Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПАТРИК ГОРДОН

ДНЕВНИК

ИСТОРИЯ И ТОПОГРАФИЯ ЧИГИРИНА В XVII ВЕКЕ

Значительная часть третьей книги "Дневника" Патрика Гордона отражает участие его создателя в Чигиринских походах и в обороне былой гетманской столицы Украины во время турецкого нашествия 1677—1678 гг. Шотландец принимал деятельное участие в защите города, а также в проектировании, совершенствовании и строительстве укреплений Чигирина. Свидетельства Гордона, участника героических и трагических событий, происходивших в Чигирине и близ него, давно вошли в круг важных источников по истории России и Украины XVII столетия.

К тексту "Дневника" приложен рукописный план Чигирина, составленный Гордоном или его помощниками в 1678 г. Чертеж не имеет названия, пояснительных надписей и даты изготовления, т.е. является "слепым" для непосвященного читателя.

Этот чертеж можно прокомментировать при помощи двух планов Чигирина, составленных вскоре после разрушения города в 1678 г. Один документ хранится в Библиотеке Российской академии наук в Санкт-Петербурге (БРАН. Рукописный отдел. Собр. илл. рукописей. F° 266. Т. 4. Л. 38 (чертеж № 41; "Abriss der Circassischen Grentz Stadt Tzyegrihn. Angegriffen vom Tuercken den 8 Julye. Erobert den 11 Augusti Anno 1678")), другой — в Российском государственном архиве древних актов в Москве (РГАДА. Ф. 192. On. 1. Киевская губ. Ед. хр. 13 ("Abriss der Circassischen Grentz Stadt Tzyegrihn. Angegriffen vom Tuercken den 8 Julye, Erobert den 11 Augusti Anno 1678")). Эти чертежи охватывают меньшую территорию, чем план "Дневника", но содержат подробные экспликации на немецком языке. Оба плана являются фактически идентичными, отличаясь лишь графическо-декоративным оформлением и редакцией текстов. К плану Чигирина из коллекции БРАН приложена краткая справка на немецком языке об осаде города турками в 1678 г. Не исключено, что этот чертеж в прошлом входил в состав "Дневника" и был отделен от него в XVIII в., когда его включили в Собрание графических материалов Петра I.

Гравированная копия плана Чигирина из коллекции РГАДА была помещена в немецком и русском изданиях "Дневника" XIX [161] столетия (Tagebuch des Generals Patrick Gordon. St. Petersburg, 1851. Bd. II (отдельный лист); Дневник генерала Патрика Гордона М., 1892. Ч. 1—2. (1661—1684 гг.)). Фотокопии этого плана публиковались без комментариев в ряде изданий об украинской архитектуре XX в. (Логвин Г.[Н.] Чигирин — Суботiв. Архiтектурно-iсторичний нарис. Киiв, 1954; Цапенко М.П. Архитектура Левобережной Украины XVII—XVIII вв. М., 1967. С. 59.). Библиографическое описание плана Чигирина из коллекции БРАН опубликовано в изданиях библиотеки (Исторический очерк и обзор фондов рукописного отдела библиотеки Академии Наук. Карты, планы, чертежи, рисунки и гравюры собрания Петра I. М.; Л., 1961. С. 135.), а фотокопии — в ряде работ по истории Украины (Iсторiя Украiнськоi РСР. Киiв, 1979. Т. 1. С. 98; История Украинской ССР. Киев, 1983. Т. 3. С. 105.). Этот план был прокомментирован в статье автора настоящего очерка (Ленченко В.О. Гетьманський замок у Чигиринi // Пам'ятки Украiни: Iсторiя та культура. 1994. № 3-6. С. 63-68.), а также воспроизведен в картографическом буклете, посвященном Чигирину и Субботову (Чигирин та Суботiв. Карта масштабу 1:20 000. Киiв, 1995.).

К планам примыкают "Росписи" и "Росписные списки" Чигирина 1677—1678 гг., хранящиеся в РГАДА (Росписной список полковника Матвея Кравкова, составленный при передаче г. Чигирина генералу Афанасию Трауэрнихту, и черновая выпись о снабжении Чигирина продовольствием и военным снаряжением (неполная), 1677 г., июнь, 22 л. (РГАДА. Ф. 229. Оп. 5. Ед. хр. 140); Роспись "крепостного строения" нового Верхнего Чигирина в апреле—мае 1678 г. при воеводе И.И. Ржевском и дьяке В. Никитине. 1678 г., мая 14 (Ф. 137. Оп. 2. Ед. хр. 102); Росписной список Чигирина, приема воеводы Б. Корсакова у воеводы А. Трауэрнихта. 1678 г. (Ф. 137. Оп. 2. Ед. хр. 166); "Роспись Верхнему и Нижнему городу Чигирину, а сколько которого города, и башен, и выводов кругом, и каковых в котором месте крепости и урочища, и как которою стороною, на восток и на запад стоит, и то написано по азбуке ниже сего..." [1678 г.] (Ф. 124. Оп. 4. Ед. хр. 152)). В прошлом эти документы направлялись воеводами Чигирина в московский Приказ Малой России. В "Росписях" содержатся сведения о строительстве и техническом состоянии оборонительных сооружений Чигирина, об их конструкциях, размерах, названиях, расстояниях между объектами; приводятся сведения по топографии и т.п. "Росписи" сопровождались "чертежами" (т.е. планами) с буквенными и цифровыми обозначениями и объяснениями на русском языке. Эти чертежи, вероятно, не сохранились. В "Росписных списках" приводятся сведения о наличии и местах установки в Чигирине пушек, количестве ядер, пороха, ружей, мушкетов, продовольствия и других припасов.

Чигиринские походы и оборона Чигирина 1677—1678 гг. отражены во многих документах того времени, в украинских казацких летописях конца XVII—XVIII в. (Самовидца, Самуила Величко, [162] Григория Грабянки, "Истории Руссов" и др.). В "Летописи" Самуила Величко помещен красочный рисунок-миниатюра "Оборона Чигирина", изображающий город, его окрестности, батальные сцены (Российская национальная библиотека (Санкт-Петербург). Отдел рукописей. Пог. № 2020: Летопись Самуила Величко.).

Рассмотрим планы и описи Чигирина 1678 г. в контексте истории Украины и города, сыгравшего знаменательную роль в жизни Патрика Гордона, а также многих исторических личностей той эпохи, современником которых был автор "Дневника".

Город Чигирин (ныне районный центр Черкасской области Украины) расположен на реке Тясмин (правый приток Днепра). Предположительно Чигирин возник в первой половине XVI в. Вначале это был небольшой казачий хутор, расположенный на берегу реки у подножья высокой скалистой горы, названной впоследствии Замковой. Поселение, расположенное на рубеже Польско-Литовского государства и Дикого Поля, часто подвергалось нападениям татар. Положение изменилось, когда черкасский староста князь Александр Вишневецкий в 1589 г. выхлопотал у короля Сигизмунда III грамоту на основание города Чигирина "на старом городище" (Архив Юго-Западной России, издаваемый Комиссией для разбора древних актов, состоящей при Киевском, Подольском и Волынском губернаторе (далее — Архив ЮЗР). Ч. VII. Т. 3; Акты о заселении Южной России XVI-XVIII вв. Киев, 1905. С. LXIV.), и в пограничный город хлынул поток искателей вольной жизни. В 1592 г. Чигирин получил Магдебургское право и стал центром Чигиринского староства, здесь началось строительство замка. В 1605 г. город перешел во владение корсунско-чигиринского старосты Яна Даниловича. Одним из "осадников" города и округи стал служитель Даниловича шляхтич Михаил Хмельницкий, отец будущего гетмана Богдана Хмельницкого (Крип'якевич I.П. Богдан Хмельницький. Львiв, 1990. С. 41.).

"Люстрация" (перепись) 1616 г. отмечает наличие в городе Чигирине 50 "послушных" и 4500 "непослушных" мещанских домов (Архив ЮЗР. Ч VII Т. 3. С. LXIV). Одни отбывали феодальные повинности в пользу владельца города, другие их не признавали. В 1620-х годах Чигирином владели магнаты Конецпольские. В то время казаки города и окрестных местечек составили Чигиринский полк Войска Запорожского. Они стали активными участниками казацко-крестьянских восстаний на Украине 20—30-х годов XVII столетия.

