Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГРИГОРИЙ КОТОШИХИН

О РОССИИ В ЦАРСТВОВАНИЕ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА  

Глава 8.       О владетелстве  царств  и государств,  и земель,  и городов,  которые под Москвою лежат, и тех городов о воеводах.  

1.   О Великом Новегороде,  и о Казани, и Астарахани, и о Сибири,  и о иных, о воеводах и о всяких тамошних делех.  

2.   О пригородех  к  тем  болшим  городам  и  государствам,  и о      воеводех.  

3.   Середних городов о воеводех, и о всяких тамошних делех.  

4.   О указех,  как  пишутца  в  те  городы  царские  грамоты   к      воеводам;  в той же статье написан вопрос и ответ:  для чего      царь пишетца в титле своей "самодержцем?"  

5.   О боярех  и  воеводех,  и  приказных  людех,  и  которые  по      посолствам  и  в иных службах,  против дел каким они обычаем      пишут к царю.  

6.   О челобитных,  каким обычаем пишут бояре и иных чинов люди и      жены к царю, и к царице, и к царевичам, и к царевнам.  

7.   О доходех  царских  с  посадов,  и  с  крестьян,  и с всяких      промыслов, каким обычаем собирати.  

8.   О людех, кто в котором городе для оберегания устроены.  

9.   Для воинского времяни о осадных дворех, и в городы о высылке      крестьян.  

10.  О строении  городов,  которой  починить  и вновь зделать,  о      зборе денег, и о воинском ружье.  

11.  О городех каменных и деревяных, как они построены.  

 

Глава 9.       О воинских зборах.  

1.   Как с которым государством бывает война,  и с кем царь о том      думает, и придумав каким людем положат збор.  

2.   О рейтарских  полкех,  и  в  те  полки  ис каких чинов людей      прибирают, и по чему дается жалованья погодного человеку.  

3.   О стрелецких полках.  

4.   О салдатцких полкех,  о старых и о  новых,  и  откуды  новых      салдат прибирают , и о жалованье им, и о корму.  

5.   О драгунских полкех, о старых и о новых.  

6.   О казацких полкех.  

7.   О Донских казакех.  

8.   Всем тем  ратным  людем  на  жалованье  о зборе денежном,  и      хлебном, и всяких запасов.  

9.   Бояром, и воеводам, и иных чинов людем велено быти на службе      с своими запасы.  

10.  Когда лучитца царю итти самому в войну,  и сколко у него и у      бояр и у воевод бывает в полкех ратных людей.  

11.  Как война минется, о роспуске ратных людей.  

12.  Иноземцом здоровым и раненым,  и Руским людем раненым же,  и      иноземцов побитых женам, вдовам и детем после службы указ.  

 

Глава 10.       О торговых людех.  

1.   О гостех.  

2.   Гостиные и суконные сотен о людех.  

3.   О торговых людех.  

4.   О торговле и о податех , как они платят погодно царю.  

5.   Кому торговому  человеку  лучитца  на ком чего нибудь искати      или отвечати.  

6.   О жалованье торговым людем,  как они бывают в царской службе      и у промыслов, и учинят прибыль.  

7.   Которые торговые   люди,   будучи   в  царской  службе  и  у      промыслов, прибыли не учинят, за их нерадение о наказании.

 


Глава 8,  а в ней 11 статей.   О владетелстве царств и государств,  и  земель,  и  городов, которые   под  Росийским  царством  лежат,  и  тех  государств  о воеводех.

     1. Великий  Новгород,  царствы   Казанское,   Астараханское, Сибирское, государство Псковское, княжствы Смоленское, Полотцкое, и тех государств в первые  городы  посылаютца  воеводы,  бояре  и околничие,  а  с ними товарыщи,  з боярами околничие и столники и дьяки,  а с околничими столники и дьяки; и ведают те государства, с  пригороды  и  с  уезды,  во  всяких государственных и земляных делах,  против того ж,  как ведают на Москве бояре и думные  люди Приказы. А ведают всякие государственные и земские дела и указ по них чинят,  которые мочно им чинить  и  вершить  по  наказом  их, каковы им даются из Розрядного Приказу и по Уложенной Книге, и не описываясь к царю;  а которых великих и спорных дел вершити будет за чем не мочно, и о таких делех о указе пишут к Москве к царю, а без указу великих дел делати и докончати не смеют.
     А вором,  розбойником и татем, и иным злочинцом, указ бывает против  того  ж,  как  и на Москве.  А казнити их за их воровства смертию,  кто б каков ни был,  без указу царского и не описався к нему  не  велено,  и  учинити  нихто  не смеет,  кроме Сибири,  и Астарахани,  и Терка,  потому что ис тех городов к Москве к  царю писма  их,  и от царя против их писем о всяких делех указу вскоре приходити не мочно,  и их в таких далних городех велено казнити и без указу царского,  Руских середних людей,  и Татар, и Чювашу, и Черемису,  а дворян, и мурз, и князей, и нарочитых знатных людей, без  указу  царского казнити не велено;  а кого они казнят,  и им воеводам для объявления велено писать к Москве, кто за что казнен и какою смертию.

