Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МУХАММЕД ХАСАН-ХАН

НАСИРОВСКАЯ УПОРЯДОЧЕННАЯ ИСТОРИЯ

ТАРИХ-И-МУНТАЗАМ-И-НАСИРИ

БОРЬБА ХОРАСАНСКИХ ЭМИРОВ С ТУРКМЕНАМИ АСТРАБАДСКОЙ ОБЛАСТИ И УЧАСТИЕ ТУРКМЕН В ВОССТАНИИ ЮСУФА-ХОДЖИ

«В этом году (1218 г. х. — 1803 г.) беглербеги астрабадский прислал ко двору донесение о разбоях и бунтовстве саин-хановских туркмен и жаловался на них. Поэтому Фатх Али-шах выступил из Тегерана по направлению к Сари и Кара-тепе и остановился лагерем на стоянке Кара-шейх, а его победоносные войска пошли грабить эти племена и забирать там пленных. Туркмены, увидев, что дело плохо, начали просить пощады и изъявлять покорность. Поэтому шах переехал из Кара-шейха на Кальпушские луга и занялся там развлечениями и охотой» («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 79).

В этом же году (1219 г. х. — 1804 г.) прибег к защите и покровительству Фатх Али-шаха эмир Насир-уд-дин-торе, правитель Мерва.

Мир Ма'сум, известный под названием Шах Мурада, по прозвищу Бекджан, был сыном Данияль-аталыка, сына Рахим-хан-аталыка, сына Хаким-аталыка, который победил правившего в Бухаре чингизида Абуль-Фейз- хана и воцарился там сам. В царствование Ага Мухаммед-шаха он (Мир Ма'сум) одержал верх над каджаром Вайрам Али-ханом иззуддинлю, наследственным правителем Мерва, которым и сам он и его предки правили еще со времени сефевидов, убил его и разорил Мерв. Ага Мухаммед-шах грозил тогда ему возмездием и намеревался выступить против него, но этому помешала тогда ужасная шушинская трагедия (убийство Ага Мухаммед-шаха в Шуше). Одним словом, после Бёкджана осталось двое его сыновей — эмир Хайдер-торе, который правил Бухарой, и эмир Насир-уд-дин-торе, который правил в Мерве. (Абдул Керим бухарский (см. выше) называет последнего Дин Насир-беком) В этом году эмир Хайдер-торе вознамерился изничтожить своего брата, поэтому эмир Насир-уд-дин-торе обратился через посредство принца Мухаммед Вели-мирзы, правителя Хорасана, к шаху с просьбой о защите и покровительстве. Шах, назвав его своим сыном, послал ему украшенный драгоценными камнями венец и отдал принцу Мухаммед Вели-мирзе повеление оказать эмиру [207] Насир-уд-дин торе поддержку и помощь. Тот возвратился теперь в Мерв в полном удовлетворении («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 82).

... В этом году (1220 г. х. — 1805 г.) туркмены Серахса, Теджена и Ахала принялись по своему обычаю за грабежи и набеги, поэтому принц Мухаммед Вели-мирза получил приказ совершить против этих племен карательную экспедицию, и ему на помощь были отряжены также некоторые из военачальников шахской армии. Столкновение с туркменами у них произошло в месяце раби II этого года в окрестностях р. Теджен. Туркмены понесли крупные потери, и победоносному воинству досталась обильная добыча (там же, стр. 85).

В этом же году (1223 г. х. — 1808 г.) в Мешхед прибыл из Мерва с тысячью мервских семейств эмир Насир-уд-дин-торе, сын Ма'сума Бекджана.

Пояснение. Правитель Бухары дайр Хайдер вследствие обращения эмира Насир-уд-дина, правителя Мерва, к шаху Ирана за покровительством заподозрил его, привел войско на Мерв и разрушил мервскую плотину. Жить в Мерве стало тяжело. Эмир Насир-уд-дин сообщил об этом правителю Хорасана — принцу Мухаммед Вели-мирзе, а тот доложил шаху. Последовал приказ: наибу Мухаммед-хану итти в Мерв и привезти оттуда эмира Насир-уд-дина с каджаром Мухаммед Шериф-ханом мервским, племянником хаджи Мухаммед Хусейн-хана, иззуддинлю, и тысячью всадников в Мешхед. Эмир Насир-уд-дин, после, того, как он поселился в Хорасане, породнился с принцем Мухаммед Вели-мирзой, а через некоторое время поехал в путешествие в Турцию и в Россию. В России он и умер (там же, стр. 91).