В 1638 г. чигиринским сотником стал недавний писарь Войска Запорожского Богдан Хмельницкий. Через десять лет, в январе 1648 г., на казацкой раде в Запорожской Сечи он был провозглашен [163] гетманом Украины и возглавил Национально-освободительную войну украинского народа против польского владычества. Одним из ближайших соратников Хмельницкого, с именем которого связаны многие победы Освободительной войны, являлся казацкий полковник Максим Кривонос (Перебийнос), чей отец, по преданию, происходил из древнего шотландского клана. В 1648—1657 гг. Чигирин был гетманской резиденцией Богдана Хмельницкого, военно-административным и политическим центром Украины-Гетманщины.

Одно из описаний Чигирина времен Богдана Хмельницкого принадлежит арабскому путешественнику Павлу Алеппскому, сопровождавшему в 1654—1656 гг. в поездке в Москву Антиохийского патриарха Макария. На обратном пути из Москвы 26 июля 1656 г. путники прибыли в Чигирин. "Когда мы приблизились к городу, — пишет П. Алеппский, — младший сын гетмана (Юрий Хмельницкий. — В.Л.) вышел нам навстречу с процессией духовенства и нас повели в длинную деревянную церковь в честь Успения Владычицы (Успения Пресвятой Богородицы. — В.Л.), находящуюся подле дворца гетмана (курсив мой. — В.Л.). Здесь в воскресенье мы отслужили обедню с одним епископом, который недавно прибыл послом от ляхов. После обедни мы пошли обедать к гетману" (Алеппский П. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским. М., 1898 Ч IV, кн. XII. С. 192.). На следующий день путешественники вместе с генеральным писарем Иваном Выговским посетили Чигиринский Троицкий монастырь, основателем и покровителем которого был Выговский, осмотрели город и замок. По словам Павла Алеппского, в городе "есть еще четыре церкви, кроме вышеупомянутой... Цитадель высотою и строением своим походит на крепость Алеппо и видна на значительном расстоянии... Его цитадель не имеет равной себе во всей стране казаков по своей высоте, величине возвышения, на коем она выстроена, по своей обширности и обилию вод и болот, ее окружающих. По этой причине она очень сильна, но в настоящее время находится в разрушении. Внутри ее много утесов. Она имеет несколько удивительно красивых пушек, которые так светлы, что блестят как золото. Все они привезены гетманом из страны ляхов, на всех них надписи, гербы и другие знаки". П. Алеппский замечает, что Чигирин расположен в низине среди песков. "Мы спросили, почему гетман не живет в лучшем городе, чем этот, и нам отвечали, что гетман выбрал его своей резиденцией потому, что он лежит на границе с татарами, между которыми и страною казаков расстояние в пять-шесть дней пути по [164] безлюдным и пустынным местам. Это — самое срединное место [страны], и Днепр от него только в двух милях" (Там же. С. 193.).

Вероятно, при Богдане Хмельницком укрепления замка и города были обновлены; здесь установили пушки, привезенные из взятого казацким войском города Бара.

После кончины в 1657 г. гетмана Богдана Хмельницкого за обладание Украиной и Чигирином начинается долголетняя борьба между многими претендентами на гетманскую булаву, а также между набирающим мощь Русским самодержавным государством, не смирившейся с потерей Украины Речью Посполитой и продолжающей экспансию на северо-восток Османской империей. На гетманский стол Украины эти государства продвигают своих сторонников, а Чигирин подвергают частым нападениям. После Богдана Хмельницкого в Чигирине располагались резиденции гетманов Юрия Хмельницкого (Хмельницкий Юрий Зиновьевич (1641—1685), гетман Украины в 1657, 1659—1668 и 1677—1681 гг. По некоторым сведениям, скончался послушником в одном из греческих православных монастырей Галлиполи, по другим — убит турками.), Ивана Выговского (Выговский Иван Остапович (?—1664), генеральный писарь при Богдане Хмельницком, гетман Украины в 1657—1659 гг. Один из авторов "Гадяцких пактов" (1658), признававших автономию Украины (Великого Княжества Русского) в составе Речи Посполитой. Обвинен поляками в измене и расстрелян в местечке Рокитное.), Павла Тетери (Тетеря Павел (?—ок. 1670), сподвижник Богдана Хмельницкого, гетман Украины в 1663—1665 гг. Сторонник объединения Украины под эгидой Польши. Участвовал в походе польского короля Яна Казимира на Левобережную Украину в 1664—1665 гг. Получил звание польского сенатора.) и Петра Дорошенко (Дорошенко Петр Дорофеевич (1627—1698), гетман Украины в 1665—1675 гг. После занятия Чигирина в 1676 г. войсками боярина князя Г. Ромодановского и гетмана И. Самойловича отправлен в почетную ссылку в местечко Сосница на Черниговщине, затем в Москву, где был пожалован имениями и званием боярина. В 1679—1682 гг. служил воеводой в Вятке. Похоронен в своем имении в селе Ярополче близ Волоколамска под Москвой.).

Участник турецко-татарского похода на Украину и Молдавию в 1656—1658 гг. Эвлия Челеби так описывал Чигирин: "Теперь это сильная крепость, имеющая три ряда стен... Цитадель стоит на крутой скале. Вокруг крепости — три ряда непреодолимых рвов... Крепость расположена на обширном острове (так воспринимался город, расположенный в излучине реки Тясмин. — B.Л.), вправо и влево устроены наплавные мосты. В цитадели стоят дома воинов-казаков, все крытые дранью, с огородами и садами. Там же арсенал, чудесные пушки, монастырь с колокольней"; в Нижнем городе Челеби насчитал [165] 10 тысяч домов, крытых дранью, и 27 колоколен (Челеби Эвлия. Книга путешествия: Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века. М., 1961. Вып. 1. С. 82.). В описании восточного автора содержатся, вероятно, некоторые преувеличения, однако оно свидетельствует о значительном развитии города в то время.

В 1663 г. на "Черной раде" под Нежином при поддержке царского правительства гетманом Украины был провозглашен Иван Брюховецкий (Брюховецкий Иван Мартынович (?-1668), гетман Украины в 1663—1668 гг. В 1665 г. принят при царском дворе в Москве, пожалован званием боярина. Убит казаками во время противостояния с войсками гетмана П. Дорошенко в урочище "Сербина могила" между Опошней и Диканькой. Похоронен в Гадяче.). Его резиденцией стал город Гадяч. В 1664 г. Брюховецкий пытался овладеть Чигирином, но был отбит от города. В 1665 г. царское правительство заключило с Брюховецким Московские статьи, согласно которым земли Украины провозглашались владениями российских монархов, увеличивались гарнизоны русских войск в Киеве, Чернигове и Переяславе, вводились новые войска в Полтаву, Кременчуг, Новгород-Северский, Остер, Стародуб, Глухов, Канев и другие города Украины, а воеводы сосредоточивали в своих руках военно-полицейские и финансовые функции. В 1666 г. с целью введения царских налогов была проведена перепись населения Левобережной Украины. Попытки реализовать Московские статьи привели к повсеместным восстаниям, к которым примкнул и Брюховецкий. Однако это не спасло его от расправы восставших.

Андрусовским договором 1667 г. Украина была разделена между Русским государством и Речью Посполитой по Днепру на левобережную и правобережную части. Чигирин отошел тогда к владениям Польши и стал резиденцией правобережных гетманов.

