Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СИГИЗМУНД ГЕРБЕРШТЕЙН

ЗАПИСКИ О МОСКОВИИ

О Литве

Ближе всего к Московии Литва. Я имею в виду здесь не одну (собственно литовскую) область, но и прилегающие к ней страны, которые разумеются под общим именем Литвы (НГ Великое княжество Литовское с принадлежащими ему княжествами граничит с землями московитов.) 677. Она тянется длинной полосой от города Черкассы, расположенного у Борисфена (НГ ниже Киева), до самой Ливонии (НГ которая начинается у Дюнабурга на Дюне, именуемой русскими Двиной.). Живущие по Борисфену Черкассы (Circassi) — русские и отличны от тех, про которых выше я сказал, что они живут в горах у Понта. В наше время над ними начальствовал Евстахий Дашкевич [который, как я упоминал, ходил в Московию вместе с царем Мухаммед-Гиреем] 678, муж весьма опытный в военном деле и исключительной хитрости. Хотя он неоднократно вступал в сношения с татарами, но еще чаще бивал их; мало того, он не раз представлял из себя изрядную опасность и для самого московита, у которого некогда был в плену (НГ здесь не совсем ясная фраза, опускаемая во всех современных переводах: So ist er auch bey dem Moscowiter gewest, die alle auch seinen herrn Khuenig offt uberfueert; понять ее можно приблизительно так: так он вел себя и с московитом (или, может быть: он бывал также и у московита), который, в свою очередь, часто обманывал его короля (т. е. имеется в виду следующий рассказ о коварстве Дашковича)). В тот год, когда мы были в Москве, он [нанес московитам поражение при помощи необыкновенной уловки. Эта история, мне кажется, достойна того, чтобы привести ее здесь. Он] провел в Московию неких татар, одетых в литовское платье, будучи уверен, что московиты без страха нападут на них, приняв за литовцев. Сам же он устроил засаду в удобном месте, поджидая мести московитов. Опустошив часть Северской области, татары направляются к Литве. Когда до московитов дошло, что те свернули и двинулись к Литве, то они подумали, что это литовцы, и вскоре, горя жаждой мщения, стремительно вторглись в Литву. Когда, повоевав ее, они возвращались обремененные добычей, Евстахий, (выйдя) из засады, окружил их и перебил всех до единого. Узнав об этом, московит отправил послов к польскому королю с жалобой на нанесенную ему (НГ несмотря на перемирие) обиду. Король ответил им, что его (подданные) не наносили обиды, а (напротив) мстили за обиду. Таким образом московит, дважды осмеянный, вынужден был снести и ущерб, и бесчестье.

Ниже (НГ русских) Черкасс нет никаких христианских поселений. При устье Борисфена, в сорока милях от Черкасс (НГ на берегу, ближнем к Валахии,), находится крепость и город Очаков, которым владел царь Тавриды, отняв его не так давно у польского короля (НГ Великого княжества Литовского.). Ныне им владеют турки. От Очакова до Альбы, старое название которой Монкастро, близ устья Тираса, четырнадцать миль (НГ ею тоже владеют турки), от Очакова до Перекопа четырнадцать (НГ сорок) миль. От Черкасс, что около Борисфена, до Перекопа сорок миль. На семь миль выше Черкасс по Борисфену встретим город Канев, в восемнадцати милях от которого (НГ выше по реке) находится Киев, древняя столица Руссии. Великолепие и подлинно царственное величие этого города явны в его развалинах и руинах его памятников. И поныне еще на соседних горах видны остатки заброшенных храмов и монастырей, а кроме того, множество пещер и в них очень древние гробницы с телами, не тронутыми тлением 679. От людей, достойных доверия, я слышал, будто девочки там редко сохраняют целомудрие после семилетнего возраста. Причины тому [186] приводились разные, но ни одна из них меня не удовлетворяет; купцам позволяется злоупотреблять девушками, но отнюдь нельзя увозить их. Если кто будет уличен в увозе девушки, то лишается и жизни, и имущества [разве что его спасет милосердие государя]. Там существует также закон, по которому имущество иноземных купцов, если им случится там умереть, переходит к королю или к его наместнику (НГ властям (Herrschafften)); то же соблюдается у татар и турок по отношению к умершим у них киевлянам 680. Близ Киева есть одна горка, через которую для купцов проложена не совсем удобная дорога 681. Если при подъеме по ней сломается какая-нибудь часть повозки, то имущество, которое было на повозке, отбирается в казну. Все это мне рассказывал Альберт Гаштольд, воевода виленский, наместник (viceregens, -) короля в Литве. В тридцати милях от Киева вверх по Борисфену встретим Мозырь (Mosier) на реке Припяти, впадающей в Борисфен в двенадцати милях выше Киева. В Припять вливается рыбная река Тур (?) (Thur) 682, От Мозыря же до Бобруйска (Bobranzko) тридцать (миль). Поднимаясь далее, через двадцать пять миль прибудем в Могилев (Mogilew), на шесть миль от которого (НГ еще выше) отстоит Орша. Названные города по Борисфену, расположенные все на его западном берегу, подвластны королю польскому, лежащие же на восточном берегу подчиняются государю московскому, кроме Дубровно и Мстиславля (Mstislaw), состоящих во владении Литвы. Переправившись через Борисфен, через четыре мили попадем в Дубровно, а через двадцать миль оттуда — в Смоленск. Из Орши наш путь лежал в Смоленск, а затем прямо в Москву (НГ Между Оршей и Дубровно произошла упомянутая выше битва. Минуло немного лет, а там выросли такие высокие деревья, что трудно поверить, что здесь, могло найтись место для такого количества народу и войска.).

Город Борисов отстоит на двадцать две мили от Орши на запад; мимо него протекает река Березина, которая впадает в Борисфен ниже Бобруйска. По моей оценке на глаз, Березина несколько шире Борисфена у Смоленска. Я положительно думаю, что эту Березину древние считали Борисфеном 683, на что, мне кажется, указывает и самое созвучие их названий. Более того, если мы всмотримся в описание Птолемея, то оно гораздо более подойдет к истокам Березины, чем Борисфена, называемого Днепром.

