. Провинция эта поистине представляла собой цветок всего королевства, так как в ней было около 40 городов и 300 замков, в которых жили многочисленные племена африканских [113] берберов. В 323 году хиджры 4 из-за подстрекательства еретика-проповедника по имени Ха Мим ибн Манн- Аллах эта провинция восстала. 5 Проповедник убедил народ, что не нужно ни платить податей, ни слушаться синьоров Феса, так как они люди несправедливые, а также потому, что он — пророк, так что спустя короткое время он овладеет светской и духовной властью над провинцией. Он начал войну с синьорами Феса, которые в это время воевали с народом зената. Последние были вынуждены вступить с ним в переговоры и уступить ему Тамесну с тем, что они сохранят за собой Фес и никто не будет мешать друг другу. Проповедник правил 35 лет, а его преемники сохраняли власть над провинцией почти 100 лет. Однако, когда король Йусуф с народом ламтуна построил Марракеш, 6 он тотчас же попытался стать хозяином этой провинции. Он послал много правоверных и ученых людей попытаться отвратить людей Тамесны от ереси и завладеть провинцией без войны. Но жители Тамесны вместе со своим вождем, внуком проповедника, собрались в городе Анфа и решили убить посланцев, что и сделали. Затем они собрали войско в 50 тысяч человек и решили изгнать народ ламтуна из Марракеша и всей области. Узнав об этом, Йусуф разгневался как никогда еще в своей жизни. Он собрал огромное войско и не стал ждать, пока враги придут в Марракеш. Через три дня он уже был в их провинции и перешел реку Умм ар-Рабиа. Когда жители Тамесны увидели решительно идущее им навстречу войско короля, они испугались. Они уклонились от битвы, перешли реку Бу Регрег и направились к Фесу, покинув провинцию Тамесна. Тогда король предал население и его земли огню, мечу и разграблению с такой жестокостью, что приказал убивать грудных младенцев. За восемь месяцев, что он находился там с войском, вся провинция была разрушена, и в настоящее время остались только небольшие следы существовавших прежде городов. К этому нужно добавить, что король Феса, узнав, что народ. Тамесны собрался перейти Бу Регрег и двигался к Фесу, заключил перемирие с народом зената и с большим числом солдат направился к этой реке. Там он нашел несчастного вождя с его людьми, слабыми, истомленными голодом и нуждой, которые им пришлось вытерпеть. Он хотел перейти реку, но переход был отрезан королем. Тогда несчастные гонимые в отчаянии были вынуждены рассеяться по лесам и труднопроходимым скалам. Войско короля окружило и заперло их, так что они погибали от трех причин одновременно: некоторые тонули в реке, других оттеснили так, что они бросались со скал и ломали себе шеи, те же, что выходили из реки, попадали в руки короля, и их убивали саблями. Таким образом, население Тамесны стало уменьшаться и в течение десяти месяцев совсем погибло. Считают, что число убитых мужчин, женщин и детей достигало одного миллиона. Король ламтуна возвратился из Марракеша, чтобы подготовить свое войско к походу против синьора Феса и оставил Тамесну львам, волкам и совам. 7

Провинция оставалась необитаемой в течение 180 лет, 8 до тех пор пока ал-Мансур, возвращаясь из королевства Туниса, не привел с собою несколько родов арабов с их вождями и не поселил их в Тамесне. Арабы [114] оставались в Тамесне в течение 50 лет, пока семья ал-Мансура не потеряла королевство. Падение это принесло арабам крайние бедствия и нищету, и они были изгнаны из Тамесны королями семьи Марин. Эти короли отдали провинцию народам зената и хаввара в награду за помощь, которую от них получили, ибо оба народа всегда поддерживали семью Марин против королей и первосвященников Марракеша. 9 Таким образом, зената и хаввара свободно пользовались этой провинцией. Их число очень увеличилось, так что в настоящее время (и это положение существует, может быть, уже 100 лет) они заставляют трепетать короля Феса. Считают, что их число доходит до 60 тысяч всадников и составляет 200 тысяч шатров. Я часто бывал в этой провинции и расскажу вам о ней особенно подробно.

АНФА - ГОРОД В ТАМЕСНЕ

Анфа — это большой город. Его построили римляне на берегу моря-океана. Он удален приблизительно на 60 миль к северо-западу (В тексте Рамузио: к северу, т. 30) от Атласских гор, на столько же миль к северо-востоку (В тексте Рамузио: к востоку, с. 30) от Аземмура и приблизительно б на 40 миль к юго-западу (В тексте Рамузио: к западу, там же) от Рабата. б Город был очень цивилизован и процветал, так как все его земли исключительно плодородны и пригодны для любых злаков. Поистине местоположение города лучшее во всей Африке. Вокруг Анфы на 80 миль простирается равнина, кроме северо-западной (В тексте Рамузио: северной, там же) стороны, где находится море. Внутри города было много храмов, прекрасных лавок и высоких дворцов, как сейчас можно видеть и судить по существующим там остаткам. Там было также много садов и виноградников и большое количество плодов собирают и сейчас, особенно дынь и огурцов, которые начинают вызревать в середине апреля. Жители обычно доставляют их в Фес, потому что в Фесе они вызревают значительно позднее.

Жители Анфы очень хорошо одеты, так как всегда имели самые тесные связи с португальскими и английскими купцами. Среди них есть люди очень ученые. Несчастье и гибель жителей Анфы произошли по двум причинам. Одна из них та, что они хотели жить свободно, не имея на то средств. Другая же заключалась в том, что они держали в своем маленьком порту суда и с их помощью наносили огромнейший ущерб на полуострове Кадиса и на всем португальском побережье. Поэтому король Португалии решил уничтожить Анфу. Он послал туда армаду, насчитывавшую около 50 кораблей, с воинами и большим количеством артиллерии. Когда жители города увидели приближающуюся армаду, они сразу же собрались вместе и бежали с самыми ценными вещами в Рабат и Сале и покинули [115] в свою землю. в Капитан армады, ничего не зная, расположил войска в боевом порядке, но увидев, что защитников нет, догадался о происшедшем и приказал высаживать людей. Солдаты стремительно вошли в город, разграбили и разорили его в течение одного дня, подожгли дома и во многих местах разрушили стену. С тех пор город стал необитаемым. 10

Когда я там был, я не смог удержать слез, так как большая часть домов, лавок и храмов еще стояла и их руины представляли зрелище, поистине достойное сожаления. Там можно было видеть опустевшие и одичавшие сады, приносившие еще кое-какие плоды. Таким образом, из-за бессилия и пороков королей Феса нет надежды на то, что Анфа будет заселена снова.

ГОРОД МАНСУРА

Мансура — это небольшая деревушка, построенная королем и первосвященником Марракеша ал-Мансуром на прекрасной равнине. Она удалена на две мили от океана, приблизительно на 25 миль от Рабата и почти на столько же от Анфы. Она г почти всегда г насчитывала около 400 очагов. Около Мансуры протекает небольшая речка под названием Гир. Над рекой расположены многочисленные сады и виноградники, в настоящее время опустевшие и покинутые. Это случилось из-за того, что жители Мансуры после разрушения Анфы сразу же покинули город и бежали в Рабат, боясь, чтобы португальцы не пришли и в их город. Таким образом, Мансура опустела. Но городская стена еще цела, за исключением некоторых мест, разрушенных и уничтоженных арабами Тамесны. Я проезжал через этот город и не мог не сожалеть о нем, так как его легко можно было бы заселить вновь, нужно было бы только построить дома. Но арабы Тамесны по своей злобе никак не хотят, чтобы в нем кто-нибудь жил.

НУХАЙЛА

Нухайла — это маленький город, построенный в середине Тамесны. В прежние времена — во времена еретиков 11 — он был очень населен и многолюден. Один раз в году там бывала ярмарка, на которую приходило все население Тамесны. Жители Нухайлы были очень богаты, так как им принадлежала большая территория на равнине, простирающейся на д 40 миль д в каждую сторону. Я нашел в историях, что во времена еретиков жители Нухайлы имели такое изобилие зерна, что иногда отдавали большой верблюжий груз с зерном за пару башмаков. С приходом в Тамесну Йусуфа этот город, как и другие, был разрушен. Тем не менее в настоящее время можно видеть его следы: части стены и башню, которая стояла в середине храма. Можно видеть также сады, места, где прежде были виноградники, деревья, столь старые, что они уже не плодоносят. Арабы Тамесны, кончая обрабатывать землю, складывают около башни свои инструменты. Они говорят, что там был похоронен один святой человек и [116] поэтому оттуда никто не возьмет чужой инструмент, опасаясь гнева святого.

Я проезжал через этот город бесчисленное число раз, так как он расположен на дороге из Рабата в Марракеш.

АДЕНДУН

Адендун — маленький город, построенный среди холмов. Около 15 миль отделяют его от Атласских гор и 25 от упомянутого выше. Почва на холмах очень подходит для посевов зерна. Около стены берет начало источник с превосходнейшей водой. Вокруг города много пальм, но они маленькие и не приносят плодов. Вода источника проходит через скалы и течет по долинам, где, как рассказывают, находились рудники, в которых добывали много железа. е Это достаточно хорошо видно, так как горы имеют цвет железа. е Это чувствуется также во вкусе воды. От города остались лишь небольшие следы: фундаменты стен, поваленные колонны. Как и остальные, город был разрушен во времена войны еретиков.

ТЕГЕГЕТ

Тегегет — маленький город, построенный африканцами на берегу реки Умм ар-Рабиа в проходе из Тадлы в Фес. Этот город был очень населен, цивилизован и очень богат, так как недалеко от него проходит дорога, ведущая через Атласские горы в пустыню.

Все жители окраин этой части пустыни приходили в город покупать зерно. Тегегет также был разрушен в войне еретиков. Он был вновь заселен лишь долгое время спустя, но теперь это была только деревня. Часть арабов Тамесны держит там свое зерно, а жители это зерно сторожат. Там нет ни лавок, ни ремесленников, кроме нескольких кузнецов, чинящих земледельческие орудия и кующих лошадей. Жители города получили приказ от своих хозяев-арабов оказывать почтение всем чужестранцам, проезжающим через город. Купцы оплачивают право проезда в размере всего одного джулио за груз холста или сукна, которые они везут. За скот и лошадей ничего не платят.

Я проезжал через город много раз, и он мне не понравился. Однако принадлежащие ему земли действительно очень плодородны и изобилуют зерном и скотом.

АЙН АЛ-ХАЛЛУФ

Это совсем маленький город, расположенный недалеко от Мансуры. Он построен на равнине, где есть несколько рощ ж с кизиловыми деревьями ж и некоторыми другими колючими деревьями, приносящими круглые плоды, похожие на ююбу, но желтого цвета, с большой косточкой, больше, [117] чем косточка у оливки, и не очень вкусной оболочкой сверху. 12 Вокруг остатков города со всех сторон расположены болота, в которых водится много степных и водяных черепах и очень большие жабы, которые, как я слышал, не ядовиты. Ни один из африканских историков не упоминает об этом городе, может быть, из-за его очень малых размеров или, может быть, из-за того, что он был разрушен очень давно. Мне не кажется, что он был построен африканцами. Скорее он был построен римлянами или каким-то народом, происходящим не из Африки. 13

РАБАТ

Рабат — очень большой город, построенный уже в нынешние времена ал-Мансуром, королем и первосвященником Марракеша, на берегу моря-океана. Рядом с городом, с северной (В тексте Рамузио: восточной, с. 31) стороны протекает река Бу Регрег и впадает там в море. Цитадель Рабата построена в устье реки и имеет с одной стороны реку, с другой — море.