В 1668 г. под протекцией Москвы была образована резиденция левобережных гетманов в Батурине. Здесь в 1669—1708 гг. располагались резиденции гетманов Демьяна Многогрешного (Многогрешный Демьян Игнатьевич (?—ок. 1702), гетман Украины в 1668—1672 гг. Обвинен царским правительством в измене, арестован, отправлен в Москву и сослан в сибирское заточение в Селенгинск, затем в Иркутск. Был поверстан в боярские дети, участвовал в подавлении восстания бурят. В 1696 г. пострижен в монахи, упоминается в источниках в 1701 г.), Ивана Самойловича (Самойлович Иван Самойлович (?—1690), гетман Украины в 1672—1687 гг. Избран гетманом после ареста Д. Многогрешного. В 1687 г. обвинен царским правительством в неудачах Крымского похода и в измене, арестован, отправлен в Москву и сослан в сибирское заточение в Тобольск.) и Ивана Мазепы (Мазепа Иван Степанович (1639—1709), гетман Украины в 1687—1709 гг. Избран гетманом на казацкой раде в Коломаке в 1687 г. после ареста И. Самойловича. Во время Северной войны в 1708 г. перешел с частью казацкой старшины на сторону шведского короля Карла XII. Участвовал в Полтавской битве 1709 г., вместе с Карлом XII бежал в пределы турецких владений, умер под Яссами. Был похоронен в соборе православного Георгиевского монастыря в Галаце.). Левобережные и [166] правобережные гетманы стремились воссоединить Украину под своей эгидой.

В 1669 г. гетман Петр Дорошенко обратился к царскому правительству с предложением объединить Правобережную и Левобережную Украину при условии упразднения Андрусовского договора, Московских статей и признания его гетманом всей Украины. Не получив согласия Москвы, он заключил союз с Османской империей. Согласно договору, Украина с границами от Вислы до Путивля на правах вассального государства входила в состав Оттоманской Порты, а Турция обязывалась оказать гетману военную помощь в объединении всех украинских земель. В 1672 г. турки заняли Подолию и принудили Речь Посполиту подписать Бучацкий договор, по которому Польша отказывалась от владения Украиной, а Подолия становилась турецкой провинцией. В 1673 г. польский гетман Ян Собеский разбил турок под Хотином, но положение Украины от этого не улучшилось. Продолжалась борьба Дорошенко с многочисленными претендентами на гетманскую булаву, польскими и русскими войсками.

В марте 1674 г. левобережный гетман Иван Самойлович, заручившись поддержкой московского правительства, созвал Генеральную казацкую раду в Переяславе, на которой был провозглашен гетманом обеих сторон Днепра. С казацким войском и русскими ратниками Самойлович перешел на Правобережье и осадил Чигирин. Однако пришедшие на помощь Дорошенко турки и татары принудили Самойловича отступить на Левобережье (Полонська-Василенко Н. Iсторiя Украiни. 2-е вид. Киiв, 1993. Т. 2: Вiд середини XVII столiття до 1923 року. С. 44.).

В условиях разорения Украины длительными усобицами и войсками соседних государств гетман Дорошенко все более терял контроль над ситуацией, поддержку соратников и народа. Его верным советником и духовником до конца оставался Киевский митрополит Иосиф Нелюбович-Тукальский (Тукальский (Нелюбович) Иосиф (?—1675). Украинский церковный и политический деятель. Поддерживал гетманов И. Выговского, Ю. Хмельницкого, П. Дорошенко. В 1650-х годах — архимандрит Мгарско-Лубенского и Виленского монастырей, с 1661 г. — белорусский архиепископ. В 1663 г. избран Киевским митрополитом, но тогда же заточен гетманом П. Тетерей и поляками в Мариенбургскую крепость, откуда освобожден П. Дорошенко в 1665 г. Получил подтвердительную грамоту на Киевскую митрополию от Константинопольского патриарха Мефодия. Не был признан Московской патриархией.). Он скончался в Чигирине 15 [167] августа 1675 г. и был похоронен там в церкви Св. Апостолов Петра и Павла.

Князь Г.Г. Ромодановский и И. Самойлович готовились к походу на Чигирин, чтобы силой оружия отстранить Дорошенко от гетманства. Упреждая события, Дорошенко 15 октября 1675 г. созвал под Чигирином казацкую раду с участием запорожских и донских казаков, а также кошевого атамана Ивана Сирко. На раде Дорошенко объявил о сложении своих гетманских полномочий, положил перед товариществом войсковые клейноды и присягнул на верность царю Алексею Михайловичу (Костомаров Н.И. Собрание сочинений. Исторические монографии и исследования. Руина. Гетманство Бруховецкого, Многогрешного и Самойловича. СПб., 1905. Кн. 6, т. 15. С. 268.). Сообщая об этом царю, Ромодановскому и Самойловичу, Дорошенко просил их гарантировать безопасность ему и членам его семьи. Такие гарантии были обещаны.

В августе 1676 г. войско русских ратных людей и украинских казаков переправилось через Днепр у Бужина и заняло Чигирин. Дорошенко, получив очередные заверения в личной безопасности, прибыл в ставку Ромодановского и Самойловича на левом берегу Днепра, где передал победителям гетманские клейноды и 12 пушек (Там же.).

В украинские дела незамедлительно вмешалась Османская империя, потребовавшая от Москвы вывода ее войск из Чигирина и Правобережной Украины. Угроза похода турецкого войска на Украину, захвата Чигирина, Киева и других городов быстро нарастала. Об этом сообщали в Москву русские и украинские агенты из Стамбула, а также Ромодановский и Самойлович.

В период гетманства Дорошенко в Чигирине были проведены значительные фортификационные работы, расчищены рвы, укреплены каменные и деревянные стены замка и города, отремонтированы деревянные башни. В замке появился обширный каменный бастион, именуемый на планах и в описях Чигирина 1678 г. "выводом, раскатом, башней" или "тюрьмой Дорошенко". Примыкающий к бастиону участок крепостного рва называется "рвом Дорошенко". Однако ввиду угрозы турецкого нападения эти укрепления были недостаточны.

Правительство царя Федора Алексеевича и гетман Самойлович принимают спешные меры по усилению Чигирина, снабжению его военными припасами и продовольствием. Царский посланец к Самойловичу стольник Семен Алмазов доносил 23 февраля 1677 г. из Батурина в Москву: "А в Чигирин де он гетман... послал... хорунжего [168] своего Григория Карпова, и велел ему быть чигиринским полковником, и приказал ему, чтобы он послал во все города и уезды той и сее стороны Днепра, которые около Чигирина в ближних местах, и велел, чтоб они навозили лесу на городовую починку, сколько ему будет надобно, и того лесу дать половину великого государя ратным людям на починку Верхнего города (замка. — В.Л.) и на избы, и на анбары, а другою половиною велел починивать и вновь, где надобно, делать ему, полковнику, Большой город. Да уже де лесу многое число и изготовлено и город начали починивать" (Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России (далее — АЮЗР). СПб., 1884. Т. XIII. С. 28.). Там же сообщалось, что в Чигирине было 18 пушек; раньше было больше, но часть захватили поляки, а другие были отданы кошевому атаману Сирко на Кош (в Запорожскую Сечь).

По указу царя в 1677 г. в Чигирин были направлены воевода генерал-майор Афанасий Федорович Трауэрнихт со стрельцами, а также "полковник и инженер" Яков фон Фростен (Там же. С. 98.). Вместе с жителями города и казаками они выполнили значительные работы по укреплению Чигирина. На вооружении города стало 45 пушек (в том числе 14 больших) и 5 мортир. Как следует из "Росписного списка" Чигирина 1678 г. (РГАДА. Ф. 137. Оп. 2. Ед. хр. 166.), ко многим пушкам не имелось ядер нужного калибра.

3 августа 1677 г. многотысячная турецко-татарская армия под командованием Ибрагим-паши подошла к Чигирину и начала его осаду. В обозе турецкого войска к Чигирину прибыл с отрядом своих сторонников и Юрий Хмельницкий, провозглашенный турками "князем" Украины. Нападавшим противостояли около 32 тысяч русских ратных людей, возглавляемых Ромодановским (сюда входили также части, которыми командовал боярин князь Василий Голицын) и 20—25 тысяч украинских казаков Самойловича. Они сосредоточивались в Чигирине (свыше 6 тысяч казаков) и на подступах к городу.

