Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

29. О Далмации и соседствующих с нею народах

[Знай], что василевс Диоклетиан очень любил Далмацию; поэтому, выведя людей из Рима вместе со своими домочадцами, он поселил их в стране Далмации. Как переселенцы из Рима, они называются римлянами и носят это прозвание вплоть до сего дня 2. Так вот, сей василевс Диоклетиан построил также крепость Аспалаф и воздвиг в ней дворец, который невозможно описать ни словом, ни на бумаге и руины которого до нынешнего дня свидетельствуют о древнем благоденствии, хотя подточили его долгие годы 3. Кроме того, построил тот же василевс Диоклетиан крепость Диоклею 4, теперь находящуюся во владении Диоклетианов, отчего и прозвище "диоклетианы" осталось как название жителей той страны. Владение этих римлян простиралось до реки Дунай 5. Когда некоторые из них пожелали переправиться через реку и узнать, кто живет по ту сторону ее, то, переправясь, они нашли славянские безоружные племена, которые называются также аварами 6. [Ранее же] ни эти люди не знали, что кто-нибудь живет по ту сторону реки, ни те, что кто-либо обитает по сю сторону. Поскольку же римляне застали аваров безоружными и к войне не подготовленными, они, пойдя войною, забрали добычу и полбн и вернулись. С тех пор римляне установили две смены 7 и, отслужив от пасхи до пасхи, меняли свое [пограничное] войско, так что в великую святую субботу они встречались друг с другом: одни — возвращаясь от укреплений, другие же — отправляясь на эту службу. Ибо близ моря, ниже той же самой крепости, есть крепость под названием Салона, размером вполовину Константинополя , в коей все римляне сходятся, вооружаются, выступают отсюда и отправляются к клисуре 9, отстоящей от этой самой крепости на четыре мили, которая и доныне зовется Клиса, ибо затворяет [проход] идущим с той стороны. Оттуда же они уходят к реке. И так эта смена [войск] осуществлялась многие годы, и славяне по ту сторону реки, называемые также аварами, поразмыслив, сказали: "Эти римляне, которые переправились и взяли добычу, отныне не перестанут ходить против нас войной. Поэтому сразимся-ка с ними". Засим славяне, они же авары, посоветовавшись таким образом, когда однажды римляне переправились, [113] устроили засады и, сражаясь, победили их. Взяв их оружие, знамена и прочие воинские знаки и переправившись через реку, названные славяне пришли к клисуре. Увидев их, находившиеся там римляне, приметя также знамена и вооружение своих единоплеменников, сочли и их самих таковыми. Когда же названные славяне достигли клисуры, они позволили им пройти. Пройдя же, славяне тотчас изгнали римлян и овладели вышеупомянутой крепостью Салона 10. Поселясь там, с той поры они начали понемногу разорять римлян, живших в долинах и на возвышенностях, уничтожали [их] и овладевали их землями. Прочие же римляне находили спасение в крепостях побережья и доныне владеют ими, каковыми являются Декатеры, Раусий, Аспалаф, Тетрангурин, Диадоры, Арва, Векла и Опсары, жители которых и теперь называются римлянами 11.

[Знай], что с царствования Ираклия 12, василевса ромеев (о чем будет рассказано при описании хорватов и сербов) 13, вся Далмация и окружающие ее народы, как-то: хорваты, сербы, захлумы, тервуниоты, каналиты, диоклетианы и аренданы, именуемые также паганами... 14 Когда же царство ромеев по небрежению и неопытности правивших в то время опустилось почти до ничтожества, особенно при Михаиле Травле из Амория, жители крепостей Далмации стали самостоятельными, не подвластными ни василевсу ромеев, ни кому-либо другому 15. Кроме того, тамошние народы: хорваты, сербы, захлумы, тервуниоты, каналиты, диоклетианы и паганы — также взбунтовались против царства ромеев, оказались независимыми и самовластными, никому не подчиненными 16. Архонтов 17 же, как говорят, эти народы не имели, кроме старцев-жупанов 18, как это в правилах и в прочих Славиниях 19. Помимо этого, большинство этих славян не было крещено, и долгое время они оставались нехристями. При христолюбивом [115] василевсе Василии они отправили апокрисиариев, прося и умоляя его о том, чтобы некрещеные из них были крещены и они были бы, как и поначалу, подвластными царству ромеев. Выслушав их, блаженный сей и приснопамятный василевс послал василика вместе с иереями и крестил их всех, кто оказался из упомянутых выше народов некрещеным 20. Тогда, после крещения, он поставил для них архонтов, которых они сами хотели и выбирали из рода, почитаемого и любимого ими 21. С тех пор и доныне архонты у них появляются из тех же самых родов, а не из какого-либо иного. Что же касается паганов, называемых на языке ромеев аренданами 22, то они, [поселившись] в непроходимых и обрывистых местностях, остались некрещеными. Ведь к тому же "паганы" на языке славян означает "нехристи" 23. Но после этого и они, отправив послов к тому же приснопамятному василевсу, просили, чтобы крестили и их; послав, он крестил и их также 24. Так как (как мы уже говорили) из-за небрежения и неопытности правивших дела ромеев пришли в упадок, жители крепостей Далмации оказались самовластными, ни василевсу ромеев, ни кому-либо иному не подчиненными 25. Через некоторое время, в царствование Василия, приснопамятного и незабвенного василевса, сарацины 26, прибыв из Африки, с 36 кораблями [под командованием] Солдана, Сава и Калфуса 27, достигли Далмации и разорили крепость Вутовы, крепость Россу и нижнюю крепость Декатеры 28. Пришли они и к крепости Раусия и осаждали ее 15 месяцев 29. Тогда, в силу обстоятельств, раусеи дали знать незабвенному василевсу Василию, говоря: "Смилуйся над нами, не допусти нашей погибели от отвергающих Христа". Василевс, сострадая, послал патрикия 30 Никиту, друнгария флота 31, прозвище коего Оорифа 32, с сотней хеландий 33. Сарацины, проведав о прибытии судов патрикия друнгария [117] флота, бежали, оставив крепость Раусий, переправились в Лагувардию и, осадив крепость Бари, взяли ее. Тогда Солдан, построив там дворец, владел всей Лагувардией вплоть до Рима в течение 4 лет 34. Затем, по этой самой причине, василевс направил посольство к Лодоиху, королю Франгии 35, и к папе римскому, чтобы они помогли посланному василевсом войску. Согласясь с просьбой василевса, король и папа прибыли оба с большой силой, соединились с посланным василевсом войском, вместе с хорватом, сербом, захлумом, тервуниотами, каналитами, раусеями и со всеми из крепостей Далмации (все эти люди прибыли по царскому повелению) 36 и, переправясь в Лагувардию, осадили крепость Бари и взяли ее 37.

