Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

 КЛОД ГЮГО

ЗАПИСКИ ОБ ИНДИИ

На основе путешествия драгунского капитана г-на Гюго в 1769, 1770, 1771 и 1772 гг.

ГОД MDCCLXXV

NOTTES SUR L'INDE. D'APRES UN VOYAGE FAIT PENDANT LES ANNEES 1769, 1770, 1771, ET 1772. PAR M. HUGO CAPITAINE DE DRAGON.

ANNEE MDCCLXXV

Часть I

Гражданин должен отдать дань своей родине, во имя ее высказывая свои патриотические взгляды

ГЛАВА I

История жизни Андернека, позднее Айдер-Али-Кама. — Средства, которыми он пользовался для достижения побед. — Его облик и некоторые черты характера. Его военно-морские силы до войны. с англичанами и армия в настоящее время. — Союзники, сокровища, китайские суда

Ваша светлость 1!

Я должен рассказать Вам о завоевателе, которого фортуна вознесла на трон ею же низвергнутых трех королей. Думается, что эта богиня пожелала изумить всех милостями, которыми она осыпала Айдер-Али-Кама 2.

В истории Вы едва ли встретите примеры столь блестящей судьбы. Судите об этом сами.

Он весьма безвестного происхождения, и уверяют, что предки его были кожевенниками,

Отец его служил королю Майсура, и под его командованием было 1500 солдат. По религии он был индусом, и Набаб 3, о котором я начал свое повествование, от рождения принадлежал к одной из индусских сект 4. Позднее из соображений политики он перешел в мусульманскую секту Али 5. Отец был убит в сражении, и король в воздаяние за усердную службу дал сыну войско в 1500 солдат, которым прежде долго командовал его отец. Набаб так хорошо себя проявил, что через несколько лет король сделал его командующим своей армии и дал ему жакир (графство) 6 Бенгалора 7. Тогда-то новый генерал и стал носить имя Андернек 8.

С помощью вверенной ему армии он упрочил свое положение, разместив по всей стране гарнизоны под [40] командованием своих приверженцев. Вслед за этим он потребовал смещения главных министров. Король, утративший свое могущество вследствие того, что он предоставил такую власть Андернеку, вынужден был удовлетворить его требования и пожертвовать своими приближенными. Вскоре под властью Андернека оказалось все. Под предлогом того, что король слишком стар, чтобы править страной, Андернек провозгласил себя протектором государства и всей королевской фамилии. Такой титул поставил его над королем и всеми его детьми. Андернек окружил несчастных своими людьми, которые должны были следить за всеми их действиями. Королевская семья не вынесла столь унизительного положения, и не прошло и четырех лет, как от нее остался только сын, законный наследник королевского престола. Он находится в заточении во дворце в Ширингапатнаме 9, где я его и видел. Продолжая свою политику, Набаб ставит имя принца на важнейших указах и государственных бумагах и делает вид, будто половина армии находится на содержании этого принца; последнему даже предоставляется право назначения на некоторые должности; однако при этом тщательно отбирают желательных Андернеку лиц.

Через некоторое время после возвышения Андернека в государстве Канара 10 произошел переворот. Королева Бидделуру 11, слишком благосклонная к своему премьер-министру, отравила своего супруга, а потом решила умертвить и единственного сына. Тот, кому было поручено совершить это, свернул мальчику шею и, решив, что он мертв, удалился. Но один верный слуга короля, который оставался при мальчике, спас его и спрятал. Через несколько лет мальчик, которому к тому времени было лет 13 — 14, стал молить Андернека о покровительстве, прося отомстить за смерть отца. Вскоре Андернек захватил королевство и стал править им. Королева умерла в заточении, министр поджег дворец и сам погиб под его развалинами, а престолонаследник стал пленником своего покровителя. Только через 3—4 года ему удалось бежать к мараттам 12, которые назначили ему содержание и стали пользоваться его именем во всех спорах с Набабом. Несчастный принц носит на себе неопровержимое доказательство своих притязаний на канаратский престол: голова у него так странно повернута набок, [42] что подбородок лежит на правом плече. Таков результат жестокой расправы, совершенной по приказанию его матери.

После этой победы, которою Андернек частично обязан французскому оружию, он принял имя Айдер-Али-Кама, что вместе с титулом Набаба было подтверждено указом (жалованной грамотой (далее в скобках - примечания автора)) Делийского двора. Он велел ставить свой чекан на монетах и присвоил свое имя столице Канара, ранее называвшейся Рами Бидделуру, а ныне — Айдер-Нагар, что означает Завоевание Айдера 13. Когда столица была захвачена, остальные крепости как внутри страны, так и на побережье оказались под властью повелителя. С того времени он мирно правил своим государством, если не считать мелких столкновений с португальцами, мараттами и англичанами. Новые подданные не отваживались даже на малейшую попытку мятежа:

Айдер-Али-Кам приложил много стараний, чтобы этого избежать. И вот каким образом он это делал.