Во время трехнедельной осады, сопровождавшейся неоднократными штурмами нападавших и вылазками защитников, турецко-татарскому войску были нанесены значительные потери. После разгрома турецких войск и татарской конницы у Бужинской переправы на Днепре, где они потеряли около 10 тысяч человек (в том числе ханского сына и восемь мурз), турки спешно сняли осаду города и удалились. 5 сентября 1677 г. в Чигирин вошли части русских воинов и украинских казаков. Вскоре войска Ромодановского и Самойловича возвратились на Левобережье. [169]

В этих событиях непосредственно участвовал и полковник Гордон. Как отмечал его биограф А. Брикнер, 14 июня 1677 г. шотландец со своим полком выступил из Севска в Чигирин; они следовали через Курск, где по указанию Гордона строились укрепления; в августе имели стычки с татарами возле города Сумы; по дороге получили известие об отступлении турок от Чигирина, и Гордон с полком 28 сентября вернулся в Севск (Брикнер А.[Г.] Патрик Гордон и его дневник. СПб., 1878. С. 34, 35.).

По замечанию А. Брикнера, "в 1677 г. Гордон отличился в постройке укреплений и шанцев, в некоторых документах его начали называть "полковником и инженером", однако он просил не называть его инженером, "так как... для полковника такой титул не может прибавить почета, подобные познания можно требовать от каждого офицера" (Там же. С. 36. См. "Дневник", л. 33 об.).

Гетман Самойлович, направляя на исходе 1677 г. своего посланца в Москву, доносил царю: "Дано знать прошлого лета, когда в Чигирине, опричь ратных государских людей, казацкого войска больше шести тысяч обреталось, и во время осады неприятельской только одное стены с полевые стороны обороняли и зело мужественны были" (АЮЗР. Т. XIII. С. 400.), а город Чигирин после "прошлого осадного наступления неприятельского в своей крепости поврежден будучи, что требует починки и укрепления..." Гетман просил царя прислать в Чигирин новые войска, а также инженера, который "в деле своем знающий, со всяким оружием железным, к битью камени построенным, прислан был; каково орудие тамо потребно будет, когда новый ров и вал начнет строится, хотя и старой починиватися будет, а удобно та крепость утверждена и крепко укреплена будет, когда совершенно инженер подаст к тому способ" (Там же. С. 402.).

Отвечая на просьбы гетмана Самойловича, царь Федор Алексеевич велел среди прочих воинских людей быть в Чигирине "полковнику и инженеру Петру Гордону с драгунским полком" (Там же. С. 408.). В Чигирине работал также военный инженер фон Фельзен. Воеводу Афанасия Трауэрнихта сменил Борис Корсаков, а затем Иван Ржевский. 19 февраля 1678 г. по царскому указу Гордон с полком вновь выступил из Севска в Чигирин. В Батурине он имел совещание с Самой-ловичем "о мерах для укрепления и обороны Чигирина, а также о постройке разных укреплений у Батурина" (Брикнер А.[Г.] Указ. соч. С. 37. См. "Дневник", л. 36.). [170]

Опасность нового турецкого похода на Украину и Чигирин нарастала. Османская империя требовала от Москвы оставить Правобережную Украину и Чигирин. Царское правительство, озабоченное угрозой затяжной войны с Турцией, склонялось к этому, но гетман Самойлович решительно возражал. Он опасался, что сдача туркам Чигирина и Правобережной Украины может привести к захвату Турцией всей Украины.

Н.И. Костомаров, ссылаясь на документы, так излагал намерения и действия московского правительства относительно Чигирина и Правобережной Украины: "12 апреля 1678 г. царь, по совету с духовенством и боярами, указал князю Ромодановскому идти с войском в Малороссию, но прежде военных действий против турецкого войска вступить с визирем в переговоры, попытаться убедить его, что Малороссия изстари — достояние России и Дорошенко неправильно отдавал ее Турции, а потому к войне нет причин; в случае неудачи переговоров Ромодановскому велено было попытаться защищать Чигирин, но если он увидит, что нельзя его защищать, то должен разорить его до основания, а с турками постановить такой договор, чтоб на тех местах городов никаких не строить, и всех оставшихся там жителей перевести на левую сторону Днепра. Но Ромодановскому предписывалось делать это так, чтоб не произошло оттого ропота и смятения в малороссийском народе" (Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 298, 299.).

Прибыв в Чигирин в апреле 1678 г., Гордон ознакомился с обстановкой на месте и приступил к починке старых и сооружению новых укреплений города. Работы велись спешно под началом воеводы И.И. Ржевского. Как отмечал Н.И. Костомаров, “до появления под городом неприятелей Гордон деятельно занимался устроением всякого рода укреплений, бастионов, равелинов, валов, стен, шанцев, фашин и проч., употребляя на работы ратных людей. Он учредил эстафетное сообщение с Москвою. 12 мая прибыли в Чигирин назначенные в "залогу" (гарнизон. — В.Л.) от гетмана гадяцкие козаки со своим полковником Федором Криницким: их должно было быть 6000, но пока пришло налицо только 4500. 17 июня присланы гетманом еще козаки полков Нежинского и Лубенского собственно для ведения земляных работ. Нижний замок, или город, был предоставлен исключительно козакам гетманского регимента, а главное начальство всеми ими было поручено в звании наказного гетмана Павлу Животовскому. Две сотни слободских полков, Сумского и Ахтырского, находились с великороссиянами в Верхнем городе. Всего войска в Верхнем городе было 5500 человек, в Нижнем 6163” (Там же. С. 300.). По [171] известиям Гордона, пороху было в запасе до 2000 пудов, кроме розданного по полкам, пушечных ядер 3600, бомб 500, годных мортир четыре; в замке, или Верхнем городе, было четыре 14-фунтовых орудия, два орудия, добытых Богданом Хмельницким в Баре, шесть 8- и 10-фунтовых пушек, восемь меньших, 12 полевых и 14 картечных пушек, восемь кулеврин 2- и 3-фунтовых, 11 железных пушек разного калибра; ручных гранат было 1200 штук; в Нижнем городе у казаков было всего 15 железных пушек, немного пороху и боевых припасов; Ржевский берег боевые запасы и даже Гордону не разрешал делать опыты стрельбы из пушек до нашествия неприятеля (Там же. См. "Дневник", л. 53—53 об.).

По замечанию А. Брикнера, "настоящим специалистом в деле обороны крепости оказывается Гордон. Он послал боярину Голицыну план Чигиринской крепости; по его указаниям все время совершенствовались постройки укреплений; он оказался техником-изобретателем, им были сделаны жернова для ручных мельниц, новые тачки и другие усовершенствования" (Брикнер А.[Г.] Указ. соч. С. 42.). Главным новшеством Гордона в деле обороны Чигирина явилось возведение с внешней стороны старого замка новой деревянно-земляной крепости — кронверка.

В июне 1678 г. по меньшей мере 100-тысячная турецкая армия во главе с великим везиром Кара Мустафой переправилась через Днестр у Рашкова и направилась к Чигирину. 8 июля огромное османское войско, занимая окрестные горы и берега реки Тясмин, окружило город. По разным сведениям в его составе было 15 тыс. янычар, 15 тыс. воинов, именуемых "сеймены", 15 тыс. копачей, 30 тыс. сипахов султанской гвардии, до 15 тыс. "прочей гвардии", 2 тыс. служителей при орудиях и боевых запасах, около 10 тыс. молдаван и валахов с их господарями. Крымский хан вел с собой 50 тыс. орды. В войске было 4 большие осадные пушки, которые везли 32 пары буйволов, 27 батарейных орудий разного калибра, 130 полевых орудий, 6 мортир весом по 120 пудов, 9 мортир весом от 30 до 40 пудов, 8 тыс. возов, 5 тыс. верблюдов под боевыми запасами, 100 тыс. провиантских повозок, 8 тыс. пастухов. Копачи, пастухи и погонщики были из подданных христиан (Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 301 См. "Дневник", л. 57 об.—58.). Силы защитников Чигирина были в десять раз меньше.

Основные русско-украинские войска под командованием Ромодановского и Самойловича, объединенная мощь которых почти не уступала османам, выступили в поход в первых числах июня. Они неспешно следовали к Днепру, в начале июля прибыли к Бужинскому [172] перевозу, долго ожидали там прибытия калмыцких и татарских войск князя Каспулата Черкасского и только 28 июля начали переправляться на правый берег Днепра (Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 300.). По дороге на Чигирин украинские казаки и русские ратники отбили у турок важную высоту, Стрельникову гору, где захватили 27 пушек с припасами.

