Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

 КЛОД ГЮГО

ЗАПИСКИ ОБ ИНДИИ

На основе путешествия драгунского капитана г-на Гюго в 1769, 1770, 1771 и 1772 гг.

ГОД MDCCLXXV

NOTTES SUR L'INDE. D'APRES UN VOYAGE FAIT PENDANT LES ANNEES 1769, 1770, 1771, ET 1772. PAR M. HUGO CAPITAINE DE DRAGON.

ANNEE MDCCLXXV

ГЛАВА XIII

Наше мнение об Айдер-Али-Каме и как оно влияет на наши дела в Индии

Только какой-нибудь необыкновенный подвиг может поправить наши дела в Индии и расстроить их у англичан. Мы должны подготовиться к этому, предусмотрев все. А пока что будем добиваться, чтобы нас уважали в тех местах Индии, где мы еще остаемся. Мы должны быть хозяевами на территории, которую нам уступили.

Не должно быть никаких препятствий для установления отношений с теми индийскими правителями, которые к нам благоволят. Такие есть на Малабаре, например император Шерикель, хотя в настоящий момент он ничего не может предпринимать самостоятельно. Унизительное положение короля вызовет симпатии у наиров к любой державе, которая захочет восстановить его власть.

Когда потребуется, маратты поддержат наши устремления, хотя бы для того, чтобы отомстить Махамет-Али-Каму за потерю Танжура 1. К нам присоединятся Сусаб-Доулаб 2 (недавно он был убит женой побежденного им правителя 3) в Бенгалии, Набаб Камбея, Субаб Декана и Али Раджа со всеми маппелами, а наряду с ними и Айдер-Али-Кам, которым мы слишком пренебрегали, чего он вовсе не заслужил. Это отношение к нему мы заимствовали от кучки авантюристов или других людей, которые в большинстве случаев никогда его даже не видели, а если и встречались с ним, то только ради своих личных выгод, и эти суждения показывают их ограниченность.

Убежден, что Франции не за что на него жаловаться, и у меня много доказательств того, что, наоборот, у Айдера были основания иначе относиться к нам из-за низкого и гнусного поведения и недобросовестности некоторых французов по отношению к нему. Удивляюсь, что [133] у него еще сохранилось доверие к нам! Один из французских авантюристов, выдав себя за посла губернатора Иль-де-Франса, обманывал Айдера несколько месяцев, а потом уехал, взяв у него много денег 4.

Другой получил у Айдера деньги на покупку 500 ружей хорошего качества. Деньги он присвоил себе, а два года спустя он выдал ему из арсенала в Маэ негодные ружья, не стоящие и одного экю за штуку. Набаб же заплатил по 36 ливров за каждое. Когда я был в Маэ, Набаб поручил мне отобрать из них лучшие. Из большого количества я выбрал всего 200 штук, которые можно было отремонтировать.

Еще один авантюрист дезертировал в трудный для Набаба момент с отрядом из 275 белых 5. Другой во время битвы перешел к англичанам с отрядом из 150 белых и стал сражаться против Набаба, хотя тот заплатил этому отряду жалованье за месяц вперед.

Недавно другой француз вступил в войну против него, но Айдер-Али-Кам не взял в отместку Маэ 6. Напротив, он учтиво предложил командиру французского вспомогательного отряда в Каликуте отступить в Маэ. Набаб был настолько дипломатичен, что направил жалобу г-ну Ло на виновника этого нарушения. Г-н Ло в ответ на это отослал упомянутого командира в Европу и т. д.

Во время осады Пондишери Монктусейп, шурин Айдер-Али-Кама, во главе 1500 всадников сумел снабдить продовольствием город и предложил губернатору напасть на англичан. Однако губернатор предпочел устроить бал вместо того, чтобы принять предложение Монктусейпа, и т. д. А ведь разумные политики пренебрегают лишь тем, что заслуживает этого. Наблюдая все это, я утверждаю, что ни в коем случае не следует пренебрегать Айдер-Али-Камом. Из всех правителей Индии он больше всего заинтересован в союзе с нами. От него Франция может ожидать наибольшей помощи, если мы захотим попытаться восстановить свое влияние в этой части мира и доказать ему, что мы можем быть добросовестными союзниками.

