Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЖАН ФРУАССАР

ХРОНИКИ АНГЛИИ, ФРАНЦИИ, ИСПАНИИ И СОСЕДНИХ СТРАН

ОТ КОНЦА ПРАВЛЕНИЯ ЭДУАРДА II ДО КОРОНАЦИИ ГЕНРИХА IV

Предисловие

Пожалуй, заслуживает того, чтобы рассказать и сохранить в вечной памяти потомков те славные предприятия, благородные приключения и воинские подвиги, совершенных во время войн между Англией и Францией; чтобы, в конечном счете, храбрые люди могли бы брать с них пример при свершении своих добрых дел. Вот ради этого я сижу и описываю истории, достойные великих похвал. Но прежде, чем начать, я прошу Спасителя мира, который создал все вещи без исключения, чтобы у него возникло доброе желание вдохновить меня и чувством, и красноречием, и упорством в этом деле, так чтобы все, кто будет это читать, смогли бы получить удовольствие и извлечь поучение из моей работы, а смог бы удостоиться их доброй благодарности.

Говорят, и говорят правдиво, что все города строятся из многих разных камней, и что все большие реки образуются из многих мелких ручейков. Также и науки составляются многими учеными мужами, и что неведомо одному, то знает другой, и так, почти о каждой вещи, рано или поздно, становится известно все. Теперь, чтобы перейти данному повествованию, я хотел бы вначале попросить благоволения у Бога и милости у Девы Марии, от которых исходит поддержка во всем и успех во всех делах. А затем я буду основываться на правдивых Хрониках, написанных ранее преподобным, мудрым и осмотрительным мужем, Жаном ле Белем (John le Bel), каноником собора Св. Ламберта в Льеже, который, работая над ними, проявил большую заботу и старательность, и продолжал их насколько мог, до самой своей смерти, не избежав при этом больших усилий и расходов, но о том он не думал, так как был богатым и могущественным человеком. Он был также человеком с куртуазными манерами, великодушным, и был личным советником и любимцем мессира Жана де Эно, о котором много рассказывается в этих книгах, и не без основания, поскольку именно он был руководителем многих благородных предприятий, и приходился близким родственником нескольким королям, и именно благодаря ему вышеупомянутый Жан ле Бель смог составить рассказ о многих храбрых деяниях, о чем будет написано на последующих страницах.

Истинной причиной моего намерения написать эту книгу является мое удовольствие, к чему я всегда был склонен, и для чего и во Франции, и в Англии, и в Шотландии, и в других странах, я часто водился с компаниями знатных людей и сеньоров, которых я всегда просил рассказать о сражениях и приключениях, особенно о тех, что произошли после знаменитой битвы при Пуатье, в которой был взят в плен благородный король Иоанн Французский. Хотя прежде я был молод и годами и разумением, однако, выйдя из школы, я смело принялся записывать и рассказывать о вышеупомянутых войнах и это сочинение я привез в Англию и подарил своей госпоже Филиппе Эно, королеве Англии, которая приняла его от меня наилюбезнейшим образом и к большой выгоде для меня. Пожалуй, из-за того, что та книга не была ни точной, ни так хорошо написанной, как того требуют боевые подвиги (ведь в таких делах надо, чтобы каждый актер, благородно исполнивший свою роль, получил бы и должную похвалу), то для того, чтобы полностью выполнить свой долг, как то требуется по справедливости, и по мольбе и просьбе моего дорогого сеньора, мессира Роберта Намюрского, рыцаря, сеньора Бофора (Beaufort), к которому я должен относиться со всей любовью и повиновением (и дай мне Бог милость поступать всегда так, как ему было бы приятно), я и должен был начать данный труд, основанный на вышеупомянутом сочинении.

Глава 1

О храбрейших рыцарях, о которых рассказывается в этой книге.

Чтобы поощрить все отважные сердца и показать им благородные примеры, я, Жан Фруассар, начинаю свой рассказ. Я основываюсь на документах и бумагах и буду продолжателем мастера Жана ле Беля, что был когда-то каноником собора Св. Ламберта в Льеже. Учитывая, что разные благородные люди говорят о войнах между Францией и Англией, не зная ничего о данном предмете, и будучи не способны понять причины тех событий, то я, чувствуя в себе правильное знание этой темы, ничего не прибавлю, и ни о чем не умолчу, не забуду, не испорчу и не сокращу свою историю, но только расширю ее, и насколько смогу, расскажу и растолкую о каждом приключении начиная с рождения благородного короля Эдуарда Английского, который правил так мощно, и который принимал участие в столь многих битвах, рискованных приключениях и прочих боевых подвигах, проявив при этом великое искусство. А посему, я начну с года 1326, когда он был коронован в Англии.

Хотя и он сам, а также и все те, кто был рядом с ним в его битвах и удачных стычках, или находился в его войсках, когда самого его рядом не было, о чем вы услышите в нашем дальнейшем повествовании, все они должны по праву признаваться храбрецами, но все же, некоторых из этого множества людей следует считать превосходнее других. Среди таких, на первое место надо поставить самого храброго короля; затем его сына, принца Уэльского; герцога Ланкастера; сэра Реджинальда, лорда Кобхэма (Cobham); сэра Уолтера Мэнни из Эно 1, рыцаря; сэра Джона Чандоса; сэра Фулька Харлея (Fulke Harley) 2 и многих других, которые своими добродетелями и искусствами заслужили того, чтобы о них рассказали в этой книге - ведь во всех битвах на море или на земле, в которых они участвовали, их доблесть была столь выдающейся, что их надо чтить как героев высочайшей славы, но и без умаления тех, с которыми они вместе служили. Во Франции также нашлось, и в большом количестве, доброе рыцарство, сильное в членах и твердое сердцем - ведь французское королевство никогда не падало так низко, чтобы испытывать нужду в людях, всегда готовых сражаться. Такими были храбрый и выносливый рыцарь король Филипп Валуа, и его сын, король Иоанн; а также Иоанн, король Чехии, и Карл, граф Алансонский, его сын; граф де Фуа; кавалеры де Сентре (Santre), д`Арно, д`Англ (d`Arnaud d`Angle), де Бово (Beauveau), отец и сын, и многие другие, которых я сейчас не могу назвать, но о которых будет упомянуто в должное время и в должном месте - ведь, по правде сказать, мы должны отдать должное храбрости всех тех, кто принимал участие в таких жестоких и отчаянных битвах и выполнял свой долг, отстаивая до конца свою землю.