4 августа русско-украинское войско подошло к Чигирину. Город, вероятно, можно было отстоять, при условии помощи войск Ромодановского и Самойловича извне, о чем постоянно просили осажденные. Но, как отмечали современники, "принципалы", посылая в Чигирин незначительные боевые силы, вывели из города обстрелянные части русских стрельцов и украинских казаков, а сами заняли выжидательную позицию. Это объясняли, в частности, беспокойством Ромодановского за жизнь его сына Андрея, который с 1668 г. находился в плену у крымских татар (Величко Самiйло. Лiтопис. Киiв, 1991. Т. 2. С. 246-248.).

Турки, взрывая минные подкопы, предприняли ряд ожесточенных штурмов города. Во время одной из атак погиб воевода Ржевский, которого сменил Гордон. После очередного подрыва турками крепостных стен города и замка и последовавшего мощного штурма осажденные получили приказ об оставлении Чигирина. Как следует из "Дневника" Гордона, он не был посвящен в тайные замыслы русского командования относительно Чигирина, неоднократно обращался к Ромодановскому с просьбами о помощи, предлагая осуществить те или иные военные акции. Комендант до конца выполнил свой воинский долг и, только получив письменный приказ, оставил город. В ночь на 12 августа русские взорвали пороховой погреб, пушки, сооружения замка и вместе с украинскими казаками начали с боем отходить из горящего города через Мельничный мост и плотину за реку Тясмин. Из объятой пламенем церкви Св. Апостолов Петра и Павла казаки вынесли раку с прахом митрополита Тукальского (Вскоре прах И. Нелюбовича-Тукальского перезахоронили в Спасо-Преображенском соборе Лубенского Мгарского монастыря, строителем и покровителем которого являлся гетман Самойлович и где архимандритом некогда был Тукальский. После Полтавской битвы 1709 г. по приказу Петра I прах Нелюбовича-Тукальского был выброшен из гробницы.). Они прорвали окружение турок и добрались до лагеря Ромодановского. Потери русских и казаков исчислялись, возможно, тысячами.

Казацкий летописец Самовидец писал о тех событиях: "И так в пятницу вырвало подкоп под замком, где убито гранатом воеводу окольничего Ивана Ивановича Ржевского, чоловика военного и [173] справного. А напотом дня 10 августа, в недилю по полудню, вырвало килька подкопов под мистом... Турки не живили никого, але усе стинали, где опановали. Пихотного зась войска козацкого, под гору за церков зобравшися (церковь Св. Апостолов Петра и Павла. — В.Л.), боронилися до самой ночи, а москва (московские войска. — В.Л.) боронилася в замку. И так вночи москва, понабивавши полни гармати пороху и замок запаливши, пойшли с тими козаками на пролом през турецкое войско, которое юже знову перейшло през Тясмин, и так увойшли до своего войска" (Лiтопис Самовидця. Киiв, 1971. С. 130.). Патрик Гордон уходил последним, отметив потом в "Дневнике": "Так Чигирин был обороняем и потерян, оставлен, но не взят" ("Дневник", л. 106.). Город был полностью сожжен. Его разрушение довершили турки после ухода войск Ромодановского и Самойловича с Правобережья. Запорожские казаки и кошевой атаман Иван Сирко вскоре обвиняли гетмана Самойловича и боярина Ромодановского в нарочитом бездействии, приведшем к уничтожению Чигирина и его жителей, к страшному разорению турками и татарами Правобережной Украины

По условиям "Вечного мира" между Русским государством и Речью Посполитой (1686 г.) Чигирин с округой должен был оставаться "пустым". Через 25 лет, по Прутскому трактату (1711 г.), Чигирин вновь отошел к Польше. Местечко сделалось административным центром Чигиринского староства, а его владельцами стали магнаты Яблоновские. За рекою Тясмин построили небольшой деревянный старостинский замок с башней, опоясанный палисадом.

По сведениям исследователя древностей Киевской губернии Л. Похилевича в Чигирине по ревизии 1765 г. числилось 108 изб, по ревизии 1789 г. — 1 церковь, мужской монастырь и 138 домов, а также руины старого замка на горе; в 1792 г. король Станислав-Август даровал Чигирину права "вольного города" (Похилевич Л. Сказание о населенных местностях Киевской губернии, или статистические, исторические и церковные заметки о всех древних селах, местечках и городах в пределах губернии находящихся. Киев, 1864. С. 664.). После третьего раздела Польши (1795 г.) и включения Правобережной Украины в состав Российской Империи Чигирин был назначен поветовым, затем уездным городом Киевской губернии. В 1818 г. по "образцовому" проекту архитектора Андреяна Захарова здесь было сооружено здание уездных Присутственных мест с хозяйственными постройками. Генеральный план уездного города Чигирина, разработанный в 1825 г. архитектором Вильямом Гесте (родом он был, [174] как и Гордон, из Шотландии), изменил свободную планировку старого города на регулярную.

В середине XIX в. в Чигирине было две деревянные церкви — соборная Воздвиженская (построена в 1745 г. на месте прежней 1720 г.) и приходская Успенская (построена в 1824 г. на месте прежней 1716 г.; по описи 1741 г. в церкви сохранялся антиминс (Антиминс — священный плат с изображением положения во гроб Иисуса Христа и четырех Евангелистов. Возлагался на церковный престол при совершении св. евхаристии. Хранился на престоле в алтаре храма. Освящался верховным духовным лицом по окончании строительства храма.), выданный митрополитом Иосифом Тукальским). На участке Присутственных мест ранее существовала церковь Преображения Господня, построенная в 1716 г. (Похилевич Л. Указ. соч. С. 665.).

В XIX в. на Замковой горе устроили карьер по добыче скального камня, пригодного для изготовления мельничных жерновов, вследствие чего значительная часть старого замка и горы была разрушена. После 1917 г. в Чигирине были уничтожены все церкви, разобраны многие старинные постройки.

Ныне в городе и округе возрождаются памятники культуры, создан Национальный историко-культурный заповедник "Чигирин". Заповедник включает памятники культуры, расположенные в Чигирине, Субботове и других населенных пунктах района.

Изучая планы и описи Чигирина 1678 г., можно получить представление о градостроительных особенностях первой гетманской столицы Украины, увидеть ее укрепления, башни, церкви и другие строения, в том числе и упомянутые в "Дневнике" Патрика Гордона.

Планы Чигирина 1678 г. из коллекций БРАН и РГАДА вычерчены на бумаге карандашом, пером, тушью и тонированы акварелью. На них помещены линейные масштабы в саженях (Faden) (1 Faden равен 1 московской 3-локтевой (3-аршинной) сажени. Уложением 1649 г. была установлена новая 3-аршинная сажень, существовавшая до введения метрической системы мер. 1 сажень = 3 аршинам = 48 вершкам = 7 футам = 89 дюймам = 2,1336 м. Во второй половине XVII в. применялась также 3-аршинная сажень, равная 2,16 м), обозначена ориентация. План Чигирина из коллекции БРАН является, вероятно, первичным. Размер чертежа — 45 х 35 см. На листе помещен линейный масштаб на 80 сажен, со шкалой по 10 сажен в 1 делении. План охватывает преимущественно территорию Чигиринского замка с прилегающим районом. Здесь изображены крепостные и гражданские строения старого замка и кронверка, построенного Гордоном, склоны горы, часть стен Нижнего города, река [175] Тясмин с береговыми укреплениями Нижнего города, мостом, мельницей и т.п.