В этом же году (1224 г. х. — 1809 г.) вследствие разбоев текинских туркмен правитель Хорасана Мухаммед Вели-мирза отправился в месяце джумади II (июль) с хорасанскими военачальниками в Хаверанскую степь, т. е. по направлению к Неса, Абиверду, Рунэ, Мехнэ и вообще в те места. Он наказал там разбойничающих туркмен и привел их к покорности. На долю солдат принца досталась добыча в виде некоторого количества скота (там же, стр. 94).

Восстание ходжи Юсуфа Кашгарского и роль туркмен в этом события

В этом же году (1228 г. х. — 1813/14 г.) принц Мухаммед Вели-мирза был вызван из Хорасана в Тегеран, и предполагалось послать туда вместо него Хасан Али-мирзу, но потом шах нашел, что это будет противоречить Интересам государства и потому править Хорасаном отправили опять Мухаммед Вели-мирзу. В этом же году было признано весьма важным покарать те туркменские племена, которые в предыдущем году проявили свою солидарность с Юсуф-ходжей кашгарским. Поэтому было доведено отправиться в Гурганскую степь Аллаяр-хану, девелю, хаджи Риза-кули-хану, каджару, и мирахуру Иса-хану с конницей и пехотой. К этому войску присоединились также находившиеся в Кальпуше каджар Мухаммед Касим-хан, афшар Фараджулла-хан и сипахдар Юсуф-хан. Но туркмены, проведав о том, что против них двинулось шахское войско, увезли все, что у них было легкого и тяжелого, в трудно досягаемое убежище, а сами убежали («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 107).

БОРЬБА ХИВИНСКИХ ХАНОВ С ИРАНОМ И ТУРКМЕНЫ

В этом же году (1228 г. х. — 1813 г,) хорасанские ханы стали в оппозицию принцу Мухаммед Вели-мирзе, призвали Рахим-хана ургенчского произвести набег на мешхедскую землю, и тот двинулся быстрым походом к Хорасану. Разграбив Дереджез, он ушел обратно («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 106).

В это, же время (1238 г. х. — 1822 г.) две тысячи туркмен теке, проживающих в Мерве, подошли под предводительством Мурад-сердара к окрестностям Мешхеда и занялись там грабежом и похищением населения, захватив в плен несколько человек из жителей этого района. Хасан Али-мирза с отрядом в 700 человек всадников настиг их в четырех фарсахах от Мешхеда и разбил их. Туркмены, бросив захваченных ими пленных и награбленное имущество, убежали («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 126).

В этом же (1242 г. х. — 1826 г.) году Алла-кули-хан, брат Рахман-кули-хан, сын Мухаммед Рахим-хана ургенчского, пошел быстрым походом на Джамский вилайет и начал там грабить, но однажды ночью, незадолго до рассвета, несколько лошадей в его лагере отвязались и кинулись друг на друга; произошел большой шум и гам; хорезмцы, вообразив что это предрассветное нападение, разбежались. Алла-кули-хан бежал в Серахс, а его лагерь достался жителям Джама («Тарих-и-мунтазам-и- Насири», т. III, стр. 134).

«ТУРКМЕНСКАЯ ПОЛИТИКА» ИРАНСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА И ХОРАСАНСКИХ НАМЕСТНИКОВ И БОРЬБА С ТУРКМЕНАМИ

Прибывший из Азербайджана (1251 г. х. — 1836 г.) Феридун-мирза был командирован в Астрабад и Гурган. Для сопровождения его туда же был послан также Хасан-хан Сары Аслан и отряд правительственных войск. Этот отряд явился авангардом того шахского войска, Которое выступило туда в следующем году в карательную экспедицию против гурганских туркмен («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 152).

