Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГЕТУМ ПАТМИЧ

ЦВЕТНИК ИСТОРИЙ СТРАН ВОСТОКА

LA FLOR DES ESTORIES DE LA TERRE D'ORIENT

ТЕКСТ ДОГОВОРА, ЗАКЛЮЧЕННОГО МЕЖДУ МУНКЭ-ХАНОМ И ЦАРЕМ ГЕТУМОМ I 1

О Мангу-хане, четвертом императоре татар

Мангу-хан. Так как татары завоевали почти все государства и страны до турецкого (румского.— А. Г.) государства, царь Гетум, государь Армении, в лето господа нашего 1253 посоветовался с мудрыми людьми и решил лично отправиться к императору татар, чтобы легче добиться его дружбы и заключить с ним мир.

Гетум, царь армянский, едет к императору татарскому. Он отправил вперед господина Синибальда (Смбата. — А. Г.), коннетабля армянского царства, своего верного министра, чтобы добиться от императора татар разрешения на свободный проезд и для того, чтобы ехать с большей безопасностью.

Итак, вышеназванный господин Синибальд, брат армянского царя, отправился с большой свитой к татарскому императору и отменно выполнил свое поручение.

До возвращения в Армению он был в путешествии четыре года 2. Когда он вернулся, то подробно и точно рассказал царю обо всем, что делал и видел за время своего отсутствия. Царь сейчас же выехал тайно, под видом обыкновенного путешественника, так как он не хотел быть узнанным в Турции, через которую тем не менее ему необходимо было проехать. В то время угодно было господу богу, чтобы султан был разбит неким татарским военачальником, которого встретил в пути армянский царь и которому он открылся.

Он хорошо им принят. Как только этот военачальник услыхал, что это армянский царь и что он едет к императору, его господину, то он (военачальник. — А. Г.) принял его (Гетума. — А. Г.) с почестями и дал ему стражу, чтобы сопровождала его в полной безопасности до Куманского царства 3 и через страну, называемую Железные ворота 4. После этого царь встретил еще других татарских начальников, которые тоже дали ему сопровождающих до Алмалека, который был местом пребывания императора татарского.

Император был восхищен прибытием армянского царя главным образом потому, что, когда Чингис-хан миновал Белгиямскую гору, никто из великих князей [68] не выехал ему навстречу. Вот почему он (Мункэ-хан. — А. Г.) принял его (Гетума. — А. Г.) с большими почестями и дружбой, дал для сопровождения его и оказания ему почета самых знатных из своих придворных, император его очень хорошо принял и оказал ему много милостей.

Предложения армянского царя императору. Армянский царь, отдохнув несколько дней, просил императора рассмотреть дела, которые его сюда привели, и дать возможность вернуться.

Он благосклонно выслушан. Император ответил (Гетуму. — А. Г.) ласково, что он ему разрешит все, чего он захочет, и что ему приятно, что он так по своему желанию приехал в его империю. Царь составил семь статей о том, что он хотел у него (Мункэ. — А. Г.) просить.

Во-первых, он (Гетум. — А. Г.) просил императора обратиться в христианскую веру со всем народом и чтобы они, оставив все другие секты, крестились.

Во-вторых, чтобы были постоянный мир и дружба между христианами и татарами 5.

В-третьих, чтобы во всех землях, занятых татарами, или в тех, которые они займут впоследствии, все христианские церкви я духовенство, как белое, так и монашествующее, было освобождено от всякого рабства, и даже от податей 6.

В-четвертых, чтобы он (император. — А. Г.) отнял у сарацинов Святую Землю с гробом господа нашего и возвратил бы ее христианам.

В-пятых, чтобы он повел войну с халифом Балдака (Багдада. — А. Г.), который был главою и наставником нечестивой секты Магомета.

В-шестых, чтобы он (император. — А. Г.) ему предоставил особую привилегию обращаться в случае надобности за помощью ко всем татарам, в особенности к тем, которые являются ближайшими соседями Армянского царства, и чтобы эта помощь оказывалась ему без промедления.