Заглавие чертежа помещено на декоративной ленте: "Abriss der Circassischen Grentz Stadt Tzyegrihn. Angegriffen vom Tuercken den 8 July. Erobert den 11 Augusti Anno 1678" — "План черкасского (Русские источники XVI—XVII вв. "черкасами" называют украинских казаков и жителей Украины.) пограничного города Чигирин. Осажден турками 8 июля. Разрушен 11 августа 1678 года". Отдельно помещены пояснительные надписи, сгруппированные по буквенным и цифровым обозначениям объектов. В переводе с немецкого (перевод мой. — В.Л.) они гласят:

"А. Равнина, расположенная на запад от крепости, удобное место для турецкой атаки; В. Обрыв горы к Казацкому городу; С. Низменность; D. Казацкий город; Е. Ров перед фортом, устроенный при Дорошенко; F. Тесма (р. Тясмин — В.Л.); G. Очень крутой склон горы к городу; Н. Палисадная ограда, идущая вдоль Тесмы к болоту и соединяющаяся с каменной стеной города; К. Дорога к лагерю Ромодановского; L. Возвышенность между буераками".

"1. Церковь; 2. Склад амуниции; 3. Склад провианта; 4. Кухонные (съестные) ряды; 5. Канцелярия; 6. Тюрьма при кордегардии; 7. Дом воеводы; 8. Колодец; 9. Дорога или спуск к городу; 10. Крымская башня; 11. Каменная тюремная башня, сооруженная при Дорошенко; 12. Спасские ворота; 13. Ворота, ведущие в Большой город; 14. Каменная стена Большого города, взорванная в 1677 году; 15. Взорванный равелин; 16. Равелин, возведенный генерал-майором Трауэрнихтом; 17. Кронверк, сооруженный полковником Гордоном; 18. Деревянное крыло, идущее к Тесме; 19. Земляное крыло, идущее к Казацкому городу; 20. Каменная церковь, в которой погребены архиепископ Тукальский и другие знатные особы; 21. Ворота на мосту, через которые отступали; 22. Земляной бруствер; 23. Каменная стена Большого города; 24. Буераки или овраги; 25. Мельница; 26. Засыпанный буерак; 27. Деревянный эполемент; 28. Деревянный болверк, стоящий на камнях у воды; 29. Первый участок разрушенного болверка; 30. Второй, частично сожженный участок; 31. Ров, сооруженный Фельзеном".

Как следует из заглавия и пояснительных надписей чертежа, он был составлен Патриком Гордоном или его помощниками уже после оставления и разрушения Чигирина. В немецких названиях объектов чертежа заметно стремление авторов к передаче украинской и русской фонетики (например: нем. Kosakische — укр. козацький, рус. казацкий; нем. Tesma — укр. Тясма, рус. Тясма, Тесма; нем. [176] Bajarak — укр. байрак, рус. буерак; нем. Paschne — укр. башта, рус. башня).

Планы Чигирина из коллекций БРАН и РГАДА, а также "Росписи" и "Росписные списки" 1678 г. дают ключи к расшифровке чертежа, помещенного в "Дневнике" Гордона.

Этот план выполнен в похожей графической манере и технике — карандашом, пером, тушью и акварелью, с тонкой прорисовкой объектов и деталей. Размер чертежа — 32 х 41 см (в пределах рамки). Помещен линейный масштаб на 100 единиц длины (название единицы не указано, но по аналогии с планами БРАН и РГАДА это Faden, т.е. сажень). Ориентация не обозначена.

Несмотря на небольшой формат чертежа, здесь изображен весь город Чигирин с окрестностями, часть реки Тясмин с левым берегом и озером. На плане показаны старый замок и гордоновский кронверк на Замковой горе, укрепления и строения Нижнего города (стены, валы, бастионы, рвы, палисады, башни, ворота, калитки, колодцы, мосты, плотина, церкви и другие строения), а также улицы, площади, дороги, тропинки, возвышенности, низменности, овраги, буераки, склоны гор и другие топографические объекты. Церкви, башни и прочие строения города изображены здесь в более крупном масштабе, чем градостроительная ситуация.

По планам и росписям Чигирина 1678 г. можно установить расположение и устройство многих фортификационных и гражданских строений Чигирина тех лет. Планировка укреплений старого замка определялась конфигурацией мысовидной Замковой горы, приближающейся к треугольнику. Замок имел двухъярусные каменные и деревянно-земляные стены. Наиболее узкая часть замковых стен выходила на мыс, обращенный к Нижнему городу, боковые стены — к Нижнему городу и долине реки Тясмин. С напольной стороны замок ограждала четвертая стена со Спасскими воротами в деревянной башне, стоящей по центру, и двумя бастионами на флангах. Левый каменный бастион (со стороны двора замка) именовался "выводом Дорошенко", "каменной башней" или "тюрмой Дорошенко". Он имел пушечные амбразуры и ружейные бойницы, расположенные в трех уровнях (нижнего, среднего и верхнего боя). Правый деревянно-земляной бастион назывался, вероятно, Крымским — на его фасе стояла деревянная башня, именуемая Крымской. В боковых стенах замка, идущих по кромке горы, располагались выводы с воротами-фортками, ведущими в Нижний город. Вдоль склона горы параллельно боковым стенам замка на некотором расстоянии от них проходила вторая каменная подпорная стена, образующая сухой ров. С напольной стороны замок защищал широкий ров, выбитый в скальном грунте. [177]

От Крымской башни в сторону реки Тясмин по склону горы ответвлялось укрепление с башней, защищавшей замковый колодец или источник (в "Росписи" 1678 г. именуется "Башней на колодезе"). Другой крепостной колодец был устроен во рву возле бастиона Дорошенко. В стенах, бастионах и башнях имелись пушечные амбразуры и ружейные бойницы. По периметру замковых стен со стороны двора тянулся боевой ход с парапетом, укрепленный на деревянных столбах и балках. На стены и бастионы замка поднимались по крутым бревенчатым лестницам и пандусам. Каменные бастионные укрепления замка сочетались с деревянными шестистенными трехъярусными башнями, характерными для украинского оборонного зодчества XVI-XVII вв.

Внутри замка размещались соборная Николаевская церковь, дом воеводы, воеводская канцелярия, кордегардия, склады амуниции и провианта, строения рынка и другие здания. Пороховой погреб находился в наиболее прочном сооружении замка — бастионе Дорошенко.

Недавними археологическими исследованиями бастиона Дорошенко было установлено, что внутри он разделялся на несколько камер со сводчатыми перекрытиями. Руины свидетельствуют о мощном взрыве, обрушившем значительную часть свода. Внешние стены бастиона, обращенные к Нижнему городу, сохранились до уровня пушечных амбразур и бойниц подошвенного и среднего боя. Они располагались в глубоких сводчатых нишах, позволявших разместить пушки и стрелков. В стенах были устроены вентиляционные и водосливные каналы.

На всех планах Чигирина изображен кронверк, сооруженный Гордоном с напольной стороны старого замка. С фронта укрепление имело начертание "короны" с обширным бастионом в центре и двумя полубастионами на флангах. Согласно "Росписи крепостного строения нового Верхнего Чигирина" за апрель—май 1678 г. (РГАДА. Ф. 137. Оп. 2. Ед. хр. 102. Л. 1-16 об.), кронверк имел деревянные стены, рубленные клетями; отдельные клети набивались землею; пушечные проемы и бойницы располагались в трех уровнях (подошвенный, средний и верхний бои); в стенах устраивались потайные ворота и вылазы во рвы.

Часть боковой стены строящегося кронверка (Нового верхнего города) описана в "Росписи" так: "Против наугольного каменного выводу, что словет Дорошенкова тюрма, Старого верхняго Чигирина города, на котором выводе деревяной роскат, подле отводнаго каменного ж выводу, что за старым рвом, которой вывод в приход турских людей розбит ис пушек и подкопами попорчен, снизу от Нижнего [178] города ис Крымскую сторону делают городовую стену, рубят в две стены и насыпают землею, где на чертеже написан "Аз". И от того той стены от каменного роскату огибю до угла новаго города, что угол к старому рву, 24 сажени [51 м]. А на той стене 3 боя пушечных середних. А зделано той стены только по обламы (облам — бруствер, парапет. — В.Л.) толщиною дву сажен без аршина. А вышиною с одну сторону от Нижняго Чигирина города 4 сажени с аршином. А с Крымскую сторону та ж стена вышиною 2 сажени с полусаженью, а кругом той стены ров копают вновь, а старой ров засыпают..." (Там же. Л. 3 об.).

