Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛАТИНСКАЯ ХРОНИКА КОРОЛЕЙ КАСТИЛИИ

CHRONICA LATINA REGUM CASTELLAE

II. Правление Альфонсо VIII, короля Кастилии (1158 - 1214)

9. Несовершеннолетие Альфонсо VIII

После его смерти его славный сын Альфонсо, ребенок в нежном возрасте, едва ли достигший трех лет, остался в живых, но в королевстве Кастилия начались такие великие беспорядки, каких не случалось уже много лет 1. Вельможи государства ссорились друг с другом. Фернандо Родригес (Fernando Rodriguez) (сын Родриго Фернандеса (Rodrigo Fernandez), брата Гутьерро Фернандеса де Кастро (Gutierre Fernandez de Castro) 2, и его братья и иные друзья и родственники, которые последовали за ним, образовали партию, старающуюся избежать преследований и притеснений сыновей графа Педро де Лара – графа Манрике, графа Нуно и графа Альваро и всех их родственников 3. Фернандо Родригес и его братья и родственники владели многими замками, крепостями и укреплениями от имени короля Санчо. Будучи при смерти, он приказал им, так же как и остальным вельможам королевства не отдавать земель и замков, которыми они владели, никому, кроме его сына, когда только он достигнет возраста 15 лет.

Итак, разлад и жестокая ненависть начались между группами знатных людей, упомянутых нами выше. Граф Манрике и его брат граф Нуно взяли под опеку короля Альфонсо и долгое время владели королевством. Посредством мальчика они попытались подчинить себе все, как они говорили, к его чести и выгоду 4. Но партия их противников, как считается, убедила короля Фернандо, сына императора, вторгнуться в королевство Кастилию; так как он был более близким родственником мальчику, он хотел взять над ним опеку и попечительство над государством. Но графы помешали ему, и обманом (хотя и достойным похвалы) и силой, так что он не смог достичь того, чего желал 5.

В то время неисчислимые убийства и разбои без числа происходили там и здесь во всех частях королевства. В то время граф Манрике сражался против Фернандо Родригеса и людей Хуэты (Huete), которые были за него; однако граф, при котором находился молодой король, был разбит в сражении и был убит в той же самой битве 6.

10. Совершеннолетие и ранние походы Альфонсо VIII

Когда славный король достиг своих 15 лет 7, Фернандо Родригес и его братья и друзья вернули королю Альфонсо, согласно повелению его отца, земли и замки, которыми они владели. Теперь полностью взрослый молодой человек, король начал действовать решительно и утешаться в Боге 8, и сеять справедливость, которую он всегда любил и действенно и мудро вершил до конца своей жизни 9.

Пока он еще был молод, он осадил Куенку (Cuenca), держа ее в осаде долгое время; милостью Господней он атаковал и захватил ее и своими усилиями украсил ее епископским достоинством. Сейчас это, по природе и по искусству, один из самых величественных и сильных городов в королевстве Кастилия 10. После этого он возвратил Логроно и другие города и замки около Наварры, которыми его дядя, король Санчо (брат его матери), завладел на долгое время 11. В то же время он повел большую и сильную армию против своего дяди, короля Фернандо Леонского и возвратил земли под названием Инфантацго (Infantazgo) 12.

Король Фернандо был женат на Урраке, дочери короля Альфонсо Португальского, хотя она не могла быть его законной женой, так как она была его родственницей в третьем колене, согласно каноническому исчислению; поскольку император и король Португалии, как сыновья двух сестер, дочерей короля Альфонсо, завоевавшего Толедо, были родственниками во втором колене 13. Из-за этого нечистого брака король [Фернандо] дал королю Португалии много замков, которые он впоследствии отобрал у него, когда тот был схвачен при Бадахосе (Badajoz) и сломал ногу, так что он больше никогда не смог ездить верхом 14.

В то же время Жеральдо (Geraldo), по прозвищу Бесстрашный, также был схвачен и доставлен в руки Родриго Фернандеса, Кастилианца 15. В обмен на свое освобождение Жеральдо отдал ему Монтанчес (Montanchez), Трухилло (Trujillo), Санта Крус (Santa Cruz) и Монфраг (Monfrag) 16, который Жеральдо захватил у сарацинов. Обедневший и лишенный всякой помощи, он примкнул к сарацинам, которым до этого причинил много зла; он был обезглавлен ими в земле Морокко под небольшим предлогом 17.

11. Альфонсо IX, король Леона (1188 - 1230)

Как уже упоминалось, от Урраки король Фернандо имел сына по имени Альфонсо, который в настоящий момент правит вместо своего отца как король Леона 18. После смерти короля Фернандо 19 его сын, тогда еще подросток, опасался, что он может быть лишен своего государства силой господина Альфонсо, славного короля Кастилии, молва о славе и достоинстве которого уже разнеслась по большей части света. Он был напуган и боялся в то время всех соседних королей, как сарацинских, так и христианских.

Тогда было задумано и исполнено, что одна из дочерей короля Кастилии должна стать супругой короля Альфонсо Леонского, хотя это было противно всем божественным и каноническим законам, поскольку оба короля, как сыновья двух братьев, приходились друг другу родственниками во втором колене. Кроме того, было согласовано и утверждено, что король Леона должен быть посвящен в рыцари королем Кастилии, а затем, что он должен поцеловать его руку. Это было сделано 20. Теперь благородная и величественная курия была отпразднована в Каррионе (Carrion), где король Леона опоясан мечом королем Кастилии в церкви Св. Зоила (San Zoilo). Он также поцеловал руку короля Кастилии в присутствии галисийцев, леонцев и кастильцев 21.

После небольшого промежутка времени, едва ли через два месяца, великолепная курия вновь праздновала в том же городе Каррионе: Конрад (Conrad), сын Фредерика (Frederick), императора римского, был посвящен в рыцари королем Кастилии, который дал ему в жены свою дочь, леди Беренгелу (Berenguela) (которой было не больше 8 лет от роду). Он заставил все государство принести перед ним присягу в том, что Конрад должен править после него, если так случиться, что он умрет, не оставив сына. Так как в то время славный король, господин наш, Альфонсо не имел сына, но только дочерей 22.

12. Приготовления к битве при Аларкосе

В то время он уже возвел славный и изобильный город Пласенция (Plasencia) и отбил у сарацинов хорошо укрепленный замок Аларкон (Alarcon) 23. Он также начал строить город под названием Аларкос 24. Однако прежде чем стена была достроена и жители обосновались на этом месте, он начал войну с королем Морокко, чье государство процветало в то время и чья мощь и великая слава устрашали королей по соседству.

Поэтому наш господин, король Кастилии послал архиепископа Толедо, господина Мартина, вечная ему память, человека рассудительного, кроткого и великодушного, сильно любимого всеми, так что он считался заступником всякого 25. Итак, архиепископ взял с собой знатных и храбрых людей и множество рыцарей и пехоты, с которыми он опустошил добрую часть земли мавров по эту сторону моря, лишая ее множества богатств и бесчисленного количества коров, овец и вьючных животных 26.

Когда король Морокко (третий после Абд аль-Мумина, упомянутого выше) услышал об этом, он застонал, глубоко пораженный печалью в самое сердце 27. В одночасье покинув Морокко, он собрал бесконечно большое множество рыцарей и пехоты и пересек море. Он дошел до Кордовы и прошел через Пуерто дель Мурадал с огромной скоростью, продвигаясь к долине замка, теперь называемого Сальватьерра (Salvatierra) 28.

Когда наш славный господин, король Альфонсо услыхал о приходе мавританского Мирамамолина (Miramamolin) (так как королей Морокко звали таким образом) 29, он приказал своим вассалам следовать за ним как можно быстрее. Аки лев рыкающий и неистовствующий перед своей жертвой 30, он встал во главе своих людей и прибыл в Толедо с великой поспешностью. Там он пробыл недолгое время, ожидая вельмож королевства и благородных вассалов и множество людей, последовавших за ним. Затем он двинулся к Аларкосу, где разбил лагерь, твердо намереваясь (как выяснилось позднее) присоединиться к битве с Мирамолином, если тот дойдет до места, называемого Эль Конгосто (El Congosto) перед Аларкосом, которое считалось началом королевства Кастилии 31.

Так как он предпочел подвергнуть свою жизнь и его королевство подобной великой схватке и подчиниться воле Божией, сражаясь против короля мавров, который считался более могущественным и богатым, чем все сарацины вместе взятые, чем позволить тому король войти в его королевство хотя бы на малейшее расстояние. По этой причине, хотя некоторые мудрые люди, знающие военное дело, советовали ему это сделать, славный король Кастилии не захотел дожидаться короля Леона, идущего ему на помощь, и действовал уже в области Талавера (Talavera). Тогда мавр 32 по имени Мирамамолин пришел в место между замком Сальватьерра и Аларкосом, называемое Конгосто, и разбил там лагерь 33.

13. Битва при Аларкосе 19 июля 1195 года

Когда он услышал об этом, славный король Кастилии приказал всем своим людям выйти ранним утром в полном вооружении в поле, чтобы дать сражение королю мавров. Потому как он полагал, что король мавров станет сражаться в этот самый день.

Итак, когда наступило утро кастилианцы вышли на поле битвы, готовые сражаться и пустить в ход мечи против врага, ежели он там появиться. Однако мавры отдыхали весь тот день, приготовляясь к завтрашней битве; следовательно, они надеялись уклониться от врага, который, истомленный в тот день тяжестью доспехов и испытывающий жажду, был бы менее готов для войны на следующий день. Так и случилось. Потому как славный король Кастилии и его войско, томимые жаждой и изможденные тяжестью доспехов, ждали врага на поле битвы с раннего утра и до полудня, когда они вернулись в лагерь, думая, что король мавров не отважится нападать на них 34.

Но около полуночи король мавров приказал своим людям приготовиться к сражению, и рано по утру они неожиданно появились на поле боя, где король Кастилии стоял днем раньше. В лагере христиан началась суматоха, и, как это часто случается, непредвиденное событие вызвало в рядах врага [у христиан] 35 и изумление и страх. Затем спешно и в беспорядке покидая свои шатры, они ринулись на поле боя и присоединились к сражению в маврами. В первом ряду христиан пали великие люди: Ордоно Гарсия де Рода (Ordono Garcia de Roda) и его братья, Педро Родригес де Гусман (Pedro Rodriguez de Guzman), Родриго Санчес (Rodrigo Sanchez), его зять, и многие другие 36.

Арабы вторглись далеко в ряды противника и крушили христиан. Стрелы, без числа вынимаемые из колчанов, неприцельно летели в воздухе, однако с точностью причиняли раны христианам. Обе стороны сражались ожесточенно. День, обильный человеческой кровью, предуготовил маврам ад, а христианам – вечное упокоение 37.

Видя, как его люди падают в битве, благородный и славный король ринулся вперед, мужественно бросившись в самую гущу врага, и с его сторонниками поражал множество мавров направо и налево. Однако его люди, ближе всего заботившиеся о нем, видели, что они не смогут противостоять такому бесконечному множеству мавров. Так как многие их собственные воины уже пали в битве, в самом деле, битва длилась долгое время, и солнце теперь стояло в зените в праздник Св.Мартина (19 июля). Они умоляли его отступить и спасти свою жизнь, потому как Господь Бог, казалось, разгневался на христиан. Однако он неохотно слушал их, надеясь скорее окончить свою жизнь славной смертью, чем выйти из боя с поражением. Его люди, тем не менее, осознавая опасность, грозящую всей Испании, увлекли его, против его воли и желания, с поля боя. Стеная и сокрушаясь о великом несчастии, что случилось, он затем отправился с небольшим числом рыцарей в Толедо 38.

Его благородный вассал, Диего Лопес де Вискайя (Diego Lopez de Vizcaya), бежал в замок Аларкос, где он был осаждаем маврами; но по милости Божьей, который предуготовил его для великих свершений, когда он оставил нескольких заложников, он смог уйти и, следуя за королем, прибыл в Толедо несколькими днями позднее 39. Король мавров захватил добычу и взял некоторые крепости: башню Гвадалерсас (Guadalerzas), Малагон (Malagon), Бенавенте (Benavente), Калатраву, Аларкос, Каракуель (Caracuel) и затем возвратился в свое государство 40.

14. Альфонсо IX Леонский ведет войну с Кастилией

Тем временем король Леона, который шел на помощь королю Кастилии, прибыл в Толедо; но по наущению неких приспешников дьявола он превратился в согнутый лук 41 и искал только повода, чтобы предать своего друга. Некогда друг, он сделался самым жестоким врагом. Так как он держал в глубине сознания 42 то, что случилось с ним во время курии, праздновавшейся в Каррионе, упомянутой выше 43.

Довольный и возрадовавшийся неудачам, постигшим кастильцев, покинул он Толедо, негодующий на славного короля, так как тот не дал ему некоторых замков, которые он требовал.

Он немедленно сделался союзником короля Морокко, приняв деньги и множество вооруженных рыцарей от него, и стал воевать против короля Кастилии. Затем в следующем году, в то время, когда короли обычно воевали, вместе с Мирамамолином он опустошил Трасьерру и многие дни держал город Толедо почти в осаде 44. Король Леона вторгся в королевство Кастилию через Тьерра де Кампос с многочисленными выше упомянутыми маврами, которые, как враги креста Господня, учинили многие чудовищные надругательства над церквями и церковными украшениями, чтобы бесчинствовать и обесчестить христианскую религию. Он дошел до Карриона, где, казалось, очистил себя от позора, от которого, считал он, страдал, поцеловав руку короля Кастилии 45.

В то же самое время король Санчо Наваррский, который был для короля Кастилии родственником второй ступени родства с обеих сторон 46, возвел некий замок Корво (Corvo), около виноградников Логроно. Он также начал опустошать королевство Кастилию в этих местах, так как полагал, что вел здесь справедливую войну.

Христиане, казалось, объединились, следовательно, в нечистый союз 47 с маврами, чтобы в заговоре погубить короля Кастилии. Они ужасно навлекли все возможные несчастья, которые могли навлечь, на все королевство, и были эти несчастья так велики, что во всем государстве не осталось уголка, в котором человек мог бы быть в безопасности. Казалось, свирепствовал огонь гнева Божия 48, и если благородный король чувствовал приподнятость духа, то теперь он, видимо, был повергнут в уныние своей прежней славой. Благочестивый и благородный король сейчас понимал, что королевство сынов человеческих – в руках Господа, который может вверить его тому, кому пожелает 49.

15. Король Педро II Арагонский становится союзником Кастилии

Однако, славный король, как человек ни пребывающий в унынии из-за превратностей судьбы 50, ни чрезмерно возносящийся из-за преуспевания, мужественно препоясался, чтобы защищать свое королевство, и уповал и надеялся на силу Господа нашего, Иисуса Христа, в которого он всегда твердо верил, и защищал эту веру от всякого еретического поругания 51.