Должно знать, что хорватов и прочих славянских архонтов перевезли в Лагувардию на собственных своих судах жители крепости Раусий. И крепость Бари, и страну, и весь полон забрал василевс ромеев, а Солдана и прочих сарацинов взял Лодоих, король Франгии, и увел их в крепость Капую и в крепость Беневент 38. Никто не видел Солдана смеющимся. И король изрек: "Если кто-либо покажет мне Солдана смеющимся или правдиво сообщит об этом, я дам тому много денег". После этого кто-то увидел его смеющимся и сообщил об этом королю. Позвав Солдана, король спросил, почему он смеялся. Тот ответил: "Я увидел повозку с ее вращающимися колесами и засмеялся потому, что я некогда был главой, а ныне ниже всех, и что бог снова может возвысить меня". С того момента Лодоих приглашал его к своему столу и ел с ним. Архонты же Капуи и [119] Беневента приходили к Солдану, спрашивали его о врачевании и уходе за лошадьми и о прочих делах, ибо он был стар и опытен. А Солдан, будучи коварен и хитер, сказал им: "Хочу сообщить вам [одно] дело, но боюсь, как бы от вас об этом не стало известно королю — тогда я погублю свою жизнь". Они поклялись ему, и, осмелев, он сказал им: "Король хочет сослать всех вас в Великую Франгию, и если вы не верите, подождите немного и я докажу вам". Уйдя, он сказал Лодоиху: "Дурны архонты места сего, и ты не сможешь владеть этой страной, если не уничтожишь динатов 39, противодействующих тебе. Закуй в оковы первых людей крепости и сошли их в свою страну, и тогда, как ты [того] хочешь, прочие подчинятся тебе". Когда он убедил его исполнить этот совет, а [Лодоих] повелел изготовить железные цепи для изгнания, то отправился к архонтам и заявил: "Вы и теперь не верите, что король превратит вас в изгнанников и имя ваше исчезнет из памяти людей? Впрочем, если хотите окончательно удостовериться, пойдите и посмотрите, чтб сейчас изготовляют все кузнецы [крепости] по повелению короля. Если вы не увидите, что они делают цепи и оковы, то будете знать, что все сказанное мною вам является ложью. А если я говорю правду, позаботьтесь о вашем спасении, отблагодарите и меня, давшего вам добрый и спасительный совет". Архонты же, убежденные, речами Солдана и к тому же увидевшие цепи и оковы, обрели окончательную уверенность и с той поры замыслили гибель короля Лодоиха. Король, не ведая ни о чем этом, отправился на охоту. А когда он вернулся, архонты уже захватили крепость и не позволяли ему войти. Король Лодоих, видя мятеж архонтов, направился в свою страну 40. А архонты сказали Солдану: "Что же ты хочешь, чтобы мы сделали тебе за доставленное нам тобою спасение?" Он попросил отпустить его в свою страну, что и было сделано, и Солдан отправился в Африку, свою страну. Не забыв, однако, старой своей злобы, он выступил в поход и прибыл с войском к Капуе и Беневенту, чтобы осадить и подчинить их. Правящие же теми крепостями отправили послов к королю Лодоиху во Франгию, чтобы, придя [с войском], он помог им против Солдана и африканцев. Однако король Лодоих, узнав об этом и о том, к какой уловке прибег [121] Солдан, убедив архонтов, что "король хочет сослать вас в оковах во Франгию", заявил им в ответ: "Даже в том, что я ранее сделал для вас, я раскаиваюсь, а именно что спас вас от врагов ваших. Вы же воздали мне злом за добро, и так как вы прогнали меня, то теперь я рад погибели вашей". Тогда, потерпев неудачу у короля Франгии, они направили послов к василевсу ромеев, чтобы он оказал им помощь и избавил от этой напасти. Василеве со своей стороны обещал помочь им. Когда же апокрисиарий возвращался из царственного града, неся благую весть о союзе с василевсом, пославшим его, он был схвачен стражами Солдана, не успев войти под защиту крепости. Ибо Солдан знал заранее, что отправлено письмо с мольбой к василевсу ромеев, и постарался схватить их апокрисиария, что и случилось. Когда тот был пойман, Солдан узнал о выполненном им поручении и что через несколько дней прибудет помощь ромеев. Тогда Солдан заявил этому апокрисиарию: "Если ты сделаешь, что я велю тебе, то будешь награжден свободой и великими дарами, а если нет, то будешь страшной казнью лишен жизни". Когда тот обещал выполнить, чтб ему будет приказано, Солдан заявил: "Велю тебе стать близ стены, позвать пославших тебя и сказать им: "Я исполнил поручение, которое должен был исполнить, умолял за вас василевса ромеев. Знайте, однако, что напрасным оказалось мое путешествие, василевс совершенно не принял во внимание вашу мольбу — не ждите от василевса помощи". Когда апокрисиарий обещал с радостью исполнить это, его подвели ближе к крепости, и он, пренебрегши всем, о чем говорил Солдан, ни угроз его не страшась, ни обещаниями его не соблазняясь, но лишь страх божий имея в душе, решил про себя: "Лучше будет умереть мне одному и не дать одурачить и предать на смерть столько душ людских". Итак, когда он оказался близ стены, то позвал всех архонтов и сказал повелевающим этой крепостью: "Господа мои, я выполнил свою службу и сообщаю о [благом] ответе для вас василевса ромеев. Но заклинаю вас сыном божьим, спасением всей крепости и самих душ ваших, чтобы вы вместо меня облагодетельствовали детей моих и супругу, надеющуюся [123] обнять меня. Как вы поступите с ними, такова будет вам и награда от справедливого подателя благ — господа, грядущего судии живых и мертвых". Сказав это, он ободрил их следующими словами: "Солдан погубит меня, смерть нависла надо мною, но стойте крепко, не малодушничайте, подождите немного — через несколько дней явится спасение, посланное вам василевсом ромеев!" Когда он прокричал это, державшие его люди Солдана, услышав сверх ожидания то, что он сказал, заскрежетали на него зубами и стремились опередить один другого, чтобы лично убить его. После смерти апокрисиария Солдан, боясь подходящих сил василевса, вернулся в свою землю 41. С тех пор и поныне жители Капуи и Беневента находятся под властью ромеев, в полном услужении и подчинении, благодаря оказанному им великому сему благодеянию 42.