Глава 2.

О некоторых предшественниках короля Эдуарда Английского.

Чтобы лучше понять славную и богатую событиями историю благородного короля Эдуарда Английского, который был коронован в Лондоне в рождественский день 1326 года, при жизни короля и королевы, своих родителей, мы должны отметить общее мнение об англичанах, о том, что со времен славного короля Артура между двумя храбрыми королями Англии всегда был один слабый, как умом, так и телом, и это с очевидностью проявилось на примере славного Эдуарда, о котором я говорю. Ведь действительно, именно его дед, называемый добрым королем Эдуардом Первым, был храбрым, мудрым, весьма предприимчивым и удачливым в войнах. Он много чего совершило против шотландцев. Он побеждал их три или четыре раза, не оставляя им никакого шанса одолеть себя.

Когда он умер, корону унаследовал его сын от первого брака, но он не унаследовал ни знаний, ни умения своего отца, поскольку правил королевством очень неразумно, из-за дурных советов других людей и от своих пагубных пристрастий от которых он, как вы увидите, позже так сурово пострадал. Ведь вскоре после его коронации Роберт Брюс, король Шотландии, которой столь сильно и столь часто досаждал вышеупомянутому королю Эдуарду, и который был славен своей храбростью, отвоевал всю Шотландию и еще сверх того, захватил добрый город Бервик. Он дважды сжигал и разрушал изрядную часть страны, углубляясь в нее на расстояние 4 или 5 дневных переходов. Позже он разбил короля и всех баронов Англии 3, в битве у одного места в Шотландии, называемого Стирлингом, когда преследование длилось 2 дня и 2 ночи, и когда король Англии бежал в Лондон в сопровождении лишь нескольких своих приближенных. Но поскольку это не является темой нашего рассказа, то я и не буду на этом останавливаться.

Глава 3.

О родственниках короля Эдуарда Третьего.

У отца нашего доблестного короля, короля Эдуарда Второго, было два брата. Один - граф Маршал, имевшего характер дикий и неприятных. А второго звали Эдмундом Кентским, он был мудрым и приветливым, и его очень любили.

Этот король женился на дочери короля Франции Филиппа Красивого, которая была одной из первых красавиц в мире. От этой дамы он имел двух сыновей и двух дочерей. Старший сын был благородным и храбрым королем Эдуардом, о котором и рассказывает наша история, а другой, по имени Джон, умер молодым. Старшую из двух дочерей звали Изабеллой, и она вышла замуж за молодого короля Дэвида Шотландского, сына короля Роберта Брюса. Они были помолвлены в раннем детстве, что было сделано для того, чтобы скрепить связь между двумя королевствами - Англией и Шотландией. Другая вышла замуж за графа Реджинальда, впоследствии называемого герцогом Гельдернским, и у него было от этой дамы два сына, одного звали Реджинальд, а другого Эдуард, который позже правил с большим могуществом.

Глава 4.

Причина войны между королями Франции и Англии.

История рассказывает нам, что король Франции Филипп, по прозвищу Красивый, помимо красавицы дочери Изабеллы, что была выдана за короля Англии, имел еще троих сыновей. Эти три сына были очень красивы. Старший, Людовик, король Наварры, при жизни отца был прозван Сварливым. Второго звали Филипп Большой или Длинный, а третьего - Карлом. Все они, по праву законного наследования, один за другим, были королями после смерти своего отца Филиппа, и не оставили от своих браков наследников мужского пола. Тем не менее, после смерти последнего короля, Карла, 12 пэров и баронов Франции не отдали королевства их сестре Изабелле, королеве Англии, поскольку, как они говорили, и утверждали, и настаивают до сих пор, французское королевство столь благородно, что не пристало ему переходить к женщине, то есть ни к Изабелле, ни к ее сыну, королю Англии, поскольку они постановили, что и сын женщины не может претендовать на право наследства, в том случае, если этого права не имеет сама эта женщина. По этим причинам 12 пэров и баронов Франции единодушно отдали Французское королевство мессиру Филиппу Валуа, племяннику короля Филиппа, и тем самым, отстранили от престола королеву Англии, которая была сестрой последнего короля Франции, Карла, а также и ее сына. Таким образом, как было очевидно многим людям, наследование отошло от правильной линии, что и стало причиной самых разрушительных войн и опустошений в разных странах, как в самой Франции, так и по всему миру, о чем вы дальше и узнаете. Главная цель этой истории - описать великие предприятия и деяния воинов, совершенные в этих войнах, ведь со времен доброго короля Франции, Карла Великого, никто еще не совершал таких подвигов.

Глава 5.

О том, как были обезглавлены граф Томас Ланкастер и 22 главных нобля Англии.

Король Эдуард Второй, отец благородного короля Эдуарда Третьего, о котором говорит наша история, правил своим королевством весьма беспечно, пользуясь советами сэра Хьюго Спенсера, с которым он вместе воспитывался начиная с юности.