     2. А  которые  к  тем  государствам и болшим городам належат городы,  всякою ведомостью,  и владетелством,  и податми:  и в те пригороды посылаются воеводы, дворяне и дети боярские, с Москвы и тех городов от воевод. А велено им дела делать по наказом, каковы даются  им  тех  городов  от  бояр  и  воевод,  и  о всяких делех спрашиватися и писати к ним болшим воеводам, а не к Москве; а они болшие  воеводы  к  тем  пригородным  воеводам,  против их писма, потомуж от себя указ посылают,  которые  дела  могут  они  делать сами,  и  они  б  делали,  а чего делать не мочно,  пишут о том к Москве, к царю.

     3. Такъже и в-ыных болших и середних городех бывают  воеводы столники и дворяня,  и дьяки,  и подьячие вместо дьяков; а велено им в тех городех дела всякие делать по наказом же и по  Уложению.
А  которых  великих дел ведати и делати им не указано,  и о таких делах велено им писати к Москве ж.
     А в судных кабалных делех велено им суды давати, дворяном, и детем  боярским,  и  служилым  всяких чинов и посадцким людем,  и крестьяном,  в болших городех,  где воеводы с дьяками, в долговых делех  во  100  и  в  500  и  в 1000 и в 10,000 рублев.  А в-ыных городех,  где воеводы одни сидят,  или и с подьячими, а дьяков не бывает, велено суды давати в долговых делех в 10 и в 20 рублех, а болши дватцати рублев суда давати им не велено  никому;  а  будет кто воевода,  или приказной человек,  болши 20 рублев суд даст, и тот суд не в суд, да на нем же судье возмут на царя пеню.
     А велено середних и менших  городов  всякого  чину  людем  в болших  своих  искех  судитися  на  Москве,  кто  где судим и под которым Приказом написан.  А  в  самых  болших  городех,  хотя  в великих искех дают суды в 1000 и в 10,000 рублех,  а обвинити они бес царского указу никого не смеют.

     4. А бывает в ет в городы к бояром и воеводам и приказным людем о всяких делех посылаются указы, пишутца грамоты таким обычаем: «От царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя  Росии  самодержца,  боярину  нашему и воеводам князю Якову Куденетовичю   Черкаскому»   или   «князю    Ивану    Алексеевичю Воротынскому  с  товарыщи»;  а  потом  дело.  Такъже и к середним воеводам против того ж:  кто князь или столник и стряпчей,  и его имянуют чин,  потом имя;  а к простому дворянину толко имя его, и отечество и прозвание.
     А пишетца та титла «всеа  Великия  и  Малыя  и  Белыя  Росии самодержец» не изстари, внове, при нынешнем царе, как учинились в вечном подданстве Малая Росия,  войско Запорожское, гетман Богдан Хмелницкой с казаками и со всеми Черкаскими городами.
     Великою Росиею прозвано Московское государство;  Белая Росия Белорусцы,  которые живут около Смоленска  и  Полотцка  и  в-ыных городех.
     Вопрос. Для чего пишетца «самодержцем»?

    Ответ. Как  прежние  цари,  после  царя  Ивана  Васильевича, обираны на царство:  и на них были иманы писма,  что им  быть  не жестоким  и непалчивым,  без суда и без вины никого не казнити ни за что, и мыслити о всяких делах з бояры и з думными людми сопча, а  без  ведомости  их  тайно  и  явно  никаких  дел не делати.  А нынешняго царя обрали на царство,  а писма  он  на  себя  не  дал никакого,  что прежние цари давывали, и не спрашивали, потому что разумели  его  гораздо  тихим,   и   потому   наивышшее   пишетца «самодержцем»  и  государство свое правит по своей воли.  И с кем похочет учинити войну и покой,  и по покою  что  кому  по  дружбе отдати,  или  какую  помочь  чинити,  или и иные всякие великие и малые своего государства дела похочет по своей мысли  учинити,  з бояры и з думными людми спрашиваетца о том мало,  в его воле, что хочет то учинити может;  однако кого из бояр и  из  думных  и  ис простых  людей  любит и жалует,  спрашиваетца и советует с ними о всяких  делах.  А  отец  его  блаженныя   памяти   царь   Михайло Федоровичь,  хотя  «самодержцем»  писался,  однако  без боярского совету не мог делати ничего.
     Таким же обычаем посылаются грамоты и на посолства к послом: «От царя и великого князя имрк» и титлы; а потом «нашим великим и полномочным послом»,  одного имя пишут с товарыщи,  или  времянем всех по имяном.
     Да к  ним  же к бояром и воеводам посылаются грамоты,  по их писму, как они которого году учинят в податех и во всяких делах и промыслех прибыль, такъже которые бояры и воеводы бывают на войне и учинят над неприятелем поиск,  или послы на сьездех  постановят вечной  договор,  или  перемирье:  и к ним посылаются грамоты,  с милостивым словом за их раденье и службу,  пишут  таким  обычаем: «Писали они бояре и воеводы,  что которого году учинили прибыли и иного раденья» или «ис полков воеводы ж,  что Божиею  помощию,  и заступлением   Богородицыным  и  всех  [святых],  и  его  царскою молитвою и счастием,  учинился  им  над  неприятелем  поиск»  или «послы учинили посолство по его царскому изволению,  и мы великий государь,  за вашу верную службу  и  раденье,  жалуем,  милостиво похваляем,  и во всем бы были они надежны на его царскую милость, а служба их у него великого государя забвенна не будет».