Стеной и зданиями город походит на Марракеш, так как ал-Мансур строил его именно с этим намерением. Но по сравнению с Марракешем он слишком мал. Причиной основания Рабата было то, что ал-Мансур владел всей Гранадой и частью Испании. Так как эти страны очень удалены от Марракеша, король считал, что, если на них нападут христиане, ему будет трудно оказать им помощь. Поэтому он возымел намерение построить город у самого моря, где он мог бы находиться в течение всего лета со своими войсками. Хотя некоторые советовали ему остановиться в Сеуте _ городе на берегу Гибралтарского пролива, король счел, что этот город не сможет содержать армию в течение трех или четырех месяцев из-за скудной почвы области. Он предвидел также, что расквартирование солдат и придворных непременно вызовет неудобства для жителей города, поэтому приказал в течение немногих месяцев выстроить новый город, снабдил его храмами, училищами для студентов, всякого рода дворцами, домами, лавками, банями и аптеками. За воротами, обращенными к югу, он приказал воздвигнуть такую же, как в Марракеше, башню. Но у этой башни более широкие лестницы: по ним могут подниматься три всадника рядом. Говорят, что с вершины башни можно видеть на очень большом расстоянии корабль в море. По моему мнению, по своей высоте она представляет собой одно из самых удивительных сооружений, какие можно увидеть. 14

Король пожелал, чтобы в город привели многих ремесленников, ученых, купцов. Он приказал также, чтобы всем жителям сверх того, что они зарабатывают, давали жалование в зависимости от их занятия. Привлеченные слухом об этом решении, на жительство в Рабат спешно отправились люди всяких состояний и профессий, так что в короткое время [118] Рабат стал одним из наиболее знатных и богатых городов в Африке, так как население его зарабатывало дважды, имея жалованье и доходы от торговли с солдатами и придворными, потому что ал-Мансур жил там с начала апреля до сентября. Так как город был построен в месте, где мало хорошей воды (море входит в реку и поднимается в ней почти на 10 миль, отчего вода в колодцах соленая), ал-Мансур приказал подвести воду из источника, находящегося на расстоянии почти в 12 миль от города, по акведуку, хорошо сложенному и построенному на точно таких же арках, какие можно видеть в некоторых местах Италии, особенно в Риме. Акведук разделяется на много ветвей, из которых одна подводит воду к храмам, другая — к училищам, третья — к дворцам синьора, четвертая — к общественным фонтанам, которые были устроены во всех кварталах города.

Но после смерти ал-Мансура город захирел до такой степени, что от него не осталось и десятой части. Прекрасный акведук был поврежден и разрушен во время войн короля из дома Марин против дома ал-Мансура. В настоящее время Рабат находится в более жалком состоянии, чем прежде, и я думаю, что там с трудом можно найти 400 обитаемых домов. з Остальная же площадь превращена в виноградники и обрабатываемые земли. Что же касается обитаемой части, то она з составляет два или три квартала около цитадели с несколькими небольшими лавками. Кроме того, ему постоянно грозит опасность быть захваченным португальцами, так как все предшествующие короли Португалии строили планы его захвата, считая, что, владея этим городом, они легко смогут захватить все королевство Феса. Но король Феса в наши дни организовал снабжение Рабата и поддерживает его как только может.

Я был в этом городе, и в душе моей была жалость, когда я вспоминал, каким он был в прошлые времена и каким стал сейчас.

ГОРОД ШЕЛЛА

Шелла — город маленький. Он был построен римлянами у реки Бу Регрег, приблизительно в двух милях от моря-океана и в одной миле от Рабата, так что, если кто-нибудь хочет отправиться к морю, ему приходится проходить через Рабат. Этот город был разрушен в войне еретиков. Впоследствии ал-Мансур восстановил стены и построил прекрасную больницу и дворец для размещения своих солдат. Он построил там также очень красивый храм с залом, роскошно украшенным резным мрамором и мозаикой, с окнами из разноцветного стекла. Когда ал-Мансур был близок к смерти, он завещал похоронить его в этом зале. После смерти ал-Мансура 15 его тело было перевезено из Марракеша и похоронено здесь. На могиле были поставлены две мраморные доски, одна в голове, другая в ногах. На досках были вырезаны изящнейшие стихи, содержащие сожаления и жалобы по ал-Мансуру, составленные разными поэтами. Все синьоры его семьи придерживались обычая быть погребенными в этом [119] зале. Короли из семьи Марин в период расцвета их королевства поступали так же.

Я был в этом зале и видел тридцать гробниц синьоров. Я списал все эпитафии, какие там были. Это было в 915 году хиджры. 16

МАДИН АВВАМ

Город построен в наши дни казначеем первосвященника Абд ал-Мумина на берегу реки Бу Регрег только потому, что он увидел, что эти места часто посещают из-за железных рудников. Город удален от Атласских гор почти на 10 миль. Между городом и Атласскими горами расположены дремучие леса, в которых водятся огромнейшие и ужасные львы и леопарды. Пока власть находилась в семье основателя, город был достаточно цивилизованным и населенным. Его украшали красивые дома, храмы и гостиницы. Но так длилось недолго. Войны королей Марин превратили его в развалины, а жители частично были убиты, частично захвачены в плен, частично бежали в город Шеллу. Это произошло потому, что население, не ожидая помощи от короля Марракеша, отдало город одному из маринидских королей. В то же самое время неожиданно подошел капитан короля Марракеша для их защиты. Тогда население взбунтовалось против синьора, который был в городе, так что тому пришлось бежать. Спустя несколько месяцев пришел сам король из дома Марин с большим войском. Войско проходило мимо города, направляясь к Марракешу. По этой причине капитан сразу же сбежал, а город был вынужден сдаться королю на милость победителя, который тогда разграбил его и убил все население. 17 С тех пор и до настоящего времени город больше никогда не заселялся, но там сохранились еще городские стены и башни храмов.

Я видел город в то время, когда король Феса помирился со своим двоюродным братом и они отправились в Тагию, чтобы поклясться на могиле одного святого по имени Сиди Бу Азза. Это был 920 год. 18

ТАГИЯ – и ГОРОД В ТАМЕСНЕ и

Тагия — это маленький город, построенный в древности африканцами среди отрогов Атласских гор. Там очень холодно. Земли города очень скудны и суровы. Вокруг города расположены чудесные леса, в которых водятся страшные львы. Зерна в стране вырастает мало, зато очень много меда и коз. Город этот лишен всякой цивилизации. Дома в нем построены плохо, без применения извести. В Тагии находится могила одного святого, жившего во времена первосвященника Абд ал-Мумина. Рассказывают, что этот святой совершил много чудес, направленных против львов, и был искусным гадателем. Нашелся человек, который заботливо описал его жизнь. Им был ученый по имени ат-Тадли, который рассказал по порядку о всех его чудесах. Я читал о чудесах, которые он творил, и сам [120] считаю, что он совершил их либо с помощью искусства магии, либо с помощью какой-то тайны природы, направленной против львов. Слава святого и почтение, перенесенное на его прах, стали причиной частого посещения этого города. Население Феса ежегодно после своей пасхи 19 отправляется посетить его могилу. Идут мужчины, женщины, дети, так что кажется, что двигается армия. Каждый везет свой шатер к или палатку, к так что ими и другими необходимыми для жизни вещами нагружены все животные. Каждая группа насчитывает около 150 шатров. Между отправлением и возвращением проходит 15 дней, так как Тагия удалена от Феса приблизительно на 120 миль.

Мой отец л каждый год л водил меня с собою на эту могилу. Я неоднократно бывал там, став взрослым человеком, выполняя обеты, которые давал, когда подвергался опасности со стороны львов.

ЗАРФА

Зарфа была городом в Тамесне. Она была построена африканцами на обширной и красивой равнине со многими речками и источниками. м Вокруг развалин города много фиговых деревьев, м кизиловых деревьев и деревьев черешни. В Риме такие деревья называют горькой вишней. Там имеется также множество колючих деревьев, приносящих плоды, которые называются по-арабски «набик». 20 Они меньше вишен, а на вкус почти такие же, как ююба. По всей равнине можно видеть также деревья дикой пальмы, очень маленькие, приносящие плод величиной с испанскую оливку, но с большой косточкой, не очень вкусный и напоминающий незрелую рябину. 21 Земли засеваются арабами Тамесны. Они собирают такой хороший урожай, что иногда он бывает в 50 раз больше того, что было посеяно.

ТЕРРИТОРИЯ ФЕСА

Территория Феса начинается на юго-западе (В тексте Рамузио: на западе, с. 32) у реки Бу Регрег и простирается на северо-восток (В тексте Рамузио: на востоке, с. 32) до реки Инауэн. Между одной и другой рекой расстояние около 100 миль. На севере территория Феса заканчивается у реки Себу, а на юге — у подножья Атласских гор. Территория эта поистине чудесна по изобилию зерна, плодов и животных, которые там есть. По всем холмам области разбросаны многочисленные большие деревни. Правда, равнины из-за прошедших войн мало населены. Тем не менее там живут в хижинах какие-то бедные арабы. Они не имеют никакой силы н и владеют землей в доле н либо с жителями Феса, либо с королем и его придворными. Сельские же местности Сале и Мекнеса засевают благородные арабы-воины. Они также подчинены королю. Теперь я подробно расскажу обо всем примечательном, что там есть. [121]

ГОРОД САЛЕ

Сале — город очень древний. Построенный римлянами, он был захвачен готами. Правда, в эту область вошли мусульманские войска, и готы отдали ее их капитану Тарику. Но после того как был построен Фес, область была подчинена синьорам Феса. Город Сале построен на берегу моря-океана в очень хорошем месте. Он удален от Рабата не более чем на полторы мили. Река Бу Регрег отделяет один город от другого. Дома в городе построены так, как строили их древние, но они украшены мозаикой и мраморными колоннами. Кроме того, очень красиво и изящно отделаны все храмы. Таковы же и лавки, устроенные под широкими и красивыми портиками. Если пройти мимо многочисленных лавок, окажешься перед арками, построенными (как говорят) для того, чтобы отделять одно ремесло от другого. Я прихожу к выводу, что этот город имел все прекрасные качества и характерные черты, присущие совершенной цивилизации, тем более что при нем есть хороший порт, который часто посещался христианскими купцами из разных стран: генуэзцами, венецианцами, англичанами и фламандцами, так как он служит портом для всего королевства Феса. В 670 году хиджры 22 город Сале подвергся нападению и был взят армадой короля Кастилии. Население бежало, и христиане остались в городе, но не более чем на десять дней, так как на них неожиданно напал Йакуб, первый король дома Марин. Они ничего не подозревали, полагая, что король не оставит кампанию в Тлемсене, в которой он был занят. Город был снова захвачен мусульманами, и все находящиеся в нем христиане убиты. Остатки их спаслись на кораблях и бежали. 23 По этой причине король и вся его семья, правившая после него, пользовались признательностью населения области.

Но хотя Сале и был быстро восстановлен, тем не менее населения в нем стало гораздо меньше. В смысле цивилизации он потерял еще больше. По всему городу, а особенно по соседству с крепостной стеной, можно видеть многочисленные пустые дома с прекраснейшими колоннами и окнами из разноцветного мрамора, но сегодняшние жители Сале их не ценят.

Окрестности Сале сплошь песчаны, и лишь на некоторых участках земли произрастает немного зерна. Зато есть много огородов и полей, с которых собирают большое количество хлопка. Жители Сале в большинстве своем ткачи и изготовляют очень тонкое и красивое хлопчатобумажное полотно. Там выделывают также большое количество гребней, которые посылают на продажу во все города королевства Феса: по соседству с этим городом большие леса самшита и многих других пород деревьев, пригодных для подобного производства.

В настоящее время население Сале живет достаточно цивилизованно. В городе есть наместник, судья о и многие другие службы, такие как таможня и сбор таможенных пошлин о, 24 ибо туда приходит много генуэзских купцов, делающих большие дела. Король бывает с ними очень ласков, так как их деятельность приносит ему большую прибыль. У этих купцов есть конторы — у кого в Фесе, у кого в Сале, и в сбыте товаров они [122] помогают друг другу. Я видел, что в своих делах они бывают очень благородны и вежливы и много тратят, дабы приобрести дружбу синьоров и придворных не ради корысти, чтобы что-нибудь за это получить от синьоров, но для того, чтобы иметь возможность жить в чужих странах достойным образом.