Этот сэр Хьюго управлял делами так, что главными хозяевами королевства были его отец и он сам, и у них было честолюбивое намерение превзойти всех остальных великих баронов Англии. По этой причине, после великого поражения под Стирлингом, бароны и нобли, и даже члены королевского совета сильно роптали, особенно против сэра Хьюго Спенсера, которому они и приписывали свое поражение, по причине его симпатии к королю Шотландии. Бароны имели много встреч по этому поводу и совещались о том, что следует предпринять. Их главой был дядя короля Томас, граф Ланкастер. Сэр Хьюго вскоре обнаружил, что для него жизненно необходимо воспрепятствовать им, а так как он был сильно любим королем, и постоянно при нем находился, что тот полностью верил всему, чтобы он не говорил. Вскоре он нашел возможность поставить короля в известность, что эти лорды вступили в заговор против него, и что если он не предпримет необходимых мер, то они изгонят его из королевства. И он так сильно овладел умом короля, что его грязные инсинуации увенчались полным успехом. Однажды, когда они собрались все вместе, король приказал арестовать всех этих лордов, и без проволочек, без какого-то ни было повода или причины, приказал отрубить головы 22 самым великим баронам. Томас, граф Ланкастер, последовал первым. Он был осмотрительным и благочестивым человеком, и с того времени у его гробницы в Помфрете (Pomfret), где он был обезглавлен, свершились многие чудеса. Из-за этой смерти, ненависть против сэра Хьюго Деспенсера только усилилась, особенно со стороны королевы и брата короля, графа Кентского. И когда сэр Хьюго это почувствовал, то углубил раздор между королем и королевой до такой степени, что король не хотел ни видеть королеву, ни заходить туда, где она присутствовала. Эта ссора уже длилась некоторое время, когда королева и граф Кентский были тайно уведомлены, что если они как можно быстрее не покинут двор, то очень в этом раскаются, поскольку сэр Хьюго добивается того, чтобы им был причинен большой вред. Тогда королева, тайно сделав приготовления к поездке во Францию, уехала под предлогом паломничества к Св.Томасу Кентерберрийскому. Далее она уехала в Уинчесли и той же ночью взошла борт приготовленного для нее судна, в сопровождении своего юного сына Эдуарда, графа Кентского и сэра Роджера Мортимера. Другое судно было нагружено их багажом и всем прочим, и поймав попутный ветер, они на следующее утро высадились в Булони.

Глава 6.

Королева Англии жалуется своему брату, королю Франции, на сэра Хьюго Спенсера.

Когда королева высадилась в Булони со своим сыном и своим зятем, графом Кентским, ее там ждали губернатор города и аббат, и они препроводили ее в аббатство, где она и ее спутники были тепло приняты и пробыли два дня. На третий день она продолжила свое путешествие в Париж.

Ее брат, король Карл, уведомленный о ее прибытии, послал ее встретить самых видных сеньоров того времени, которые тогда находились при его особе, и среди многих других - мессира Робера д`Артуа, сеньора Круси (Crucy), сеньора Сюлли (Sully) и сеньора Руа (Roy), которые приняли ее с честью и сопроводили в Париж, к ее брату королю. Когда король увидел свою сестру (которую не видел долгое время), входящей в его апартаменты, он вскочил, чтобы ее встретить, и взял ее в свои руки, поцеловал и сказал: "Добро пожаловать, моя дорогая сестра, с моим дорогим племянников, вашим сыном" и затем повел их, взяв обоих за руки. Королева, у которой не было большой радости в сердце, кроме того, что она находилась рядом с братом, два или три раза пыталась упасть на колени, но король не допустил этого и держа ее за правую руку, очень нежно расспрашивал о состоянии ее дел. Ее ответы были рассудительными и мудрыми, и она рассказала ему обо всех обидах, что причинил ей сэр Хьюго Спенсер, и просила его совета и помощи.

Когда благородный король Карл услышал стенания своей сестры, которая со многими слезами описывала свое горе, он сказал: «Дорогая сестра, будьте спокойны. Ради веры, которой обязан Господу и Святому Дени, я позабочусь о принятии необходимых мер». Тогда королева, несмотря на возражение короля, пала на колени, и сказала ему: «Дорогой мой господин и брат, я молю Бога поддержать ваши планы». 4 Затем король взял ее за руку и препроводил в другие, богато украшенные апартаменты, предназначенные для нее и для ее сына Эдуарда. Затем он оставил ее и приказал обеспечивать их из его казны всем, что подобает особам их положения.

Спустя короткое время, Карл созвал многих великих сеньоров и баронов своего королевства, чтобы посовещаться относительно наиболее подходящих мер, которые необходимо было предпринять в деле его сестры, королевы Англии. Их ответ был таков, что королеве должно быть позволено заручиться поддержкой друзей и помощью во французском королевстве, а он сам должен притворяться неосведомленным об этом деле, чтобы не навлечь враждебности короля Англии и не принести войну своей стране. Но что под рукой он должен помогать ей золотом и серебром, теми металлами, благодаря которым приобретается любовь дворян и бедных солдат.

Король последовал этому совету и велел сообщить об этом своей сестре мессиру Роберу д`Артуа, который был в то время одним из величайших людей Франции.

Глава 7.

Сэр Хьюго Спенсер добивается того, что королева Изабелла была выслана из Франции.

Теперь расскажем немного о сэре Хьюго Спенсере. Когда он увидел, что настолько держит короля Англии в своей власти, что тот ничего не мог возразить против того, что он говорил и делал, то тогда он стал причиной того, что многие благородные и другие люди были преданы смерти без закона и суда, но только лишь потому, что он подозревал их в злоумышлениях против себя. Его гордость стала такой нестерпимой, что те бароны, что еще оставались жить в Англии, уже не могли и не хотели более ее терпеть. Они потребовали и попросили друг друга о том, что надо оставить все частные ссоры, и тайно послали сообщить королеве (которая к тому времени находилась в Париже уже три года), что если она сможет собрать около тысячи воинов и сама явится в их главе, вместе со своим сыном, Эдуардом, то они сразу же свяжутся с ней и будут повиноваться ему как своему законному сюзерену. 5

Королева показала эти приватные письма, что получила из Англии, своему брату королю, который ответил: "Да поможет тебе Бог! Твои дела образуются как нельзя лучше. Возьми моих подданных столько, сколько желают твои друзья, я свободно дам свое согласие и я прикажу выдать для раздачи им необходимую сумму денег ". Королева уже была очень активна, и мольбами, подарками и обещаниями, розданными многим великим сеньорам, молодым рыцарям и оруженосцам наняла многих, кто бы смог доставить ее в Англию с могучим войском.