В течение двадцати дней (1263 г. х. — 1837/8), когда Бастам (Первоначальное произношение Бистам — город, возникший еще в эпоху сасанидов, в самом конце VI в. и. э. и названный по имени Бистама, правителя северо-восточной части Ирана. Бастам считался вторым после Дамгана важным пунктом провинции Кумис; в средние века продолжал сохранять свое значение торгового города и только впоследствии стал приходить в упадок, уступив свое место г. Шахруду, в 1-8 км к юго-западу, находящемуся в узле торговых и военных путей из западного в восточный Иран. Расположенный в замкнутой горами долине, орошаемой текущей с гор речкой, Бастам богат прекрасными садами и славится своими фруктами; жители (числом 4000-5000 душ) занимаются садоводством и огородничеством. В Бастаме находятся могила знаменитого суфия Баязида (ум. 875 г. н. э.) и ряд древних памятников иранской архитектуры — мечетей и др. Шахруд-Бастамская провинция, 'состоящая из 8 булюков, выделилась в самостоятельную административную единицу вскоре после завоевания русскими Ахалтекинского оазиса; она граничит на севере с Астрабадом (б. ханством Нардин) по Эльбурзскому хребту и с Джаджермом, на востоке с Сабзеварской и Туршизской провинциями, на юге Дашт-и-Кявир'ом — великой соляной пустыней — и на западе с Мазандеранской обл. и Семнанским районом. Enzyklopaedie des Islam, I, 764; Л. Артамонов. Астрабад-Шахрудский район и Северный Хорасан, ч. II, вып. 1, стр. 106-123) был лагерем, падишаха, ежедневно главари и вожди из (бого)-хранимых стран, с [235] войсками своими примыкали к лагерю. Здесь было сообщено, что Алла-кули-торе, правитель Хорезма, переселил в сторону Атека группу из племени гоклен, («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 169: «... Алла-кули-хан-торе, зазвав в Хорезм разными обещаниями некоторое количество туркмен гокленов, послал людей для прикрытия их перекочевки туда (в Хорезм)») имевших местопребывание на Гюргене и бывших слугами иранского государства, и кучку жителей Карры-кала с тем, чтобы дать им место в Хорезме.

Когда Аллаяр-хану принесли это известие, он тотчас командировал Неджеф Али-хана, шадилю, со множеством всадников для нападения на хорезмцев. Близ крепости Махисин они настигли этот отряд. Как только войско Хорезма увидело это, то прежде всего ушло в крепость Махисин, приготовилось к войне, и, выйдя оттуда всей массой, повело упорный бой. Под конец оно было разбито.

Неджеф Али-хан захватил у этого отряда много голов и пленников, и, перебросив тысячу пятьсот семейств гокленов, водворил их в Бузанджирде («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 164: «...Забрал пятьсот кибиток гокленов и отвел в Бузанджирд и там поселил их». Бузанджирд — старое название современного г. Буджнурда, в долине верхнего Атрека, в северном Хорасане. Центр бывшего полунезависимого ханства, упраздненного Риза-шахом в 1930 г. Границы Буджнурдского булюка составляют: на севере Туркменекая ССР, на востоке округ Кучана.на юге горные хребты разных названий с булюками Джаджерма и Исфераина, на юго-западе бывшее Нардинское ханство и территория, занятая туркменским племенем гокленов, подчиненных раньше власти буджнурдского ильхани, ныне выделенных особо с подчинением отдельному губернатору, что нанесло экономический ущерб Буджнурду, так как торговля гокленов тяготеет теперь к новому центру Гумбед-и-Кабус. Население Буджнурдского булюка составляют в большинстве переселенные сюда при шахе Аббасе I курды племени шадилю; общее количество всего населения до 84 000 душ, население города (в настоящее время) до 8000 душ. Описание всего булюка и перечисление курдских племен шадилю см. Л. Артамонов. Астрабад. Шахрудский район и Северный Хорасан, ч. II, вып. 1, Тифлис, 1894, стр. 143-152, Приложение, стр. 93-101; см. также Сборник консульских докладов. Северная Персия, 1933, стр. 12-13) и велел поселиться в этом месте.

Аллаяр-хан отдал приказ Искандер-хану с всадниками карай иттн в авангарде войска, Мухаммед Рахим-хана, брата Джафар-кули-хана, с всадниками шадилю послал в аррьергарде, двинув войско, он довел его до стоянки Ходжа-кенд. При прибытии на стоянку обнаружилось, что на людей Искандер-хана напал отряд туркмен и, одержав победу над ними, захватил несколько пленных. Аллаяр-хан отдал приказ всадникам, находившимся в лагере, оседлать коней. Сперва 200 человек всадников прибыли на помощь караулам. В это же самое время три тысячи всадников хезаре внезапно выскочили из засады и затеяли бой. Когда хорасанские всадники увидели [236] это, они сообразили, что им в таком количестве невозможно вступать в битву; тогда они тотчас же спешились, лошадей поставили перед собой и вооружились самообладанием.

С своей стороны Искандер-хан, каджар, и Джафар-кули-хан из Караджа-дага пришли с тремя стами всадников, а вслед за ними Аллаяр-хан приблизился со множеством войск, всадникам хезаре нельзя было (уже) медлитьv и они (тотчас) уклонились от боя.