Спустя несколько месяцев после захвата королевства Канара Айдер-Али-Кам, зная, что некоторые главы видных семейств по-прежнему испытывают приязнь к старому правительству и что многие офицеры недовольны тем, что наследник не на престоле, придумал план, как развязать себе руки для новых завоеваний, не опасаясь волнений на этой территории.

Он приказал одному военачальнику, которому полностью доверял, охранять все подступы к сералю 14 и одновременно распространить слух, будто у Набаба страшные судороги и он думает, что его отравили. Военачальнику вполне удалось убедить в том, чего люди страстно желали. Другим своим приближенным Айдар велел проследить за поведением самых видных канаратцев и разузнать об их умыслах.

Через четыре дня после появления слухов о болезни Айдера распространилась весть о его смерти. Эта новость была встречена ликованием во всем королевстве.

Но этого Айдеру было мало, нужны были жертвы, и он сам хотел их отобрать. В течение семи дней тайна строго сохранялась и выполнялись его приказания. Были сделаны все приготовления для похорон. На горе, в [43] одном лье 15 к югу от города, была построена мечеть, куда, согласно мусульманским обычаям, и направилась похоронная процессия.

К этому времени у противников Айдера созрели замысли и их стали свободно высказывать. Эти люди хотели поднять восстание, перерезать или изгнать всех его сторонников. Ведь они были уверены, что он мертв и что действительно хоронят его. Но вместо тела в гроб положили бревно. Набаб за время своей мнимой болезни и смерти обдумал, как остановить готовящийся мятеж, наказать его участников и избавиться от нескольких влиятельных канаратцев, которых ему следовало опасаться в будущем.

Страна была наводнена его лазутчиками, а войска в полном вооружении готовы сопровождать похоронную процессию. Айдер воспользовался этим, схватил главных заговорщиков, а вслед за ними еще 400 — 500 глав семейств, единственной виной которых было то, что они — канаратцы, брамы 16 или просто богатые люди. Две недели на эшафотах не просыхала кровь. Костры обратили в пепел несколько сот жертв, а в лесу, окружавшем Айдер-Нагар, деревья стали виселицами для жертв ужаснейшего зверства. Жестокость, питавшая разум Набаба, распространилась на все королевство, и те несчастные, которые хотели спасти свою жизнь ценою золота, через мгновение собственной кровью скрепляли отречение от своего имущества.

Подозрения и неистовая злоба за полгода превратили эту прекраснейшую, богатейшую и самую мирную часть Индостана в край страха и ужаса, в груды пепла. Как только владелец дома становился жертвой злобы, меча и предательства, дом его предавали огню. Я объехал весь этот край и останавливался в одном из мест, полностью разрушенном Айдером. Раньше там жило более 10 тысяч канаратцев и брамов и было больше сотни великолепных пагод (храмов) 17, с большим искусством воздвигнутых для почитания несуществующих богов. Я видел руины сооружений редкой красоты. На строительство в этой местности (которая совершенно пустынна, если не считать немногих живущих там бельтуа 18 и христиан) ушло столько материалов, что из них можно было бы [44] воздвигнуть несколько крепостей, не опасаясь при этом, что не хватит тесаного камня, кирпича, железа, свинца, мрамора и даже дерева. Сохранились еще выложенные камнем каналы и пруды по 300 — 400 туазов 19 в окружности со спусками по 50 — 60 ступеней из тесаного камня; это заставляет сожалеть о тех разрушениях, которым подверглись остальные постройки. Город этот расположен между Манголором 20 и Гаттами 21, на плодородной равнине Малабарского побережья, и имеет около 5 миль в окружности.

Естественно, что своей жестокостью Айдер-Али-Кам внушил подданным ужас и страх. Большинство этих несчастных, следуя правилам своей веры, покорились ему и, подавив в себе скорбь и недовольство, остались жить в тех местах, где исполнялись их религиозные обряды. С тех пор там сохранялось спокойствие. Все эти люди безоружны. Грандиозные, хотя и плохо устроенные укрепления в Айдер-Нагаре, 60 — 70 крепостей с полным гарнизоном, разбросанных по всей стране, 5 — 6 тысяч солдат гарнизона в самой столице, управляемой ничтожным тираном, — все это подавляет несчастных людей. К тому же они не очень приспособлены к войне как из религиозных убеждений, так и из-за привычной изнеженности, ставшей их второй натурой. Они пригодны лишь для торговли или ведения дел. Брамы, будучи людьми образованными, очень подходят для участия в политических дольбарах (дольбар 22 — совет). К тому же они очень корыстолюбивы: если им хорошо платить, они пойдут на все, вплоть до измены своему господину.