В то время на попечении Санчи, королевы Арагона, тетки короля Кастилии, находились ее юный сын Педро, король Арагона, и его королевство. Так как вскоре после битвы при Аларкосе Альфонсо, король Арагона, сын графа Барселонского, отец короля Педро, отошел в мир иной 52. Подозревают, что он замышлял сотворить все козни, которые только мог, чтобы погубить короля Кастилии; но королева любила короля Кастилии больше всех на свете, даже в то время, когда был жив ее супруг. По этой причине ее супруг сильно ее ненавидел.

Сейчас, когда появилась возможность, пламя любви, которое из страха таилось в груди королевы, пока был жив ее муж, превратилось в открытый огонь. Она тесно связала своего сына с королем Кастилии и, как благочестивая Абигайль 53, стремилась всеми силами и всеми способами помочь королю Кастилии. Однако, чтобы король Арагона, который страдал от бедности, мог более легко прийти на выручку королю Кастилии, он получил в подарок значительную сумму денег от короля Кастилии 54.

По совету его благочестивой матери король Педро, еще подросток, сопровождаемый своими благородными вассалами, прибыл к королю Кастилии и был с ним неразлучен в течение всего времени, что продолжалась война. Последовав мудрому совету, в середине лета короли расположились лагерем около Авилы, в крайне здоровом и прохладном месте, обычно называемом Паломера (Palomera) 55. Отсюда, если возникала надобность, они могли с легкостью поддержать своих людей в Трасиерре, и они защищали города и замки от короля Морокко и тех, кто был в Тьерра де Кампосе. Следовательно, находясь между врагами, они приводили их обоих в ужас, так как они (враги) не могли передвигаться настолько свободно, насколько бы им хотелось.

Узнав, что король Морокко возвратился в свое государство 56, они двинули свои армии против короля Леона. Они послали вперед Фернандо Родригеса Альбаррасинского (Fernando Rodriguez of Albarracin), благородного, благочестивого и активного человека, со множеством рыцарей, чтобы удержать короля Леона и его войско в королевстве Кастилии так, что они не могли бы свободно вернуться в свое собственное государство 57. Однако король Леона узнал об этом наперед и поспешил вернуться в свое королевство. Хотя дворянин Фернандо Родригес не смог поймать его в королевстве Кастилии, он, тем не менее, преследовал его до границ его королевства. Короли с их армиями следовали за рыцарями, которых они послали вперед. Они вторглись в королевство Леон, опустошая все кругом, так как некому было защищать эту землю. Они напали и захватили силой город Кастроверде (Castroverde), где граф Фернандо де Кабрера (Count Fernando de Cabrera), дворянин Альваро Пелайо (Alvaro Pelayo), Педро Оварес (Pedro Ovarez) и Альфонсо Армильдес (Alfonso Armildez), некий португальский дворянин, были схвачены со всеми их рыцарями 58. Затем, продвигаясь дальше, они достигли Бенавенте (Benavente), где находился король Леона с маврами и его христианскими вассалами. Они дошли до Асторги (Astorga) и даже до Рабанала (Rabanal), в то время как другие продвинулись до области, называемой Биерзо (Bierzo) 59. Опустошая соседние районы подобным образом, они вернулись в Леон и осадили Замок Евреев (the Castle of Jews) и взяли его силой. После того, как они укрепили его и завладели им, они вернулись в королевство Кастилию с великой славой и большими богатствами 60.

На следующий год, третий после битвы при Аларкосе, король Морокко еще раз пришел в Трасьерру и осадил город, называемый Мадрид. Он держал его в осаде много дней, но сила Божия ограждала его посредством действий Диего Лопеса, других благородных людей и людей, бывших в городе. Сняв осаду, король потом обратился против Уклеса, Хуэты и Куэнки, а затем вернулся в свое государство 61. В то же самое время король Леона вернул себе Замок Евреев около Леона. Однако король Кастилии и король Арагона снова вторглись в королевство Леон и причинили множество вреда жителям Леона. Король Леона затем отправился к королю Морокко, которого он отыскал в Севилье.

В конце концов между королем Морокко, который возвратился в Марракеш, столицу его государства, и королем Кастилии было заключено перемирие. Мир был установлен и между королем Леона и королем Кастилии, хотя он не мог бы быть достигнут, если бы король Кастилии не отдал свою дочь, леди Беренгелу, королю Леона в жены. Это был брак de facto, хотя он и не мог быть de jure, поскольку оба короля были родственниками второй степени родства 62.

16. Альфонсо VIII и Санчо III Наваррский

Славный король Кастилии, не забывший об обидах, нанесенных ему и его королевству во времена его страданий королем Наварры, вторгся в его королевство и начал грабить его. Король Навары, видя, что он не может этому противостоять, оставил свое королевство и бежал к королю Морокко. Он прибыл в город Марракеш, чтобы просить его о помощи, умоляя его снизойти и помочь ему 63. Между тем, король Кастилии садил Виторию (Vitoria) и во время осады захватил все замки по соседству: Тревино (Trevino), Аргансон (Arganzon), Санта Крус, Альхорросу (Alchorroza), Виторию де Виеху (Vitoria de Vieju), Ардусеу (Arducea), область Гуирускоа (Guipuzcoa), Сан Себастьян (San Sebastian), Маранон (Maranon), Сан Винсенте (San Vincente) и некоторые другие. Витория, в конце концов, сдалась ему, следовательно, в его руках была вся Алава и близь лежащие области. Затем он победно возвратился в Кастилию 64.

Лишенный всякой помощи, король Наварры получил от короля Морокко некоторую сумму денег и некоторые доходы, отписанные ему в Валенсии, где он оставался долгое время. Согласно перемирию, заключенному между королем Кастилии и королем Наварры, все замки и города, захваченные королем Кастилии в королевстве короля Наварры, оставались подвластными королю Кастилии 65.

17. Альфонсо VIII в Гаскони.

Следуя этому, славный король Кастилии, который никогда не успокаивался 66, но постоянно был деятельным, который не находил удовольствия в спокойных трудах 67, боролся за приобретение всей Гаскони, которая, как он полагал, принадлежала ему по праву, поскольку его тесть Генрих, король Англии, обещал ее ему. Так как король Кастилии женился на дочери короля Генриха, леди Леоноре, самой величественной в обращении и снисходительной, скромной и крайне благочестивой. Говорится, что король Генрих обещал ее вместе с Гасконью своему зятю, королю Кастилии 68.

В то время король Иоанн, прозванный Безземельным, брат королевы Леоноры, владел королевством Англией. У короля Генриха было четыре сына: молодой король и граф Бретани, оба они умерли прежде своего отца; Ричард, граф Пуату, который наследовал королевство своего отца (когда он возвращался из заморских стран, он был смертельно ранен стрелой во время осады некоего замка в земле Лимузен или где-то неподалеку, и отправился в мир иной) 69; четвертый, Иоанн Безземельный, наследовал королевство своего брата, поскольку Ричард умер бездетным 70.

Во времена короля Иоанна, у которого Филипп, король Франции, отобрал Нормандию, Анжу, землю Тура (the land of Tours) и знаменитый город Пуатье 71, король Кастилии с несколькими своими вассалами вторгся в Гасконь, захватив ее почти всю, исключая Байонну (Bayonne) и Бордо. Он также взял Блуа (Blaye) и Бурж (Bourg) выше по реке Гаронне (Garonne) и земли между двумя морями [Entre-deux-Mers] и возвратился в свое королевство.

Прежде чем отправиться в Гасконь, он заключил перемирие с королем Леона. Возвращаясь из Гаскони, он подтвердил мир с этим королем и принял лорда Диего Лопеса, которого он прежде изгнал на долгое время 72.

Причиной разлада между славным королем Кастилии и королем Леона было следующее: король Леона отказался от королевы, леди Беренгуелы, дочери короля Кастилии. У короля Леона уже было от нее два сына и две дочери 73.

Благородный король Кастилии, мудрый и осмотрительный человек, хотя и осознавал, что стремиться к получению Гаскони было то же, что и вспахивать берег морской 74; но увлеченный некоторой необходимостью, однажды начавшейся, он не мог остановиться. Бедность земли и непостоянность жителей, в которых редко было можно найти преданность, делали Гасконь ненавистной королю, однако любовь его жены вынуждала его настойчиво упорствовать в его предприятии, чтобы не разочаровать ее. Но в конце концов, видя , что он не может достичь цели, он освободил гасконцев, и знатных людей и горожан, от присяги и обязательства, которыми они были скреплены с ним.

То был счасливый день 75, всегда любимый 76 в королевстве Кастилия, когда король прекратил упорствовать и отказался от этого предприятия! Гасконь опустошила бы неистощимые источники золота и истощила бы великодушие вельмож 77.

18. Инфант Фернандо и война с маврами

До того как благородный король вторгся в Гасконь, он выдал свою дочь, девушку по имени Бланка (которая сейчас коронованная королева Франции), за Луи, сына Филиппа, короля Франции; он правит сейчас в королевстве Франция на троне своего отца 78. После того как он возвратился из Гаскони, он отдал в невесты свою вторую дочь Урраку Афонсо, сыну Санчо, короля Португалии; он правил в этом королевстве после своего отца Санчо 79.

В то же время у славного короля было два сына, Фернандо и Энрике. Когда Фернандо достиг возраста возмужалости, он был так щедр (я не буду говорить расточителен), что даже когда он давал много, он думал, что он ничего не дал, если еще оставались просители, чью алчность он не был достаточно способен удовлетворить. Знатные люди со всех концов Испании, каждого из которых он принимал как близкого знакомого и чью бедность он смягчал многими дарами, стекались к нему толпами. Безбородая юность, в конце концов сбежавшая от своих наставников, резвящаяся с лошадьми и собаками и в траве на солнечных полях 80. Он играл с различными видами птиц. Его умение держать себя восхвалялось равными ему сверх меры.

Когда он стал немного старше, в конце отрочества, он стал одеваться бережливо и с силой, присущей его возрасту, начал сторониться всего выше упомянутого, чем он был славен, и стал обращать внимание на владение оружием, охотно прильнув к тем, кто, как он знал, был силен в оружии и был знатоком военных дел. Он горел желанием войны с сарацинами. Обсуждая это со своими друзьями и часто обдумывая это в уме, ни одно другое занятие не могло теперь удовлетворить его, за исключением рыцарства и владения оружием 81.

Славный король, видя стремление своего сына и его красоту (так как он был чрезвычайно приятен наружностью) и силу, присущую его молодому возрасту, возрадовался за него и возблагодарил Господа, что тот дал ему такого сына, который мог быть его помощником в управлении королевством и мог частью занять его место в военных походах. Неудача, которую он потерпел на поле боя при Аларкосе, глубоко запала в душу короля 82, так что он никогда не смог изгладить ее из памяти. Часто он вспоминал о том дне, горя желанием отомстить королю Морокко, и об этом он часто молил Господа.

Всевышний, являющийся терпеливым считателем 83, видя страстное желание славного короля, склонил к нему свой слух и с престола своей славы внял его мольбам 84. Святой дух снизошел на прекрасного короля 85, и облачился он силой, исходящей от Всевышнего 86, так что то, о чем он прежде лишь думал долгое время, он воплотил в действие. Поэтому, положившись на милость Господа нашего Иисуса Христа, он отправился на войну с королем Морокко и вместе со своим сыном вторгся тотчас же в государство того короля в направлении области Мурсия 87. Но поскольку у него было мало вассалов, он не смог причинить маврам значительного вреда. Однако пока он воевал в этой области, его вассалы Альфонсо Теллес (Alfonso Tellez) и Родриго Родригес (Rodrigo Rodriguez), с некоторыми людьми из Толедо, осадили башню Гвадалерсас и, применив против нее машины, взяли ее силой 88.

Итак, когда король Морокко, четвертый после Абд аль-Мумина, сын того, кто сражался при Аларкосе 90, услышал о том, что король Кастилии начал войну против него, он был полон негодования и ярости. Как решительный и воинственный человек, не терпящий промедления, он собрал большое число рыцарей и пеших воинов и открыл свои сокровища 89, чтобы щедро платить своим людям 91, так как королевство Морокко в те дни процветало в богатстве и благоденствии. И со множеством воинов он пересек [пролив Гибралтар] 92.

Он совершил поход через Севилью и Кордову, пройдя через Пуерто дель Мурадаль, и осадил замок под названием Сальватьерра, оплот рыцарства ордена Калатравы. Он был снабжен множеством разного рода оружия, зерном, ячменем и различными овощами, мясом и защищаем решительными людьми, братьями, и другими знатными и выдающимися людьми. Осада была установлена, и при помощи машин неимоверных размеров они начали нападение на замок, который казался иначе неприступным 93.

19. Падение Сальватьерры, сентябрь 1211 года.

Услышав об этом, благородный король приказал лорду Диего оставаться со своими вассалами и некоторыми другими вельможами в Толедо. Теперь король собственной персоной проехал через города и замки Трасьерры, успокаивая умы людей; но армия, которую он смог собрать, осталась в Сьерра Сан Висенте (Sierra of San Vicente), поскольку лишь небольшое число городов присоединилось к нему в то время 94.

Спустя два месяца с небольшим по повелению короля замок Сальватьерра сдался королю Морокко, так как дольше его невозможно было защищать. Жизни тем, кто находился внутри замка, были сохранены, и имущество, которое они способны были унести с собой, было спасено. Какой великий плач разразился среди людей, какие крики женщин, стенающих и бьющих себя в грудь 95 из-за утраты Сальватьерры! 96

Но милостью и властью Господа нашего, Иисуса Христа, который помогает его народу в хорошие времена и во времена смут 97, этот плач обратился радостью 98 в течение года.

По некому предчувствию этот замок был, несомненно, верно назван Сальватьерра, потому как посредством этого замка Господь дважды спас всю страну, так как нападение короля Морокко, которое могло бы окончиться многими бедствиями, почти совсем не причинило вреда государству за весь тот год. Захват Сальватьерры, более того, послужил особенным поводом к славной битве, что случилась в следующем году при Лас Навас де Толоса (Las Navas de Tolosa), в которой с помощью силы креста Христова был побежден король Морокко.

Когда славный король, сердце которого было глубоко тронуто печалью, вверив свою душу в руки Господа 99, посовещался и размыслил дело со своим сыном, и с лордом Диего, и с архиепископом Толедским, и с другими вельможами королевства; уповая на Господа 100, было решено, что в следующем году они будут сражаться против короля Морокко, если он сам на это не вызовется. Итак, эдикт короля был объявлен всему государству, что постройка стен, над которой все трудились, должна быть прекращена и все должны явиться с оружием в руках и приготовиться к будущему сражению 101.