На другой день Аллаяр-хан, двинувшись с этого места, спустился к берегам Мерверуда, (которые) теперь люди называют землями р. Бала-Мургаб. В этом месте войсковые караулы угнали у племен эрсари пять тысяч овец и взяли в плен двадцать человек пастухов. Так как после переправы войск: Ирана дело для тюрков стало трудным, и они не могли продолжать жить в своих весенних становищах" то тридцать семь тысяч джемшидских и фирузкухских семейств, перейдя небольшими отрядами Мерверуд, приютились на землях Бала-Мургаба. И оттуда Шир Мухаммед-хан, хезаре, Заман-хан, джемши, и Шах Пасанд-хан, фирузкухи, отобрав своих боевых всадников, присоединились к Мизраб-хану, правителю Меймене, халифе Абд-ур-рахман-хану, туркмену, и Надир-мирзе, сыну Камран-мирзы, который пришел в эти земли искать поддержки. Они устроили собрание, чтобы посоветоваться друг с другом и заключили договор в том, что пока останется душа во плоти и сила в теле, не складывать рук в борьбе и сопротивлении. В это время двадцать тысяч человек испытанных в бою всадников собралось вокруг них.

Итак, размерив в высоту и в глубину поле битвы, они соорудили в двадцати четырех местах укрепления и, приготовившись к войне, засели в них.

Однако Аллаяр-хан все продолжал итти вдоль берега Мерверуда. В это время один из шиитских пленных некто Маджнун, находившийся в услужении Шир Мухаммед-хана, хезаре, захватив его саблю, бежал ко двору Аллаяр-хана и сообщил ему, что двадцать тысяч всадников из узбеков, людей Серипуля, Андхуда, Шибиргана из всадников туркмен (племен), салыр и сарык и из племен чар-аймак с большим обозом находятся в двух фарсахах от его лагеря, готовые к битве, а вверх и вниз по степи возведенье мощные укрепления, и русла рек запружены вражескими войсками. (В последовавших столкновениях туркестанцы были разбиты и обращены в бегство.)

В это время случилось так, что Неджеф-кули-хан Карабаги, юзбаши, с сотней гулямов перешел реку, чтобы из Турбет-и-Шейх-и-Джам и с границ, святой земли (т. е. Мешхеда) доставить в лагерь припасы, фураж и арсенал. И еще случилось, что Алла-кули-торе послал в Герат на подмогу Камран-мирзе пятьсот воинственных туркменских всадников. И с своей стороны Хабибуллла-хан, эмир артиллерии, для перевозки казны, которую везли из столицы, выступил несколько вперед и, встретивши по пути туркменских всадников, совершил на них нападение. С обеих сторон поднялся шум свалки, не прошло много времени, как с тридцати четырех человек туркмен он срубил головы, пятьдесят шесть человек взял в плен и захватил [237] полтораста лошадей. Пощаженные мечом с бесчисленными ранениями бежали с поля битвы. Он гнался за беглецами на расстоянии четырех фарсахов. На следующий день пленных привели к престолу падишаха, и вышел г приказ казнить их мечом.

Иранская военная экспедиция на о. Челекен

В этом году (1253 г. х. — 1837/38 г.) некто по имени Кыят, из туркменского племени джафарбай захватил в свое владений («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 170 «… занимался разбоем и грабежом на острове Черекен (Челекен)») остров Черекен (Челекен), на котором находятся месторождения нефти и соли. (Данные о разработке в рассматриваемое время нефтяных и озокеритовых месторождений на о. Чепекене и роли Кыята (Кият-хан) см. П. П. Иванов. К истории развития горного промысла в Средней Азии. Изд. Всесоюзного геолого-разведочного объединения, Л.-М.,1932, стр. 66-71) Этот остров имеет в окружности шесть фарсахов и лежит в Каспийском море против Баку.

В результате торговли нефтью и солью этого острова Кыят приобрел большое состояние, и кучка туркмен, сгруппировавшаяся вокруг него во время этой торговли нефтью и солью, при всяком удобном случае захватывала в плен жителей Табаристана и продавала их в туркменские селения и города. Этот остров был для них неприступной твердыней.

Шахзаде Ардашир-мирза (правитель Мазандерана), борющийся в степи со львом и в море нападающий на крокодила, принял твердое решение дать им отпор.

Выбрав тысячу стрелков из племен Дшрафа, Кульбада, имранлю (Имранлю — тюрки, населяющие большую деревню Гялюга в Мазандеране, в 65 1/4 англ. милях к западу от Шахруда, состоящую из 600 дворов.; племя состоит из 9 кланов, по которым называются кварталы деревни. H.-L. Rabino. Mazandaran and Astarabad, 1928, p. 65) и талыш с арсеналом и припасами он выступил из Ашрафа, пришел на берег моря, спустил на воду корабль и, приплыв на нем шесть фарсахов, сначала вышел на остров Ашур-ада, который имеет не больше, чем полфарсаха протяжения, и, пробыв здесь несколько дней в приготовлениях к делу, взял путь к острову Черекен (Челекен).