[Знай], что крепость Раусий не называется Раусием на языке ромеев, но в силу того, что она стоит на скалах, ее именуют по-ромейски "скалалава", поэтому ее жители прозываются "лавсеями", т.е. "сидящими на скале" 43. В просторечии же, нередко искажающем названия перестановкой букв и переменившем название и здесь, их называют раусеями. А эти же самые раусеи владели древней крепостью Питавра 44. В то время, когда славяне, живущие в феме, захватили прочие укрепления, они овладели также и этой крепостью. Одни были убиты, другие обращены в рабство. Сумевшие бежать и спастись поселились на обрывистых местах, там, где ныне находится крепость, которую они выстроили сначала небольшой, затем — заново — побольше; а после этого опять удлинили стены из-за совершавшегося понемногу расширения и увеличения числа [жителей], пока крепость [не достигла нынешних размеров] 43. Из людей, переселившихся в Раусий, упомянем следующих: Григорий, Арсафий, Викторин, Виталий, архидиакон Валентин, Валентин — отец протоспафария Стефана. С тех пор, как из Салоны они переселились в Раусий 46, минуло по сей день, т.е. до 7-го индикта 6457 г., 500 лет 47. В этой же крепости покоится св. Панкратий во храме св. Стефана, стоящем в центре самой крепости 48. [125]

[Знай], что касается крепости Аспалаф (это означает "малый дворец"), то воздвиг ее василевс Диоклетиан. Он пользовался ею как собственным домом, выстроив внутри двор и дворец, большая часть которого была разрушена. Сохранилось до наших дней немногое, среди прочего — помещение епископии крепости и храм св. Домна, в котором покоится сам св. Домн. Этот храм служил [некогда] усыпальницей и самому василевсу Диоклетиану 49. Под храмом имеются сводчатые камары, которые служили темницами 50 ; в них он безжалостно заключал святых, обрекаемых им на муки. Покоится в сей крепости и св. Анастасий.

[Знай] о стенах этой крепости, что они выстроены не из кирпича и не из бетона, а из прямоугольных каменных блоков, имеющих в длину по одной оргии 51 (нередко и по две), а в ширину — также по одной оргии. Они соединены и скреплены друг с другом железными скрепами, залитыми свинцом. В этой крепости возвышаются многочисленные колонны с капителями наверху. На этих [колоннах] сам василевс Диоклетиан намеревался воздвигнуть сводчатые камары и покрыть [ими] всю крепость, выстроив свой дворец и все жилища крепости на этих сводах, в два и три этажа — так, чтобы все это накрыло некую часть самой крепости. Стена этой крепости не имеет ни перипата 52, ни бастионов, а только высокие парапеты и бойницы для стрельбы из лука.

[Знай], что крепость Тетрангурин является малым островком на море; он имеет тянущийся до материка очень узкий перешеек, наподобие моста, по которому жители проходят в саму крепость. Тетрангурином она называется потому, что мала и подобна огурцу 53. В этой крепости покоится святой мученик Лаврентий, архидиакон 54.

[Знай], что крепость Декатеры на языке римлян означает "стесненная и задушенная", ибо море вклинивается, как узкий язык, до 15 или 20 миль [вглубь] и крепость расположена [у конца] этого морского залива 55. Вокруг этой крепости высокие горы, так что только летом можно видеть солнце, так как тогда оно стоит посреди неба, а в зимнее время — никогда. В сей крепости лежат нетленные мощи св. Трифона 56, излечивающие любой недуг, а в особенности терзаемых нечистыми духами. Храм его — купольный 57.

[Знай], что крепость Диадоры на языке ромеев значит "йам эра", что означает "уже была", т.е. ко времени, когда был построен Рим, эта крепость [127] уже была воздвигнута. Это крупная крепость. В просторечии ее именуют Диадора 58. В сей крепости лежит во плоти св. дева Анастасия 59, дочь Евстафия 60, царствовавшего [там] в то время, а также св. Хрисогон, монах и мученик 61, и его святые вериги. Храм св. Анастасии 62 продолговатый, подобно Халкопратийскому храму 63, с зелеными и белыми колоннами, весь покрытый изображениями древнего письма восковыми красками. Пол его представляет чудесную мозаику. Близ него находится другой купольный храм, св. Троицы 64; сверх этого храма надстроен еще один храм наподобие хор, также купольный, в который поднимаются по винтовой лестнице.

[Знай], что под властью Далмации находится множество всевозможных островков вплоть до Беневента, так что суда там никогда не страшатся бури. Среди этих островков [на одном] находится крепость Векла, на другом островке — Арва, на третьем — Опсары 65, на четвертом островке — Лумврикат, которые населены и ныне. Прочие же безлюдны, с заброшенными крепостями, имена которых таковы: Катавтревено, Пизух, Селво, Скерда, Алоип, Скирдакисса, Пиротима, Мелета, Эстиуниз и прочие всякие, которым не придумали названий 66. Остальные же крепости, находящиеся на материковой части фемы и захваченные названными славянами, стоят безлюдными и пустыми, ибо никто не живет в них 67.

Комментарии

Глава 29 объединяет разнородный материал различного происхождения и идейной направленности. Композиционно в ней выделяется несколько плохо скомпонованных частей. Повествование о населении Далмации и о разорении ее "варварами", за которым сразу же следует описание далматинских крепостей, опирается на историческую традицию городского романского и романизованного населения Далмации и в некоторой степени служит обоснованию его приоритета перед окрестными славянами. Это повествование разбивается рассказом об истории отношений Византии с западнобалканскими народами и описанием победы императора Василия I над арабами, включающим в себя также легенду о предводителе арабов Солдане; данная часть главы отражает главным образом политические симпатии самого Константина.