Королева делала все приготовления для экспедиции очень тайно, но не настолько, чтобы о них не узнал сэр Хьюго Спенсер, который додумал, что его наиразумнейший план, приведет к победе его интересов у короля Франции. Для этого он отправил надежный тайных посланников, нагрузив их золотом, серебром и дорогими украшениями. Они раздали их королю и его министрам с таким большим эффектом, что король и его советники в короткое время стали так же холодны к делу Изабеллы, насколько ранее были в нем горячо заинтересованы. Король не стал давать согласия на экспедицию и запретил, под угрозой изгнания, кому бы то ни было помогать или содействовать королеве в ее предполагаемом возвращении в Англию.

Еще сэр Хьюго старался сделать так, чтобы королева оказалась в его власти и во власти короля, и для этого организовал любезное письмо от короля к папе, в котором просил его приказать королю Франции отослать назад его жену, поскольку он жаждет оправдаться перед Богом и всем миром. Ведь в том, что она оставила его, нет его вины, ведь он всегда любил и хорошо относился к ней, как и должен был поступать в браке. Такие же письма, в это же время были написаны и кардиналам, и многие тонкие средства, о который здесь не пристало упоминать, позволили этим письмам иметь успех. Через способных и искусных посланников он отправил много золота и серебра кардиналам и прелатам, ближайшим родственникам папы и членам его совета, и эти посланники, своими подарками и обращениями, обработали папу так, что он написал королю Франции, чтобы тот, под угрозой отлучения, выслал Изабеллу, королеву Англии, назад, к ее мужу. Эти письма были доставлены королю Франции епископом Сента (Xaintes), которого папа послал к нему в качестве своего легата.

Получив эти письма, король дал своей сестре ознакомиться с их содержанием (ведь в течение долгого времени он не имел разговоров с ней) и приказал ей самой немедленно покинуть его королевство, или же ей придется сделать это с позором.

Глава 8.

Королева Изабелла покидает Францию и отправляется в Германию.

Когда королева услышала о таком обороте дел, она не знала, что сказать и какие меры предпринять, поскольку бароны уже покинули ее, согласно королевскому приказу, и у нее не осталось ни средств, ни советников, кроме ее кузена Робера д`Артуа, да и тот мог советовать и помогать ей только втайне, поскольку король это запретил, и иначе действовать он не мог.

Он хорошо знал, что королева уехала из Англии из-за злобы и злоумышлений, из-за которых она очень горевала. Это было мнение мессира Робера, но он не смел говорить об этом королю, поскольку слышал то, что сказал и в чем поклялся король - что если кто будет говорить ему в ее пользу, то тот будет наказан лишением своих земель и изгнанием из королевства. Ему также было известно, что король не был чужд мысли схватить королеву, ее сына Эдуарда, графа Кентского и сэра Роджера Мортимера, что передать их в руки короля Англии и сэра Хьюго Спенсера. Поэтому, в полночь он явился сообщить королеве о той опасности, в которой она оказалась. Узнав об этом, она была как громом поражена 6. К этому он еще добавил: «Я советую вам уехать в империю, где находится много благородных сеньоров, которые смогут помочь вам, а в особенности, Гильом, граф Эно, и его брат. Оба они - великие сеньоры, люди мудрые и верные, и внушают много страха своим врагам».

Королева приказала как можно более тайно подготовить свой гардероб, и расплатившись за каждую вещь, она покинула Париж в сопровождении сына, графа Кентского и всех своих приближенных и взяла путь на Эно. Спустя несколько дней она приехала в графство Камбрэ. Когда она узнала, что находится уже на территории империи, то почувствовала облегчение. Проехав через Камбрези, она въехала в Остревант (l'Ostrevant) в Эно, и сняла там дом у одного бедного рыцаря мессира Эсташа д`Обресикура (Eustace d'Ambreticourt или Aubrecicourt), который принял ее с величайшим удовольствием и обустроил ее так хорошо, как только мог, за что впоследствии королева Англии и ее сын пригласили рыцаря, его жену и всех его детей в Англию и разными путями оказывали ему благодеяния 7.

О прибытии королевы в Эно вскоре стало известно доброму графу Эно, который тогда находился в Валансьене. Мессир Жан, его брат, был также, в тот же час, проинформирован о том, как она сняла дом мессира д`Обресикура. Этот мессир Жан, который в это время был еще юношей и мечтал о славе странствующего рыцаря, сел на коня и в сопровождении нескольких человек, отправился из Валансьена к д`Обреткуру, куда и прибыл к вечеру, и оказал королеве все знаки своего почтения и уважения.