И наконец, в-седьмых, он (Гетум. — А. Г.) просил, чтобы все зависимые от Армянского царства страны — [и те], которые были захвачены сарацинами, и [те], которые подпали под власть татар, были бы ему возвращены. И чтобы он мог мирно владеть всеми странами, какие ему удастся завоевать у названных сарацин. [69]

Мангу-хан, выслушав просьбы армянского царя, собрал свой совет и в присутствии армянского царя ответил в следующих выражениях: так как армянский царь приехал в нашу страну так издалека, не будучи к этому принужден, а по своей доброй воле, то следует удовлетворить его просьбу, особенно в том, что справедливо и благоразумно

На все его (Гетума. — А. Г.) просьбы соглашается. О царь армянский, мы вам заявляем, что ваши просьбы нам приятны и что мы их с помощью божьей выполним Прежде всего я, император и владыка татар, крещусь и буду придерживаться христианской веры и сделаю так, чтобы и мои подданные поступали таким же образом, хотя я и не собираюсь никого к этому принуждать. Что же касается второй вашей просьбы, мы отвечаем, что наше намерение — установить постоянные мир и дружбу между татарами и христианами. Таким образом, вы во всяком случае должны со своей стораны сделать все, чтобы христиане в свою очередь всемерно поддержали это соглашение. Мы хотим также, чтобы все христианские церкви и духовенство, как мирское, так и монашествующее, пользовались бы привилегией свободы во всех землях нашей империи и чтобы они ни под каким предлогом не могли бы там быть притеснены или обеспокоены.

По пункту о Святой Земле мы говорим: если бы мы беспрепятственно могли отправиться, то из уважения которое мы питаем к Иисусу Христу, мы отправились бы лично, но так как мы очень заняты в этих местах, мы поручим нашему брату Хаолону (Хулагу-хану. - А. Г.) осуществить это намерение, как подобает. Он осадит город Иерусалим, захватит его и выгонит язычников оттуда, а также из всей остальной Святой Земли и возвратит его в руки христиан. Что же касается багдадского халифа, то мы прикажем Байтону, военачальнику татар, которые находятся в Турецком (Румском. - А. Г.) царстве, и другим, находящимся в соседних странах, чтобы они были готовы принять приказания нашего брата; а мы желаем, чтобы он уничтожил этого [багдадского] халифа как нашего злейшего врага 7.

По поводу же просимой царем Армении привиле гии — иметь возможность в случае надобности просить татар о помощи — мы желаем, чтобы он (царь. — А. Г.) [70] высказал по этому поводу свое желание, и мы его охотно утвердим. Наконец относительно того, что армянский царь просит, чтобы мы вернули ему земли, которые сарацины захватили в его царстве и которые были завоеваны нами, мы охотно исполняем эту его просьбу и приказываем нашему брату Хаолону без всякого промедления вернуть их ему. И мы желаем также и приказываем дать названному царю замки в землях, завоеванных нами, чтобы они служили защитой его государства; это подарок, который мы ему делаем.


Комментарии

1. Этот договор приводит Гетум Патмич в своем труде «Histoire des pais Orientaux» В иностранной литературе Гетум чаще известен под именем Гайтон (Haiton). Указанный труд первоначально был составлен на старофранцуэском языке, после чего был переведен на латинский, итальянский, армянский и другие языки. Гетум Патмич составил его по велению римского папы Климента V в 1307 г. в Пуатье. Следует отметить, что это один из ценнейших источников по истории средневекового Востока XIII в. (С. d'Ohsson, Histoire des Mongols..., vol. III, p 313). Советский ориенталист С. М. Мирный в статье о Гетуме Патмиче сравнивает его с Вильгельмом де Рубруком и Марко Поло и считает его труд самым достоверным источником по истории монголов XIII в. (С. М. Мирный, «La flor des estoires de terres d'Orient» Гайтона, как историко-географичегкий источник по истории монголов, — «Советское востоковедение», 1956, № 5, стр. 73-75) Гетум Патмич для составления своего труда пользовался материалами предшественников, в частности, как он сам замечает, использовал материалы «почтенного дяди». Возникает вопрос, кого имеет в виду автор. Мы убеждены, что этим «почтенным дядей» был Смбат. До последнего времени это оставалось неясным из-за неправильного перевода слова «oncle» Мкртычем Авгеряном. Переводя в 1842 г. сочинение Гетума Патмича на армянский язык, он при этом допустил несколько ошибок. Так, слово «oncle» (дядя) он перевел как «кери», т. е. брат матери. В русском, французском и других языках слово «oncle» означает как брата отца, так и брата матери, по-армянски же дядю по матери называют «кери», а дядю по отцу — «орехпайр». Известно, однако, что дяди по матери у Гетума Патмича не было. Поэтому «oncle» следовало перевести не «кери», а «орехпайр», дядей же Гетума Патмича по отцу и был Смбат Спарапет. Собранные Смбатом материалы попали в руки его племянника, который на основании этих материалов и написал свой труд, имеющий большое значение для изучения средневековья не только для арменоведов, но и для востоковедов.