     5. А которому боярину  и  воеводе  и  приказным  людем,  или послом  и  посланником  и  гонцом,  или  кто  к какому делу будет уставлен,  лучитца писати к царю против всяких дел отписки: и они пишут  таким  обычаем:  «Государю  царю и великому князю» имя его царское и титла против такого ж обычая,  как и в грамотах царских пишется  к  ним,  а  по титле «холоп твой Янка Черкаской,  Ивашко Воротынской или кто нибудь с товарыщи (или  и  один)  челом  бьют (челом бьет)» потом дело; а княжеством ся не пишут, и чину своего не поминают.

     6. А кому лучитца о каких делех бити челом царю самому,  и в Приказех судьям,  и в городех и в войне воеводам, или послом, и в челобитных своих пишут, бояре и околничие и думные и всякого чину служилые  люди:  «Царю  государю  и  великому князю» имянованье и титла его царская против того ж,  что и в отписке,  а потом «бьет челом холоп твой князь или и боярин» и простой человек полуимянем же,  без княжества и без  чину;  а  посадцкие  люди  и  крестьяне пишутца  в  челобитных  своих «рабами и сиротами»,  а не холопми.
Такъже и жены и дочери всяких чинов людей  пишутца  в  челобитных своих «рабами и сиротами»,  полуимянем же;  а отцов своих и мужей пишут в челобитных своих целыми имянами,  и  имянуют  прозвище  и чин.
     А кому  бояром,  и  ближним,  и  всякого  чину людем,  о чем лучитца бити челом царице, и царевичам, и царевнам, и они пишутся против  того  ж что и к царю «холопми и рабами и сиротами»,  а их титлы  пишут:  «Государыне  царице  и  великой   княгине   имрк»; царевнам:  «Государыне  царевне  и великой княжне имрк»,  а болши того титл не бывает;  а царевичам  пишут:  «Государю  царевичю  и великому  князю»  имя  его  и  титла  такова  ж что и царская,  а «самодержца» не пишетца.
     А власти,  патриарх и митрополиты, и иные, и простые чернцы, и черницы,  и попы пишутца к царю, и к царице, и к царевичам, и к царевнам, во всяких писмах целыми своими имянами и чинами.

     7. Да в тех же во всех  городех  царские  всякие  доходы,  и поборы с посадцких и с уездных крестьян,  и таможенные и кабацкие и иные зборы, которые на вере и на откупу, во всех городех велено собирати  по  окладом,  против  того  ж что на Москве,  по чему с которого города и с уезду и с  таможень  и  с  кабаков  и  с-ыных откупов положен погодно оклад:  и то б все собирали,  никому ни в чем не норовя,  и присылати к Москве  все  сполна;  а  кто  будет воевода  и приказной человек за чем у кого чего не соберет,  и то велят доправить на самом воеводе.  А на  какие  дела  понадобятца денги  в  тех  городех,  и  им  о  том велено писати к Москве,  и роздавати во всякие росходы з запискою.

     8. А  для  остерегания,  или  оберегания  города,  в  болших городех  устроены  стрелцы  и  казаки,  вечным житьем,  пушкари и затиншики и воротники,  а в-ыных местех салдаты,  и бывают  около казны, и по городу, и у ворот на стороже, и посылают их во всякие посылки. А в-ыных не в порубежных городех, для оберегания города, устроены толко одне пушкари,  и затиншики,  и воротники.  А ключи городовые,  воротние,  во  всех  городех  бывают  у  воевод  и  у приказных людей.

     9. А  когда  лучитца  быти у Московского государства с-ыными государствы войне,  и для воинского времяни во всяких  городех  у монастырей и у дворян устроены осадные дворы:  и в воинское время на те дворы, со всеми своими животами и з запасами и з женами и з детми, живут в городех. А крестьян из сел и из деревень велят, со всеми их животы, высылать для осады в городы ж, и те крестьяне, в осадное  время,  с посадцкими и с-ыными людми бывают по городу на стороже с ружьем своим или с царским.

     10. А которой город попортитца, или за старостью розвалится: и на строение городов,  для починки и вновь,  казну собирают того города с торговых посадцких людей и с уездных крестьян,  повытно, смотря по городовому строению;  а чего не достанет в строение тое зборные казны;  и на такое строение велит  царь  имати  из  своих царских  доходов.  А  мастеров  каменшиков,  и плотников,  и иных работников, емлют в том же городе и уезде и из иных городов.
     А пушки,  и пушечные запасы,  и всякое  воинское  и  осадное орудие, посылается в те городы с Москвы, смотря по городу.
     Такъже в  болших каменных монастырех,  для осадного времяни, пушки и пушечные всякие запасы и всякое осадное оружие царское, и в-ыных  монастырех  для  оберегания  городов  от  воинских  людей устроены  стрелцы  и  пушкари;  а  где  стрелцов  нет,  и  в  тех монастырех устроены, слободами, торговые люди и крстьяне.

     11. А  будет  в  Московском  государстве построеных каменных городов,  кроме монастырей,  с 20  городов,  или  мало  болши,  а досталные  все  деланы  деревяные,  на земляных валах и просто на земле;  и для войны насыпают те городы песком и каменьем,  а  для крепости  тех  городов копаны кругом глубокие рвы и бит деревяной чеснок, а в-ыных рвах пущена кругом вода.