[Кто были государи в Литве и когда они приняли христианство, об этом достаточно сказано в начале.] Дела этого народа постоянно процветали до времен Витольда. Если им откуда-нибудь грозит война и они должны защищать свое достояние против врага, то они являются на призыв с великой пышностью, более для бахвальства, чем на войну, а по окончании сборов тут же рассеиваются. Те же, кто останутся, отсылают домой лучших лошадей и платье, с которыми они записывались, и следуют за начальником (dux,-), с немногими (другими), как бы по принуждению. А магнаты (magnates), обязанные посылать за свой счет на войну определенное количество воинов, откупаются у начальника деньгами и остаются дома (НГ Если им предстоит поход, то они, изрядно снарядившись, быстро собираются в назначенном месте, но как только дело доходит до выступления (из лагеря), один за другим являются к начальнику, придумывая всевозможные отговорки, откупаясь у начальника деньгами, и остаются дома. Все ложится на плечи бедняков и слуг. Но даже если кто и отправляется (в поход), то лучших лошадей и снаряжение он отсылает домой.); и это совершенно не считается бесчестьем, так что предводители и начальники войска велят всенародно объявлять в сеймах и в лагере, что если кто пожелает откупиться [наличными] деньгами, то может освободиться (от [187] службы) и вернуться домой. Между ними наблюдается такое во всем своеволие, что они, кажется, не столько пользуются неумеренной свободой (НГ и добротой своих государей), сколько злоупотребляют ею. Они распоряжаются заложенным им имуществом (bona impignorata) государей 684, так что те, приезжая в Литву, не могут жить там на собственные доходы, если не пользуются поддержкой местных (владетелей) (provinciates) (НГ Некоторое время они распоряжались даже доходами государей. Так, когда туда прибыл король Сигизмунд, то ему приходилось жить на привезенные им с собой деньги, коль скоро местные владетели (Herrn oder Landleut) не давали ему чего-либо по собственному усмотрению (auss gutem willen).). Этот народ носит длинное платье; вооружены они луками, как татары 685, и копьем (hasta, Spiess oder Copien) со щитом (НГ а также саблей), как венгры. Лошади у них хорошие, причем холощеные, и без железных подков; уздечка легкая. Столицей народа является Вильна; это обширный (НГ Вильна, по-латыни и по-славянски Wilna) город, расположенный между холмами при слиянии рек Вилии (Welia) и Вильны. Река Вилия (НГ сохраняя свое имя) в нескольких милях ниже Вильны впадает в Кронон (Cronon). Кроной же [течет мимо города Гродно (Grodno), название которого до известной степени похоже на название реки, и] в том месте, где впадает в Немецкое море 686, отделяет [некогда подвластные Тевтонскому ордену] 687 народы прусские, которые ныне находятся в наследственном владении маркграфа бранденбургского Альберта (-, Albrecht) с тех пор как он подчинился польскому королю, сложив с себя крест и орден, от жемайтов. [Там находится город Мемель (Mumel), ибо] немцы (НГ пруссы (Preysen)) называют Кронон Мемелем, а на местном (НГ русском) языке он называется Неманом (Nemen) 688. Ныне Вильна опоясана стеной, и в ней строится много храмов и каменных зданий; она является также резиденцией епископа, которым тогда был Иоанн, внебрачный сын короля Сигизмунда, [муж отменно обходительный] ласково принявший нас при нашем возвращении (НГ В замке (einfang), где находится резиденция короля или князя, есть собор, а) 689. Кроме того, [замечательны] приходская церковь и несколько монастырей, особенно же обитель францисканская [на постройку которой были издержаны большие суммы]. Но храмов русских там гораздо больше, чем римского исповедания 690. В Литовском княжестве (НГ и принадлежащих ему землях) три епископства римского исповедания, а именно: Виленское, Жемайтийское и Киевское. Русские же епископства в королевстве Польском и Литве [с входящими в их состав княжествами] следующие: Виленское, где ныне пребывает архиепископ, Полоцкое, Владимирское, Луцкое, Пинское (Pinski, Pinsсо), Холмское (Chomensis, Khelm) и Перемышльское (Premissiensis, Premissl). Промысел литовцев составляют [имеющиеся у них в изобилии] мед, воск и поташ (НГ смола и хлеб.). Все это в больших количествах вывозится ими в Гданьск (Gedanum, Dantzkho), a оттуда в Голландию (НГ где продается и обменивается на соль.). В изобилии Литва поставляет также смолу (НГ доски) и лес для постройки судов (НГ и других сооружений (gepeu)), а также хлеб 691. Соли у нее нет и она покупает ее в Британии. Когда Христиерн был изгнан из Датского королевства (НГ покинул Данию), а на море бесчинствовали пираты, соль привозили не из Британии, а из Руссии; и теперь еще у литовцев в употреблении таковая. В наше время у литовцев особенно знамениты были [воинской славой] два мужа: [188] Константин, князь (Knes) Острожский (НГ который хотя и был однажды разбит и пленен московитами, но и до, и после того бывал весьма удачлив, одержав не одну победу над московитами, турками и татарами. Мне не посчастливилось повидать его, несмотря на то что я часто бывал в Литве, когда он был еще жив.) и князь Михаил Глинский. Константин множество раз разбивал татар; при этом он не выступал им] навстречу, когда они ватагой шли грабить, а преследовал обремененных добычей. Когда они добирались до места, в котором, как они полагали, можно, ничего не опасаясь за дальностью расстояния, перевести дух и отдохнуть, — а это место бывало ему известно, — он решал напасть на них и приказывал своим воинам заготовить для себя пищу этой ночью, ибо на следующую он не позволит им разводить больших огней. Итак, проведя в пути весь следующий день, Константин, когда татары, не видя ночью никаких огней и полагая, что враги или повернули назад или разошлись, отпускали лошадей пастись, резали (скот) и пировали, а затем предавались сну, с первыми лучами солнца нападал на них и учинял им полный разгром. Князь же Михаил Глинский еще юношей отправился в Германию, проявил храбрость (на службе) у Альберта (-, Albrecht) 692, герцога саксонского, который вел в то время войну во Фрисландии 693, и, пройдя все ступени воинской службы, стяжал себе славное имя. Воспитанный в немецких обычаях, он вернулся на родину, где пользовался большим влиянием и занимал высшие должности при короле Александре, так что тот все сложные дела решал по его мнению и усмотрению. Случилось, однако, что у него вышла из-за короля ссора с Иоанном Заберезинским (Sawersinski), воеводой трокайским 694. В конце концов дело это было улажено, и при жизни короля между ними был мир, но по смерти короля Иоанн затаил в глубине души ненависть, так как из-за него (Глинского) лишился воеводства. Тогда некие завистники обнесли перед [189] наследовавшим Александру королем Сигизмундом как самого Глинского, так и его приверженцев (complices) и друзей в преступном стремлении к власти, называя его изменником отечества. Не вынеся такой обиды, князь Михаил часто обращался к королю с просьбами разобрать дело между ним и обвинителем Заберезинским на общем суде (commune iudicium), который, по его словам, мог бы снять с него столь тяжкое обвинение. Так как король не уважил его просьб, то Глинский (НГ Тогда он звался не князем (Knes), а паном (Pan) Михаилом. Там он усвоил изящные манеры (ehrliche Sitten) и рыцарские обычаи, был проворен в воинских упражнениях: скачках, фехтовании, борьбе, прыжках, а также и в развлечениях, вроде танцев и всевозможной куртуазии, чем снискал себе особую, более прочих, известность. У великого князя Александра, ставшего польским королем после своего брата Иоанна Альбрехта, он был в такой чести, что занимал высшие и главнейшие должности и (пользовался) особым доверием. Случилось однажды, что по его приказу поехали в Троки за овсом для королевских лошадей. Тамошний воевода Иоанн Заберезинский (Saworsinski) — а это в четырех милях от Вильны — в первый раз позволил (взять овса), пригрозив, однако, вознице побоями, если тот явится снова. Об этом сообщили князю Глинскому. Он снова послал (туда), возницу избили и овса не дали. Воевода приехал в Вильну, и, когда он входил в покои короля, Александр отвернулся и прислонился к окну — а между тем у них есть правило, что если к великому князю является такое высокое должностное лицо, то он встает и делает несколько шагов ему навстречу. Герцог Михаил тоже находился в комнате. Тогда Заберезинский громко сказал, что он заметил немилость, но не знает, чем ее заслужил. Князь Глинский рассказал историю с возницей и овсом. Тот начал было оправдываться, говоря, будто он думал о пользе короля, но король на это заявил: «Я не нуждаюсь в опекунах (Gerhaben), я уже совершеннолетний (hab meine jar)». После этого Заберезинский вышел. Немилость была столь велика, что он был лишен воеводства и еще одной должности, хотя обычно воеводство дается пожизненно и не отбирается. Заберезинский занимал еще и третью должность; он и его друзья опасались, что и с этой его сгонят, а потому сочли за лучшее, чтобы он помирился с герцогом Михаилом. Так и сделали. Третья должность осталась за ним, но в сердце он затаил злобу. Вышло так, что король заболел, а татары с большим войском вторглись в страну. По их обычаям, королю надо было выступать в поход: его везли. Все дела были в руках князя Михаила и некоего дворянина (herr) по имени Кишка (?) (Schisskha) 695, но и этот последний тоже заболел, так что всем управлять пришлось князю Михаилу. В общем, с делом он справился успешно: татары потерпели жестокое как никогда поражение, короля отправили назад в Вильну, но по дороге он умер. Тут-то и дала о себе знать тайная ненависть Заберезинского, который обвинил князя Глинского в государственной измене. Он и его друзья отправили также к брату покойного короля великоглоговскому 696 герцогу Сигизмунду известие, что князь Михаил добивается-де великого княжения и Сигизмунду следует поторопиться с приездом. Когда герцог Сигизмунд, не отпраздновав, отправился в Литву, князь Михаил выехал ему навстречу с восемьюстами всадниками и признал его своим действительным господином — (словом), сделал все, как полагалось. После того как герцог Сигизмунд занял великокняжеский престол, князь Михаил стал добиваться суда и следствия (verhoer und Recht) против Заберезинского. Великий герцог отложил дело до (прибытия) в Краков, так как был теперь избран еще и польским королем. После приезда короля в Краков Михаил опять потребовал суда, но дело под каким-то надуманным предлогом снова отложили до Вильны, чем князь Михаил был чрезвычайно оскорблен и) отправился в Венгрию к брату короля Владиславу. Добившись того, что Владислав отправил (к брату) послов с грамотой [в которой советовал королю разобрать дело Глинского, испробовав все средства], Михаил все же не смог убедить короля рассмотреть свое дело. [Возмущенный этим] он сказал королю, что совершит такой поступок, о котором со временем пожалеет и он, и сам король (НГ Но и эти слова были сказаны попусту на ветер.). [Вернувшись в гневе домой} он послал [одного из своих приближенных, верного] человека с письмом к московскому государю. Он писал, что если государь данной на сей случай грамотой с присовокуплением клятвы предоставит ему в Московии в полную и свободную (собственность) все, что необходимо для жизни (vivendi copia), и если это доставит ему выгоду и почет у государя, то (НГ просил сопроводительной охранной грамоты (glaidt und sicherhait), чтобы свободно жить под его рукой, и тогда) он готов передаться ему с крепостями, какими владеет в Литве, и другими, какие он займет [силой или (уговорит) сдаться]. Московит, которому были известны доблесть и искусство этого мужа, чрезвычайно обрадовался такому известию и обещал исполнить все, что просил у него Михаил, т. е. дать ему, как тот желал, грамоту с присовокуплением клятвы. Устроив таким образом, как хотел, дела с московитом, Михаил, горя жаждой мщения, со всей силой устремился (НГ грамота, составленная как нельзя лучше, с подтверждением клятвы, была отправлена. По ее получении князь Михаил собрал своих братьев и друзей, сообщил им о своем намерении и назначил, против кого из друзей Заберезинского, чтобы убить их, должен выступить каждый. Сам он отправился) против Иоанна Заберезинского, находившегося тогда в своем имении (villa, offen Hof) около Гродно, в котором (имении) мне пришлось однажды переночевать. Расположив вокруг дома караулы, чтобы тот не смог ускользнуть, он подослал (в дом) (НГ Взломав двери в его покоях, он подослал) убийцу [одного магометанина], который напал на спящего Заберезинского в его постели и отрубил ему голову. Покончив с этим (НГ Его друзья ничего не исполнили. После этого князь Михаил знал, что делать), Михаил двинулся с войском к крепости Минску (НГ — я проезжал мимо него —), пытаясь занять его силой или (побудить) к сдаче; но обманувшись относительно взятия Минска, он двинулся затем на другие крепости и города. Меж тем, узнав, что на него идут войска короля [и понимая, что его силы далеко не равны им], он [оставил осаду крепостей и] направился в Москву, где с почетом был принят государем, ибо тот знал, что в Литве нет равного Глинскому 697. Поэтому у московита появилась твердая надежда занять всю Литву, [пользуясь советом, содействием и искусством Михаила, и эти надежды его не совсем обманули. Ведь] по совещании с Глинским он снова осадил [знаменитое литовское княжество] Смоленск и взял [190] его скорее благодаря искусству этого мужа, чем своим войскам. Михаил одним своим присутствием отнял у воинов, оборонявших (крепость), всякую надежду защитить город, и запугиванием, и посулами склонив их к сдаче (НГ воины хорошо знали князя Михаила, а тот сумел договориться с ними, чтобы они сдали крепость.). Михаил добивался этого с тем большими смелостью и усердием, что Василий обещал уступить ему навсегда (НГ в наследственное владение) крепость с прилегающей областью, если Михаилу удастся каким бы то ни было образом овладеть Смоленском. Но впоследствии он не исполнил своих обещаний, а когда Михаил напоминал ему об условии, только тешил его пустой надеждой и обманывал. Михаил был тяжко оскорблен этим. Так как из сердца его еще не изгладилось воспоминание о короле Сигизмунде и он надеялся, что при содействии друзей, которые были у него тогда при дворе, легко сумеет вернуть его милость, он послал к королю одного верного ему человека, обещая вернуться, если король простит ему его отнюдь не малые против короля преступления. Это посольство было приятно королю, и он тотчас велел дать гонцу просимую охранную грамоту (literae publicae fidei). Но Михаил не вполне доверял королевской грамоте, а потому, желая быть более уверен в своей безопасности, добивался и добился подобных грамот и от немецких рыцарей Георгия Писбека (Pisbeck) и Иоанна фон Рехенберга (Rechenberg), которые, как он знал, были советниками короля и пользовались на него таким влиянием, что могли заставить короля исполнить обещание даже против воли. Но посланный по этому делу наткнулся на московитскую стражу и был задержан. Дело открылось и тут же было сообщено государю. По приказу государя Михаил был схвачен. В то же время один юный польский дворянин из семейства Трепков (Trepkones) был отправлен королем Сигизмундом к Михаилу в Москву. Желая удачнее исполнить королевское поручение, он притворился перебежчиком. Но и его участь была не лучше: он также был схвачен московитами. И хотя он выдавал себя за перебежчика, ему не поверили, но он так (верно) хранил тайну, что не выдал ее даже под тяжкими пытками (НГ согласился (на просьбы) господ Георга Висбека (Wispeckh) и Иоганна фон Рехенберга, которые ранее вместе с ним (Глинским) служили брату короля, дать охранную грамоту и чтобы они тоже подтвердили его безопасность. К Глинскому был послан гонец, но один из советников короля, враждебный князю Михаилу и опасавшийся, что тот снова может войти в прежнюю милость, послал тайного гонца в Москву и открыл все дело. Гонцом к князю Михаилу был один польский дворянин по имени Трепка; после такого предательства он был схвачен, подвергнут жестоким пыткам и убит, но так и не выдал цели своей миссии, стоя на том, что отъехал от короля, желая служить князю Михаилу. Князь Михаил собрался в путь, но во время бегства был пойман.). Когда схваченный Михаил был приведен в Смоленск пред лицо государя, тот сказал ему: «Вероломный, я учиню тебе достойное наказание по заслугам». Михаил ответил на это: «Я не признаю возводимого тобой на меня обвинения в вероломстве, ибо если бы ты сдержал данное мне слово и обещания, то я был бы самым верным из всех твоих слуг. Но раз ты, как я убедился, их ни во что не ставишь, а кроме того еще и насмехаешься надо мной, то единственное, о чем я жалею — это что я не смог осуществить своих против тебя планов. Смерть я всегда презирал и встречу ее тем охотнее, что мне не придется более лицезреть тебя, тиран» (НГ душа моя не в твоей власти.). Затем по приказу государя его вывели в Вязьме (НГ отвезли в Вязьму, где стояла основная часть войска, там его вывели) перед огромным множеством народа. Здесь главный [военачальник, бросив (на землю) на глазах у всех тяжелые цепи, в которые должны были заковать князя, сказал ему: «Михаил, как ты знаешь, государь оказывал тебе великие милости, пока ты служил верно. Но когда ты [191] пожелал быть сильным изменой, он по заслугам твоим жалует тебе этот дар». С такими словами он велел наложить на него оковы. Когда его таким образом заковывали в цепи на глазах у толпы, он обратился к народу и сказал: «Чтобы у вас не распространялось ложной молвы о моем пленении, я разъясню в немногих словах, что я сделал и за что схвачен, дабы хоть на моем примере вы поняли, какого имеете государя и чего каждый из вас должен или может от него ожидать». Начав так, он рассказал, зачем прибыл в Московию, что обещал ему государь своей грамотой с присовокуплением клятвы и как он ни в чем не исполнил обещанного. А когда он обманулся в своих ожиданиях относительно государя, то хотел снова вернуться в отечество, за что и был схвачен. И хотя оскорбление нанесено ему незаслуженно, он не бежит смерти, ибо знает, что по общему закону природы всем одинаково надлежит умереть. [Он отличался крепким телосложением и изворотливым умом, умел подать надежный совет, был равно способен и на серьезное дело, и на шутку и положительно был, как говорится, человек на всякий час. Своим хитроумием он приобрел большое влияние и расположение к себе у всех, особенно же у немцев, где воспитывался. В правление короля Александра он нанес исключительно сильное поражение татарам: никогда после смерти Витольда литовцы не одерживали столь славной победы над татарами. Немцы называли его на чешский лад—«пан Михаил»] 698. Как (урожденный) русский он сначала исповедовал веру по греческому обряду, затем (НГ в Германии), оставив ее, перешел в римскую, и уже в оковах, желая смягчить и укротить гнев и негодование государя, снова принял русскую веру. В нашу бытность в Московии многие знатные лица, в особенности же супруга государева, которая была его (Глинского) племянницей, дочерью брата, хлопотали перед государем о его освобождении. Ходатайствовал за него и цесарь Максимилиан и в первое мое посольство посылал даже особую грамоту от своего имени к государю. Но это настолько оказалось безрезультатным, что мне тогда и доступ к нему остался закрыт, и даже видеть его не позволили. Во время же другого моего посольства, когда зашла речь о его освобождении, московиты постоянно спрашивали меня, знаю ли я этого человека. Я отвечал им то, что, по моему мнению, должно было служить к его выгоде, а именно, что я когда-то слыхал только его имя (НГ В мое первое посольство у меня было поручение вести переговоры о его освобождении и выдаче императору Максимилиану. Мне отвечали, что так как он принял снова русскую веру, то (великому) князю не подобает выдавать его в чужую веру Мне не позволили ни говорить с ним, ни видеть его. Когда же я был послан туда во второй раз, и великий князь развелся со своей законной супругой, заточив ее в монастырь, а взял дочь брата князя Михаила, князя Василия Слепого, то о его освобождении ходатайствовали (перед государем). Многие почтенные люди в Польше просили меня позаботиться при возможности о пленнике. Меня часто спрашивали (московиты), знаю ли я князя Михаила? Мне думалось, что я не смогу сделать ничего лучшего, чем сказать: «Не знаю». Хотя от императора Максимилиана у меня и был приказ вести о нем переговоры, но на этот раз — никакого, чтобы не осложнять его дела и не возбуждать подозрений.). И тогда Михаил был освобожден и отпущен 699. Женившись на его племяннице еще при жизни первой супруги (НГ К нему приставили множество лиц, которые скорее стерегли его, нежели служили ему. Причиной его освобождения было то, что), государь возлагал на него большие надежды, так как видел в доблестях Михаила залог безопасности царского престола для своих детей (от угрозы) со стороны их дядей и в конце концов (НГ опасался, что если у него будут наследники, то его братья, которых было двое, могут не признать их законными (eelich) и не допустить к власти. Ловкость их родича (Vetter) князя Михаила должна была поддержать их, и поэтому он) назначил его в завещании (НГ наряду с некоторыми другими) опекуном над своими сыновьями. По [192] смерти государя Михаил неоднократно укорял его вдову (НГ как свою близкую родственницу (Muhm)) в распутной жизни; за это она возвела на него обвинение в измене (НГ ее детям), и он, несчастный, скончался в заключении. Немного спустя и сама [жестокая] погибла от яда, а любовник ее, по прозвищу Овчина (Owtzina), [как говорят] был растерзан и изрублен на части 700.

