Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛАТИНСКАЯ ХРОНИКА КОРОЛЕЙ КАСТИЛИИ

CHRONICA LATINA REGUM CASTELLAE

III. Правление Фернандо III, короля Кастилии и Леона (1217 - 1252)

31. Энрике I, король Кастилии, 1214 – 1217

После смерти славного короля (его супруга еще была жива, но уже страдала от болезни, ставшей причиной ее смерти) его сын Энрике взошел на престол и был принят всеми кастильцами и священниками церквей и горожанами, которые целовали ему руку в знак клятвенного обещания верности ему. Мальчик имел хороший характер, но он еще не достиг двенадцатилетнего возраста 1.

Поэтому королева леди Леонор, будучи при последнем издыхании, отдала распоряжение передать ее сына, короля Энрике, и королевство ее дочери, королеве леди Беренгеле 2. Затем после смерти ее матери королева леди Беренгела взяла под свою защиту своего брата, короля Энрике, и вместе с архиепископом Толедским и епископом Паленсийским 3 осуществляла руководство королевством в течение трех месяцев или немногим более.

Однако некоторые негодующие вельможи начали тайно замышлять и подыскивать предлоги, посредством которых они, забрав молодого короля из-под власти и опеки его сестры и прелатов, могли бы править королевством по своему усмотрению. Так случилось, что большинство баронов согласилось с тем, что Альваро Нунес должен стать опекуном короля и должен осуществлять управление государством 4. Поэтому королеву леди Беренгелу убедили тем или иным способом, что Альваро Нунесу должны принадлежать и король и королевство, однако во всех сложных и ответственных делах он должен был испрашивать совета и одобрения леди королевы, и не должен был делать ничего без нее. Альваро Нунес поклялся ей в этом и принес клятву верности леди королеве касательно этого. Позволим ему заботиться о том, чтобы блюсти ее 5.

32. Гражданская война и смерть Энрике I

Не столь много дней прошло с того времени, когда король был взят из-под власти королевы, как бароны королевства разделились между собой, некоторые, именно, Гонсало Родригес 6 и его братья и многие другие остались верны Альваро Нунесу; другие же заключили прочное соглашение между собой против них [...]. Спустя недолгое время после этого Альваро Нунес был сделан графом; после этого Гонсало Нунес был также сделан графом 7. Состояние королевства ухудшалось с каждым днем, а каждый стремился не управлять государством, но скорее разрушать его.

Граф Альваро Нунес, следуя совету некоторых людей, попытался сочетать браком леди Мафальду, дочь короля Португалии, и Энрике, короля Кастилии, однако de facto, поскольку он не мог сделать это de jure. Что и было сделано 8.

В то время между графом Альваро и Лопе Диасом и Родриго Диас де лос Камерос (Rodrigo Diaz de los Cameros) существовала очень серьезная вражда; граф и его братья повернули дело так, что король пошел войной на тех благородных людей. Это также было сделано.

В то же самое время, когда король и королева (или кем бы она ни была) были в Миранде, они отделились друг от друга по велению господина папы Иннокентия 9. Затем некое соглашение (обманное, а не настоящее соглашение) было заключено между графом Альваро и его приспешниками и другими благородными людьми.

Позднее, около праздника Успения [15 августа 1216 года], когда все вельможи собрались в Вальядолиде, чтобы обсудить установление мира между ними, новая распря разразилась между ними; и тогда Гонсало Родригес и его братья и все, кто был обязан следовать за ним, и Альфонсо Теллес и его брат покинули графа Альваро и все примкнули к королеве леди Беренгеле. Также и Лопе Диас, Родриго Диас, Альваро Диас и Хуан Гонсалес 10 – все присоединились друг к другу против графа Альваро и его братьев и иных его родственников, что поддержали его. Такая вражда и ненависть возникли и усилились между партиями, каких не видывали прежде в Кастилии.

По этой причине из страха граф Альваро бежал в область Толедо. Когда он проезжал через Эстремадуру, он склонил на свою сторону глав городов и поселений и связал их нерушимым обязательством; с их поддержкой почти вся Эстремадура и Трасьерра поддерживали его 11.

Затем на следующую зиму, когда королева леди Беренгела послала к своему брату одного из своих слуг, посредством которого она могла бы удостовериться в его положении и здоровье, некие прогнившие лодки 12, обманчивые посланники Сатаны, что были вместе с графом Альваро, задумали дьявольский обман, сочинив отвратительное письмо, которое, как они сказали, они нашли при посланнике королевы; этим они пытались доказать, так что они могли бы навлечь на себя гнев короля, что королева леди Беренгела замышляет с Гонсало Родригесом и Альфонсо Теллесом и другими вельможами убийство короля. Хотя они пытались сделать это уже несколько раз прежде, им никогда не удавалось успешно завершить задуманное.

Под этим предлогом они повесили посланника королевы на виселице, надеясь этим очернить репутацию леди королевы и благородных людей, вставших не ее сторону. Но справедливый Господь, который любит законность, чей лик видит справедливость 13; который спасает невиновных и невинных 14; кто освободил Сусанну из рук нечестивых судей 15; Он, несомненно, освободит от тревог и утешит во времена страданий 16 леди королеву, которая была невинна и ни каким образом не виновна в подобном великом преступлении, равно как и те, кто поддерживали ее.

Действительно, когда королева услышала о смерти ее посланника и осознала дьявольский заговор, а также поняла, что ей и ее сестре, находившейся при ней, грозят оскорбление и бесчестие, она покинула отцовский монастырь, где она жила со своей сестрой, и отправилась в замок Гонсало Родригеса, называвшийся Аутилло (Autillo). Тот благородный человек принял их очень доброжелательно и смиренно и преданно служил им, предоставив себя, своих людей и свое имущество в их распоряжение на столь долго, сколько они пробудут там, что продолжалось до смерти короля Энрике 17.

Теперь граф Альваро и его люди прибыли с королем в Вальядолид на следующий пост. Затем после Пасхи он с рыцарями и людьми из Эстремадуры, которые поддержали его, выступил в поход и начал опустошать в долине Тригуэрос (Trigueros) владения Гонсало Родригеса и его братьев и других, поддержавших его; они предали их дома огню, жестоко разграбив их иную собственность. Затем они дошли до замка называемого Монтеалегре (Montealegre) и осадили его. Суеро Теллес (Suero Tellez), который был внутри, видя короля, сдал ему свой замок. Позднее, держа свой путь через Тьерра де Кампос, они дошли до Карриона, где остановились на несколько дней. Оттуда они возвратились в Виллальба дель Алькор (Villalba del Alcor). Придя ночью, они крайне жестоко ранили Альфонсо Теллеса и захватили его лошадей и оружие. Тем не менее, защищаемый Божественной милостью, он бежал от их рук в свою собственную землю, которая была осаждена графом Альваро с королем и его сторонниками. Хотя они осаждали ее в течение многих дней, тем не менее, взять ее они не смогли. Они сняли осаду и отправились в Паленсию 18.

Теперь королева леди Беренгела и все, кто был на ее стороне, были в Аутилло и в замке Киснерос (Cisneros) 19 и в других городах по соседству. Они были все в таком великом беспокойстве, что не знали, что предпринять. В конце концов, они решили передать свою землю королю, если они не смогли бы иным образом договориться с графом Альваро. Это казалось почти невозможным или, по меньшей мере, трудным.

Когда король Энрике играл в Паленсии в своей обычной манере с благородными мальчиками, следовавшими за ним, один из них бросил камень и серьезно ранил короля в голову. Из-за этой раны король через несколько дней скончался. Граф Альваро и его люди вынесли его тело из Паленсии и поместили в некой башне замка Тарьего (Tariego). Итак, король Энрике умер, не достигнув совершеннолетнего возраста, в месяц июнь, до того как завершился третий год его правления 20.

33. Фернандо III призывается из Леона

Когда она услышала о смерти своего брата, хотя об этом еще не объявили во всеуслышание, королева леди Беренгела немедленно отправила своих посланников, благородных и отважных Лопе Диаса и Гонсало Родригеса, к королю Леона, который находился тогда в Торо 21, под тем предлогом, с той хитростью, чтобы они могли взять из-под отцовской власти ее старшего сына, лорда Фернандо 22, который находится тогда с отцом, и привести его к ней. В ее намерения входило, как стало ясно впоследствии, передать королевство ее отца ее старшему сыну; поскольку ни одного другого наследника по мужской линии не осталось в живых после короля Альфонсо, оно [королевство] принадлежало королеве самой по той причине, что она была старше своих сестер. Более того, было объявлено, что такова была воля славного короля, выраженная в некой грамоте 23, скрепленной его свинцовой печатью, которая была издана во время курии, праздновавшейся в Каррионе, и которая была найдена в книжной нише в соборе Бургоса.

Итак, благородные люди прибыли к королю Леона и, найдя удачный предлог, посредством которого они смогли достичь желаемого, они доставили мальчика с огромной быстротой к его матери, которая все еще находилась в Аутилло. Несомненно, предлог был удачный, так как, если бы это не было сделано с такой аккуратностью, возможно, сегодня у кастильцев не было бы короля 24.

Затем королева, посоветовавшись с вельможами, бывшими с ней, отправилась в Паленсию, где матери и сыну был оказан пышный прием торжественной процессией с епископом лордом Телло, который стоял во главе церкви Паленсии. Затем они отправились в замок Дуенас и взяли его силой 25. Вельможи, бывшие с королевой, встретились затем с графом Альваро, надеясь, что они смогут примирить его с королевой, что способствовало бы миру в королевстве. Но ничего достичь не удалось. Поэтому королева и ее сторонники отправились в Вальядолид, где ее приняли с почестями. Затем после долгих споров все согласились с тем, что они должны пересечь Дуеро и отправиться в Эстремадуру.

34. Альфонсо IX вторгается в королевство Кастилию

Намереваясь идти в Сеговию, они отправились в Коку 26 (Coca), однако жители тех мест отказались впустить их в город. Также там стало известно, что жители Сеговии и других мест в Эстремадуре не стали бы принимать их. Также им косвенно указали, что, если они не будут осторожны, Санчо Фернандес, брат короля Леона, следующий за ними со множеством рыцарей причинит им вред и пленит их, если сможет 27. Повернув назад в большой спешке, следовательно, они двинулись в Вальядолид, откуда они пошли походом. Затем они направились в Сеговию, где жители Эстремадуры и Трасьерры собрались, чтобы решить, кто будет преемником короля. Когда они прибыли в Сеговию, они обнаружили собравшихся людей и убедили их, сами и посредством своих друзей, вновь собраться в Вальядолиде, чтобы решить, кто будет преемником короля; что и было сделано.

Граф Альваро после того, как королева и ее люди покинули Дуенас, отправился лично к королю Леона и пообещал ему многое, что, тем не менее, по Божей милости, он не мог исполнить. Однако он убедил короля собрать войско и напасть на королевство Кастилию; поскольку королевство было без короля, он мог бы присвоить себе его все или, по меньшей мере, большую его часть. Король Леона последовал совету графа и собрал войско и захватил Вилла Гарсия (Villa Garcia), и затем Уруену (Uruena) и Кастромонте (Castromonte), и пришел к некому городу под названием Арройо (Arroyo), расположенному между Вальядолидом и Симанкасом (Simancas), и разбил там лагерь 28.

35. Одобрение Фернандо III в Вальядолиде

Фактически, в Кастилии был король, именно, лорд Фернандо, сын леди Беренгелы. Жители Эстремадуры и Трасьерры собрались в Вальядолиде во второй день месяца июля, то есть за три дня до того, как король Леона прибыл в Арройо, обсудить, кто будет новым королем; хотя разные люди думали по-разному, в конце концов, Он, под властью которого короли правят и князья управляют 29, не желая лишать Кастилию утешения в собственном короле, и желая при этом ограничить безрассудное тщеславие и чванство короля Леона, учинил согласие вместо распри несогласия 30.

Народ Эстремадуры и другие, что собрались за воротами Вальядолида на некотором поле, быстро отправились на рыночную площадь и умоляли королеву леди Беренгелу выйти на то место с ее сыновьями. Поскольку так велико было число народа, что королевский дворец не смог бы их вместить. Поэтому благородная королева со своими сыновьями, Фернандо и Альфонсо, и с епископами Паленсии и Бургоса, и иными людьми церкви, и с баронами, что поддерживали ее, вышла на упомянутое место, где толпа народа ожидала ее прихода 31.

Один их народа, говоривший от имени всех, согласных с этим, признал, что королевство Кастилия по праву принадлежит королеве леди Беренгеле и что всякий признает ее госпожой и королевой королевства Кастилии. Тем не менее, они все единодушно просили ее передать ее старшему сыну, лорду Фернандо, королевство, принадлежащее ей по праву собственности, поскольку она была женщиной и не могла нести на себе бремени управления королевством. Видя то, что она страстно желала, она охотно согласилась с их требованием и отдала королевство своему сыну. Все его приветствовали единым криком: “Да здравствует король!”. Затем в великой радости все отправились в церковь Св.Марии; там, возблагодарив Господа, все, кто присутствовал, и вельможи и жители городов и других поселений, целовали руку королю лорду Фернандо в знак верности; итак, его мать возвратилась в обитель ее отца с честью и в великой радости. Король лорд Фернандо вступил в свой шестнадцатый год 32.

36. Изгнание Альфонсо IX, короля Леона

После этого, когда королева и те, кто был с ней, услышали, что король Леона подошел к Арройо, выше упомянутому городу, они послали к нему двух епископов, епископа Бургоса и епископа Авилы, чтобы просить его прекратить беспокоить ее сына, теперь короля Кастилии 33. Однако король Леона не захотел выслушать их просьбу. Наоборот, раздуваемый безрассудным тщеславием, что он может обладать империей, как говорят 34, он пересек Писуергу и прибыл в Лагуну, где он оставался несколько дней. Затем он отправился в направлении Бургоса, опустошая земли на своем пути; он дошел до Аркоса, намереваясь идти на Бургос, надеясь, хотя надежды его были пусты, завладеть им 35. В те дни Лопе Диас был в Бургосе со многими благородными и отважными кастильцами, готовыми отдать свои жизни, если потребуется, защищая город. Когда король Леона увидел, что он питал ложные надежды, и его действия были бесполезны, он возвратился в свое государство иным путем 36.

Тем временем королева была в Паленсии со своим сыном и его вассалами. Пятьдесят рыцарей из Авилы, со знаменами, хорошо снабженные городским советом, и пятьдесят рыцарей из Сеговии также прибыли туда, чтобы служить королю и королеве.

Теперь, когда король Леона возвратился в свое королевство, король и королева и их люди покинули Паленсию и отправились в Бургос; они послали двух епископов, Маурицио (Mauricio) из Бургоса и Телло из Паленсии, и других людей церкви в замок Тариего, чтобы взять тело короля Энрике оттуда и похоронить его с его родителями. Поскольку граф Альваро уже приказал, чтобы тело Энрике было отдано его сестре, леди королеве; так и было сделано. Затем они отправились в Паленсию, где их хорошо приняли. Оттуда они отправились походом на замок Муно (Muno), который они осадили немедленно и остались там с королем 37.

37. Похороны Энрике I в Лас Хуэльгас де Бургос

Королева вместе с епископами и другими людьми церкви распорядилась перенести тело ее брата в отцовский монастырь и похоронить его там с почестями. Затем королева возвратилась к замку Муно; ее вассалы напористо и мужественно напали на него и взяли его силой и повлекли за собой рыцарей, что были там, как пленников. Продвигаясь дальше, они взяли Лерму (Lerma), и затем Лару (Lara), и потом возвратились в Бургос. Король и королева были приняты в этом городе с почестями и великой радостью торжественной процессией. Поскольку Господь Бог почти всегда чудесным образом берег город Бургос от рук их врагов и возвратил его своей настоящей и законной госпоже. Там леди королева вознаградила рыцарей так щедро, как могла, так как она израсходовала почти все золото и серебро своего отца, оставленное им ей после своей смерти. Затем по совету Лопе Диаса они отправились походом на Белорадо (Belorado) и Нахеру, где их приняли жителя городов, однако они не смогли взять alcazares, так как рыцари графа Гонсало Нунеса удерживали их. Поэтому они возвратились в Бургос 38.

38. Подавление восстания графа Альваро

Пока они оставались там, граф Альваро со своими братьями и всеми своими приспешниками собрал множество рыцарей и проехал через Тардахос (Tardajos), и затем прошел через Квинтанаортуно (Quintanaortuno), достигнув Рио Сересо (Rio Cerezo) и потом Виллафранки (Villafranka) 39. Затем, поднявшись по утру, они напали на Белорадо и ворвались в него силой, хватая все, что они смогли там найти, убивая многих жителей, раня других и беря в плен третьих. Итак, город был превращен в руины и опустошен. Они не пощадили ни людей ни возраст. Возвратившись затем с победой и великой добычей, каждый из них отправился восвояси.

Когда они услышали, что графы и их приспешники учинили в том городе, король и королева, его мать, и те, кто поддерживали их, были тронуты до глубины души ужасной скорбью 40 и опечалены. Но Всевышный, который терпелив 41, видя с высоты своей славы, какие разрушения они сделали, навлек на графа Альваро и его сторонников наказание, дотоле не виданное. Итак, на десятый день, именно, в среду quatuor temporum в месяц сентябрь 42, когда король и королева и некоторые вельможи покинули Паленсуелу (Palenzuela) и направились в Паленсию, они проезжали мимо Ферреруелы (Ferreruela), где находился граф Альваро; они увидели его вне стен города среди виноградников, откуда он мог видеть, как они проезжали мимо 43.

Когда Альфонсо Теллес, которому он причинил множество низких несправедливостей, увидел его, он сказал своему брату и иным, следовавшим за ним, поскольку они ехали впереди короля и королевы, вооруженные и готовые к сражению: “Вот граф Альваро; пойдем, нападем на него”. Итак, они выстроились в боевом порядке против него. Когда тот увидел это, он хотел войти в город со своими людьми; однако, так как он был самым последним, поскольку его сторонники уже вошли в город, они подъехали к нему, и пленили его, и сбросили его с лошади в грязь – так как тогда шел дождь - и так они привели его, испачканного в грязи, как пленника перед лицо леди королевы. Когда леди королева увидела своего смертельного врага, который так часто навлекал множество несправедливостей на королеву и на тех, что любили ее, она возблагодарила Бога так сильно, как только могла, за оказанную ей великую милость.