Следует отметить, что в переводе Мкртыча Авгеряна пропущены целые куски текста. Например, там опущено пожелание Мункэ-хана, выраженное им в ответе армянскому царю Гетуму I:

«По поводу же просимой царем Армении привилегии — иметь возможность в случае надобности, просить татар о помощи — мы желаем, чтобы он (царь Гетум. — А. Г.) высказал по этому поводу свое желание, и мы его охотно утвердим» (см. стр. 69-70 настоящей работы). Это заявление показывает, что Мункэ-хан, охотно принимавший все пункты, которые имели общий декларативный характер, как только речь шла о конкретной помощи, делал вид, что ие понимает, о чем собственно говорится, и требовал от Гетума I, чтобы тот оказал, что он имеет в виду. Разумеется, Гетум I не мог предугадать, при каких именно обстоятельствах ему будет нужна помощь монголов.

Пропуски и искажения, допущенные Мкртычем Авгеряном, привели к тому, что историки, пользовавшиеся его переводом, стали сомневаться в достоверности этого документа.

Еще в 1940 г. акад. Я. А. Манандян одобрил наш перевод. В ответе редакции журнала «Историк-марксист», отправившей ему наш перевод договора, он сообщил: «Автор статьи, пользовавшийся старофранцузским текстом Хроники Гетума, дает несомненно более правильное толкование договора, чем те, которые обычно приводятся в исторических трудах тех ученых, которые пользовались древнеармянским или же латинским переводами означенного произведения. Во всех этих трудах имеется указание, что по третьему пункту договора, заключенного с Мункэ-ханом, киликийский царь просил, чтобы великий хан разрешил строить во всех завоеванных странах христианские церкви, чтобы он освободил армян от всяких податей и повинностей. Это, конечно, неправильно. Царь Гетум I просит, несомненно, как это ясно сказано в старофранцузском тексте договора, о том, чтобы христианские церкви и духовенство были освобождены от податей. И армянское духовенство, как мы знаем, было действительно при монголах, как и в предшествовавшие эпохи, свободно от налогов.

Чтобы выяснить с полной определенностью имеющиеся в переводе М. Авгеряна дефекты и разоблачить виновника искажений, нужно, конечно, тщательно сличить этот перевод не только с древнефранцузским текстом, как это делает автор статьи, но прежде всего с тем латинским переводом, с которого он сделан». Текст письма акад. Я. А. Мадандяна находится в Государственном Матенадаране (арх. Манандяна, фонд 100).

2. О том, что Смбат путешествовал четыре года, сообщает также Ваграм Рабуни (Ваграм Рабуни, История Рубенитов, стр. 220).

3. Куманское царство (le Roiaume de Cumanie) — царство кипчаков. Это место в переводе М. Авгеряна совершенно искажено. «Некоего татарского военачальника, который человеколюбиво принял армянского царя и его отправил до царства Армянского и до Железных ворот. А оттуда другими военачальниками он был отправлен до Алмалека, где сидит татарский хан Мангу». Таким образом, М. Авгерян перевел «Куманское царство» как «Армянское царство». Это исторически неверно, ибо границы Армении никогда не доходили до Дербента (Гетум Патмич, стр. 42).

4. Дербент.

5. М. Авгерян второй пункт договора переводит так: «он просил установить вечный мир и дружбу между ними» (Гетум Патмич, стр. 42).

6. М. Авгерян совершенно исказил смысл третьего пункта договора: «Просил разрешения строить христианские церкви во всех татарских землях, просил освободить армян от всяких податей и от других тягот» (Гетум Патмич, стр. 42).

7. В переводе Авгеряна последняя часть договора почти полностью отсутствует (Гетум Патмич, стр. 43). Более подробно об этом договоре см.: А. Г. Галстян, К истории армянской дипломатии монгольского периода, Ленинакан, 1945, стр. 40-44. На арм. яз.

(пер. А. Г. Галстяна)
Текст воспроизведен по изданию: Армянские источники о монголах. М. Изд-во вост. литературы. 1962

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.