Среди прочих княжеств Литвы самый воинственный народ — на Волыни (Wolinia) (НГ Она лежит к югу.).

Литва чрезвычайно лесиста; в ней имеются огромные (НГ озера) болота и множество рек; одни из них, как (Южный) Буг (Bug, Bog), Припять, Тур (?), Березина (протекая) на восток, впадают в Борисфен 701, другие же, как (Западный) Буг (Boh), Кронон (НГ Двина) и Нарев, текут на север (НГ к Прусскому морю (Preissisch Моеr)). Климат суров, животные всех пород малорослы; хлеба там в изобилии, но посев редко достигает зрелости (НГ так что снопы сушатся и дозревают в специально устроенных для этого помещениях). Народ жалок и угнетен тяжелым рабством (-, dienstperkhait) 702. Ибо любой, в сопровождении толпы слуг (НГ располагающий властью (geweltiger)) войдя в жилище крестьянина, может безнаказанно творить, что ему угодно, грабить и забирать необходимые в житейском обиходе вещи (НГ съестное и все, что заблагорассудится) и даже жестоко избивать крестьянина (НГ если тот вдруг откажется отдавать. Поэтому-то деревни располагаются вдалеке от дорог.). Крестьянам (НГ подданным) без подарков прегражден путь к господам, какое бы они ни имели до них дело. А если их и допустят, то все равно отсылают к должностным лицам (officiales) и начальникам. И если те не получат подношений, то не решат и не постановят ничего хорошего (НГ наместнику (Namestnick) 703, т. е. к управляющему делами (Phleger) и более знатному (angesehnlicher), а точнее сказать (по-немецки) к Stathalter; и им тоже нужно дать.). Этот порядок существует не только для простонародья (tenues, Paurn), но и для (НГ бедных) дворян, если они хотят добиться чего-нибудь от вельмож (-, mechtige) 704. Я сам слышал, как один высший (primarius) чиновник при молодом короле (НГ королевский гофмейстер (Hofmaister)) сказал следующее: «В Литве всякое слово — золото». Они (НГ Это значит: никого не выслушают и никому не помогут без денег. Бедняки (die armen leuet)) платят королю (НГ или великому князю) ежегодно денежную подать (imperata реcuniа) (НГ кварту (vierdung): двенадцать грошей с каждой гуфы (Huebe)) на охрану границ королевства 705. Помимо оброка (census, ordentlicher Zinss) они еще работают на господ шесть дней в неделю (НГ поэтому в доме обычно двое хозяев (wirt): один для работы на господина, другой — на себя. Если у господина гости или свадьба либо ему предстоит отправиться ко двору или куда-либо еще, то на деревню назначают (дать) столько-то гусей, кур, овец и прочего); наконец, при женитьбе или смерти жены, равно как и при рождении или кончине детей и после исповеди, они обязаны заплатить известную сумму приходскому священнику (НГ Многим может показаться удивительным и даже невероятным, как бедняки еще умудряются существовать; это при том, что в любой день могут нагрянуть татары или московиты и пленить его вместе с женой и детьми.) 706. Со времен Витольда вплоть до наших дней они пребывают в столь жестоком рабстве, что приговоренного к смерти заставляют по приказу господина казнить самого себя и собственноручно себя вешать. Если же он вдруг откажется сделать это, то его жестоко высекут, бесчеловечно истерзают и все равно повесят. Вследствие такой строгости бывает, что [судья или назначенный для (разбора) дела начальник только пригрозит виновному], начни тот медлить, или просто скажет (НГ ему только скажут): [193] «Поспеши, господин гневается», как несчастный, опасаясь жесточайших побоев, кончает жизнь петлей 707.