В мое время там был один почтеннейший человек благородного происхождения, генуэзец по имени мессир Томазо ди Марино, человек поистине мудрый, добрый и очень богатый. Король его очень ценил и ласкал. Он жил в Фесе около 30 лет. Когда же он умер, король приказал перевезти его тело в Геную, как он завещал. Он оставил в Фесе много сыновей; все они богаты и пользуются уважением короля и при дворе.

ФАНЗАРА

Фанзара п — город не слишком большой. Он построен на очень красивой равнине одним из алмохадских королей и удален от Сале приблизительно на 10 миль. Вся эта равнина очень плодородна и производит пшеницу и другие злаки. Вне города, около стен есть много очень красивых фонтанов, которые приказал соорудить Абу-л-Хасан, король Феса. Во времена Абу Саида, который был последним из дома Марин, один из его дядьев, по имени Саид, будучи пленником и находясь в тюрьме у короля Гранады Абдаллаха, послал попросить своего племянника, короля Феса, чтобы тот согласился на какую-то просьбу короля Гранады. Когда племянник отказался выполнить эту просьбу, Абдаллах освободил Саида из тюрьмы и послал его с большим войском и большой суммой денег разгромить и уничтожить короля Феса. Саид с помощью горцев-арабов осадил Фес и держал осаду семь лет. В течение этого срока он разрушал деревни, города и замки во всем королевстве. Затем в его лагере вспыхнула чума, унесшая его жизнь и жизнь большей части его войска. Это было в 918 году хиджры. 25 Разрушенные тогда города больше не заселялись, и в частности Фанзара, которая была отдана в качестве приюта вождям арабов, помогавшим Саиду.

МАМОРА

Мамора — маленький город, построенный одним из королей Алмохадов в устье большой реки Себу, т. е. в том месте, где река впадает в море. Тем не менее город удален от моря приблизительно на полторы мили и на 22 мили (В тексте, Рамузио: двенадцать, с. 33) от Сале. Все окрестности города представляют собой песчаные равнины. Построен он был для защиты устья реки, чтобы в нее не могли войти вражеские корабли. Около города находится очень большой лес с высокими деревьями, у которых толстые и длинные желуди, как дамасские сливы. Правда, эти желуди более мелки и на вкус более сладкие и более нежные, чем каштаны. Живущие рядом с этим лесом [123] арабы обычно возят большое их количество в Фес на своих верблюдах и зарабатывают много денег. Возили их туда также погонщики мулов из Маморы и также получали очень хорошую прибыль. Однако большую опасность там представляют львы, которые часто пожирают и животных и неопытных людей, так как в этих лесах живут самые знаменитые львы во всей Африке.

Вот уже 120 лет, 26 как Мамора была разрушена во время войны Саида с королем Феса. р От города остались лишь редкие следы, которые показывают, что он был не слишком велик. р

В 921 году король Португалии послал огромную армаду, чтобы построить замок в устье этой реки. Прибыв туда, португальцы начали строить замок. 27 Они уже построили весь фундамент и начали возводить основание стен и бастионов. Большая часть армады находилась в реке, когда корабли неожиданно настиг и отрезал им выход брат короля Феса. 28 При этом были изрублены в куски 3 тысячи человек, но не из-за малой храбрости португальцев, а из-за беспорядка. Случилось так, что однажды ночью перед рассветом эти 3 тысячи португальцев сошли с кораблей, намереваясь захватить артиллерию короля. Величайшая ошибка была в том, что на такое дело, где врагов было 50 тысяч пехотинцев и 4 тысячи всадников, отправились 3 тысячи пехотинцев. Но португальцы думали, что, прежде чем кто-либо в лагере поймет, как можно противостоять их хитрости, они уведут артиллерию в крепость, которая отстояла приблизительно на 2 мили от того места, куда они направились. Артиллерию охраняли 6 или 7 тысяч человек. На рассвете все они спали. Португальцы сделали все так удачно, что увели артиллерию на расстояние почти в милю, когда это было замечено. Шум был настолько велик, что проснулся весь лагерь и, быстро взяв оружие, устремился за христианами, которые немедленно построились в круг и, не теряя духа и мужественно защищаясь, продолжали путь. Увидев, что они окружены со всех сторон и что дорога отрезана, португальцы не испугались, так как их ярость и стремительный порыв, особенно в голове колонны были таковы, что они силой проложили себе путь. Они бы спаслись, несмотря на вражескую армию, если бы несколько рабов-ренегатов, знавших португальский язык, не стали им кричать, чтобы они бросили оружие и что король Феса даровал им жизнь. Когда они сделали это, мавры — люди жестокие — не захотели взять ни одного пленного и всех их убили. Ускользнуло всего лишь три или четыре человека благодаря покровительству нескольких капитанов брата короля. Капитан крепости пришел тогда в полное отчаяние, так как погиб цвет его войска. Поэтому он попросил помощи у генерал-капитана. Последний с несколькими большими кораблями, на которых находилось множество португальских синьоров и рыцарей, держался вне устья реки. Но он не смог войти: путь ему преградила гвардия короля Феса, потопившая частой стрельбой из пушек несколько его судов. Тем временем к португальцам пришла весть, что умер король Испании, и поэтому несколько кораблей, посланных в помощь им королем Испании, решили вернуться. Равным образом и капитан цитадели, видя, что не может получить [124] помощи, оставил крепость. Еще менее желали задерживаться суда, вошедшие в реку. Но почти две трети их погибло при выходе в море, так как, держась дальше от берега, с которого стреляли пушки, они прижимались к другому берегу и садились на песчаные мели, потому что в том месте река не слишком глубока. Мавры напали на португальцев и убили большую часть их. Другие бросились в реку, надеясь доплыть до больших кораблей, но либо утонули, либо разделили судьбу первых. Суда были сожжены, а пушки сброшены в воду. По этой причине в море в этих местах в течение трех дней можно было видеть цвет крови. Говорят, что было убито 10 тысяч христиан, прибывших с этой армадой. Впоследствии король Феса приказал произвести под водой поиски, и было найдено 400 бронзовых пушек. 29 Это столь крупное поражение произошло вследствие того, что дважды не соблюли порядка. Первый раз, когда португальцы, не оценив силы врагов, со столь малым числом людей захотели захватить артиллерию. Во второй раз, когда король Португалии, имея возможность послать всю армаду на свой счет и под начальством своих капитанов, пожелал присоединить к ним армаду кастильцев. А ведь известно, что, когда два войска двух разных синьоров выступают против войска одного синьора, они непременно терпят поражение и неприятности вследствие разногласий в руководстве и во мнениях, которые никогда не согласуются. Наши африканские синьоры видят для себя предвестие победы, когда войска двух синьоров отправляются против войска одного синьора. Я участвовал в этой войне и видел ее во всех ее особенностях. После нее я уехал, отправившись в Константинополь. 30

ТЕФЕЛФЕЛТ

Тефелфелт — маленький город, построенный на песчаной равнине. Он удален приблизительно на 15 миль к востоку от Маморы и на 12 миль от моря-океана. 31 Около города протекает небольшая река. По берегам реки растут леса, и в них водятся очень свирепые львы, хуже тех, о которых я говорил выше. Они причиняют очень большой вред проезжим, особенно тем, кто располагается там на ночь, но вне города, на главной фесской дороге, где находится маленькая необитаемая лачуга, в которой есть сводчатое помещение. Говорят, что сюда приходят искать убежища погонщики мулов и путники, делая в дверях заграждение из колючек и ветвей, которые они собирают поблизости. В то время, когда город был населен, здесь была гостиница. Город этот был оставлен также во время войны Саида.

ГОРОД МЕКНЕС

Мекнес — большой город, построенный народом, носящим имя мекнаса, от которого город получил свое название. Он удален приблизительно на 36 миль от Феса, на 50 от Сале 32 и на 15 от Атласских гор. Он [125] насчитывает около 6 тысяч очагов, очень населен и многолюден. Долгое время его население жило в мире и согласии. Это было тогда, когда оно жило в сельской местности. Но потом возникли разногласия и группировки. Одна партия возобладала над другой. Та же, которая потерпела поражение, лишенная скота, не могла больше жить в сельской местности и, собравшись вместе, построила этот город.

Город расположен на прекрасной равнине. По соседству с ним протекает небольшая река. На 3 мили вокруг города расположены многочисленные сады. В садах произрастают превосходные плоды, в особенности айва, крупная и ароматная, и чудесные медовые с гранаты, очень крупные и очень хорошие, так как не имеют ни одной косточки; их продают по очень низкой цене. В большом количестве там имеются также т дамасские и белые сливы и ююба, т которые едят зимой сушеными. Большую часть их отвозят на продажу в Фес. Достаточно много у них также фиг и винограда, который растет в виде навесов, но их они едят свежими, так как из фиг, если их хотят высушить, чтобы сохранить, выпадает что-то вроде муки, а высушенный виноград нехорош. Айвы «золотых яблок» и персиков у них столько, что они их чуть ли не выбрасывают. Правда, персики не очень хороши. Они полны воды и почти зелены. Оливы произрастают в бессчетном количестве и продаются по полтора дуката за кантар, который составляет 100 итальянских либбр. В общем земля этого города очень плодородна. Лен получают здесь в изумительном количестве. Большая часть его продается в Фесе и Сале.

Внутри город очень украшен, хорошо содержится, имеет прекраснейшие храмы, 3 учебные коллегии и около 10 очень больших бань. Базар собирается вне города, около городской стены, по понедельникам. На базаре бывает много арабов, живущих по соседству с территорией города. Они пригоняют быков, баранов и других животных, привозят животное масло, шерсть и продают все это по очень дешевой цене.

В наше время король отдал этот город как часть своего государства принцу, 33 и считают, что город вместе с областью дает ему доход, равный трети дохода всего королевства Феса. Однако город очень пострадал в прошедших войнах, которые шли между синьорами этих областей. В каждой войне город терял 30 или 40 тысяч дукатов, много раз осаждался и каждый раз по 6—7 лет. В мое время, когда нынешний король Феса был сделан королем, против него восстал один из его двоюродных братьев, у и его поддержал народ у . 34 Тогда король пришел с войском и осаждал город в течение двух месяцев. Так как жители не хотели сдаваться, он опустошил их владения. Тогдашние разрушения стоили 25 тысяч дукатов. Подумайте, какой ущерб могли принести пять, шесть, семь лет осады. Наконец, группа, дружественная королю, открыла одни ворота и, стойко выдержав нападение сторонников мятежника, дала возможность королю войти в город. Таким образом, город был захвачен вновь, а мятежник уведен в Фес, но впоследствии он сбежал. 35 [126]

В общем Мекнес — город красивый, с плодородными землями, окружен хорошей стеной и очень укреплен. Улицы его широки и оживленны. Мекнес имеет превосходнейшую воду, которая поступает по акведуку из-за города с расстояния в 3 мили. По акведуку вода распределяется между цитаделью, храмами, коллегиями и банями. Все мельницы расположены вне города в отдалении около 2 миль. Жители Мекнеса храбрые воины, щедрые ф и достаточно цивилизованные, но скорее с тупым, чем с острым умом. Все они или занимаются торговлей, или же являются людьми благородного происхождения или ремесленниками. Никто из жителей не почитает за стыд самому нагрузить семенами животное, чтобы отправить их своему земледельцу. Все они питают большую ненависть к жителям Феса, хотя никто не знает ее явной причины.

Женщины благородных людей этого города не выходят из своих домов, разве что только ночью. Лица они держат закрытыми и не хотят, чтобы их видели ни закрытыми, ни открытыми, так как мужчины там очень ревнивы и опасны, когда дело касается их жен.

Этот город мне не понравился, так как зимой почва в нем размокает и он становится грязен.