20. Смерть инфанта Фернандо

После этого, не прошло и пятнадцати дней, как сын короля, Фернандо, цвет молодых людей, отрада королевства, правая рука своего отца, был сражен жесточайшей лихорадкой, и в Мадриде жизнь покинула его 103. Сердце короля было разбито; князья и благородные люди королевства были ошеломлены; горожане были изнурены горем. Мудрецы ужаснулись 104, ничто, только гнев и ярость Господа, предвещали, что страна должна была быть разорена 105. Плач раздавался повсюду. Старики посыпали свои головы пеплом; все облачились в рубище и пепел; все девицы облачились в стенания 106; облик государства значительно переменился 107.

Благороднейшая королева Леонора, услышав о смерти своего сына, хотела умереть вместе с ним и бросилась на постель, на которой лежал ее сын; приложив рот к его рту и сжимая его руку в своей 108, она пыталась либо вернуть его к жизни, либо умереть вместе в ним. Те, кто видели это, говорят, что никогда не бывало печали, подобной этой 109. Возопим же и мы вместе с народом: “О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!” 110. Как глубоки мысли Его! что мы, глупцы, не понимаем их 111.

То, что казалось началом печалей и утверждением зла, было концом зла и началом радости и утешения. Сын короля был похоронен архиепископом Толедским в королевском монастыре, расположенном неподалеку от Бургоса, в присутствии королевы, леди Беренгелы, под стенания жителей Кастилии, раздававшиеся повсюду. Однако славный король, его жена и лорд Диего остались в Трасьерре. Архиепископ и королева, леди Беренгела, вернулись к королю, который находился в Гвадалахаре 112.

Затем Родриго, архиепископ Толедо, был послан к королю Франции и к князьям и другим знатным людям тех областей, чтобы дать им знать о страданиях христиан и об угрозе надвигающейся войны. Благородный король отправился в Куэнку, где он держал совет со своим другом, Педро, королем Арагона, и связал его клятвой, что на восьмой день праздника Троицы он прибудет с королем Кастилии в Толедо, готовый для войны с королем Морокко.

По окончании разговора каждый из них отправился восвояси. Благородный король, подкрепленный силой cвыше 113, отправился в замок Аларкос. Затем, отослав свою жену и дочь, с небольшим количеством рыцарей и людей из некоторых городов и его владений в течение 15 дней он захватил величественный замок Хоркуера (Jorquera), казавшийся неприступным, и замок Алкала (Alcala) и Лас Куевас де Гаранден (Las Cuevas de Garanden), все они были укреплены оружием и людьми; итак, радостный, он возвратился в свою землю 114.

21. Сбор крестоносцев в Толедо

Это было начало радости. Все те, кто потерял покой от печали и беспокойства из-за захвата Сальватьерры и смерти королевского сына, были утешены Господом и властью его доброты, так что с тех пор превеликим желанием всякого, и благородного и простого человека, стало желание броситься в битву с королем Морокко. Несомненно, сила Господа нашего, Иисуса Христа, который есть богочеловек, исподволь действовала так, что Он мог внезапно повернуть сердца людей от страха к смелости, от отчаяния к наивысшей уверенности.

Архиепископ Толедский прибыл к королю Франции, которому он объяснил причину своего приезда и нужду и бедствия христиан; он не услышал доброго слова из его уст. Он проехал сквозь всю Францию, умоляя вельмож о помощи и обещая им многое от имени короля Кастилии, однако ни одного из них он не смог сподвигнуть 115. Более того, благородный король, который вложил в это всю свою надежду и упование, послал своего лекаря, мастера Арнальда (Arnald), человека усердного, чтобы пробуждать умы властителей в областях Пуату и Гасконь; он обещал многое от имени короля за предстоящую войну.

Из этих областей многие благородные люди и вельможи вместе с архиепископом Бордо пришли на помощь королю Кастилии следующим летом, когда время войны уже неминуемо надвигалось. Также и из области Прованс (Provence), через которую проезжал архиепископ, пришел архиепископ Нарбоннский (of Narbonne), и некоторые другие из провинции Вьенн (Vienne) 116.

Около праздника Троицы, следовательно, люди со всех концов начали собираться в Толедо, и на восьмой день этого же праздника Педро, король Арагона, прибыл в Толедо, как и обещал, сопровождаемый одним единственным рыцарем. Впоследствии многие его добрые вассалы, знатоки военного дела, последовали за ним 117.

В то время как знатные и простые люди королей Кастилии и Арагона собирались вместе, благородный король Кастилии возмещал в достаточной мере все затраты тех, кто прибыли из Пуату, Гаскони и Прованса, и из остальных областей, и самого короля Арагона. Такое количество золота раздавалось в том месте ежедневно, что те, кто взвешивали и отсчитывали, едва ли могли подсчитать требуемое множество монет. По королевскому приказу, все духовенство королевства Кастилии отдало королю половину доходов от прихода того года.

Кроме ежедневного вознаграждения он послал королю Арагона, еще до того, как он покинул свое королевство, значительную сумму денег, так как тот был беден и обременен множеством долгов; без этой помощи короля Кастилии он не смог бы обеспечить необходимой платой рыцарей, обязанных следовать за ним.

Итак, воспламененные желанием приближающегося столкновения, они все поспешили выступить из лагеря, однако пуатевинцы и другие, пришедшие из-за гор, не имели ни лошадей, пригодных для войны, ни вьючных животный, несущих багаж, требуемый в походе. Благородная душа славного принца, который сыпал золото, как воду, великодушно дал им всем то, в чем они нуждались.

22. Поход к Пуерто дель Мурадаль

Следовательно, свернув лагерь, они, во имя Господа нашего, Иисуса Христа, двинулись к Малагону; в один момент, не успев и глазом моргнуть, они вырвали его из рук мавров и истребили (разрезали на куски) 118 так много людей, сколько смогли там найти. Затем, когда они приблизились к Калатраве, ее сдал им мавр по имени Ибн Калам (Ibn Qalam); жизни мужчин и женщин, находившихся там, были спасены. После этого они взяли Бенавенте, Аларкос и Каракуель 119.

Однако те, что жили за горами, привычные к жизни в тени умеренных областей, видя чрезмерность лета и солнечную жару, начали жаловаться, говоря, что они пришли сражаться с королем Морокко, как им было обещано; но так как они с ним не столкнулись, то они во всех отношениях хотели вернуться домой. Все христиане, слышавшие это, сделались печальны, как только те приготовились к отходу. Так как это были почти тысяча благородных рыцарей, решительных и сильных в бою, и почти 60 тысяч пеших солдат, для которых архиепископ Бордо был, в действительности, главой и начальником 120.

Благородный король и король Арагона пытались остановить их, однако они не смогли достичь своей цели никакими средствами. Хотя благородному королю советовали припугнуть их жесткими словами и угрозами, поскольку они пользовались его добром и получили от него многочисленные подарки, он, однако, не воспользовался этим советом и позволил им мирно уйти; он одарил подарками и деньгами архиепископа Бордо. И к тому же армия короля Морокко была всего лишь в двух днях пути от армии христиан.

Велик Господь в своих делах 121, который таким чудесным образом одарил Испанию и особенно королевство Кастилию тем, что после ухода загорных жителей слава победы в знаменитом сражении должна была быть приписана испанцам, а не загорным жителям. Однако в то время как они уходили, незначительная их часть осталась с Теобальдом Бласонским (Theobald of Blazon), сыном Педро Родригеса де Гусмана (Pedro Rodriguez de Guzman), и с архиепископом Нарбоннским, рожденным в Каталонии.

Теперь христиане, освободившись от мыслей, которые поначалу огорчали их, двинулись армией к Сальватьерре, где расположились лагерем. Но на следующий день они остались там, и по приказу короля и благородные и простые люди облачились в доспехи и вышли на поле боя, как если бы они были готовы сражаться с врагом. Несомненно, устрашающими были упорядоченные ряды лагеря 122. Никогда еще такого множества и такого разнообразия железного оружия не видывала Испания. Взволнованные таким удовлетворяющим и устрашающим видом рыцари были сильно воодушевлены. Ожидаемая надежда на победу прибавила сил сердцам и телам всякого 123.

Армия быстро и бодро двинулась к Пуерто дель Мурадаль. Как только они достигли его, они обнаружили с уверенностью, что часть армии короля Морокко держит в своих руках Пуерто де Лоса (Puerto de Losa), через который никому не позволено было проходить без ее согласия.

Вельможи сошлись на совет. Король Арагона и король Наварры (который тоже присутствовал, хотя он и пришел с малым числом рыцарей), архиепископы Толедский и Нарбоннский, Диего Лопес, благородный вассал славного короля, и другие вельможи обоих королевств собрались в шатре короля Кастилии, чтобы решить, что нужно сделать в момент подобной необходимости. Некоторым казалось, что каждый должен вернуться в его собственное королевство, так как это можно сделать с честью и славой, поскольку никаким путем нельзя было пересечь горы. Однако другим казалось, что необходимо найти другой проход. Но славному королю казалось, что было бы бесчестьем пройти еще раз по своим же собственным следам. В этот час вечерни они расстались, не найдя ни один совет, удовлетворявшим их; однако они решили умолить Господа прийти им на помощь, как советовал царь Иосафат, о котором мы читаем в книге Царств: “если мы не знаем, что мы должны делать, нам остается только одно – обратить глаза наши к небу” 124.

23. Пастух показывает проход через горы

Только Гарсия Ромеро (Garcia Romero), благородный человек, благочестивый, сильный и верный вассал короля Арагона, остался в шатре со славным королем. И тут Господь послал некоего человека в образе пастуха, который по секрету говорил со славным королем, обещая показать, любому, кому он должен указать, место совсем неподалеку, через которое все войско могло бы пересечь без опасности горы 125.

Охваченный великой радостью, король приказал Гарсия Ромеро прийти к нему и рассказал ему то, о чем поведал ему пастух. Незамедлительно по приказу славного короля он вышел и собрал своих рыцарей; когда солнце уже зашло, ведомый пастухом, он пришел к этому месту, где он увидел собственными глазами то, что обещал пастух благородному королю. Радуясь и бия в ладоши, он быстро возвратился к благородному королю и сообщил ему о том, что пастух говорил правду.

Те, что верно знают, полагают, что то был не обычный человек, но некая божественная сила, пришедшая на помощь христианам в подобной трудной ситуации, так как хотя много военачальников, пастухов и братьев Калатравы часто проходили через те места, ни один из них ничего не знал об этом месте; пастух же тот больше не появлялся.

Той ночью они хранили молчание. На рассвете новость распространилась по всему лагерю. Все преисполнились великой радости. Свернув лагерь, в тот же самый день, субботу 126, они прошли через крутые косогоры и глубокие долины. Сойдя на равнину, они расположились лагерем напротив лагеря короля Морокко. Когда мавры увидели лагерь христиан, они преисполнились удивления и страха.

На следующее утро, в воскресенье 127, мавры вышли на поле битвы, готовясь к сражению, но христиане отдыхали в тот день, защищая шатры от нападений сарацинов. Мавры, исполнившись гордости, стремительно рушили все вокруг, почти добравшись до христианских шатров; однако, осознав, что христиане не собираются воевать в тот день, они возвратились со своим королем как победители в свой лагерь.

Утренняя заря ярко сияла 128, возвещая о самом выдающемся и самом счастливом дне; если славный король и его королевство снискали какой-либо позор или бесчестье в битве при Аларкосе, они должны были померкнуть тем днем силой Господа нашего, Иисуса Христа, и победнейшим крестом, который король Морокко поносил ртом, полным скверны. Когда он услышал, что славный король послал архиепископа Толедского и его легатов во Францию и другие христианские области, чтобы призвать людей, преданных католической вере, участвовать в битве, говорят, король Морокко сказал, что он достаточно силен, чтобы сражаться против всех, кому дорого крестное знамение.

О, Господин наш, Иисус Христос, ты поверг его наземь, в то время как он был возвышен 129; ибо те, что возносятся от чрезмерной гордости, могут сверзнуться вниз гораздо быстрее 130.

24. Сражение при Лас Навас де Толоса, 16 июля 1212 года 131

Затем христиане поднялись после полуночи, в час, когда Христос, которого они почитали, победно вознесся над смертью. Отслужив мессу, обновленные жизнедающим таинством причастия телу и крови Иисуса Христа, они осенили себя крестным знамением. Они быстро вытащили оружие и устремились радостно в битву, как на пир. Ничто не могло их сдержать – ни изломанные каменистые места, ни углубления лощин, ни крутые горы. Они устремились на врага, готовые умереть или завоевать 132.

В первом ряду на стороне славного короля были благородный, верный и могучий вассал Диего Лопес, а с ним Санчо Фернандес (Sancho Fernandez), сын Фернандо, короля Леона и его сестры [Диего Лопеса], Урраки 133, его сын, Лопе Диас (Lope Diaz), и другие его родственники и вассалы. На стороне короля Арагона Гарсия Ромеро, благородный, сильный и преданный человек, командовал первым рядом; с ним были многие другие благородные и могучие арагонцы. Другие ряды были распределены на правые и на левые, как того требовал порядок сражения. Короли командовали последними рядами, каждый отдельно друг от друга. Со своей стороны король Наварры имел ряд, превосходно снаряженный оружием и людьми, так что кто бы ни проходил в пределах его взгляда [...] не вернулся бы, даже если бы они шли пешком 134.

Те, что шли в первых рядах, обнаружили, что мавры были готовы к сражению. Они нападали, сражаясь друг против друга, рука к руке, копьями, мечами и алебардами; не было свободного места от лучников. Христиане настойчиво наступали; мавры отражали их; были слышны звон и грохот оружия. Сражение продолжалось, но ни одна сторона не побеждала; хотя временами они теснили врага, в другое время враг теснил их.

В некоторый момент некие жалкие христиане, отступающие и бегущие, закричали, что христиане побеждены. Когда славный и благородный король Кастилии, который приготовился скорее умереть, чем быть побежденным 135, услышал этот крик судьбы, он приказал человеку, что нес перед ним знамя, пришпорить коня и немедленно поспешить к холму, где было сражение; он в мгновение ока сделал это. Когда христиане поднялись, мавры решили, что на них идет новая волна наступающих, и отступили, побежденные силой Господа нашего, Иисуса Христа.

Король Морокко, сидевший среди своих людей, окруженный воинами, выбранными для битвы, поднялся, оседлал коня или кобылу и бросился наутек. Его люди были убиты и перерезаны, как скот, а лагерь и шатры мавров стали могилой для павших. Те, кто бежали с поля боя, бродили по горам, как овцы без пастуха 136; когда они были найдены, они были зарезаны 137.