Глава 9,  а в ней 12 статей.    О воинских зборах.

     1. Как бывает со окрестными государствы нелюбье и война и  в то  время  царь  советует  с  патриархом,  и  с  митрополиты и со архиепископы и с епископы, и с-ыными болших монастырей властми, и говорит з бояры, что у него с-ыным государем учинилось нелюбье, и хочет он тому государю мстити недружбу войною:  и власти и  бояре на  такое  дело с ним царем приговорят,  и положат воинским людем збор со всего государства,  столником,  и  стряпчим,  и  дворяном Московским,  и жилцом,  и дворяном и детем боярским городовым,  и казаком,  и стрелцом,  и салдатом,  и Татаром. И будет на которой войне  лучится  быти  самому царю,  и в то время смотря царь всех воинских людей,  обирает себе полк изо всяких чинов  людей  и  ис полков;  потом учинит полки бояром, и околничим, и ближним людем, по своему разсмотрению.  А когда он царь своею особою в войну  не пойдет,  и  тогда посылает бояр и ближних людей,  а с ними ратных людей,  их выборные полки;  такъже в  прибавку  выбрав  из  своих полков, посылает по своему разсмотрению.
     А бывают  в  царском  и  в боярских,  на службе,  столники и стряпчие и дворяня и жилцы,  росписаны посотенно;  и  над  всякою сотнею учинены головы сотенные из столников и из дворян,  а у них порутчики и знаменшики ис тех же  чинов,  менших  чинов  люди.  А хоругви  у  них  болшие,  камчатые  и  тафтяные,  не  таковы  как рейтарские;  трубачеи и литаврщики их же голов дворовые  люди.  А учения у них к бою против рейтарского не бывает, и строю никакого не знают,  кто под которым знаменем написан и по тому и едет  без строю.
     Да из столников же, и из стряпчих, и из дворян, и из жилцов, выбирает царь из  своего  полку  добрых  людей  с  1000  человек, которым  быти  всегда  к  бою  и  не  к  бою  при нем самом и для оберегания знамени его царского,  да для всяких  дел  в  розсылку ясаулов с 60 человек; а бояре и воеводы потомуж выбирают из своих полков,  для чести своей и оберегания царского  знамени,  которые даютца  им  воеводам  от  царя,  и для особых их боярских знамен, человек по сту,  кого излюбят,  да для всяких  воинских  розсылок ясаулов человек по 20,  молотцов добрых. А бывают царские знамена у самого в полку и  у  бояр  болшие,  шиты  и  писаны  золотом  и серебром, на камке Спасов образ, или какие победителные чюдеса; а боярские  знамена  бывают  таковы,   что   у   Полской   гусарии, разноцветные, долгие.
     Да в  то  ж время как бывает у царя смотр всем ратным людем, перед войною:  и в то время у столников и у стряпчих и  у  дворян Московских  и  у  жилцов росписывают,  сколко за кем крестьянских дворов, и сметя против крестьянских дворов напишут за ними быти к бою  людей их со всею службою,  всяких чинов за человеком человек по 5 по 6 и по 10 и по 20 и по 30 и по 40, смотря по их животам и по вотчинам,  кроме тех людей, которые с ними бывают за возами. А как прилучится бой,  и тех их людей к бою от них не  отлучают,  и бывают с ними вместе под одним знаменем.

     2. Рейтарские  полки;  и  в  те  полки в рейтары выбирают из жилцов,  из дворян городовых, и из дворянских детей недорослей, и из детей боярских, которые малопоместные и беспоместные и царским жалованьем денежным и поместным не верстаны,  такъже и из  волных людей  прибирают,  кто  в  той  службе быти похочет;  и дают,  им царское жалованье на год по 30 рублев денег.  Да им же ис царские казны  дается  ружье,  карабины  и пистоли,  и порох и свинец,  а лошади и платье  покупают  сами;  а  чего  в  котором  году  того жалованья  у них за хлебною дороговью не доставает,  и им в полки посылают жалованье с прибавкою. А у которых дворян, и жилцов, и у недорослей,  есть  крестьянские  дворы:  и тем царского жалованья дают несполна;  сколко за кем крестьянских дворов,  и у таких  из жалованья  против крестьян вычитают,  да им же на службе с ружьем велят быть с своим. А у кого на службе убьют лошадь, или умрет, и таким   для   покупки  лошадей  жалованье  дается  в  полкех,  по разсмотрению; а у ружья что попортитца или на бою отобьют, и в то число  ружье  дается  иное в полкех же,  по разсмотрению,  а иным пожиточным людем велят купити на свои денги.