В это время королева была очень удручена и много плакалась ему по поводу своих горестей, Это так подействовало на мессира Жана, что он смешал ее слезы со своими и сказал: «Мадам, посмотрите на своего рыцаря, который не усомнится умереть за вас, даже если все остальные вас покинут. Посему, благодаря милосердию Божьему и помощи ваших друзей в тех краях, я сделаю для вас все, что в моих силах, чтобы препроводить вас и вашего сына в Англию и восстановить вас в вашем положении. И я, и все, на кого я смогу повлиять, рискнем ради вас нашими жизнями в этом предприятии, и если это будет угодно Богу, то мы соберем достаточно войск, не страшась никакой угрозы со стороны короля Франции». Королева, которая сидела, тогда как мессир Жан стоял перед ней, поднялась и упала к его ногам, не в силам выразить словами благодарность за выраженное им благорасположение, но благородный мессир Жан быстро поднял ее своими руками и сказал: «Бог запрещает королеве Англии делать подобные вещи! Мадам, вы и ваша свита чувствуйте себя свободно, потому что я сдержу свое обещание. А вы приезжайте с визитом к моему брату и его жене графине, и ко всем их прекрасным детям, которые будут рады видеть вас, ведь я слышал, как они говорили об этом». Королева ответила: «Сударь, я нахожу в вас больше любезности и утешения, чем во всем остальном мире, и я пятьсот тысяч раз благодарю вас за то, что вы сказали и обещали мне. Если вы исполните то, что с такой любезностью обещали мне, то и я и мой сын будем навеки обязаны вам и, как только свершится правосудие, мы предоставим английское королевство к вашим услугам».

После этого разговора мессир Жан де Эно выехал в ночь и отправился в Дуай (Douay), где провел ночь в аббатстве. На следующий день, прослушав мессу и немного подкрепившись, он вернулся к королеве, которая встретила его с великой радостью. Когда прибыл мессир Жан, она закончила свой обед и шла, чтобы сесть верхом на лошадь. Королева Англии оставила замок Обресикур, и покидая рыцаря и его даму, она поблагодарила их хорошее угощение, добавив, что она верит, что придет время, когда она и ее сын не оставят в забвении их учтивость.

Затем королева выехала в сопровождении мессира Жана, сеньора де Бомона (Beaumont), который с удовольствием и уважением проводил ее в Валансьенн. Встретить ее вышло много жителей этого города, и приняли они ее с большой скромностью. Она была представлена графу Эно Гильому, который, также как и графиня, принял ее очень любезно. По этому случаю было устроено много больших празднеств, так как никто, лучше графини не знал, как оказать почет дому королевы. Этот граф Гильом имел четырех дочерей - Маргариту, Филиппу, Жанну и Изабеллу. Больше, чем за другими, молодой король Эдуард ухаживал и оказывал больше внимания Филиппе. Юная дама также чаще беседовала с ним, чем с другими, и предпочитала его общество обществу любой из своих сестер. Королева оставалась в Валансьенне с добрым графом и графиней Жанной Валуа 8 дней. Тем временем, королева сделала все приготовления для отъезда, а мессир Жан написал очень убедительные письма в Эно, в Брабант, в Хесбен некоторым рыцарям и тем своим товарищам, коим он более всего доверял, заклиная их всей дружбой, которую они питали друг к другу, отправиться вместе с ним в поход в Англию.

В этом графстве было великое множество таких людей, которые из любви к нему желали пойти вместе с ним, но много и таких, кто отказался, поставив ни во что его просьбу. Мессира Жана укоряли даже сам граф, его брат, и некоторые члены его совета, поскольку им казалось, что это предприятие слишком рискованно, из-за великого раздора и вражды, которые существовали тогда среди великих баронов и парламента Англии, а также потому, что англичане всегда очень ревниво относятся к пришельцам, что заставит их засомневаться, действительно ли Жан де Эно и его соратники вернутся назад. Но, невзирая на все их порицания и все их подаренные ему советы, храбрый рыцарь не изменил своего намерения, говоря, что умрет он не больше одного раза, и это случиться только тогда, когда на то будет Божья воля, и что все истинные рыцари обязаны, насколько это в их власти, помогать дамам и девицам изгнанным из их королевств и оставшимися без утешения и всеми покинутыми.

Глава 9.

Королева Изабелла, вместе с мессиром Жаном де Эно, прибывает в Англию.

Таким образом, мессир Жан де Эно укрепился и ободрился в своем решении. Он настоятельно просил в назначенный и строго определенный день собраться: энюэрцам в Халле (Halle), брабантцам в Бреде, голландцам (которых у него было несколько человек) в Дордрехте, хесбенцам в Гертруйденберге (Gertruydenberg). Королева Англии покинула графа и графиню, поблагодарив их за оказанное уважение и приятное времяпрепровождение и поцеловала их при отъезде. Королева, ее сын и ее свита уехали в сопровождении мессира Жана, который с большим трудом, добился позволения от своего брата. Он сказал ему, когда добивался разрешения: "Мой дорогой сеньор и брат, я молод и верю, что Бог внушил мне желание пойти на это предприятия ради того, чтобы я смог отличиться. Я также определенно думаю и верю, что эта дама и ее сын покинули свое королевство из-за неправды и греха. Раз, ради чести и славы Бога и мира, надо поддерживать униженных и оскорбленных, то как не помочь и не посодействовать такой высокорожденной, особе, которая является дочерью короля из рода королей, и с кровью которой мы и сами связаны родством! Я предпочту отказаться от всех надежд, которые я имею здесь, и отправиться служит моему Богу за морями, без надежды на возвращение, чем допустить, чтобы эта добрая дама покинула нас без утешения и помощи. Если вы позволите мне идти, и пожалуете мне свободный отъезд, я поступлю правильно и, тем самым, смогу лучше вершить задуманное".

Когда добрый граф выслушал своего брата и увидел его горячее желание пуститься в это предприятие, и учитывая, что, возможно, он вернется назад со славой не только для себя, но и для своих потомков, он сказал ему: "Дорогой брат, Бог запрещает чинить какие-либо помехи вашей воле, посему я даю вам, во имя Бога, право уехать!" Затем он поцеловал его и в знак большой любви к нему сжал его руку в своей.