1 Название "Далмация" имеет в главе разное географическое содержание в зависимости от того, идет ли речь о времени до или после варварских вторжений. Римская, а затем византийская провинция Далмация простиралась вдоль Адриатического побережья от реки Раша в Западной Истрии до устья Албанской Дрины и уходила в глубь Балканского полуострова приблизительно до реки Савы. В результате варварских нашествий VI-VII вв. территория византийской Далмации сократилась до нескольких прибрежных городов и островов, перечисляемых ниже в этой главе.

2 Современных Константину далматинских памятников, отражающих местную историческую традицию, не сохранилось. В более поздних источниках воспроизведенная здесь легенда о происхождении романского населения Далмации не зафиксирована. Однако сама идея тесной связи Далмации и ее жителей с Римом доминировала в городской исторической мысли и разрабатывалась далматинской средневековой историографией ради обоснования превосходства жителей городов над славянским окружением (см., например, начальные главы хроники Фомы Сплитского, XIII в. — HS). Стремясь отмежеваться от соседнего славянского сельского населения, жители далматинских городов-коммун определяли себя как "латиняне" (Latini). Константин употребляет адекватный термин 'Rwmanoi, переводимый здесь как "римляне", также вкладывая в него этническое содержание. Вводя эту форму, император подчеркивает отличие далматинцев от преемников власти римлян — византийцев ("ромеев" — 'Rwmaioi). Известно, однако, что в X в. далматинские города в этническом отношении не были однородными и уже включали в себя определенный процент славянского населения.

3 Речь идет о знаменитом дворце римского императора Диоклетиана (284-305), одном из наиболее выдающихся сооружений эпохи Поздней Римской империи, остатки которого сохранились до наших дней. Дворец был построен в местечке Аспалаф; в нем Диоклетиан, происходивший из этих мест, провел последние годы жизни после отречения в 305 г. (см. коммент. 49 к гл. 29). В VII в. в его стенах возник город Спалатум — Сплит, основанный беженцами из разрушенной варварами Салоны (см. коммент. 8, 10 к гл. 29).

4 Город на месте старого иллирийского поселения при слиянии рек Зеты и Морачи. После административной реформы Диоклетиана — центр провинции Превалис. В начале VII в. город был разрушен аварами и славянами. По названию города южная часть провинции получила то же наименование. Сербское название этой области — Дукля, именно ее и имеет в виду Константин. Ее славянское (сербское) население автор именует Диоклетианами. О жителях Диоклеи см. гл. 35 и коммент. 2. Употребляемая Константином форма "Диоклея", заимствованная из легендарной традиции, приписывавшей основание города Диоклетиану (см. гл. 35. 9-11) посредством вульгарной этимологизации более древнего названия (употребляемого Птолемеем и Плинием) — Doklea, Doclea. На связь сообщения о Диоклее с местной традицией указывает, в частности, аналогичное известие Фомы Сплитского: "на земле же гетов, которая теперь зовется Сервией или Рашкой..., он [Диоклетиан] распорядился построить город, который назвал по своему имени Диоклеей" (HS. Р. 10-11).

5 Здесь Дунай указан как граница Римской империи (ср. коммент. 1 к гл. 30).

6 Союз центральноазиатских племен монгольского, тюркского и иранского происхождения. В середине VI в. авары вторглись в степи Западного Прикаспия и далее — в Северное Причерноморье. В 558 г. в Византию прибыло их первое посольство, возглавляемое Кандихом. Империя использовала аваров для борьбы с враждебными ей черноморскими племенами (савирами). После 565 г. авары предприняли ряд походов в Центральную Европу, а в 567 г. в союзе с лангобардами разгромили гепидов и заняли их земли в Паннонии. В конце 60-х годов VI в. после ухода лангобардов в Италию и покорения аварами новых племен (в том числе и некоторых славянских) возникла обширная полиэтническая держава — Аварский хаганат с центром в Нижней Паннонии, откуда авары совершали набеги на славян, франков, баваров, лангобардов, а также на Византию (систематические вторжения на территорию империи начались в 70-е годы VI в.). Однако внутренняя слабость хаганата и восстания покоренных племен обусловили упадок военного могущества аваров. В 626 г. они понесли сокрушительный урон под Константинополем, в середине VII в. были вытеснены из Северного Причерноморья, а с созданием в 680 г. Болгарского царства существенно ограничилась их власть и в Подунавье. В конце VIII — начале IX в. авары были окончательно разгромлены Карлом Великим, действовавшим в союзе со славянами. В дальнейшем авары были полностью ассимилированы народами Западного Причерноморья и Подунавья (см.: Szadeczky-Kardoss S. Avarica. Uber die Awarengeschichte und ihre Quellen. Szeged, 1986 и приведенную там литературу).

Отождествление аваров и славян встречается и у других византийских писателей (например, у Иоанна Эфесского, в Монемвасийской хронике). Подобное смешение имело под собой историческое основание: господство аваров над славянами в Аварском хаганате, совместные набеги аваров и славян начиная с последней трети VI в. на византийские провинции Балканского полуострова. Вторжение аваров и славян в глубь Балкан, в том числе и в Далмацию, датируется правлением императора Фоки (602-610), когда основные силы империи были заняты в войне с персами (Grafenauer В. Slovanske naselitveni valovi).

7 'Allagion в военной терминологии: сменный гарнизон, военное соединение численностью до 400 человек; место его расквартирования (см.: DAI. II. Р. 189); здесь — смена войск.

8 Салона основана сиракузскими греками в IV в. до н.э. Подчинена римлянами в 78-76 гг. до н.э. Столица римской и ранневизантийской провинции Далмация. Размеры Салоны здесь сильно преувеличены: Константинополь в VI-VII вв. насчитывал несколько сот тысяч жителей, тогда как в Салоне с окрестностями проживало, как полагают, не более 60 тыс. человек (см.: Dyggve E. History of Salonitan Christianity. Oslo, 1951. P. 4). В средневековой Далмации интерес к прошлому Салоны был заметен главным образом в Сплите. Его хронисты рассматривали историю своего города в неразрывной связи с салонской и как прямое ее продолжение. Не исключено, что зафиксированное Константином представление о размерах Салоны возникло именно в Сплите.