ДЖАМИ АЛ-ХАММАМ

Это древний город, построенный на равнине, недалеко от места купания. Он удален приблизительно на 15 миль к югу от Мекнеса, почти на 30 миль к югу (В тексте Рамузио: к западу, с. 34) от Феса и почти на 10 миль от Атласских гор. Он расположен на пути от Феса в Тадлу. Земли его были заняты арабами, так как он также был разрушен во время войн Саида. Правда, там еще сохранилась почти вся крепостная стена, и, хотя у всех башен и храмов упали крыши, стены все еще стоят.

ХАМИС МАТГАРА

Хамис Матгара — это маленький город, построенный африканцами на территории зуага. Он удален приблизительно на 15 миль к западу от Феса. Земля там очень плодородна. Вокруг города на расстоянии почти в две мили расположены прекраснейшие виноградные и фиговые сады. Все они были восстановлены, так как во время войны Саида, о которой говорилось выше, город этот был разрушен и все земли оставались заброшенными около 120 лет. 36 Но затем, когда часть населения Гранады переселилась в Мавританию, его начали снова заселять, и там были посажены многочисленные тутовые деревья с белыми ягодами, так как гранадцы — крупные торговцы шелком. Они посадили там также сахарный тростник. Однако из него не извлекли столько прибыли, сколько [127] обычно получали из тростника в Андалусии. В древние времена этот город был очень цивилизованным. Не так обстоит дело в наши дни, потому что почти все его жители земледельцы.

БЕНИ БАСИЛ

Бени Басил — маленький город, построенный африканцами на берегу небольшой речки, на середине прохода, который ведет из Феса в Мекнес. Он удален приблизительно на 18 миль к западу от Феса. Городу принадлежит обширная окрестность со многими речками и крупными источниками. Вся она обрабатывается арабами, 37 которые высевают там ячмень и лен. Другие злаки там не могут давать хороших урожаев, так как почва очень жестка и всегда полна воды. х Эти поля принадлежат главному храму Феса, и священнослужители извлекают из них 20 тысяч дукатов в год. х Вокруг города были расположены очень красивые сады, как это можно видеть по их остаткам, но, как и другие, был разрушен во времена Саида и оставался необитаемым в течение 110 лет. Но затем, король Феса, когда он вернулся из Дуккалы, послал туда жить часть народа Дукаллы. 38 Однако цивилизации там нет, и народ этот живет там против своей воли.

ФЕС— ВЕЛИКИЙ ГОРОД И ГЛАВА ВСЕЙ МАВРИТАНИИ

Город Фес был построен одним еретиком во времена первосвященника Харуна в 185 году хиджры. 39 Он был назван Фесом, потому что в первый день, когда копали землю для фундамента, было найдено, я не знаю, какое количество золота, которое по-арабски называется фес. 40 По моему мнению, это истинное происхождение названия, хотя некоторые утверждают, что место, где был построен город, носило название прежде из-за реки, которая там протекает, ц так как арабы называют эту реку Фес. ц

Как бы то ни было, того, кто строил город, звали Идрис. Он был близким родственником названного первосвященника. ч По закону достоинство первосвященника 41 должно было перейти к нему раньше, чем к Харуну, ч так как он был внуком ш Али, двоюродного брата Мухаммеда, который был женат на дочери Мухаммеда Фатиме, (В тексте Рамузио ошибочно: Фалерна, с. 34) т. е. был родственником семьи Мухаммеда и со стороны отца, и со стороны матери. Харун же был родственником Мухаммеда только с одной стороны, так как он был потомком Аббаса, дяди Мухаммеда. Следует знать, что обе эти фамилии были лишены достоинства первосвященника по причинам, изложенным в древних хрониках. Харун присвоил себе его путем обмана. Дед Харуна, который был человеком хитрым и очень разумным, сделав вид, что оказывает [128] поддержку Али, дабы передать ему это достоинство, разослал своих посланцев по всему миру. Это было причиной того, что дом Умаййи потерял его и сан первосвященника перешел к Абдаллаху ас-Саффаху. Последний, видя, что этот сан не может быть оставлен в чужих руках, неожиданно восстал против дома Али и начал открыто преследовать его, так что главные представители этого дома бежали от него — кто в Азию, кто в Индию. Один из них остался в Медине. Абдаллах ас-Саффах пренебрег им, так как тот был стар и набожен. Но два его сына выросли и приобрели такую известность и расположение жителей Медины, что он решил их схватить, и несчастные были вынуждены бежать. Однако один из них был схвачен и задушен, другой же, имя которого было Идрис, убежал в Мавританию. 42 Идрис приобрел величайшее доверие, так что спустя короткое время он имел среди этих народов не только мирскую, но и духовную власть. Он жил на горе Зархун, примерно в 30 милях от Феса, и вся Мавритания платила ему дань. Он умер бездетным, если не считать, что после него осталась беременная рабыня. Она была готянкой, но обращена в их веру. Она родила сына, которого по отцу стали звать Идрисом. Народ пожелал сделать его синьором, поэтому его растили с большим бережением и заботой.

Когда он подрос, руководство его воспитанием поручили опытному капитану его отца по имени Рашид. Когда мальчику стало 15 лет, он начал совершать прекрасные и славные подвиги. Он завоевал много стран, так что число подвластных ему семей и войск увеличилось. Поэтому ему показалось, что местопребывания его отца для него недостаточно, и он решил построить город и поселиться в нем, для чего и покинул гору. Он приказал собрать многих архитекторов и инженеров, которые, тщательно обследовав все равнины, находящиеся рядом с горой, посоветовали строить на том месте, где был построен Фес. Они признали место очень удобным для города, так как увидели там много источников и большую реку, которая берет начало в недалеко расположенной равнине и течет среди небольших холмов и приятных долин, протекая первые 5 миль по равнине тихо и спокойно. Они увидели также, что с южной стороны там находится большой лес, который мог бы быть очень полезен для нужд города. Таким образом, они построили маленький город на восточном берегу реки, он насчитывал около 3 тысяч очагов и в соответствии со своим значением был снабжен всем необходимым.

Когда Идрис умер, один из его сыновей построил немного восточнее другой, не слишком большой город, также расположенный на берегу этой реки. Со временем оба города выросли, так что отделять их друг от друга стало небольшое пространство, так как многие синьоры, которые там правили, старались сделать как можно больше свою часть. Но спустя 180 лет после основания городов, в них появились различные партии, и между жителями обоих городов начались раздоры. Каждая партия имела своего главу, и они вели между собой частые войны, которые продолжались в течение ста лет. 43 [129]

Затем случилось так, что король ламтуна Йусуф двинулся с большим войском против двух синьоров, захватил их и предал жестокой смерти. 44 Народ этих двух городов был тогда почти уничтожен, так как оба города были разграблены, а в них убито около 30 тысяч человек. Король решил соединить два народа в один. Он приказал разрушить стены, которые отделяли один город от другого, и построить много мостов через реку, чтобы можно было удобно переходить из одной части в другую. Таким образом, два города превратились в один. Этот один город был разделен на 12 щ кварталов, или лучше сказать, районов.

Теперь, когда рассказано о причине перестройки города и о том, как он создавался, мы продолжим описание его достоинств и подробно расскажем о его нынешнем состоянии.

ПОДРОБНОЕ И ТЩАТЕЛЬНОЕ ОПИСАНИЕ ФЕСА

Фес, конечно, очень большой город. Он обнесен хорошими высокими стенами. Почти весь город расположен на холмах и горах, так что ровная у него только середина. Со всех четырех сторон (как я сказал) там одни лишь горы. Река входит в город в двух местах, так как разделяется на два рукава. Один рукав проходит рядом с Новым Фесом, т.е. с южной стороны; второй рукав втекает в город с западной стороны.

Войдя в город, вода разделяется на многочисленные каналы, которые большей частью текут в жилища горожан, придворных короля и другие дома. Каждый храм и каждая часовня, так же как и гостиницы, больницы и училища, имеют свою часть воды. Рядом с храмами находятся отхожие места, построенные в виде квадратного помещения, по сторонам которого имеется несколько кабин с дверцами. Каждая кабина снабжена источником, вода которого вытекает из стены и стекает в мраморную канавку. Так как вода течет достаточно сильно, она, протекая, уносит все городские нечистоты в реку. В середине строения также устроен низкий бассейн, глубиной примерно в 3 локтя, шириной около 4 и длиной в 12. 45 Вокруг устроены канавки, где течет вода, проходящая под отхожими местами. э Таких отхожих мест э около 150.

Дома в городе сделаны из кирпича и тщательно обработанных камней. Большая часть этих камней красива и украшена прекрасной мозаикой. Открытые места домов и портики равным образом выложены разноцветными древними плитками, вроде майоликовых ваз. Потолки обычно ю украшаются красивой работой ю и раскрашиваются в приятные и изысканные цвета, такие как лазурный и золотой. Потолки сделаны из досок и плоски, чтобы можно было удобно расстилать куски тканей по всей крыше и спать там летом. Почти все дома имеют два этажа, а многие и три. И вверху и внизу со многими украшениями делаются галереи, чтобы под навесом можно было пройти из одной комнаты в другую, так как середина дома не имеет крыши, а комнаты расположены с двух сторон. Двери комнат делают широкими и высокими. Сколько-нибудь значительные люди [130] приказывают делать двери таких комнат из очень хорошего дерева и с тонкой резьбой. В комнатах обычно держат очень красивые, расписанные шкафы, длина которых соответствует ширине комнаты. В них хранят самые дорогие вещи. Некоторые не желают, чтобы высота таких шкафов превышала шесть пальм, 46 чтобы наверху можно было удобно помещать постели. Все портики домов установлены на кирпичных колоннах, почти более чем до половины покрытых майоликой. Встречаются портики на мраморных колоннах. От одной колонны к другой обычно делаются арки целиком покрытые мозаикой. Лежащие на колоннах балки, которые поддерживают верхние этажи, сделаны из дерева, покрыты прекрасной резьбой и искусно раскрашены в разные цвета. Есть очень много домов с бассейнами для воды. Эти бассейны — квадратной формы, шириной в 6 и 7 локтей, длиной в 10—12 локтей и глубиной около 6—7 пальм. 47 Все я они открыты я и выложены майоликой. С каждой продольной стороны бассейна обычно делают очень красивые, низкие фонтаны, также украшенные майоликой. В середину таких фонтанов ставят мраморную вазу, как это можно видеть в фонтанах Европы. Когда фонтаны полны, вода уходит из них в бассейны по закрытым водоводам, также очень украшенным. Когда же наполняются большие бассейны, вода уходит из них по другим водоводам, расположенным вокруг, сливается в маленькие желоба, проходя под отхожими местами, и стекает в реку. Бассейны содержатся в чистоте и опрятности. Пользуются ими только летом. В это время в них купаются женщины, мужчины и дети. IIa Над домами IIa обычно строят башню, в которой находится несколько очень удобных б и хорошо украшенных комнаток. В таких комнатках обычно развлекаются женщины, когда им надоест их работа, так как с башен можно видеть почти весь город. В городе почти 700 храмов и мечетей, 48 т. е. небольших мест, где можно молиться. Из этих храмов около 50 больших, очень хорошо построенных, с мраморными колоннами и другими украшениями. Каждый храм имеет свои красивейшие фонтаны, сделанные из мрамора или из других камней, которых нельзя увидеть в Италии. Все колонны имеют наверху украшенные мозаикой архитравы или доски с красивейшей резьбой. Потолки храмов сделаны так же, как их обычно делают в Европе, т. е. покрыты досками. в Все полы в этих храмах в устланы очень хорошими циновками, которые сшиты вместе настолько умело, что не видно ни куска земли. Стены внутри храмов также покрыты циновками, но только на высоту человеческого роста. В каждом из храмов есть также башня. На нее поднимаются те, кто должен криком извещать о часах, назначенных для молитв. В каждом храме бывает только один священнослужитель. 49 В его обязанности входит произносить молитву и заботиться о доходах своего храма, т. е. заботливо вести их счет и распределять среди служителей храма, таких как те, кто следит ночью за зажженными лампами, назначен охранять двери и других, которые должны ночью извещать с башни о времени молитв, а тот, кто это делает днем, не получает никакого жалованья, но зато свободен от всякой десятины и каких бы то ни было уплат. [131]