     Да в  рейтары  ж  емлют  с  патриарха,  с  митрополитов,   с архиепископов  и  епископов,  и  с  монастырей,  такъже  з бояр и околничих и думных людей, которые останутся на Москве, а нигде не на  службе  и  не  в  посолствах,  такъже  с столников и з дворян Московских  и  з  городовых,  которые  от  службы  отставлены  за старостью  и за болезнью и за увечье и служеб им самим служити не мочно,  такъже и со вдов и з девок,  за которыми есть  крестьяне, смотря по вотчинам и по поместьям,  сколко за которым вотчинником и  помещиком  крестьян,  со  100  крестьянских   дворов   рейтар, монастырской служка или холоп. А посылати властем и монастырем, и бояром и думным людем,  и  столником,  и  дворяном  отставным,  и вдовам и девкам, людей своих и служек на службу, на указной срок, со всею службою и с лошадми добрыми и з запасы с  своими,  смотря по  службе,  чтоб запасами и ничем были нескудны,  и за ними за 5 человеки и за запасом по человеку, сверх тех указных людей. А кто рейтар,  боярской служка или монастырской, побежит с службы, и их имая и бив кнутом велено высылати на службу, или на дороге поимав в полкех тем людем потомуж бывает наказание;  а кого не сыщут,  и за таких беглых людей емлют иных  людей,  да  на  них  же  бывает положена пеня великая,  для того,  отпущай на службу добрых людей верных и ничем бы был не скуден,  и того  для  и  иным  неповадно будет с служеб бегать.
     А прибираючи  тех  рейтар  полные полки,  отдают иноземцом и Руским людем полковником,  и бывает им учение.  А бывают у рейтар началные   люди,   полковники,   и  полуполковники  и  маиоры,  и ротмистры,  и иные чины,  розных иноземских  государств  люди;  а Руские  началные  люди бывают у рейтар,  столники,  и дворяне,  и жилцы,  ученые люди иноземских же полков из рейтар и из  началных людей.

     3. Стрелецкие полки,  старые,  на Москве и в городех,  как о том писано выше сего;  а  вновь  стрелецкие  полки  прибирают  из волных  людей,  и  жалованье им дается против старых стрелцов;  и бывают в стрелцах вечно, и дети и внучата стрелцы ж по них.
     4. Полки салдатцкие,  старые,  издавна  устроены  житьем  на порубежных местех,  острогами,  в двух местех к границе Свейского государства,  Олонец, Сомро, погостами и деревнями, со всем своим житьем  и  з  землею:  и  в воинское время емлют их на службу,  и учинят к ним полковников и иных началных людей.  А для оберегания пограничных мест,  и острожков, и домов, оставливают их четвертую долю людей,  и податей с них на царя не  берут  ничего;  а  когда войны  не  бывает,  и  тогда  с  них  берут  подати  что и с-ыных крестьян,  по указу,  по чему  положено.  А  будет  тех  салдатов немалое число.
     Новые полки;  и в те полки прибирают салдат из волных людей, и  из  Украинных  и  ис  Понизовых   городов,   детей   боярских, малопоместных   и  беспоместных;  такъже  и  с  патриарших,  и  с властелинских,  и с монастырских,  и з боярских,  и всякого  чину людей, с вотчинниковых и с помещиковых со ста крестьянских дворов салдат.
     Да в  салдаты  ж  емлют  всего  Московского  государства   с крестьян,  кроме Сибири,  и Астарахани, и Казани: у которого отца два или три сына,  или три брата живут вместе, а не порознь, и от трех емлют одного человека; а у кого четыре сына или четыре брата вместе, и от таких емлют двух, а у кого сыщется болши, и от таких болши  и  возмут;  а у кого два или три сына или братья малые,  и службы им салдатцкие служить не в  мочь,  и  от  таких  людей  не емлют,  до тех мест, доколе подростут и годятца быти в службе. Да ис Казани и ис Понизовых городов собирают Татар,  и  Черемису,  и Мордву, со 100 ж дворов.
     А прибираючи  салдатов  розные полки,  отдают началным людем против того ж что и рейтар,  и бывает им учение;  а жалованья  им даетца кормовых денег на месяц по 60 алтын человеку.  Да салдатом же  дается  ис  царские  казны  ружье,  мушкеты,  порох,  фитиль, бердыши,  шпаги, пики малые; а иным даетца шпаги и мушкеты и пики долгие;  и те мушкеты,  для нужного времяни,  возят  за  ними  на лошадях.
     А в  нынешнюю  службу,  от  лета 1651 года,  за продолжением Полские войны,  многие люди рейтары  и  салдаты,  на  боех  и  на приступех,  и  сидячи в осадех,  и стояв долгое время под многими розными городами,  з голоду померли: и збираны рейтары и салдаты, ежегод,  со властей и с монастырей, и з бояр и со всяких чинов, с помещиков и с вотчинников,  со 100 дворов крестьянских по конному человеку рейтару,  с ружьем, да по салдату; да сверх того збираны рейтары и салдаты подвожды в году,  не по  один  год,  со  100  ж крестьянских дворов рейтар, а в салдаты с 20 дворов салдат.
     А збирают тех рейтар и салдат со 100 дворов крестьянских,  а у кого столко числом крестьян не было,  и с таких двух  или  5  и десяти  помещиков  и  вотчинников  иманы  денги,  по розчету,  за райтара по 30 рублев, за салдата по 20 рублев.
     А в котором году рейтаром и салдатом на  службу  посылок  не бывает, роспущают их по домом; а в которое время надобны будут, и их велят  поставить  на  Москве,  или  на  службе,  на  срок,  по прежнему.