Прибыв в Паленсию, они выступили в поход на Вальядолид, взяв с собой графа Альваро как пленника и охраняя его с превеликой осторожностью. Там его держали несколько дней; после долгого обсуждения в обмен на свою свободу он передал королю и королеве все крепости, которыми он владел, равно как и крепости, которыми владели его сторонники, за исключением Кастрогериса (Castrogeriz) и Орсехона (Orcejon); его брат, граф Фернандо, владел этими двумя замками. Если его брат отказывался возвратить их королю, он [граф Альваро] обязывался договором помогать королю с сотней рыцарей сражаться против брата до тех пор, пока король не получит обратно те замки 44. Крепостями, которые возвращались королю в обмен на освобождение графа Альваро, были в Трасьерре, Аларкон и Канете (Canete); к северу Дуеро, Тариего, Амайя (Amaya), Виллафранка, Сересо, Панкорбо (Pancorbo), башня Белорадо, и некоторые другие, а также Нахера, которую взял Лопе Диас. До тех пор пока они не были переданы, граф Альваро находился на попечении Гонсало Родригеса. Когда они были получены, ему было разрешено беспрепятственно уйти 45.

Следовательно, король и королева отправились к Кастрогерису воевать против графа Фернандо, который готовился там к восстанию, так как с ним было много рыцарей. Он заготовил на замковой мельнице пшеницу, ячмень, вино, мясо и другие припасы, которых хватало на долгое время для него и для тех, кто находился вместе с ним. Тем не менее, он внял мудрому совету и принял своего короля и повелителя, которому он передал замок, которым он владел, и получил его обратно из рук короля и стал его вассалом 46.

Так, с Божей помощью в течение шести месяцев беспорядки в королевстве Кастилия, которые, по мнению некоторых, могли продолжаться вечно, прекратились, и король и его мать начали осуществлять королевскую власть во всем его королевстве 47.

39. Смерть графа Альваро и графа Фернандо

На следующее лето граф Альваро и его братья и сторонники, видя, что они изгнаны из королевства, бежали в город под названием Вальденебро (Valdenebro), где они снова стали готовить восстание. Король и его мать и множество рыцарей прибыли в Медину де Риосеко (Medina de Rioseco). Несколько дней спустя случилось так, что граф и те, кто были с ним, покинули тот город и присоединились к королю Леона. И вновь, следуя их совету, король Леона начал войну против своего сына. В конце концов, после того как король Леона много дней осаждал Кастрехон (Castrejon), деревню Медину, мир между отцом и сыном был восстановлен через посредничество некоего вельможи из королевства Кастилии 48.

Когда графы и те, кто были с ними, увидели, что они были лишены совета и помощи и короля Леона и короля Кастилии, он сокрушались о том, что они не знали, куда им идти, и что они должны делать. Затем граф Альваро был сражен болезнью в Торо; оставив надежду выздороветь, он принял постриг и сделался одним из братьев Ордена Сантьяго, и так он умер и был погребен в Уклесе. А граф Фернандо отправился за море с несколькими своими вассалами и родственниками и прибыл к королю Морокко, у которого он оставался некоторое время, однако позже он и иные их тех, что последовали за ним, умерли в Морокко. Тело графа было затем перенесено назад и погребено в церкви госпитальеров в Пуенте де Фитеро (Puente de Fitero) 49.

40. Помолвка Фернандо III и Беатрис Швабской

На следующий год королева леди Беренгела, чьим единственным намерением и заветным желанием было блюсти честь ее сына всеми способами, начала обдумывать поиски невесты для своего сына. Но как разные люди полагают по-разному, королева желала сочетать его браком с той, которая показалась бы ей превосходящей всех в землях христианских благородством рождения. Поскольку в то время в Германии самая благородная рождением девушка великой красоты и величественного поведения достигла подходящего возраста, именно, дочь Филиппа, короля Германии, только что выбранного римским императором, сына Фридриха Великого, римского императора. Матерью девушки была дочь Исаака, императора Константинополя; следовательно, она была внучкой двух императоров, считавшихся величайшими и самыми выдающимися во всем мире 50.

Поэтому после того, как леди королева отправила послов в Германию из-за этого дела и получила письма от короля Германии, будущего римского императора 51, с просьбой прислать более великое посольство для сопровождения молодой дамы, она отправила Маурикио, епископа Бургоса, Педро Овареса, приора госпитальеров, аббата Сан Педро де Арланса (San Pedro de Arlanza), предводителя Карриона, и Гарсию Гонсалеса, бывшего магистра ордена Уклеса, то есть ордена Сантьяго 52.

Когда он предстали перед королем Германии, они были приняты им с почестями. После почти четырехмесячного пребывания в Германии, они, в конце концов, достигли желаемого 53. Они доставили самую знатную и прекрасную молодую даму живой и невредимой после многих опасностей такого длительного путешествия к королеве леди Беренгеле. Вместе с благородным обществом религиозных мужей и дам она встретила послов и молодую даму за воротами Витории. Оттуда они направились в Бургос, где находились король с его вельможами и многими другими знатными людьми и именитыми жителями городов и поселений его королевства. Король принял молодую даму и послов с великой честью и веселием 54.

Затем, на третий день до праздника Св.Андрея, король Фернандо своей собственной властью взял с алтаря королевского монастыря, построенного его дедом и бабкой, военный меч как знак рыцарства. Епископ Маурикио Бургоский, после торжественного проведения там первой мессы, благословил предварительно его вместе с другим оружием. В тот день в городе была великая радость 55.

Спустя три дня, в праздник Св.Андрея [30 ноября] король лорд Фернандо торжественно взял в жены самую знатную молодую даму, королеву леди Беатрис, в церкви Св.Марии в Бургосе. Вместе с ней он принял благословение от руки Маурицио, епископа Бургоса 56. Множество вельмож, рыцарей и именитых горожан собралось, самая великолепная курия затем состоялась в Бургосе. Кроме королевы леди Беренгелы все самые знатные леди, и религиозные и светские, столь многие, сколь их было в королевстве Кастилия, посетили ту курию. Подобной курии не видывали в том городе Бургосе с античных времен 57.

41. Восстания: Родриго Диас де лос Камерос и Гонсало Перес де Молина

С течением времени Родриго Диас де лос Камерос, в конце концов, хотя он и хотел восстать против короля, передал ему свои земли и получил некую сумму денег; он намеревался отправиться воевать в Святую землю. Много дней назад он принял крест 58.

По прошествии еще одного года Гонсало Перес де Молина, следуя далеко не мудрому совету, со своими сторонниками начал грабить и опустошать часть королевства около Молины. Затем король вместе с его самой великолепной матерью собрал своих вассалов и напал на Молину и опустошил все земли, принадлежащие Молина. Наконец, он осадил замок Сафру (Zafra); когда осада началась, Гонсало Перес увидел, что он не способен противостоять королевской силе, и признал лорда короля и подтвердил все, чем когда-то его дед, самый выдающийся король лорд Альфонсо, владел в Молине и, как говорят, даже больше 59.

42. Помолвка короля Иоанна Иерусалимского и принцессы Беренгелы

На седьмой год правления короля лорда Фернандо Иоанн, король Иерусалимский, совершил паломничества в Сантьяго; он прибыл, чтобы взять в жены одну их дочерей короля Леона: вместе с ее рукой ему было обещано королевство Леон.

Тем не менее, король послал заранее своих послов к королеве леди Беренгелой и королю, ее сыну, которые находились тогда в Толедо, чтобы испросить их, не желают ли они видеть его. Это обрадовало короля и королеву. Поэтому король прибыл в Толедо и был принят королем и королевой со всем почестями. Он обсудил с ними брак дочери королевы, сестры короля 60. Однако как благоразумная женщина, заглядывающая наперед, королева леди Беренгела предвидела препятствие, которое король Иерусалима должен был создать правам ее сына, короля лорда Фернандо, на королевство Леон, если король [Иоанн] заключил бы брак с одной из дочерей короля Леона, которых он имел от королевы леди Терезы, и если бы он остался в том королевстве. Она предпочли отдать в жены королю свою дочь Беренгелу 61.

Королева пообещала, и по возвращении короля из паломничества обещание было исполнено. Тот король был человеком великой мудрости, сильным в оружии, отважным в словах и делах. Курия была отпразднована в Бургосе, и девушка была торжественно отдана в жены королю. Король и его мать королева и его жена сопровождали короля Иерусалимского и его жену до Логроно и оделили их щедрыми подарками, препоручив их милости Господней. Затем они возвратились в Бургос 62.

43. Фернандо III намеревается идти войной на мавров

После торжественных празднеств по случаю Троицы в Бургосе в эру 1252 [1224 год] король отправился в место, называемое Муно. Лопе Диас, Гонсало Родригес, Альфонсо Теллес, Родриго Родригес и почти все вельможи королевства присутствовали при королевском дворе 63.

Однажды, когда Святой Дух сошел на него 64, король неожиданно, смиренно и искренне, как послушный сын, говорил так перед его благороднейшей матерью и перед всеми вельможами, стоящими около него:

Возлюбленная мать и прекраснейшая дама, за какие мои благодеяния королевство Кастилия, предназначенное по праву Вам, было отвергнуто Вашим великодушием и передано мне во владение; за какие [мои благодеяния] благороднейшая супруга была привезена из далеких земель посредством Ваших забот и трудов и соединилась со мною в браке с неописуемыми почестями; за какие [мои благодеяния] Вы предугадываете мои желания с материнской кротостью и, прежде чем я осмыслю их, Вы блистательно исполняете их; если я скучаю от лености, если цветок моей юности увядает, не дав плода, если сияние королевской славы, что уже начало сиять некими лучами, гаснет и уничтожается? Узрите, всемогущий Бог сделал явным время, когда, если только я не хочу притвориться слабым и несовершенным человеком, я могу послужить делу Господа Бога нашего, Иисуса Христа, властью которого короли царствуют 65, воюя против врагов веры Христовой к вящей чести и славе имени Господня. Несомненно, дверь растворена и путь открыт. Мир воцарился в нашем государстве; несогласие и смертельная вражда существуют среди мавров; ссоры и раздор разразились вновь. Господь, Богочеловек, на нашей стороне; на стороне же мавров – безбожник и проклятый вероотступник Мухаммед. Что должно сделать? Добрейшая мать, которой, после Господа, я обязан всем, чем обладаю, я молю, чтобы то, что я отваживаюсь идти войной против мавров, порадовало Вас.

Сказав так, король, сердце которого было вдохновлено и вознесено Духом Святым, замолчал. Все бароны, что присутствовали там, были потрясены и, видя страстность короля и славные его намерения, почти все они предались неистовой радости.

44. Ответ королевы Беренгелы.

Приготовления к войне против сарацинов.

Благородная королева, видя, что сердце ее сына было пылко и охвачено страстью такого благородного желания, ответила сыну немногими словами, как было ей присуще:

Любезный мой сын, моя слава и моя радость! В моем сердце я всегда желала Вам счастья и успеха, и настолько, насколько я была способна, я стремилась быть тому причиной. Ваши вассалы присутствуют здесь; двор собрался. Дозвольте им дать Вам совет, так как они обязаны сделать это, и следуйте их совету в этом деле.

По просьбе вельмож король покинул их на некоторое время, пока они оставались с благородной королевой. После короткого обсуждения и обдумывания все согласились с тем, что король должен идти войной против сарацинов в любом случае. Когда король узнал решение своей матери и услышал ответ вельмож, он возрадовался в сердце своем больше, чем можно было ожидать.

Без промедления командующий Уклеса был отправлен к архиепископу Толедскому и магистру Ордена Калатравы, которые находились в Трасьерре, чтобы те прибыли лично к королю, без промедления и каких-либо извинений, в Каррион, где король собирался праздновать курию по случаю этого события 66. Поэтому в начале месяца сентября король прибыл в Каррион. Там вместе с его благородной матерью и архиепископом Толедским и епископом Бургоса и всеми вельможами королевства после обсуждения решение воевать против сарацинов было подтверждено.

Затем король повелел всем вельможам и иным своим вассалам и магистрам Орденов прибыть в Толедо в начале следующего сентября, готовыми к нападению на земли сарацинские вместе с ним. Сам же король, аки лев рыкающий 67, в исполнение своей клятвы 68, пересек Эстремадуру и прибыл в Толедо около праздника Успения Пресвятой Девы Марии [15 августа].

Его бароны, и архиепископ, и братья Орденов присоединились к нему. В следующем сентябре около праздника Св.Михаила 69 они отправились в поход против мавром. Пройдя через Пуерто дель Мурадаль, они поспешали по дороге, ведущей к городу под названием Квесада (Quesada) 70. Когда они внезапно напали на него, они быстро ворвались в город; найдя его полным всяческих богатств, они разграбили все его имущество. Они сровняли стены с землей и захватили пленных мужчин и женщин, включая стариков и кормящих матерей. Такое множество народа было найдено там, что в это едва ли можно было поверить заранее.

45. Гражданская война между Альмохадами в Морокко и Испании

В то время король Баецы был на стороне нашего короля. Поскольку, будучи изгнан из своего собственного королевства, именно Хаэна (Jaen) и Убеды, и из иных городов, принадлежащих тому королевству, он жил в Баеце, так как она единственно осталась в его владении 71.

После смерти короля Морокко, сына того, кого лорд Альфонсо, самый прославленный король Кастилии, разбил в битве при Лас Навас де Толоса, королевство Морокко было в течение нескольких дней без короля, поскольку король, у которого были только малолетние сыновья, не указал в завещании ни одного наследника. Следовательно, мнения разделились при дворе Альмохадов в Марракеше, которой до того времени, несомненно, многие дни процветал. Некий человек был избран королем; однако, иные, кому он не нравился, убили его через несколько дней. По этой причине такие распри разразились среди сильных людей того королевства, что и по сей день они не нашли разрешения, это все еще продолжается и может продолжаться веки вечные. И так получилось, что каждый назначал другого человека королем, так как всякий желал иметь королем того, которого он выбрал, который, как он надеялся, поощрял бы его 72.

Распря, что началась за морем, пала и на Испанию, так что король Мурсии был провозглашен королем Морокко. Севилья и большая часть земель сарацинов по эту сторону моря одобрила его 73. Теперь король Баецы и его брат, который властвовал в Валенсии, и их сторонники противостояли королю Мурсии, которого уже провозгласили королем Морокко 74. Итак, большое разделение возникло между маврами за морем и маврами по эту сторону моря. Поистине, можно было бы скорее говорить о вражде, чем о королевстве, так как было хорошо известно, что марокканское [королевство] разрушалось.

Несомненно, по этой причине всякий может истинно знать то, что говорил пророк Даниил, что “Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет” 75. Исполнилось пророчество пророка Исайи: “Горе тебе, опустошитель, который не был опустошаем, и грабитель, которого не грабили! Когда кончишь опустошение, будешь опустошен и ты; когда прекратишь грабительства, разграбят и тебя” 76.

И так Махди (Mahdi), которого называли Абд аль-Мумин де хаседус (Abd al-Mumin de hazedus) 77, который, из-за проповедей Ибн Тумарта, философа из Багдада, лишил своих Альморавидских владык их королевства против справедливости и подчинил себе народы и королевства, когда он завершил эти дела, его потомки были лишены его королевства в наши дни ревнивым Богом, кто навлекает грехи отцов на детей в третьем и четвертом поколении 78. Да будет благословенно имя Господне 79.

46. Фернандо III нападает на Квесаду, Приего (Priego) и Лойу (Loja)

Итак, король Баесы заключил союз с нашим королем Фернандо и отправил с ним в королевство Кастилию своего младшего сына, чтобы тот [Фернандо] более полно доверял королю Баесы.

Поскольку наступало зимнее время, наш король возвратился в свою землю с великой радостью и огромной добычей, захваченной в городе Квесаде, который был полностью разрушен. Затем король Валенсии, брат короля Баесы, прислал своих важных послов к нашему королю, чтобы просить его позволить тому прибыть к нему. Поскольку он желал видеть его и хотел служить ему всячески. Поэтому [Абу] Саид Валенсийский прибыл к нашему господину королю в город под названием Мойа (Moya) 80. Там в присутствии всех он стал вассалом нашего господина короля и поцеловал его руку. Между ними был заключен договор, который [Абу] Саид Валенсийский как гнусный вероотступник впоследствии нарушил без достаточных на то причин.

На следующий год в эру 1263 [1225 год от Рождества Христова] наш король возвратился в Кастилию и щедро вознаградил своих рыцарей. Собрав великую и сильную армию к празднику Св. Иоанна [25 июня], в то время когда король обычно шел в поход, он быстро пересек Пуерто дель Мурадаль. Там его встретил король Баесы и вместе с его сыновьями стал вассалом и верным сторонником его до самой смерти 81.

Они разбили лагерь и выступили в поход. Войско стремительно двинулось в направлении Хаэна и опустошило близлежащие территории, за исключением тех, что принадлежали владениям короля Баесы. Затем достигнув прекрасного и славного города Хаэны, они осадили его и нападали на него в течение многих дней, убивая всех тех, кто был в городе. Они разграбили сады и виноградники, насаждения и урожаи. Вид того прекрасного города, цветущего и изобильного, стал чернее угля 82, земля оскудела, и поля были заброшены. Его прежняя слава померкла, померкла 83. Король и те, кто были с ним, поняли, что они не смогут взять его силой, поскольку город был очень силен и хорошо укреплен природой и человеческим умением; оттуда они выступили в поход против иных городов, именно, Приего и Лойа, которые они взяли силой; они разграбили все их добро, убили много тысяч мавров и полонили многих 84.

Затем они двинули свое войско против самого прекрасного города под названием Гранада. Они обнаружили, однако, некий город, великий и сильный, но все жители покинули его из страха перед королем и его армией. Там они нашли множество продовольствия и некоторые другие вещи; когда они оставили его, они покинули его полностью опустошенным. Приблизившись к городу Гранаде, они не навлекли много вреда на тот город. Видя, что им не хватает продовольствия для армии, они решили, после того как оставили всю эту землю разоренной, возвратиться иным путем в земли христианские 85.

47. Кастильцы и король Баесы идут походом на Андалусию

Пройдя Хаэн, они полностью разрушили все, что осталось нетронутым в той области; и затем они пришли к реке Бетис (Betis), которая по-арабски называется Гвадалквивир. Когда все люди покинули то место и отправились восвояси, король остался со своими знатными людьми, именно, с вельможами, и иными рыцарями. Затем король Баесы в соответствии с договором, который он заключил с нашим королем, передал ему Мартос (Martos), прекрасный замок, хорошо укрепленный природой, Хаэн, Андухар и некоторые другие меньшие замки 86. Поскольку он был обязан договором уступить нашему королю все крепости, которые тот желал получить, и владеть в земле мавров теми крепостями, которые король Баесы смог удержать.

Затем Альваро Перес, молодой дворянин, сын Педро Фернандеса, который уже прекратил свою дружбу с маврами, стал вассалом нашего короля и получил те замки из рук короля; долгое время после того он верно и мужественно владел ими и защищал их 87.