[О диких зверях] 708

Кроме тех, которые водятся и в Германии, в Литве есть [следующие дикие звери] бизоны (Bisontes) [буйволы (Uri), лоси (Alces), по-другому называемые онаграми, т. е. лесными лошадьми]. На своем языке литовцы называют бизона зубром (Suber) 709, немцы [неправильно] зовут его аurох [или urox; это имя подобает буйволу, имеющему совершенно вид быка, тогда как] бизоны внешне вовсе на них не похожи. Именно, у бизонов есть грива; шея и лопатки у них мохнаты, а с подбородка спускается нечто вроде бороды. Шерсть их пахнет мускусом (НГ груба и жестка и не такого красивого черного цвета, как у тура), голова короткая [глаза большие и свирепые, как бы горящие], лоб широкий, рога (НГ короче и толще (чем у буйвола), и) по большей части настолько отстоят друг от друга и так растопырены (НГ хотя потом и сходятся снова), что между ними могут усесться три человека крепкого сложения. Говорят, такой опыт был проделан польским королем Сигизмундом, отцом ныне правящего Сигизмунда-Августа, — а мы знаем, что он был дороден и крепок телом, да и в товарищи он взял двух других не меньше себя (НГ Поэтому я полагаю, что зубр — это бизон, как он и называется по-латыни, а другой зверь — тур, имя которого совпадает в латыни и в московитском наречии — буйвол; вот ведь и в Швейцарии местность Ури (Uri) имеет (в гербе) голову этого зверя, тоже черную, с такими же бычьими рогами 710.). На спине у них возвышается нечто вроде горба, так что передняя и задняя части тела ниже (спины). [Желающим поохотиться на бизонов надлежит обладать большой силой, ловкостью и хитростью.] Выбирается удобное для охоты место, где деревья [были бы отделены одно от другого нужными промежутками и] имели бы стволы не слишком толстые [чтобы их легко можно было обойти кругом, но] и не маленькие [так чтобы за ними мог скрыться человек]. У этих деревьев по одному располагаются охотники, и когда поднятый преследующими его собаками бизон выгоняется на это место, то стремительно бросается на того из охотников, который выступит (из-за дерева) первым. Прячась за деревом (НГ так что зверь проносится мимо), он колет зверя, как только может, рогатиной (venabulum, Spiess), но бизон не падает даже и от многочисленных ударов, а все больше и больше воспламеняется яростью, потрясая не только рогами, но и языком, который у него настолько шершав и жесток, что, едва зацепив одежду охотника, он уже (может) задержать и притянуть его — и тогда зверь оставляет человека не раньше, чем умертвит его. Если же охотник желает передохнуть [устав бегать вокруг дерева и колоть зверя], то бросает ему красную шапку, на которую тот с яростью набрасывается [с копытами и рогами]. Если зверь не прикончен и другому (охотнику) надо будет вступить в такую борьбу [что бывает необходимо, если они хотят вернуться невредимыми], то он легко может вызвать на себя зверя, прокричав хоть раз громким голосом (barbarico sono): лю-лю-лю (НГ Рассказывают, зубр так силен, что может подбросить вверх лошадь вместе с всадником.) 711.

Буйволы водятся [только] в Мазовии [которая граничит с Литвой]; на тамошнем языке называют их турами (Thur), а у нас, немцев, настоящее имя для них urox. [Это настоящие лесные быки, ничем не отличающиеся от домашних быков, за исключением того, что] они [194] совершенно черные и имеют вдоль спины беловатую (ex albo mixtus, grablaten) полосу. [Численность их невелика, и есть определенные деревни, на которые возложен уход за ними и охрана их, и за ними смотрят почти как в зверинцах. Они случаются с домашними коровами, но с позором для себя. Ибо после этого прочие буйволы не допускают их в стадо, как обесчестивших себя, и родившиеся от такой случки телята не живучи. Когда я был послом при дворе Сигизмунда-Августа, то он подарил мне одного зверя, уже выпотрошенного, которого охотники добили, (найдя) его полуживым, выгнанного из стада. Однако кожа на лбу у него была срезана. Я подумал, что это сделано неспроста, хотя по рассеянности не расспросил, зачем это делается. Но известно, что пояса, сделанные из буйволовой кожи, ценятся, и общераспространено убеждение, будто опоясывание ими ускоряет роды. В этих видах королева Бона, мать Сигизмунда-Августа, подарила мне два таких пояса, один из которых милостиво приняла от меня в дар пресветлейшая госпожа моя, королева римская.]

Тот зверь, которого литовцы называют на своем языке лосем (Loss) 712, по-немецки именуется Ellend; некоторые же называют его по-латыни alces (НГ он водится не только в Литве, но и в Пруссии, и в Руссии.). Поляки утверждают, будто (НГ по-латыни) это онагр, т. е. лесной осел, но внешность его тому не соответствует. Ибо у него раздвоенные копыта; впрочем, попадаются и имеющие цельные копыта, но очень, редко. [Это животное выше оленя, с выступающими ушами и ноздрями] рога его несколько отличаются от оленьих, цвет шерсти также более белый (НГ Есть и такие, кто считает, что это (латинские) alces. Но и это, по-моему, не так, поскольку alces не могут лечь, ибо, как о том писалось, у них малоподвижные суставы (?) (khain gengig glyd); тут же наоборот: у лосей все суставы, как у оленей.). На ходу они весьма быстры и бегают не так, как другие животные, а наподобие иноходца. Копыта их часто носят как амулеты против падучей болезни.

 

На степных равнинах около Борисфена, Танаиса и Ра водится лесная овца, именуемая поляками солгак (Solhac), а московитами — сайгак (Seigack) 713, величиной с косулю, но с более короткими ногами; рога у ней вытянуты вверх и как бы отмечены колечками; московиты делают из них прозрачные рукоятки ножей. Они весьма стремительны и очень высоко прыгают (НГ Встречаются дикие лошади, которых никоим образом нельзя приучить к работе. Простолюдины (der gemam man) употребляют их в пищу. Все они, как правило, бледной масти (falb) с черными полосами вдоль спины.).

Ближайшая к Литве область — Жемайтия (НГ по-латыни Samogithia, а по-русски — Жомотская земля (Samotzka semla)). Она лежит к северу, у (НГ от княжества литовского, принадлежа к тому же (что и оно) великому княжеству, и доходит до самого) Балтийского моря, и (НГ где) на протяжении четырех немецких миль отделяет Пруссию от Ливонии. Она не замечательна никакими городами или крепостями (НГ разве что после (моего путешествия) было что-либо выстроено.). Государь назначает туда [из Литвы] начальника, которого на своем языке (НГ соответственно его должности) они называют Starosta, т. е. «старейший» (senior, der elter) 714. Ему не приходится опасаться, что его уволят от должности, разве только по каким-нибудь очень веским причинам (НГ В Польше так называют низших начальников (gemain Haubtman)), (обыкновенно же) он остается (на своем месте) до конца жизни. Там есть епископ, подчиняющийся римскому первосвященнику (НГ крещены они были одновременно с королем Ягайлом, принявшим имя Владислава, и Литовской землей). [195] [Вот что в Жемайтии прежде всего заслуживает удивления] жители этой страны, как правило, высокого роста, а дети родятся у них [точно по очереди] то необыкновенной величины, то прекрошечные, прямо-таки карлики (НГ которых они обычно называют карлами (Carln) 715.). Одеваются жемайты бедно, причем чаще всего в пепельно-серые цвета. Живут они в низких и очень длинных хижинах (casa) (НГ плохих домах, внешне напоминающих длинные овины или хлевы для скота); посредине в них поддерживается огонь, и когда у него восседает отец семейства, он (может) (НГ все время) видеть скот и всю домашнюю утварь, ибо у них в обычае держать скотину под той же крышей, под которой живут они сами, без всякой перегородки (НГ коня, свинью, быка и т. д., стоящих вокруг. Крайне редко у них можно увидеть отгороженные спальные комнаты.). Более (НГ богатые и) знатные (maiores, -) употребляют рога буйволов в качестве кубков. Это люди смелые [и хорошие воины]. В бою они пользуются панцирем и прочим разнообразным вооружением, главным же образом копьем [причем короче обыкновенного], как у охотников (НГ оно служит оружием и для всадников.). Лошади у них так малы, что прямо не верится, как могут они (НГ под (седлом) таких тяжелых людей) выполнять столько работ: они служат и [на войне] в походах, и [дома] для обработки полей. Землю они вспахивают не железом, а деревом, и это тем более удивительно, что земля их жесткая [а не песчаная, так что на ней нигде не растут сосны]. Отправляясь пахать, они берут с собой множество деревянных (рал) (ligna), которыми взрывают землю, пользуясь ими в качестве сошника, для того, разумеется, чтобы, если сломается одно, иметь наготове еще и еще, не тратя на это времени. Один из начальников области [желая облегчить жителям их чересчур тяжелый труд] велел доставить большое количество железных сошников. Но когда и в тот год, и в несколько (НГ два или три) следующих урожай [из-за превратностей погоды] не соответствовал ожиданиям земледельцев, простой народ стал приписывать бесплодие своих полей железному сошнику [не признавая никакой другой причины]. Тогда начальник, опасаясь возмущения, упразднил железо, предоставив им обрабатывать поля на свой лад. Эта область изобилует рощами и лесами (НГ а также болотами и озерами), в которых (НГ как рассказывают) иногда можно встретить привидений (horrendae visiones, gesicht oder gespenst). Там (НГ В этих уединенных местах) и поныне очень много идолопоклонников (НГ одни почитают огонь, другие — деревья, солнце или луну; есть и такие), которые кормят в своих домах [вроде пенатов] неких змей на четырех [коротких] лапках, напоминающих ящериц (НГ только крупнее), с черным жирным телом, не более трех пядей в длину; называются они Giwoites (giowites — так! — А. Н.). В установленные дни они производят в домах очистительные обряды и, когда змеи выползают к поставленной пище, всем семейством со страхом поклоняются им до тех пор, пока те, насытившись, не вернутся на свое место (НГ другие зовут их Jastzuka, иные же — Szmya 716. У них есть (определенное) время, когда они кормят своих богов: посреди дома ставится молоко, а сами они располагаются на коленях по лавкам; тут появляется змея и шипит на людей, как рассерженный гусь, — и тогда люди молятся и поклоняются ей со страхом.). Если с ними случается какое-либо несчастье, они приписывают это тому, что плохо кормили и принимали домашнее божество [змею]. Когда я, возвращаясь из первой поездки в Московию, приехал (НГ в Литву, в Вильну, и поехал посмотреть на буйволов за четыре мили оттуда) в Троки, то мой хозяин, у которого мне случилось остановиться, рассказывал мне, что в тот год, когда я там был, он [196] купил у одного такого змеепоклонника (НГ крестьянина в лесу) несколько ульев пчел (НГ и оставил их на сохранение у этого крестьянина.). Своими речами он склонил продавца к истинной вере Христовой и убедил убить змею, которой тот поклонялся. Спустя некоторое время он вернулся туда взглянуть на своих пчел и нашел того человека с обезображенным лицом: рот его жалким образом раздвинут был до ушей. На вопрос о причине такого несчастья тот ответил, что этим бедствием он наказан за то, что наложил свои нечестивые руки на божество — змею; так ему приходится искупать свой грех и смывать свою вину. Если же он не вернется к своей прежней вере (ritus), то ему предстоит претерпеть много еще более тяжкого (НГ Тот сказал ему: «Вот что ты со мной сделал. Если ты мне в скором времени не поможешь, мне придется снова помириться с богом (змеей) и взять себе одного в дом».). Хотя это случилось не в Жемайтии, а в Литве, я все-таки привожу это в качестве примера. [Говорят, что] нигде нет меда лучше, вкуснее, белее и с меньшим содержанием воска, чем в Жемайтии.