9 Термин kleisoura(букв. "ущелье") употреблен здесь в значении "пограничное укрепление" (и одновременно "административное подразделение провинции" — см. гл. 50). Поэтому перевод Р. Дженкинза "пограничный проход" (frontier pass) неточен: в тексте явно идет речь о крепости Клис, расположенной в 4 км к северу от Салоны и закрывавшей проход к Адриатическому побережью со стороны Боснии. Сам Константин подчеркивает этимологическую близость названия крепости (Kleisa) к глаголу (sun) kleiw("запирать", "закрывать").

10 Очевидно далматинское (возможно, сплитское) происхождение рассказа о взятии Салоны (ср. коммент. 1 к гл. 30). Об этом, в частности, свидетельствует точное географическое описание района Салоны и Сплита, отмеченное преувеличение размеров Салоны и особенно утверждение, что Клиса закрывает проход к морю идущим "с той" (восточной) стороны. Прослеживается также стремление принизить как самих аваров — славян ("безоружные племена"), так и значение их победы (одержана лишь благодаря хитрости). Впечатление грандиозности событий, изложенных в этом пассаже, использование прямой речи указывают на существование исторического предания, положенного в основу повествования. Другой рассказ Константина о взятии Салоны см. в гл. 30. Иная версия завоевания города представлена в хронике Фомы Сплитского. Пространно, с драматическими легендарными подробностями сообщает он о внезапном нападении "варваров" (в изображении Фомы — объединенных войск "готов", славян — "лингонов" и "куретов" — предков хорватов) на Салону, жители которой из-за внутренних раздоров не смогли остановить врагов, о жестоком разорении города и бегстве его жителей на острова (HS. Р. 23-31). При всем отличии этой версии от рассказов Константина генетическая связь основных их элементов, отражающих, по всей видимости, историческую реальность (стремительность нападения, оттеснение романского и романизованного населения Далмации к морю), несомненна. В частности, и у Фомы отсутствует всякое упоминание о какой бы то ни было верховной власти. С одной стороны, это может объясняться сохранением исторической памяти о действительно незначительной зависимости периферийной Далмации от Византии в период варварских нашествий. Показательно в этом смысле сообщение "Летописи попа Дуклянина" (южнославянского памятника второй половины XII в., вобравшего в себя различные балканские исторические традиции) о самостоятельном выступлении против завоевателей ("готов", по терминологии "Летописи") "короля далматинцев", резиденция которого находилась "в большом и прекрасном городе Салоне". С другой стороны, в X-XI вв. в городах Далмации происходило формирование институтов городского самоуправления, развившихся в XII-XIII вв. в коммунальную систему. Этот процесс сопровождался складыванием особого городского самосознания и, соответственно, особой исторической традиции, возвеличивающей прошлое города. Этапы ее развития (в Сплите), по всей видимости, и отражены в преданиях о разорении Салоны.

Точная дата падения Салоны не установлена. Согласно археологическим данным, в начале VII в. город действительно подвергся разграблению (Katic L. Vjerodostojnost Tome Arci dakone i posljedni dani Solina // VAHD. 1952. Knj. 53). По данным Константина, это событие произошло до воцарения Ираклия в 610 г. Однако большинство исследователей относит падение Салоны к 612-615 гг., опираясь на датировку последнего христианского надгробия городского некрополя (см., например: Wilkes J.J. Dalmatia. L., 1969. Р. 437; Klaic N. Povijest Hrvata. S. 132). Ряд югославских ученых предлагает ныне более позднюю дату, поскольку при раскопках Салоны обнаружены византийские монеты 624/5 и 630/1 гг. (Marovic J. Reflexions about the year of the destruction of Salona // VAHD. 1984. Knj. 77. S. 293-314; ср.: Jaksic N. Constantine Porphyrogenitus. S. 315-326). В литературе высказана гипотеза, что река, упоминаемая в рассказе, не Дунай (поскольку авары и славяне перешли Дунай уже в конце VI в.), а Цетина, протекающая в нескольких километрах к юго-востоку от Салоны (Новаковиh Р. Нека запажања. С. 1-17; см. также коммент. 1 к гл. 30). Намечены и возможные пути передвижения войск от Цетины к Салоне — через укрепления Асиниум (Синь) и Тилуриум (Триль) (Jaksic N. Constantine Porphyrogenitus. S. 322-325).

11 Об этих крепостях см. коммент. 3, 4, 27, 49, 53 к гл. 29.

12 Ираклий — византийский император (610-641).

11 См. подробнее гл. 31 и 32.

14 Лакуна. Предполагают, что фраза завершалась словами "были подвластны императору ромеев" (см.: DAI. II. Р. 103; ВИИНJ. С. 14. Бел. 20). Ср. аналогичные сообщения в гл. 31.11-12 и 32.22-23, 26-27 и далее. О перечисленных славянских племенах см. гл. 30-36.

15 Все последующее повествование о взаимоотношениях Византии с западнобалканскими народами и о борьбе империи с арабами тенденциозно. Константин стремится возвеличить основателя Македонской династии Василия I (867-886), скомпрометировав его предшественников из Аморейской династии, в особенности Михаила II Травла (820-829). Действительно, в его правление вследствие арабского наступления и восстания Фомы Славянина (820-823) империя оказалась в тяжелом положении. Тем не менее обвинение Михаила II в потере контроля над далматинскими городами необоснованно. Уже в VII-VIII вв., когда главной заботой правителей Византии была защита ее важнейших центров от внешних врагов, города периферийной Далмации обладали значительной политической автономией.

16 Византия до середины IX в. не предпринимала систематических акций против славянских племен на восточном берегу Адриатики. Эти земли принадлежали Византии лишь номинально (Ферлуга J. Византиjа); следовательно, заявление Константина о восстании местных славянских племен тенденциозно и приведено с той же целью компрометации Аморейской династии. Хорватский князь в то время находился в вассальной зависимости от франкского императора. Однако далматинские города оставались фактически независимыми от Византии отнюдь не до самого воцарения Василия I. В первой половине IX в. здесь была создана подвластная империи архонтия (см.: Ферлуга Я. Архонтат Далмации // ВВ. 1957. Т. 12), а вскоре после 870 г. она была преобразована в фему (Ферлуга J. Византиска управа у Далмащде. Београд, 1957. С. 38-86; Ferluga J. L'amministrazione. Р. 186).