Так как два следующих дня свирепствовал ураган, и волны моря бушевали в водовороте, то суда подверглись ужасной опасности. Когда ветер улегся, и море успокоилось, они снова двинулись в путь и высадились на острове Черекен (Челекен).

Как только туркмены увидели это войско, у них не стало мочи вступить в бой и сражаться. Кто смог разбежался по сторонам, а большинство было предано мечу.

Дома их, построенные из дерева, боевые припасы, оружие и утварь были частью сожжены, частью потоплены. [238]

Когда Ардашир-мирза покончил с этим делом, то вернулся обратно и представил падишаху письменное донесение о положении вещей. Шаханшах пожаловал его усыпанным драгоценными каменьями мечом и орденом Льва и Солнца, целиком усыпанным алмазами, на красной ленте, и чином полковника.

В этом году (1257 г. х. — 1841 г.) восемьсот всадников из туркменских племен совершали нападения на караваны паломников святого Мешхеда и ни на минуту не воздерживались от святотатства, убийства и грабежа. (Об этом эпизоде также: «Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 177) Они случайно столкнулись также в пути с племянником Аллаяр-хана Мухаммед Вели-ханом, который с незначительным отрядом отправился на охоту, и захватили его в плен. Как только Аллаяр-хан услышал эту весть, он со снаряженным войском бросился в земли туркмен и причинил им множество беспокойства, но при всем этом не нашел Мухаммед Вели-хана, потому что его увезли к Мерву. Аллаяр-хан, придя в святой Мешхед, разумеется, доложил о положении вещей.

Шаханшах послал Мухаммед Али-хана Гафура послом к Алла-кули-торе, повелителю Хорезма, с таким ультиматумом: «Если набег был совершен туркменами по твоему приказу, то будь готов к войне, если же нет, то покарай тот отряд, который явился зачинщиком смуты, а Мухаммед Вели-хана с прочими пленными пошли к нашему величеству».

ВОССТАНИЕ МАХДУМ-КУЛИ В РАЙОНЕ АСТРАБАДА

В том же году (1257 г. х. — 1841 г.) в землях Гургана появился, претендуя на то, что он творит чудеса и должен быть причтенным к лику святых, некий злонамеренный человек, по внешнему обличью принадлежавший к дервишам, по существу же своему и понятия не имевший об их нравах.

Туркмен Махдум-кули, повелевавший среди племен теке и йомут и занимавший заслуженное положение, с группой туркмен подчинился воле этого авантюриста. (Этот эпизод с Махдум-кули («Махмуд-кули-хан») в таком же духе излагается в «Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 177-178; интересно отметить только одну подробность о дервише, которая приведена здесь:

«В этом же году (1257 г- х.) туркмен Махмуд-кули-хан привязался (душою) к одному дервишу из ордена накшбенди, который выдавал себя за суфия и чудотворца и слагал стихи и гимны на туркменском тюркском языке, и подчинился его влиянию. Этим лицом увлекались также и некоторые другие туркмены — гоклены и йомуты. С целью его возвеличения они назвали его ишаном. Этот старец и его мюриды начали творить беспорядки в районе Астрабада»)

Как водится в обычаях туркмен, имена подобных людей почтительно оберегаются и не произносятся, поэтому ему дали прозвище [239] «их милость», «Хазрет-и-ишан», и под его предводительством стали на путь мятежничества.

Мухаммед Насир-хан, каджар каванлю, («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 177: девелю) управлявший в это время Астрабадом, изложил шаханшаху положение дел.

Шаханшах отдал приказ, чтобы Мухаммед Хасан-хан, сердар ериванский, с десятью тысячами всадников и солдат двинулся на них, а также приказал шахзаде Ардашир-мирзе, правителю Мазандерана, выступить с многочисленным войском. А со стороны Хорасанской земли Джафар-кули хан, ильхани Бузанджирда, (То же в «Тарих-и-мунтазам-и-Насири») предпринял путь на Гурган и повел с собой шесть тысяч хорасанских всадников.

Когда на земле Гургана был разбит лагерь, и собрались доблестные мужи, то туркменам не осталось места, чтобы двигаться и сопротивляться. Махдум-кули, не обнажив меча и не выпустив ни одной стрелы, оставил пастбища и становища и бросился бежать в степь.