В городе есть главный храм, который называется храмом Каравийин. 50 Это очень большой храм. Его окружность составляет около полутора миль. В нем 31 дверь, и все они очень большие и высокие. Его кровля имеет в длину около 150 тосканских локтей и в ширину немного менее 80. 51 Башня, с которой кричат, возвещая о времени молитвы, также очень высока. Крыша храма опирается на 38 продольных и более 20 поперечных арок. Вокруг здания — с востока, запада и севера — портики, каждый шириной в 30 локтей и длиной в 40. 52 Под портиком находятся склады, в которых хранится оливковое масло, лампады, циновки г и другие необходимые в храме вещи. Каждую ночь в храме зажигаются 900 лампад, так что д в каждой арке д есть своя лампада. Ряд арок, идущий посередине к сердцу храма, 53 особенно освещен, так как он один имеет 150 ламп. В храме есть большие изготовленные из бронзы люстры. Каждая из них имеет места для 1500 ламп. Люстры были сделаны из колоколов некоторых христианских городов, завоеванных королями Феса. Внутри храма у стен находятся разного рода кафедры. С этих кафедр многие ученые знатоки обучают народ предметам веры и духовного закона. Они начинают вскоре после рассвета и кончают в час дня. Летом чтения бывают только после 24 часов и длятся до половины второго ночи. Наряду с духовными науками, проистекающими из закона Мухаммеда, преподают право и моральные науки. Летние лекции читаются только некоторыми частными лицами. Читают только люди очень сведущие в законе. Каждый из них получает за чтение хорошую плату, и их снабжают книгами и освещением. Единственная обязанность священнослужителя этого храма — читать молитву, но он заботится также о динарах и имуществе, пожертвованных в храм на воспитание малых детей. Он распределяет доходы, которые по завещанию должны расходоваться на бедных: динары и зерно. Каждый праздник он назначает часть из этих доходов всем бедным людям города — кому больше, кому меньше — соответственно достоинству семьи.

е Тому, кто заботится о получении доходов храма, е положены отдельная контора и жалованье — дукат в день. У него имеется 8 секретарей (и каждый имеет жалованье 6 дукатов в месяц) и 6 человек, которые собирают динары от сдачи в наем домов, лавок и другие доходы. Каждый из них берет за свой труд 5 процентов. В его распоряжении также находится около 20 агентов. Их обязанность состоит в том, чтобы ездить по окрестностям и снабжать чем нужно земледельцев, которые занимаются виноградниками или ухаживают за садами. Оплата этих агентов достигает 3 дукатов в месяц.

За городом на расстоянии приблизительно в милю, есть около 20 печей, где обжигается известь, и столько же других, в которых обжигается кирпич, нужный для строек в храме и в его имениях.

Всякий день храм получает 200 дукатов дохода, но более половины их тратится на все, о чем было рассказано, не считая того, что он снабжает многими вещами храмы или мечети, которые не имеют доходов. Этот же храм дает деньги на общие расходы города, так как у городской общины [132] нет никаких доходов. Правда, в наши дни короли имеют обыкновение заставлять священнослужителей давать им взаймы крупные суммы, никогда их не отдавая.

В городе есть ж две учебные коллегии ж, очень хорошо построенные, с многочисленными украшениями из мозаики и с резными балками. Некоторые из них вымощены мрамором, некоторые майоликой. В каждой из этих коллегий много комнат: в некоторых 100, в других больше или меньше. Все они были построены разными королями из дома Марин. Одна из них поистине чудесна как по величине, так и по красоте. Это та коллегия, которую приказал построить король Абу Инан. 54 В ней есть прекрасный мраморный фонтан, вмещающий две ботты 55 воды. Внутри коллегии протекает ручеек по канавке, дно и края которой выложены мрамором и майоликой. В здании сделаны три галереи с куполами невероятной красоты, и вдоль них идут восьмиугольные колонны разных цветов, связанные со стеной перекрытиями. Вершины колонн соединены арками, украшенными мозаикой, чистым золотом и лазурью. Потолок сделан из резного дерева, искусно обработанного.

Галереи отделены от открытого двора деревянными сетками наподобие жалюзи, так что те, кто находится снаружи, не видят тех, кто находится в комнатах, расположенных под этими портиками. На высоту, которую может достать рукой человек, все стены также выложены майоликой. Внутри на стенах вдоль всей коллегии написаны стихи, в которых содержится указание на год постройки коллегии и много похвал ей и ее строителю, т. е. королю Абу Инану. Буквы надписей, большие и черные также из майолики, тогда как фон белый, так что их можно видеть и прочесть с большого расстояния. Двери коллегии сделаны из бронзы, хорошо обработаны и украшены. Двери комнат сделаны из резного дерева. В главном зале, где произносятся проповеди, находится кафедра. Все ее девять ступеней сделаны из слоновой кости и черного дерева, так что кафедра эта поистине чудесна на вид.

Я слышал, как говорили многие учителя, утверждавшие, будто слышали, как рассказывали их учителя, что, когда строительство коллегии было закончено, король захотел видеть книгу сделанных расходов. Он не перелистнул и малой части книги, как нашел расходов приблизительно на 40 тысяч дукатов. Он был так удивлен, что, не читая книги дальше, разорвал ее и бросил в ручеек, протекающий по коллегии, и прочитал при этом два стиха одного из наших арабских авторов, которые содержат такое изречение:

Вещь дорогая, которая прекрасна, недорога.

За вещь, которая нравится, нельзя заплатить много.

Но был один казначей, по имени Ибн ал-Хаджж, который вел счет расходам и нашел, что всего было израсходовано 480 тысяч дукатов.

Все другие коллегии Феса имеют сходство с этой. В каждой коллегии есть лекторы по разным наукам. Одни читают утром, другие вечером, и все [133] имеют превосходное жалованье, завещанное строителями. Прежде каждый учащийся этих коллегий был избавлен от издержек и трат на одежду в течение семи лет. Но в настоящее время они имеют одни только комнаты, потому что во время войн Саида были опустошены многие имения и сады, доходы с которых шли на это учреждение. Теперь от этих доходов осталась лишь малость, которой поддерживаются лекторы. Из них одни получают 200 дукатов, другие 100, третьи еще меньше. Может быть, это одна из причин, из-за которых уменьшилась добродетель Феса и не только Феса, но и всех городов Африки.

В этих коллегиях живут только учащиеся-чужестранцы, которые содержатся на милостыню горожан и жителей окрестностей Феса. Если же там и находится кто-нибудь из жителей города, то число таких не достигает и двух. Когда кто-нибудь из лекторов читает свою лекцию, то сначала один из учащихся читает текст. Затем лектор читает толкования, приводя какие-то толкования от себя и объясняя встречающиеся трудности. Иногда учащиеся в присутствии лектора спорят между собой по предмету лекции.

БОЛЬНИЦЫ И БАНИ, КОТОРЫЕ ЕСТЬ В ГОРОДЕ

В Фесе есть много больниц, не уступающих по красоте коллегиям, о которых шла речь. В прежние времена обычно в течение трех дней в этих больницах имели приют чужестранцы. Много других больниц расположено за воротами. Они не менее красивы, чем те, что в городе.

Эти больницы были очень богаты. Но во время войны Саида, когда у короля была нужда в большом количестве динаров, ему посоветовали продать их доходы и имения. Народ не хотел соглашаться, но поверенный короля объяснил ему, что эти больницы были построены на милостыню предшественников настоящего короля, которому угрожает опасность потерять все королевство, и поэтому было бы лучше продать имения, чтобы прогнать общего врага: война кончится и тогда их легко выкупят. Таким образом, они были проданы. Но король умер прежде, чем их выкупил. И вот больницы остались бедными и почти без средств.

В настоящее время в них дают приют некоторым чужестранным ученым или знатным, но бедным горожанам, чтобы поддерживать пригодность комнат. Для больных чужестранцев в наши дни есть только одна больница, но в ней не дают ни врача, ни лекарств. Бедный больной, пока он не умрет или не выздоровеет, имеет только комнату, содержание и того, кто его обслуживает.

В этой больнице есть несколько комнат для умалишенных, т. е. тех душевнобольных, которые швыряются камнями и причиняют другой вред. Их держат там закованными и в цепях. Стороны комнат, которые обращены к галерее и крытым частям здания, как бы окованы очень крепкими деревянными брусками. Когда тот, кто должен давать сумасшедшим есть, видит, что кто-нибудь из них в буйном состоянии, он нещадно [134] обрабатывает его палкой, которую постоянно носит с собой. Иногда к этим комнатам приближается какой-нибудь чужестранец. Тогда сумасшедшие зовут его и жалуются ему, что они, вылечившись от сумасшествия, должны находиться в тюрьме и ежедневно получать от служителей тысячи обидных оскорблений. Когда же кто-нибудь, поверив одному из них, прислонится к его окну, они одной рукой хватают его за одежду, а другой пачкают ему лицо калом. Хотя эти сумасшедшие имеют отхожие места, они тем не менее чаще всего опоражниваются посреди комнат, так что служителям постоянно приходится убирать нечистоты. Служители также предупреждают чужестранцев, чтобы они не слишком приближались к этим комнатам.

Наконец в этой больнице есть все служители для ведения ее дел, т. в. секретари, агенты, сторожа, повара и другие, которые ухаживают за больными. Каждый из них получает очень приличное жалованье. Когда я был молодым, я в течение двух лет был там секретарем по обычаю молодых студентов. Эта служба приносила мне три дуката в месяц. 56

В Фесе есть 100 бань, хорошо построенных и украшенных. Одни из них маленькие, другие большие, но все построены по одному и тому же образцу. Каждая имеет з четыре комнаты вроде четырех залов. з Снаружи немного выше расположены лоджии, в которые ведут пять или шесть ступенек. Там люди раздеваются и оставляют свою одежду. В середине обычно делают фонтаны в виде бассейна, но очень большие. Когда кто-нибудь отправляется в одну из этих бань, он входит через первые двери и проходит в холодную комнату, в которой есть фонтан для охлаждения воды, если она слишком горяча. Оттуда через другую дверь он идет во вторую комнату, несколько более теплую. Здесь служители его моют и чистят ему тело. Из этой комнаты переходят в третью, очень жаркую, где некоторое время потеют и где находится хорошо замурованный котел. В котле греется вода. Ее ловко черпают деревянными ведрами. Каждому человеку полагается два полных сосуда горячей воды. Если же кому-нибудь ее нужно больше или если он просит, чтобы его вымыли, ему нужно дать прислужнику два или по крайней мере один байокко, а хозяину бани платят только два кваттрино. Воду греют сжигая навоз. Хозяева бань обычно и имеют ослов и держат прислужников. и Прислужники ходят по городу и покупают в конюшнях навоз, вывозят его за город, складывают горкой и оставляют сохнуть на два или три месяца. Затем его жгут вместо дерева, чтобы нагревать бани и согревать воду.

Существуют еще отдельные бани для женщин, однако много бань служат одновременно и для женщин и для мужчин, но мужчины имеют определенные часы: от трех до четырнадцати часов или больше или меньше в зависимости от сезона. Остальная часть дня предназначена для женщин. Когда в бане женщины, на это указывает натянутая поперек входа веревка, и тогда уже ни один мужчина туда не входит. Если же случится, что кто-нибудь захочет что-то сказать своей жене, то он может только передать ей поручение через одну из служительниц. к [135]

И мужчины и женщины города имеют обыкновение есть в бане и часто веселятся там и поют громким голосом. Все молодые люди входят в бани голыми, не испытывая никакого стыда один перед другим. Но люди состоятельные и значительные входят туда обвязавшись какой-нибудь тряпкой и не садятся в общих помещениях, а располагаются в маленьких комнатах, которые украшены и всегда приготовлены для знатных людей.