Более того, магистр и братия Ордена Калатравы, и военачальник и братия Уклеса, и некоторые другие благородные люди оставались в то время на границе. Вместе с королем Баесы, к которому уже было приписано множество рыцарей, называемых alavares 88, они все причинили много вреда сарацинам. Так как все было таким образом завершено, наш король возвратился с радостью и великой славой в Толедо к своей матери и жене, которые в то время находились там. Магистр и его братия, военачальник и его братия, Альваро Перес и Родриго Родригес, вместе с их рыцарями, спустились на территорию Севильи. Там они вступили в бой с войском короля Севильи, который правил в Севилье от имени аль-Мирамамолина; разбив врагов и преследуя их с поля боя, они убили множество мавров в сражении 89. Затем почти все города и замки между Кордовой и Севильей покорились королю Баесы и приняли его как господина. В конце концов, Кордова, прекрасный и знаменитый город, признала его королем и подчинилась его господству; их собственный король, брат короля Севильи, был схвачен и закован в цепи 90.

48. Фернандо III требует от короля Баесы уступить Сальватьерру, Бургалимар (Burgalimar) и Капиллу (Capilla)

В то время благородный рыцарь Альфонсо Теллес, епископ Куенки, и города его епархии напали на область Мурсии 91. Там, после осаждения некоего замка, они сразились с неисчислимым множеством почти всех мавров с той границы. Мощью Господа нашего, Иисуса Христа, они одолели мавров и убили многие тысячи мавров в той битве. Владетель Валенсии, которого называли [Абу] Саид, разорвавший его союз без причины, уже вышел из сюзеренитета и дружбы с нашим королем.

Взволнованный Святым Духом 92, король, твердо и бесповоротно придерживающийся намерения уничтожить тот проклятый народ, решил возвратиться в ту область около праздника Всех Святых [1 ноября 1225 года], чтобы посетить и утешить магистра Ордена Калатравы и других, на которых он оставил границу. Почти все его вельможи и советники были против его намерения, не потому что они желали быть бездеятельными из-за лености или праздности; скорее они опасались того, что из-за суровости зимы и разливов рек королевский план на следующее лето может быть сорван; боялись, что по причине недостатка рыцарей и иных людей он не сможет причинить никакого вреда маврам, но он сам и его войско могут пострадать.

Тем не менее, король, на которого снизошел Святой Дух 93, последовал мудрому совету, как если бы он исходил от Духа Святого, и отставил в сторону – я не хочу сказать, отверг – все мнения и советы. Славный рыцарь во Христе выступил стремительно походом из Толедо и устремился в направлении той территории.

Когда он пришел в ту область, он послал богатых послов к королю Баесы, который тогда был в Кордове, в которую он вошел за несколько дней до того как новый король и повелитель, чтобы тот отложил все иные дела и прибыл к нему в землю Андухар, где тогда был наш король. Приняв послов и почтив их щедрыми подарками, король Баесы подчинился указу своего господина, и собрал многое множество рыцарей и иных пеших солдат, и пришел к нашему господину королю.

Видя то множество, некоторые дворяне, отважные в войне и великие в совете, сильно убоялись; они заподозрили, что вероломство тех людей – которые видели гибель, грозившую им, – приготовило ловушку для короля и его людей. Король, тем не менее, остался непоколебимым. Испытывая силу повеления, он приказал королю Баесы как своему вассалу, согласно договору, подписанному и скрепленному между ними, уступить ему те крепости, которые он бы выбрал в королевстве Кордова, которые он [король Баесы] недавно захватил.

Тогда король Баесы и Кордовы, поскольку он не доверял маврам и надеялся только на нашего короля, пообещал немедленно отдать ему славный замок Сальватьерру, а равно как и Бургалимар и Капиллу. В исполнение обещания он немедленно передал alcazar Баесы магистру Ордена Калатравы, чтобы, если он не выполнит своего обещания, тот мог бы сдать alcazar Баесы нашему королю без какого-либо бесчестия или вероломства 94.

49. Осада Капиллы и убийство короля Баесы

Затем после подтверждения их первого договора и укрепления замков, которые наш король недавно получил, и установления магистра Ордена Калатравы и его братии в alcazar Баесы, наш король и король Баесы отправились восвояси. Наш король стал возвращаться в Толедо, и тогда замок Бургалимар сдался ему 95.

Спустя долгое время некий знатный мавр из Кордовы по прозванию Ибн Харах (Ibn Harach) [Kharaj] по приказанию короля Баесы разумно устроил так, что замок Сальватьерра должен быть передан нашему королю. Тем не менее, мавры, что владели этим замком, восстали против короля Баесы и отказались возвращать замок ему. Следовательно, как только замок оказался в руках названного мавра, он передал его братьям Ордена Калатравы и людям нашего короля, посланным особого с этой целью 96. Итак, небольшими трудами и в короткое время, силой и благоволением Господа нашего Иисуса Христа, король Фернандо, чья рука направлялась Господом, получил тот знаменитый замок, укрепленный искусством и природой, который блистательнейший король Альфонсо [VIII] не способен был никаким образом захватить, хотя после славной победы [при Лас Навас де Толоса] он получил все иные замки той области, потерянные во времена битвы при Аларкосе, и некоторые другие, недавно приобретенные им выше Пуерто дель Мурадаль.

По возвращении в Кастилию наш господин король по-королевски щедро вознаградил своих благородных вассалов. С небольшим войском он покинул Толедо около праздника Троицы в эру 1264 [1226 год от рождества Христова] и поначалу с небольшим числом людей осадил благородный, сильный и славный замок Капиллу 97.

Когда осада была установлена, как только король напал на замок с помощью чудесных машин, мавры Кордовы, которые не имели ни страха перед Господом, ни уважения перед людьми 98, порешили в привычной им манере убить их короля и господина, именно, короля Баесы. Когда король узнал об этом, с немногими людьми он попытался бежать, однако жители Кордовы последовали за ним и схватили его в замке Альмодовар, где они обезглавили его. Они отослали его голову королю Морокко, его смертельному врагу, который за несколько дней до этого прибыл из Севильи в Морокко. Как говорят многие, он ударил по тому, что ему преподнесли, скипетром, который он держал в руке, и произнес оскорбительные слова, позорящие его [короля Баесы] и всю его семью. Когда некий брат короля Баесы резко ответил ему, он был проткнут шпагой короля Морокко, затем разгорелась ссора и многие с обеих сторон пали в обоюдном кровопролитии. Это мы узнали из распространяемых вокруг слухов 99.

50. Падение Капиллы. Неудачные походы королей Португалии и Леона.

Наш король, решительно сосредоточенный на том, что он предпринял, неутомимо днем и ночью и без передышки атаковал всеми возможными способами замок, который он осадил, хотя он и казался некоторым неприступным. Услышав о смерти короля Баесы, они советовали королю снять осаду и отправиться в область Кордову, где он смог бы причинить многий вред маврам, особенно, жителям Кордовы, за убийство своего благородного вассала, короля Баесы. Тем не менее, король, следуя совету своей благочестивой матери, которая советовала ему ни в коем случае не отказываться от осады до того, как он захватит замок, оставался тверд и решителен в своем намерении и не давал осажденным маврам отдыха ни днем ни ночью.

Видя решение и твердость короля, мавры, истощенные ежедневной работой и долгим ожиданием, дали заложников и заключили с ним договор о том, что, если король Севильи, находящийся тогда в Кордове, поможет им в течение восьми дней так, что они принудят нашего короля отказаться от осады, они получат назад своих заложников без причинения им вреда или нанесения им оскорбления; в противном случае, они сдадут замок нашему королю, сохранив свои жизни и все движимое имущество, которое они смогут унести с собой. После того как послы, отправленные к королю Севильи, были приняты им, они узнали точно, что король не придет на помощь – поскольку было отвратительным королю зрелого возраста сражаться против пылкой юности, непоколебимой в своих намерениях – они сдали замок Капиллу нашему господину королю во славу Господа нашего Иисуса Христа 100.

Теперь король, соблюдающий договор даже с врагами, позволил маврам и их женам и детям взять безопасно их движимое имущество, как он и обещал, в замок называемый Гахет (Gahet). Затем силой Господа нашего Иисуса Христа и его победоносного креста архиепископ Толедский, епископ Паленсийский 101 и другие церковные служители, которые были вместе с епископами, очистили мечеть мавров ото всей скверны суеверия Мухаммеда и посвятили ее как церковь Господу нашему Иисусу Христу, совершив мессу и богослужение с великой радостью 102.

Тем временем, король, починив обломки и разрушения в стенах, когда представилась возможность, и обеспечив замок пищей, оружием, боевой техникой и отважными людьми, возвратился в Толедо к своей матери около праздника Успения Пресвятой Девы Марии [15 августа] с великой радостью и почестями.

Тем же летом король Леона осадил Бадахос, а король Португалии осадил Элвас (Elvas) около Бадахоса. Когда после долгой осады их надежды были подорваны, они отказались от осады городов и возвратились восвояси. Не нам судить о том, что те короли и их благородные вассалы могли бы сделать, и как они могли бы вести себя в подобном благородном деле, которое они предприняли в силу совместного соглашения, заключенного между ними за много дней до этого; разные люди думают по-разному, однако мнение всех и вся таково, что после бесчисленных трат и людских смертей сарацины торжествуют, защищая те города, и сохраняют их в своем владении и по сию пору. Более того, многие, достойные веры, говорят, что король Португалии, покинутый своими собственными людьми, уходил, стеная и плача сверх возможной меры. Тем не менее, король Леона, не желая терпеть летней жары, повернул свое лицо в сторону Галисии, намереваясь посетить могилу святого апостола Иакова 103.

51. Луи VIII, король Франции, нападает на еретиков-альбигойцев

В год, когда наш господин король отважился на войну с сарацинами и разрушил Квесаду, Луи, король Франции, собрал огромное и сильное войско, вторгся в Пуату и захватил прекрасный замок Ниор (Niort) и город под названием Сан Жан д’Анжели (Saint Jean d’Angely). В конце концов он осадил славный город Ла Рошель, который сдался ему после долгой осады. Король Луи унаследовал королевство своего отца, короля Филиппа, который скончался в эру 1261 [1223 год от рождества Христова] 104.

В то лето, когда наш господин король осадил и силой Господа нашего Иисуса Христа захватил замок Капиллу, тот же король Луи по совету и под влиянием легата римской католической церкви, который впоследствии занял место папы во французской земле, напал на территорию Прованса против еретиков и их защитников. Несомненно, он пришел с рукою крепкою и мышцею высокою 105, с великой и очень сильной армией. С многой боевой техникой он осадил славный город Авиньон, который сдался королю и легату после длительной осады. После этого он покорил почти всю землю, за исключением Тулузы и немногих иных замков, когда он возвращался в свою страну, он умер в Оверни. Многие великие и знатные люди, многие люди среднего положения и многие люди низшего звания погибли в той осаде 106.

52. Подчинение графа Тулузского Луи IX и Бланш Кастильской

Когда граф Тулузский и его сторонники услышали о смерти господина Луи, блистательного короля Франции, они преисполнились великой радостью. Они приготовились снова восстать против церкви и французского народа, надеясь, что молодой король и женщина не смогут предпринять ничего серьезного. Поскольку Луи, нежный мальчик примерно 12 лет от роду, сын короля Луи, наследовал ему, а его мать, королева леди Бланш, дочь господина Альфонсо, славного короля Кастилии, приняла на себя заботу о мальчике и королевстве и как благочестивая женщина владела королевством Франция и правила им долгое время 107.

После долгой дискуссии с легатом римской католической церкви, который находился тогда во Франции, с архиепископами, епископами и иными прелатами церквей, с баронами государства они отправили знатного человека, отважного и благочестивого, с великим числом рыцарей и оруженосцев против графа Тулузского и его сторонников. Как рать Христова и необоримые воины, они не давали жителям Тулузы отдыха и подчинили всю ту землю, лишенную Божьей помощи, римской церкви через посредство короля Франции.

Итак, граф Тулузский, видя, что он не может оказать сопротивление, покорился воле легата и короля Франции и был примирен с церковью во Франции, после того как прежде понес от него [легата] достаточное наказание, а именно: после того, как поклялся, что он останется во всем верным велениям церкви и не покинет Францию пока не выполнит все условия, которые могли быть выполнены. Единственная дочь графа, чей брак с братом короля Франции обсуждался, была взята к королеве Франции, ее кузине, так как граф продлил свое пребывание во Франции 108.

В 1229 109 году от воплощения Христова стены Тулузы были полностью уничтожены; рвы сравняли с землей; и все крепости по соседству были разрушены, кроме тех немногих, которые держал в своих руках король Франции. Так Христос, наш Господь и Спаситель, разрушил все укрепления, воздвигнутые против Него. Еретическая греховность, почти свившая себе гнездо в той области, большей частью была уничтожена; многие еретики были преданы огню, а иные спаслись бегством или были рассеяны. Всевышний воспрепятствовал из распространению, чтобы они не стали причиной свержения многих. Следовательно, в земле той воцарилось спокойствие 110, и мир, отсутствовавший некоторое время, был в ней восстановлен.

53. Восстание Ибн Худ Мурсийского (Ibn Hud of Murcia) против Альмохадов

После захвата замка Капиллы король Севильи, который затем называл себя Мирамамолин 111, начал говорить о перемирии с нашим господином королем, обещая много денег, часть из которых он заплатил; он обязался выплатить оставшуюся часть в будущем.

Итак, в то время некий низкого происхождения альмогавар (almogavar), отважный в войне, как говорят, по имени Ибн Худ, восстал в королевстве Мурсия и стал бороться против жителей Мурсии 112; после покорения их он схватил их короля и заковал его в цепи, и захватил город и королевство, следуя совету некоего [...] 113, отважного и благочестивого мавра, которого Ибн Худ сам убил впоследствии.

С неумолимой ненавистью преследовал он Альмохадов, во всеуслышание объявляя, что никто не должен слушаться их, так как они еретики в своем законе, поскольку они не подчиняются властителю Багдада, который происходит из семьи Мухаммеда 114. По этой причине он сказал, что их мечети должны быть очищены, так как они были осквернены суеверием Альмохадов. Он говорил, что Альмохады сами притесняли народ и были жестокими мучителями; он также говорил, что является освободителем народа Андалусии. Поскольку так называется страна мавров, находящаяся по эту сторону моря, в ее жители называются андалусийцами, которых некоторые считают вандалами 115.

Так, жители Андалусии, веря, что с ним сила Божья, поскольку тому народу привычно легко следовать всему новому, отвергли властителя Альмохадов и последовали за Ибн Худом как за королем и господином. Чтобы угодить им и укрепить смертельную вражду между Альмохадами и жителями Андалусии, он победоносно напал на Альмохадов, отрубая головы мужчинам, удушая их, навлекая на них различные наказания, отрезая груди женщинам, предавая детей позорной смерти.

Когда король Севильи услышал, что Мурсия вместе с Ибн Худом восстала против него, он собрал войско и двинулся в ту область и осадил Мурсию, однако его план был сорван и он возвратился в город Севилью 116. Хотя во время той осады жителям Мурсии был причинен значительный вред, они остались, несмотря на это, твердо верны Ибн Худу; с их помощью и советами Ибн Худ подчинил почти все Андалусию в короткое время. Несомненно, андалусийцы добровольно подчинились ему, выйдя из-под владычества Альмохадов, которые казались обременительными и невыносимыми для них.

Осознав, что он находится в значительной опасности, король Севильи оставил вместо себя сына в Севилье и оправился в Сеуту (Ceuta); он притворился, что причиной его отъезда было желание отправиться за море искать помощи против тех, кто восстал. Народ Севильи, тем не менее, схватил его сына и заковал его в цепи, и сообщил Ибн Худу, что он должен прийти как король и они будут служить ему и подчиняться. Он отправил к ним своего брата, которого они вместо него приняли с почестями 117.

Жители Гранады, Хаэна, Кордовы и всех других городов по соседству приняли Ибн Худа как господина и короля. Более того, Альмохады, державшие крепость Хаэн, сдались ему, сохранив жизни себе и своим детям и женам. Внук короля Лопе восстал против короля Валенсии, который принадлежал в семье Альмохадов. Видя это, король Валенсии прибыл к нашему господину, королю Кастилии, умоляя его о помощи против восставших. Итак, в короткое время Ибн Худ завладел почти всей Андилусией, исключая Валенсию, в которой восстали упомянутые выше мавры 118.

54. Миссия кардинала Жана д?Аббервилля (Jean d`Abberville), 1228 – 1229

Итак, хитроумный и коварный король Валенсии, узнав, что его подданные собираются восстать против него, принимая во внимание, что во всем заморском королевстве Морокко чинится раздор, тайно уведомил владыку, римского Папу, Григория IX, что он хотел бы перейти в христианство и подчинить королевство римской церкви 119. Он просил его прислать по этой причине легата, благочестивого, рассудительного и умудренного человека. Это была основная причина, по которой Папа послал в Испанию в качестве легата благочестивого, рассудительного и умудренного магистра Жана д?Аббервилля, епископа Санта Сабины (Santa Sabina), как он лично рассказал нам.

Итак, легат прибыл в Испанию около праздника Успения Пресвятой Девы Марии [15 августа] в 1228 год от воплощения Христова. Пересекая провинции, он созывал синоды, устанавливая некоторые новые обыкновения, руководствуясь мудростью, данной ему Богом, к вящей славе Господа и клира и управления церквями. Но когда он постановил нечто против сожительствующего клира и против их детей, прижитых в сожительстве, такое число конфликтов разразилось между епископами и клиром, какого никогда доныне не видывали 120.

Так как легат уповал и надеялся на обращение короля Валенсии, послы были оправлены в обе стороны между королем и легатом. Король, изгнанный из своего королевства, чего мы уже касались выше, прибыл к нашему господину королю и встречался с легатом в нашем королевстве.

Разочарованный в надеждах обратить короля, господин легат после праздника Пасхи в 1229 год от воплощения Христова вынес в Тарацоне (Tarazona) приговор о расторжении брака между королем Арагона, господином Хайме (Jaime), и королевой леди Леонор, из-за общеизвестного инцеста, поскольку они были друг другу родственниками третьей степени родства 121.

В то же самое время король Леона захватил известный замок Касерес. Легат, выполнив свое задание и закончив свою миссию, в конце месяца августа покинул Кастилию и возвратился в Рим, откуда и пришел 122.

55. Хайме I, король Арагона и завоевание Мальорки, 1229 год

Итак, король Арагона, стремящийся посвятить первые деяния своей молодости Господу, собрал в Каталонии войско из знатных людей, народа и нескольких священников. Около праздника Рождества Пресвятой Богородицы [18 сентября 1229 года] он отплыл к острову под названием Мальорка. Высадившись с кораблей, они были атакованы маврами Мальорки, с которыми они столкнулись; Божьей силой в тот первый день мавры сдались христианам 123.

На следующий день, когда Гуиллем де Монткада (Guillem de Montcada), отважный и благочестивый человек, и его армия преследовали короля Арагона в направлении [города] Мальорка, они попали в засаду мавров, и там он был убит, а с ним и множество знатных людей Каталонии 124. Хотя они находились вдалеке, когда король и те, кто были с ним, услышали бряцание оружия и шум и крики сражающихся 125, они поспешили к тому месту; найдя того благородного человека и многих других мертвыми, они напали на мавров и с Божьей помощью убили многих из них, в то время как иные их них спаслись бегством и заперлись в городе Мальорка.