Море, омывающее Жемайтию (НГ — это место называется Жемайтийским берегом (Samaitner strand) —), одни называют Балтийским, другие — Немецким, иные — Прусским, а некоторые Венедским (Veneticum), немцы же в связи с (именем) «Балтийское» называют его Пельтс (Pelts) (НГ Померанским (Pomerisch), Ливонским (Leiflandisch) или Финским (Finlendisch).). Собственно, это залив, ибо он вдается мимо Кимврского Херсонеса, который немцы именуют ныне Ютландией (Yuchtland), и Шлезвигом (Sunder Yuchtland), а по-латыни — Ютией (Iucia), названием, заимствованным оттуда же. Оно омывает и Германию, называемую Нижней (Bassa), начиная от Гольштейна (Holsatia), который соприкасается с Кимврским (Херсонесом) (НГ между Ютландией и островом Зеландия (Sieland) в Дании и между Зеландией и Сконе (Sconland), который является частью Швеции. У него много имен. Близ Дании, против Шлезвига, герцогства Голштинского (Holnstain) и Любека (Lubeckh) его называют Пельтс. Оно разделяет на большом протяжении владения московита и шведов, а также Ливонию с Пруссией и Швецию. Рядом с Германией оно омывает Ютландию и Шлезвиг), затем страну Любекскую (Lubicensis) (НГ Любек, который, впрочем, находится не прямо на побережье), также Висмар (Vismaria) и Росток (Rostok), города герцогов Мекленбургских (Magnopolenses,-) и всю область Померании, на что указывает и само название этой местности: Поморье (Pomorije) на славянском языке значит то же, что «при море» или «приморский» 717. Затем оно омывает Пруссию, столица которой — Гданьск (Gdanum, -) [называемый также Гедан (Gedanum) или Данциг (Dantiscum)]. Далее расположена резиденция (НГ и двор) прусского герцога, называемая немцами Кенигсберг (Regius mons, Khuenigsperg) 718. В этой местности в известное время года ловят плавающий в море янтарь (succinum) с большой опасностью для людей из-за неожиданных порой приливов и отливов (НГ Между этими городами, приблизительно в четырех милях от Кенигсберга, вылавливают (в море) в конце августа месяца белый и желтый янтарь (Augstain), иначе называемый Pornstain; здесь его больше, чем где бы то ни было еще. Совершенно неясно, рождается ли он в земле или это древесная смола. Я думаю, что это особые образования (gewaechs), потому что никому не удалось разузнать, с каких именно деревьев стекает такая смола. Большие его (куски) находили и в других морях, даже в иных местах и на полях. Он считается драгоценным камнем.). Побережье Жемайтии достигает едва четырех миль. Далее на большом протяжении море омывает Ливонию [и ту страну, которую в просторечии именуют Курляндией (Khurland), без сомнения, (по имени народа) куретов (Cureti)] 719 и земли, подвластные московиту; наконец, оно обтекает Финляндию, которая находится во владении шведов и от которой, как полагают, пошло имя (моря?) «Венедское». С другой же стороны оно соприкасается со Швецией (НГ последним Сконе, который хотя и примыкает к Швеции, принадлежит Дании. Это не остров: древние в том ошибались, да и новые (писатели) (die Jungen) даже и до сего дня.). Что же до королевства Датского, то оно состоит главным [197] образом из островов и все целиком заключается в этом заливе, кроме Ютландии (НГ Шлезвига) и Сконе (Scandia), примыкающих к материку (НГ Шлезвиг принадлежит герцогству Голштинскому, относящемуся к Германии, и, входя в него, является имперским леном (von Reich lehn). И хотя датские короли владеют им наследственно, они получают его в лен от римского императора или короля.). В этом заливе находится и остров Готланд, подвластный королевству Датскому. Большинство полагало, что с этого острова (НГ шириной всего двенадцать миль) вышли готы 720, но он слишком мал для того, чтобы на нем могло поместиться такое множество народу (НГ прошедшие и завоевавшие (затем) такое множество пространных земель. Это не так. Готы вышли из Шведского королевства, где и поныне есть большие области, носящие это имя. Все писавшие о происхождении готов согласны в том, что те пришли из Сконе, по-латыни именуемого Скандией.). Кроме того, если готы вышли из Сконе, то из Готланда им надо было бы (тогда) попасть в Швецию и, повернув и пройдя через Сконе, снова вернуться, что отнюдь не сообразно со здравым смыслом. На острове Готланд (Gothia) до сих пор видны развалины (НГ большого) города Висби (Wijsby, Wiswy), в котором разбирались и решались тяжбы и споры всех плававших мимо 721, туда же переносились для окончательного решения (provocabantur) дела и тяжбы даже из отдаленных приморских мест (НГ купцов из приморских стран — такая была у этого города привилегия и прерогатива (handierung).).

Область Ливония тянется вдоль берега моря. Столица ее — Рига, в которой начальствует магистр (magister, Maister) Тевтонского ордена (ordo Teutonica, Teutsches orden) 722. Кроме рижского в этой области есть епископы ревельский и эзельский (Osiliensis, zu Osl). В Ливонии множество городов, особенно (замечателен) город Рига (-, Ryg) на реке Двине неподалеку от ее устья, а также города Ревель (Rewalia, Refl) и Дерпт (Derbtensis). Русские называют Ревель Колыванью (Roliwan — так! — А. Н., Coliwan), а Дерпт (Derbt) — Юрьевым городом (Iuryowgorod) 723. Рига же называется так и на том, и на другом языке. Из рек судоходны Рубон (-, Duna) и Нарва. Государь этой области, орденские братья, главные из которых называются командорами (commendatores) 724, а также вельможи и граждане (городов) (НГ Как магистр Тевтонского ордена, являющийся князем в стране, и командоры (Comentheuren), которые в качестве местной знати (Landtherrn) входят в правительство (Regierung), так и другие постоянные обитатели (angesessene Landleute), имеющие наследственные владения, а кроме того, и граждане городов) почти все немцы. Простой народ говорит на трех языках и сообразно с этим разделяется на три отдела (ordines) или трибы (tribus) 725. Из немецких княжеств Юлихского (Iuliacensis, Guelich) (НГ Клевского (Clef)), Гельдернского (Geldrensis, Geldern) и Мюнстерского (Monasteriensis, Muenster) 726 ежегодно привозятся в Ливонию новые служители (servitores, diener) и воины (НГ и рыцари), которые отчасти заступают место умерших, а отчасти заменяют тех, кто отбыл годовую службу и (НГ не желая служить дальше,) возвращаются [словно вольноотпущенники (manumissi)] на родину. У них исключительно многочисленная и мощная кавалерия, благодаря которой они стойко выдерживали до сих пор неоднократные вражеские вторжения в их земли как польского короля, так и великого князя московского, доблестно от них обороняясь (НГ В тех краях неумеренно и (..?) (bedrangts) пьют.) 727.