Я забыл сказать, что, когда служители моют кого-нибудь, они заставляют его лечь, затем трут его то укрепляющими мазями, то инструментами, которые удаляют всю грязь. Когда моют какого-нибудь синьора, его кладут на войлочную подстилку и под голову подкладывают л деревянную подушку, л также покрытую войлоком. В каждой бане много цирюльников, которые платят некоторую сумму хозяину, чтобы иметь возможность держать там свои инструменты и заниматься своим ремеслом.

Большая часть бань принадлежит храмам и коллегиям и платит им деньги за наем — какая 100, какая 150 дукатов и больше и меньше соответственно величине помещений.

Нельзя умолчать о том, что служители бань один раз в году устраивают праздник. Праздник проходит следующим образом. Эти молодые люди приглашают всех своих друзей и под звуки труб и дудок выходят за город. Там они выкапывают луковицу морского лука, 57 кладут ее в хороший сосуд из желтой меди и, покрыв его выстиранной скатертью, также под музыку отправляются в город. Затем они кладут луковицу в корзину и подвешивают ее у дверей бани, говоря, что она будет причиной барышей бани, так как ее будут часто посещать. Но мне кажется, что это скорее должно называться жертвоприношением, вроде тех, которые приносили древние африканцы, когда они были язычниками, и этот обычай остался до нашего времени.

Точно так же существуют названия некоторых отмечавшихся христианами праздников, которые соблюдаются еще и сегодня, но они не знают, почему эти праздники отмечаются. В каждом городе можно наблюдать праздники и обычаи, которые также оставили после себя христиане, с тех пор как они господствовали в Африке. Я вам укажу на них при случае, если мне покажется это уместным.

ГОСТИНИЦЫ

В городе около 200 поистине отлично построенных гостиниц. Среди них есть очень большие, например те, что расположены рядом с главным храмом. Все они имеют три этажа. В одной из них 120 комнат, а в других бывает и больше. Во всех гостиницах есть фонтаны и отхожие места с канавками, по которым стекают нечистоты. Я не видел в Италии подобных зданий, за исключением коллегии испанцев, которая находится в Болонье, и кардинальского дворца святого Георгия в Риме. Все двери комнат выходят в коридор.

Хотя эти гостиницы красивы и велики, жить в них очень плохо, так как в них нет ни ложа, ни постели. Однако в гостинице постояльцу дают [136] покрывало и циновку для сна. Если же он захочет есть, ему нужно купить провизию и отдать ее приготовить.

м В этих гостиницах находят убежище также бедные вдовы города, м не имеющие ни жилища, ни родственников, н которые бы им помогали. н Для таких женщин предназначается одна комната, т.е. каждая имеет свою комнату, а в некоторых квартируют двое. Они сами заботятся о своей постели и кухне. Для того чтобы дать вам какое-то представление о других жильцах этих гостиниц, следует сказать, что они относятся к особой породе, которая называется ал-хива. Они одеваются в женские одежды и украшаются, как женщины, бреют бороду и ухитряются подражать им вплоть до разговора. Что я говорю, до разговора? Они даже прядут. Каждый из этих гнусных мужчин имеет любовника и живет с ним так же, как жена живет с мужем. Они держат в гостиницах также женщин, которые придерживаются тех же обычаев, что и публичные женщины о в глухих переулках о в Европе. Они имеют разрешение покупать и продавать вино, и чиновники двора не причиняют им беспокойства.

Эти гостиницы постоянно посещают все люди самого дурного поведения — кто для того, чтобы напиться пьяным, кто — чтобы дать выход своей похоти с продажными женщинами, кто — чтобы быть в безопасности от двора из-за иных беззаконных и позорных проступков, о которых лучше умолчать.

Хозяева гостиниц имеют консула и платят определенный налог кастеляну и губернатору города. 58 Кроме этого, они обязаны при случае поставлять войску короля или принцев большую часть людей своей профессии, чтобы готовить пищу солдатам, так как сведущих в этом ремесле, кроме них, немного.

Если бы закон, которому подчиняется историк, не побуждал меня говорить правду, я несомненно с охотой обошел бы эту тему молчанием, чтобы не возводить хулу на город, в котором я воспитывался и вырос. В самом деле, если не считать этого порока, в королевстве Феса живут люди более добродетельные, чем во всей Африке. Конечно, содержатели гостиниц не имеют с ними никакого общения (как было сказано). Они водятся только со злодеями и подлецами, ибо ни один ученый, купец или добрый ремесленник не скажет им даже слова. п Им запрещено п также входить в храмы, на торговые площади, в бани, в частные дома. Еще менее им разрешено держать гостиницы, в которых останавливаются купцы редких достоинств, по соседству с храмом. Весь народ призывает на них смерть, но так как синьоры (как я говорил) используют их для нужд войска, они позволяют им вести эту непристойную и дурную жизнь.

МЕЛЬНИЦЫ

Внутри города Феса имеется около 400 мельниц, т.е. сооружений с жерновами, ибо хам можно было бы насчитать 1000 жерновов, если учесть, что мельницы делаются в виде большого зала с колоннами, в котором [137] иногда бывает по четыре, пять или шесть жерновов. Часть деревенского населения мелет свое зерно в городе. В городе же существует особая группа купцов, которых называют мучниками. Они берут в наем мельницы, покупают зерно и мелют его. Муку они потом продают в лавках, которые также берут в наем. Они извлекают из этого хорошую прибыль, так как все ремесленники, не столь состоятельные, чтобы иметь возможность снабдить себя зерном, покупают муку в лавках и пекут хлеб дома. Но люди сколько-нибудь солидные покупают зерно и отдают его молоть на специальные мельницы, предназначенные для горожан, платя за помол по два байокко за роджжо. Большая часть этих мельниц также принадлежит храмам и коллегиям, так что горожане владеют лишь немногими. Плата за наем велика и составляет два дуката с жернова.

РАЗЛИЧНЫЕ РЕМЕСЛА, ЛАВКИ И БАЗАРЫ

Ремесла в этом городе отделены одно от другого. Наиболее благородные располагаются вокруг главного храма и рядом с ним.

Например, писцы, составляющие деловые бумаги, занимают около 80 лавок, частью примыкающих к стене храма, частью расположенных напротив. В каждой лавке два писца.

Далее в западную сторону расположено около 30 книжных лавок, а в южной стороне находятся торговцы обувью, занимающие около 150 лавок. Последние обычно покупают башмаки и туфли у сапожников в большом количестве, а продают в розницу. Немного дальше находятся сапожники, изготовляющие детскую обувь. Они имеют, вероятно, 50 лавок. С восточной стороны храма располагаются те, кто торгует медными и латунными изделиями. Против главной двери, с западной стороны, располагаются продавцы плодов. Они также занимают около 50 лавок. За ними следуют продавцы воска, из которого они делают самые прекрасные изделия, которые я когда-либо видел. Затем идут торговцы галантерейными товарами, но у них мало лавок.

Дальше идут продавцы цветов, которые торгуют также бергамотом и лимонами. Тому, кто смотрит на эти цветы, из-за их разнообразия кажется, что он видит р в середине апреля р самые красивые и цветущие луга, какие только могут быть во многих странах, или же настоящую картину, раскрашенную в разные цвета. Таких лавок около 20, потому что те, кто имеет привычку пить вино, обычно держит около себя цветы.

После торговцев цветами идут продавцы молока, лавки которых снабжены майоликовыми сосудами. Продавцы молока обычно покупают его у пастухов, держащих коров для этой торговли. Каждое утро пастухи посылают молоко в деревянных сосудах с железными обручами, очень узких у горла и широких у дна, и продают его в эти лавки. Молоко, которое остается вечером или утром, покупают другие торговцы. Они делают из него масло, а часть оставляют киснуть и продают людям кислое молоко или простоквашу; я думаю, что каждый день в городе продается 25 ботта молока кислого и свежего. [138] За лавками с молоком следуют лавки с хлопчатобумажными тканями. Их число достигает 30. В северной стороне находятся с торговцы веревками. с Они продают веревки, недоуздки для лошадей, бечевку и разные шнуры. За ними располагаются те, кто делает кожаные пояса, туфли и лошадиные недоуздки также из кожи, отделанной шелком. Еще дальше идут футлярщики, изготовляющие ножны для шпаг и ножей и лошадиные нагрудники. За ними располагаются продавцы соли и гипса. Они покупают эти товары большими количествами, а продают в розницу. Затем идут торговцы посудой, очень красивой и совершенных цветов: некоторые сосуды одноцветны, некоторые двуцветны. Таких лавок около 100. Затем идут те, кто продает удила, уздечки, подпруги, седла, стремена. Их лавок около 80. Затем идет место носильщиков. Их около 300 человек. Они имеют своего консула, или, скажем, главу. Этот глава избирает каждый раз тех, кто должен работать в течение недели и служить в случае надобности тем, кому это нужно. Динары, полученные ими в качестве вознаграждения, они складывают в ящик, который имеет разные ключи, хранящиеся у разных глав. В конце недели динары делятся между теми, кто работал. Эти носильщики любят друг друга как братья. Когда один из них умирает и оставляет маленького ребенка, они сообща занимаются делами его жены, пока она вновь не выйдет замуж, если захочет. Они любезно и прилежно заботятся о детях, пока те не достигнут возраста, когда их можно отдать в какое-нибудь ремесло. Когда кто-либо из них женится или у кого-нибудь родится сын, он устраивает пир всем своим товарищам, и, со своей стороны, каждый делает ему подарок. Никто не может заняться их ремеслом не устроив пира всей их артели. Если же он обходится без этого, то, работая, сможет получать только половину того, что имеет каждый. Носильщики имеют от синьоров привилегию не платить никаких налогов, никакой пошлины и даже не оплачивать выпечку хлеба хлебопекам. Если же кто-либо из них совершит преступление, заслуживающее смерти, его не наказывают публично. Когда они работают, они надевают короткую одежду одного цвета. Когда же им не приходится работать, они одеваются как хотят. В конце концов надо сказать, что они люди честные и добродетельные.

За местом носильщиков находится площадь главы консулов 59 и судей всех продавцов съестных товаров. Посередине этой площади находится квадрат, огороженный тростником, где продаются морковь и брюква. Эти овощи там в такой цене, что покупать их у огородников могут только некоторые специально назначенные люди, которые платят определенную подать таможенникам. Каждый день там можно видеть 500 вьюков моркови и брюквы, а иногда и больше. Эти овощи продают в бесконечном количестве. Но хотя они, как я сказал, пользуются очень большим спросом, тем не менее продаются они всегда по очень дешевой цене, т.е. 30 или по крайней мере 20 либбр за байокко. Свежие бобы во время сезона продаются по очень низкой цене. Вокруг площади расположены лавки, где продается вермишель, и другие лавки, в которых делают шарики из толченого мяса, поджаренные в оливковом масле с большим количеством [139] пряностей. Каждый шарик имеет размер обычного плода фигового дерева. Они продаются по 6 кваттрино за одну либбру, но они приготавливаются из тощего бычьего мяса.

За этой площадью, в северном направлении расположен рынок зеленщиков, здесь продают капусту, репу и разные травы, которые едят вместе с мясом. Зеленщики занимают около 40 лавок. Затем идет дымный рынок, где продают оладьи, жаренные в оливковом масле, похожие на медовый хлеб, который продают в Риме. Те, кто торгует оладьями, держат в своих лавках нескольких мальчиков и имеют множество приспособлений, так как оладьи приготовляют многими способами и ежедневно продают в большом количестве. Оладьи обычно едят на завтрак, особенно в дни праздников и в кануны постов. Их едят вместе с жареным мясом или с медом, или с грубой похлебкой, сделанной из толченого мяса. Мясо для такой похлебки мелют, варят, затем снова мелют и делают из него жидкую похлебку, которую подкрашивают красной землей. Жаркое там приготовляют не на вертеле, а делают две печки, одна над другой и в нижней разжигают огонь. Когда верхняя печка разогреется, в нее через сделанное сверху отверстие, чтобы огонь не обжигал руки, кладут целых баранов. Приготовленное таким образом мясо очень хорошо. Оно приобретает хороший цвет и нежный вкус, так как его не может достигнуть дым и не достигает слишком большой огонь и оно готовится в умеренном жару на протяжении всей ночи. Утром его начинают продавать.