Мессир Жан уехал и к ночи приехал в Монс, в Эно, где остановился на ночлег, так же как и королева Англии. Зачем мне растягивать свою историю? Короче, они проехали до Додрехта, который был в свое время назначен как место встречи с друзьями. В этом городе они обеспечили себя судами различных размеров и погрузили на них своих коней, багаж и тому подобное имущество. Затем, вверив себя заботам Господа, они отплыли. В этой экспедиции участвовали следующие рыцари и сеньоры из Эно: во-первых, мессир Жан де Эно, сеньор де Бомон, далее - мессир Анри д`Антуэн (d'Antoing), мессир Мишель де Линь (de Ligne), сеньор де Гомминьи (Gommegines), мессир Персиваль де Семерье (Percival de Semeries), мессир Робер де Байёль (Bailleuil), мессир Санш де Буссуа (Sanxen или Sause de Bouissoit), сеньоры де Вертэн (de Vertaing), де Поселль (de Pocelles), де Виллер (de Villers), де Эн (de Hein), де Сар (de Sars), де Буасье (de Boisiers), д`Обресикур, де Сермуэль (de Sermuel), мессир Ульфар де Гистелль (Oulphart de Guistelle) и еще много других рыцарей и оруженосцев, и все они были полны желания служить своему господину. Когда они оставили бухту Додрехта, то их флот, принимая во внимание его силу, являл собой прекрасное зрелище своим, благодаря своему хорошему снаряжению и погоде, ясной и умеренной. В первый прилив после отплытия они стали напротив голландских дамб. На следующий день они снялись с якоря и развернули паруса, намереваясь следовать вдоль зеландского берега, и высадится в намеченном ими порту, но им в этом помешал неистовый ураган, который отбросил их так далеко от пути следования, что они два дня не ведали, где находятся. Тут Бог оказался к ним весьма милосердным, поскольку, если бы они высадились в том порту, который наметили, то попали бы в руки врагов, которые были предупреждены об их отплытии и ждали их в том месте, чтобы предать смерти. В конце второго дня шторм утих, и мореплаватели, к великой своей радости, узнали Англию. Они высадились в песках, где не было ни бухты, ни безопасного порта. Они пробыли там три дня, находясь при скудном продовольственном пайке, и за это время высаживали своих коней и выгружали багаж. Они не знали, в какой части Англии они находятся, и дружественна ли к ним эта часть, или нет. На четвертый день они начали поход, вверив себя защите Бога и Святого Георгия, и в дополнении к своим страхам, от которых все еще не отошли, много терпели от холода и голода. Они шли через холмы и долину, пока не подошли к каким-то деревням. Вскоре они увидели большой монастырь черных братьев, именуемый Сент-Хамонс (St. Hamons), где они, в течение трех дней, подкрепляли свои силы. 8

Глава 10.

Королева Англии осаждает своего мужа в городе Бристоле.

Вести о ее прибытии, распространившись из-за границы, вскоре стали известны тем сеньорам, благодаря совету которых она вернулась. Они держали себя в готовности, чтобы как можно быстрее встретить ее и присоединиться к ее сыну, которого они желали иметь своим государем. Первым, кто пришел, был Генрих, граф Ланкастер, по прозвищу Кривая Шея (Wryneck), брат обезглавленного графа Томаса, и отец герцога Ланкастера, который будет столь заметной фигурой в нашей дальнейшей истории. Этого графа Генриха сопровождало большое число воинов. После него пришли из разных мест графы, бароны, рыцари и оруженосцы, и с такими силами, что они больше и не думали опасаться ареста. По мере того, как они шли дальше, их силы только росли, так что был созван совет, не пойти ли им прямо на город Бристоль, где тогда находились король и оба Спенсера.

Бристоль в это время был большим городом, хорошо защищенным, и располагался он около хорошего порта. Его замок был очень крепок и окружен морем. В нем заперлись король, сэр Хьюго Спенсер Старший, которому было около 90 лет, и сэр Хьюго Спенсер, его сын, главный министр короля и советчик короля во всех его дурных делах. Там также находился граф Арундел, который был женат на дочери младшего Спенсера, а также там были разные рыцари и оруженосцы, сопровождавшие королевский двор.

Королева со всеми своими сторонниками и сеньоры Эно со своей свитой, избрали кратчайший путь к тому месту, и в каждом городе, через который они проходили, встречались со всеми знаками уважения. По дороге на Бристоль их силы увеличивались ежедневно, а придя туда они начали правильную осаду. Король и молодой Спенсер заперлись в замке, а старый сэр Хьюго и граф Арундел остались в городе.

Когда горожане увидели войска королевы и то, что почти вся Англия находится на ее стороне, то, встревожившись по поводу своего опасного положения, они решили вести переговоры о сдаче города при условии, что им сохранят жизнь и будет сохранено их имущество. Они послали людей для переговоров с королевой на этот счет, но ни она, ни ее совет не соглашались на них, на ее усмотрение не будут переданы сэр Хьюго Спенсер и граф Арундел, ведь она пришли именно для того, чтобы уничтожить их. Горожане, видя, что у них нет других средств спасти свой город, свои жизни и свое благополучие, приняли условия королевы и открыли ей ворота. Она вошла в город в сопровождении мессира Жана де Эно, со всеми своими баронами, рыцарями и оруженосцами, которые расположились там на постой. Остальные, по нужде, остались снаружи. Сэр Хьюго Спенсер и граф Арундел были выданы королеве, чтобы она поступила бы с ними так, как ей будет угодно. К ней были также приведены ее дети - Джон и ее две дочери, найденные там на содержании у сэра Хьюго Спенсера. Поскольку она их не видела долгое время, то это доставило ей великую радость, также как и всей ее партии.

Запертые в замке король и молодой Спенсер, очень горевали по поводу случившегося, видя, что вся страна переметнулась на сторону королевы и его старшего сына, Эдуарда.

Глава 11.

Сэр Хьюго Спенсер Старший и граф Арундел приговорены к смерти.