О фронтальной стене кронверка в "Росписи" говорится: "Всего передней стены з двемя наугольными и средними выводами 119 сажень [253 м], рублена та стена с подошвы по обламы в три стены, толщиною полутрети сажени, да в небольших местех и дву сажень с аршином, и та стена вся насыпана землею и набито накрепко... На той же стене обламы рублены с наличной стены в два бревна, да внутрь города к уступом от обламных боев в две стены, а меж тех дву стен насыпано и набито землею" (Там же. Л. 11.).

С напольной стороны кронверка в скальной породе был устроен ров: "Да за тою переднею стеною от стены в трех саженях выкопано рву и камень выломан и выбит 125 сажень [266 м], и в том числе 11 сажень шириною 7 сажень, а в глубину 4 сажени; 26 сажень шириною то ж, а в глубину 4 сажени; 26 сажень шириною то ж, а глубиною дву и полуторы сажени, потому мелок, пришол камень самой большой сплошной, и ничем ломать не мочно; 52 сажени шириною полусеми сажени, и в том месте ломают камень; 19 сажень шириною полусеми ж сажени, а глубиною дву сажень, в том месте пришол камень большой сплошной, тот камень ломают и молотами, и большими ступами бьют, и воротами выворачивают" (Там же. Л. 12.).

В боковых стенах кронверка, как и в старом замке, размещались небольшие выводы с воротами-фортками к Нижнему городу (на чертежах БРАН и РГАДА они не показаны). По обоим склонам Замковой горы были возведены дополнительные защитные стены, валы и рвы, смыкавшиеся с укреплениями Нижнего города.

Сопоставление изображений и масштабов чертежей с размерами объектов, указанными в "Дневнике" Гордона, свидетельствует о точности планов. Например, согласно описанию Гордона, "Длина замка — 88 сажен [при условии, что 1 сажень равна 2,13 м, это составляет 187,4 м], ширина с напольной стороны — 65 [138,4 м]; ширина [179] со стороны города — 17 [36,2 м]; окружность с бастионами, фланками и стеной вдоль реки — 375 сажен [798,7 м]. Окружность города с каменной стеною и частоколом — 982 саж. [2091,6 м]; от замка до старой траншеи — 216 саж. [460 м]" ("Дневник", л. 27.). Эти данные согласуются с показаниями чертежей, подтверждаются археологическими и топографическими исследованиями.

Приведем несколько отрывков из "Росписного списка" Чигирина 1678 г., составленного при передаче крепости от воеводы А. Трауэрнихта воеводе Б. Корсакову: "Сноряд. В Спасской башни: В нижнем бою пищаль медная в станку, длиною четыре аршина шесть вершков, на ней гербы два лютых, подпись немецкая, ядер к ней нет, по кружалу ядро надобно в шесть гривенок. [...] Против воеводских хором: Пищаль медная в станку в пять аршин десять вершков, на ней герб, подпись немецкая, ядер к ней нет, по кружалу надобно в пол осьми гривенок (РГАДА. Ф.137. Оп. 2. Ед. хр. 166. Л. 1 об.). [...] Верхнева колодезя на стене: Пищаль медная в станку, длиною два аршина без пяти вершков, на ней герб, ядер к ней нет, ядро надобно в пять гривенок (Там же. Л. 4.). [...] На Козьем рожке: [...] Четыре пищали на одном станку медные, длиною по аршину по два вершка, ядро к ним в пол гривенки (Там же. Л. 4 об.). [...] На Каменном роскате: Пищаль медная в станку, длиною в пять аршин одиннадцать вершков, на ней герб, подпись немецкая, ядер к ней нет, ядро надобно по кружалу в восьм гривенок" (Там же. Л. 5.). По тому же "Росписному списку" в крепости, в частности, числилось: пороху ручного — 24 пуда, пороху пушечного — 104 пуда, свинцу — 143 пуда, литых пуль — 42 пуда, ядер гранатных нарядных ручных — 547, ядер больших смоленых, оплетеных веревками — 3, ядер больших пушечных — 20, ядер больших пушечных в две гривенки ядро — 1500, ядер пушечных по гривенке ядро — 83, ядер цепных — 157, ядер раздвижных — 53 и т.д. (Там же. Л. 7.). Отдельно описаны запасы продовольствия (хлебные запасы, рожь, гречневая мука, пшено, масло, соль, солод, вино, сбитень, кавардак и т.п.), хранившиеся в житницах и погребах, а также вооружение и снаряжение нескольких полков московских стрельцов. Учитывая мощь турецко-татарского войска, этого для обороны города было, вероятно, мало.

Согласно плану Чигирина из "Дневника" Гордона, Нижний город (он же Большой, Казацкий, Старый) состоял из двух смежных [180] укрепленных частей: собственно города, располагавшегося в излучине реки Тясмин у подножья Замковой горы, и незастроенной территории, где были, вероятно, пашни, луга, сенокосы, пастбища. Город со временем мог распространиться на эти окрестности.

Согласно росписи 1678 г., жилую часть города с напольной "Крымской" стороны ограждала каменная стена со рвом. Она начиналась на Замковой горе у бастиона Дорошенко и шла к реке Тясмин, где заканчивалась каменным угловым бастионом ("угольным выводом"). Длина рва до реки Тясмин составляла 367 саж. (782 м), ширина 3,5 саж. (7,45 м), глубина 3 саж. (6,4 м). "А ныне тот ров с прежним, — сообщается в росписи, — копают казаки в ширину десять и двенадцать сажень, да в глубину столько-пристолько. А учали тот ров копать мая с 9 числа" (Там же. Ед. хр. 102. Л. 16 об.). От углового бастиона каменная стена тянулась вверх по течению реки Тясмин примерно на 120 саж. (250 м), затем фланкировалась круглой Каменной башней (название наше. — В.Л.). В средней части каменной городовой стены в большой деревянной трехъярусной башне располагались главные ворота города, защищенные снаружи большим каменным равелином. Согласно масштабу чертежа, общая длина каменной стены города от бастиона Дорошенко до Каменной башни с предвратным равелином, угловым бастионом и двумя раскатами, устроенными в стене по обе стороны ворот, составляла около 520 саж. (1107 м).

От Каменной башни вверх по течению реки Тясмин Нижний город ограждала деревянная палисадная стена с тремя деревянными башнями. Киевская воротная башня стояла у моста длиной 35 саж. (74,5 м) и шириной 2,5 саж. (5,3 м). Отсюда шла дорога на Бужин и переправу через Днепр. На расстоянии около 140 саж. (300 м) от Киевской башни на чертеже изображена Безымянная башня (название наше. — В.Л.), построенная, вероятно, в 1678 г. За ней на расстоянии около 80 саж. (170 м) располагалась Корсунская (она же Мельничная) воротная башня, стоящая возле плотины с мельницей. Длина плотины составляла 83 саж. (177 м), ширина моста 2,5 саж. (5,3 м). Через эти ворота и плотину отступали московские ратники и украинские казаки.

Плотина подпирала обширное озеро-болото, тянущееся по долине реки Тясмин на многие версты. Озеро ограждало Замковую гору с северо-востока, оставляя узкую полосу суши шириной около 50-60 саж.

От Корсунской башни вверх по течению реки тянулась палисадная стена длиной 168 саж. (357 м). Она фланкировалась деревянной [181] башней, поставленной на камнях, наметанных в реку. Эта местность, а от нее и башня, называлась Козьим Рогом или Козерогом. От башни Козьего Рога по берегу и крутому склону горы к старому замку шла поперечная палисадная стена длиной около 60 саж. (127 м). Она перекрывала дорогу между рекой и замком и защищала осадный проход к реке Тясмин. Эта стена была усилена рвами, рогатками и корзинами-турами, набитыми землею.

