Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АНДРЕА ГАТАРИ

ДНЕВНИК БАЗЕЛЬСКОГО СОБОРА

ТЕКСТ ПУБЛИКАЦИИ 1913 г. С УТОЧНЕНИЯМИ

«Сообщаю вам следующее: 4 июня (adi quatro zugno) достиг Чембало (Cinbano) генуэзский флот (zonsse l'armada), состоящей из 10 галер (nave x), 9 судов меньшего размера (galio 9) и 2 галиот (doe galiote), из коих одна (una), при въезде в Черное море (del mar mazor), была послана, под начальством одного старшего офицера (suo inzegnero), вдоль берега до Синопа, (Sinopoli). Здесь офицер высадился и рассказал, будто направляется на Трапезунд (Tribixonda) и немедленно сел опять на галиоту (galiota). Отсюда, он отправился искать свой флот (armada), который уже достиг Чембало (Cinbano).

На следующий день, т. е. в субботу, 5 июня, на рассвете, флот (armada) спустил на воду свои судовые шлюпки (le barche de le sue nave) и направил их к гавани (porto).

После жестокого боя (con grieve bataglia), люди разрубили цепь (la catena), закрывавшую вход в бухту. Вслед за этим натянут был конец ко входу в гавань, и
корабли, один за другим, стянувшись до самого порта, с большими и многими орудиями и машинами (dele dite nave et con grande et assaj bombarde et mangani), заняли в тот же день каждый свое место.

В воскресенье (6 июня) войско (la zente) высадилось на берег и обложило (крепость) кругом, и тут дано было жестокое сражение (grieve bataglia), в котором с обеих сторон пало много народа.

На следующей день (7 июня) сказанный флот (armada) выгрузил на берег несколько небольших судовых пушек (la dita armata feno trare alcune bombarde di nave, non de le mazor), и тут началось обстреливание одной из башен, большая часть которой, а также и значительный кусок стены обрушились. Это зрелище произвело среди осажденных граждан большое смущение. К вечеру некоторые из них просили начальника флота (capitanio de l'armada) завязать с ними переговоры о сдаче (города), с условием пощадить их жизнь и имущество, но начальник (capitanio) потребовал, чтобы они безусловно сдались на волю победителя.

Поэтому во вторник (8 июня) утром возобновилось сражение, и одни из ворот заняты были осаждающими. Увидав это, оказавшейся в числе осажденных сын князя Алексея (el fio de signor Alessi) отступил внутрь (крепости), вместе с 70 человеками (se ritrasse con cercha 70 perssone). Солдаты (La zente) вошли тогда в середину (крепости) и, преследуя неприятеля, заняли холм (colle), произведя большую резню (fazando uccisione). Дана была пощада (salvo) одному только сыну князя Алексея (el fio del signor Alexi), его приближенным и одному кандиоту (uno candioto), всего в числе около… Все они были переведены на корабли и закованы. После этого Чембало (Cinbano) был совсем отдан солдатам на расхищение (gran destrita), и истреблены были многие граждане (a sacomano con grande ocisione di perssone).

Девятого июня галеры (del dito se parti le galie) вышли из бухты (del Cinbano) и высадили пехоту (le fantarie) около Каламиты (Calamita), требуя от жителей этой местности сдаться. Эти ответили, что если будет им дана пощада со всем их имуществом, то на другой день вечером они сдадутся. 10 июня утром многие из оставшихся в Чембало (Cinbano) солдат (zente d'arme) отправились сухим путем (andare per terra) в Каламиту (Calamita), но, заметив, что никто из осажденных не показывается, солдаты образовали ряды (in ordene) и приблизились к Каламите (Calamita) с лестницами и прочими снарядами (con scale et altri guarnimenti). Не встретив, однако, никакого сопротивления (resistentia), солдаты вошли в местность и увидели, что все жители убежали, унеся с собою все свое имущество. Тогда солдаты предали огню все дома. Все сгорело. От Каламиты остались одни торчащие стены, и солдаты вернулись обратно в Чембало (ritorno al Cinbano). После этого, сухопутное войско, образовав ряды, получило приказ идти по дороге Готии производить набеги (l'armmata si misse in ordene per scorere quella reviera di Gutia), другая же часть войска, морская, занялась каперством вдоль берега, грабя все, что попадалось ей на пути (l'altra armada ando scorendo per la riviera robando zo ch'i trovava), и требуя от жителей полной покорности генуэзцам (tuti coloro che in sua ubidientia non voleano esser).