Ардашир-мирза с одобрения сердара, послал к нему посла сказать: «Не предпринимай бесполезного бегства, потому что тебе не спастись от нападений этого войска. Если ты ищешь мирного выхода, то пошли к нашей милости "Хазрет-и-ишана» и отправь сюда жен и детей туркменских старшин».

Когда Махдум-кули услышал такую весть и увидел, что все выходы для него закрыты, волей-неволей он послал ко двору шахзаде своего сына Мухаммед-хана вместе с «Хазрет-и-ишаном»; туркменские вельможи также послали заложников, подарки и клятвенное обещание, что если выйдет распоряжение, то они пойдут (даже) в недра, Хорезма и будут сражаться. Ардашир-мирза доложил при дворе о положении вещей. Шаханшах отдал приказ, чтобы шахзаде с войском в течение одного месяца стоял лагерем, пока не вернется из поездки в Хорезм Мухаммед Али-хан Гафур и не обнаружатся тайные помыслы Алла-кули-торе. (Там же, т. III, стр. 178, несколько иной финал этого эпизода:

«Ардашир-мирза доложил об этом шаху, и туркменские начальники удостоились получения почетных халатов и (других) милостей, и им было повелено оставаться на месте, пока вернется обратно посланный в Хиву Мухаммед Али-хан; если хан Хивинский отправил Мухаммед Вели-хана, то оставить его в покое (букв, «никому ничего против него не предпринимать»), а если нет, — то выступать на Хорезм. А тем временем Алла-кули-хан хорезмский отправил уже с большим почетом Мухаммед Вели-хана к шахскому двору, избавив себя этим от опасности этого похода»). В награду за эту услугу шахзаде Ардашир-мирзе был пожалован орден Льва и Солнца, целиком в алмазах, на ленте. [240]

БОРЬБА ХОРАСАНСКИХ ФЕОДАЛОВ С ШАХСКИМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ И ТУРКМЕНЫ. ВОССТАНИЕ САЛАРА

В этом (1264/1847) году, в разгар так называемой «хорасанской смуты», которую возглавлял двоюродный брат Мухаммед-шаха Хасан-хан Салар со своим союзником ильхани Джафар-кули-ханом, Салар потерпел под Меямеем поражение. (Иранские историки, естественно, много внимания уделяют так наз. «хорасанской смуте» (1846-1850 гг.), восстанию сына Аллаяр-хана, хорасанского, наместника Хасан-хана Салара и Джафар-кули-хана против центрального правительства шаха Мухаммеда. В частности, в «Насих-ут-таварих» ряд глав посвящен этому восстанию: «Обстоятельства восстания и первые шаги Салара» (стр. 448-460), «Прибытие шахзаде Хамза-мирзы, сражение его с Саларом и бегство последнего в туркменские степи» (стр. 460-463), «Набег Джафар-кули-хана и Кара-оглана на город Бузанджирд» (стр. 463-466), «Рассказ о возмущении хорасанского населения против шахзаде Хамза-мирзы...» (стр. 518-531), «Прибытие шахзаде Султан Мурад-мирзы и осада им Мешхеда и борьба с Саларом» (стр. 564-600) и др., причем мы отмечаем страницы в тексте только в связи с участием туркмен, преимущественно Астрабадской области в восстании Салара. Тема эта представляет специальный интерес и заслуживает специального исследования. Знаменательно то, что в этом восстании большую роль играли различные туркменские племена. Уже за год до восстания шахское правительство посылает в Хорасан своего эмиссара Сулейман-хана Думбели для сбора сведений и организации шпионажа. В пути Сулейман-хан узнает о восстании туркмен племени гоклен, «соблазненных Саларом и Джафар-кули-ханом» («Насих-ут-таварих», стр. 449). В ходе восстания туркменская конница играет большую роль в армии Салара (там же, стр. 457, 459 и др.).