17 Об архонтах см. коммент. 10 к гл. 8 и коммент. 10 к гл. 9. Славянские вожди и правители обозначались в византийской официальной титулатуре как архонты и до, и после их подчинения империи (ср.: Koder J. Zu den Archontes). Опираясь на этот пассаж, Й. Кодер утверждает, что архонтов для славян назначала лишь империя. Выводу Кодера противоречат, на наш взгляд, данные глав 30.77.90; 33.9; 34.5; 36.6 об архонтах сербских племен, под предводительством которых те вступили в контакт с императором Ираклием. Независимым от кого-либо (в том числе от Византии) архонтам захлумов и тервуниотов платили дань сами подвластные империи города Далмации (гл. 30. 140-142). Даже если согласиться с Кодером, что титул архонта мог жаловать лишь император, это не означает отсутствия у славян каких бы то ни было вождей (некоторые из них нам известны поименно начиная с VI в.). Ср.: Ferluga J. Archon. Р. 258. О некорректности высокомерного заявления Константина об отсутствии архонтов у славян см.: Иванова О.В., Литаврин Г.Г. Славяне и Византия. С. 87.

18 Здесь: старейшины рода или племени (ср.: Грачев В.П. Сербская государственность. С. 199-208). Ср. коммент. 47 к гл. 32.

19 О Славиниях см. коммент. 21 к гл. 9.

20 О крещении хорватских и сербских племен и отражении этого события в сочинении Константина см. гл. 30-32.

21 Возможно, Константин имеет в виду возведение в 878 г. на хорватский престол византийского ставленника Здеслава "из рода Трпимира" (Iohan. Chron. Р. 125), т.е. из правящего в Хорватии рода, права которого были таким образом признаны Византией.

22 Неретвляне, или паганы (аренданы), жили в прилегающей к Адриатическому морю области между реками Неретва и Цетина. На длительное сохранение у них языческого культа указывают следы славянской мифологической топонимии в районе южнее Сплита (см.: Skok Р. Kako bizantiski pisci pisu slovenska mjesna i licna imena // Starohrvatska prosvjeta. 1927. Sv. 1. S. 68).

23 Попытка Константина толковать этникон "паганы" (лат. pagani) как славянское слово свидетельствует о незнании императором латыни. Сложный вопрос о времени усвоения славянами этого термина (в форме "поганые") для обозначения язычников и мусульман мы оставляем в стороне (ср.: Срезневский И.И. Материалы. Т. 2. S.V.).

24 В 870 г. неретвляне захватили папских легатов, которые возвращались с церковного собора в Константинополе. В результате действий направленного против них византийского флота неретвляне ненадолго признали власть империи (Chronicon Salernitanum // Acta Univ. Stockholmiensis. Studia lat. 1956. Vol. 3. P. 117). Тогда же, по-видимому, произошло и их крещение (Klaic N. Povijest Hrvata. S. 217), которое Константин стремится представить как добровольное.

25 Об этом см. коммент. 15-16 к гл. 29.

26 Африканские арабы (см. гл. 14-22), уже утвердившиеся к тому времени в Сицилии и Южной Италии.

27 Солдан (т.е. султан) — Муфарит ибн Салим, эмир Бари (861-871); Кальфус, или Хальфун принимал участие в завоевании арабами Бари в 841 г. (ср. коммент. 33 к гл. 27); Сава, или Сама — в 840 г. был правителем Тарента (Васильев А.А. Византия и арабы. СПб., 1902. С. 13).

28 Вутовы — город Будва в Черногорском приморье, в 10 км к юго-востоку от Котора, с 168 г. н.э. находился под римской властью; Росса — Росе, небольшой населенный пункт в западной части полуострова Луштицы (Пушиh И. О насељу Россе у средњем виjеку // Историjски записи. Београд, 1977. Књ. 34. Св. 3-4); Декатеры — Котор (см. коммент. 55 к гл. 29). В результате кампаний 866-867 гг. арабы опустошили острова Кварнерского залива и далматинское побережье. По-видимому, тогда и были разорены Будва, Росе и нижняя часть Котора.

29 Рагуза — совр. Дубровник. Арабы осаждали крепость с 866 по 868 г.

30 О патрикиях см. коммент. 17 к гл. 25.

31 Командующий флотом (ср. гл. 46 и 51).

32 Никита Оорифа, командующий византийским флотом в 853 и 867-872 гг. (см.: DAI. II. Р. 104).

33 О хеландиях см. коммент. 1 к гл. 8.

34 Ст. Кириакидис предлагает конъектуру: tessera("четыре") вместо sarakonta("сорок").

35 Людовик II (ум. 875) — король Италии, император (855-875).

36 Славяне из южнодалматинских племен побережья могли находиться в составе византийского войска после снятия осады Рагузы. Упоминание о хорватах как сподвижниках Византии неверно. Хорватского князя Домогоя — вассала франкского императора — призвал на борьбу против арабов не Василий, а Людовик (см. подробнее: Hartmann L.M. Geschichte Italiens. Bd. III. H. 2. S. 288 ff.).

37 Бари был взят 2 февраля 871 г. Подробнее об осаде Бари см.: DAI. II. Р. 104-105; Panetta R. I Saraceni. Р. 89-9-5, 105-107, а также коммент. 38 к гл. 29.

38 Изложенная Константином версия (добровольное подчинение Рагузы Василию I, бегство сарацинов в Италию от византийского флота, инициатива императора в освобождении от арабов "всей Лагувардии", которую Василий затем взял себе, отдав франкам лишь пленных) также направлена на возвеличивание деяний его деда Василия I. С этой целью и здесь Константин фальсифицирует некоторые факты. Бари был захвачен арабами в 841 г., тогда как снятие осады Рагузы, благодаря помощи посланного Василием флота, произошло только в 868 г. По свидетельству Иоанна Диакона, Бари находился в руках арабов в течение 30 лет (Iohan. Chron. Р. 119). Согласно Салернской хронике, инициатором союза против арабов выступил не Василий, а Людовик II (Chronicon Salernitanum. Р. 104). 400 кораблей Василия I прибыли в Бари в 869 г. (Annales Bertiniani. A. 869), но из-за франко-византийских разногласий деятельного участия в осаде города не принимали, так что уже в 870 г. византийский флот под командованием Никиты Оорифы воевал против неретвлян. Взятый в 871 г. (возможно, при каком-то содействии Византии) войсками Людовика, Бари отошел к Византии только в 876 г. Константин отмечает помощь папы в отвоевании Бари. Действительно, при Василии I наметилась тенденция к сближению Византии с папством, особенно в 70-е годы IX в., когда арабы угрожали Средней Италии.