В субботу (12 июня) собран был военный совет (suo consiglio). В понедельник (14 июня) было объявлено войскам (la dita armata), что они пойдут на Солхат (Sorgati). Все дружно собрались и направились к городским воротам Латинборго (in ordene tirando versso la porta de Latinborgo) и остановились там в ожидании своего начальника (Li aspeto suo capitanio).

Накануне (13 июня) был послан в Солхат (a Sorgati) один парламентер (uno ambassadore) для мирных переговоров, но в полумиле расстояния от городских ворот его убили (Insido il dito de la porta a mezo meio fo taiato a pezi). Между тем пришел начальник (capitanio) и, встретив все войско (eh'era zonto), собранное за воротами, произвел ему смотр и учение и приказал всем вернуться (suo comandamento ad uno ad uno mostrando di far la mostra i fe entrar dentro armadi) в город и стать за стенами. Солдаты повиновались, сняли с себя оружие (disarmar) и наполнили собою все прилегающие к воротам улицы.

В понедельник утром, 22 числа этого же месяца, все войско построилось в боевой порядок (misse in ordene la dita hoste). При звуках труб (la tronbeta) солдаты (tuti furono in arme) тронулись, кто пешком (la dita zente chi a pie), кто на возах (parte suso i carj); последних было 612, на которых нагружено было все оружие (le sue arme), самострелы (balestre), запасы дротиков (monition de veretonj), латы (et manteliti)), лестницы (scale), бомбарды (bombarde) и пушки, и прочие необходимые вещи (et altre cosse necessarie). Войско (tuta zente) прошло, таким образом, около 2 миль и остановилось в ожидании своего начальника (suo capitanio). Он отправился из города в 10 (18) часу, с 60 всадниками (con cavagli forasi 60) и тремя развернутыми знаменами (con tre bandiere spiegate), именно, первое было генуэзской общины (l'una dela comunita sua), второе герцога (l'altra del duca), третье начальника (l'altra del dito capitanio). При выступлении из ворот Латинборга (porta de Lantiborgo) знаменосец (colui che portava la bandiera) генуэзской республики сломал древко своего штандарта. Ему тотчас же вручили другое знамя, после чего все поскакали, чтобы соединиться с ожидавшим на дороге войском. Увидав начальника, все войско общим голосом воскликнуло: «вперед!» (avanti) Нужно заметить, что, вследствие летнего зноя, солдаты положили свое оружие (le sue armi), а также самострелы (le balestre), на повозки (i cari), так что все шли налегке, как бы на какой-нибудь праздник (che parea andarssamo a noze), и все в такой обстановке стремились к Солхату (Sorgati). Пройдя десять миль (meia x), войско (zente), достигло уже местности, отстоявшей на пять миль (miglia cinque) от Солхата (da Sorgati) и называвшейся Кастадзоной (Castazonia). Здесь, на вершине холма (suso una montagna), неожиданно показались пять всадников татар (cavagli cinque de Tartarj). Увидев это, передовой отряд (le zente che andavano), человек из 300 (ch'erano cercha cavagli 300), состоявшей из судовых офицеров и другого начальства (sui qualj erano patroni di nave et altre zente mazore), соскочил с лошадей (fato smontare i cavalarj) и очутился без всякого оружия (quilj erano sanza armi). Вскоре эти пять татар
скрылись из виду (cavali cinque se ritrasse), но вдруг показались друге десять (altri x), которые начали пускать в шедших стрелы из своих луков (et tirando con gli archi le freze). Тут генуэзцы (le dite zente) переполошились. Около 200 верховых (ij cento cavagli et non piu) рассыпались (discopersse). Остальные (a nostril christiani), очутившись, как уже сказано, без оружия (dito disarmati), и многие уже раненные (cadann ferito), под дождем стрел (piovando le freze), бросились в бегство (se misse in fuga). Татары их преследовали и
рубили (I Tartarj quili seguendo, facendo carne). Войско, которое шло по дороге, не отдавая себе отчета в том, что происходило, вообразило, что имеет пред собою громадное число неприятеля. Не заботясь о том, чтобы взять с повозок оружие и самострелы, первые ряды также побежали в беспорядке (non attendendo de tuor arme ni balestre se misse in rotta, fozendo in drieto tuti;). Между тем татар могло быть всего около 5000 (i quali podevano esser per numero cercha perssone 5000), в то время как генуэзского войска было до 8000 (et del armada et altre zente in tuto perssone 8000), и оно в бегстве все забыло, и повозки, и оружие (dove in fuga missi lassavan i careazi et arme). Татары (Tartari) преследовали их до половины дороги, и если бы не наступила ночь, не спасся бы ни один человек (non ne campava homo). Сражение началось в XXII часу и прекратилось с наступлением ночи (Fo cominciata la bataglia a ore xxij et duro fino a serra). Очень немногочисленное количество (a pocho a pocho) спаслось от смерти бегством в город (in la cita) (Кафу). Многие, не будучи в состоянии укрыться от ударов татар, прятались среди трупов, притворяясь мертвыми. Когда настала ночь, они поднялись и побежали в город, но из этих уцелевших людей
очень мало было таких (pochi ne fu che non fusse ferito), которые не получили менее трех ран (e biato era colui che non avia piu de tre ferite), кто от стрел (chj de freze), кто от меча (chi di spade), кто от копья (chi de lanza). После победы татары вернулись в Солхат, набрав много возов добычи, и устроили великолепный праздник (Romase i Tartarj con Victoria, menadi li careazi con tuta la roba in Sorgati, feno miravigliosa festa).