Более 300 тысяч канаратцев — христиане. Большинство из них живет в нищете, а те, у кого есть хоть какое-то имущество, так малочисленны, что не в состоянии что-либо предпринять. Кроме того, у них нет ни вождя, ни оружия. Христианская же религия, к которой они легко приобщаются, запрещает причинять зло. Идолопоклонников среди канаратцев 150 — 180 тысяч. Остальные канаратцы рассеяны по всему побережью — от мыса Коморин до мыса Диу. Они считаются подданными тех, кто их приютил. У португальцев в Гоа 23 их больше 20 тысяч. Они живут также во владениях, принадлежащих англичанам и нам. Это вполне мирные люди. Они [45] легко осваивают наши ремесла, становятся каретниками, столярами, каменщиками, а некоторые даже успешно занимаются искусством.

Айдер, убедившись, что все спокойно, решил начать новые завоевания. И тогда по его воле правитель Сонды 24 был объявлен врагом. Айдер выступил в поход против той части страны Сонды, которая прилегала к границам его владений. Стоило только Айдеру появиться там, как он сразу же захватил этот край. Легкая победа навела его на мысль отправиться в поход на португальцев. Война была объявлена. Айдер овладел мысом Рамас, который впоследствии португальцы у него отбили. Тогда французский отряд под командой г-на Хюгеля (Хюгель прибыл в Индию пехотным прапорщиком в армейский корпус под командованием Фишера. В Индии Хюгель постепенно повышался в чинах и стал капитаном гусар в этом же корпусе. Когда Пондишери захватили англичане, Хюгеля с его отрядом там не было. Вместо того чтобы явиться туда по требованию г-на де Лалли 25, он со своим отрядом перешел на службу к Айдер-Али-Каму. В отряде было человек 275, в том числе около 200 всадников и 10 — 12 офицеров из Индийского батальона и из его собственного корпуса. Офицерам платили 400 рупий в месяц, что соответствует 960 франц. ливрам, а всадникам — 72 рупии в месяц. Однако, поскольку Айдер-Али-Кам начал войну с португальцами, г-н Хюгель не решился его поддержать, так как не имел на это полномочий; он перешел на службу к португальцам скорее всего из-за жалованья, которое они ему дали. Как бы то ни было, под предлогом маневров г-н Хюгель приказал всадникам сесть на коней, и не прошло и двух часов, как отряд, бросив свой лагерь, где оставались солдаты, оказался у португальцев. В Гоа отряд пробыл всего около пяти месяцев. Англичане заставили вице-короля отослать тех, кто был на его содержании. Их спросили, куда бы они хотели уехать. Г-н Хюгель выразил желание отправиться к датчанам в Транквебар 26, и тогда его и тех из его отряда, кто хотел следовать за ним, отправили туда на судне. Несколько человек решили возвратиться к Айдеру, другие — уехать в разные места и т. д. Все это было выполнено; г-н Хюгель и его соратники явились в Транквебар. Датчане взяли их на содержание, хотя и не нуждались в них. Однако благодаря репутации, которой пользовалась эта небольшая горстка людей, теперь сократившаяся до 175 человек, Совет Транквебара решил принять их к себе на службу. Но те отказались, и вскоре отряд рассеялся. Г-н Хюгель вернулся во Францию с группой офицеров, которые потом тоже рассеялись: одни возвратились в Индийский батальон, а большинство поступило на службу к голландцам на острове Цейлон, в Негапатаме и т. п.) тайно покинул лагерь и направился в Гоа. Это было сделано при посредничестве одного офицера, служившего Португалии, епископа Биррского 27 и аббата Норонского, который в то время принял сан епископа Аликарнасского. Подобное коварство нанесло тяжкий удар Айдеру и нарушило все его планы. Он послал [46] своего альгара (Альгара 28 — гонец. Во всех владениях Набаба имеются караульные помещения, расположенные на расстоянии 2 лье друг от друга, где всегда находятся по два гонца. Они ходят быстрее, чем у нас почта. Правитель посылает через них приказы в центр или на окраины своих владений. Днем они носят жезл, отделанный кожей и железными пластинками, а ночью — факел из просмоленного дерева. Платит им правитель, а население может отправлять с ними письма бесплатно. Правда, бумагу здесь употребляют редко, а пользуются корой или листьями веерной пальмы, на которых пишут специальной палочкой.) к Хюгелю, требуя, чтобы тот вернул ему коней и все оставшееся в лагере имущество, которое принадлежало г-ну Хюгелю и офицерам его отряда.