Поскольку изложение «Насих-ут-таварих» загромождено подробностями, не представляющими непосредственного интереса для историка Туркмении" события, связанные с «хорасанской смутой» и участием в этой «смуте» туркмен, приводятся по сокращенному изложению и пересказу «Тарих-и-мунтазам-и-Насири» и «Матля-уш-шамс» с необходимыми ссылками на другие источники). Он отправил после этого своего сына эмира Аслан-хана с деньгами и драгоценностями в Келат, а сам с остальной частью своей кассы и драгоценностей попытался укрыться в Бузанджирде. Но ни его сына в Келат ни его самого в Бузанджирд не впустили. Его сын остался со своим отрядом под Келатом, а Салар пошел быстрым маршем по направлению к Ахалу и так как у него с собою было 40 000 туманов наличных денег, туркмены, соблазненные золотом, хорошо приняли и его и его спутников и онбеги Кара-оглан разместил их в своих юртах и кибитках. (По «Насих-ут-таварих» Салар и Джафар-кули-хан укрылись в доме Кара-оглана-онбеги, «который был повелителем среди туркмен племени тохтамыш» (стр. 462) Он привел к Салару подвластное ему (Кара-оглану) племя тохтамыш и заверил Салара в, своей дружбе... (Тем временем вновь назначенный губернатор Бузанджирда Мухаммед Али-хан настолько восстановил против себя население, что оно обратилось за помощью к Салару и его товарищу ильхани Джафаркули-хану). («... гарнизон во главе с Мухаммед Али-ханом грабил населенней творил всяческие бесчинства. .. » («Насих-ут-таварих», стр. 463) Салар и ильхаи прибыли к Бузанджирду вместе с [241] Кара-огланом и двумя тысячами всадников и заняли город. Мухаммед Али-хан был убит, а его войско оказалось осажденным в арке. Хамза-мирза, правитель Хорасана, узнав об этом, послал письмо Яздан-верды-хану, зафаранлю, с распоряжением итти на Бузанджирд, а, кроме того, послав туда же наиба, Мухаммед Вели-хана, каджара, направился туда же сам. Ильхани и Салар, поняв, что устоять им будет не под силу, велели откочевать оттуда некоторым из племен шадилю, а туркмены и курды, забрав большое количество пленных сарбазов, в особенности из племени баят, двинулись в Ахал («Тарих-и-мунтазам-и-Насири», т. III, стр. 193).

Пятого мухаррема (13 декабря 1847 г.) этого года ильхант Джафар-кули-хан вознамерился произвести налет с ночной резней на находившийся в Манэ лагерь Хамза-мирзы, но это ему не удалось, и он захватил и увез в Ахал только Лютф Али-хана бугаири, который был командирован в Кала-и-хан. («Хамза-мирза назначил Лютф Али-хана, бугаири, отправиться в крепость Хан, что в округе Манэ, стать там лагерем и быть наблюдателем за этим путем, чтобы по той дороге не могли переправляться туркменские всадники» («Насих-ут-таварих», стр. 465) Так как по поводу пребывания Салара в Ахале между родами тохтамыш и актамыш (По «Насих-ут-таварих» правильно «отамыш». «После этой экспедиции (пленение Лютф Али-хана. Ред.) Салар и Джафар-кули-хан согласно проживали в этих землях (Ахале. Ред.) и осыпали щедротами туркменские племена, чтобы те не истребили и не разграбили их имущества.

С своей стороны, когда племя отамыш увидело это, то послало Кара-оглаку (такое) послание, (что-де) в «течение некоторого времени вы оказывали гостеприимство Салару и Джафар-кули-хану и имели большую пользу (от этого); справедливо было бы послать их на несколько дней в гости к нам, чтобы и мы тоже получили выгоду». Так как прошение их не получило утвердительного ответа, то они обиделись и мало-помалу возымели враждебные намерения и помыслы о борьбе.Салар испугался как бы между этими двумя племенами не возникла вражда. Поэтому, приняв решение поехать в Келат, он откочевал из Ахала, и так как на границе Хабушана стояли караулы Яздан-верды-хана, зафаранлю, то он свернул с пути и, взяв Кара-оглана с тысячью человек конницы из племени тохтамыш, по дороге (через) Дереджез направился к Келату.