25. Поход на Убеду (Ubeda) и Баесу (Baeza)

Кто способен исчислить, какое множество тысяч мавров пало в тот день и отправилось в глубины преисподней? Христиан же в тот день было убито очень не много. Христиане могли бы петь вместе с псалмопевцем: “Господь, о мой Господь, научающий руки мои битве и персты мои брани, милость моя и ограждение мое, прибежище мое и Избавитель мой” и т.д 138.

Насытившиеся проливанием мавританской крови и уставшие от тяжести оружия, жары и великой жажды, христиане, так как уже наступил вечер, возвратились в лагерь мавров и отдыхали там всю ночь; там они нашли великое множество пищи, в которой они нуждались. Затем, свернув лагерь, они отправились дальше; обнаружив, что величественный замок Вильхес (Vilches) опустел и брошен, они вошли в него и укрепили его. Они также взяли Банос (Banos), Толосу (Tolosa) и Феррал (Ferral). Затем они двинулись дальше и осадили Убеду, где они нашли бесчисленное количество мавров, закрывшихся внутри 139.

Покидая другие города, такие как Баеса, который был найден пустым 140, и иные соседние поселения, они [мавры] все бежали в Убеду, укрепленное место, более пригодное для их защиты. Однако толпа, закрытая внутри, была тяжкой и обременительной для нее самой, и из-за великого столпотворения они почти умирали.

Мавры видели силу христиан, которые уже почти торжествовали над ними, мощно нападая на них; они также понимали, что им не хватало совета и помощи, так как король Морокко бежал в Севилью и готовился переплыть [Гибралтарский залив]. Они вручили себя в руки славного короля и короля Арагона при условии, что хотя их жизни будут сохранены, они и все их имущество должны стать добычей их врагов. Как сообщается некоторыми маврами, которые были тогда пленены в городе, и которые, считается, знали число людей, находившихся внутри, почти 100 тысяч сарацин, включая женщин и детей, было захвачено там. Все движимое имущество и ценности, найденные там, были отданы королю Арагона и тем, кто пришел с ним на битву. Он также взял с собой много мавров-пленников. То проклятое множество, которое было заперто в городе, было рассеяно и распространено по всем землям христиан, хотя так мало людей из различных частей мира принимало участие в том славном и триумфальном сражении 141.

Они предполагали двинуться дальше, но Господь, чьей воле никто не может противиться 141, казалось, препятствовал этому. Так как решения Господни сокрыты 143. Возможно, христиане слишком вознеслись и были полны гордости из-за победы в той битве, которую они должны были приписать одному Богу, но не им самим 144. Когда они в течение немногих дней осаждали город, великое множество болезней, и в особенности, истечение желудка [диарея], поразило такое множество христиан, что в здравии осталось крайне мало людей, которые, если возникла бы необходимость, могли бы защитить их от врага. Также в то время была такая великая смертность среди тех, кто не участвовал в сражении, что той осенью великое число стариков и людей преклонного возраста в поселениях и городах достигло конца своей жизни.

Потому, видя, что нет пути, по которому они могли бы двигаться дальше, король собрал совет для внимательного обсуждения дел. Практически каждому казалось, что они должны возвратиться в свою землю. Тогда они разрушили часть городской стены и сожгли дома, срубили деревья и виноградники, которые они могли срезать; они оставили в руинах также и Баесу. Они укрепили замки, упомянутые выше, людьми, оружием и другим необходимым и вернулись домой с победой, славой и множеством добычи.

Затем славный король возвратил королю Наварры, пришедшему ему на помощь, хотя и с малым количеством людей, некоторые из тех замков, что благородный король захватил в королевстве Наварра. После победы и уничтожения очень гордого врага славный и благородный король был принят в Толедо с ликованием и радостью всем народом, кричавшим: “Благословен он, пришедший во имя Господа нашего” 145.

Во время этого великого триумфа, когда католические короли и их вассалы рисковали своими жизнями и королевствами во славу имени Христова, король Леона отважился на войну против короля Кастилии, как он уже это делал во времена другой битвы [при Аларкосе]. Славный король, жаждавший окончить свои дни с честью и славой в войне с маврами, не припомнил того, что сделал король Леона, а хотел уладить с ним это дело полюбовно, чтобы они могли помочь друг другу против мавров.

26. Захват Алькантара и осада Баесы

Тем временем, пока обсуждался мир, незадолго до начала Поста, следующего за сражением, славный король, чьим полным намерением это было, взял с собой небольшое число рыцарей, своих стражей и некоторых горожан из Трасиерры и отправился к замку Дуенас (Duenas), что сегодня зовется Калатрава ла Нуева (Calatrava la Nueva); он взял его и удержал за собой 146. Затем он взял Эснавексоре (Eznavexore), место, называемое теперь Сантьяго (Santiago); это замок братьев рыцарства Сантьяго около Монтьеля (Montiel) 147.

Затем с небольшим числом людей, бывших с ним, он осадил величественный замок Алькарас (Alcaraz), который был чем-то, достойным удивления. Тем не менее, после прибытия лорда Диего и некоторых других вельмож осада была усилена. [Замок] был атаковал сильно и решительно при помощи чудесных машин. Наконец, по милость Господа, он сдался славному королю, спасая жизни мавров, находившихся в нем в то время. На праздник Вознесения, после очищения от скверны мавров, покинувших город, славный король был принят в городе торжественной процессией с архиепископом Толедским; в тот же день архиепископ отслужил там службу 148.

Затем славный король захватил другой замок, хорошо укрепленный природой, называемый Риопар (Riopar), между Сегурой (Segura) и Алькарасом. После чего он возвратился в честью и славой в область Гвадалахару около праздника Троицы 149.

Оттуда он отправился в земли Кастилии. Его единственным и великим желанием было окончить свои дни в борьбе с сарацинами во славу имени Христова; однако, он видел, что король Леона представляет собой большое препятствие этой святой и похвальной цели. Раздав большое вознаграждение благородным людям и крупные подарки вельможам, он собрал неисчислимое множество людей, так что король Леона, охваченный, по меньшей мере, страхом, должен был заключить мир со славным королем и, если он не желал помочь ему в борьбе против мавров, по меньшей мере, не мешать ему. Таким образом, мир был заключен между королями при посредничестве Диего, а Педро Фернандес был изгнан из обоих королевств 150. Со своей стороны король Леона обязался напасть на землю мавров; что он и сделал.

Тем не менее, опасаясь непостоянства короля Леона, славный король определил к нему своего вассала лорда Диего; он последовал за ним, по меньшей мере, с шестьюстами рыцарей. Они напали на Алькантару и взяли ее, укрепили ее и удержали за собой 151. Затем они разбили лагерь переел Меридой (Merida). Пока король Леона оставался там несколько дней со своим войском, он затем вернулся в свое королевство, несмотря на протесты и увещевания лорда Диего.

Видя непостоянство и слабость короля Леона, благородный вассал славного короля, который слышал, что его господин, славный король, также осадил Баесу (которую уже заново отстроили и возвели стену), не пожелал возвращаться в свою землю без своего господина. Вместо этого, он проехал через пустынные горы и густые леса, минуя замки мавров, которые противостояли и препятствовали ему, но он добрался до своего господина, славного короля, в выше упомянутом городе, где осада была уже установлена.

В то время, когда король Леона, а скорее, лорд Диего, захватил Алькантару, славный и благородный король совсем недавно оправился от болезни, свалившей его в постель, где он находился почти на пороге смерти. Хотя он не мог самостоятельно сидеть в седле и постоянно нуждался в помощи кого-то, кто бы поддерживал его, он отправился в Толедо. С очень твердым намерением окончить свою жизнь, воюя на земле мавров, он осадил город Баесу с небольшим числом благородных людей и немногими жителями городов и других поселений. Это было сделано в начале месяца декабря, и осада длилась до праздника Сретения [2 февраля 1214 года]. Но отсутствие пищи и другого необходимого войску вынудило благородного короля прекратить осаду и вернуться в свое государство.

Действительно, так велика была нехватка пищи во время того похода, что мясо ослов и лошадей охотно продавалось на рынке. В действительности, в тот год в королевстве Кастилии, особенно в Трасьерре и Эстремадуре, был такой великий голод, какого не видели и не слышали в тех землях с античных времен. Естественно, люди умирали тучами, так что едва ли был кто-то, способный похоронить их 152.

Тем временем между королем Кастилии и королем Морокко было заключено перемирие. Фактически, в королевстве Кастилия осталось немного лошадей и других вьючных животных; великое число людей умерло, истребленных голодом. Мавры, напротив, имели великое множество лошадей, пшеницы, ячменя, масла и другой разнообразной пищи. Следовательно, в стране воцарилось спокойствие 153, король отдохнул и на следующий Пост возвратился в Кастилию, где он оставался до начала сентября следующего года 154.

27. Сражение при Мюре (Muret) и смерть Педро II, 1213 год

В то время Педро, король Арагона, с множеством рыцарей покинул свое королевство и отправился в область Тулузу, чтобы оказать помощь старшему графу Тулузскому, который был женат на сестре короля. Сын графа одновременно был женат на другой сестре короля. Тогда в области Тулуза были французы, которые держали почти полностью виконтство Бигорр (the viscounty of Bigorre) и большую часть графства Тулузского 155.

В действительности, римский папа Иннокентий дал общее отпущение всех грехов тем, кто пошел бы против Альбигойцев и других еретиков, бывших в этой области. Поскольку они распространяли повсеместно различные ереси – под разными личинами, но с одинаковыми последствиями. Они множились ежедневно так быстро, что было опасным для вселенской церкви дольше игнорировать ситуацию 156.

Поэтому католики, пришедшие из различных областей и, особенно, из королевства Франции, в короткое время подчинили вере Христовой почти всю ту территорию. В один момент захватили они множество замков и хорошо укрепленных, кажущихся неприступными городов; они сами подвергали еретиков различным наказаниям и чинили им смерть множеством способов. Несомненно, могущество Господа нашего, Иисуса Христа, правителя правителей и владыки владык 157, проявлялось чудесным образом в служении самого прославленного и самого верного графа Симона де Монфора (Simon de Monfort), который, как новый Иуда Маккавей, радея за дело Господне, мужественно и решительно вел сражения Господни 158.

Король Арагона, и граф Тулузский, и иные графы вместе с ними, и бароны, и благородные люди этой страны, и множество народа, твердо веря, что они могут схватить его, осадили графа Симона де Монфора, у которого едва ли было пять сотен рыцарей, в некотором замке. Однако, граф Симон был мужественным и воинственным человеком, чье сердце твердо верило в Господа нашего, Иисуса Христа, во имя которого он каждодневно ратовал. Следовательно, видя надвигающуюся опасность для себя и своих людей, силой Господа нашего, Иисуса Христа, они покинули осажденный замок и ринулись на лагерь. Крестной силой они заставили их бежать и убили короля Арагона и множество рыцарей 159. Как мог бы быть счастлив этот король, если бы он окончил свои дни сразу же после победного триумфа в битве при Лас Навас де Толоса, сражаясь с королем Морокко.

28. Смерть Альфонсо VIII и королевы Леоноры, 1214 год

Между тем в начале месяца сентября славный и благородный король Кастилии покинул Бургос и отправился в Эстремадуру. Там он планировал встретиться со своим зятем, королем Португалии, в области Пласенция 160.

Однако, когда он прибыл в Вальядолид, неожиданно появился посланник с вестью о смерти его самого верного и самого благородного вассала, лорда Диего 161. Он безутешно оплакивал его смерть, потому что он любил его и доверял ему больше всех на свете. Когда он [король] понял, что опасность смерти уже нависла над ним, так как он уже был крайне слаб, сказывался его возраст, и он был изнурен трудами и заботами, он рассчитывал, что доверит свое королевство и своего сына, который еще не достиг совершеннолетия, свою жену и дочерей заботам благородного и преданного вассала, оставив все в его распоряжении и власти, в твердой убежденности, что он будет обо всем исправно заботиться и быстро заплатит все его долги тем многим людям, с которыми он был связан обязательствами. Таким образом, разочарованный в своих ожиданиях и находящийся на пороге смерти, славный король страдал сверх меры.

За несколько дней до этого он услышал о смерти Педро Фернандеса, Кастильца, в земле Морокко, которого благородный король преследовал как злейшего врага 162. И так счастье оборачивается горем, а горе – счастьем, никто, пока живет на этой земле, не может наслаждаться длительным счастьем 163.

Когда к нему вернулось присутствие духа, славный король продолжил свое дело дальше. Однако, когда он достиг некой деревни под названием Гутьерре Муньос (Gutierre Munoz), между Аревало (Arevalo) и Авилой, он медленно начал угасать. Около полуночи, препорученный заботам немногих своих домочадцев, он отошел в мир иной 164. Тем временем его благородная жена страдала от приступов малярии.

Ночь та, - да обладает ею мрак 165! Если бы звезды небесные могли не освещать ее 166, потому как мир осмелился лишиться такого светила! Он был цветом королевства, украшением мира, выдающимся неподкупной моральностью, справедливым, благочестивым, храбрым, великодушным; ничем не омрачил он своей славы. Он умер на восьмой день праздника Св. Михаила. Лорд Диего умер накануне праздника Крестовоздвижения 167. До того времени, пока стоит мир, у Кастилии, потерявшей разом такого великого властелина и короля и такого великого человека и прославленного вассала, есть причина безутешного горя.

Те, кто был в то время с королем, - его жена и дочь, архиепископ Толедский и епископ Паленсийский и другие благородные люди, поспешили отнести его тело, лишившееся жизни, в королевский монастырь, который король недавно построил на свои деньги неподалеку от Бургоса 168.

Прослышав о смерти столь великого господина, собрались отовсюду горожане и знатные люди; осознав, что они потеряли столь великого короля, они были ошеломлены, стеная в смятении духа. Все женщины разразились причитаниями, тогда как мужчина посыпали головы свои пеплом и облачились во власяницы и оделись в рубище 169. В одно мгновение ока переменилось счастье Кастилии 170.

После того как славному королю были устроены пышные и почетные похороны, его благородная жена, королева леди Леонора, лишенная утешения такого великого человека, хотела умереть от печали и смятения духа. Вскорости он слегла, и накануне дня Всех Святых [31 октября 1212 года] около полуночи, последовав за мужем, она окончила свои дни. Она была похоронена рядом с королем в уже упомянутом монастыре. Одна и та же усыпальница охраняет тех, кого соединил единый дух, и украшало благородство обычаев.