Осада была установлена, после бесчисленных попыток и невыносимых страданий от отсутствия пищи и суровости зимы, которая выдалась тяжелей, чем обычно, они захватили город, и самого короля, и короля Альмерии, по случаю оказавшегося там, и всех их людей; многие тысячи мавров были убиты при захвате [города] 126. Восхвалим же Всевышнего, для которого одинаково легко могут покорять и многие и немногие 127!

Как мы узнаем из писем блистательного короля 128, когда город был взят 129, с ним было едва ли 700 благородных рыцарей и 13 000 пеших солдат. Город был захвачен в последний день месяца декабря в 1229 год от Воплощения Христова. Король Мальорки умер через несколько дней после смерти своего сына, которого он нежно любил и которому отрубили голову; и поэтому считается, что он умер от сильного горя.

56. Альфонсо IX, король Леона побеждает Ибн Худа при Аланге (Alange)

Итак, за исключением некого очень сильного замка, весь остров был подчинен […] 130 королю, к вящей славе и величию Господа нашего Иисуса Христа.

Около начала Великого Поста король Леона с малой частью своих рыцарей и с несколькими городами вторгся в землю мавров и осадил Мериду, славный старый город, который превратился к тому времени в небольшой городок; городское поселение, его величие передалось церкви Компостелла. Поэтому епископы, принадлежащие провинции Лузитания, которые ранее были подчинены архиепископу Мериды, стали затем подчиняться архиепископу Компостеллы 131.

Пока король был занят осадой, некоторые братья из рыцарского Ордена Сантьяго с некоторыми другими захватили замок Монтанчес. Город Мерида также сдался королю 132.

Ибн Худ, тогда действовавший в области Кордовы, собрал множество рыцарей и пеших солдат с намерением идти воевать и прибыл к некоему замку около Мериды. Когда король Леона услышал о том, что Ибн Худ собирается воевать против него, он ушел из Мериды и разбил лагерь на берегу Гвадианы. На следующее утро оба войска вышли на поле боя. Хотя тех, что были с королем Леона, по сравнению с множеством мавров было меньшинство, они победили их с помощью Господа нашего Иисуса Христа. Многие из них были убиты, а Ибн Худ спасся бегством и бежал в замешательстве 133.

57. Захват Элваса португальцами

Жители Элваса, прослышав, что Ибн Худ и те, кто были с ним, потерпели в сражении поражение, покинули тот замок и бежали среди ночи. Некие португальские братья, возвращаясь после сражения, где они были вместе с королем Леона, обнаружили, что ворота города распахнуты настежь. Он вошли и, не найдя ни единой души, захватили замок, оповестив об этом короля Португалии. Когда он услышал об этом, он послал своих рыцарей и иных вооруженных людей удерживать замок; так как тот замок, славный в той области, был получен милостью Спасителя во имя христиан 134.

58. Крестовый поход императора Фридриха II в Святую землю, 1228 год

В то самое время, когда произошли все эти события, именно в 1228 год от воплощения Господа, Фридрих, римский император, сын императора Генриха, сына императора Фридриха I, который нес крест долгое время, но не следовал Христу, несомненно, он не желал исполнять клятву, которую он дал, когда принял крест и нашел незначительную причину, чтобы остаться в Сицилии и Апулии, где он правил как король 135, был отлучен, в конце концов, от церкви владыкой Папой Григорием IX. Принужденный и сопротивляющийся, не получив прощения, точнее, даже не испросивший его, он отплыл около праздника Крестовоздвижения [14 сентября] с небольшим числом рыцарей и прибыл в Святую землю 136. Там он правил как король из-за того, что он имел сына от дочери Иоанна, короля Иерусалима, которому королевство принадлежало по праву наследства ее матери 137. Он оставался в той земле всю зиму, не совершая ничего слишком великого, что приличествовало бы государю; однако веря своему коварству, он вел переговоры с султаном Вавилонским через своих послов, чтобы султан мог бы уступить императору, скорее другу, чем врагу, город Иерусалим, чьи стены были разрушены в то время, когда христиане захватили Дамиетту (Damietta) 138.

Султан, несмотря на это, удерживал замок тамплиеров и осуществлял власть и правосудие над всеми сарацинами, живущими там; он оставил императору, который преподнес ему множество дорогих подарков, остаток города, который христиане не могли защитить от мавров, когда бы те захотели напасть на него 139.

59. Армия Папы нападает на территории Фридриха II в Апулии

После заключения договора с султаном на десять лет на ничтожнейших и ужасающих условиях, он оставил своих рыцарей, арбалетчиков и оружие в той земле и возвратился в Апулию, вынуждаемый разрушениями, учиненными папской армией в Апулии. Король Иоанн, граф Томас (Count Thomas) и легаты римской католической церкви, именно магистр Пелагий Испанский (Master Pelagius of Spain), позже епископ Альбано (Albano), прежний выборный епископ (bishop-elect) Леона, и владыка Иоанн Коллонский (Lord John of Colonna), были в том войске 140.

В то время, когда император отправился за море, он назначил викарием в королевстве Апулия некоего герцога, прозываемого герцогом Сполетским (the duke of Spoleto). По приказу императора, как говорят, он собрал множество христиан и мавров и вторгся в вотчину Благословенного Петра, опустошая земли, захватывая замки и жестоко убивая многих с помощью мавров. Итак, он продвинулся почти до Перуджи, где тогда находились Папа и кардиналы 141.

Папа Григорий IX и те, что были с ним, плача и сокрушаясь о жестоко убиенных христианах и об ужасном разрушении страны, опасаясь за них самих и их жизни, призвали короля Иоанна, которого он назначил викарием в своих городах и замках. Он также призвал на помощь римской церкви ломбардцев, принадлежавших к Миланской Лиге, и направил свое войско против герцога. Он [герцог Сполетский] спасся бегством и был изгнан из вотчины Благословенного Петра, а папская армия вторглась в Апулию, захватила некоторые города и поселения силой, в то время как другие добровольно покорились владыке Папе 142.

Примерно в начале июня в 1229 год Воплощения Христова, император возвратился в Апулию и остался там, поскольку у него не было достаточно большой армии, чтобы противостоять или напасть на папское войско. Как хитрый человек, он ждал, пока начнут заканчиваться деньги, заплаченные папской армии. Когда уменьшившаяся армия начала отступать, император собрал свои силы и возвратил некоторые замки и города, которые он потерял, хотя люди владыки Папы удержали некоторые. Император пришел в Сан Германо (San Germano) со своим войском и осадил епископа Альбано в замке Монте Кассино (Monte Cassino). Наконец, между Папой и императором было заключено перемирие, но не на долгое время. Епископ, страдающий от серьезной болезни, возвратился в курию, и умер, и был погребен в Перудже, в ногах владыки Папы Иннокентия III 143.

Перемирие было продлено, и обсуждались мир и согласие между императором и церковью. По милость Божьей в начале месяца сентября в год 1230 император прибыл в Ананью, где находился Папа, и у его колен они примирились. Мир был заключен при некоторых условиях, слишком многочисленных, чтобы описывать их здесь 144.

60. Смерть Альфонсо IX, короля Леона

В тот же год около праздника Рождества Святого Иоанна Крестителя [24 июня], наш господин король Фернандо осадил хорошо укрепленный город Хаэн, которому он причинил значительный вред. Но в конце концов, видя, что он не может победить, и от того, что внутри было множество защитников, и от того, что место то было хорошо укреплено, он снял осаду около праздника Св. Михаила [29 сентября] 145.

За несколько дней до праздника Св. Михаила господин Альфонсо, король Леона, отец нашего короля, дожил до счастливой кончины, как уверяют, и отправился в мир иной в Виллануэва (Vallanueva) около Сарриа (Sarria) в Галисии. Он окончил свою жизнь, ратуя за справедливость, решительно и разумно преследуя воров и иных злоумышленников 146.

Когда его дочери услышали о смерти своего отца, хотя они были недалеко от того места, где умер их отец, они быстро развернулись и отправились в Асторгу, однако они не были прияты так, как им хотелось. Возмутившись, они покинули то место и отправились в Леон, где их также приняли не так, как им хотелось. Поскольку ответ народа и епископов был таков, что они приняли бы и добровольно служили бы тем людям [королевским дочерям], однако они не могут принять их рыцарей и вооруженных людей. Они отправились в Бенавенте, где они получили такой же ответ. Наконец, они прибыли в Самору с их матерью королевой леди Терезой, которая всегда сопровождала их 147. Там они были приняты, поскольку Родриго Фернандес по прозванию el feo (уродливый), сын графа Фроилана (Froilan), и многие другие благоволили к тем знатным дамам 148.

Наш король услышал о смерти своего отца до того, как он прибыл в Толедо, где были его мать и его жена. Посоветовавшись со своей матерью, архиепископом и вельможами, что были там в то время, он быстро пересек горы и, держа свой путь через Авилу, прибыл в Медину. Затем некие люди из Торо и из некоторых других городов королевства Леон пришли к нему и нашли его в Медине. Король сам отверг некие неразумные идеи, которые предложили ему; он пересек Дуеро и прибыл Виллалар, и народ того города немедленно принял его. На следующий день он приехал в Сан Себриан де Мазоте (San Cebrian de Mazote), где он был принят таким же образом. На следующий день, именно на праздник Св.Луки [18 октября 1230 года], он был принят в Торо, и они принесли ему клятву верности. Покинув то место через три дня, он прибыл в Виллалпандо (Villalpando), поддержанный королевой леди Беренгелой; оттуда он направился в Майоргу (Mayorga), где он был принят с великой радостью и почетом. Затем пройдя через Мансилью (Mansilla), он прибыл в Леон. Епископ и клерики и все жители того места, страдавшие от многих несправедливостей по его причине [...] 149. Тем не менее, Гарсия Родригес Карлота (Garcia Rodriguez Carlota), merino mayor, удерживал башни города 150.

Однако когда наш король продлил свое пребывание в том городе, отказываясь покинуть его до того, пока он прежде не защитит башни, королева Тереза и ее дочери и их сторонники отправились в Виллалобос и говорили с королевой леди Беренгелой, умоляя ее соблаговолить приехать в Валенсию. Она также могла бы приехать к ней в тот город. И так и было сделано 151.

61. Фернандо III становится королем Леона

Королевы обсуждали мир и согласие между королем и его сестрами в том городе. Мир и согласие были заключены между ними в Бенавенте. В том городе находились обе королевы, король и его сестры, архиепископы Толедский и Компостельский и многие бароны и горожане 152.

Форма соглашения была такова: король назначил двум своим сестрам 30 тысяч мараведи, которые забирались в определенных местах ежегодно до тех пор, пока они живы. Многие дополнительные условия содержались в хартиях, разработанных относительно этого. Сестры отказывались от своих прав на королевство, если таковые имелись, а их хартии, данные им отцом и касающиеся наследования и передачи в дар королевства были уничтожены 153. Далее, они постановили, что все замки и крепости, которыми владели их люди от их имени, должны быть переданы королю, за исключением некоторых замков, которыми владели некоторые доверенные лица в качестве гарантии соблюдения договора.

Обустроив это таким образом, наш король отправился в Самору и был там принят с почестями. Затем он направился в Эстремадуру, где был принят всеми с радостью и почетом. Так, в короткое время с Божьей помощью, в руках которого находится королевство человеческое 154, наш король мирно завладел королевством своего отца, за исключением Галисии. Он не мог немедленно оправиться туда, где немалые беспорядки продолжались со времени смерти его отца. Так, два королевства, которые были отделены после смерти императора, были объединены в лице нашего короля 155.

62. Фернандо III усмиряет Галисию и Астурию

На следующий год около Рождества Христова король вошел в Галисию и установил мир там, где царил беспорядок. После исправления многих несправедливостей посредством законного суда и провозглашения неких указов против непокорных и злоумышленников в той земле он отправился в Овиедо в Астурии, где оставался недолгое время. Искореняя несправедливости и усмиряя землю, он покинул то место, и прошел через Леон, и отправился в Каррион, где его мать встречала его. Его жена оставалась там долгое время. Многие люди из королевства Леон и многие знатные люди из Галисии и Астурии собрались там вместе с ним; некоторых из них он отослал, а иных взял с собой в Бургос 156.

63. Деяния Фернандо III в Бургосе

Великое множество людей, незнатных и знатных, и из Кастилии и из Галисии и из иных частей королевства прибыли в тот город, где король оставался долгое время, верша многие дела по совету добрых людей 157.

64. Падение Убеды, Боррианы (Borriana) и Трухилло, 1233 год

Следующей зимой в эру 1271 [в 1233 году после Рождества Христова] на праздник Крещения [6 января] наш господин король осадил Убеду 158 со своими знатными людьми и с немногими людьми из королевства Леон, а также с народом из Торо, Саморы, Саламанки (Salamanca) и Ледесмы (Ledesma), которые, повинуясь повелениям короля, поспешили на осаду города в великом множестве и с большим числом вооружения. Когда же подошло время, до которого они обязались служить королю согласно их fuero, как они говорили, они возвратились домой еще до захвата города. Однако король продолжал осаду вместе с кастильцами и благородными людьми королевства Леон до того, как по милости Иисуса Христа тот славный город, так часто упоминаемый, некогда одаренный богатствами и множеством народа, перешел в его руки в месяце июле. Несомненно, ни Ибн Худ, ни какой-либо иной могущественный мавр по эту сторону моря не отважился прийти на помощь городу 159.

Те, что были осаждены в крепости, сражались при недостатке хлеба и иных припасов. При условии, что им разрешат покинуть крепость, сохранив жизни людей обоего пола и унеся все добро, которое они могли взять с собой, они передали крепость нашему господину королю. Они отправились, после того как король дал им охранное свидетельство, в то место, которое они выбрали 160.

В то же самое время лорд Хайме, король Арагона, осадил и захватил город Борриану, расположенный на пути к славному городу Валенсии 161. В ту же зиму, когда наш король лорд Фернандо осадил Убеду, магистр Ордена Калатравы и народ из Пласенции вместе со своим епископом осадили и захватили крепость Трухилло 162.

65. Восстание Лопе Диаса де Харо и Альвара Переса

После захвата того благородного города король возвратился в Кастилию и был принят в Бургосе с великой радостью и почестями. Он оставался там некоторое время, во время которого он вершил великие дела, касающиеся пользы целого государства 163.

Считается, что он оскорбил Лопе Диаса, одного из вельмож Кастилии 164. Озлобление, прежде появившееся во время осады Убеды, стало расти день ото дня, однако теплящийся огонь еще не разгорелся пламенем. Затем Лопе Диас, распираемый гневом и негодованием, покинул короля, в особенности, как он сказал, оттого, что он полагал по многим признакам, что в глазах короля он видел презрение и оскорбление для себя. Готовясь отомстить за себя, он начал обсуждать сожительство одной из своих дочерей с Нуньо (Nunyo), графом Русильонским (count of Rousillon), внуком графа Барселонского и графа Нуно (Nuno) Кастильского; это происходило после Пасхи в 1234 год от Рождества Христова 165.

Около той же Пасхи он устроил похожее внебрачное сожительство, поскольку все трое были соответственно родственниками той же самой степени родства, своей старшей дочери с Альваром Пересом; однако это сожительство закончилось заключением брака после следующего праздника Св.Мизаила 166. Король и его мать королева находились в Бургосе вместе с архиепископом Толедским и епископами Бургоса, Сеговии и Осмы (Osma), последний был судьей, который по совету епископа Асторги, который тогда был при королевском дворе, и других знатоков закона торжественно и публично расторг брак между Альваром Пересом и Менсией Лопес (Mencia Lopez), на которой тот женился, в воскресенье в церкви Бургоса из-за явного инцеста, нарущающего более важный запрет, изданный в Бургосе архиепископом Толедским и епископом Бургоса 167.

По причине этого сожительства небольшой беспорядок случился в королевстве, поскольку разрешение короля, чье одобрение было необходимо и ожидалось, так как он был дядей, то есть братом матери девушки, и ее защитником, так как она была защищена в покоях королевы леди Беатрис, не было даже истребовано – я не хочу сказать, что им пренебрегли 168.

Посредством этого брака Альвар Перес и Лопе Диас были связаны друг с другом очень крепким союзом, как они сами признавались, против общих врагов. Остальные люди подозревали, что договор был направлен против людей, близких к королю, я не хочу сказать - против короля. Это проявилось позже. Несомненно, Альвар Перес, насколько он мог, укрепил оружием [...] и рвом город Паредес (Paredes) между Паленсией и Каррионом, который был его собственным наследным имуществом. Он говорил, что хотел остаться в своем собственном поместье и что, как он говорил, это ему было разрешено в соответствии с fuero Кастилии, хотя король уже занял земли, которые Альвар Перес держал от него 169.

66. Окончание восстания Альвара Переса и Лопе Диаса

Когда король услышал это, он пришел в негодование, и с твердым намерением напасть на тот город он собрал дружину из своей знати и соседних народов. По этой причине он отправился в Валенсию 170. Но Альвар Перес, следуя мудрому совету, отдался на милость и расположение королев, леди Беренгелы и леди Беатрис. Посоветовавшись с умными людьми, они повелели Альвару Пересу покинуть Паредес таким, как он был прежде, и отправиться в изгнание из всего королевства в страну сарацинов или куда-либо еще, и оставаться там до того, пока он не сможет добиться королевского прощения; его сторонникам возвращалось королевское расположение. Это было сделано безо всяких условий и без предварительного договора.

Лопе Диас признал, что семнадцать замков, которыми он владел в королевстве Кастилия, но не получил от королевского чиновника (bailiff), принадлежат королю. Он получил их из рук короля, через его представителя (bailiff), и его земли были закреплены за ним на 50 лет королевой леди Беренгелой при многих почетных условиях; ее сын подтвердил решение матери. Так, посредством милости Божьей, который есть мир наш 171, все успокоилось, и земля была тиха и спокойна 172. Все это было совершено в городе Паленсуела (Palenzuela) накануне праздника Сретения [2 февраля 1235 года] 173.

В начале следующего поста, пока король находился в Вальядолиде, Альвар Перес с его разрешения направил свое путешествие в землю сарацинов. Однако королевы, крайне благоразумные дамы, предвидя несчастья, которые могут произойти на наших границах из-за союза Альвара Переса с Ибн Худом, королем Морокко по эту сторону моря, приложили усилия, чтобы Альваро Перес смог возвратить расположение короля; что и было сделано; и так он возвратил себе свои земли и замки 174.