В сентябре месяце 1502 года по рождестве Христове Александр, король польский и великий князь литовский, заключив договор, склонил ливонского магистра Вальтера фон Плеттенберга (a Pleterberg) (НГ мужа весьма замечательного) [198] собрать войско и напасть на области князя московского, обещая и сам явиться с большим войском, как только тот вступит во вражеские пределы (НГ встретить его в назначенный день и в назначенном месте.). Но к назначенному сроку [как обещал] король не прибыл (НГ — польская сторона (die Khuenigischen) обвиняла в этом королеву, сестру московита —), а московиты, узнав о приближении врага (НГ как это у них принято), выступили в огромном множестве навстречу магистру; видя, что [он оставлен (польским королем), а] отступить не может иначе как с [великим позором и] опасностью, магистр прежде всего сообразно с обстоятельствами в немногих (словах) ободрил (своих), а затем, произведя залп из пушек, храбро напал на врага. При первом натиске ему удалось рассеять русских и обратить их в бегство. Но так как победители были слишком немногочисленны сравнительно с количеством врагов и к тому же обременены слишком тяжелым вооружением, так что не могли достаточно далеко преследовать врага, то московиты, поняв, в чем дело, и собравшись с духом, построились снова и решительно двинулись на пехоту Плеттенберга (Pletenbergius), которая в количестве (НГ врагов было много, и часть их, противостоявшая пехоте, насчитывавшей) около тысячи пятисот (человек) встретила их фалангой, разбили ее (НГ жестоко обстреливала ее из луков.). В этом сражении погибли начальник Маттиас Пернауер (Реrnаuer), брат его Генрих и знаменосец Конрад Шварц (Schwartz) 728. [Памятен выдающийся подвиг этого знаменосца.] Засыпанный стрелами, изнемогая, не в состоянии держаться больше на ногах, он, прежде чем упасть, громким голосом стал звать какого-нибудь храбреца, чтобы тот принял от него знамя. На этот зов тотчас подбежал Лукас Хамерштетер (Hamersteter), который похвалялся, будто происходит, хотя и вне брака, от герцогов брауншвейгских, и попытался взять знамя из рук умирающего. Но Конрад отказался передать знамя, [то ли не доверяя Лукасу, то ли] считая его недостойным такой чести. [Не стерпев обиды] Лукас выхватил меч и отсек руку Конрада вместе со знаменем. Но Конрад изо всех сил вцепился в знамя другой рукой и зубами, не отдавая его, (так что оно) порвалось на части. Схватив остатки знамени, Лукас, предав пехоту, перешел на сторону русских. Вследствие этого предательства почти четыреста (НГ (бывших) с ним) пехотинцев были жалким образом истреблены врагом, а остатки с конницей (НГ Хотя конница неоднократно рассеивала и обращала в бегство московитов, но, будучи тяжеловооруженной, не могла преследовать легкого и многочисленного врага, а потому вернулась к пехоте, и они), не теряя строя, вернулись невредимы к своим. Виновник этого поражения Лукас был [затем схвачен московитами и] отправлен в Москву, где занимал некоторое время почетное место при дворе государя 729. Но не стерпев обиды, нанесенной ему московитами, он впоследствии тайно (НГ вскоре вступил на службу, но пробыл там недолго и) бежал из Москвы к Христиерну, королю датскому, который назначил его начальствовать над пушками (-, Zeugmaister). Но когда кое-кто из пехотинцев, уцелевших в той битве и оказавшихся в Дании, открыли королю его измену и не пожелали служить вместе с ним, король Христиерн отправил его в Стокгольм. Когда затем положение в королевстве изменилось и Иостерик (Iostericus), иначе Густав, король шведский, вернул Стокгольм 730, он, найдя там Лукаса, принял его в число своих приближенных (familiares) (НГ оставил Лукаса на службе) и сделал начальником города Выборга (Wiburg). Там ему приписали вину не знаю уж в каком преступлении и, проведав об этом, он, опасаясь худшего (НГ Вскоре к королю поступили на него жалобы и обвинения, он же, не дожидаясь дальнейшего разбирательства,), снова удалился в Московию, где я видел его в почетных одеждах (НГ в замке одетого в черный бархатный кафтан) среди наемников (tributarii, Dienstleut) государя 731. [199]

Швеция соседствует с державой московита и соединяется с Норвегией и Сконе точно так же, как Италия с королевством Неаполитанским и Пьемонтом (Pedemons). Она почти со всех сторон омывается Балтийским морем, океаном и тем (морем), которое ныне именуется у нас Ледовитым (Glaciale) (НГ Она расположена за морем напротив Ливонии, Жемайтии и Пруссии; (простирается) до самого Сконе, а за Сконе — вдоль Норвегии на большом протяжении и до моря, которое зовется Ледовитым (gefrorn), а оттуда — снова до земли московитов, где Двина впадает в море. Близ Двины есть несколько территорий (stuckh der lender), которые платят дань обоим государям: и шведам, и московиту 733. Швеция не остров, как считают и пишут иные, а большая часть материка, включающая в себя, начиная от реки Двины, финлаппов (Finlappen), диких лопарей (wilde Lappen), норвежцев, готов, Сконе и шведов, достигая затем снова Финляндии и московитских пределов. На этой территории два королевства: Швеция и Норвегия; здесь же и готы, которые до сих пор также имели собственное королевство; теперь же они под шведами.). Столица Швеции — Гольмия (Holmia), которую жители называют Стокгольмом (Stockholm), а русские — Стекольной (Stecolna) 732. Это весьма обширное королевство, заключающее в себе много различных народностей; среди них знамениты воинской доблестью готы, которые в соответствии с положением областей, ими населяемых, делятся на остроготов (Ostrogothi), т. е. восточных готов, и вестроготов (Vestrogothi), т. е. западных готов; выйдя оттуда, они, согласно сообщениям большинства писателей, служили грозой всего мира (НГ Ее захватил датский король Юхан (Hanns); когда же он уехал оттуда, оставив там свою супругу, королеву Христину, происходившую из саксонского дома, ее осадили и взяли шведы. Они держали королеву в плену до тех пор, пока король не заплатил любекцам (или, м. б.: не заплатил им из Любека. — А. Н.) больших денег за нанятый корабль. Когда в этот город (Стокгольм) въехал датский король Христиерн, он созвал знать (die ansechliche) на обед, говорил о мире и доверии, (сам же начал) свирепствовать. Это случилось в воскресенье 4 ноября 1520 года. Из-за такой свирепости ему пришлось по собственной воле, не понуждаему никем, покинуть Данию вместе с супругой, дочерью Филиппа, короля испанского, эрцгерцога и проч., и двумя детьми, утратив все королевства, земли и подданных; сам же он попал в вечное заключение. Королевство Швеция несколько лет управлялось некими особыми лицами, не имевшими королевского звания 734; попытки короля Юхана, а затем его сына Христиерна овладеть им, были неудачны. Потом туда в качестве короля прибыл Иостерик (Gosterich), который правит королевством и по сей день. Когда я был в Москве во второй раз, туда приехало и шведское посольство 735. Граф (Нугарола) и я просили разрешения пригласить их к себе; нам разрешили. Когда мы пригласили его (шведского посла) на обед, он согласился с условием, что и мы отобедаем у него в свою очередь. По старому обычаю, его сопровождало множество попов, которые на обед, однако, не явились. Наши московские приставы также присутствовали на обеде. Имя его (посла) было Эрих Флеминг (Flaming), родом он был из Бранденбургской марки. Мы держали себя на немецкий манер, скоро дружески разговорились и смеялись. Московитам это было в диковинку, и они никак не хотели верить, что до тех пор мы не были знакомы друг с другом.).

Норвегия, которую иные называют Нортвагией (Nortwagia), на большом протяжении прилегает к Швеции и омывается морем. И (НГ По словам жителей, в стране много удивительных вещей: говорящие и дымящиеся горы 736, где можно слышать странные крики, необычайные видения (еrscheinungen), а также духи, общающиеся якобы с людьми. Бог знает, что это такое, и надо ли этому верить, но многие честные люди писали и рассказывали о том, от них я и слыхал все это. И к этой стране, и к Швеции относится еще множество местностей, например дикие лопари и другие, что напротив Энгранеланда.) как последняя получила название от слова Sud, что значит «юг», так первая — от слова Nort, т. е. «север», где она и расположена. [Ибо германцы дали четырем странам света собственные наименования и соответственно называли области, к ним прилегающие. Именно, Ost значит «восток», отсюда Австрия, которую немцы собственно называют Osterreich, West — «запад», откуда Вестфалия.] Таким же образом от слов Sud и Nort, как сказано выше, получили названия Швеция и Норвегия. [200]

Что же касается Сконе, то это не остров, а (примыкающая к) материку часть королевства Швеции, [которая граничит на большом протяжении с готами и] значительной частью которой владеет ныне датский король. И хотя писавшие по этому поводу представляли ее больше самой Швеции и сообщали, что из нее вышли и готы, и лангобарды, однако, по крайней мере, по моему мнению, под именем Сконе подразумевались, кажется, как некое неделимое целое все три королевства, потому что тогда неизвестна была часть земли между Балтийским морем, которое омывает Финляндию, и Ледовитым морем; да и поныне она остается еще не заселенной (inculta) и малоизвестной из-за обилия болот, бесчисленных рек и неблагоприятного климата. Вследствие этого большинство и называло этот огромный остров (так! — А. Н.) одним общим именем Сконе (НГ Сконе так близок к острову Зеландия, на котором расположена датская столица Копенгаген (Khopenhagen), что (пролив) простреливается с обеих сторон пушками, и ни один корабль не может из-за этих пушек безопасно миновать его, если с ним нет сопровождающего или он (не заплатил) мыта.

Королевство Дания (Dennmarckht), по-латыни Dania, владеет на континенте только Сконе, как сказано выше, и Ютландией, к которой примыкает Шлезвиг, остальное — острова. Граф ольденбургский Христиерн был избран (датским) королем. От него происходит потомство король Юхан и Фридрих, герцог голштинский. У короля Юхана был (сын), король Христиерн, о жене которого сказано выше. Он держал себя неподобающим образом, из-за чего я и был отправлен (к нему) императором Максимилианом 737, говорил ему укоряющие слова и еще о том, что простую бабу (ain gmain weib) он поставил выше бога, своей чести и долга, а также высшей среди христианских (государей) дружбы. Поэтому-то относительно него и было принято такое решение: герцог голштинский Фридрих, а затем его сын Христиан стали королями и (являются ими) до сих пор 738.).