На следующей день (El sequente di doppo la Victoria) (23 июня) все татары вернулись на поле битвы (che ciaschadun andasse fuora ala campagna) и со всех трупов отрубили головы (et a tuti i morti tagliasseno le teste), взяв себе все, что могли. Им было приказано нагрузить много возов головами (et fu cargadi molti cari de teste) и перевезти в указанное заранее место, где из этих голов сложены были две пирамиды (feno fare doe torre dele dite teste). Воспользовавшись этим распоряжением, евреи, бывшие на стороне татар, грабили и уродовали тела христиан, отрубали им головы, со столь же ужасною жестокостью, как и татары (per lo quale comandamento i zudej che stano li prexe animo et metesse a scuoder di christiani, i quali scossi, subito ge tagliavanno la testa et quela portavan appresso l'altre, et cussi segui miranda crudelta).

27 июня (Di 27 zugno) около 200 конных татар (cercha 200 cavagli di Tartari) прискакали к воротам Чембало (le porte del Cinbano), требуя от гарнизона сдаться им с оружием (le arme corsseno). Генуэзцы ответили знаками, что желают вести с ними переговоры (esser a parlamento). На это татары (tartarj) ответили таким же образом, что также желают переговорить. Генуэзцы обещали прислать одного уполномоченного (uno ambassadore), после чего татары ушли обратно. Объявлено было перемирие, и обе стороны выразили желание помириться.

Из Кафы был послан в Солхат один уполномоченный с предложением выкупа пленников (Abiando manda questi suoi ambassadori a Sorgati adimandano i prisoni). Ему отвечено, что это сделают охотно, если за каждого пленного (prixone) низшего сословия (di bassa conditione), например гребца на судне (zoe da remo), будет уплачено 600 аспр (aspri 600). Что касается до лиц других сословий, то им предлагалось выкупить себя самим (Li altri voliano se riscatasse segondo la sua posibilitade). На это последнее было отвечено, что пленных этого рода нет ни одного (non g'era presoni de tal conditione).

Эти переговоры продолжались до 13 июля (adi 13 luio). Наконец мир был заключен под Солхатом (la paxe fra i Sorgati). Из жителей Кафы (et quili di Chaffa), попавших в плен (di quale prexoni), не нашлось более 42, за выкуп которых было договорено уплатить по 2000 аспров за каждого (aspri 2000 per uno), но, в сущности, вместо 42, таких оказалось всего 25 человек (et non scosse de 42 se non 25). В самой Кафе (In Chaffa) разоружены (disarmato) были две гребных галеры (doe galie) и еще судно под начальством Бабилана ди Негро (una galia ch'era patron ser Babilam di Negro), после чего флот не замедлил поднять якоря (de che l'armata subito levo la zurma). Таково событие, о котором здесь сказано во всех подробностях».

(пер. Л. П. Колли)
Текст воспроизведен по изданию: Хаджи Гирей хан и его политика (по генуэзским источникам). Взгляд на политические сношения Кафы с татарами в XV веке // Известия Таврической ученой архивной комиссии, № 50. 1913

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.