67. Перемирие между Фернандо III и Ибн Худом

Позднее следующей весной в 1235 год от Рождества Христова Альвар Перес по велению короля отправился в земли сарацинов воевать против Ибн Худа. Король следовал за ним с благородной дружиной и немногими незнатными людьми. Затем, опустошив урожаи Хаэна и Архоны (Arjona) и деревень неподалеку, при посредничестве Альвара Переса он заключил соглашение с Ибн Худом, который осаждал тогда Ниеблу (Niebla), расположенную между Севильей и Португалией 175, что Ибн Худ за перемирие до следующего мая выплатит нашему королю 430 тысяч мараведи; около трети от той суммы было выплачено немедленно; еще одна треть должна была быть выплачена в конце следующего сентября, а последняя треть – в конце января 176.

Порешив на том, постольку поскольку они впоследствии могли подтвердить это, король возвратился из земель Кордовы и осадил Изнатораф (Iznatoraf), хорошо укрепленный замок, который сдался ему немедленно, сохранив жизни мавров и все движимое имущество, которое они могли унести с собой. После того как он доверил защиту (security) 177 и охрану этого замка некоему рыцарю и другим, бывшим с ним, он отправился к неприступному замку Сан Эстебану (San Esteban), который причинил много вреда христианам, в особенности, перекрывая дороги, идущие к Убеде и Баесе. Alcaide того места 178 и те, что были с ним, в одночасье сдали замок королю, приняв от него некоторую малую сумму денег и лошадей, и, я не ведаю, насколько большое число мулов. Обеспечив средствами к существованию тех, кто оставался в замке, король возвратился в Толедо к своей матери и жене.

Затем, пройдя через Сеговию накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы [14 августа], он прибыл в Бургос, где его приняли с великой радостью и почестями. Когда было заключено перемирие, было условлено, что, если король пожелает осадить или сможет захватить те два замка, упомянутых выше, Ибн Худ не станет защищать их, и они не были включены в перемирие 179.

68. Восстание римлян против папы Григория IX

Примерно в то же время, в упомянутую эру, когда беспорядки учинились в нашем королевстве, великая рознь разразилась между римской церковью, во главе которой тогда был Григорий IX, и римлянами, которые боролись за отмену церковной привилегии. Они хотели наложить нестерпимое ярмо с крайне суровыми условиями на кардиналов и весь римский клир. Также римляне отняли у папы права, которыми он был наделен в том городе с античности, касающиеся и чеканки монеты, и назначения сенатора [Рима], и многих иных вещей. По этой причине папа и кардиналы отправились в Риети (Rieti) и призвали к себе из Апулии императора Фридриха. После долгого обсуждения было решено, что приговор об отлучении от церкви должен быть вынесен по отношению к сенатору и некоторым принципалам Рима 180.

За тем приговором немедленно последовала борьба (struggle) 181 императора с сенатом и всем народом Рима. Следовательно, император с войском, которое было с ним в то время, вторгся на территорию Рима, причиняя великий вред. После захвата нескольких замков, которые тогда удерживали римляне, он оставил некоего немецкого графа и благородное ополчение в Витербо (Viterbo), чтобы защищать церковь. В то время как папа находился тогда в Перудже, он [император] возвратился в Апулию, обещая следующим летом вернуться с великим и сильным войском. Римляне, приняв это близко к сердцу, возможно, скорее от страха, чем от любви, склонили свои выи перед церковью и приняли все папские рескрипты, которые были предметом спора. Сенатор и многие знатные люди Рима поклялись защищать их, итак, мир установился между церковью и римлянами 182. Тем не менее, эта гарантия не удовлетворила некоторых кардиналов, которые считали ее недостаточной. Поэтому мир не был ни прочным, ни устойчивым, ни папа, ни кардиналы не пожелали въехать в город.

Тем временем император, который пообещал возвратиться с войском, чтобы помочь церкви против римлян, отправился в Германию 183 и взял в жены дочь короля Англии, которой тогда правил, именно, короля Иоанна, сына Генриха Великого, короля Англии 184. Пока император оставался в Германии, он собрал небольшое войско против Ломбардцев, то есть против Милана и его Лиги, которые в то время восстали против него 185. В эру 1274 [в 1236 году от Рождества Христова], около праздника Св.Михаила [29 сентября] он вторгся в Ломбардию, и причинил много вреда жителям Мантуи, и взял Виценцу (Vicenza) , одна часть которой восстала против него, а другая – благоволила ему. Затем войско отдыхало всю ту зиму. Сам император покинул войско в Ломбардии и возвратился в Германию 186.

В то же самое время император Канстантинополя, которого звали Ианна (Ianna), Иоанн, король Акра (King John of Acre), зять нашей королевы леди Беренгелы, был атакован греками, и город Константинополь оказался почти в осаде. Поэтому император обратился к римской церкви за помощью, однако его мольба не была услышана, как он хотел 187.

69. Христиане врываются в город Кордову

В то же самое время, в эру, писанную, вместо года от Рождества Христова […], именно в 1274 [в 1236 год от Рождества Христова], когда наш господин король Фернандо был в Бенавенте около середины января, а его мать оставалась в Леоне 188, он принял послов от тех христиан, которые ночью тайно захватили некую часть Кордовы. Они умоляли его помочь им, поскольку они находились в самой серьезной опасности, так как по сравнению с множеством жителей Кордовы их было крайне мало. Они были отделены от мавров только некой стеной, проходящей почти по середине города. Во власти мавров было покинуть в любое время, когда бы они ни пожелали, ту часть города, которую удерживали они, чтобы напасть на христиан. В действительности христиане укрепили вооружением и людьми несколько очень хорошо защищенных башней в стене, которую они захватили; другие христиане сражались с маврами на границе той части, которую они удерживали, с той частью, которую защищали мавры; многие были убиты с обеих сторон 189.

Несомненно, те христиане, как если бы они были воодушевлены Святым Духом, уже знали о положении в Кордове: что немногие люди жили в той части города, которую они захватили. Сделав вид, что они идут издалека, они пришли ночью под руководством некоего человека, который стал христианином после того, как был мавром, и который доподлинно знал положение в Кордове, и поднялись по лестницам на стену; убив стражу на стенах, они захватили ту часть города. Они убили многих жителей в той части, в то время как иные жители бежали в другую часть города. Кордова смотрела украдкой на народ иной религии и иного языка 190, который она не вскормила, убивая своих сыновей и дочерей как если бы в своей утробе 191. Пораженная, она была не способна укрепить бесполезные руки и слабые колена против врага; даже хотя она видела, что их немного числом, тем не менее, она не могла противостоять им, поскольку гнев Господа нашего Иисуса Христа и его могущество подавляли такое великое и сильное множество мавров.

Посланцы, упомянутые выше, убеждали господина короля прийти на помощь своим вассалам, которые подвергли себя подобной великой опасности при служении ему и во славу христианской веры, и смело взять в руки жребий (to boldly take in hand the hour), которым Господь удостоил его и предоставил ему, и показать себя мужчиной перед всеми, кто внимает 192.

70. Фернандо III спешит на помощь христианам в Кордове

Дух Господень вдохновил короля 193, который возложил свои упования на Господа нашего Иисуса Христа и замкнул свои уши, чтобы не слышать советов тех, кто, подобно кудеснику 194, пытался убедительными речами воспрепятствовать такому благородному деянию. Они ссылались на суровость зимы, орошаемой дождями больше, чем обычно; на опасности дороги; на разливы рек; на немногочисленность знатных людей, бывших тогда с ним; на сомнительный исход подобной великой опасности; а также (на то, чего стоило опасаться более всего остального) на неисчислимое множество жителей Кордовы, которые с античных времен превосходили в храбрости и владении оружием всех иных мавров по эту сторону моря. Он бы вовлек их в битву за их собственные жизни и за такой славный город, находящийся в земле, где они родились, за их жен и детей и за все имущество, которым они владели.

Можно было бы достаточно разумно опасаться прихода их короля, именно, Ибн Худа, со всей его мощью и ополчением, собранным из жителей всех соседних городов, которые считали Кордову самым надежным щитом и укреплением против христиан. Маврам по эту сторону моря казалось, что это непосредственно касалось их, поскольку, если бы Кордова пала, то остальные города, слабые и непрочные, не смогли бы противостоять самому могущественному королю Кастилии и Леона. Отвергнув все это с презрением, и полагая это ничтожеством, король Фернандо, самый отважный рыцарь во Христе, покинул Бенавенте на следующее утро в великой спешке; издалека он приветствовал свою мать (которая тогда находилась в Леоне) посредством посланника, который был отправлен, чтобы правдиво поведать ей о том, что случилось, и о твердом намерении ее сына, которое он не мог изменить ни по какой причине.

Держа свой путь через Самору, король кратко обратился к народу, и, словно орел, устремляющийся вниз за своей добычей 195, он прибыл в Саламанку; оставаясь там недолгое время, он дал тех лошадей и оружие, которое ему удалось раздобыть, знатным людям, бывшим с ним. Настолько, насколько это было возможно в такое короткое время, он сделал то, что было необходимо для такого путешествия, и отправил своего канцлера, именно епископа Осмы 196, к своей матери, чтобы раздать вознаграждение тем рыцарям, которые пожелают последовать за ним. Он отправился самым прямым путем, не отклоняясь ни вправо к Сьюдад Родриго, ни влево к Талавере и Толедо, обе эти дороги казались более легкими; и так он дошел до Мериды 197.

71. Фернандо III приказывает осадить Кордову

Итак, не отдыхая ни днем ни ночью 198, по непроходимой и безлюдной земле, невзирая на реки, которые разлились и переполнили свои берега, и грязные дороги, препятствовавшие его путешествию, с враждебным небом над его головой, почти полностью исчезнувшем под дождем, следуя через замки мавров, он достиг то, чего желал, прибыв в Кордову в седьмой день месяца февраля. О счастлив тот день 199, в который христиане, что находились в такой великой опасности в Кордове, узрели своего короля, который подверг самого себя такой огромной опасности, чтобы он мог прийти на помощь своему народу!

Король нашел там вместе с только что упомянутым народом Альвара Переса, своего благородного и сильного вассала, и епископа Куенки, который прибыл из области Толедо, как только услышал, что христиане захватили часть Кордовы. Епископ Баесы, который находился еще ближе, быстро прибыл со своими людьми 200. В окружении господина короля, когда он вначале прибыл в Кордову, было меньше, чем сотня благородных рыцарей; вельможами, которые последовали за королем в то время и дошли до Кордовы вместе с ним, были его брат, инфант господин Альфонсо, Родриго Фернандес, el feo (“уродливый”), Гил Манрике (Gil Manrique), Альвар Фернандес, Диего Гонсалес, сын графа Гонсало, Педро Понсе (Pedro Ponce), и его кузен, Гонсало Гонсалес, Телло Альфонсо и его брат Альфонсо Теллес 201.

После обсуждения того, что должно быть сделано, король, следуя совету Святого Духа, предпочел пересечь реку Бетис (Betis) [Гвадалквивир], зная, что мавры из Кордовы могли бы легко перейти через мост, чтобы добыть все необходимое, чтобы снабдить город пропитанием, оружием и людьми, если потребуется. Итак, перейдя реку по мосту, который находился в двух лигах выше Кордовы по направлению к Андухару, он разбил свои шатры сразу за городским мостом, то есть между Кордовой и Эсихой (Ecija), городом, который отстоял от Кордовы всего в 9 лигах 202. Когда он услышал об этом, Ибн Худ, король мавров, который находился в области Мурсия, был возмущен, и тронут глубоко в сердце печалью 203. Собрав массу из четырех или пяти тысяч рыцарей и множество из тридцати тысяч пеших солдат, он быстро направился к Эсихе. Также вместе с Ибн Худом было прочти две сотни знатных христианских рыцарей, которые служили ему за вознаграждение 204.

Все ожидали, что король Ибн Худ, уповая на такое великое войско, станет сражаться, чтобы отторгнуть город Кордову от нашего господина короля. В то время вместе с ним за мостом находилось только две сотни благородных рыцарей и немного других, поскольку Альвар Перес и некоторые иные рыцари и весь остальной народ оставались в той части города, которую они удерживали; и они не смогли бы перейти через реку на ту сторону, даже если бы они пожелали прийти королю на помощь.

Затем Господь наш Иисус Христос, Бог христианский, явил свою милость тем, кто имел страх перед ним 205; и Он, который воспламенил сердце короля прийти в Кордову на помощь своему народу, успокоил его дух и дух тех, что были вместе с ним, и передали свои души в руки его 206. Каждый день, что Ибн Худ оставался в Эсихе, то есть, по меньшей мере, 15 дней, они ожидали, что король придет на битву с ними. Мавры и жители Кордовы ожидали его каждый день.

72. Переговоры о сдаче Кордовы

Однако Спаситель наш, который не отвергает тех, кто уповает на Него 207, расстроил планы мавров и ослабил их намерения и их мощь, и они не отважились вступить в бой с нашим славным королем. Господь, для которого одинаково легко побеждать посредством многих или немногих 208, был с ними. Наш король и его войско снова страдали от недостатка пищи, и непрекращающегося дождя, и рек и потоков, разлившихся сверх меры.

Выше упомянутый король мавров отправился в Севилью с частью своего войска, распустив остальную армию; измыслив некие пустые и лживые причины, по этому поводу он покинул Эсиху. Сердце Кордовы зачахло в самом своем существе 209. Видя, что случилось и зная, что из король не отважился вступить в бой с нашим господином королем, и отчаявшись в иной помощи, они вознамерились сражаться до своего конца.

Тем не менее, после Пасхи прибыло кастильское ополчение 210. Затем жители Леона и Галисии последовали за ними. Жители некоторых городов, именно Саламанки, Саморы и Торо, прибыли перед ними. Зная, что в городе недостает пищи, христиане перекрыли дороги и реки по велению господина короля и установили осаду таким образом, что ни один человек не мог войти или выйти.

Затем мавры начали вести переговоры о сдаче города при условии, что им будет позволено сохранить их животы и движимое имущество, которое он смогут унести с собой. Король согласился на это условие, однако, когда они должны были скрепить договор, мавры пошли на попятную, думая, что провизия для войска на исходе, и что города королевства Леон не захотят оставаться дольше, поскольку они исполнили трехмесячную [службу] в походе. Но наш король, как если бы он был осмеян королем Ибн Худом, заключил союз с королем Хаэна, который был врагом короля Ибн Худа и мавров Кордовы. Когда Ибн Худ и жители Кордовы увидели это, они сильно испугались, и вновь обратились к нашему королю, предлагая ему город на уже упомянутых условиях 211.

73. Христиане овладевают Кордовой

Некоторые вельможи господина короля советовали ему не принимать того условия, но взять их силой и обезглавить их; он мог бы это сделать, так как у них полностью закончилась еда и, умирающие от голода, они не способны были защищать город. Напротив, король был убежден, что надо принять это условие и не заниматься жизнями мавров и их движимым имуществом, поскольку они могли взять город целым и невредимым.

Несомненно, было известно почти достоверно, что жители Кордовы порешили, что, если король господин Фернандо не пожелает принять то условие, они, отчаявшись, стали бы разрушать все ценное в городе, то есть мечеть и мост; они сокрыли бы золото и серебро; они сожгли бы шелковые одежды 212 и, несомненно, весь город, и предали бы себя смерти.

Король принял более мудрый совет и по желанию короля Хаэна, с которым он заключил союз против короля Ибн Худа и жителей Кордовы, согласился на вышеупомянутое условие. Договор был заключен с тем условием; перемирие с Ибн Худом и ему подвластными было даровано и установлено на 6 лет, при условии, однако, что Ибн Худ выплачивает королю Кастилии каждую треть года 40 тысяч и 12 тысяч мараведи. Король Хаэна должен был получить некоторую часть этой суммы 213.

На том размыслив и порешив, мавры Кордовы, лишенные надежды владеть своим городом, ослабевшие от голода, покинули свои дома, рыдая, и стеная, и скорбя от душевных страданий. Так, властью Господа нашего Иисуса Христа славный город Кордова, одаренный неким особым великолепием и плодоносной почвой, который был пленен такое длительное время, именно со времен Родриго, короля готов, был возвращен в католическую веру посредством трудов и отваги нашего короля господина Фернандо 214.

Когда сарацины покинули город и умирали тучами от голода, их предводитель, по имени Абу-ль-Хасан (Abu-l-Hasan), передал ключи от города нашему господину королю. Незамедлительно господин король, будучи католиком, возблагодарил Спасителя нашего, особой благодатью которого он узнал, что он удостоился подобной великой милости получить такой прекрасный город. Он повелел, чтобы знамя с крестом было впереди его знамени, и было помещено на самую высокую башню мечети, так чтобы оно могло развеваться перед его знаменем на глазах у всех. Так, когда знамя Предвечного короля, в сопровождении со знаменем короля Фернандо, впервые появилось на башне, оно вызвало несказанное замешательство и печаль среди сарацин, а с другой стороны, оно было воспринято с несказанной радостью среди христиан. Тот счастливый день 215, счастливый праздник апостолов Петра и Павла [29 июня 1236 года], воссиял для христиан во всех концах мира; ежегодная торжественная церемония была отпразднована в тот день.

Около вечерни канцлер, то есть епископ Осмы, вместе с магистром Лопе, который первым водрузил знамя с крестом на башню, вошли в мечеть и приготовили то, что было необходимо для освящения мечети в церковь. Искореняя суеверие и скверну Мухаммеда, они освятили то место, окропив его святой водой с солью, и то, что однажды было прибежищем дьявола, стало церковью Иисуса Христа, названной с честь его славной Матери 216.

На следующий день, в понедельник, господин король со своими баронами и со всем народом вошел в город и направился к церкви, где он был принят с почестями торжественной процессией с епископом Осмы и епископами Куенки и Баесы, и с церковными служителями, которые там присутствовали, и со всем клиром 217.

74. Обеспечение защиты и заселения Кордовы

После того как месса была торжественно отслужена епископом Осмы, и благословение было дано народу, господин король отправился в самый прекрасный дворец, который короли мавров приуготовили для себя. Такое множество всего и такие прекрасные слова были сказаны о нем теми, кто видел его, что те, кто не видел его, посчитали бы это невероятным. Итак, великая радость была в тот день в том городе.

Баронами и влиятельными людьми, которые служили господину королю при осаде и вошли в город вместе с ним, были Альвар Перес и иные, названные выше, которые пришли в Кордову с королем. Некоторые из них, тем не менее, по приказу короля возвратились, чтобы привести рыцарей, с которыми они были обязаны служить королю. Теми, кто прибыл из Кастилии после Пасхи, были Гарсия Фернандес (Garcia Fernandez) с его зятем и сыновьями; Диего Лопес (Diego Lopez) и его брат Альфонсо Лопес (Alfonso Lopez); Родриго Гонсалес (Rodrigo Gonzalez); из королевства Леон и Галисия – Рамиро Фроилас (Ramiro Froilaz) и его брат Родриго Фроилас (Rodrigo Froilaz); Родриго Гомес (Rodrigo Gomez) и Фернандо Гутиеррес (Fernando Gutierrez); Фернандо Янес (Fernando Yanez) и Пелайо Ариас (Pelayo Perez); из Астурии – Ордоно Альварес (Ordono Alvarez), Пелайо Перес (Pelayo Perez) и Себастиан Гутьеррес (Sebastian Gutierrez) 218.