     5. Драгунские  полки;  старые драгуны устроены вечным житьем на Украйне к Татарской границе,  против того ж,  что и салдаты  к границе Свейского государства, а вновь драгунов берут с Украинных городов и с волостей,  с торговых людей  и  с  крестьян,  которые живут  за  царем  и за монастыри,  против такого ж обычая,  что и рейтаров и салдатов,  и исполнивая полки придают их к райтаром  в полки.  А служба их, конная и пешая, против салдатцкого обычая, с мушкеты и з бердыши и с пики короткими и з  барабаны;  а  знамена бывают у них двои, во время пешего строю салдатцкие знамена, а во время езды против салдатцких вполы;  а жалованье дается им рублев по  12  человеку;  а  началные  люди  у них против того ж что и у рейтаров.

     6. Казачьи  полки,  старые  ж;  а  устроены  те  казаки  для оберегания порубежных мест от Полские границы, и тех казаков было до войны с 5000 человек,  а ныне их немногое число; а учинены они в  казаки  из  служилых  людей,  из  рейтар и из салдатов,  после прежних служеб,  и даны им дворы и  места  и  земля  пахотная;  а оброку  царю  и  податей  не платят никаких.  А как они бывают на службе,  и им жалованье дается погодно,  против драгунов; а к бою служба  их  против  рейтарского  строю,  знамена  малые ж,  своим образцом;  началные люди у них, голова, атаманы, сотники, ясаулы, из дворян и из рейтарских началных людей.

     7. Донские  казаки;  и  тех Донских казаков з Дону емлют для промыслу  воинского,  посылать  в  подъезды,   подсматривать,   и неприятелские  сторожи  скрадывать;  и  дается им жалованье что и другим казаком.  А будет их казаков на  Дону  с  20,000  человек, учинены  для  оберегания Понизовых городов от приходу Турских,  и Татарских,  и Нагайских людей,  и Калмыков.  А люди  они  породою Москвичи и иных городов,  и новокрещеные Татаровя,  и Запорожские казаки,  и Поляки,  и Ляхи,  и многие из них  Московских  бояр  и торговые  люди  и  крестьяне,  которые приговорены были х казни в розбойных и в татиных и в-ыных делах,  и покрадчи и пограбя  бояр своих уходят на Дон; и быв на Дону хотя одну неделю, или месяц, а лучитца им с чем нибудь приехать к Москве,  и до них вперед  дела никакова ни в чем не бывает никому,  что кто ни своровал,  потому что Доном от всяких бед свобождаютца. И дана им на Дону жить воля своя,  и  началных  людей  меж  себя атаманов и иных избирают,  и судятца во всяких делах по своей воле,  а не по царскому указу. А кого  лучитца  им казнити за воровство,  или за иные дела и не за крепкую службу,  и тех людей посадя на площади,  или на поле,  из луков  или  ис пищалей розстреляют сами;  такъже будучи на Москве или в полкех,  кто что сворует,  царского наказания и  казней  не бывает,  а  чинят  они  меж  собою  сами  ж.  А  как они к Москве приезжают,  и им честь бывает такова,  как чюжеземским  нарочитым людем; а ежели б им воли своей не было, и они б на Дону служить и послушны быть не учали,  и толко б  не  они  Донские  казаки,  не укрепилось  бы и не были б в подданстве давно за Московским царем Казанское и Астараханское царствы,  з городами и  з  землями,  во владетелстве.  А  посылается  к  ним  на  Дон  царское жалованье, денежное, негораздо помногу и невсегда; а добываются те казаки на Дону  на  всяких  воинских  промыслах  от Турских людей,  горою и водою,  такъже и от Персицких людей и от Татар и от  Калмыков,  и что кто где на воинском промыслу ни добудут,  делят все меж собою по частям,  хотя кто и не был.  Да к ним же  Донским  казаком  из Казани и из Астарахани посылается хлебное жалованье, чем им мочно сытим быть; а иные сами на себя промышляют.