Когда славный и благородный король начал править, он был еще ребенком, едва ли достигшим возраста трех лет. Он правил около пятидесяти лет или более. Он умер в эру 1252 [в 1214 году от Рождества Христова] 171.

29. Крестовый поход императора Фридриха Барбароссы

На тридцатый год его правления святой город Иерусалим и вся Святая земля за Тиром, на местном наречии называемом Суром (Sur), и за Триполи, что в области Антиохии, были захвачены 172. Саладин (Saladin), султан Дамаска и Вавилона, сражался против короля Иерусалима и братьев ордена Госпитальеров и Тамплиеров и с позволения божественной справедливости одолел их и убил многих из них, а другие были пленены. Помимо упомянутых выше городов, он захватил всю землю. Он также захватил Святой Крест Господень, который был взят в той битве 173. Все христиане, услышав об этом, стенали сверх меры, а папа римский послал своих проповедников ко всем принцам народа католического, чтобы призвать их освободить Святую землю 174.

Итак, Фридрих, римский император, за которым последовали все курфюрсты Германии, объявил крестовый поход. Вместе с неисчислимым множеством рыцарей и иных воинов он прошел через Венгрию, затем через Болгарию, затем через Румынию; и, побеждая и наказывая всех тех, кто хотел противостоять ему и его армии так, что он не мог пройти, достиг земли султана Икониума (Iconium), что граничила с землей принца Антиохии 175.

Как говорят, у него было твердое намерение сначала выступить против Дамаска и Вавилона, чтобы разрушить все царство Саладина и подчинить его христианам, а затем войти в Святую землю и в святой город Иерусалим с честью и славой. Хотя император земной это предполагал, царь из царей и владыка из владык 176, “в чьих руках находятся вся мощь и все права королевств” 177, располагал по-другому. Потому как когда он [Фридрих] дошел до границ Иконии около Антиохи, он пожелал искупаться в некой небольшой реке, так как было лето; он вошел в воду и был поглощен водой 178. Узрите, суждения Господа – непостижимая бездна 179. Часть его войска погибла, а другая часть отправилась в те места, которые христиане до сих пор удерживают в Святой земле.

30. Третий и Четвертый крестовые походы.

Четвертый Латеранский собор.

В то же самое время Филипп, король Франции, и Ричард, король Англии, после заключения обоюдного мира пересекли море с герцогами и графами и многими иными баронами и рыцарями и высадились в Акре (Acre), которым до сих пор владеют сарацины. Короли решительно осадили его; сильно атаковали его и взяли его силой. Также король Ричард, до того как пришел туда, захватил остров Крит и покорил его себе 180.

Однако, король Филипп, страдая от очень серьезной болезни так сильно, что его жизнь была безнадежной, снова пересек море и возвратился в свое королевство. Но король Ричард, смелый и мужественный человек, остался и пробыл в той области долгое время, защищая христианские владения и вновь присоединяя иные [места] 181. Но когда он услышал, что король Франции хочет идти войной против него, он пересек море; однако, когда он ехал через владения герцога Австрии, обычно называемой Эстеррихия (Esterrichia) [Oesterreich], он был схвачен этим герцогом и провел в плену долгое время. В конце концов, после того, как 100 тысяч марок серебром было заплачено за его освобождение, он возвратился в свое королевство. Осаждая некий замок, он был смертельно ранен стрелой и заплатил долг природы, как сообщалось выше 182.

На сороковой год правления славного короля, граф Фландрии и граф Блуа (Blois) и иные бароны королевства Франции послали в Италию за маркизом Монферратом (Montferrat), которого они назначили над собой, твердо обещая подчиняться ему как господину. Несомненно, они договорились промеж собой, что они отправятся за море служить Господу нашему, Иисусу Христу 183.

Итак, все собрались в Венеции. После того, как они оставались там долгое время из-за умысла и обмана венецианцев 184, Алексий (Alexius), император Константинопольский, прибыл к ним. Он был сыном императора Исаака (Isaac), который убил Андроника (Andronicus), самого отъявленного предателя, как сообщается; после смерти императора Мануила (Manuel) он сам незаконно захватил Константинопольскую империю посредством жестокости и измены 185. Император Исаак был дедом нашей госпожи, королевы Беатрисы (Beatriz), то есть отцом ее матери 186. Итак, Алексий, ужасно жалуясь на то, что его подчиненные лишили его несправедливо его империи, прибыл и смиренно просил их снизойти и помочь ему из чувства жалости. Если же с их помощью ему бы удалось возвратить империю, тогда он бы щедро снабдил франков и ломбардцев всем необходимым для освобождения Святой земли 187.

Тогда побежденные жалостью и вынужденные нищетой, они последовали за ним. Из страха перед ними жители Константинополя приняли их господина, внешне притворившись верными, но внутри они были полны коварства 188. Когда франки и ломбардцы, недовольные тем, что император Алексий не выполнил своих обещаний, данных им, ушли и отплыли в Святую землю, жители Константинополя обратились против своего господина, императора Алексия, и отказались подчиняться ему и слушаться его, как они обещали и клялись 189.

Из-за злодеяния подвластных ему людей Алексий отправил своих посланников за франками и ломбардцами, чтобы призвать их снова, что и было сделано. Они возвратились и высадились около Константинополя. Хотя их было мало числом по сравнению со множеством жителей Константинополя, Господь всемогущ, с малым или с большим числом 190, когда хочет одержать победу. Итак, сопровождаемые милостью Божией, без которой они ничего не смогли бы сделать 191, он силой ворвались в город; убивая направо и налево множество жителей, они взяли город и захватили в качестве добычи бесчисленное количество золота, серебра, драгоценных камней, шелковых одеяний и различных видов утвари, которые в изобилии были в Константинополе, больше числом, чем во всех городах мира 192.

Балдуин (Baldwin), граф Фландрии, был избран императором, а маркиз Монферрат был сделан королем Салоники (Salonica). Некий венецианец был выбран патриархом; я видел, как его в Риме в соборе Св. Петра посвящал в сан своей рукой владыка Иннокентий III 193.

С того времени католики овладели Константинополем, и церковь Константинопольская (чьего патриарха, не уже упомянутого, но его преемника, я видел на Латеранском соборе, созванном Иннокентием III) подчинилась римской католической церкви 194. Этот собор собрался на следующий год после смерти славного короля. На нем присутствовали 420 епископов и 72 архиепископа 195, а также патриархи Константинопольский, Иерусалимский, Аквилейский (of Aquileia) и Градский (of Grado). Там было несказанно большое число аббатов и настоятелей и других священников. Это произошло на праздник Всех святых 196. На июльские иды послушный Господу Иннокентий III, добродетельный человек, чьи деяния Господь успешно направлял, отправился в мир иной 197.

Комментарии

1. Основное исследование времени правления Санчо III и Альфонсо VIII – Julio Gonzalez, El reino de Castilla en epoca de Alfonso VIII, 3 vols. (Madrid: Consejo superior de Investigaciones cientificas, 1960). См.также O’Callaghan, Medieval Spain, 234 – 236.

2. Санчо III доверил опеку над своим сыном, малолетним королем, Гутьерре Фернандесу де Кастро. Его брат, Родриго Фернандес де Кастро, имел сына, Фернандо Родригеса де Кастро, которого прозвали el castellano (Кастилец) и который состоял на службе Фернандо II Леонского, назначившего его своим mayordomo.

3. Санчо III назначил графа Манрике Переса де Лара, сына графа Педро Гонсалеса де Лара, регентом при Альфонсо VIII; но граф Манрике и его братья хотели взять контроль над личностью молодого короля и над королевскими замками, которыми владели Кастро от королевского имени.

4. В начале 1159 года граф Манрике склонил Гутьерру Фернандеса де Кастро передать опеку над королем Гарсии де Аса (Garcia de Aza), единокровному брату графов Лара; в середине 1160 года тот передал свои полномочия относительно короля графу Манрике.

5. Подстрекаемый графами Кастро, Фернандо II, король Леона, вторгся в Кастилию в июле 1162 года и захватил 9 августа Толедо. К сентябрю графы Лара признали его опекуном Альфонсо VIII, но в ноябре Фернандо II снова доверил опеку над молодым королем графу Манрике; последний сопротивлялся против попыток Фернандо II получить регентство при Альфонсо VIII.

6. Битва при Хуэте (примерно в 30 милях западнее Куенки) произошла 9 июля 1164 года. После смерти графа Манрике его брат, граф Нуно, получил регентство и вскоре победил своих противников. Кирот и Кабан Пекур читают regem puerum, однако Карло Бреа читает puerum. Он не записывает подобных вариантов в свой аппарат.

7. Альфонсо VIII достиг возраста 14 лет 11 ноября 1169 года и получил рыцарсткие доспехи с алтаря монастыря Сан Зоила в Каррионе, а затем отправился в Бургос, где он отпраздновал первую курию своего совершеннолетия.

8. Книга Иисуса Навина 1:18: “Только будь тверд и мужественен”; первая книга Паралипоменон 22:13: “Будь тверд и мужествен, не бойся и не унывай” и 28:20: “будь тверд и мужествен, и приступай к делу, не бойся и не ужасайся”.

9. Это показывает, что автор присал после 1274 года.

10. С помощью Альфонсо II Арагонского Альфонсо VIII осадил Куэнку (примерно 100 миль восточнее Толедо) и захватил ее 14 сентября 1177 года. Он не только основал там епископство (первый выбранный епископ, Хуан (Juan), был назначен 10 апреля 1078 года), но и дал жителям города fuero, или хартию, котороя стала прототипом королевских хартий, данных многим другим городам в Андалусии. См. перевод fuero James F. Powers, The Code of Cuenca. Municipal of the Twelth-Century Castilian Frontier (Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 2000).

11. В период несовершеннолетия Альфонсо VIII Санчо VI Наваррский (1150 - 1194) захватил Кастильские земли, включая Логроно (примерно 50 миль юго-восточнее Памплоны (Pamplona), ставка королей Наварры). Сестра Санчо VI, Бланка, была женой Санчо III Кастильского и матерью Альфонсо VIII. Оба короля согласились подчиниться решению посредника, короля Генриха II Английского, который в 1176 году решил в пользу Кастилии. Даже тогда многие годы сохранялась напряженность вдоль границы. См. O’Callaghan, Medieval Spain, 232, 236, 239 – 240.

12. “Инфантацго” было названо так оттого, что Фернандо I отписал годовой доход леонских монастырей своим дочерям Урраке и Эльвире. Альфонсо VIII примерно с 1179 по 1181 годы пытался возвратить его.

13. Фернандо II в 1165 году женился на Урраке, дочери Альфонсо I Анрикеса Португальского (Alfonso I Henriques of Portugal). Проблема близкого родства, упоминаемая автором (о его интересе к каноническому праву см.введение, с.xxxiii), возникла потому, что оба короля как потомки Альфонсо VI, короля Леона – Кастилии, были двоюродными племянниками; Фернандо и Уррака были двоюродными родственниками во втором ряду родословной:

14. С 1165 по 1168 годы португальский рыцарь Жеральдо Семпавор (Geraldo Sempavor), или Бесстрашный, захватил несколько крепостей в области между реками Таг (Tagus) и Гвадиана (Guadiana): Эвору (Evora), Трухильо (Trujillo), Касерес (Caceres), Монтанчес (Montanchez) и Хуроменью (Juromenha). Затем 3 мая 1169 года он вторгся в город Бадахос (на реке Гвадиане) и призвал Афонсо I помочь ему взять крепость. Фернандо II также наступал на город, потому что согласно Сахагунскому договору, заключенному в 1158 году с его братом, Санчо III, эти места были предназначены для Леонского завоевания. Когда Афонсо I попытался бежать, он сломал ногу; Фернандо II освободил его и его союзников в обмен на уступку Монтанчеса, Трухильо и других городов. Он разрешил мусульманам в качестве вассалов владеть Бадахосом, но как только он отбыл, они открыли ворота Альмохадам. См. Gonzalez, Fernando II, 79 – 81; O’Callaghan, Medieval Spain, 237 – 238; Lomax, The Reconquest of Spain, 112 – 116.

15. Вместо Родриго Фернандеса следует читать Фернандо Родригес де Кастро, который покинул Кастилию и поступил на службу Фернандо II Леонского; он умер в 1185 году.

16. Монтанчес расположен примерно в 25 милях юго-восточнее, а Трухильо – примерно на том же расстоянии восточнее Касереса; Санта Крус – примерно в 10 милях южнее Трухильо; Монфраг – на реке Таг примерно в 10 милях южнее Пласенции. В 1221 году Фернандо II передал замок Монфраг Ордену Калатравы, тем самым прекратив независимое существование военного ордена Монфрага. См. Joseph F. O’Callaghan, „The Foundation of the Order of Alcantara, 1176 - 1218“, indem, The Spanish Military Order of Calatrava and its Affiliates (London: Variorum, 1975), no. IV. 481 – 484; Alan Forey, „The Order of Mountjoy,“ Speculum 46 (1971): 250 – 266.

17. Жеральдо перешел на сторону Альмохадов, которые обезглавили его в 1174 году по подозрению с сговоре с Альфонсо I: Gonzalez, Fernando II, 86 – 88, 101, 107.

18. Это предложение свидетельствует о том, что эта часть была написана при жизни Альфонсо IX.

19. Фернандо II умер 22 января 1188 года. Его сыну было 17 лет. См. Julio Gonzalez, Alfonso IX, 2 vols. (Madrid: Consejo superior de Investigaciones cientificas, 1945).

20. Предполагаемый брак Альфонсо IX и одной из дочерей Альфонсо VIII, очевидно, в это время еще не состоялся. В 1191 году Альфонсо IX женился на своей двоюродной родственнице в первом ряду родословной, Тересе, дочери короля Санчо I Португальского; под давлением папы они развелись в 1194 году. После многих лет вражды с Кастилией Альфонсо IX женился на Беренгеле, старшей дочери Альфонсо VIII, в Вальядолиде в октябре 1197 года. Снова автор подчеркивает проблему близкого родства, так как оба короля были двоюродными родственниками во втором ряду родословной; более того, Беренгела была троюродной племянницей своего мужа:

21. Во время курии в Каррионе де лос Кондес (Carrion de los Condes) (примерно в 50 милях западнее Бургоса), состоявшейся в июне 1188 года, в надежде предотвратить конфликт с Кастилией, Альфонсо IX был посвящен в рыцари Альфонсо VIII и поцеловал его руку в знак вассальной зависимости, хотя он позднее всегда относился к этому акту как к большому унижению. См. Joseph F. O’Callaghan, „The Beginnings of the Cortes of Leon – Castile,“ American Historical Review 74 (1969): 1516, repr. in dem, Alfonso IX, The Cortes, and Government in Medieval Spain (Aldershot, Hampshire: Ashgate/Variorum, 1998), no. IX; O’Callaghan, Medieval Spain, 241 – 242.