Этим обстоятельством, а также тем, что Айдер был далеко от своей страны, воспользовались маратты и напали на королевство Майсур. Айдер бросился на защиту своей страны. Однако он едва не потерял за один день все плоды своих трудов. Португальцы, тоже стремившиеся к мести, попытались вернуть земли, которые Айдер отнял у их союзника, правителя Сонды. Военачальник по имени Каприбек, которому Айдер поручил защищать свои новые завоевания и который там и теперь командует, оправдал доверие своего правителя и нанес поражение португальцам, сосредоточившим все свои силы для осады Карвара 29. Каприбек вынудил отойти их корабли. Они даже бросили восемь пушек. Я видел их в форте. Они стоят, как трофеи, прославляющие имя этого полководца. С тех пор был установлен мир, и мыс Рамас остался у португальцев. В бухте они построили форт для защиты побережья.

На вид Айдер-Али-Каму от 54 до 60 лет 30. Он хорошего и весьма крепкого телосложения и все еще с легкостью вскакивает на коня. Лицо у него полное и очень смуглое, глаза хитрые, выражение лица гордое, недоброе, но улыбается он охотно и кажется честным человеком. Вероятно, зная, что французам нравится учтивость, он первым делал нам салам (салам — восточное приветствие).

Он не носит ни усов, ни бороды и старательно [47] выщипывает каждый появляющийся волосок. Вместо усов около рта тоненькая, еле заметная ниточка волос. Из подозрительности он не позволяет себя брить и потому подвергает себя операции, о которой уже говорилось. Появляясь перед армией, перед врагом, он бывает одет весьма просто. Я видел золото только на упряжке коней и на его расшитых туфлях. На нем был голубой шелковый стеганый халат и широкие шаровары из бенгальской материи 31. На голове у него ток (род тюрбана) 32 красного цвета, как принято в Азии; на шее — орден, состоящий из жемчужного ожерелья в семь рядов, каждая жемчужина, размером почти с наш орех, ярко сверкает и отличается белизной; несколько сапфиров на пальцах, на большом пальце левой руки шапп (секретная печать, которую носят на правом мизинце все правители и владетели тех краев, никому ее не доверяя) 33 из изумруда величиной с монету в 20 су, только он квадратной формы и, как мне показалось, не такой плоский. На правом предплечье янтарные четки, которые он временами перебирает. Шея у него открыта, а руки и ноги наполовину обнажены; на обеих руках повыше локтя браслеты с реликвиями из Мекки в золотой оправе.

Впервые я увидел этого правителя 24 февраля 1771 г., когда он держал дольбар (государственный совет) в своем шатре. Скрестив ноги, без туфель, он сидел, на кипе темно-красных бархатных подушек с золотой бахромой и кистями. Справа и слева от него тоже лежали подушки, на которые он временами опирался. Земляной пол в шатре был застлан роскошным персидским ковром; убранством служила похожая на модные у нас кровать из сандалового дерева с серебряными инкрустациями и колоннами, отделанными золотой чеканкой. Над ней висел шелковый кисейный полог от москитов (род занавеса, предохраняющего от москитов во время сна). Потолок и стены шатра были из какой-то шелковой материи, напоминающей полосатые сиамские ткани. Семь серебряных светильников на ножках из того же металла, на семь свечей каждый, освещали шатер, где, подобно нашим портным, сидели 30 брамов; они писали приказы правителя, докладывали ему о письмах и новостях, принесенных альгарами. Серебряная курильница на подставке из [48] дерева битре 34 распространяла аромат сжигаемых в ней благовоний. Внутри и у входа в шатер стояло по семь шупударов 35 с серебряными жезлами, напоминающими те, что бывают у регентов в наших церквах.

Мне показалось, что правитель подчас впадал в глубокое раздумье, потом вдруг начинал быстро говорить, и добаши (добаши 36 — переводчики. Все правители и владетели, вплоть до самого маленького военачальника, имеют добашей. Непосредственно к правителю не обращаются никогда: говорят переводчику, а он пересказывает своему господину, что вы ему сказали, и он же передает вам ответ. Этот обычай связан с особой приверженностью восточных людей к пышности) часто терялись из-за огромного количества вопросов, которыми он их засыпал.

Айдер не умеет ни читать, ни писать, но прекрасно считает, и у него поразительная память. Он говорит по-мавритански 37, по-мараттски, на языке канара и знает несколько слов по-персидски; прекрасно понимает все французские ругательства и бранные слова. Очень не любит, когда пудрят волосы. На людях он старается соблюдать приличия и воздерживается от всего, что запрещено мусульманским законом. Но в серале с наслаждением пьет наши вина и ликеры и ест свинину, хотя магометанам это запрещено.

Он невероятно сластолюбив, и были случаи, когда у европейцев, находившихся у него на службе, похищали жен ради его удовольствия, а потом отсылали их без всяких знаков щедрости со стороны этого правоверного, который в глубине души не верит ни во что. Между прочим, он намекнул католикам, что хотел бы перейти в их веру, и епископ Биррский уверял меня (с видом, свидетельствовавшим об искренности и набожности этого прелата), что Айдер-Али-Кам носит в тюрбане кусочек дерева от Христова распятия. Но это чепуха. Впрочем, в его владениях много католиков, и ко всем религиям там относятся терпимо, даже когда богослужения проводятся открыто.