Как только королева и бароны устроились, как им было удобно, они подошли к замку так близко, насколько смогли. Затем королева приказала, чтобы сэр Хьюго Спенсер Старший и граф Арундел предстали перед ее старшим сыном, и чтобы собрались бароны, и сказала им, что она и ее сын увидят, как свершится над ними закон и правосудие за их дела. Сэр Хьюго ответил: "Ах! Мадам, Бог дарует нам честный суд и справедливый приговор, и если мы не сможем получить их в этом мире, то мы найдет их в другом!" Затем поднялся маршал армии сэр Томас Уагер (Wager), рыцарь добрый, мудрый и учтивый. Держа в руках бумагу, он зачитал по ней выдвинутые против них обвинения и затем обратился к одному старому рыцарю, сидящему по правую руку от него, чтобы тот определил наказание, полагающееся виновному в таких преступлениях. Этот рыцарь посовещался с другими баронами и рыцарями и сообщил их общее мнение, что за многочисленные ужасные преступления, в которых их обвинят, и которые, как они полагают, ясно доказаны, они заслуживают смерти, и что они должны, по разнообразию своих преступлений, испытать казнь тремя различными способами: сперва они должны быть доставлены на повозке для осужденных к месту казни, затем обезглавлены, и затем повешены виселице. По этому приговору, они были казнены перед Бристольским замком, в присутствии короля, на виду у сэра Хьюго Спенсера и всех, кто находился в замке. Эта казнь произошла в октябре, в день Святого Дени, 1326 года.

Глава 12.

Король Англии и сэр Хьюго Спенсер схвачены на море, куда они пустились бежать из Бристольского замка.

После того, как был свершен этот акт справедливости, король и сэр Хьюго Спенсер, видя, что они так плотно заперты и не зная, придет ли к ним помощь, однажды утром, вместе с несколькими спутниками, сели за пределами замка в маленькую лодку, намереваясь, если это будет возможно, добраться до княжества Уэльс. Они провели в этой маленькой лодке 11 или 12 дней, и невзирая на все их усилия продвинуться вперед, ветер, по воле Божьей, дул настолько противный, что раз или два в день их относило обратно, и они оказывались в четверти лье от замка, который покинули. Наконец, сэр Генри Бьюмонт (Beaumont), сын виконта Бьюмонта Английского, заметив вдали судно, вышел в море на барже с несколькими своими соратниками и они гребли столь энергично, что экипаж королевской лодки не смог убежать, и они были схвачены. Король и сэр Хьюго Спенсер были возвращены назад в Бристоль, и доставлены к королеве и ее сыну в качестве пленников. Так закончилось смелое и славное предприятие мессира Жана де Эно и его товарищей, которых, когда они грузились на корабли в Додрехте, насчитывалось не более 300 воинов. Благодаря им 9, королева Изабелла была восстановлена в своем королевстве и уничтожила своих врагов, чему весь народ, за исключением нескольких приверженцев Спенсера, был весьма рад.

Когда король и сэр Хьюго Спенсер были доставлены в Бристоль сэром Генри Бьюмонтом, то король, по совету баронов и рыцарей, был под сильной стражей послан в замок Беркли (Berkeley). Ему уделяли много внимания, и к его персоне были приставлены соответствующие люди, чтобы всячески о нем заботиться, но ни в коем случае не позволять ему покидать пределов замка. Сэр Хьюго Спенсер был отдан маршалу армии сэру Томасу Уагеру.

Королева и вся ее армия отправились в Лондон, который является главным городом Англии. Сэр Томас Уагер позаботился о том, чтобы сэра Хьюго Спенсера привязали к самой худой и маленькой лошади, какую он только смог найти, одев в плащ, какой он обычно носил. Так он его возил в насмешку в свите королевы через все города, через которые они проезжали, и где его появление, для большего издевательства, возвещалось трубами и литаврами, так было пока они не прибыли в Херфорд, где она и ее свита приняты с честью и с радостью. Праздник Всех Святых был отпразднован с величайшей торжественностью и величием, из любви к ее сыну и из уважения к сопровождавшим его знатным иностранцам.

Глава 13.

Сэр Хьюго Спенсер осужден и казнен.

Когда праздник кончился, то сэр Хьюго, которого не любили нигде, предстал перед королевой и собравшимися рыцарями. Ему были прочитаны обвинения, на которые он не дал ответа. Затем бароны и рыцари определили ему следующий приговор: вначале он должен быть провезен в повозке для осужденных, в сопровождении труб и горнов, по всем улицам города Херфорда, и затем привезен на рыночную площадь, куда соберется весь народ. На этом месте его должны привязать к высокому помосту, чтобы весь народ мог его легко видеть. Вначале будут отрезаны его половые органы, поскольку его сочли еретиком и виновным в противоестественных занятиях, чем он занимался даже с королем, благодаря любви которого и своим порочными инсинуациями, он добился его отчуждения от королевы. Затем его половые органы были брошены в большое пламя, разожженное рядом с ним. Затем в то же пламя было брошено и его сердце, поскольку оно было лживым и вероломным - ведь своими изменническими советами, внушенными им королю, он навлек позор и бесчестие на страну и стал причиной того, что было обезглавлено нескольких величайших сеньоров, которым королевство было обязано поддержкой и защитой, и он до того соблазнил короля, что тот не мог ни желать, ни видеть ни королевы, ни своего старшего сына, который должен был бы стать их будущим сувереном, и из-за чего оба они были вынуждены бежать из королевства, чтобы сохранить свои жизни. От остальных частей тела сэра Хьюго также избавились тем же образом, а его голова была отрезана и послана в Лондон.

После казни, королева и сеньоры, с большим числом простонародья выехали в Лондон. При их приближении, их встречали огромные толпы народа и приняли и ее и ее сына, а также и сопровождавших ее лиц с великим почтением.