Итак, прославленный король воссел на трон славы королевства Кордовы и начал обсуждать со своими баронами, что нужно сделать и как обеспечить всем необходимым подобный великий город, который после внезапного отъезда мавров следовало заселить новыми жителями, последователями Христа. Стены продолжали стоять; величественная высота стен была украшена величавыми башнями; здания блистали золочеными плитами 219; улицы города, расположенные по порядку, были открыты для прохода; однако, несмотря на великую славу этого города, мало кто желал остаться там. Вельможи, страдая от недостатка провизии и денег, чувствуя себя утомленными из-за долгого пребывания здесь, торопились поскорей возвратиться домой. Однако славный король спокойно обдумывал различные результаты; и после различных советов, предложенных баронами, он выбрал остаться там с немногими людьми. Чем оставить такой прекрасный город, захваченный с подобными великими усилиями, без правителя, чтобы защитить его и поселиться в нем, он подчинил себя Божественному провидению.

В конце концов было сделано следующее: каждый вельможа и магистр ордена должен был оставить там рыцарей с оружием и лошадьми; иные воины также оставались с ними. В то время сто пятьдесят рыцарей, снаряженные оружием и лошадьми и изрядным количеством пищи, прибыли из Сеговии. Господин король, кроме того, назначил надо всеми теми, кто остался в городе, Телло Альфонсо; его брат Альфонсо Теллес остался вместе с ним. Искусные во владении оружием, оба молодых человека 220 были готовы умереть, но защитить город.

Совершив это, господин король со своими баронами возвратился в Толедо к своей матери. Там он был принят с большими почестями и с великой радостью. Продлив свое пребывание там, в начале месяца августа он слег в постель из-за болезни и оставался там долгое время; он едва избежал опасности смерти.

Накануне праздника Св.Михаила [29 сентября], пока король продолжал оставаться в Толедо из-за серьезной болезни, такое великое множество народа, совершенно внезапно и неожиданно, поспешило в Кордову, что античное здание с трудом вместило своих новых обитателей. Так, Божественное провидение разрешило то, чего опасался великий совет 221.

75. Фернандо III покидает Толедо и направляется в Бургос

Итак, на праздник Св.Луки [18 октября] Лопе Диас, могущественный и богатый человек, отправился в мир иной. Когда он услыхал об этом, господин король и его мать, так скоро, как только он смог ехать верхом, покинули Толедо и прибыли в Бургос в конце месяца ноября 222.

Я завершил этот труд, как мне думается, в краткое время 223.

Слава Тебе, Господи 224.

Комментарии

1. Энрике I родился 14 апреля 1204 года; следовательно, ему было около десяти с половиной лет. О его правлении см. Gonzalez, AlfonsoVIII, 1:217 – 238; O’Callaghan, Medieval Spain, 335.

2. Беренгела стала королевой после смерти ее брата Энрике I в 1217 году.

3. Архиепископ Родриго Хименес де Рада Толедский и епископ Телло Паленсийский.

4. Альваро Нунес де Лара был сыном графа Нуно Переса де Лара (Nuno Perez de Lara), умершего в 1177 году.

5. Очевидно, эти события имели место в начале 1215 года. Эта часть текста была написана до смерти Альваро в 1218 году.

6. Один из наивысших чиновников королевского двора, mayordomo mayor Гонсало Родригес Гирон (Gonzalo Rodroguez Giron) принадлежал к одной из ведущих знатных семей Кастилии.

7. Кирот и Кабанес Пекур читают Gunsalvus Nunii; Карло Бреа пропускает Nunii, однако в своих обоих переводах он читает Gonzalo Nunez. Титул графа был почетным, пожалованным королем. Альваро появляется в качестве графа в мае 1215 года, а его брат Гонсало – в июне 1216 года.

8. Брак Мафальды, дочери Санчо I и сестры Альфонсо II Португальского, состоялся до 29 августа 1215 года. Поскольку ей был 21 год, а ему только около 12, брак, вероятно, был не завершен. В любом случае они были такими близкими родственниками, между которыми брак был запрещен, поэтому брак был канонически недействительным, на что указывает наш автор.

9. Замечания автора: “королева (или кем бы она ни была)” [„illa regina qualis qualis“] (последние два слова были взяты в скобки в тексте Карло Бреа) отражают его отношение к тому, что брак Энрике и Мафальды был неканоническим. Сестра короля Беренгела возражала папе Иннокентию III, который велел разделить пару под угрозой отлучения от церкви. Королевский маршрут привел короля в Миранду де Эбро (Miranda de Ebro), примерно в 50 милях восточнее Бургоса, 1 июня 1216 года. Пара, очевидно, распалась незадолго до смерти папы 16 июля 1216 года.

10. Благородную оппозицию графа Альваро составляли Гонсало Родригес Гирон, Альфонсо Теллес де Менесес, его брат Телло Альфонсо, Лопе Диас де Харо и Альваро Диас де лос Камерос, а также Хуан Гонсалес.

11. Граф Альваро и король путешествовали через Эстремадуру в направлении Толедо осенью 1216 года.

12. Книга пророка Исайи, 32:7: “Лодки обманчивого опасны” (в рус. переводе Библии эта цитата звучит: “У коварного и действования гибельные”) (Douay).

13. Псалом, 11(10):7: “ибо Господь праведен, любит правду; лице Его видит праведника”.

14. Ср. Числа, 14:18: “Господь долготерпелив и многомилостив [и истинен], прощающий беззакония и преступления [и грехи], и не оставляющий без наказания, но наказывающий беззаконие отцов в детях до третьего и четвертого рода”.

15. См. Книга пророка Даниила, 13.

16. Ср. Первая книга Царств, 26:24: “и пусть, как драгоценна была жизнь твоя ныне в глазах моих, так ценится моя жизнь в очах Господа, [и да покроет Он меня] и да избавит меня от всякой беды!”; Книга притчей Соломоновых, 11:8: “Праведник спасается от беды, а вместо него попадает в нее нечестивый”; Псалом, 9: 10: “И будет Господь прибежищем угнетенному, прибежищем во времена скорби”; Псалом, 46(45):2: “Бог нам прибежище и сила, скорый помощник в бедах”.

17. Беренгела жила в монастыре Лас Хуелгас де Бургос, основанном ее родителями, в котором ее сестра Констанса (Constanza) была аббатисой. Эти события произошли в 1217 году. Аутилло располагался в западу от Паленсии.

18. Пепельная среда, начало поста, пришлась на 8 февраля, а Пасха – на 26 марта. Граф Альваро пошел маршем в северном направлении от Вальядолида до Карриона. Тригуерос располагается примерно в 10 милях к северу от Вальядолида, а Монтеалегре – примерно в 20 милях северо-западнее. Каррион лежит примерно в 30 милях к северу от Паленсии. Виллальба дель Алькор, где Альфонсо Теллес был осажден, примерно в 15 милях северо-западнее Паленсии.

19. Киснерос располагается примерно в 20 милях к северо-западу от Паленсии.

20. Граф Альфонсо и король прибыли в Паленсию в мае; король был убит там 26 мая 1217 года. Его тело было перенесено в Тариего, юго-восточнее Паленсии, однако, очевидно, лн был погребен в Лас Хуелгас де Бургос.

21. Торо расположен примерно в 50 милях к западу от Вальядолида.

22. О правлении Фернандо III см. Julio Gonzalez, Reinado y diplomas de Fernando III, 3 vols. (Cordoba: Monte de Piedad y Caja de Ahorros, 1980 - 1986).

23. Хотя королевская хартия не сохранилась, вероятно, ее план был составлен во время курии в Каррионе в 1188 году. См. выше главу 11. См. также O’Callaghan, Medieval Spain, 335 – 336.

24. Это предложение показывает, что вторая часть Хроники была написана до того, как Фернандо III, король Кастилии, унаследовал Леонский престол своего отца в 1230 году.

25. Дуенас располагается примерно в 5 милях к югу от Паленсии.

26. Кока располагается примерно в 30 милях к югу от Вальядолида и примерно в 45 милях к северу от Сеговии.

27. Санчо Фернандес, сын Фернандо II Леонского от второй жены Урраки Лопес де Харо, был сводным братом Альфонсо IX.

28. Альфонсо IX вторгся в Тьерру де Кампос к западу от Паленсии и Вальядолида. Кастромонте располагается примерно в 15 милях к северо-западу от Вальядолида. Виллагарсия располагается примерно на 8 миль далее, а Уруена - примерно в 8 милях к юго-востоку от Виллагарсия. Симансак – примерно в 8 милях юго-западнее Вальядолида.

29. Снова Апокалипсис, 19:16: “Царь царей и Господь господствующих”; и здесь Притчи Соломона, 8: 15 – 16: “Мною цари царствуют и повелители узаконяют правду; мною начальствуют начальники и вельможи и все судьи земли”.

30. Латынь этой строки: “discordiam discordantium ad concordiam reuocauit” представляет собой реминисценцию названия Грацианова сборника канонических законов „Concordia discordantium canonum“, и, предположительно, еще одно свидетельство канонического обучения нашего автора. См. введение.

31. Инфант Альфонсо, один из ближайших сподвижников своего брата, Фернандо III, стал владетелем Молины; его дочь, Мария де Молина вышла замуж за Санчо IV, короля Кастилии. Епископами Бургоса и Паленсии были, соответственно, Маурикио и Телло.

32. Фернандо III, вероятно, родился в Бенавенте 24 июня 1201 года. См. O’Callaghan, „The Beginning of the Cortes of Leon-Castile,“ 1524 – 1525.

33. Епископы Маурикио Бургоский и Доминго Авильский.

34. Альфонсо VII (1126 - 1175), король Кастилии и Леона, провозгласил себя императором Испании в 1135 году, однако его отделение двух королевств сделало невозможным для его наследников претендовать на империю; согласно нашему хронисту, Альфонсо IX надеялся сделать именно это.

35. Лагуна де Дуеро располагается примерно в 5 милях южнее Вальядолида; Аркос располагается примерно на том же расстоянии южнее Бургоса.

36. Евангелие от Матфея, 2:12: “они [волхвы] иным путем отошли в страну свою”.

37. Замок Муно располагается в нескольких милях южнее Бургоса.

38. Лерма располагается примерно в 25 милях южнее Бургоса; Лара - примерно на том же расстоянии к юго-востоку; Белорадо – примерно в 25 милях, и Нахера – примерно в 55 милях восточнее Бургоса. Гонсало Нунес де Лара был братом графа Альваро. Alcazar был цитаделью внутри города или поселения.

39. Маршрут графа Альваро шел из Тардахоса, примерно в 10 милях юго-западнее Бургоса, на север к Квинтанаортуно и Рио Сересо, и, в конце концов, к Виллафранке, примерно в 25 милях восточнее Бургоса.

40. Бытие 6:6: “и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем” (цит. выше, глава 4, прим. 31, глава 12, прим. 27, глава 19, прим.99).

41. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, 10:4: “В руке Господа власть над землею” (цит. выше, глава 5, прим. 41, глава 18, прим. 177).

42. 20 сентября 1217 года. Quatuor temporum, четыре времени года, или двенадцать дней поста и молитвы, были днями, праздновавшимися по средам, пятницам (четвертый и шестой будние дни) и субботам после третьего воскресенья Рождественского поста, первого воскресенья Великого поста, воскресенья Троицы и Праздника Крестовоздвижения (14 сентября). В эти дни церковь воздавала особенное благодарение Господу за дары земные.

43. Королевский маршрут пролегал от Бургоса в юго-западном направлении от Паленсии, на Рио Арланса, к Херрере (Herrera), которая находилась северо-восточнее Паленсии.

44. Кастрохерис располагается примерно в 25 милях западнее Бургоса; Орсехон находится около Паленсии.

45. Аларкон располагается примерно в 30 милях южнее Куэнки, а Канете – примерно в 25 милях восточнее Куенки. Тариего – немного юго-восточнее Паленсии; Амайа – примерно в 30 милях северо-западнее Бургоса. Другие города лежат восточнее Бургоса: Виллафранка - примерно в 25 милях; Сересо - примерно в 30; Панкорбо – примерно в 40; Белорадо – примерно в 25; Нахера – примерно в 55.

46. Кастрогерис располагается примерно в 25 милях западнее Бургоса. Фернандо III находился в Вальядолиде с 13 октября 1217 года и 26 ноября 1217 года заключил перемирие со своим отцом Альфонсо IX; это могло побудить графа Фернандо вернуться к служению ему. К январю 1218 года он был в числе тех, кто подтвердил королевскую хартию.

47. Шесть месяцев после смерти Энрике I, приходившиеся на 26 мая 1217 года, могли продлиться примерно до 26 ноября, когда Фернандо III и Альфонсо IX заключили перемирие.

48. Летом 1218 года король наступал на Вальденебро, расположенный к востоку Медины де Риосеко, примерно в 25 милях западнее Паленсии. Кастрехон, поселение, принадлежащее к Медине дель Кампо, примерно в 30 милях юго-западнее Вальядолида. Фернандо III и Альфонсо IX заключили постоянное мирное соглашение 26 августа 1218 года: см. Gonzalez, Alfonso IX, 2: 458 – 459, 479, nos. 350, 366.

49. Граф Альваро стал рыцарем Ордена Сантьяго и был похоронен в его основном Кастильском месторасположении в Уклесе (примерно в 65 милях восточнее Толедо). Его брат, граф Фернандо, отправился служить Альмохадам в Морокко в начале 1219 года. Отделение Ордена Госпитальеров Пуенте де Фитеро располагалось на Рио Писуерга, на пути паломничества к Сантьяго де Компостела.

50. Беатрис Швабская (род. после 1198 года) была дочерью Филиппа, выбранного императора (1198 - 1208), сына Фридриха I Барбароссы (1152 - 1190), которого наш автор называет Фридрих Великий. Ее матерью была Ирина, дочь Византийского императора Исаака Ангела. См. главу 30, касающуюся Четвертого крестового похода, с комментариями.

51. Фридрих II, избранный римским королем немецкими курфюрстами в 1212 году (и снова в 1215 году), был коронован римским императором папой Гонорием (Honorius) 20 ноября 1220 года. Он был сыном императора Генриха VI, брата отца Беатрис, Филиппа Швабского.

52. Первое посольство в Германию, вероятно, было отправлено осенью 1218 года. Второе посольство, вероятно, выехало в Германию в середине 1219 года. Аббатом Сан Педро де Арланса был Педро. Другие источники упоминают Хуана, камерария монастыря Сан Зоило де Каррион (Zoilo de Carrion), и Родриго, аббата цистерцианского монастыря Риосеко.

53. Гораций, Ars poetica, 76: „uoti compos“.

54. Обратное путешествие началось ранней весной. Посольство проследовало через Париж, где сестра королевы Беренгелы, Бланка, или Бланш, вышла замуж за будущего короля Франции, Луи VIII. Витория, в Наварре, примерно в 60 милях северо-восточнее Бургоса.

55. 27 ноября 1219 года Фернандо III посвятил себя в рыцари в цистерцианском женском монастыре Лас Хуелгас де Бургос, основанном Альфонсо VIII и Леонор Кастильской.

56. Королевская свадьба состоялась в соборе Бургоса 30 ноября 1219 года, см. O’Callaghan, Medieval Spain, 335 – 336.

57. O’Callaghan, „The Beginning of the Cortes,“ 1524 – 1525.

58. Около 1220 года король призвал Родриго на свою курию, чтобы тот дал отчет о своем управлении некими владениями; когда тот отказался, король конфисковал их, однако позднее он дал Родриго 14000 мараведи в качестве компенсации. Родриго мог принять крест с намерением участвовать в Пятом крестовом походе под эгидой папского легата, кардинала Пелагия (Pelagius), по происхождению испанца; или он мог сделать это как средство самозащиты от короля. См. Rodrigo Jimenez de Rada, Historia de rebus Hispanie, 291 – 292, Bk. 9, chap. 11.

59. Гонсало Перес де Лара, лорд Молина, восстал летом и осенью 1223 года. Разрешение, вероятно, было предпринято посредством брака дочери Гонсало, Мафальды, и младшего брата Фернандо III, инфанта Альфонсо. После смерти Гонсало в 1239 году Мафальда и инфант Альфонсо унаследовали титул лорда. Молина де Арагон располагалась на границе Кастилии и Арагона, примерно в 100 миль к северо-востоку от Мадрида. Альфонсо VIII был дедом Фернандо III.

60. Иоанн Бриеннский (John of Brienne), король Иерусалима, после наведения справок, прибыл в Толедо в апреле 1224 года; там он обсуждал свою помолвку с дочерью Беренгелы, которая также была сестрой Фернандо III. Затем он отправился в Сантьяго.

61. Первоначально король Иоанн намеревался жениться на дочери короля Леона, Альфонсо IX, и его первой жены Терезы. Если бы он сделал это, он мог бы претендовать на королевство Леон после смерти Альфонсо IX. Беренгела хотела обеспечить наследование Фернандо III, ее сына от Альфонсо IX.

62. Свадебные торжества были отпразднованы на курии в Бургосе в мае 1224 года. Логроно, на реке Эбро, располагается примерно в 65 милях восточнее Бургоса; Фернандо III и Беренгела возвратились оттуда в Бургос 2 июня.

63. Троица пала на 2 июня 1224 года. Король находился в Муно, в нескольких милях южнее Бургоса, с 6 по 16 июня. Этими знатными людьми были Лопе Диас де Харо, Альфонсо Теллес де Менесес и братья Гонсало Родригес Гирон и Родриго Родригес Гирон.

64. Снова ср. Книга Судей, 14:6: “И сошел на него [Самсона] Дух Господень”.

65. Снова Притчи Соломона, 8: 15: “Мною цари царствуют…”.

66. Педро Гонсалес, командующий Уклеса, был вторым в командовании военного Ордена Сантьяго. Магистром Ордена Калатравы был Гонсало Янес (Yanez). Родриго Хименес де Рада был архиепископом Толедским.

67. Иезекииль 22:25: “ее принцы как львы рыкающие, терзающие добычу” (цит. выше глава 12, прим. 30).

68. Гораций, Ars poetica, 76: „uoti compos“(цит. выше глава 40, прим. 53). Карло Бреа в своем первом переводе Хроники, 63 перевел фразу „quasi uoti compos“ как „como cumplidor de su voto“ [в исполнение своей клятвы]. В его втором переводе Хроники, 75 читаем: „como cumpliendo un voto“ [как если бы он исполнял клятву]. Я думаю, фраза предполагает, что король принял крест на курии в Каррионе. Король был в Паленсии 16 июля.

69. Архангел Михаил считался святым воителем, поэтому было символично то, что нападение на мавров началось на праздник Св.Михаила, 29 сентября 1224 года.

70. Квесада расположена примерно в 20 милях юго-восточнее Убеды; завоевание было не окончательным, поскольку мусульмане вскоре отвоевали его обратно.