О Кореле (Соrеlа) (НГ — так ее называют московиты, иначе — Карела (Carela) — ) сказано выше, что она является данницей и шведскому королю, и государю Московии, так как лежит между владениями того и другого, почему каждый из них похваляется, что она — его (собственность); пределы ее простираются до самого Ледовитого моря 739. А поскольку о Ледовитом море большинство писателей сообщают много разноречивых (известий), я счел нелишним присоединить краткое описание плавания по этому морю (НГ у них и самих тоже есть данники. Корела лежит у другого моря, в которое впадает великая Двина (gross Dwina) 740.)

Комментарии

677. Великое княжество Литовское.

678. Набег Евстафия Дашковича на Чернигов, Стародуб и Новгород-Северский был предпринят в марте 1515 г совместно с крымским царевичем Мухаммед-Гиреем и киевским воеводой Андреем Немиром (Сб. РИО. — Т. 95. — № 6. — С. 105).

679. Киево-Печерский монастырь.

680. Обычай отумерщины вызывал неоднократные протесты со стороны русских купцов, посещавших Стамбул.

681. Вероятно, Щековица или, по мнению Г. В. Боряка, Юревица.

682. Тур — возможно, р. Турия, приток Припяти.

683. Догадка Г. правдоподобна. Считается, что в античности за верхнее течение Днепра принимали Березину. А. Н.

684. «Застава» великокняжеских владений приобрела такой размах, что оказалась зафиксированной в Первом статуте ВКЛ 1529 г. (Статут Великого княжества Литовского 1528 г. — Минск, 1960. — С. 111—113).

685. Сопоставление литовского вооружения с татарским тем более обосновано, что в ВКЛ в конце XIV в. в результате успешного похода Витовта на Заволжскую орду в 1397 г. возникли поселения пленных ордынцев, сначала в окрестностях Вильнюса и Тракая по р. Ваке, позднее и на белорусских землях (под Гродно, Новогрудком, Ошмяной, Лидой, Оршей, Минском, Клецкой), под Смоленском и на Волыни. В битве под Грюнвальдом участвовали и ордынцы. Пленные и добровольные выходцы из Орды, покидавшие родину в результате феодальных распрей, образовали в ВКЛ особую этническую группу литовских татар, которые, потеряв язык и ярко выраженные особенности материальной культуры, сохраняли длительное время лишь этническое самосознание и религию (мусульманство). С. Д., М. У.

686. Кронон — античное название р. Немана. Немецкое море — Балтийское.

687. Тевтонский (Немецкий) орден — католический духовно-рыцарский орден, основанный в XII в. во время крестовых походов в Палестину, существовал как государство на землях пруссов, литовцев, поляков с XIII в. по 1525 г. После ликвидации был превращен в светское герцогство Пруссию под эгидой императора Священной Римской империи.

688. Мемель — ныне г. Клайпеда Литовской ССР.

689. Ян (1499—1538) — внебрачный сын Сигизмунда I и Екатерины Тельничанки; узаконен папой Юлием II (1510) и назначен краковским каноником; епископ виленский (1519—1536), познаньский (1536—1538) (Wdоwiszewski Z. Genealogia Jagiellonow. — Warszawa, 1968. — S. 219). С. Д.

690. Трудно сказать, какие именно сооружения имел в виду Г.: костел ли Св. Анны, Станислава, Яна, Мартина в Высоком замке, св. Духа или св. Николая. Францисканский монастырь был основан в XIV в., расширен в конце XV в. А православными храмами были церкви: Успенская, Николая, Екатерины, Михаила, Воскресенская, Рождественская, Пятницкая, Пречистенская, Спасская, Перенесенская св. Николы, Троицкий монастырь — в квартале Вильны, который назывался «Русским городом». Их топографию см.: Ochmanski J. Historia Litwy. — Wroclaw; Warszawa; Krakow; Gdansk, 1982. — S. 65. С. Д.

691. О вывозе товаров из ВКЛ Г. сообщает точно (РavulaneV. Rigas tirdznieciba аr meza materialiem XVII—XVIII gs. — Riga, 1975; Feodala Riga. — Riga, 1981).

692. Альбрехт Саксонский — Альбрехт Храбрый, герцог из альбертинской линии династии Веттинов, правивший Мейсенской частью Саксонии (столица — Дрезден). В 1497—1498 гг. участвовал в войне Максимилиана за Фризию.

693. Фрисландия (Фризия) — сначала название всей области, населенной фризами, с XV в. — оставшегося самостоятельным Восточно-Фрисландского княжества, ныне провинция в Нидерландах.

694. Ян Юрьевич Заберезинский (Забереза) (ум. 1506) — литовский магнат, воевода полоцкий в 1484—1496 гг., маршалк с 1482 г., трокский каштелян с 1492 г.

695. Ошибка Г., повторенная им и позже. Возможно, речь шла о Кишке.

696. Глогув, или Великий Глогув, — город, расположенный в Силезии на р. Одре. Г. М.

697. Подробности ссоры Глинского с Заберезинским известны лишь по Г. О восстании см.: Зимин. 1972. — С. 89—94.

698. Указание на богемизм здесь неуместно, так как обращение «пан» было распространено у чехов и поляков. Вероятно, немцам были больше известны чешские обычаи, нежели польские. Г. М.

699. Судьбу Глинского до 1526 г. Г. рисует в соответствии с фактами. Пожалуй, он несколько переоценивает роль Глинского во взятии Смоленска. Известен факт переписки Глинского с гданьским городским советом в 1509 г. относительно возвращения в ВКЛ и Польшу. Подробности о перемене веры см.: Сб. РИО. — Т. 35. — С. 546, 661, 1517, 1522. Об отпуске М. Л. Глинского на свободу во время второго пребывания Г. в Москве можно судить по тому, что в 1526/27 г. последним были приобретены села с деревнями и половина мельницы в Московском у. на сумму 400 руб. (АРГ. — С. 286—287). Ср. коммент. 135.

700. Сведения о политической истории Русского государства 30-х годов Г. черпал от польских политических деятелей. Польшу он посетил в 1539 г. Там в 1534 г. распространялись слухи об опекунстве над наследником Василия III Иваном IV не М. Глинского, как утверждал Г., но князя Юрия (AT. — Т. XVI. Р. I. — N 11. — Р. 21) или двух или трех «первосоветников» (Ibid. — N 18. — Р. 32—33; № 73 — Р. 156). Представление о регентском совете из трех лиц содержит и «Хроника» Бернарда Ваповского, с которой, впрочем, Г. не мог быть знаком (Kroniki Bernarda Wapowskiego... czesc ostatnia. — Krakow, 1874. — S. 249; Михайловская Л. Л. Белоруссия и Литва конца XIV — первой трети XVI в.: по материалам хроники Бернарда Ваповского. — Минск, 1981).

Более поздние сведения у Г. изложены неточно: М. Глинский в 1534 г. не мог видеть заключения в оковы обоих братьев Василия III, так как Юрий был «пойман» 11 декабря 1533 г., а Андрей лишь в 1537 г. после смерти М. Глинского в сентябре 1536 г. (ПСРЛ. — Т. 29. — С. 28). Сомнительно сообщение Г. о Елене Глинской как единственной виновнице гибели М. Глинского. Она, судя по известиям, дошедшим до ВКЛ и Польши, стала играть ведущую роль в управлении государством лишь в 1537 г, хотя ее статус как регентши и роль И. Ф. Овчины как ее фаворита стали известны там в начале 1535 г. (АЗР. — Т. II. — № 179/П, 179/111. — С. 331, 333; AT. — 1966. — Т. XVII. — N 169, 593. — Р. 198, 740). Литовским сведениям об И. Ф. Овчине как одном из тех, которые «ничего не справують» (АЗР. — Т. II. — № 179/П. — С. 331), противоречит сообщение Г. о нем как главном действующем лице 1534 г. По-видимому, неточности Г. в изложении событий 1534—1538 гг. (в апреле 1538 г. скончалась Елена Глинская, вслед за чем последовала и расправа над И. Ф. Овчиной Оболенским) объясняются тем, что Г. мог узнать о них лишь из недостоверных источников. М. М. Кром.

701. Современный Южный Буг впадает не в Днепр, а в Днепровский лиман Черного моря — несколько западнее Днепра. Г. повторяет ошибку Меховского (Меховский. — С. 95), будто Буг — приток Днепра. Возможно, сам лиман рассматривался как продолжение Днепра. А. Н., А. X.

702. Наблюдения Г. справедливы (ср.: Пичета В. И. Белоруссия и Литва XV— XVI вв. — М., 1961. — С. 283—410; Jurginis J. Lietuvos valstieciu istorija. Nuo seniasiu laiku iki baudziavos panaikinimo. — Vilnius, 1978).

703. Термин наместник в значении представителя светской или церковной власти, которому поручено управлять какой-либо территорией, известен с XIII в. (Срезневский. — Т. II. — Стб. 301; Сл. РЯ XI—XVII. — Вып. 10. — С. 146—147).

704. В ВКЛ была очень распространена практика «челобитий», поклонов, сопровождавшихся подношением подарков (Ваrdасh J. Studia z ustroju i prawa Wielkiego ksiestwa Litewskiego. — Warszawa, 1970. — S. 379—390).

705. Серебщина (Грушевский А. С. Города Великого княжества Литовского в XIV—XVI вв. Старина и борьба за старину. — Киев, 1918. — С. 178—186).

706. См. коммент. 303.

707. Подобные случаи отмечены и другими источниками (Dlugоsz J. Opera omnia. — Krakow, 1868. — T. IV. — P. 21 под 1450 г.; Ревизия пущ и переходов звериных в бывшем Великом княжестве Литовском, составленная старостой мстибоговским Григорием Богдановичем Воловичем в 1559 г. — Вильно, 1876. — С. 172—173). И. П. Старостина.