В серале Айдер-Али-Кама не столь много жен, как у наших чернокожих соседей-мусульман. Я слышал, что в нем содержится 30 — 40 женщин. Но Набаб не щепетилен в отношении средств, которыми пользуется для того, чтобы добыть приглянувшуюся ему женщину или [49] девушку, и это позволяет ему обходиться без излишнего числа жен.

Он жует бетель (листья, напоминающие листья плюща) с утра до вечера. Два красавца негра приготовляют это ему. На серебряном блюде с золотыми перегородками лежат листики бетеля, орехи арека, известь, пальмовая смола, гвоздика, кардамон и другие составные части. Один из негров подготовляет бетель и подает Набабу по листочку. Другой держит урну из массивного золота и подносит ее своему господину, когда тому надо сплюнуть. Еще один негр, приставленный к гаргули (восточная трубка для курения) 38, следит за тем, чтобы вовремя исполнить желание своего господина. Гаргули отличается богатством отделки и сложностью устройства.

До войны, которую Айдер-Али-Каму пришлось вести против англичан (В 1766 г., воспользовавшись столкновениями между Айдером и мараттами, которые разоряли Майсур, отвлекая этим Набаба, англичане захватили все его морские гавани, и в первую очередь Манголор. Они подкупили его дивана 39 и главных военачальников, потом даже обосновались в Манголоре, как будто собираясь там остаться. Но после заключения мира с мараттами Набаб двинулся форсированным маршем и, проявив много умения, выгнал англичан из всех захваченных ими мест, взял много пленных, заставив их бросить артиллерию и снаряды, а затем дошел с боями до Мадраса и т. д.), у него был довольно большой флот, но англичане захватили его и уничтожили. В то время им командовал Нирша 40, который впоследствии стал губернатором Айдер-Нагара. Он неоднократно разбивал мараттов, но его господин платил ему за это черной неблагодарностью. Нирша решил перейти на службу к его врагам — мараттам.

У Айдера нет никаких нравственных принципов, которые побуждали бы его проявлять благодарность (Ни на персидском, ни на мавританском, ни на талинга 41 и ни на одном другом языке азиатских стран не существует слова, выражающего это чувство.). Из-за этого он нажил себе врагов, что весьма ослабило его. Лучшим своим военачальникам, которые командовали тремя, четырьмя, а иногда и пятью тысячами всадников, он мало платил и часто дурно с ними обращался, вследствие чего они его покидали. Это истинная правда: в 1768 г. у него была армия в 75 тысяч, не считая гарнизонов. Когда же я прибыл к нему, эта армия едва [50] насчитывала 25 тысяч, а в июле 1771 г. не превышала и 12 тысяч, вместе пехота и конница.

Что касается военно-морских сил Айдера, то все они сосредоточены в Манголоре, его единственном порту, где я их и видел. Флотом командует бывший офицер французской Ост-Индской компании, некий Дево из Сен-Мало. Айдер дал ему чин адмирала и жалованье 400 рупий в месяц; у него есть бои (носильщики) 42, которые, носят его паланкин (Род носилок, обслуживаемых четырьмя или шестью чернокожими, которые бегают со скоростью лошади и при этом всегда поют песни или разговаривают между собой. Их сменяют через каждые 2 лье). Флот составляют три корабля измещением по 300 — 400 тонн, с чернокожими солдатами на борту 43 и вооружением от 16 до 24 пушек разного калибра, с ядрами от 2 до 8 фунтов; 1 палль 44 с 16 пушками, довольно хорошее и быстроходное судно; 2 гуребера 45 с 12 пушками; 2 галеттара 47 с 11 пушками. Кроме того, 5 — 6 гальвет 48, вооруженных 3 или 5 пушками. Всего 14 судов. Адмиральский корабль называется “Тигр”.

Когда все эти суда выходят в море, на них бывает от 50 до 160 чернокожих солдат и сипаев (Солдаты вооружены по-разному: одни — фитильными, другие — обыкновенными ружьями, третьи — пиками, саблями, луками, секирами, мушкетами или же фугеттами 49). Однако последние два года Набаб не разрешал своему адмиралу выходить в море из опасения, что его захватят маратты. В результате эскадра остается невооруженной. На зиму все суда вытаскиваются на стапеля вручную, так как нет никаких приспособлений, облегчающих эту работу.