39 Букв. "сильные", влиятельные, а также богатые люди.

40 В основе этого легендарного рассказа лежит реальное событие — заговор при поддержке Византии лангобардских герцогов против Людовика II, влияние которого в Южной Италии после взятия Бари особенно возросло. В августе 871 г. Людовик оказался пленником беневентского герцога, но уже в ноябре того же года был освобожден в связи с арабским наступлением на Беневенто (DAI. II. Р. 105; Panetta R. I Saraceni. Р. 108-110).

41 Описанная история относится, возможно, к осаде арабами Салерно. После поражения под Бари они предприняли наступление на Неаполь, Салерно и Беневенто. В 872 г. Людовик II, придя на помощь правителю Салерно, разбил арабов. Византийцы не принимали участия в этой операции, но помогали герцогу Беневенто. Так что, вопреки свидетельству Константина, не только византийцы, но и франки действовали против арабов, хотя и порознь. Причем Беневенто отошел к Византии только в 891 г. Что касается Солдана, то он не мог участвовать в осаде Салерно: он был в это время еще пленником в Беневенто. О лангобардском происхождении легенд о Солдане см.: DAI. II. Р. 102.

42 Константин преувеличивает степень покорности, которую оказывали Константинополю владетели этих южноиталийских областей. Известно, например, что беневентский герцог Ландульф поддержал восстание в византийских владениях Южной Италии в 920-921 гг., разбил имперские войска и занял Апулию (История Византии. Т. 2. С. 195).

43 Приведенное объяснение названия Раусий (Рагуза) основано на вульгарной этимологии — от романского далматинского lau или lava ("скала"). Высказывается предложение об албанском источнике (или албанском посредстве) названия "Рагуза": алб. форма rrush ("виноград", "ягода") возводится к основе ragus- или ragusi- (см.: Калужская И.А. Об одном названии винограда в балканских языках // Античная балканистика. Карпатобалканский регион в диахронии. М., 1984. С. 19).

44 Питавра, или Эпидавр (совр. Цавтат) — древнее иллирийское поселение, с IV в. до н.э. принадлежало грекам, затем стало римской колонией. История разрушения города и основания его жителями Рагузы восходит к местному преданию. Сообщение Константина исторически достоверно: оно согласуется с археологическими свидетельствами. Предполагается, что Эпидавр был разрушен аварами и славянами около 614 г. (Dovan A. Povijest Dubrovnika od najstarijih vremena do pocetka VI st. (do propasti Epidauruma) // Anali hist. in-ta JAZU u Dubr. 1966. N 10-11). Его жители находили спасение не только на о. Раусий (в 15 км к северо-западу по побережью), но и в прибрежных укреплениях (Marovic A, Arheoloska iskapanja u okolici Dubrovnika // Ibid. 1965. N 9-10 S. 16-29).

45 Создание крепости ("старого города") Рагузы действительно происходило в три этапа — строительство укрепления на утесах западной оконечности острова, первый городской квартал ("Каштель"), возникновение второго квартала на прилегающей территории в VIII в. ("св. Петр") и третьего ("Пустиерна") — в VIII-IX вв. (Фрейденберг М.М. Дубровник и Османская империя. М., 1984. С. 12-13; Lucic J. Povijest Dubrovnika. S. 13-15). Принимаем конъектуру Дж. Бьюри вместо испорченного места (в рукописи: ...d' ecein... to megeqoV o artiwV ecei).

46 Признается достоверность также известия о поселении в Рагузе части салонских беженцев (Lucic J. Povijest Dubrovnika. S. 15). Перечень конкретных имен взят, видимо, из списка старейших аристократических фамилий Рагузы (DAI. II. Р. 106). Некоторое соответствие этому известию содержится в хронике Фомы Сплитского: "построили Рагузу и поселились в ней" жители Эпидавра вместе с беженцами "из романского города" (HS. Р. 30).

47 6457 г. от сотворения мира = 1 сент. 948 — 31 авг. 949 г. Дата служит terminus post quem написания гл. 29. Падение Салоны отнесено здесь к 449 г. (ср. коммент. 10 к гл. 29). Однако цифра 500 — скорее всего ошибка переписчика: согласно конъектуре Ф. Шишича нужно j' (300) вместo t' (500). Г. Лябуда предлагает c' (600).

48 С церковью св. Стефана связывают развалины церкви во дворе дубровницкой епископальной семинарии. Их датировка колеблется в пределах VI-XI вв. Лишь Константин сообщает о захоронении в Дубровнике св. Панкратия (по церковной традиции — епископ Тавроминейский, обращенный апостолом Петром). Возможно, здесь отразилась попытка клира Рагузы соединить историю своей церкви с деяниями апостолов (ср. коммент. 46 к гл. 29). Филипп де Диверсис (XV в.) в описании церкви св. Стефана среди захороненных там лиц св. Панкратия не упоминает (DAI. II. Р. 107).