Принимая такое решение, наше государство должно учесть все: положение страны Айдер-Али-Кама, его воинские силы, ресурсы, репутацию, которой он пользуется, его симпатию к нам, а также стремление быть в союзе с нами. [134]

Набаб всегда останется врагом англичан, и я не устану повторять, что он заинтересован быть нашим добросовестным союзником! Он предлагает почти даром отдать нам порт Карвар, а это — главное условие для укрепления нашей торговли. Последнее соглашение по Индии 7 не должно этому помешать, поскольку лишь обстоятельства принудили нас подчиниться более сильному.

Упомянутые выше правители являются противниками господства англичан. Поэтому они присоединятся к нашему знамени, а этого-то мудрое правительство должно сразу добиваться. Вообще сомневаюсь, чтобы англичане были сильны всюду, и, если мы нанесем им могучий удар, победа будет обеспечена.

Одно из двух: или сохранять те владения, которые у нас есть сейчас, или же отказаться от них. Если мы хотим. сохранить репутацию, нам совершенно необходимо послать в Индию достаточно сил, чтобы обуздать наглость тех людей, которые окружают наши владения и оскорбляют нас чуть ли не у самого порога. Поэтому особенно необходимо, чтобы наша администрация в Индии была военной.

Если же, напротив, мы хотим ограничиться лишь небольшой торговлей, все равно надо, чтобы те, кому поручено составлять счета, были ограждены от намеренно причиняемого зла и чтобы какой-нибудь наглец не залил чернилами указанный счет, не подрезал фал или не подсек древко с нашим флагом, который означает, что Франция имеет право торговать, и т. п. А это, в свою очередь, случалось.

Все эти мелкие неприятности, которые нам причиняют и о которых местные жители знают больше, чем мы думаем, влияют на степень уважения к нам индийцев. В свою очередь, это оказывает влияние на размеры предоставляемого нам кредита и нашу торговлю внутри страны. Есть места, где жители так глубоко убеждены в нашей слабости, что я видел, как один из них оскорблял человек сорок белых и чернокожих и они не посмели ни наказать, ни тут же обуздать его, хотя это и следовало сделать, но дело в том, что он прицелился в нас из ружья, и мы вынуждены были тут же ретироваться. Этот человек из касты наиров утверждал, что мы не имеем права гулять за пределами нашего владения. [135] Г-н Пико запретил мне насильственные действия против наира, у которого я уже отнял ружье. Если бы в нашем распоряжении было достаточно сил, мы не оказались бы в столь унизительном положении.

Крайне необходимо также подобрать и поставить во главе наших владений в Индии людей бескорыстных, не преследующих собственных выгод, способных добиваться общего, а не личного блага, талантливых и деятельных, знающих страну, в которой работают.

В Пондишери, как мне кажется, нужен решительный, знающий и внушающий к себе почтение человек, способный заставить уважать Францию. Для этого ему необходимы соответствующие средства, т. е. воинские силы и деньги.

В Бенгалию нужно послать человека тонкого, гибкого, ловкого, осмотрительного, некорыстолюбивого — словом, человека, способного своим дипломатичным поведением поколебать высокомерие англичан в этой части Индии, предупреждать события и использовать любые обстоятельства. Но ему тоже надо дать средства. Имеющаяся же дюжина инвалидов для этого не пригодна.

Для Малабара нужен мудрый, пользующийся уважением руководитель, который разбирался бы в политике правителей этого побережья. Он непременно должен быть военным, поскольку кругом народы, привычные носить оружие, предприимчивые, гордые и умные, которых следует остерегаться, а также иметь средства для решительной защиты от них.

Суратт и Карикаль — это пункты, куда должны быть назначены ставленники французов по выбору руководителей наших владений на этих побережьях. Суратт должен обязательно поддерживать торговлю с Маэ, а Карикаль — с Пондишери. Во главе фактории в Суратте стоит г-н Анкетиль де Брианкур, а во главе Карикаля — г-н де Буастель.

Лишь по имени я знаю руководителей разных пунктов, занимаемых нами в Индии. Я говорю только о том, о чем считаю нужным, и ни в какой степени не подвергаю критике тех лиц, которые находятся на этих постах. Поскольку я никогда не жил с ними и не был в факториях, которыми они управляют, я не могу судить об их способностях. Доверяя защиту своих интересов, государство само должно подбирать людей, которым это [136] поручено, и я могу только пожелать, чтобы этот выбор был правильным.