После завоевания Малабара Набаб вступил в союз с португальцами. Новые союзники точно выполняли договор: они выступили в 1771 г. против мараттов, которые хотели вторгнуться в завоеванные Айдером земли Сонда по суше и через португальские владения. Между португальцами и мараттами произошло небольшое столкновение. Победу одержали португальцы, вынудив мараттов отступить по морю с потерями. Эта услуга имела большое значение для Айдера: если бы мараттам удалось проникнуть до Карвара, они бы его захватили, поскольку одновременно с моря вел наступление и их [51] флот. Все земли Канары и Гаттов попали бы тогда в их руки, так как Набаб вывел оттуда свои гарнизоны; они ему были нужны в других местах. Сам же он был занят в это время в Мелькотте 50, сражаясь против других мараттских войск, еще более опасных, чем эти. Маратты под Мелькоттой победили Айдера, другие же маратты потерпели полное поражение.

Благодаря союзу с португальцами был воздвигнут защитный барьер на севере владений Набаба. Айдер создал себе и другой барьер на юге, поставив там королем маппелов 51 Али 52, который сдерживает как бунтующих наиров, так и вылазки мараттов. В этой части страны маратты не могут напасть с моря: Али Раджа — способный военачальник, а форт Кананор, построенный голландцами и проданный ему, — лучший на побережье. Благодаря этому владения Набаба в безопасности как с севера, так и с юга, и надо охранять только небольшой участок — всего 110 лье побережья — у неприступных гор, которые можно перейти лишь в пяти местах, чтобы попасть в Айдер-Нагар и в Майсурское государство. Один из этих проходов принадлежит владетелю Корка 53, земли которого вклинились в королевство Канара, образуя как бы седло Гатт. Поскольку владения правителя Корка столь удачно расположены и прикрыты, он не боится Набаба, и, как только тот оказывается вовлеченным в войну, он затевает с ним ссоры. Набаб же весьма заинтересован в хороших отношениях с ним, так как Корк — это ворота во владения Айдера. Поэтому он постоянно стремится сохранять с владетелем Корка дружбу и исполняет все его требования. В 1771 г. правитель Корка опять сыграл с ним подобную же шутку и после битвы при Мелькотте объявил Набабу войну. Это нарушило всякую связь между Айдер-Нагаром и Ширингапатнамом. Тогда, чтобы заключить мир и обеспечить свободный проход через эту страну, Набабу пришлось отдать владетелю Корка жакир в 16 алдей 54 и прекратить взимать налог (который тот должен был платить прежним королям Канара).

Можно быть совершенно уверенным, что, если бы до заключения этого мира маратты решились вторгнуться в Карнатту 55, они сильно встревожили бы Айдер-Али-Кама, так как через Корк им удалось бы проникнуть на все побережье Канары — единственный источник [52] снабжения Набаба во всех войнах, которые он вел против мараттов.

Во владениях Айдера нет ни золотых, ни серебряных приисков 56. Его сокровища — это то, что он нашел или захватил во время завоеваний. На крайний случай у него припасено восемь сундуков, наполненных драгоценными камнями и жемчугом. Его доходы растут благодаря значительному количеству наличных денег, которые он отдает в рост, невзирая на закон, запрещающий мусульманам делать это. Казна Айдера пополняется за счет огромных налогов, которыми он облагает свой народ, а также за счет пошлин на ввоз и вывоз товаров. Слитки, употребляемые для изготовления монет — золотых пагод 57 и фанамов 58, на которых Набаб ставит свой чекан, — поступают только от управляющих — откупщиков или менял. Они собирают налоги, обращая их в деньги. Во всех владениях Набаба, как и в других государствах Азии, вам дадут что угодно за кусочек золота или серебра, который отрежет себе торговец от имеющегося у вас слитка. Эти слитки употребляют в стране Айдера для чеканки монет. Арабы и китайцы иногда меняют в Манголоре свои слитки на рис, перец и сандаловое дерево.

В 1770 г. Айдер-Али-Кам повелел, чтобы суда, прибывающие каждый год из Макао под португальским флагом, заходили в Манголор, с тем чтобы взимать с них золото. Уже был отдан приказ об этом адмиралу (оригинал этого приказа у меня). Однако португальцы, под флагом которых ходят эти корабли, пригрозили открыто выступить против Набаба и расторгнуть договор. Айдер вынужден был отказаться от этой идеи и стал отрицать, что отдал такой приказ, хотя С. Дево заставил уже два таких судна пришвартоваться в Манголоре. Именно поэтому приказ оказался у меня: если бы я отправился в Пондишери, он послужил бы оправданием Дево перед г-ном Ло.