49 Рассказ о дворцовом комплексе Диоклетиана составлен, несомненно, по описаниям очевидца. Интерпретация названия Аспалаф противоречит изображению дворца как большого, величественного сооружения (ср. объяснение названия Спалатум у Фомы Сплитского — от слова pallantheum, которым "древние называли большие дворцы" — HS. Р. 5). В литературе наиболее признана этимология от слова aspalaqoV(разновидность терновника, распространенная на далматинском побережье). Эти известия о Диоклетиане соответствуют двум основным сюжетам, в которых он выступает в средневековой далматинской (в особенности сплитской) историографии: как строитель дворца и как гонитель христиан. Не случайно здесь и упоминание лишь двух святых — Домния и Анастасия: именно их культ оформлялся в VII-XI вв. как культ патронов сплитской церкви (Чернышев А.В. Сплитская легенда о Домнии и Анастасии и политическая реальность далматинского средневековья / / Общественное сознание на Балканах в средние века. Калинин, 1982. С. 136-138). Согласно церковной традиции, они были казнены в Салоне при Диоклетиане в 304 г. и захоронены здесь же. После варварских нашествий немало христианских реликвий, в том числе мощи святых Домния и Анастасия, были перенесены в Рим. Сообщение Константина — наиболее ранняя фиксация факта захоронения этих святых в Сплите. По местному преданию, пересказанному Фомой, первый архиепископ Сплита перенес их мощи из Салоны в бывший мавзолей Диоклетиана (HS. Р. 34-35). Хотя вопрос о подлинности мощей в Риме и Сплите неясен, сам акт переноса каких-то мощей (под видом останков Домния и Анастасия) вполне вероятен в связи с утверждением сплитской церковью своих епископальных прав в качестве преемницы салонской церкви. Притязания сплитской архиепископии на первенство в Далмации ярко отразились в мифе о Домнии как ученике св. Петра. По-видимому, вопрос о связи св. Домния с деяниями апостолов наиболее остро стоял в начале X в. Церковный собор в Сплите в 925 г. признал достоверность такой традиции (Codex diplomaticus. Р. 31). Очевиден отзвук этих событий и в рассказе Константина, хотя он и не упоминает о мученичестве Домния и Анастасия при Диоклетиане (DAI. II. Р. 108-109).

50 Подвальные помещения без окон использовались как кладовые, тюрьмы, позднее — и как часовни (крипты).

51 Мера длины, равная примерно 2 м.

52 Пространство на верхней внутренней, за зубцами, стороне стены. Здесь несли стражу воины: с перипата они обороняли крепость (город) при вражеской осаде. Утверждение, что Аспалаф не имел ни перипата, ни бастионов, Ф. Дворник считает неточным (DAI. II. Р. 109).

53 Тетрангурин (Трагуриум, совр. Трогир) — поселение, основанное греческими колонистами в III в. до н.э. С I в. принадлежало римлянам. Местоположение города описано верно. Объяснение его названия (от слова aggourionогурец) — плод народной этимологии местного происхождения (см.: ВИИНХ С. 23).

54 Римский христианский мученик III в. Захоронен в Риме. По местному преданию, погребен в Трогире, почитается как покровитель трогирской церкви.

55 Декатеры (совр. Котор) — греческое поселение, основанное после III в. до н.э. Римляне завладели им около 168 г. до н.э. Котор расположен на берегу залива, имеющего узкий выход в море. Хорошо осведомленный о положении города, Константин связывает его название с лат. catena ("узы, оковы") (DAI. Р. 110; Kaczmarczyk Z. Miasta dalmatinske. W-wa, 1975. S. 301).

56 Христианский мученик, погибший в Никее, в Малой Азии, в середине III в. По далматинской легенде, нобили Котора выкупили его мощи у венецианских торговцев в начале IX в.

57 Храм св. Трифона был построен в начале IX в. В 841 г. разрушен арабами. Его остатки были найдены при реставрационных работах в церкви, посвященной тому же святому и построенной в XII в. (DAI. II. Р. 110). Константин характеризует сооружение, которого в его время уже не существовало: свидетельство разновременности информации, приведенной в гл. 29.

58 Диадора (Ядер, Ядра, совр. Задар) — первоначально поселение либурнов. При Августе (27 г. до н.э. — 14 г. н.э.) здесь была основана римская колония. После разрушения Салоны Задар стал центром византийской Далмации. Приводимая этимология (от лат. iam erat) — очевидно, местного происхождения: первенствующее положение Задара подкрепляется древностью города (старше Рима) (ср.: Suic M. Zadar. S. 16-26). По сплитской легенде (HS. Р. 31), город основан частью беженцев из Салоны и назван по имени реки Ядера.

59 Римская патрицианка, обращенная в христианство св. Хрисогоном (см. коммент. 61 к гл. 29), помогала христианам Рима и Аквилеи во время гонений Диоклетиана и была казнена в Сирмиуме (Среме). В начале IX в., по местному преданию, император Никифор I подарил ее мощи задарскому епископу Донату (Rack iF. Documenta. Р. 306- 310). В X в. св. Анастасия была объявлена святой покровительницей Задара.

60 Данных о царе Евстафии нет: видимо, персонаж какой-то легенды.

61 Фригийский мученик времен Диоклетиана. По преданию, его мощи были перенесены из Аквилеи в Задар (Racki F. Documenta. Р. 18, 21). В Задаре был монастырь св. Хрисогона, перестраивавшийся в X в. (Codex diplomaticus. Р. 45).

62 Церковь св. Анастасии не сохранилась, но уцелел саркофаг, надпись на котором удостоверяет, что в нем лежат мощи св. Анастасии.

63 Халкопратийский храм находился в Константинополе, в районе торговцев медными изделиями (отсюда название — Халкопратии).

64 Церковь св. Троицы (позднее — св. Доната) сохранилась в первоначальном виде до настоящего времени. Она датируется предположительно началом IV в.

65 Векла — Крк. Арва — Раб. Опсары — Црес.

66 Лумврикат, Селво, Скерда, Алоип, Пиротима, Мелета — соответственно Бргада, Силва, Шкарда, Олиб, Премуда и Молет в Задарском архипелаге. Катавтревено — остров Kakau, Kerkuata около Задара. Согласно другому объяснению, это название объединяет два топонима — Tuconum, Cotunum (совр. село Кун на о. Пашман) и о. Тревено в Задарском архипелаге. Пизух отождествляется с о. Гисса (совр. о. Иж) либо с о. Дуги Оток, на котором в средневековье находился город Пчух. Скирда-кисса — предположительно остров Scardizza, Scardica около Задара или о. Кисса (совр. Паг). Название могло быть также составлено из двух частей — Skirda(скала Шкерда возле о. Пага) и kissaо. Кисса. Топоним Эстениуз возник, по-видимому, в результате слияния двух названий островов — Гисса и Сеструнь (ВИИНJ. С. 25-26. Бел. 61-69; DAI. II. Р. 112).

67 Новейшие раскопки свидетельствуют о непрерывном существовании некоторых из бывших романских поселений, в частности в районе Салоны (Rapanic Z. Prilog proucavanju kontinuiteta naseljenosti u salonitanskom ageru u ranom srednjem vijeku // VAHD. 1980. Knj. 75. S. 189-217). Константин приводит, следовательно, тенденциозные сведения, видимо, далматинского происхождения.

 

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100