Едва прошли они небольшую часть пути, как на них налетела шайка из племени отамыш. В течение часа они бились и дрались; когда племя отамыш увидело, что ему не одержать победы, то отступило и вернулось назад» («Насих-ут-таварих», стр. 465) произошла распря, Салар направился в Келат, но после того, как узнал, что Келат не перешел в руки его сына эмир Аслан-хана, поехал в Серахс и стал гостить у аксакала серахских туркмен Ораз-хана. (« ...В доме Ораз-хана, аксакала и повелителя Серахса» («Насих-ут-таварих», «тр. 465). Ораз-хан принадлежал к племени теке) К нему присоединился там и его сын эмир Аслан-хан со своей семьей и людьми. Через некоторое время стало известно, что Джафар-кули-хан (ильхани) устроил в одном месте в Гургане засаду. Хамза-мирза послал против него мирзу Абдулла-хана, афшара, из Саин-кала, с афшарскими и хорасанскими всадниками, и они обратили его в бегство. Джафар-кули-хан помчался к Герату и присоединился там к [242] Яр Мухаммед-хану, а Хамза-мирза, сделав за одну ночь переход в 17 фарсахов, налетел на туркмен, часть перебил и арестовал, но потом по предстательству мир Садулла-хана фендерескского ограничился тем, что забрал у туркмен триста семейств в качестве заложников, которых отправил для поселения в Сулекан, а часть их всадников вошла в его свиту. После этого пришло известие, что Салар собирается итти с 8000 человек на Мешхед; против него был послан с отрядом Ибрахим Халиль-хан. рой произошел в Кала-и-Якути. (Кала-и-Якути — крепость между Серахсом и Мешхедом) Абдулла-хан, афшар, из Саин-кала, (Саин-кала — булюк (округ) в южной части Азербайджана, населенный афшарами) и его брат пали убитыми, но Салар был разбит и обращен в бегство, а часть туркмен попала в плен. (По «Насих-ут-таварих» результат сражения был обратный. Хамза-мирза — наместник Хорасана получает известие в урочище Гав-баг о том, что Хасан-хан Салар и Джафар-кули-хан собрали большое войско из туркмен, вышли из Серахса вместе с Ораз-ханом серахским и двинулись на Ак Дербенд. Хамза-мирза выслал против Салара и Джафар-кули-хана отряд иранской конницы, к которому присоединился Ибрахим Халиль-хан с хорасанской конницей, пехотой и артиллерией. Джафар-кули-хан посредством военной хитрости завлек оба отряда в засаду и разбил «...Избегнувшие меча обратились в бегство и не останавливались до тех пор, пока не оказались среди солдат и артиллерии» («Насих-ут-таварих», стр. 519) Хамза-мирза отправился в Мешхед и занялся там приведением в порядок дел. Он приставил караул к сидевшим в бесте (Бестом в Иране называется убежище, считающееся, в силу установившейся традиции, неприкосновенным) в Мешхедском святилище брату Салара (мирзе Мухаммед-хану-беглербеги) и родственникам ильхани, поставил дамаданского сертиба Мустафа-кули-хана, карагёзлю, охранять г. Мешхед, вызвал к себе в свиту ильхани Сам-хана, сына Риза-кули- хана, зафаранлю, и отправился против Салара быстрым маршем в Кара-буке, в окрестностях Серахса. Серахские аксакалы, выслав ему подарки, выступили ходатаями за Салара. В это время Хамза-мирза сильно заболел. Салар и его братья увидали, что случай им благоприятствует, и сговорились между собой завладеть Мешхедом. Они сделали это таким образом: братья Салара подстрекнули к бунту бандитские элементы и население города (В «Насих-ут-таварих» ссылка, дополнительно, на то обстоятельство, что иранский гарнизон в Мешхеде «учинял противозакония, грабил и притеснял население» («Насих-ут-таварих», стр. 518) и призвали Салара захватить город. Когда в городе поднялся бунт, Хамза-мирза, несмотря на свою болезнь, помчался по направлению к Мешхеду. Взбунтовавшееся население поднялось, чтобы оказать ему отпор, а в это время к Мешхеду подступил с большим войском также и Салар. («Захватив с собой Кара-оглана, который был онбеги у племен Ахала, Ораз-хана и Коушуд-хана-начальников среди родов Серахса, с двумя тысячами туркменских всадников (Салар) стремительно, как орел, с быстротой метеора, помчался к городу- Мешхеду» («Насих-ут-таварих», стр. 521) Окрестное население на расстоянии 10 фарсахов кругом города объединилось на защиту населения Мешхеда и стало на сторону Салара. Положение Салара [243] упрочилось. Бои между солдатами Хамза-мирзы, с одной стороны, и населением города и Саларом — с другой, шли ежедневно, и каждый день та и другая сторона несли потери убитыми. (По «Насих-ут-таварих» Хамза-мирза терпит поражение и уходит в Герат) (Около этого времени болезнь Мухаммед-шаха усилилась, и он скончался... (Преемник Мухаммед-шаха шах Насир-уд-дин снаряжает армию и отправляет ее под командованием Султан Мурад-мирзы для ликвидации восстания Салара («Насих-ут-таварих», стр. 527-530) («Тарих-и-мунтазам-и- Насири», т. III, стр. 569).

(пер. К. Н. Фрейтага)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории туркмен и Туркмении, Том II. XVI-XIX вв. Иранские, бухарские и хивинские источники. М.-Л. АН СССР. 1938

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.