22. В мае 1187 года Альфонсо VIII праздновал курию в Сан Эстебан де Гормасе (San Esteban de Gormaz) по случаю помолвки его дочери Беренгуелы с Конрадом Гогенштауфеном (Conrad Hohenstaufen), сыном императора Фридриха Барбароссы (Friedrich Barbarossa). Брачный договор был подписан в Зелигенштате (Seligenstadt) в апреле 1188 года. Конрад прибыл на курию в Каррионе в июле 1188 года, где он также был посвящен в рыцари Альфонсо VIII и помолвлен с Беренгелой, которой тогда было 8 лет. Конрад вернулся в Германию. Папский легат, кардинал Григорий, аннулировал брачный договор, так что Беренгела могла в 1197 году свободно выйти замуж за Альфонсо IX. См. O’Callaghan, „The Beginnings of the Cortes of Leon – Castile,“ 1512 – 1513, 1516; Gonzalez, Alfonso VIII, 2:857 – 863, no. 499.

23. Пласенция, расположенная примерно в 110 милях западнее Толедо и севернее реки Таг, была заново заселена около 1188 – 1189 годов; в 1189 году там была основана епархия. Король захватил Аларкон, находящийся примерно в 40 милях южнее Куэнки, в 1184 году.

24. Аларкос расположен на левом берегу реки Гвадиана, примерно в 80 милях восточнее современного Сьюдад Реаль. Король начал укреплять его в 1193 году.

25. Это предложение предполагает, что наш автор знал архиепископа Мартина Лопеса де Писуэрга (Martin Lopez de Pisuerga) (1192 - 1209) и, возможно, служил в его архиепископской курии.

26. В 1194 году Альфонсо VIII послал архиепископа Мартина в экспедицию, которая опустошила Андалусию до Севильи.

27. Бытие 6:6: “и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем” (цит. выше, глава 4, прим. 31). Об Абд аль-Мумине см. главу 6.

28. Третьим халифом Альмохадов был Якуб ибн Абу Якуб Юсуф, более известный по его титулу аль-Мансур (1184 - 1199) (для сравнения см. главу 6, прим. 57). Он покинул Марракеш в Морокко, 1 июня 1195 года высадился в Тарифе (Tarifa) и напал на Кордову (30 июня); затем он двинулся на север через Пуерто дель Мурадаль (Деспенаперрос) в кампо де Калатрава (campo de Calatrava) и разбил лагерь около Эль Конгосто (El Congosto) между замками Сальватьерра и Аларкосом 13 июля. Хотя он, возможно, имел мусульманское название, название Сальватьерра появилось в 1194 году. Он был расположен примерно в 20 милях южнее Сьюдад Реаль.

29. Мирамамолин – кастильский вариант халифского титула “амир аль-муминин” (amir al-muminin), что означает “повелитель правоверных”. Альмохады, в отличие от Альморавидов, притязали на халифский титул.

30. Иезекииль 22:25: “ее принцы как львы рыкающие, терзающие добычу”.

31. Альфонсо VIII достиг Аларкоса в конце июня. Эль Конгосто располагалось между Сальватьерра и Аларкосом.

32. И Кирот и Карло Блеа в первой редакции текста читают: “Demens igitur dictus Maurus...” [“исступленный мавр”]. Теперь во второй редакции Карло Блеа читает: demens как veniens, что имеет смысл, однако для христианского автора не было бы необычным описать Мирамамолина как “исступленного” мавра.

33. Альфонсо IX ответил Альфонсо VIII на просьбу о помощи, однако он все еще находился на пути из Талаверы в Толедо, когда произошло сражение. Халиф разбил лагерь в Эль Конгосто 13 июля.

34. Первый вызов христианских сил состоялся 18 июля, но Альмохады предпочли не отвечать на него в то время.

35. Битва при Аларкосе произошла 19 июля 1195 года: Lomax, The Reconquest of Spain, 116 – 120; Kennedy, Muslim Spain and Portugal, 237 – 246. Ambrosio Huici Miranda, Las grandes batallas de la reconquista (Madrid: Consejo superior de Investigaciones cientificas, 1956), 137 – 218 описывает битву в деталях.

36. Педро Родригес де Гусман был королевским mayordomo; Ордоно Гарсия де Роа и Родриго Санчес по-другому не идентифицированы.

37. Ср. Prudentius, Hamartigenia, 882.

38. Король прибыл в Толедо, по меньшей мере, 28 июля 1195 года.

39. Диего Лопес де Харо, лорд Вискайя (Diego Lopez de Haro, lord of Vizcaya), королевский alferez, или знаменосец; пытался защищать Аларкос, но согласился сдать крепость и смог вернуться в Толедо где-то около 27 июля.

40. Гвадалерсас располагается в 4 милях севернее Малагона, который находится в 13 милях севернее Сьюдад Реаль; Бенавенте – в 10 милях к западу, а Каракуель – в 13 милях к юго-западу. Все эти замки принадлежали военному Ордену Калатравы. Халиф возвратился в Севилью к 7 августа. См. Joseph F. O'Callaghan, “The Order of Calatrava, 1158 – 1212: Years of Crisis and Survival,” in The Meeting of Two World. Cultural Exchange between East and West during the Period of the Crusades, ed. Vladimir P. Gross and Christine Verzar Bornstein (Kalamazoo: Western Michigan University Press, 1986), 421 – 422.

41. Псалом 78:57: “Они оказались ложными, как лук без натяжения” (рус. перевод: “обращались назад, как неверный лук”).

42. Виргилий. Энеида, 1:26: “manet alta mente repostum” (в латинском тексте слово repositum метрически неверно).

43. См. выше главу 11 о курии Карриона 1188 года.

44. Халиф, который возвратился в Севилью после захвата Гвадалерсаса и других замков, последовавшего за битвой при Аларкосе, начал свою кампанию в июне 1196 года, захватив Монтанчес, Санта Крус, Трухильо и Пласенцию, а затем опустошив земли около Талаверы. Затем он осадил на 10 дней Толедо. Альфонсо VIII вернул обратно Пласенцию 15 августа 1196 года после отъезда халифа.

45. Тьерра де Кампос была областью восточнее королевства Леон в современной провинции Паленсия и Вальядолид. На курии Карриона в 1188 году Альфонсо IX поцеловал руку Альфонсо VIII в знак почтения и верности (см. выше главу 11).

46. Автор снова комментирует единокровность, когда он отмечает, что Санчо VII Наваррский (1194 - 1234) и Альфонсо VIII были двоюродными братьями во втором поколении:

47. Исайя, 58:6: “colligationes impietatis” [“оковы греха”] (Douay).

48. Псалом 78:21: “Господь услышал и воспламенился гневом, и огонь возгорелся на Иакова, и гнев подвигнулся на Израиля”. В латинском тексте ascensus появляется ошибочно на месте accensus.

49. Даниил, 4:14: “Повелением Бодрствующих это определено, и по приговору Святых назначено, дабы знали живущие, что Всевышний владычествует над царством человеческим, и дает его, кому хочет, и поставляет над ним уничиженного между людьми”; 4:29: “доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет”; 5:21: “доколе он познал, что над царством человеческим владычествует Всевышний Бог и поставляет над ним, кого хочет”.

50. Ср. Сенека, De beata vita, 4:2: “...nec extollant fortuita nec fragrant...”

51. Упоминание о ереси поднимает вопрос, нашли ли альбигойцы южной Франции путь в королевство Кастилия.

52. Альфонсо II Арагонский женился на Санче, дочери Альфонсо VII, короля Леона-Кастилии, 18 января 1174 года; значит, она была теткой Альфонсо VIII. Хотя первоначально он был в хороших отношениях с Альфонсо VIII, король Арагона со временем начал возмущаться доминированием Кастилии; несмотря на это с августа 1195 по март 1196 года он отправился в паломничество в Сантьяго де Компостела и попытался сохранить баланс между христианскими правителями. Он умер 25 апреля 1196 года. Его сын Педро II правил с 1196 по 1213 год. См. Chronicle of San Juan de la Pena. A Fourteenth-Century Official History of the Crown of Aragon, перев. Lynn H. Nelson (Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1991), 51 – 56, ch. 33. Библейский оборот “путем всех смертных” (Ср.псалом 65:3: “к тебе должны прийти все смертные”) популярен у нашего автора и повторяется несколько раз (например, см. ниже главу 17).

53. 1 Самуил, 25:1 – 43. Абигайль была женой Набала, и после того как Господь поразил его насмерь, стала женой короля Давида.

54. К сожалению, наш автор не упоминает числа, но, судя по его положению при королевском дворе, он, вероятно, знал, о чем идет речь.

55. Паломера (Palomera), или Парамера (Paramera), находится между Авилой (Avila) и Риофрио (Riofrio), около Сьерра де ла Парамера (Sierra de la Paramera).

56. Халиф удалился в Севилью поздним августом 1196 года, но оставался там до весны следующего года.

57. Фернандо Родригес де Асагра (de Azagra) был лордом Альбаррасинским, его владения находились на границе Кастилии и Арагона, примерно в 45 милях северо-восточнее Куэнки.

58. В июле и августе 1196 года короли Кастилии и Арагона напали на королевство Леон. Кастроверде де Кампос – примерно в 35 милях западнее Паленсии и примерно в 30 милях восточнее Бенавенте. В главе 40 Педро Оварес появляется как настоятель госпитальеров.

59. Бенавенте находится примерно в 45 милях южнее Леона; Асторга – примерно в 25 милях западнее Леона; Рабаналь дель Камино – западнее Асторги; область Биерсо граничит с Галисией.

60. После четырехдневной осады Castrum Iudeorum – замок евреев – пал 9 августа 1196 года. Педро II затем возвратился в Арагон. Альфонсо IX вернул Castrum Iudeorum, сейчас Пуенте дель Кастро (Puente del Castro) на реке Торио (Torio), восточнее города, и отдал его собору Леона 12 июля 1197 года: Gonzalez, Alfonso IX, 1:87 2:153 – 154, no. 105. Иногда евреям разрешалось ставить гарнизон в замок, где они могли наслаждаться автономией и защищаться, если было необходимо. Yutzhak Baer, A History of the Jews in Christian Spain, 2 vols. (Philadelphia: Jewish Publication Society, 1966), 1:80.

61. В апреле 1197 года халиф организовал еще один поход против Кастилии, снова опустошив Талаверу и Толедо, но возвратился в Кордову 15 августа. Из-за сообщений о волнениях в Морокко, он согласился на перемирие с Кастилией на 5 лет. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 120 – 122; Kennedy, Muslim Spain and Portugal, 247 – 249.

62. Это еще один пример заинтересованности автора относительно единокровия (Ср. введение, стр. xxxii). Альфонсо IX и Беренгела (которой тогда было почти 16, и чья более ранняя помолвка с Конрадом Гогенштауфеном была аннулирована папским легатом, кардиналом Григорием) были двоюродными родственниками во втором поколении; они поженились в октябре 1197 года в Вальядолиде; см. выше главу 11, прим. 20, 22.

63. Санчо VII сам искал помощи у мусульман Испании; он, вероятно, не был в Марракеше, столице Альмохадов в Морокко, но посылал вместо этого доверенных лиц. Ср. Rodrigo Jimenez de Rada, Historia de rebus Hispanie, 253 – 254, Bk. 7, chap. 32.

64. Осада Витории (примерно в 60 милях северо-восточнее Бургоса) началась летом 1199 года, и, очевидно, она сдалась кастильской армии в начале 1200 года. Провинция Алава сосредоточена вокруг Витории. Альфонсо VIII захватил города и деревни южнее Витории и севернее реки Эбро: Тревино, Пуебла де Аргансон, Арлусеа, Санта Крус де Кампесо, Альхорроса, Маранон и Сан Висенте де ла Сьерра. Витория ла Виеха может быть Вилласусо де Витория (Villasuso de Vitoria). Провинция Гуипускоа (Guipuzcoa) находится к северо-востоку от Витории, простираясь до порта Сан Себастьян (San Sebastian) в Бискайском заливе.

65. Перемирие, вероятно, было заключено в начале 1200 года, но до марта 1201 года.

66. Ср. Апокалипсис, 4:8: “et requiem non habebant die ac nocte” [„и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая“]; Исайя, 62:6: “не будут умолкать ни днем, ни ночью”.

67. Ср. Овидий, Tristia 5.1.33: „quisque nulla nisi in studio“.

68. В 1170 году Альфонсо VIII женился на Леонор (род. 1160), дочери Генриха II, короля Англии, и Элеоноре Аквитанской.

69. Ср. псалом 65:3: “к тебе должны прийти все смертные”. (цитировался выше в главе 15, прим. 52).

70. Сыновьями Генриха II, короля Англии (1154 - 1189), были молодой Генрих, который хотя и был коронован в 1170 году при жизни своего отца, тем не менее восстал против него и умер в 1182 году; Джеффри, который женился на наследнице герцогства Бретань и умер в 1186 году; Ричард Львиное Сердце, который правил Англией с 1189 по 1199 год, участвовал в Третьем крестовом походе и умер в небольшой схватке с одним из своих вассалов; и Иоанн, прозванный Безземельным, так как он не получил земли, когда Генрих II делил свои владения между сыновьями в 1169 году, который наследовал своему брату как король Англии и правил до 1216 года.

71. Филипп II Август, король Франции (1180 - 1223), провозгласил короля Иоанна непокорным вассалом в 1202 году и лишил его владений в Нормандии и других ленов, которые короли Англии держали от французской короны. См. Elizabeth M. Hallam, Capetian France, 987 – 1328 (London and New York: Longman, 1980), 182 – 183.

72. Присвоение в 1199 году Алавы и Гуипускоа, принадлежавших королю Наварры, было одной из причин разлада между ним и Диего Лопесом де Харо, лордом Вискайским.

73. Папский легат признал брак Альфонсо IX и Беренгелы недействительным почти сразу после их женитьбы в 1197 году. Несмотря на настойчивость легата, они не расходились до весны 1204 года. Тем временем, Беренгела родила дочь, Леонор, в 1198 году и сына, будущего Фернандо III, в 1201 году. Двое других детей родились до того, как они разошлись. См. Joseph F. O’Callaghan, „Innocent III and the Kingdom of Castile and Leon“, in Pope Innocent III and his World, ed. John C. Moore (Aldershot: Ashgate, 1999), 317 – 335.

74. Ср. Вергилий, Энеида, 4.212: “litus arandum” (в нашем латинском тексте стоит litus arare).

75. 1 Маккавейская, 10:55: “Счастлив день, в который ты возвратился в землю отцов твоих и воссел на престоле царства их!”.