Исключение составляет г-н Пико, возглавляющий французские владения на Малабарском побережье. Хотя он и не военный, в Маэ он вполне на месте. Однако это исключение ничуть не противоречит моему мнению о том, кто должен будет при соответствующих обстоятельствах занять его место.

Г-н Пико живет в Маэ уже 25 лет. Он последовательно занимал все торговые должности. Он заслуженно пользуется доверием у местного населения! Он великолепно разбирается в политике всех правителей Малабарского побережья, и его опытность в сочетании с другими прекрасными качествами свидетельствует, что его надо оставить в Маэ на то время, пока в существующей административной системе нет надлежащего порядка, а когда он будет отозван, ему надо дать соответствующее его трудам вознаграждение.

Просто чудо, что он сумел сохранить факторию без какой-либо ощутимой помощи. Этому способствовали его влияние, репутация и деятельность. Я усомнился бы в возможности этого, если бы не видел своими глазами. Надо отдать ему должное: его честность, рассудительность и все, что он сделал в этой колонии, заслуживают моего признания и восхищения как патриота.

В настоящее время Айдер-Али-Кам и Великие маратты 8 объединились. Брат Махамет-Али-Кама перешел в лагерь Набаба с 14 тысячами всадников. Маратты хотят отомстить за захват Танжурского королевства. Несколько других индийских правителей придерживаются тех же взглядов. Объединение мараттских сил с Айдер-Али-Камом является благоприятнейшим обстоятельством для улучшения наших дел в Индии. Уверен, что Франции будет сделан ряд предложений. Это доказывает поведение Айдер-Али-Кама в Каликуте. Дай бог, чтобы эти предложения были приняты. Это единственный остающийся у нас шанс. Ведь если индийцам удастся собственными силами и без нашей помощи нанести удар англичанам, то положение французов в Индии будет хуже, чем когда-либо.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ


Комментарии

1 Во главе Танджавура (у европейцев — Танджор) с 1674 г. находилась маратхская династия Бхонсле. Танджавур платил дань навабу Арката Мухаммаду Али, ставленнику англичан. Желая освободиться от растущего английского влияния, правитель Танджавура провел переговоры о помощи с Хайдаром Али. Под предлогом того, что Танджавур не доплатил дани Мухаммаду Али, английская армия, будучи союзником наваба Арката, оккупировала Танджавур до 1776 г., когда прежнему радже возвратили разграбленные за это время владения. К. Маркс характеризовал это как “скверную историю с Танжером” (“Хронологические выписки по истории Индии”, с. 86).

2 Автор имеет в виду Сирадж-уд-доула, последнего независимого наваба Бенгалии, выступившего против англичан. Он был убит еще в 1757 г. Мир Джафаром, английским ставленником, навабом Бенгалии. Очевидно, вести из Бенгалии доходили до К. Гюго с большим опозданием.

3 Очевидно, источником этих сведений были слухи о том, что наваб Сирадж-уд-доула был схвачен переодетым в женское платье.

4 Речь идет, по-видимому, о французском авантюристе Сен-Любене (St. Lubin), который служил у Хайдара Али в 1767 г. Когда началась война с англичанами, он перебежал к ним и поселился в Мадрасе. В 1770 г. оказался в Париже и сумел войти в доверие к министру военно-морских сил и колоний Сартину. Выдавая себя за “бывшего генерала Хайдара Али” и беззастенчиво приписывая себе разные военные и дипломатические подвиги, Сен-Любен получил доступ ко всем французским мемуарам об Индии и сумел навязать свои взгляды французскому министерству. Сен-Любен презрительно отзывался о Хайдаре Али и предлагал заключить союз с маратхами. Позднее, в 1777 г., для осуществления этих проектов он был послан с секретной миссией в Пуну, где пробыл до 1778 г., когда был изгнан из маратхских владений по требованию англичан, всерьез принявших его авантюрные планы заключения франко-маратхского союза. Вся эта глава К. Гюго направлена против политики Сен-Любена.

5 Гюго, вероятно, имеет здесь в виду Хюгеля.

6 Речь идет о Дюпра.

7 Речь идет о Парижском мире 1763 г., в результате которого было закреплено господство англичан в Индии. Франция сохранила в Индии только пять городов.

8 Имеется в виду конфедерация маратхских княжеств — Махараштры, Берара, Индура, Гвалиура и Бароды.

Текст воспроизведен по изданиям: Клод Гюго. Записки об Индии. М. Наука. 1977

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.