71. Абу Мухаммад, обычно называемый аль-Байаси, был правителем Севильи при Альмохадах до того, как он стал двигаться самостоятельным путем. Хаэн, один их главных городов верхней Андалусии, примерно в 50 милях восточнее Кордовы и примерно в 40 милях севернее Гранады. Баеса примерно в 24 милях северо-восточнее Хаэна; Убеда примерно в 10 милях восточнее Баесы.

72. Абу Якуб Юсуф, аль-Мустансир (al-Mustansir) (1213 - 1224), умер 6 января, его наследником был его двоюродный дед Абд аль-Вахид (Abd al-Wahid), который был удушен 7 сентября. О кризисе наследования у Альмохадов см. Lomax, The Reconquest of Spain, 136 – 137.

73. Аль-Адиль (Al-Adil), правитель Мурсии, брат халифа Мухаммада ибн Якуба, ан-Насира, который умер в 1213 году, объявил себя халифом в Испании и затем пересек море и прибыл в Морокко, где он был признан после удушения Абд аль-Вахида. Он правил с 1224 по 1227 годы.

74. Брат аль-Байаси, Абу Саид (Abu Zayd) был правителем Валенсии.

75. Книга пророка Даниила, 4:29: “Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет”; 5:21: “над царством человеческим владычествует Всевышний Бог и поставляет над ним, кого хочет” (цит. выше глава 14, прим. 49).

76. Книга пророка Исайи, 33:1: “Горе тебе, опустошитель, который не был опустошаем, и грабитель, которого не грабили! Когда кончишь опустошение, будешь опустошен и ты; когда прекратишь грабительства, разграбят и тебя”.

77. Ибн Тумарт провозгласил себя махди, “тем, кого ведут правильным путем” (the right-guided one), который мог бы осуществить последнюю победу ислама. Абд аль-Мумин был первым халифом Альмохадов (1130 - 1163). Значение слова “de hazedus” не установлено. См. главу 6.

78. Числа, 14:18: “…наказывающий беззаконие отцов в детях до третьего и четвертого рода”; Исход, 20:5: “ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня”.

79. Псалом, 113(112):2: “Да будет имя Господне благословенно отныне и вовек”.

80. Мойя располагается примерно в 50 милях восточнее Куенки и примерно в 60 милях западнее Валенсии.

81. Фернандо III был в Бургосе в марте и в Толедо в мае 1225 года. Аль-Вайяси формально провозгласил себя вассалом Фернандо III в Лас Навас де Толоса.

82. Плач Иеремии, 4:8: “а теперь темнее всего черного лице их”.

83. Ср. Первая книга Царств, 4:21: “отошла слава от Израиля”. См. также Rabanus Maurus, Enarrationes in Epistolas B. Pauli, 13.11, PL 112:225B.

84. Приего примерно в 35 милях к северо-западу, а Лойя примерно в 30 милях к западу от Гранады; эти города не были постоянно оккупированы.

85. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 137 – 138.

86. Мартос расположен примерно в 12 милях к западу, а Андухар примерно в 35 милях к северо-западу от Хаэна. Аль-Вайяси не имел контроля над Хаэном, поэтому ничего из этого не вышло.

87. Альваро Перес де Кастро, как его отец, состоял на службе у Альмохадов.

88. Возможно, alavares означает almogavares, легко вооруженные солдаты, обычно пехота.

89. Аль-Мирамамолин был халифом аль-Адил, чей брат Абу-ль-Ула был правителем Севильи. Христиане победили при Азнальказаре (Aznalcazar), примерно в 15 милях к юго-западу от Севильи.

90. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 138 – 139.

91. Лопе, который появляется как выборный епископ Куенки в 1225 году, был занесен в записи как епископ 22 февраля 1226 года.

92. Книга Судей, 14:6: “И сошел на него[Самсона] Дух Господень”.

93. См. предыдущую запись.

94. Alcazar был цитаделью Баесы. Бургалимар находится примерно в 40 милях южнее Сальватьерры и примерно на том же расстоянии севернее Банос де ла Энсина (Banos de la Encina). Капилла - примерно в 15 милях западнее Альмадена (Almaden), который находится примерно в 40 милях западнее Сьюдад Реаль. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 139.

95. Фернандо III был в Толедо 8 января 1226 года.

96. Сальватьерра стала штаб-квартирой Ордена Калатравы после потери Калатравы, последовавшей за битвой при Аларкосе. Крестоносцы по пути в Лас Навас де Толоса прошли мимо Сальватьерры.

97. К апрелю 1226 года Фернандо III возвратился в Толедо из Бургоса. Воскресенье Троицы выпало на 7 июня. См. главу 18 о наградах.

98. Евангелие от Луки, 18:4: “А после сказал сам в себе: хотя я [судья] и Бога не боюсь и людей не стыжусь…”.

99. Аль-Вайяси, который был разбит около Севильи ее правителем, Абу-ль-Улой, возвратился в Кордову; он был убит при Альмодоваре дель Рио (Almodovar del Rio), примерно в 15 милях западнее Кордовы летом 1226 года. Абу-ль-Ула послал его голову своему брату, халифу аль-Адилю, который прибыл в Морокко после убийства халифа Абд аль-Вахида в сентябре. Кастильцы, удерживавшие alcazar Баесы теперь полностью оккупировали город. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 139; O’Callaghan, Medieval Spain, 338.

100. Абу-ль-Ула был правителем Севильи. Осада длилась в 7 по 15 августа 1226 года.

101. Архиепископ Родриго Толедский и Телло, епископ Паленсийский (1217 - 1246). Замок Гахет, или Белалказар (Belalcazar), находился примерно в 25 милях юго-западнее Альмадена и примерно в 40 милях северо-западнее Кордовы. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 139.

102. В то время как хор пел антифон Asperges me [переложение из Псалма, 51(50):9: “Окропи меня иссопом, и буду чист; омой меня, и буду белее снега”], мечеть (mezquita) была, вероятно, очищена окроплением святой водой и солью, а стены были вымыты. Алтарь был воздвигнут, а затем была справлены месса, посвящающая церковь одному из святых.

103. Бадахос находится на реке Гвадиана (естественная граница между Леоном и Португалией), примерно в 12 милях восточнее Элваса. Кампания Санчо II, короля Португалии (1223 - 1248), и Альфонсо IX, короля Леона, имела место в июне или в начале июля 1226 года. Альфонсо IX был в Сантьяго де Компостелла 11 января 1227 года. Комментарий автора о том, что сарацины удерживают оба города “по сию пору” показывает, что эта часть Хроники была написана до 1230 года, когда Альфонсо IX, наконец, захватил Бадахос. См. введение.

104. Три города поддерживали Генриха III, короля Англии (1216 - 1272), и поэтому были захвачены в 1224 году Луи VIII (1223 - 1226), сыном Филиппа Августа II. См. Hallam, Capetian France, 187 – 188.

105. Второзаконие, 5:15: “Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда [из Египта] рукою крепкою и мышцею высокою”.

106. Луи VIII и легат, кардинал Романус, вели крестовый поход против Альбигойцев. Авиньон был взят 9 сентября 1226 года после трехмесячной осады. Луи VIII затем умер 8 ноября 1226 года. См. Hallam, Capetian France, 189 – 190.

107. Реймонд VII, граф Тулузский, рассматривал вторжение Луи VIII как попытку установить королевский контроль над Лангедоком. Луи IX (1226 - 1270) был сыном Луи VIII и Бланш Кастильской, дочери Альфонсо VIII. См. Riley-Smith, The Crusades, 138 – 139; Hallam, Capetian France, 133 – 134.

108. Реймонд VII был отлучен от церкви собором Буржа в 1225 году. Согласно Парижскому договору (12 апреля 1229 года) его дочь и единственная наследница, Жанна (Jeanne), была помолвлена с Альфонсом де Пуатье (Alphonse of Poitier), братом короля. После смерти графа Реймонда в 1249 году Альфонс стал владеть этой страной от имени своей жены. Жанна и Бланш были правнучками Альфонсо VII, короля Леона и Кастилии. Наш автор проводит различие между Францией и Лангедоком, поскольку французский король еще напрямую не контролировал территории последнего.

109. Это первое событие, которое автор датирует не согласно испанской эре, но скорее согласно Воплощению Христа.

110. Псалом 75(76):9: „земля убоялась и утихла“; 1 Кн. Маккавеев 1:3: „и умолкла земля перед ним“ (цит. выше, глава 5, прим.45 и глава 26, прим. 153).

111. После убийства брата аль-Адиля в 1227 году Абу-ль-Ула, правитель Севильи, провозгласил себя халифом, взяв почетное имя аль-Мамун; он правил до 1232 года.

112. Термин almogavar означает легко вооруженный солдат, обычно пехота. Ибн Худ (1228 - 1238), принадлежащий к семье королей Сарагосы 12 века, был провозглашен в Мурсии 5 августа 1228 года. Lomax, The Reconquest of Spain, 139 – 141, описывает Ибн Худа как “солдата регулярной армии”; ср. O’Callaghan, Medieval Spain, 339.

113. Карло Бреа в своем первом переводе, Хроника, 75, отмечает лакуну, переводя “de cierto...moro poderoso”. В его втором переводе, Хроника, 84, он опускает эту лакуну, переводя “de cierto moro poderoso”.

114. В противоположность Альмохадским халифам Морокко, Ибн Худ признал Аббасидского халифа Багдада в качестве законного наследника Мухаммеда.

115. Вандалы, германское племя, вторглись в Испанию в пятом веке и захватили самую южную провинцию Баетику (Baetica), называемую сейчас Андалусия. В 429 году они переправились в Мавританию (позднее Морокко), где их королевство было захвачено византийским императором Юстинианом в 534 году. Название Андалусия, вероятно, происходит от Атлантического океана, а не от вандалов. См. Joaquin Vallve, „Sobre algunas problemas de la invasion musulmana,“ Anuario de Estudios Medievales 4 (1967): 361 – 367.

116. Город Мурсия, место расположения старого taifa Мурсии, находится примерно в 270 милях восточнее Севильи.

117. Абу-ль-Ула, правитель Севильи, провозгласивший себя халифом, пересек пролив Гибралтар у Сеуты и вошел в столицу Альмохадов, Марракеш, в позднем ноябре 1228 года. Народ Севильи подчинился Ибн Худу в октябре 1229 года.

118. Зайан ибн Марданиш (Zayyan ibn Mardanish), внук Лопе ибн Марданиша (Lope ibn Mardanish), противостоявшего Альмохадам в конце 12 века, свергнул Абу Саид (Abu Zayd), короля Валенсии, в 1229 году.

119. Абу Саид, свергнутый с трона король Валенсии, обратился за помощью к папе Григорию IX (1227 - 1241) и в конце концов перешел в христианство, взяв имя Винсент (Vincent).

120. Легат созвал синоды в церковных провинциях Компостелла, Брага (Braga), Таррагона (Tarragona) и Толедо. См. Peter Linehan, The Spanish Church and the Papacy in the Thirtheenth Century (Cambridge: Cambridge University Press, 1971), 20 – 34.

121. Легат созвал совет в Тарацоне в апреле 1229 года и высказался против брака Хайме I, короля Арагона (1213 - 1276), и Леонор, дочери Альфонсо VIII, хотя он легитимировал их сына Альфонсо. Хайме и Леонор были правнуками Альфонсо VII, короля Леона и Кастилии. См. Robert I. Burns, S.J., „The Spiritual Life of James the Conqueror, King of Arago-Catalonia, 1208 – 1276: Portrait and Self Portrait,“ Catholic Historical Review 62 (1976): 1 – 35.

122. Альфонсо IX захватил Касерес, ключ к дальнейшей леонской экспансии на юг, 23 апреля 1229 года. Легат покинул Испанию и оправился в Рим в августе 1229 года.

123. Флот крестоносцев, состоящий примерно из 150 кораблей, отплыл 5 сентября и пристал к берегу в ночь с 8 на 9 сентября. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 141 - 142; Bisson, The Medieval Crown of Aragon, 63 – 65; O’Callaghan, Medieval Spain, 340 - 343.

124. Гуиллем де Монткада, виконт Беарнский (viscount of Bearn), принадлежал к одному из великих каталанских знатных домов. Он был убит в сражении при Портопи (Portopi).

125. Возможно, аллюзия на Книгу Иова, 39:25: “и издалека чует битву, громкие голоса вождей и крик”.

126. Город Мальорка (современный Пальма де Мальорка (Palma de Mallorca) был захвачен 31 декабря 1229 года. Королем Мальорки был Абу Яхя (Abu Yahya), а королем Альмерии – Яхя аль-Рамими (Yahya al-Ramimi).

127. Снова Первая книга Царств, 14:6: “Господь поможет нам, ибо для Господа нетрудно спасти чрез многих, или немногих” (цит. выше в главе 30, прим. 190).

128. Этот отрывок свидетельствует о том, что автор как чиновник Фернандо III имел доступ к корреспонденции, полученной от короля Хайме I.

129. Кирот и Кабанес Пекур и Карло Бреа в своем первом переводе Хроники, 79, опускают civitas, “город”.

130. Остальная часть строки в манускрипте незаполнена, однако, может быть и так, что ни одно слово не было пропущено.

131. Пепельная Среда была 20 февраля 1230 года. В римское и вестготское времена Испания была поделена на пять церковных приходов, каждый их них управлялся митрополитом (в более позднее время архиепископом): Бетика (Baetica) (столицей которой была Севилья), Лузитания (Lusitania) (Мерида), Галлеция (Gallaetia) (Брага), Тарраконенскую (Tarraconensis) (Таррагона) и Картахенскую (Cartaginensis) (Толедо). В 1120 году папа Каликст (Calixtus) II передал права митрополии Мериды (тогда находящейся у мусульман) епископу Сантьяго де Компостелла; четыре года спустя он утвердил передачу прав навсегда. Итак, Сантьяго стало епархией архиепископа, а Мериде, после ее завоевания, смириться с епископатом.

132. Монтанчес находится примерно в 20 милях южнее Касереса и примерно на таком же расстоянии севернее Мериды. Мерида не сдавалась до битвы при Аланге, описанной в следующем абзаце.

133. Сражение было дано при Аланге, примерно на 10 миль юго-восточнее Мериды. В результате победы христиан в марте 1230 года Мерида сдалась.

134. Элвас, находящийся на границе между Португалией и Испанией, примерно в 10 милях западнее Бадахоса, сдался 26 мая 1230 года. Санчо II (1223 - 1248) был королем Португалии в то время. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 142.

135. Фридрих II был римским императором с 1220 года. См. главу 40.

136. Фридрих II принял крест в 1215 году и возобновил свою клятву в 1223 году. Хотя он отплыл 8 сентября 1227 года, он заболел и возвратился в порт; следовательно, Григорий IX отлучил его от церкви в ноябре; затем отплыл снова в 1228 году (см. ниже). См. Riley-Smith, The Crusades, 149 – 151; David Abulafia, Frederick II. A Medieval Emperor (Oxford: Oxford University Press, 1992), 164 – 201.

137. В 1227 году Фридрих женился на Иоланде (Yolanda), дочери Иоанна Бриеннского и королевы Марии Иерусалимской. Через свою жену Иоанн получил титул короля Иерусалима, однако после ее смерти в 1213 году титул перешел в Иоланде. В 1228 году она родила сына Конрада, но вскоре после этого умерла. Следовательно, королевство принадлежало Конраду, но Фридрих, в действительности, претендовал на него сам. О Иоанне Бриеннском см. главу 42.

138. После того, как он был отлучен папой от церкви, Фридрих II, не ища прощения, снова отправился в Святую землю в 1228 году. Он вел переговоры с Египетским султаном, аль-Камилем (al-Kamil). Во время Пятого крестового похода, в котором принимал участие Иоанн Бриеннский, в ноябре 1220 года была захвачена Дамиетта в устье Нила, однако летом 1221 года крестоносцы вынуждены были отступить. См. Riley-Smith, The Crusades, 145 – 149.

139. Фридрих II и султан аль-Камиль заключили договор 18 февраля 1229 года; его условия были значительными, как описывает наш автор. См. Riley-Smith, The Crusades, 151; David Abulafia, Frederick II, 182 – 185.

140. Взбешенный тем, что Фридрих отправился в крестовый поход, Григорий IX послал войско во главе с Иоанном Бриеннским, бывшим королем Иерусалима, захватить Апулию. Другими предводителями были граф Томас Асеррский (Count Thomas of Acerra), Пелагий (Pelagius), главный епископ Альбанский (cardinal bishop of Albano), прежде легат по время Пятого крестового похода, и Иоанн Колонна (John of Colonna), главный священник Св. Пракседиса (cardinal priest of St. Praxedis). См. Joseph P. Donovan, Pelagius and the Fifth Crusade (Philadelphia: University of Pennsylvannia Press, 1950).

141. Викарий Фридриха в Сицилии, герцог Рейнальд Сполето (Duke Rainald of Spoleto), теперь назначенный имперским викарием в походе на Анкону (Ancona), захватил папские области с войском, в котором были и мусульмане.

142. Папа воззвал к Ломбардской лиге 26 июня 1229 года.

143. Фридрих высадился у Бриндизи (Brindisi) 10 июня 1229 года. Пелагий умер в Монте Кассино 30 июня 1230 года.

144. Представители папы заключили с Фридрихом в 1229 году мир в Сан Германо, однако он не был подписан до 23 июля 1230 года. См. Abulafia, Frederick II, 200 – 201.

145. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 142.

146. Альфонсо IX умер 24 сентября 1230 года. Виллануева де Сарриа располагается примерно в 50 милях юго-восточнее Сантьяго де Кампостелла.

147. От второй жены, Тереза Португальской, Альфонсо IX имел двух дочерей, Санчу и Дульче (Dulche). Их путешествие привело их на восток к Асторге, примерно в 40 милях западнее Леона; из Леона они направились на юг, примерно 45 миль до Бенавенте, а оттуда 40 миль дальше на юг к Саморе.

148. Родриго Фернандес, сын Фернана Родригеса де Кабреры (Fernan Rodriguez de Cabrera), женился на дочери графа Фроила (или Фроилана) Вермудеса де Трастамары (Count Froil (or Froilan) Vermudez de Trastamara).

149. Глагол, вероятно, что-то вроде “приняли его” (received him), отсутствует в манускрипте.

150. Из Толедо Фернандо III прошел примерно 60 миль на север к Авиле, затем примерно 60 миль к Медине дель Кампо; оттуда он направился на северо-запад, пересек Дуеро, прошел через Виллалар и Сан Себриан де Мазоте к Торо, расстояние примерно в 25 миль от Медины. Затем он повернул на север к Виллальпандо (часть приданого королевы Беренгелы), примерно в 20 милях от Торо; следующие 20 миль привели его в Майоргу, еще 20 миль – в Мансиллу и еще примерно 8 миль – а Леон. Merino mayor был королевским провинциальным чиновником.