Ваша светлость, мне хочется, чтобы это письмо смогло удовлетворить Ваш интерес к завоевателю, о котором мало знающие его люди так много говорят. В последующих письмах Вы найдете много подробностей, необходимых для понимания того, о чем считаю своим долгом Вам рассказать. Мне не хотелось бы обойти молчанием многие упомянутые здесь обстоятельства жизни Айдера. [53] Но я не буду испытывать ложного стыда, когда речь идет о том, чтобы поведать моей отчизне о человеке, на которого до сих пор смотрели как бы через подзорную трубу! Его первые успехи, на которые обращали мало внимания, были причиной его быстрых завоеваний и той популярности, которой он пользуется. Пример Айдера показывает, что, если предприимчивому человеку сопутствует удача и препятствия, которые он встречает, легко преодолеть, он может достичь самого высокого положения. Айдер-Али-Кам захватил 900 лье земель средствами, которые считал допустимыми. О любимая родина! Он хочет быть Вашим союзником. Сделайте так, чтобы он действительно стал им! Ваши враги его боятся, а стратегическое положение завоеванных территорий позволяет ему плодотворно служить Вам. Повторяю, ему сопутствует счастье! Любой способный человек, которому выпала бы такая же судьба и который располагал бы такими же средствами, что и Айдер, смог бы достичь еще большего. Индусов легко покорить; быстрые победы лишают их мужества. Это я сообщаю только для своих соотечественников. Айдер же сумел создать о себе иное представление в глазах англичан.

Остаюсь с уважением

Маэ. Малабарское побережье. 1 августа 1771 г. Отправлено с датским кораблем 59.

Комментарии

1 Гюго здесь обращается к некоему вымышленному лицу.

2 Правильно: Хайдар Али-хан.

3 Правильно: наваб, т. е. князь. Так автор называет Хайдара Али.

4 Это неверно: имеются данные о деде Хайдара Али, мусульманине Вали Мухаммаде, прибывшем в Декан из Дели. Гюго пользуется здесь слухами, ходившими среди населения.

5 Т. е. секту шиитов.

6 Правильно: джагир. Так называлось крупное земельное пожалование. Перевод термина “джагир” как графство неточен.

7 Правильно: Бенгалуру.

8 Правильно: Хайдар-наик (наик — предводитель). Европейцы в Индии обычно называли Хайдара Али Андернеком.

9 Правильно: Шрирангапаттанам (на европейских языках — Серингапатам) — столица Хайдара Али.

10 Правильно: Каннара.

11 Правильно: Бидуруру (“Бамбуковый город”) (у европейцев — Беднур). Бидуруру, столица княжества Икери, был завоеван Хайдаром Али в 1763 г. В Бидуруру Хайдар Али нашел несметные сокровища, собранные несколькими поколениями правителей Икери. Крепость Бидуруру была очень сильной, и Хайдар еще укрепил ее. Поскольку княжество Икери было сюзереном ряда небольших княжеств на Малабарском берегу, то Хайдар Али, завладев Бидуруру, счел себя господином побережья Южной Каннары и более южных районов, т. е. того, что тогда называлось Малабаром, и завоевал его.

12 Правильно: маратхи.

13 Правильно: Хайдарнагар (“Город Хайдара”).

14 Серай, или сераль, — имеется в виду помещение для гарема. Это слово (от “сарай”, перс. — здание, дворец) никогда в таком значении не употреблялось в Индии.

15 Лье — старинная французская мера длины, равная 4,4 км.

16 Брамами автор называет индусов.

17 Словом “пагода”, заимствованным из Китая, европейцы в XVIII в. обычно называли индусский храм.

18 Правильно: веттиан, или велутедан, — низкая малаяльская каста, уборщики.

19 Туаз — старинная французская мера длины, равная 1,95 м.

20 Правильно: Мангалуру — порт на побережье Каняары.

21 Имеются в виду Западные Гхаты, цепь гор вдоль западного побережья Индии.

22 Правильно: дарбар — двор правителя или наместника, место аудиенции.

23 Ныне Гоа возвращено его древнее название — Панаджи. Был завоеван португальцами в 1510 г., став центром их владений на Востоке. В XVIII в. уже находился в упадке.

24 Сонда — в XVIII в. небольшое, но погатое княжество с сильно укрепленной столицей, носяшей то же название. При нападении Хайдара Али правитель Сонды бежал в Гоа к португальцам.

25 Имеется в виду Лалли-Толландаль, губернатор Пондишери (Путтуччери), столицы французских владений в Индии.

26 Правильно: Тарангампади (“Деревня у волн”) (у европейцев — Транквебар) — небольшой город-порт на восточном побережье Индии, откупленный у раджи Танджавура и принадлежавший в 1616 — 1801 и в 1814 — 1845 гг. датской Ост-Индской компании.

27 Католический епископ Бомбея. В рукописи “Путешествие в Азию” Гюго объясняет, что он жил в крепости, находящейся в деревне Бирр, в полутора лье от Карвара. В книге Мэстр де ла Тура “История Хайдара Али-хана” это место называется Опир. На картах оно мною не найдено.