Мяса и оладий, о которых я говорил, каждый день продается на сумму более 200 дукатов. Подобных лавок 15, и все они заняты весь день только этим. Продают также жареное мясо и жареную рыбу и еще один сорт тонкого хлеба, приготовленный в виде широкой лапши, но больших размеров. Его месят с животным маслом, а также с животным маслом и медом и едят. Там также продают вареные ножки животных.

Такую же пищу в ближайших лавках потребляют утром во время еды земледельцы и затем отправляются к своим трудам. После них идут те, кто продает оливковое масло, соленое животное масло, мед, т старый сыр, т оливы, лимоны, а также морковь, маринованные каперсы, и они же держат в лавках майоликовые сосуды, так что больше стоит утварь, чем товар. Сосуды с маслом и медом продаются так, как это делается на аукционах. Продажу производят специально назначенные для этого носильщики, которые мерят масло, когда оно продается оптом. Каждый из сосудов вмещает 150 либбр, так как горшечники обязаны изготовлять их такого размера. Городские пастухи покупают эти сосуды, наполняют их и перепродают в Фесе.

Затем идет место мясников. У них около 40 высоких лавок, построенных так же, как и лавки других ремесленников. Внутри они режут мясо и взвешивают его на весах. Животных забивают не в мясных лавках, а на скотобойне, которая находится на берегу реки. Там же обдирают туши и отправляют их со специально приставленными к скотобойне носильщиками в лавки. Но прежде чем их туда отправить, их нужно представить главе консулов, который приказывает их осматривать и выдает [140] записку, в которой обозначена цена, по какой нужно продавать мясо. Мясник держит эту записку рядом с мясом, чтобы каждый мог бы ее увидеть и прочитать.

За мясниками находится рынок, на котором продают ткани из грубой местной шерсти. На этом рынке около 100 лавок. Если кто-либо принесет для продажи какую-нибудь ткань, ему нужно отдать ее продавцу, который набрасывает ее себе на плечо и идет от лавки к лавке, выкрикивая цену. Таких продавцов 60 человек. 60 Их торговля начинается с полудня и длится до позднего вечера. Продавцам платят два байокко с дуката, и купцы этого рода делают большие дела.

Затем идут полировщики оружия: шпаг, кинжалов, протазанов и подобных вещей. Там есть и такие, которые и полируют и продают.

Затем располагаются рыбаки. Они ловят рыбу в городской реке и в реке, что течет вне города, и продают по дешевой цене много хороших и больших рыб по три кваттрино за либбру. Обычно ловят большое количество рыбы, которая в Риме называется лачча. 61 Ее начинают ловить с начала октября и кончают в апреле, как особо будет сказано в рассказе о реках.

За рыбаками располагаются те, кто делает клетки для кур. Они делают их из тростника. Таких лавок 40, так как каждый горожанин держит большое количество кур для откорма. Чистоты ради курам не дают ходить по комнатам, а держат в этих клетках.

Еще дальше идут торговцы мылом. Они продают жидкое мыло. Так как мыльные лавки рассеяны по кварталам, на рынке они составляют немногочисленную группу. Мыло, которое продают, изготовляется не в городе, а в соседних горах. Горцы и погонщики мулов привозят его и продают хозяевам лавок.

Еще дальше располагаются торговцы мукой. Их лавок на рынке также немного, потому что они есть во всех кварталах.

За ними следуют торговцы посевным зерном и семенами овощей. Продают там также зерно и для пищи, но в небольших количествах. И ни один горожанин не продает своего зерна.

На рынке много людей, которые занимаются перевозкой больших количеств зерна. У них есть мулы и лошади с вьючными седлами. Обычно они перевозят на одном животном полтора роджжо, но в трех мешках, один на другом. Они не должны мерить это зерно.

Затем идут торговцы соломой. Они занимают около 10 лавок. За ними находится рынок, где продают пряжу и лен; там же этот лен и чешут. Рынок этот сделан наподобие большого дома, вокруг которого расположены 4 галереи. В одной из них сидят продавцы холста и чиновники, которые взвешивают пряжу. В двух других находятся женщины, торгующие пряжей, которой там очень много. Пряжа продается также через продавцов, которые ходят с нею по рынку и кричат. Рынок этот начинает действовать с полудня, и торговля длится до вечерни. 62 На нем продается очень большое количество пряжи. Посередине рынка для тени посажено [141] несколько тутовых деревьев. Иногда кто-нибудь идет посмотреть на этот рынок ради развлечения и с трудом может выйти оттуда из-за множества женщин, которые находятся на рынке. Часто они начинают спорить, а затем драться, выкрикивая самую постыдную брань в мире и смеша окружающих.

Теперь вернемся к западной части, т. е. к той, что идет от храма к воротам, через которые направляются в Мекнес.

За «дымным рынком» по прямой дороге располагаются мастера, изготовляющие кожаные ведра. Такие ведра употребляются в домах, где есть колодцы. Эти мастера занимают около 14 лавок. За ними идут мастера, изготовляющие тару для хранения муки и зерна. Им принадлежат около 30 лавок.

Затем следуют башмачники и сапожники, которые изготовляют грубые башмаки для крестьян и для простого народа. Они занимают около 150 лавок. За ними располагаются те, кто делает щиты — по африканскому обычаю — щиты из кожи, какие можно иногда видеть в Европе. За ними располагаются стиральщики. Это люди низкого происхождения. Они держат лавки, в которых вделаны большие сосуды, как кадки. Тот, кто не имеет в доме служанок, отдает свои рубахи, простыни и другие вещи стирать этим людям. Последние стирают их очень тщательно и сушат, развешивая на веревках, как это делают и в Италии, и искусно складывают. Они делают эти вещи столь чистыми и белыми, что те, кому они принадлежат, с трудом узнают их. Таких прачечных около 20. Но в кварталах и на маленьких рынках их насчитывается еще более 200.

За ними идут те, кто изготовляет луки к лошадиным седлам. Таких лавок много в западной (В тексте Рамузио: восточной, с. 38) части, у коллегии короля Абу Инана. Затем следуют мастера по украшению стремян, шпор и железных частей поводьев. У них около 40 лавок. Они изготовляют превосходные вещи. Может быть, кто-нибудь из вас видел их в Италии или в какой-либо другой христианской стране.

За ними располагаются кузнецы, изготовляющие только стремена, удила, железные части для конской сбруи. За ними седельщики, делающие кожаные седла. Для каждого седла они делают три покрытия, кладя их одно на другое, самое тонкое в середине и последнее наименее красивое. Все покрытия делаются из кордуана. 63 Эти изделия также превосходны и чудесны, как можно это видеть, встречая их в Италии. Таких лавок около 100.

Затем идут копейщики. Их лавки длинные, чтобы в них можно было делать очень большие копья.

Еще дальше находится цитадель, 64 в которой есть очень красивый проезд. С одной стороны он простирается до западных ворот, с другой стороны упирается в огромный дворец, в котором живет или сестра, или родственник короля. [142] Следует отметить, что началом этого рынка считают главный храм. Но я, чтобы не нарушать порядок базаров, рассказал только о том, что вокруг, оставив на конец описание торговой площади.

ТОРГОВАЯ ПЛОЩАДЬ

Эта площадь похожа на маленький город, вокруг которого есть своя стена с 12 воротами. Каждые ворота перегорожены цепью, чтобы туда не могли войти лошади или другие животные. Площадь разделяется на 15 кварталов. Два из них предоставлены сапожникам, которые изготовляют башмаки для благородных людей. Такие или подобные им по красоте башмаки не могут носить ни ремесленники, ни солдаты, ни придворные. Два других квартала занимают торговцы шелковыми тканями. Часть их торгует шнурами для лошадей, кистями и тому подобными украшениями. Они занимают около 50 лавок. Другие продают крашеный шелк для вышивки рубашек, подушек для головы и подобных вещей. У них примерно столько же лавок.

Рядом с этими торговцами располагаются мастера, изготовляющие женские пояса из шерсти, грубые и плотные. Некоторые мастера делают их из шелка, но они точно так же грубы, так как сплетены и толсты, как два мужских пальца, так что легко могли бы удерживать привязанную барку.

За ними два квартала занимают торговцы льняными тканями, т.е. тканями из Европы. Все эти торговцы — гранадцы. Здесь же продают шелковые ткани, шапки и шелк-сырец. За ними располагаются те, кто изготовляет матрацы, летние подушки и кожаные коврики.

Рядом находится место таможенных чиновников, так как ткани продают с аукциона; и те, кто занимается этим, несут их сначала проштамповать у таможенников, а затем идут и кричат о своем товаре среди торговцев. Продавцов, которые кричат, около 60. За каждый кусок платят один байокко.

Затем идут три квартала, занятых портными, а за ними квартал мастеров, подрубающих бахрому на краях кусков ткани, которыми покрывают голову.

За ними идут два квартала, занятые торговцами холстом и продавцами рубашек и тканей для женщин. Они — самые богатые купцы города, так как совершают много больше дел, чем все другие вместе.

Еще дальше находится квартал, в котором делают украшения и кисти для бурнусов.

Затем идет еще один квартал, в котором продается одежда, сделанная из европейской ткани. Такую одежду обычно каждый вечер продают с аукциона, т. е. ту, которую приносят на продажу горожане, когда она станет старой или из-за чего-либо другого.

Наконец, идет еще один квартал, в котором продаются рубашки, скатерти, полотенца и тому подобные старые вещи из холста, а рядом с ними находятся маленькие лавки, в которых продаются с аукциона ковры и покрывала для постели. [143]

РАССУЖДЕНИЕ О НАЗВАНИИ КВАРТАЛОВ «КАЙСАРИЙА», ПРОИСХОДЯЩЕМ ОТ ИМЕНИ ЦЕЗАРЯ

Все эти кварталы вместе называются Кайсарийа — древним словом, происходящим от слова Кайсар, что означает Цезарь. Последний же — это самый крупный синьор, который был тогда в Европе. Все города на Мавританском побережье управлялись тогда римлянами, а затем готами, в каждом из них была площадь, которая имела такое название. Описывая причину этого, африканские историки говорят, что римские и готские чиновники там и сям, в разных частях города держали фундуки и склады, в которых хранили полученные от города налоги и подати. Эти склады часто грабило население. Поэтому один император решил создать в каждом городе некое подобие маленького города. В нем были бы собраны богатые купцы, которые держали бы там свои товары, а налоговые чиновники хранили бы налоги и все, что они собирали. Таким образом они были бы уверены в том, что если горожане захотят защищать и охранять свое имущество, то им придется так же поступить и с государственным добром и что они не смогут согласиться на грабеж, дабы он не оказался им во вред, как это можно было многократно видеть в Италии, где солдаты одной партии, войдя в город и разграбив противную партию, когда им не доставало имущества врагов, грабили дома друзей.

АПТЕКАРИ И ДРУГИЕ РЕМЕСЛЕННИКИ

С северной стороны по соседству с этим городком в цитадели располагаются аптекари. 65 Они занимают одну прямую улицу, на которой находится около 150 лавок. С двух сторон улица запирается двумя хорошими воротами, большими и крепкими. Аптекари на свой счет держат сторожей, которые ночью ходят кругом с фонарями, собаками и оружием. Здесь продаются как аптекарские, так и медицинские товары. Но аптекари не приготовляют ни сиропов, ни мазей, ни притираний, так как врачи приготовляют эти средства у себя дома, а затем посылают их к ним в лавки, откуда подмастерья разносят их по рецептам и указаниям врачей. Большая часть лавок врачей находится по соседству с лавками аптекарей. Большая же часть простого народа не знает ни врачей, ни медицины. Аптекари имеют высокие хорошо украшенные лавки, с очень красивыми потолками и шкафами. Я думаю, что в целом мире нельзя увидеть подобного этому рынка аптекарей. Правда, в Тавризе, городе Персии, я видел очень большой рынок аптекарей, но их лавки находятся под портиками, темноваты, хотя и красиво построены. Портики построены на мраморных колоннах. Я больше хвалю фесский рынок за удобство в освещении, так как рынок в Тавризе несколько мрачен. За аптекарями располагаются [144] мастера, изготовляющие гребешки из самшита и других видов дерева, о которых мы уже рассказывали.