76. Гораций, Carmina 1.5.10: „semper amabilem“.

77. Альфонсо VIII вторгся в Гасконь летом 1205 года и, вероятно, еще раз летом 1206 года. Наш автор явно проклинает трату денег на завоевание Гаскони. См. Gonzalez, Alfonso VIII, 1:864 – 875.

78. 23 мая 1200 года Бланка, или Бланш (Blanche), вышла замуж за сына Филиппа Августа, Луи VIII (1223 - 1226), будущего короля Франции. Позднее Бланка была регентшей при своем сыне Луи IX (1226 - 1279), который позднее был канонизирован. Она умерла в 1253 году, когда он участвовал в Шестом крестовом походе. Язык показывает, что эта часть Хроники была написана между 1223 и 1226 годом.

79. В 1208 году Уррака вышла замуж за Афонсо II (1211 - 1223), сына Санчо I Португальского.

80. Цитата из Горация, Ars Poetica, 161 – 162: „Imberbis iuuenis, tandem custode remoto,/ gaudet equis canibusque et aprici gramine campi“.

81. Интересно, не был ли автор частью ответственным за обучение инфанта Фернандо, который теперь отвратился от книг и предался рыцарским занятиям.

82. Вергилий, Энеида, 1.26: „manet alta mente repostum“ (здесь неправильно стоит positum, цитировалось выше, см. глава 14, прим. 42).

83. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, 5:4: “ибо Господь долготерпелив”.

84. Ср. Псалом 3:5: “Гласом моим взываю к Господу, и Он слышит меня со святой горы Своей”.

85. Ср. Книга Судей, 14:6: “И сошел на него [Самсона] Дух Господень”.

86. Ср., например, Евангелие от Луки, 24:49: “вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше”.

87. Перемирие с Альмохадами закончилось в 1210 году. Альфонсо VIII в мае 1211 года напал на королевство Мурсию.

88. Альфонсо Теллес де Менесес (Alfonso Tellez de Meneses) и Родриго Родригес захватили Гвадалерсас, располагающийся в современной провинции Сьюдад Реаль примерно в 40 милях южнее Толедо; он был потерян в 1195 году, после битвы при Аларкосе.

89. В латинском тексте стоит: “Rex uero Marroquitanus quartus Abdelimum, filius eius, qui uenit ad Alarcos...”. Карло Бреа переводит это как: “El rey marroqui Abdelmon IV, hijo del que vino a Alarcos...”. Кирот отмечает, что предлог ad должен следовать за quartus, означая “четвертый от”, но он также указывает, что в тексте следует читать tercius, “третий после Абд аль-Мумина”. Эта интерпретация возникла из-за порядка следования халифов: Абд аль-Мумин (ум.в 1163 году), Абу Якуб Юсуф (ум. в 1184 году); Якуб аль-Мансур (ум. в 1199 году) и Мухаммад аль-Назир (Muhammad al-Nasir) (ум. в 1214 году). Следовательно, мог быть третьим халифом после Абд аль-Мумина. К тому же Мухаммад не носил имени Абд аль-Мумин, как предполагается в интерпретации Карло Бреа, а использование номера IV было совершенно чуждо автору Латинской хроники.

90. Евангелие от Матфея, 2:11: “и, открыв сокровища свои”.

91. Короли Кастилии и Леона обычно удерживали своих вассалов посредством пожалований (stipendia, solidata, soldadas), а не посредством ленов, как это было принято во Франции.

92. Халиф Альмохадов, Мухаммад ибн Якуб, известный более под другим именем как аль-Назир (1199 - 1213), или более привычно среди христиан как Мирамамолин, переплыл Залив в мае 1211 года; он покинул Севилью 15 июня.

93. После битвы при Аларкосе в 1195 году Альмохады захватили Калатраву и другие крепости, принадлежащие этому Ордену. Где-то между 1196 и 1198 годами рыцари взяли Сальватьерру, крепость, расположенную примерно в 20 милях южнее Сьдад Реаль и прямо напротив замка, известного позднее как Калатрава ла Нуева (Calatrava la Nueva). Примерно 13 лет рыцари были известны как Орден Сальватьерры. Осада началась в конце июня или в начале июля. Пуэрто дель Мурадаль, сейчас Деспенаррос, был проходом через горы, расположенным южнее Сальватьерры. См. O’Callaghan, „The Order of Calatrava, 1158 - 1212“, 422 – 425, а также ср. главу 12, прим. 28.

94. Сьерра де Сан Винсенте находится неподалеку от Талаверы, к западу от Толедо, вдоль реки Тагус.

95. Ср. Евангелие от Матфея, 2:18 (Книга Пророка Иеремии, 31:15: “голос слышен в Раме, вопль и горькое рыдание”); Евангелие от Луки, 23:27: “И шло за Ним [Иисусом] великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем”.

96. Сальватьерра пала в сентябре 1211 года после пятидесяти одного дня осады. Халиф провозгласил свою победу мусульманскому миру в письме, написанном 13 сентября в Андухаре. См. Lomax, The Reconquest of Spain, 122 – 123; Kennedy, Muslim Spain and Portugal, 249 – 254.

97. Псалом, 9:10: “И будет Господь прибежищем угнетенному, прибежищем во времена скорби”. Латынь здесь не из Вульгаты (Vulgate), а из Септуагинты (Septuagint).

98. Книга Эсфири, C:10 (13:17): “обрати сетование наше в веселие” (в русском переводе Библии 4:17 – прим. перев).

99. Бытие 6:6: “и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем” (цит. выше, глава 4, прим. 31 и глава 12, прим. 27).

100. Ср. Евангелие от Луки, 23:46: “Отче! в руки Твои предаю дух Мой”.

101. Псалом, 78:7: “что они также должны возлагать надежду свою на Бога” (в русском переводе Библии 77:7 – прим. перев).

102. Дату эдикта можно вычислить относительно даты смерти инфанта Фернандо, упомянутой в главе 20. Эдикт был датировал Михайловым днем, праздником Св.Михаила, 29 сентября 1211 года, примерно за две недели до смерти инфанта.

103. Инфант Фернандо, родившийся 29 ноября 1189 года, умер в возрасте 21 года 14 октября 1211 года.

104. Книга Пророка Иеремии, 8:9: “Посрамились мудрецы, смутились и запутались в сеть”.

105. Книга Пророка Иеремии, 12:11: “сделали его пустынею, и в запустении он плачет предо Мною”.

106. В своем первом издании Хроники, 25, Карло Бреа читает: “omnes virgines scalide”, переводя это как desfallecieron” [“все девицы пали замертво”]. Во втором издании Хроники, 55, он читает: “omnes virgines squalide” и во втором переводе Хроники, 47, переводит это как “все девицы говели”. “Облаченный страданием”, кажется, лучше передает смысл squalide. Это цитата, взятая из Плача Иеремии, 1:4: “девицы его печальны” [„Virgines eius squalidae“]; NAB читает: “его девицы печалились”. Donay: “его девицы в печали”.

107. Книга Пророка Ионы, 3:6-8: „Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле, и повелел провозгласить и сказать в Ниневии...’и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу“; Плач Иеремии, 2:10: “Сидят на земле безмолвно старцы дщери Сионовой, посыпали пеплом свои головы, препоясались вретищем; опустили к земле головы свои девы Иерусалимские”.

108. Четвертая Книга Царств, 4:34: “И поднялся [Елисей] и лег над ребенком, и приложил свои уста к его устам, и свои глаза к его глазам, и свои ладони к его ладоням, и простерся на нем, и согрелось тело ребенка”.

109. Плач Иеремии, 1:12: “взгляните и посмотрите, есть ли болезнь, как моя болезнь, какая постигла меня”.

110. Послание св.апостола Павла к римлянам, 11:33: “О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!”.

111. Псалом, 92 (91):6-7: “дивно глубоки помышления Твои! Человек несмысленный не знает, и невежда не разумеет того”. Из текста не видно, что автор был очевидцем страданий королевы.

112. Похороны, которыми руководил архиепископ Родриго Толедский, произошли в цистерцианском женском монастыре Лас Хуелгас (Las Huelgas), находящемся в предместье Толедо, который был основан королем и королевой в 1187 году. Королева Беренгела, бывшая жена Альфонсо IX Леонского, была сестрой инфанта Фердинандо.

113. Ср. Евангелие от Луки, 24:49: “вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше”.

114. Хорхуера, Алькала дель Хукар и Лас Куевас де Гаранден располагаются на берегу реки Хукар примерно в 40 милях юго-восточнее Аларкона, который находится примерно в 30 милях юго-восточнее Куэнки; король возвратился в Аларкон 29 ноября.

115. Филипп Август (Philip Augustus), король Франции, был занят собственной борьбой с королем Иоанном Английским.

116. Вильям Аманью (William Amanieu) был архиепископом Бордо. Архиепископ Нарбоннский, Арнальд Амори (Arnald Amaury), прибыл в Толедо 3 июня 1212 года.

117. Троица выпала на воскресенье 13 мая; восьмой день после праздника был 20 мая.

118. Карло Бреа читает concidentes in frustra и переводит как matando inutilmente; однако Кирот полагает, что concidentes in frustra значит mettant en pieces, или разрезание на куски. Этого нет в понятийном аппарате Карло Бреа.

119. Войско покинуло Толедо 20 июня; Малагон, располагающийся примерно в 20 милях севернее Сьюдад Реаль, был взят 24 июня. Калатрава ла Виеха (примерно в 20 милях к юго-востоку) капитулировала 1 июля. Аларкос (примерно в 9 милях к западу), Бенавенте (примерно в 10 милях к западу), Каракуель (примерно в 20 милях к юго-западу) и Пьедрабуена (Piedrabuena) (примерно в 20 милях западнее Сьюдад Реаль) были захвачены 5 – 6 июля.

120. Те, кто пришли из-за гор, (французы) покинули лагерь 3 июля. Число рыцарей и пехотинцев явно преувеличено.

121. “Mirabilis Deus in sanctis suis” Кабанес Пекур (следуя the London MS) читает “in factis suis” [“в его делах”]; в Псалме, 67:36, следуя Септуагинте, стоит „mirabilis...sanctis“; Псалом, 68(67):36: “Страшен Ты, Боже, во святилище Твоем” переводит Вульгату “terribilis...de sanctuario”.

122. Песнь песней Соломона, 6:4: “грозна, как полки со знаменами”.

123. Смотр христианского войска произошел 8 июля.

124. Ср. Вторая книга Паралипоменон, 20:12: “и мы не знаем, что делать, но к Тебе очи наши!”.

125. Это случилось в ночь с 12 на 13 июля.

126. 14 июля 1212 года.

127. 15 июля 1212 года.

128. Это начало античного пасхального гимна Aurora solis rutilat, или Aurora lucis rutilat; некоторые строфы были включены в хвалительные псалмы.

129. Псалом, 73(72):18: “Так! на скользких путях поставил Ты их и низвергаешь их в пропасти”, следуя Септуагинте, а не Вульгате.

130. Ср. Евангелие от Матфея, 23:12: “ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится”. Карло Бреа замечает, что это точная цитата из Клавдиана, In Rufinum, 1:22-23.

131. Лас Навас де Толоса располагалась примерно в 20 милях к северо-западу от Убеды. Детальное описание битвы см. у Huici Miranda, Las grandes batallas de la reconquista, 219 – 330.

132. Ср. Св.Бернард Клервосский, Liber de laude novae militae, chap.1, PL 182:922: “Возрадуйся, отважный воин, если ты живешь и сражаешься во имя Господа, но возрадуйся еще более, если ты погибнешь и соединишься с Богом…так как если благословенны те, кто умерли в Боге (Апокалипсис, 14:13), то намного более благословенны те, кто умерли во имя Господа”.

133. Фернандо II имел любовную связь с Урракой Лопес де Харо, от которой у него было несколько детей, одним из них был Санчо Фернандес; после смерти его первой жены, Терезы Португальской, король женился на Урраке в 1187 году. Она была сестрой Диего Лопеса де Харо, лорда Визскайского. Его сыном был Лопе Диас.

134. В Хронике после слов “перед его взглядом” лакуна. В своем первом переводе Хроники, 33, Карло Бреа опустил этот пропуск и читает абзац: “asi todos los que delante de el pasaban no volvian aunque caminaran”. В своем втором переводе Хроники, 53, он отмечает пропуск и цитирует абзац из Книги пророка Иезекииля, 1:14 в испанской версии Иерусалимской Библии: “cada cual marchaba de frente...y no se volvian a caminar” (“И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния”). В его аппарате 1997 года он цитирует Книгу пророка Иезекииля, 1:12: “И шли они, каждое в ту сторону, которая пред лицем его; куда дух хотел идти, туда и шли; во время шествия своего не оборачивались”. Ср.1:17: “Когда они шли, шли на четыре свои стороны; во время шествия не оборачивались”. Это сравнение с существами из видений Иезекииля.

135. См. ниже, глава 25, прим. 141.

136. Евангелие от Марка, 6:34: “потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря”.

137. См. O’Callaghan, Medieval Spain, 245 – 249; Lomax, The Reconquest of Spain, 124 – 128; Kennedy, Muslim Spain and Portugal, 255 – 256.

138. Псалом, 144 (143): 1 – 2: “Благословен Господь, твердыня моя, научающий руки мои битве и персты мои брани, милость моя и ограждение мое, прибежище мое и Избавитель мой, щит мой, - и я на Него уповаю; Он подчиняет мне народ мой”. Количество убитых мавров, естественно, большое преувеличение, так же как и упоминание, что лишь небольшое число христиан пало в сражении.

139. 18 июля. Замки Вилхес, Банос де ла Энсина (de la Encina), Толоса и Феррал расположены в нескольких милях от Лас Навас де Толоса.

140. Крестоносцы вошли в Баесу 20 июля.

141. Убеда находилась в осаде с 20 по 23 июля. Число пленников сильно преувеличено.

142. Ср. Книга Иова, 9:13 – 15: “Господь, гнева которого никто не выдержит” (Donay).

143.Ср. Псалом, 36(35):7: “Правда Твоя, как горы Божии, и судьбы Твои - бездна великая!”.

144. Ср. Псалом, 113B:1: “Не нам, Господь, не нам, твоему имени дай славу” (Donay).

145. Псалом, 118(117):26: “Благословен грядущий во имя Господне!”; Евангелие от Луки, 19:38: “благословен Царь, грядущий во имя Господне!” (восклицание вербного воскресенья повторялось в конце Санктуса во время мессы). Альфонсо VIII, вероятно, возвратился в Толедо в начале августа.