28 Правильно: харкара, или хиркара.

29 Карвар в XVIII в. был крупным портом на западном побережье Индии; в 1752 — 1801 гг. принадлежал португальцам.

30 В 1771 г. Хайдару Али было 50 лет.

31 Так европейцы называли в XVIII в. набивной ситец.

32 От итальянского tocco. В Индии это слово не употреблялось, а во Франции известно с XVI в. Вероятно, автор слышал его от одного из французских офицеров и решил, что оно индийское.

33 Правильно: чап (фарси), или чхап (хинди), — печатка, перстень с личным знаком. У Хайдара Али перстень был с арабской буквой “х” — первой буквой его имени.

34 Речь идет о тиковом дереве. В “Путешествии в Азию” Гюго следующим образом описывает “дерево битре”: “Очень хорошая древесина с прожилками, используется в Азии для столярных работ, из нее делают очень красивую мебель. Глянец, который ей придают (это легко сделать с таким деревом), изумляет, когда видишь впервые. Это дерево не поддается ни червям, ни кария (беленьким червячкам), и поэтому ею предпочитают для столярных изделий. Вывозят его из Суратта”.

35 Правильно: чокидары — вестники, стражники.

36 Правильно: дубхаши.

37 В других местах рукописи автор называет “мавританским” язык фарси. Здесь он перечисляет отдельно “мавританский” и “персидский” языки. Возможно, что в данном случае под “мавританским” он подразумевал язык урду, распространенный в XVII в. и отчасти в XVIII в. в Декане как язык двора разных правителей.

38 От португальского gorgoleta. Имеется в виду кальян.

39 Диван — в Индии министр налогового ведомства.

40 Неизвестно, кого здесь подразумевает автор. Во главе флота Хайдара Али стоял Али Раджа, правитель Кананнура (в написании Гюго — Кананор).

41 Правильно: телугу — один из языков Южной Индии.

42 Бой (англ.) — так европейцы называли в Индии слуг.

43 “Черными” или “чернокожими” европейцы называли в то время индийцев.

44 Палль — парусное судно.

45 Правильно: гидравар — наблюдательное весельное судно.

47 Правильно: галеота — весельное судно.

48 Правильно: галлеват — небольшой весельный корабль на 30 — 10 гребцов. Часто слово “галлеват”, или “гальветта”, применялось для обозначения пиратского судна. В этом значении слово “гальветта” встречается у автора ниже.

49 Имеются в виду ракеты. С боевыми ракетами европейцы познакомились в XVIII в. в Индии и стали их применять в европейских войсках в начале XIX в. Однако в Европе ракеты служили не для того, чтобы сеять панику среди боевых животных, как в Индии, а в качестве поджигательного и осветительного средства, главным образом при осаде городов.

50 Правильно: Мелукота. Местоположение богатого вишнуитского храма недалеко от Шрирангапаттанама, где 5 мая 1771 г. произошло сражение с маратхами. Хайдар Али потерпел полное поражение. Эта битва описана автором в гл. II ч. II.

51 Правильно: маппилы, или мопла, — жители Кералы (Малабарского побережья), считавшиеся арабского происхождения, мусульмане по религии.

52 Речь идет об Али Радже, владетеле Кананнура. В XVIII в. маппилы занимались преимущественно торговлей и ростовщичеством, а также брали в заклад земли, принадлежавшие индусам из каст воинов (наиры) и жрецов (намбудири). Наиры устроили в 60-е годы XVIII в. резню своих кредиторов. Под предлогом защиты единоверцев-маппила Хайдар Али вторгся в южную часть Малабарского побережья и завоевал весь берег. После ухода войск Хайдара Али наиры опять восстали, и Хайдар вновь отвоевал Малабар. После этого он отдал Кананнур Али Радже, своему вассалу и адмиралу морского флота.

53 Правильно: Кург.

54 Правильно: алдеа (aldea) — деревня. Европейские путешественники в Индии в XVII и XVIII вв. часто называли деревню этим португальским словом.

55 Правильно: Карната — то же, что Каннара. Европейцы в XVIII в. произносили это слово как Карнатак или Карнатик и применяли его к местности на восточном побережье Индии, за Гхатами. Здесь Гюго употребляет его так, как было принято у индийцев, подразумевая Каннару.

56 Гюго, видимо, не знал о золотых приисках в районе Колара.

57 Пагода — золотая монета, во. времена Хайдара равная примерно 31/2 рупиям.

58 Фанам — у Хайдара был золотой монетой, но после него чаще серебряной. В пагоде в XVIII в. было обычно 40—42 фанама.

59 Эти указания — лишь литературный прием, заимствованный из “Путешествия в Азию”.

Текст воспроизведен по изданиям: Клод Гюго. Записки об Индии. М. Наука. 1977

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.