Рядом с аптекарями, с восточной стороны располагаются мастера, изготовляющие иглы. Они занимают около 50 лавок. За ними идут токари, но их немного, так как, они располагаются отдельно и рассеяны среди разных других ремесел. Затем следуют многие другие: мучники, мыльники, продавцы метелок. Их лавки граничат с рынком, где продают пряжу, число таких лавок здесь около 20, так как остальные, как будет сказано, находятся в других местах. Между торговцами хлопчатобумажными тканями и торговцами зеленью располагаются мастера, изготовляющие у постельные принадлежности и шатры. у

После них находятся торговцы, которые продают идущую в пищу птицу и певчих птиц. Но их лавки немногочисленны. Это место называется рынком птицеловов. В настоящее время в большей части этих лавок продают пеньковые веревки и шнуры. За ними идут мастера, изготовляющие деревянные башмаки, 66 которые носят люди благородного происхождения, когда улицы грязны. Эти туфли действительно очень красивы, с отделкой, хорошо окованы и с красивым кожаным верхом, вышитым шелком. Самый бедный человек благородного происхождения может носить только такие, которые стоят не менее одного дуката. Есть такие, что стоят и 2, и 10, и 25 дукатов. Обычно их делают из черного или белого тутового дерева. Но встречаются также из ореха, померанца и ююбы. Башмаки из последних двух видов дерева особенно красивы и изящны, но из тутового дерева носятся дольше.

Еще дальше располагаются мастера, изготовляющие арбалеты. Это некие испанские мавры. Число их лавок не превосходит 10. Рядом с ними находится также 50 лавок торговцев метлами, которые изготовляют метлы из дикой пальмы, 67 вроде тех, что привозят в Рим из Сицилии. Торговцы носят свои метлы по городу в больших корзинах и меняют их на отруби, золу или какие-нибудь рваные башмаки. Отруби продаются пастухам, пасущим коров, зола — белильщикам пряжи, а дырявые башмаки обычно покупают сапожники.

Еще дальше располагаются кузнецы, которые делают только гвозди. За ними располагаются мастера, изготовляющие большие, как бочонок, деревянные сосуды, но сделанные в виде ведер. Они же делают меры для зерна, которые проверяет консул, беря по кваттрино за каждую.

После них следуют продавцы шерсти. Они покупают у мясников шкуры. Обрабатывают эти шкуры работники, которых они держат. Последние удаляют со шкур шерсть и обрабатывают кожи. Но они обрабатывают только шкуры баранов. Кордуаны и бычьи шкуры обрабатывают еще дальше, так как это особое ремесло.

Затем следуют те, кто изготовляет корзины и путы, которыми связывают ноги лошадям, как это делают в Африке. Эти лавки находятся рядом с лавками медников. Рядом с мастерами, изготовляющими меры, [145] находятся мастера, которые делают чесалки для льна и для шерсти. Еще дальше находится длинный рынок с разными ремеслами. Среди них есть мастера, шлифующие железные изделия — стремена и шпоры, — так как кузнецы не занимаются шлифовкой. Затем располагаются деревообделочники, которые обрабатывают только крупные вещи, например дышла, плуги для вспашки земли, мельничные колеса и другие необходимые инструменты.

После них располагаются красильщики. Все их лавки находятся на реке, а здесь у них очень красивый фонтан, в котором они моют ф изделия из шелка ф. х За ними идут те, кто делает вьючные седла, там, где находится большой рынок, на котором посажены тутовые деревья. Этот рынок летом самый прохладный и самый красивый из всех. х

Затем идут кузнецы, которые куют лошадей и других животных, Еще дальше располагаются те, кто укрепляет на арбалете стальные луки. ц За ними следуют кузнецы, изготовляющие подковы для лошадей. ц Затем идут те, кто чистит холсты. Здесь кончаются рынки одной части города, а именно западной его части, которая некогда была самостоятельным городом (как было сказано выше) и была построена после другой, расположенной на другом, восточном берегу реки. 68

Комментарии

1 В действительности 194 лунных года, с 789 по 985 г.

2 С 1276 г.

3 См. ч. II, примеч. 13.

4 323 г. хиджры — 935 г.

5 В действительности восстание происходило не в 935 г., а с 925 по 927 г. в области Танжера.

6 В 1062 г.

7 Весь этот рассказ составлен, вероятно, на основе не дошедших до нас источников, так как ни один автор его не приводит, но сходная версия дана в анонимном португальском источнике конца XVI в.

8 В течение 130 лунных лет, до 584 (1188) г. В этом году Абу Йусуф Йакуб ибн ал-Мумин (см. ч. I, примеч. 44) алмохадский халиф, привел в Тамесну арабов. С середины XIII в. в Тамесне начинаются столкновения с ними.

9 Т. е. против Алмохадов.

10 В 1468 г. португальцы оставили Анфу.

11 При берберах бергвата.

12 А. Эполяр полагает, что это дикая ююба (Эполяр, с. 163). См. ч. I, примеч. 104.

13 В настоящее время в этом месте никаких развалин нет.

14 Это так называемая башня Хасана высотой в 44 м, удачное расположение которой дает хороший обзор.

15 21 января 1199 г.

16 915 г. хиджры — 1509/1510 г.

17 Это случилось между 1261 и 1269 гг.

18 920 г. хиджры , — 1514/1515 г.

19 Т. е. после праздника 'ид ас-сагир (он называется также ид ал-фитр), когда кончается месячный пост карем.

20 Набик — плоды дикой ююбы, т. е. растения Zizyphus Lothus (L.).

21 Карликовая пальма вида Chamaerops rumilis, но не пальма дум, как указывает А. Эполяр (Эполяр, с. 169). Пальмой дум в Северной Африке, по сообщению алжирских специалистов-растениеводов, и в частности Кадри из сельхозуправления в Варгле, называется обычная пальма, вырастающая в Северной Африке и не дающая плодов из-за температурных условий. Обычно эти пальмы очень высоки и красивы, ради чего их и выращивают в садах.

22 В действительности в 658 г. хиджры — в 1260 г.

23 Йакуб ибн Абд ал-Хакк находился в Фесе или в Тазе. Узнав о захвате Сале, он спешно направился туда и освободил город, который находился в руках христиан всего 14 дней.

24 В итальянском тексте для обозначения пошлины употреблено два слова: “dogana” — пошлина на ввоз и вывоз товаров — и “gabella” — пошлина на торговые сделки.

25 918 г. хиджры — 1512/1513 г.

26 События, о которых пишет Лев Африканский, имели место в 812 г. хиджры, т. е. в 1409/1410 г., а 120 лет спустя — это 932 г. хиджры, т. е. 1525 г. — время, когда он писал этот отрывок.

27 Высадка произошла 12 дня джумады I 921 г., т. е. 24 июня 1515 г.

28 Ан-Насир ал-Кеддад, наместник Мекнеса и Тамесны.

29 Португальские источники подтверждают этот рассказ. Экспедиция стоила жизни примерно 4000 португальцам.

30 Это утверждение не согласуется с тем, что говорил Лев Африканский о своем присутствии в экспедиции в Дуккале в июне — июле 1515 г. Но он уехал действительно несколько дней спустя после 10 августа 1515 г., ибо рассказывает о поднятии пушек со дна. В сентябре он был уже в Бужи.

31 Указанные в тексте расстояния не совсем точны.

32 В тексте ошибка, вместо “50 миль” следует читать “80 миль”.

33 Мухаммед Португалец поручил его ан-Насиру Кеддаду.

34 Мулаи Заййан восстал в 1504 г.

35 Мулаи Заййан бежал в ночь с 12 на 13 сентября 1513 г. из Аземмура. В 1514 г. он помирился с Мухаммедом Португальцем.

36 В действительности в течение 90 лет.

37 По сообщению Л. К. Мармоля, это племя бени малик (Эполяр, с. 178).

38 Это было в 1515 г,

39 185 г. хиджры — 801 г.

40 Лев Африканский говорит, что слово “Фес” по-арабски — золото. В действительности это слово по-арабски означает “топор”, “мотыга”.

41 См. ч. I, примеч. 33.

42 Это произошло во время халифата ал-Хади в 786 г., а не во время халифата ас-Саффаха. В Мавританию Идрис прибыл после 9 августа 788 г.

43 Так называемый период зенатских вождей.

44 18 марта 1070 г.

45 Лев Африканский не указывает, какой локоть он имеет в виду. А. Эполяр считает, что это римский локоть в 67 см, и тогда размеры составят 2, 2.7 и 7 м соответственно.

46 Т. е. 1 м 29.5 см.

47 Т. е. около 4 — 4.7 м ширины, 6.7 — 8 м длины и 1.3 — 1.5 м глубины.

48 Это место показывает, что Лев Африканский проводит различие в тексте между соборной мечетью — джами, и простой — масджид. По-итальянски он их называет соответственно “храм” и “мечеть”.

49 Т. е. имам.

50 Каравийин — одна из наиболее значительных и известных мечетей Феса. Каравийин по-арабски значит “кайруанцы”, т. е. “жители города Кайруана”. Название появилось потому, что мечеть была выстроена для жителей Кайруана, переселившихся в Фес в 825 г. Постройка была выполнена в середине IX в.

51 Т. е. 82.65 м на 44 м.

52 Т. е. 16 м 53 см и 22 м, если локти тосканские.

53 Сердце храма — это михраб — ниша в стене, указывающая направление для молящихся. Все мечети ориентированы на Мекку.

54 Знаменитое медресе Бу Анания, которое строилось с 1350 по 1355 г.

55 Фонтан вмещал около 2000 л (1 ботта равна 933.465 л).

56 Эта больница существует и сейчас под названием мористан (дом для умалишенных) Сиди Фредж.

57 Точное определение этого растения вряд ли возможно. Наиболее вероятными идентификациями являются: один из видов лилейных луковичных Hyacinthus comosus, арабское название “зиз” или “басал аз-зиз”; Urgenea maritima или Pancratium mari-timum. По-арабски это растение имеет множество названий: “унсул”, “унсул бахри” п др.

58 Консул, вероятно, назывался по-арабски амин, а губернатор — накиб.

59 Эта должность называлась мухтасиб — наблюдающий за базаром и нравами горожан. Он же был главой старших по ремеслу, т. е. аминов.

60 Этот же самый способ продажи вещей на рынке продолжает существовать и сейчас в мзабитскпх городах Гардан: в ал-Атефе, Бу Нуре и остальных, в то время как в самой Гардае, где бывает почти круглый год масса туристов, торговля ведется по европейским правилам. Во всяком случае таково было положение, когда мне неоднократно приходилось бывать в Гардае в 1968 — 1969 гг.

61 Та же рыба, которая по-арабски называется джарафа, т. е. бешенка, — один из видов сельди (Clupea).

62 Вечерняя мусульманская молитва, которая называется аср.

63 См. ч. II, примеч. 39.

64 В североафриканских городах такая часть города обычно называется касбой.

65 Этот рынок назывался “Сук ал-аттарпн”, т. е. “Рынок аптекарей”.

66 По-арабски они называются кабкаб.

67 Карликовая пальма Chamaerops humilis, но не пальма дум, как указывает А. Эполяр (Эполяр, с. 201).

68 Западная часть города называется в настоящее время Медина. Она была построена в 809 г. Идрисом и называлась Алийа — “Высокая”, а позже стала называться Городом Кайруанцев — Мединат ал-Каравпйин. Вторая часть была построена в 789 г. и называлась Мединат ал-Фас, а позже — городом андалузцев — Мединат ал-Анда-лусийин. Когда оба города слились, их стали называть по берегам реки.

Текст воспроизведен по изданию: Лев Африканский. Африка - третья часть света. Л. Наука. 1983

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.