В 1678 г. на Козьем Роге, впереди первой стены на расстоянии около 80 саж. (170 м), Гордоном была устроена вторая защитная линия, закрывающая пространство между кронверком и озером. Она состояла из палисадной стены, рва, туров и рогаток. На берегу озера был возведен деревянный раскат: "Да у той городовой стены в Тясме реке подле берега в глубину в три сажени навалено и наметано камением, и на той каменной подошве обложен оборонной вывод для обороны в приход с реки" (Там же. Л. 15.). В росписях это укрепление именуется "новым Козерогом". На чертежах за этой линией изображены буераки, составлявшие естественную защитную преграду, а за ними — еще какие-то земляные укрепления. Из "Росписного списка" Чигирина 1678 г. следует, что на сопутствующем ему чертеже был обозначен "Троецкой монастырь на острову, в неприятельский приход сожжен" (Там же. Ф. 124. Оп 4. Ед. хр. 52.).

Окрестный город ограждали земляные валы и рвы с бастионами-раскатами, устроенными в наиболее угрожаемых местах. Протяженность земляных укреплений, идущих от каменной стены города вдоль берега реки Тясмин на запад, составляла около 240 саж. (511 м). Затем укрепления под прямым углом поворачивали от реки к Замковой горе, переходили на гору, где перекрывали подступы к кронверку и старому замку. Нагорные укрепления в росписи 1678 г. именуются "Королевскими шанцами" (Там же.). Согласно масштабу чертежа, протяженность земляных укреплений окрестного города с "Королевскими шанцами" составляла свыше 1000 саж. (2130 м). Общая длина всех укреплений Чигирина превышала 4 километра.

Возведение, починка и поддержание должного технического состояния укреплений Чигирина требовали постоянных забот жителей и защитников города. В "Росписном списке" Чигирина 1678 г. отмечалось: "Да с Крымскую сторону от лугу, от угольного выводу городовую стену и башни по берегу Тясмы реки вверх делают вновь, а в иных местах и починивают. А того дела четыреста сорок пять сажен [182] [948 м]. А то делают Гадицкого и Рубанова и иных полков казаки" (Там же. Ф. 137. Оп. 2. Ед. хр. 102. Л. 16 об.). В росписях неоднократно упоминается "лесная скудость" (нехватка древесины), что затрудняло починку и строительство укреплений.

Городские укрепления надежно ограждали центр Чигирина, где всегда кипела жизнь, возводились многочисленные жилые, общественные, хозяйственные, производственные, торговые и другие здания и сооружения. Известные нам источники довольно скупы сведениями о застройке Чигирина. Так, в "Летописи" Самуила Величко упоминается "двор Петрановского над Тясмином", с которого ворвавшиеся в Чигирин турки начали жечь город (Величко С. Лiтопис. Т. 2. С. 243.). Казацкий есаул Петрановский известен как исполнитель многих дипломатических поручений гетмана Петра Дорошенко, в том числе при дворе польского короля Михаила Корибута-Вишневецкого (Там же. С 89,115,117,122,123,130,135,137).

План Чигирина из "Дневника" Патрика Гордона является уникальным документом. Чертеж отражает градостроительную ситуацию и топографию исчезнувшего Чигирина, содержит изображения всех оборонительных сооружений и строений города, его церквей, а также единственное "прижизненное" изображение гетманской резиденции.

Согласно чертежу, извилистые улицы и переулки Нижнего города образовывали примерно 40 жилых кварталов и ряд площадей преимущественно неправильной свободной конфигурации. Усадебная и дворовая застройка кварталов не показана, изображены лишь наиболее значительные общественные сооружения города — церкви, колокольни, ряд зданий былого гетманского двора.

На чертеже реалистически изображены все пять церквей Чигирина (их количество соответствует свидетельствам Павла Алеппского). Автор чертежа передает индивидуальные черты архитектуры того или иного храма, характерные для украинского зодчества XVII в. Названия этих церквей можно установить.

На территории Верхнего замка изображена соборная церковь Св. Николая, упоминаемая в документах XVII в. (АЮЗР. Т XIII. С. 325.). Это был монументальный трехглавый деревянный храм с массивным центральным куполом-восьмериком. Церковь была окружена крытой галереей-опасаньем, характерной для народного зодчества многих регионов Украины. Похожей выглядит эта церковь и на рисунке в "Летописи" Самуила Величко. На планах Чигирина из коллекций БРАН и РГАДА [183] этот храм обозначен схематично, в виде дома с главкой и крестом над овальной крышей.

На террасе южного склона Замковой горы изображена каменная одноглавая церковь Св. Апостолов Петра и Павла, а также отдельно стоящая деревянная колокольня. Своей архитектурой храм напоминает Ильинскую церковь в родовом имении Богдана Хмельницкого в Субботове, сооруженную в 1656 г. Изображение этой церкви более подробно прорисовано на планах БРАН и РГАДА, оно просматривается также в оригинале рисунка "Оборона Чигирина" из "Летописи" Самуила Величко. Судя по тому, что церковь была названа во имя небесных покровителей гетмана Петра Дорошенко, она была возведена, вероятно, его "коштом". Недавними археологическими исследованиями обнаружены каменные фундаменты этого храма.

Несколько ниже храма Петра и Павла на чертеже изображена деревянная церковь Успения Пресвятой Богородицы (у Павла Алеппского — Успения Владычицы). Судя по рисунку, это был монументальный крестовый в плане пятиглавый пятиярусный храм характерной высотной композиции. По свидетельству Павла Алеппского и других современников, Успенская церковь стояла возле двора гетмана Богдана Хмельницкого. Поскольку в Успенской церкви Чигирина 1716 г. хранился антиминс, выданный митрополитом Иосифом Тукальским, изображенный на чертеже храм был построен, вероятно, при гетмане Дорошенко на месте церкви времен Богдана Хмельницкого. Рядом с церковью изображена деревянная квадратная в плане колокольня с открытым ярусом звонов.

Несколько ниже Успенской церкви, в квартале по левую сторону главной улицы города, ведущей к западным воротам Чигирина, на чертеже изображена, вероятно, Спасская (Спасо-Преображенская, Преображения Господня) церковь. Это был крестовый в плане пятиглавый трехъярусный храм с галереей-опасаньем и встроенной колокольней.

В юго-западной части города, выходящей к реке Тясмин, изображена пятая церковь Чигирина — Воздвижения Честного Креста. По свидетельствам XIX в. Воздвиженская церковь "стояла на низменном месте, заливаемом водою" (Похилевич Л. Указ. соч. С. 665.). Это был деревянный крестовый в плане пятиглавый храм.

На чертеже рядом с Успенской церковью изображены три обширных длинных здания с двускатными кровлями (одно спаренное), с окнами на торцах. Южные фасады зданий имели, вероятно, крытые галереи ("подсенья"). Неподалеку от них — небольшой дом. Это, [184] несомненно, изображение гетманского двора Петра Дорошенко. В спаренном здании располагались, вероятно, Генеральная войсковая канцелярия и жилой курень гетманской стражи, а в другом строении — хозяйственные службы. В малом здании (возможно, это дом Богдана Хмельницкого, именуемый некогда "светлицей", "хоромами", "дворцом" (Ленченко В.О. Гетьманський двiр Богдана Хмельницького в Чигиринi за джерелами XVII—XVIII ст. // Архiтектурна спадщина Украiни. Киiв, 1996. Вип. 3, ч. 1. С. 74-81.)), были личные покои гетмана.

"Дневник" Гордона, планы и описи Чигирина 1677—1678 гг. свидетельствуют о том, что гетманская столица накануне своей гибели имела обширную разветвленную систему земляных, деревянно-земляных, деревянных и каменных оборонительных сооружений, согласованных с местностью и естественными преградами. Они возводились несколькими поколениями жителей и защитниками города. Многие укрепления Чигирина были построены самим Гордоном. На Приднепровской Украине только в Чигирине имелись каменные крепостные стены. Их не имел даже Киев, который издавна ограждали мощные земляные и деревянные укрепления. В Чигирине было немало замечательных зданий и сооружений, возведенных в традициях украинской народной архитектуры.

Страницы "Дневника" Патрика Гордона и в наши дни поражают героикой и трагизмом далеких военных и общественных потрясений, бушевавших некогда на землях Украины.

Текст воспроизведен по изданию: Патрик Гордон. Дневник. М. Наука. 2001

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.