708. Раздел «О зверях» был включен Г. в 1551 г., вероятно, в связи с передачей в 1544 г. обширных пущ в Подляшье и за Неманом королеве Боне. Их держал ранее Михаил Львович Глинский, затем виленский воевода Николай Радзивилл. В 40—50-е годы после длительных распрей (1529—1536) относительно этих земель были предприняты усилия по их описанию, результатом чего явилась «Ревизия пущ» 1559 г.

709. Зубр — это русское наименование бизона, известное с XIV в., по-литовски зубр — stumbras (Срезневский. I.— Стб. 998; Исаченко II. — С. 501; Сл. РЯ XI—XVII. — Вып. 6. — С. 68—69). Безский каштелян Северин Бонер (1486— 1549) в 1541 г. писал Г., объясняя особенности зубра. По просьбе Г. в том же году он заказал в Мазовии в известной королевской пуще изготовить изображения зубра и тура. Г. получил их в том же году (Harrauer. S. 143—144).

В 1550 г. Г. получил в подарок от Сигизмунда II тушу зубра, а от королевы Боны — два пояса из кожи зубра Судя по стихотворению К. Бетиуса, дома у Г. хранилась шкура, рога и копыта зубра (Nehring I. — S. 15. — Anm. 2). Г. находился в Пётркуве невдалеке от Якторовой пущи, в Мазовии, где тогда водились зубры (Wrzesniewski A. Studien zur Geschichte des polnischen Tur. — Zeitschrift fuer wissenschaftliche Zoologie. — Leipzig, 1878. — Bd. 30. — S. 520). Впервые Г. увидел зубра на обратном пути из первой поездки в Москву (см. с. 239).

710. «...другой зверь — тур» — слово в русском языке известно с XIV в. (Срезневский. — III. — Стб. 1038). Г. прекрасно различал зверей этих двух пород, поскольку рядом с его родиной туры водились, существовал даже замок Туряк (слов.), Ауэрсберг (нем.) (Исаченко II. — С. 501).

711. «....покричав ... громким голосом лю-лю-лю» — охотничий крик, сохранившийся до наших дней (Ушаков Д. Н. Толковый словарь русского языка. — М., 1948. — Т. IV. С. 935), зафиксирован Г. впервые (Исаченко II. — С. 503).

712. «...литовцы называют на своем языке лосем» — Г. опять говорит о русском, старорусском и старобелорусском. Слово «лось» зафиксировано в XII в. (Сл. РЯ XI— XVII. - Вып. 8.- С. 286).

713. Сайгак, или меркач. Упомянут Г. впервые. Меховский назвал его cbak (Mеховский. — С. 60), происходит из джагатайского сай?ак (Фасмер. — Т. III. — С. 545). Возможно, в славянские языки — старорусский, староукраинский и старопольский попал при посредничестве караимского (Исаченко II. — С. 507).

714. Староста — древнее восточнославянское слово, в значении управителя известно еще по Русской правде. Жемайтия в составе ВКЛ сохранила особое положение и особенности управления (Любавский М. К. Областное Деление. — С. 201—209).

715. Слово «Карло» (средненем.) известно на Руси с XV в. как имя собственное дьяка митрополита Ионы (Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси XIV — начала XVI в. — М., 1952. — Т. I. — С. 87, 180. 1433—1454 гг.; Акты феодального землевладения и хозяйства XIV—XVI вв. — М., 1951. — Ч. I. — С. 107, 118, 180, 1456, 1458 г.: Русский феодальный архив XIV — первой трети XVI в. — М., 1986. — Ч. I. — № 61. — С. 206; Веселовский С. Б. Ономастикой. — М., 1974. — С. 135). А. П., А. X.

716. Г. рисует точную картину язычества в Литве (Bruckner A. Starozytna Litwa. Ludy i bogi. — Warszawa, 1904; Kosman M. Drogi zaniku poganstwa u baltow.— Wroclaw; Warszawa; Krakow; Gdansk, 1976. — S. 112—114). Слово «змия» Г. употребляет впервые для обозначения ящерицы (в русских памятниках с XI в. это значение неизвестно: Срезневский. — Т. I. — Стб. 985; Сл. РЯ XI—XVII вв. — Вып. 6. — С. 38; Исаченко II. — С. 500—501).

717. Термин «Поморье» для обозначения местности по берегу моря встречается в Хождении Афанасия Никитина (Срезневский. — II. — Стб. 1162).

718. В русских средневековых источниках — Крулевец, ныне Калининград.

719. Куреты — курши, жители древней Курсы, позднее Курляндии — области, с XIII в. захваченной Ливонией и ставшей частью Ливонского ордена. Ныне западная часть Латвии.

720. Готы — восточногерманское племя. Иордан (VI в.) утверждает, что они вышли из Скандинавии. В начале нашей эры жили на южном берегу Балтийского моря и в нижнем течении р. Вислы. В III в. совершили ряд походов в пределы Римской империи, которая уступила им Дакию. Археологическими памятниками культуры готов являются могильники вельбаркской культуры (Поморье и низовья Вислы в середине I в.) и отчасти черняховской (Волынь, Подолия, Причерноморье и Приднепровье в конце III в. н. э.: Кухаренко Ю. В. Могильник Брест-Тришин. — М., 1980).

721. Висби сохранял значение административного центра североевропейского купечества вплоть до XIII в.

722. Странная неточность Г. С 1237 по 1561 г. Рига была столицей Ливонского ордена, католического военного ордена немецких рыцарей-крестоносцев на землях латышей и эстов.

723. Ревель — Колывань — Таллин. Дерпт — Юрьев — Тарту.

724. Командоры — по-немецки комтуры, административные и военные главы орденских замков и прилегавших к ним территорий.

725. Простой народ говорит на трех языках — латышском, эстонском и ливском.

726. Из немецких княжеств Юлихского, Гельдернского и Мюнстерского — Юлих на р. Рур, Гельдерн — на р. Нирс, Мюнстер на р. Эмс, ныне ФРГ. Сведения Г. подтверждают данные многочисленных источников о немецкой феодальной экспансии в Прибалтику.

727. ...выдерживали ... обороняясь — Г., как верный слуга имперского дома, вассалом которого был Ливонский орден, представляет это военно-рыцарское государство жертвой нападений соседних государств. На самом деле агрессором выступал именно Ливонский орден, ведший захватнические войны против ВКЛ, русских городов-республик Новгорода и Пскова и Русского государства. Неверно и представление о непобедимости Ливонского ордена, потерпевшего поражения в Ледовом побоище 1242 г., в битве при Дурбе 1260 г. от русских и литовских войск. Г. правильно подметил характерную черту войска Ливонского ордена, состоявшего в основном из тяжеловооруженной кавалерии. В НГ — gerassig zeug, что, очевидно, следует читать geraisig zeug, как в НГ обычно называется конница. А. Н., А. X.

728. О русско-ливонской войне 1501—1503 гг. и битве под Гельмедом 18 октября 1501 г. см.: Казакова. — С. 224—226. Г. изображает «подвиги» ливонских «рыцарей» с большой идеализацией, чувство меры на этот раз явно изменило подданному императора.

729. ...Лукас отправлен в Москву — русских данных о пребывании Лукаса Хамерштетера при дворе государя нет. Между тем это пребывание должно было длиться несколько лет. Ибо он перешел на сторону русских в 1502 г., а бежал к датскому королю Христиану не ранее 1506 г., когда тот взошел на престол. Вернулся же он на Русь после 1523 г. Несомненно, весь предшествующий рассказ о битве, где Хамерштетер отличился в качестве сторонника Руси, был записан Г. со слов перебежчика и авантюриста.

730. ...Густав, король шведский, вернул Стокгольм. — Это произошло в 1523 г., когда образовалось независимое Шведское государство.

731. …я видел его среди наемников государя — во время второго посольства 1526 г.

732. Транслитерация Г. точно передает русское наименование Стокгольм.

733. Близ Двины... несколько территорий ... платят дань... и шведам, и московитам. — Г. неточно передает статус земель Подвинья Речь идет о бассейне Северной Двины, который целиком входил в Новгородскую землю, а затем в Русское государство. Ср. ниже о Кореле.

734. Королевство Швеция ... управлялось ... лицами, не имевшими королевского звания... — Швеция, не будучи самостоятельным королевством, действительно управлялась регентами из дома Стуре: в 1471 —1497 и 1501 —1503 гг. Стеном Стуре Старшим, в 1503—1512 гг. — Сваном Нильсом Стуре, в 1512—1520 гг. — Стеном Стуре Младшим, сыном Свана.

735. ...в Москву приехало и шведское посольство... — Осенью 1526 г. в столицу Русского государства прибыло шведское посольство во главе с Эрихом Флемингом с целью ратификации шведско-новгородского договора, заключенного в 1524 г. (Xорошкевич. — С. 167—168).

736. ...горящие и дымящиеся горы — гейзеры.

737. В 1516 г.

738. Далее в НГ следуют подробности переговоров Г. с имперскими князьями, одновременных с переговорами в Дании. Здесь они опущены. А. Н.

739. В рассказе о Кореле Г. ссылается на свое предшествующее сообщение о землях вдоль Двины (коммент. 733), на этот раз он несколько точнее излагает вопрос о спорных территориях, однако и теперь зачисляет всю Корелу а район двойного — русско-шведского подданства. На самом деле вся Карелия, за исключением трех административно-территориальных единиц — Эйреппя, Яскис и Саволакс, входила в состав Русского государства (Кочкуркина С. И. Древняя Корела. — Л, 1982; Она же. Корела и Русь. — Л., 1986; Гадзяцкий С. С. Карелы и Карелия в новгородское время. — Петрозаводск, 1941). Ср. коммент. 501.

740. Великой Двиной Г назвал Северную Двину, возможно, это в соответствии с представлениями русских. «Другое море» — Белое в отличие от Ледовитого океана.

Текст воспроизведен по изданию: Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. М. МГУ. 1988

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100