151. Вероятно, королева Тереза отправилась на север из Саморы в Виллалобос, находящийся неподалеку от Виллальпандо. Валенсия [позднее Валенсия де Дон Хуан (Valencia de Don Juan)] примерно в 20 милях южнее Леона.

152. Бенавенте располагается примерно в 20 милях южнее Валенсии и 45 миль южнее Леона. Архиепископами были Родриго Хименес де Рада Толедский (Rodrigo Jimenez de Rada of Toledo) и Бернардо Сантьяго Компостельский (Bernardo of Santiago de Compostela).

153. Договор был заключен в Бенавенте 11 декабря 1230 года. Текст договора см. Gonzalez, Fernando III, 2:311-314, no. 270. Maravedis были золотыми монетами.

154. Ср. Книга Пророка Даниила, 4:14, 4:29, 5:21 (цит. выше глава 14, прим.49).

155. Путешествие Фернандо III в Самору, Саламанку и другие города Леонийской Эстремадуры состоялось в январе – марте 1231 года. Альфонсо VII разделил Кастилию и Леон между своими сыновьями в 1157 году.

156. Фернандо III посещал Галисию с конца декабря 1231 года по май 1232 года. Он был в Овиедо 3 июня; в Леоне – 15 июня; в Каррионе – 25 июня; и в Бургосе – 11 июля 1232 года. В “расследовании правды” („true inquest“) [‚per inquisicionem ueram’] местные жители были приведены к присяге, чтобы выявить нарушителей закона.

157. Король находился в Бургосе, по меньшей мере, с 11 по 30 июля 1232 года.

158. Убеда, один из ключевых пунктов, позволяющий контролировать верховья реки Гвадалквивир, расположен примерно в 75 милях восточнее Кордовы и в 45 милях севернее Гранады. Осада продолжалась с 6 января по начало июля 1233 года. С этого момента автор возвращается к использованию испанских эр вместо лет от Рождества Христова.

159. Все эти города находились в Леонийской Эстремадуре.: Торо – примерно в 20 милях восточнее Саморы, которая располагается примерно в 45 милях севернее Саламанки; Ледесма – примерно в 20 милях северо-западнее Саламанки. Их fueros, или муниципальные хартии, ограничивали срок их военной службы тремя месяцами. Три месяца с момента начала осады (6 января) истекают 6 апреля. Убеда сдалась тремя месяцами позже, в июле 1233 года. См. James F. Powers, A Society Organized for War. The Iberian Municipal Militias in the Central Middle Ages, 1000 – 1284 (Berkeley: University of California Press, 1988), 59.

160. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 143.

161. В декабре 1232 года Хайме I принял на себя клятву крестоносца. После двухмесячной осады 28 июля 1233 года он захватил Борриану, расположенную на Средиземноморском побережье примерно в 10 милях южнее Кастеллона де ла Плана (Castellon de la Plana) и примерно в 30 милях севернее Валенсии. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 147 - 148.

162. Трухильо, расположенный примерно в 40 милях южнее Пласенсии (примерно в 110 милях западнее Толедо), был захвачен на праздник обращения Св.Павла, 25 января 1232 года. Магистром военного ордена Калатравы был Гонсало Янес (Gonzalo Yanez).

163. Фернандо III был в Бургосе в октябре – ноябре 1233 года. Фраза “затрагивающий пользу всего государства” [„que tocius terre continebant utilitatem“] отражает язык юристов, на который повлияло римское законодательство, когда говорилось о делах королевства.

164. Лопе Диас де Харо унаследовал от своего отца, Диего Лопеса, звание королевского alferez, или знаменосца (см. главы 13, 15, 17, 22 – 24, 26 – 27 о Диего Лопесе). Причиной конфликта мог быть то факт, что Лопе Диас владел 17 замками от имени короля, не будучи формально наделен ими королевским portero, или королевский чиновник (bailiff), как сообщается в главе 66.

165. Наш автор осуждает этот брак как сожительство, поскольку стороны находились в недопустимо близкой степени родства. Лопе Диас организовал брак своей дочери Урраки и графа Нуньо Русильонского, внука Рамона Беренгара IV Барселонского, и графа Нуно Переса де Лара, и правнука графа Педро Гонсалеса де Лара. Уррака была праправнучкой графа Педро. Граф Нуньо был двоюродным родственником (a third cousin) Лопе Диаса в третьем ряду родословной и двоюродным родственником (a third cousin once removed) Урраки в четвертом ряду родословной. См. генеалогическое древо в издании Кирота, стр.138, н. 65.3. Пасха пришлась на 23 апреля 1234 года. Здесь автор снова возвращается к летам от Рождества Христова.

166. Лопе Диас выдал свою дочь Менсию за Альвара Переса; она была праправнучкой Родриго Фернандеса де Кастро, а Альвар был его правнуком. Поэтому Менсия и Альвар были двоюродными родственниками в четвертом ряду родословной (third cousins once removed). См. генеалогическое древо в издании Кирота, стр.139, н. 65.4. Праздник Св.Михаила был 29 сентября 1234 года.

167. Фернандо III был в Бургосе в октябре и ноябре 1234 года. Упомянутыми прелатами были архиепископ Родриго Толедский; епископы Маурикио Бургоский; Бернардо Сеговийский; Хуан Осмский, канцлер, и, вероятно, автор этой Хроники (обращающийся к себе в третьем лице); и Нуно Асторгский, которой, кажется, был jurisperitus, или специалистом по каноническому закону, который сообщил другим о том, что брак был неканоническим.

168. Фернандо III был дядей Менсии и Урраки Лопес, поскольку их мать Уррака Альфонсо была незаконной дочерью Альфонсо IX. Фернандо III был единокровным братом Урраки Альфонсо. Менсия была одной из дам в покоях королевы Беатрис.

169. Паредес де Нава (Paredes de Nava) расположен примерно в 15 милях северо-восточнее Паленсии и на том же расстоянии юго-западнее Карриона. Fuero Кастилии было обычным правом, регулирующим отношения между знатными людьми, такими как Альвар Перес.

170. Фернандо III был в Паленсии в январе 1235 года.

171. Послание к Ефесянам, 2:14: “Ибо Он есть мир наш”.

172. Псалом 75(76):9: „земля убоялась и утихла“; 1 Кн. Маккавеев 1:3: „и умолкла земля перед ним“ (цит. выше, глава 5, прим.45, глава 26, прим. 153 и глава 52, прим.110).

173. Паленсуела находится на Рио Арланса, примерно в 22 милях юго-западнее Бургоса.

174. Пепельная среда, начало Великого Поста, пришлась на 21 февраля 1235 года. Фернандо III в Вальядолиде, по крайней мере, 29 января и 14 февраля 1235 года.

175. Хаэн, один из основных городов верхней Андалусии, расположен примерно в 50 милях восточнее Кордовы и примерно в 40 милях севернее Гранады. Архона примерно в 15 милях северо-западнее Хаэна. Ниебла примерно в 35 милях западнее Севильи.

176. Перемирие могло быть заключено в мае 1235 года, чтобы продлиться до следующего года. Треть дани (parias) составляла примерно 143 тысячи мараведи; первая треть была выплачена немедленно; вторая треть подлежала уплате в конце сентября 1235 года; последняя треть – в конце января 1236 года.

177. Кирот, Кабанес Пекур и Карло Бреа согласны читать: „Circa igitur et custodia castri“. В обоих своих переводах, но не в его редакции, Карло Бреа отмечает лакуну после слова “circa”. Кирот цитирует Glossarium mediae et infimae latinitatis Дунканжа (Duncange), где circa интерпретируется как excubiae или vigilia, означая “стражу” или “охрану”.

178. Alcaide был кастеляном (смотрителем замка). Кастеллар де Сан Эстебан, или Сантиестабан (Santiestaban), расположен примерно в 20 милях северо-восточнее Убеды, а Изнатораф – примерно в 25 милях.

179. Король был в Сеговии 3 августа, а в Бургосе – 13 августа 1235 года. Замки Сан Эстебан и Изнатораф не были включены в договор, поэтому Ибн Худ обязался не защищать их.

180. Летом 1234 года римляне вынудили папу Григория IX бежать в Риенци. Сенатором Рима был Лука Савелли (Luca Savelli), который провозгласил, что папская церковная собственность в Риме и Тоскане принадлежит коммуне Рима. См. также Abulafia, Frederick II, 237 – 238.

181. Dificatio. Кирот, Кабанес Пекур и Карло Бреа единодушны в этом прочтении. В своем первом переводе Хроники, 91 Карло Бреа переводит это как “la accion del emperador”. В своем втором переводе Хроники, 96, он оставляет dificatio без перевода и поясняет, что ему не известно подобное слово или его юридическое значение. Я подозреваю, что dificatio – это ошибка переписчика и что этим словом могло быть dimicatio, то есть “битва” или “сражение”.

182. После заключения мира в Сан Германо в 1230 году (см. главу 59) Фридрих II и Григорий IX, в основном, действовали сообща в Италии. В сентябре 1234 – 1235 папа находился в Перудже. Новый сенатор, Анжело Малабранка (Angelo Malabranca), заключил с папой мир в мае 1235 года.

183. Фридрих II отправился в Германию в апреле 1235 года, где он свергнул с престола своего сына Генриха, которому он доверил управление государством и который восстал против него. См. Abulafia, Frederick II, 239 – 241.

184. Затем 15 июля 1235 года Фридрих женился на Изабелле, сестре Генриха III, короля Англии (1216 - 1272). Она была дочерью короля Иоанна (который умер в 1216 году и, очевидно, не правил в то время), сына Генриха II, которого автор Хроники называет Генрих Великий. См. Abulafia, Frederick II, 242.

185. Ломбардская лига препятствовала попыткам Фридриха II установить императорскую власть над северной Италией. Григорий IX относился к ломбардцам как к союзникам. См. Abulafia, Frederick II, 290 - 296.

186. В этой главе автор снова обращается к испанским эрам. Фридрих II сжег Виценцу в ноябре 1236 года. Он возвратился в Германию, чтобы подавить восстание герцога Австрийского и организовать выборы своего сына Конрада римским королем. Он вернулся в Ломбардию осенью 1237 года и нанес значительное поражение городам Ломбардской лиги при Кортенуова (Cortenuova) 27 ноября, однако это произошло после того, как наш автор закончил свою Хронику. См. Abulafia, Frederick II, 296 - 301.

187. См. главу 42. Иоанн Бриеннский женился на Беренгеле, дочери королевы Беренгелы. Поскольку Константинополю угрожали Теодор (Theodore), деспот Эпира (the despot of Epirus), и Иоанн Асенский (John Asen), король Булгарии (Bulgaria), бароны Латинской Империи (the Latin Empire) организовали брак императора Балдуина (Baldwin) II, которому тогда было 11 лет, и Марии, четырехлетней дочери Иоанна Бриеннского и Берегнуелы. Иоанн, следовательно, был действительным императором Константинополя с 1231 по 1237 год, когда он умер. См. Riley-Smith, The Crusades, 184 – 185; M.J.Angold, „John of Brienne,“ ODB 2:1062 – 1063.

188. 15 января 1236 года Фернандо III был в Бенавенте, который располагается в 45 милях южнее Леона.

189. Христиане, кажется, ворвались в Ахарквию (Ajarquia), восточную часть города, которая была отделена стеной от Альмедины (Almedina), основной части города, на западе.

190. Ср. Книга пропока Варуха, 4:15: “Ибо Он навел на них народ издалека, народ наглый и иноязычный”.

191. Стиль напоминает Первую книгу Царств, 3:19 – 21, касающуюся разрешения Соломоном спора между двумя недавно родившими женщинами; один ребенок умер, и обе женщины требуют себе выжившего младенца.

192. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 144 - 147.

193. Снова Книга Судей, 14:6: “И сошел на него[Самсона] Дух Господень” (цит. выше, глава 18, прим. 85, глава 43, прим. 64 и глава 48, прим. 92).

194. Псалом, 58(57):5 – 6: “Яд у них - как яд змеи, как глухого аспида, который затыкает уши свои и не слышит голоса заклинателя, самого искусного в заклинаниях”.

195. Снова Книга Иова, 9:26: “…как орел стремится на добычу”; Иезекииль, 22:25: “ее принцы как львы рыкающие, терзающие добычу” (цит. выше глава 12, прим. 30 и глава 44, прим. 67).

196. Хуан, епископ Осмы (1231 - 1240), был королевским канцлером с 1217 по 1246 годы; вероятный автор этой Хроники, он обращается к себе в третьем лице.

197. Король отправился на юг от Бенавенте: примерно 30 миль до Саморы, 40 миль до Саламанки и затем, вероятно, примерно 40 миль до Бехара (Bejar), 30 миль до Пласенцы, 40 миль до Касереса, 40 миль до Мериды. Сьюдад Родриго располагается примерно в 50 милях юго-западнее Саламанки и еще примерно следующие 50 миль до Пласенцы. Расстояние от Саламанки до Талаверы примерно 80 миль; оттуда до Толедо – примерно 45 миль.

198. Апокалипсис, 4:8: “и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая”; Исайя, 62:6: “не будут умолкать ни днем, ни ночью” (цит. выше глава 17, прим. 66).

199. 1 Маккавейская, 10:55: “Счастлив день, в который ты возвратился в землю отцов твоих и воссел на престоле царства их!” (цит. выше глава 17, прим. 75).

200. Этими людьми были Альвар Перес де Кастро, епископ Гонсало Куенкский и епископ Доминго Баесский.

201. Инфант Альфонсо был лордом Молины (см. главу 41). Другими были Родриго Фернандес де Кабрера эль фео, Гил Манрике де Мансанедо (Gil Manrique de Manzanedo), Альвар Фернандес де Лара, Педро Понсе де Леон (Pedro Ponce de Leon) и его кузен, Гонсало Гонсалес, Телло Альфонсо де Менесес и Альфонсо Теллес де Менесес.

202. Лига составляла около 3 – 4 миль. Мост, вероятно, находился у Альколеа (Alcolea), примерно в 10 милях восточнее Кордовы. Андухар располагался примерно в 40 милях восточнее Кордовы на реке Гвадалквивир. Король разбил свой лагерь к югу от города. Эсиха находится примерно в 30 милях юго-восточнее Кордовы.

203. Бытие 6:6: “и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем” (цит. выше, глава 4, прим. 31, глава 12, прим. 27, глава 19, прим.99, глава 38, прим.40).

204. Указанные цифры явно преувеличены. О христианах, служивших в качестве наемных солдат в мусульманском войске в Испании и Марокко см. Charles-Emmanuel Dufourcq, „Les relations du Maroc et de la Castille pendant la premiere moitie du XIIIe siecle,“ in dem, L’Iberie chretienne et la Maghreb. XIIe – Xve Siecles (Aldershot: Ashgate/Variorum, 1990), no. V:40 – 45.

205. Евангелие от Луки, 1:50 (из Магнификата): “и милость Его в роды родов к боящимся Его”. Ср. Псалом 102(103):11.

206. Евангелие от Луки, 26:46: “Отче! в руки Твои предаю дух Мой”.

207. Книга пророка Даниила, 13:60: “Тогда все собрание закричало громким голосом, и благословили Бога, спасающего надеющихся на Него”. Ср.с финальной фразой из Te Deum, воспевающей празднование побед: „In te, Domine, speravi: non confundar in aeternum“.

208. Снова Первая книга Царств, 14:6: “Господь поможет нам, ибо для Господа нетрудно спасти чрез многих, или немногих” (цит. выше в главе 30, прим. 190, главе 55, прим.127).

209. Книга Пророка Исайи, 21:4: “Сердце мое трепещет; дрожь бьет меня”. Ср. Плач Иеремии, 2:11: “Истощились от слез глаза мои, волнуется во мне внутренность моя”.

210. Пасхальное воскресенье пришлось на 30 марта 1236 года.

211. Мухаммад ибн Наср (Muhammad ibn Nasr), известный как Ибн аль-Ахмар (Ibn al-Ahmar) (1232 - 1273), основатель Насридской династии (the Nasrid dynasty) и королевства Гранады, которые сохрянялись до 1492 года, поднял восстание против Ибн Худа в Архоне в 1232 году и быстро был провозглашен маврами королем Хаэна. Его союз с Фернандо III позволил ускорить захват Кордовы и падение Ибн Худа. См. O’Callaghan, Medieval Spain, 335.

212. Основная продукция промышленности Кордовы.

213. Ибн аль-Ахмар, король Хаэна, был союзником Фернандо III против Ибн Худа. Общая сумма контрибуции, наложенной на Ибн Худа, должна была составить 156 тысяч мараведи ежегодно. Сумма в 12 тысяч мараведи (36 тысяч в год), вероятно, была выплачена Ибн аль-Ахмару.

214. После того, как в июле 711 года был разбит готский король Родриго, мусульмане оккупировали Кордову в октябре того же года. См. Collins, The Arab Conquest of Spain, 42.

215. Снова 1 Маккавейская, 10:55: “Счастлив день, в который ты возвратился в землю отцов твоих и воссел на престоле царства их!” (цит. выше глава 17, прим. 75, глава 71, прим. 199).

216. Королевский канцлер, Хуан Осмский, вероятный автор нашей Хроники, и магистр Лопе Фитерский (Master Lope of Fitero) освятили мечеть в качестве церкви, посвященной Деве Марии. Магистр Лопе был позднее посвящен в сан епископа Кордовы. Мечеть служила христианам до 16 века, когда в ее середине была возведена церковь в стиле ренессанс. О ритуале очищения мечети см. выше главу 50, прим. 102.

217. Король торжественно въехал в Кордову 30 июня 1236 года. Епископами были Хуан Осмский, Гонсало Куенкский и Доминго Баесский.

218. Кастилийцами были Гарсия Фернандес де Вилла мейор (Garcia Fernandez de Villamayor), Диего и Альфонсо Лопес де Харо и Родриго Гонсалес Гирон (Rodrigo Gonzalez Giron). Леонцами были Рамиро и Родриго Фроилас, сыновья графа Фроила (Froyla); Родриго Гомес де Тристамара (de Tristamara); Фернандо Янес де Лимия (de Limia) и Ордоно Альварес де Астуриас (de Asturias). Личности других не могут быть установлены более точно.

219. Ср. Вергилий, Энеида, 1:726: Iaquearibus aureis.

220. Телло Альфонсо и Альфонсо Теллес де Менесес.

221. “Великий совет” [„great counsil“] (magnum consilium) был королевским двором.

222. Король находился в Толедо, по меньшей мере, до 28 октября 1236 года.

223. Концовка „Hoc opus expleui, tempore, credo, breui“ – пятистопный дактиль, за которым следует литургическая каденция „Laus, tibi, Christe“.

224. Это могут быть скорее слова переписчика, чем автора.

Текст переведен по изданию: The Latin Chronicle of the kings of Castile. Translated with an introduction and notes by Josef F. O'Callaghan // Medieval & Renaissance Texts & Studies Series, vol. 236.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.