     8. Всем тем  ратным  людем  денежное,  годовое  и  месячное, жалованье собирают со всего Московского государства,  с посадцких торговых и ремесленых людей,  и царских  сел  и  волостей,  и  со властелинских и боярских и помещиковых и вотчинниковых крестьян и з бобылей,  по указу, против торговли и промыслу, по чему положат и  по  чему  сами меж себя изверстают,  сколко с кого что взяти с торговли и з земли.
     А для нынешние Полские и Свейские войны збирано со  всего  ж Московского   государства,   со   всяких   торговых  людей,  и  с вотчинниковых и помещиковых крестьян и бобылей,  сперва дватцатую денгу,  потом  десятую  денгу,  не по один год;  а в 1662-м и 3-м годех собирали со всякого чину людей,  которые писаны выше  сего, пятую   денгу  серебряными  денгами.  А  чего  зборных  денег  на жалованье  ратным  людем  недоставает,  и  то  дают  из   царских Приказных и из городовых доходов.
     Таким же  обычаем,  и  в  прежние воинские времяна,  десятая денга збирана ж со всего Московского государства с таких же чинов людей. А как тое десятую денгу, или 20-ю и 5-ю, на них положат, а они кто хочет быти богобоязлив и души своей повредити не похочет, скажет  по  святой  непорочной  Еуангелской  заповеди  Христове в правду,  что ему доведетца от промыслов  и  от  животов,  или  от земли,  дати  20  или  10-е  или  пятые денги столко и столко,  и положит число:  и ведаючи таких людей по их торговле и промыслом, что он сказал правду,  и по его скаске столко с него и возмут.  А которой человек, не боясь Бога и указу царского ослушався, скажет неправду, утаит многое, что ему доведетца дать столко и столко, и положит малое число не  против  торговли  своей  и  промыслов,  а товарыщи  его  торговые люди или крестьяне,  ведая его торговлю и промыслы,  скажут и положат на него что доведетца  с  него  взяти столко числом:  и по тому их приговору с него и возмут;  а что он неправду скажет, по душе своей утаит многое, и тому не верят.
     Да для  войны  ж  ратным  людем  собирают  с  патриарших,  и властелинских, и монастырских, и з боярских, и всяких вотчинников и помещиков с крестьянских дворов, служилые хлебные запасы, рожь, муку,  сухари, толокно, крупы, против того ж, по указу, по чему с которого двора доведется.  А собрав  те  запасы,  велят  вести  в порубежные городы,  где прилучится быти войне, тем же помещиковым и вотчинниковым крестьяном,  на кого что  доведется;  а  з  самых далних  мест  за  запасы  и за провоз берут денгами,  по росчоту, сметясь против иных людей,  кому во что запас и провоз станет.  А мясо,  и  соль,  и вино,  посылается с Москвы с царского двора на подводах.
     И те хлебные запасы,  рожь и муку и  сухари,  и  толокно,  и крупы,  и мясо,  и соль,  и вино,  будучи на службе в городех и в полкех роздают стрелцом,  и салдатом,  и драгуном,  помесечно, по указу, чем кому в месец мочно прожить и кому что царь, или бояре, велят дати в продажу и в займы, или безденежно и без займов.

     9. А бояре и воеводы,  и столники,  и стряпчие, и дворяне, и жилцы, и началные люди, и рейтары, и казаки, запасаются на службу всякой своими  домовыми  запасами,  у  кого  что  прилучилось;  а царских  запасов им на службе никому не дают,  разве когда бывает великая нужа и голод,  и им ис  царские  казны  даются  небогатым людем запасы,  в долг,  понеболшому.  А райтаром и казаком бывает нужа и голод,  им  для  нужного  времяни  прибавливают  денежного жалованья, по чему доведется.

     10. А когда лучится царю итти самому в войну, и бывает с ним в его полку всякого чину людей с 30,000 человек;  да в  полкех  у розных бояр и воевод бывает тысечь по 20 и по 15 и по 10 и по 7 в полку.
     Да для войны ж и приступов бывают с царем и з бояры в полкех пушки,  проломные, и полковые, и гранатные, со всякими наряды и з запасы: в царском полку с 200 пушек всяких, в боярских по 50 и по 80  пушек  всяких,  которые  в  стрелецких  и  в  салдатцких  и в драгунских полкех.  А возят те пушки, и всякие пушечные запасы, и запасное  всякое воинское ружье,  на царских домовых лошадях;  да для приступов же и подкопов и осадного времяни,  за пехотою возят топоры,   заступы,  кирки  и  иные  угодья,  которые  к  воинским промыслам годятца.
     Да в полки  ж  берут  на  Москве  и  из  городов  хлебников, пирожников,  мясников,  квасоваров,  со  всякими  их запасы,  для продажи и поживления войск,  человек по 50 и  по  70  в  полк;  а жалованье им не даетца никакое.  А велят им будучи на службе,  те свои Московские товары,  и которые купят и даром добудут в войне, продавати  всякого  чину  служивым людем негораздо дорогою ценою, чтоб  им  от  того  было  самим  поживление,  а  воинским   людем неистратно.

     11. А когда от войны бывает престатие: и тогда ратным людем, рейтаром,  салдатом,  драгуном,  казаком  и   атаманом,   Мордве, Черемисе,  бывает роспуск всем по домом, кто где преж сего жил. А которые люди иманы в рейтары  и  в  салдаты  и  в  драгуны,  люди боярские, и слуги монастырские, и всяких чинов людей крестьяне, а служили они царскую службу и нужду всякую  терпели  многие  годы, такъже кто и одного году не служил, а взят в полон и был в полону хотя год:  и тем которые служили многие годы,  и которые  были  в полону,  за многую их службу и за терпение,  всякому воля где кто жить  похочет,  а  старым  бояром  по  холопстве  и  по  вечности крестьянской  дела  до них нет,  разве они сами к ним по прежнему итти похотят;  а иных,  по их челобитью,  верстают в казаки  и  в драгуны, и дают им дворовые места и пашенную землю.