146. Дуенас (примерно в 20 милях к югу от Сьюдад Реаль) находится юго-западнее замка Сальватьерры; он был взят в феврале 1213 года, хотя Сальватьерра оставалась в руках мусульман до 1226 года. Король возвратил Дуенас Ордену Калатравы, который к 1221 году перенес туда свою штаб-квартиру и переименовал его в Калатраву ла Нуева. См. O’Callaghan, “The Order of Calatrava: Years of Crisis and Survival”, 225 – 427.

147. Экснавексоре, переименованный в Кастеллар де Сантьяго (Castellar de Santiago), расположенный примерно в 70 милях юго-восточнее Сьюдад Реаля и 20 милях юго-восточнее Вальдепенас (Valdepenas), был взят в марте 1213 года и передан военному ордену Сантьяго, который управлял обширным владением в кампо де Монтьель (campo de Montiel).

148. Алькарас, расположенный примерно в 50 милях западнее Вальдепенаса, был взят 22 мая 1213 года; король прибыл на следующий день, 23 мая. Родриго Хименес де Рада был архиепископом Толедским.

149. Риопар расположен примерно в 10 милях прямо к югу от Алькараса. Воскресенье Троицы приходилось на 2 июня.

150. Диего Лопес де Харо, лорд Визскайский. Педро Фернандес де Кастро, сын Фернандо Родригеса, прозванного Кастильцем, сражался в битве при Аларкосе на стороне мусульман против Альфонсо VIII. Хотя ему было возвращено благоволение, подозрение, что он побуждал Альфонсо IX к союзу с Альмохадами после битвы при Лас Навас де Толоса, было причиной его изгнания из обоих королевств. Он умер в Морокко в 1214 году. См. ниже главу 28, прим. 162.

151. Алькантара на реке Тагус, расположенная примерно в 50 милях западнее Касереса, была взята в 1213 году. Впоследствии она стала штаб-квартирой военного ордена Алькантара. См. Joseph F. O’Callaghan, „The Foundation of the Order of Alcantara, 1176 - 1218“,Catholic Historical Review 47 (1962): 471 – 486, репр. в The Spanish Military Order of Calatrava and its Affiliates, no. IV.

152. Псалом, 79(78):3: “пролили кровь их, как воду, вокруг Иерусалима, и некому было похоронить их”; Первая книга Маккавейская, 7:17: “некому было похоронить их”; Книга пророка Иеремии, 14:16: “и некому будет хоронить их” (Donay).

153. Псалом 75(76):9: „земля убоялась и утихла“; 1 Кн. Маккавеев 1:3: „и умолкла земля перед ним“; Книга пророка Аввакума, 2:20: “А Господь - во святом храме Своем: да молчит вся земля пред лицем Его!”.

154. Король снял осаду в феврале 1214 года: Lomax, The Reconquest of Spain, 129 – 131.

155. Реймонд IV, граф Тулузский, был женат на сестре короля Педро, Леоноре; ее сестра Санча вышла замуж за будущего графа Реймонда VII. См. Bisson, The Medieval Crown of Aragon, 38 – 39.

156. Убийство папского легата, Петра Кастельнау (Peter Castelnau), в 1208 году вынудило папу Иннокентия III издать буллу о крестовом походе против Альбигойцев. Движение альбигойцев, или катаров, воскресило дуализм манихейской ереси. Считалось, что граф Тулузский и другие светские властители того региона недостаточно настойчиво противостоят ереси.

157. Апокалипсис, 19:16: “Царь царей и Господь господствующих”; также Первое послание к Тимофею, 6:15: “Царь царствующих и Господь господствующих”.

158. Под руководством Симона де Монфора крестоносцы быстро прошли через Лангедок с 1209 года и дальше. Библейское сравнение - см. Певую книгу Маккавейскую, 3:1 – 9, особенно, строфу 2.

159. Принимая во внимание неудачу графа Реймонда IV поддержать крестовый поход, граф Симон напал на его земли. Зять Реймонда, Педр II, король Арагона, пришел ему на помощь, однако они были разбиты в битве при Мюре 12 сентября 1213 года, а Педро был убит. См. O’Callaghan, Medieval Spain, 249 – 253; Jonathan Riley-Smith, The Crusades. A Short History (New Haven: Yale University Press, 1987), 133 – 139.

160. Афонсо II, король Португалии, женился на дочери Альфонсо VIII, Урраке, в 1208 году. Паленсия располагалась примерно в 50 милях севернее Касереса и примерно в 110 милях западнее Толедо.

161. Диего Лопес де Харо, лорд Визскайский, умер 16 сентября 1214 года.

162. Педро Фернандес де Кастро умер 18 августа 1214 года в Морокко.

163. Классическое высказывание “Не считай ни одного человека счастливым, пока он не умер”, умело и тонко христианизированное.

164. Король умер в полночь с 5 на 6 октября 1214 года. Авила располагается примерно в 50 милях северо-восточнее Мадрида; Аревало – примерно в 25 милях севернее Авилы.

164. Иов, 3:6: “Ночь та, - да обладает ею мрак”! (Donay).

164. Иов, 3:4: “День тот да будет тьмою; да не взыщет его Бог свыше, и да не воссияет над ним свет”! Также ср. Книга Премудрости Соломона, 17:5b: “И никакая сила огня не могла озарить, ни яркий блеск звезд не в состоянии был осветить этой мрачной ночи”!

167. Праздник Св.Михаила – 29 сентября; король умер в полночь с 5 на 6 октября. Праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня – 14 сентября, Диего умер 16 сентября.

168. Королева Леонора, инфанта Беренгела, архиепископ Толедский и епископ Телло Паленсийский похоронили короля в Лас Хуельгас де Бургос, в женском цистерцианском монастыре, основанном им примерно в 1187 году.

169. Плач Иеремии, 2:10: “посыпали пеплом свои головы, препоясались вретищем”; Книга пророка Ионы, 3: 5 – 6: “и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого… и оделся [царь] во вретище, и сел на пепле”.

170. Первое послание к Коринфянам, 15:52: “вдруг, во мгновение ока”.

171. Альфонсо VIII родился 11 ноября 1155 года и наследовал корону после смерти своего отца 31 августа 1158 года. Когда от стал королем, ему не было еще и трех лет. Он правил около 56 лет.

172. Саладин захватил Иерусалим 2 октября 1187 года и затем захватил большую часть королевства Иерусалимского, за исключением Тира, который удерживали крестоносцы. Города Триполи и Антиохия также продолжали оставаться в руках крестоносцев. См. Riley-Smith, The Crusades, 109 – 113.

173. В битве при Хаттине 3 июля 1187 году Саладин разбил короля Ги де Лузиньяна (Guy of Lusignan), который был пленен вместе со святыней Честного и Животворящего Креста Господня.

174. Папа Григорий VIII издал буллу, в которой объявил о начале Третьего крестового похода 29 октября 1187 года.

175. Княжество Антиохийское, расположенное к северу от графства Трипольского и королевства Иерусалимского, было одним их государств крестоносцев.

176. Апокалипсис, 19:16: “Царь царей и Господь господствующих”; также Первое послание к Тимофею, 6:15: “Царь царствующих и Господь господствующих” (цит.выше глава 27, прим.157).

177. Это прямая цитата из молитвы за императора из литургии Страстной пятницы: “Omnipotens sempiterne Deus, in cuius manu sunt omnium potestates et omnia jura regnorum”. Ср. Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова, 10:4: “В руке Господа власть над землею” (цит. выше, глава 5, прим. 41).

178. Святой римский император, Фридрих I, прозванный Барбаросса (1152 - 1190), ответил на просьбу папы и выступил в поход, пройдя маршем через Венгрию, Византийскую империю и Анатолию (современную Турцию), находившиеся тогда под управлением султана Иконии.10 июля 1190 года, плавая в реке Гексу (Goeksu), он утонул, и его крестовый поход внезапно закончился. См. Charles M. Brand, „Frederick I Barbarossa“, in Oxford Dictionary of Byzantium (далее - ODB), 3 vols. (New York: Oxford University Press, 1991), 2:804.

179. Псалом, 35(36):7: “Правда Твоя, как горы Божии, и судьбы Твои - бездна великая!”.

180. Филипп II Август (1180 - 1223) и Ричард I Львиное Сердце (1189 - 1199) приняли клятву крестоносцев в 1188 году. В июле 1190 года они отправились в поход, переплыв на Сицилию, где они провели зиму; в конце марта 1191 года Филипп поплыл прямо к Акру, в то время как Ричард 5 июня высадился на Кипре, находящемся под контролем византийского императора Исаака Комнина, и завладел островом. Следовательно, Кипр стал частью земель крестоносцев восточного Средиземноморья. Король Иерусалимский, Ги де Лузиньян, начал осаду Акра, к которой присоединились Филипп и Ричард. См. Riley-Smith, The Crusades, 113 – 118.

181. Крестоносцы взяли Акр 12 июля. Филипп отплыл домой 31 июля. Попыткам Ричарда возвратить Иерусалим препятствовал Саладин.

182. Ричард заключил с Саладином перемирие в сентябре 1192 года и отплыл в Европу 9 октября. По пути его судно потерпело кораблекрушение, он попытался незамеченным пройти через Австрию, герцога которой он оскорбил во время Третьего крестового похода. Плененный, он был освобожден в начале 1194 года после того, как его английские вассалы собрали выкуп в 150 тысяч марок (больше, чем указывает автор Хроники). Однажды возвратившись во Францию, он возобновил свой конфликт с Филиппом Августом, однако был убит с стычке с одним из своих вассалов в 1199 году. См. главу 17.

183. В 1198 году папа Иннокентий III объявил о Четвертом крестовом походе, руководителями которого были Балдуин, герцог Фландрский (Count Balduin of Flanders), Тибальд, герцог Шампанский (Count Thibault of Champagne), и Бонифаций, маркиз Монферрат (Boniface, marquess of Montferrat). От их имени Жоффруа де Виллардуин (Geoffrey de Villehardouin) заключил в апреле 1201 года договор с Венецией о том, что они переправят крестоносцев через море в Святую землю. См. Donald E. Queller and T. E. Madden, The Fourth Crusade. The Conquest of Constantinople, 1201 – 1204, 2d ed. (Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1997).

184. Так как крестоносцы, прибывшие в Венецию, не были способны заплатить оговоренную в договоре сумму, венецианцы отказались плыть. В качестве условия переправления их в Святую землю венецианцы убедили крестоносцев в ноябре 1202 года включить в область похода христианский порт Зара (Zara) на Адриатическом побережье, который Венеция считала своим конкурентом.

185. Византийскому императору Мануилу I (1143 - 1180) наследовал его сын Алексий II (1180 - 1184), однако его двоюродный брат, Андроник Комнин (1184 - 1185), сделал себя соправителем. Андроник был свергнут с престола и казнен Исааком Ангелом (Isaac Angelus) (1185 - 1195). Исаак, в свою очередь, был изгнан и ослеплен своим братом Алексием III (1195 - 1203). Сын Исаака, будущий Алексий IV, пытался завербовать крестоносцев, чтобы решить свои проблемы. См. Joan M. Hussey, The Bysantine World (New York: Harper, 1961), 60 – 71; Charles M. Brand, Bysantium Confronts the West, 1180 – 1204 (Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1968; 2d ed., Aldershot: Gregg, 1992).

186. Беатрис, жена Фернандо III, была дочерью святого римского императора Филиппа Швабского и Ирины, дочери Исаака Ангела. См. Charles M. Brand, “Philiph of Swabia,” ODB 3:1653, и ср. stemmata on 1:98 и 2:1145.

187. Алексий Ангел обещал снабдить крестоносцев деньгами и людьми для похода в Святую землю, если они помогут ему возвратить корону Византийской империи. См. Charles M. Brand, “Alexios IV Angelos,” ODB 1:65-66.

188. Крестоносцы и венецианцы отплыли в апреле 1203 года в Константинополь. Они осадили город 24 июня, а 17 июля атаковали и захватили его. Алексий III бежал; Исаак Ангел был восстановлен на троне, однако его сын, Алексий IV (1203 - 1204) был поставлен соправителем. См. Charles M. Brand, “Isaac II Angelos,” ODB 2:1012.

189. Алексий IV не был способен или не желал исполнять свои обещания по сотрудничеству с крестоносцами в завоевании Святой земли. В феврале 1204 года народ Константинополя поднял восстание, свергнул его с трона и убил. Его отец умер несколькими днями позже. Алексий Мурцуфль был объявлен императором. См. Charles M. Brand, “Alexios V Doukas,“ ODV 1:66.

190. Первая книга Царств, 14:6: “Господь поможет нам, ибо для Господа нетрудно спасти чрез многих, или немногих”; ср. Первая книга Маккавейская, 3:18: “легко и многим попасть в руки немногих”.

191. Евангелие от Иоанна, 15:5: “Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего”.

192. В марте 1204 года венецианцы и крестоносцы заключили пакт о захвате Константинополя и об избрании латинского императора. Затем 6 апреля они предприняли вторую атаку на город и взяли его 13 апреля. Добыча была огромна. См. Queller and Madden, The Fourth Crusade.

193. Балдуин, граф Фландрский, был избран императором, а Бонифаций Монферратский стал королем Фессалоник. Остальная империя была поделена между другими крестоносцами и венецианцами. Венецианец Томас Морозини (Thomas Morosini) был избран патриархом и был посвящен в сан Иннокентием III в марте 1205 года. См. Charles M. Brand, “Baldwin of Flanders,” ODB 1:247-248, and indem, „Boniface of Montferrat,“ ODV 1:304-305; Alexander Kazhdan, “Thomas Morosini,” ODV 3:2077.

194. Константинопольским патриархом, на которого ссылается автор, был Гервазий (Gervaise), избранный в ноябре 1215 года.

195. Во второй редакции текста (1997) Карло Бреа указывает число архиепископов как 62 (лекция LXII); но Кирот, Кабанес Пекур и Карло Бреа в своей первой редакции Хроники, 46, и во второй редакции его перевода (Хроника, 63) читают количество как 72.

196. Четвертый Латеранский собор был созван папой Иннокентием III 13 апреля 1213 года, чтобы собраться на праздник Всех Святых, 1 ноября 1215 года. Патриархи Константинополя и Иерусалима были латинскими, а не греческими патриархами. Приходы патриархов Аквилейи и Градо располагались в северо-восточной Италии. См. Alexander Kazhdan, „Innocent III,“ ODV 2:996.

197. Иннокентий III умер скорее 16 июля 1216 года, чем 15 июля.

Текст переведен по изданию: The Latin Chronicle of the kings of Castile. Translated with an introduction and notes by Josef F. O'Callaghan // Medieval & Renaissance Texts & Studies Series, vol. 236.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.