     12. А  иноземцом  началным  людем  бывает после службы указ: будет кто  похочет  остатца  в  вечной  службе,  и  им  жалованье месечной  корм  дается до веку их;  а будет похотят ехать прочь в свои государства,  и им дав  жалованье  на  отпуске  отпущают.  А которые иноземцы раненые,  и впред служеб им служити не мочно,  и остатца похотят на Москве, такъже которые иноземцы бывают побиты, а после их останутца жены и дети:  и тем раненым, и побитых людей женам и детем,  жалованье дается на прожиток,  помесечно, до веку их,  въполы  того жалованья,  как им раненым и побитым давано что еще были здоровы;  а которые жены после мужей своих,  или  дочери после отцов своих, повыдут за муж, и им кормовых денег болши того не дается.
     Такъже и Руские,  всяких чинов люди,  будут ранены  тяжелыми ранами,  и служеб им служити будет им не мочно, а прокормитися им будет нечем:  и таких людей отдают и  велят  поить  и  кормить  и одевать  в монастырех,  где кто сам быть похочет,  до веку живота их, безденежно.
     А которых людей будучи на службе ранят  тяжелыми  и  лехкими ранами:  и тех людей,  иноземцов и Руских,  которым идут кормовые денги, такъже и рейтар и драгунов велят лечити доктором и лекарем царским, безденежно; да им же, за раны, Руским людем и иноземцом, небогатым,  за рану  и за службу  даетца  царского  жалованья  по 5 рублев человеку.

Глава 10, а в ней 7 статей.  О торговых людех.

     1. Гости;  и в тех гостех бывают ис торговых людей, гостиной и суконной сотен,  и ис посадцких людей.  А бывают  они  гостиным имянем пожалованы,  как бывают у царских дел в верных головах и в целовалниках у соболиные казны,  и в  таможнях,  и  на  кружечных дворех;  и торги своими торгуют и всякими промыслы промышляют;  и волно им в домех своих,  про свой росход, держати питье, и варити и  курити,  чрез  целый  год,  такъже  волно и вотчину купити,  и держати,  и под заклад имати. И будучи в гостех, потомуж бывают в царских  службах,  по  переменам,  у соболиные казны и у денежных зборов в головах и во дьяцех.  А будет их блиско  30  человек;  а торги  своими  торгуют  в  году  всякой человек тысечь на 20 и на 40.000 и на 50,000 и на 100,000 рублев.

     2. Гостиная, суконая сотни, устроены для того: на Москве и в городех  бывают у зборов царские казны,  з гостми в товарыщах,  в целовалниках,  и торги  своими  торгуют  же  и  всякими  промыслы промышляют,  и питье всякое в домех своих велено им держать,  без заказу; а крестьян купити и держати им заказано. А будет их с 200 человек.

     3. Московские  торговые люди,  устроены сотнями и слободами, такъже и во всех городех посадцкие люди устроены слободами  ж:  и бывают погодно выбираны в царские службы, в таможни, и на кабаки, и к иным промыслом,  в верные головы  и  в  целовалники;  а  иные таможни, и кабаки, и всякие поборы, откупают они ис царские казны на свои денги.

     4. А торгуют они всяких чинов торговые люди,  на Москве и  в городех и в отъездех, всякими торговыми промыслы. И против той их торговли и промыслов положено царское тягло,  на всякой  год,  со всякого   города,   что  доведется  взяти,  окладами:  а  те  все вышеписанные чины,  на кого что положено, сметяся сами меж собою; а кому чего не в мочь платить,  збавливают и накладывают на иных, и выбраны у них бывают для таких дел старосты.  А собрав по указу и  по окладу денги,  отдают в Приказех и в городех воеводам,  или сами привозят к Москве.
     А питья  им  посадцким  людем  кроме  гостей  и  гостиные  и суконные сотен,  в домех своих держати никому не велено.  А когда лучитца им купити вина,  или пива сварить,  или меды ставить, для своего надобья, и тогда бьют челом царю: и им поволено держати на указные дни и недели,  и платят с  того  питья  в  царскую  казну пошлины,  по указу. А заказано им то питье держати для того, чтоб утаясь на  сторону  не  продавали,  и  в  домех  своих  карчмы  и наложства  не  чинили.  А  понадобитца  им  варити квас,  или мед поставить,  или на ежу смолоть ржи, или чего иного, или быка, или корову и свинью и овцу убить, не на продажу: и то волно, и пошлин царских с того не платят никаких.

     5. А кому гостем, или торговым и посадцким людем, лучитца на каких нибудь людех чего искати и отвечати: и им велено искати, на Москве и в городех,  у бояр и у воевод и у приказных  людей,  где кто  ведом  и  судим;  а  своих  у  них судов ни в каких делех не бывает.

     6. А которой человек гость  и  торговой  человек,  будучи  в головстве  в  таможне и у иных зборов и у продажи и у соболиные и иные казны, в котором году год перед годом казны соберет болши: и им  за тое службу от царя бывает похвала,  и бывает им жалованье, по купку или по ковшу серебряному,  да по сукну,  да по камке;  а товарыщам  их целовалником по ковшу ж серебряному,  да по сукну и по тафте, смотря по прибыли и по человеку.

     7. А будет которой гость,  или иной человек,  будучи у збору или  у  продажи,  перед  старыми  годами  прибыли  соберет  менши прошлого году, своим нерадением,  гулянием,  или пиянством: и тое прибыль которой  было  быть  в  котором году,  счотчи против иных городов  прибылей,  берут  на них на самих;  да сверх того бывает наказание  кнутом.  А  будет  они  верные  головы и целовалники и истинны не соберут сполна,  за дороговью, или за иным чем нибудь, а не своим нерадением: и таким за такие дела не бывает ничего.

Страницы  проставлены по изданию:  "О России, в царствование Алексея Михайловича.  Современное сочинение Григория Котошихина". Издание археографической комиссии. СПб., 1859.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100