Горожане преподносили королеве щедрые дары, так же как и всей ее свите, где бы они не останавливались. Спустя 15 дней, проведенных среди празднеств и увеселений, спутники мессира Жана де Эно стали с нетерпением ожидать возвращения домой, поскольку они полагали, что уже выполнили свой долг и заслужили великую славу. Они попрощались с королевой и ноблями государства, которые упрашивали их погостить еще немножко, чтобы решить, что следует делать с королем, находившемся в то время в тюрьме. Но они имели столь сильное желание вернуться домой, что все эти просьбы были бесполезны. Когда королева и ее совет увидели это, они обратились к мессиру Жану де Эно и попросили его остаться только до Рождества, и чтобы он задержал при себе как можно больше людей. Не желая отказывать в том, что хоть как-то зависело от него, славный рыцарь любезно выполнил просьбу королевы. Он задержал столько своих товарищей, сколько смог, но их было мало - большая часть отказалась оставаться здесь под каким бы то ни было предлогом, что весьма его рассердило.

Хотя королева и ее совет видели, что никакие мольбы не могут переубедить его спутников остаться, они оказали им все знаки уважения. Королева приказала выдать каждому из них большую сумму денег в возмещение понесенных ими трат, и кроме того, она подарила каждому, согласно его рангу, богатые драгоценности, так что все были полностью удовлетворены. По их собственной просьбе, она без всяких возражений, также оплатила каждому живыми деньгами стоимость их лошадей, которых они предпочли оставить здесь.

Мессир Жан и несколько его спутников оставались в Англии, согласно желанию королевы, и англичане оказывали ему и его спутникам все уважение, какое только могли.

В это время в свите королевы находилось большое число благородных дам и девиц, а также было много таких, кто являлся к ней каждый день, и все они не замедлили обратить свое внимание на мессира Жана, полагая, что этот славный рыцарь вполне этого заслуживает.

Глава 14.

Коронация короля Эдуарда III.

Большинство из спутников мессира Жана де Эно вернулось домой, однако сам сеньор Бомон остался. Королева разрешила разъехаться по домам большинству людей своего домена, а также и прочим людям, за исключением нескольких ноблей, которых она оставила при себе, как членов правительства, прямо приказав всем прочим вернуться к королевскому двору к Рождеству, когда она намеревалась устроить заседание совета. Они получили разрешение уехать, пообещав быть здесь в назначенное время, также как и многие другие, которые готовились к праздникам. Когда подошло Рождество, она собрала вышеупомянутый совет, и на нем были весьма полно представлены все нобли и прелаты королевства, а также главные сановники больших и малых городов. На этом собрании было постановлено, что королевство больше не может оставаться без суверена, и что все деяния находящегося в тюрьме короля произошли по его собственной воле или по дурным советам других лиц. И что о факте дурного управления королевством, следует заявить в письменном виде, и громко прочитать всем об этом ноблям и мудрым людям королевства, для того, чтобы они могли дать совет и решить, как и кем королевство будет управляться в будущем. И когда все деяния, совершенные королем или входившие в его намерения, а также сведения о его поведении в личной жизни, были зачитаны, главы собрания посовещались между собой и, исходя из своих собственных сведений, согласились, что большая часть того, что они только что услышали, была правдой, и что такой человек не достоин быть королем, не достоин носить корону, и не достоин именоваться королем. Они единодушно решили, что его старший сын и законный наследник, здесь присутствовавший, должен быть коронован вместо своего отца, и что он должен иметь при себе добрый и верный совет, благодаря которому королевство могло бы управляться наилучшим образом. Они приказали, чтобы его отец содержался пленником, имея все знаки уважения, соответствующие его рангу, так долго, как долго он будет жив. Все было так и сделано, и с этим согласились главные нобли государства и главные чиновники больших городов.

Юный король Эдуард, столь удачливый с тех пор в войнах, был коронован королевской диадемой в Вестминстерском дворце в Рождественский день 1326 года. В следующий за тем день обращения Святого Павла ему исполнилось 16 лет.

На этой коронации присутствовали мессир Жан де Эно и все его спутники, знатные и не очень, они принимали участие в больших празднествах, и ему и тем, кто состоял при нем, было подарено много богатых украшений. К большому удовольствию присутствовавших там сеньоров и дам, он и его друзья оставались на время этих великих торжеств, и пробыли там до 12-го числа, когда получили сведения, что король Чехии, граф Эно, его брат и многие великие сеньоры Франции приказали объявить об устройстве турнира в Конде. Поэтому мессир Жан, несмотря на все мольбы, более не задерживался, испытывая огромное желание принять участие в этом турнире, повидать своего брата и других принцев, и особенно, славного и великодушного государя, короля Чехии Карла.

Когда молодой король Эдуард, его мать и бароны увидели, что его невозможно более удержать, они, против своей воли, дали ему разрешение на отъезд. По совету королевы, король, пожаловал ему ежегодную пенсию в 400 марок стерлингов наследственной ренты, которая должна была выплачиваться ему в городе Брюгге. Он также дал Филиппу де Шато (Chateaux), его главному оруженосцу и главному советчику, 100 марок стерлингов ренты, которая должны была выплачиваться в тоже время и в том же месте. Еще он дал значительную сумму на покрытие расходов его спутникам, когда те стали возвращаться домой. Он приказал, чтобы их сопровождало до Дувра множество рыцарей, и чтобы его поездка была свободна от всяческих расходов. При прощании он подарил графине де Гаренн (Garennes), сестре графа де Бар, и некоторым другим дамам, которые сопровождали королеву в Англию, множество богатых украшений.

Мессир Жан и его отряд немедленно погрузились на борт приготовленного для них судна, чтобы успеть на турнир. Король послал с ними 15 молодых и крепких рыцарей, чтобы те сопровождали его на этот турнир, где могли бы испытать свое искусство и познакомиться с сеньорами и рыцарями, которые там будут присутствовать. Мессир Жан и его отряд оказывали им все знаки внимания, насколько это было в их власти, и пользуясь случаем, приняли участие в турнире в Конде.

Глава 15.

Роберт Брюс, король Шотландии, бросает вызов королю Эдуарду.

После отъезда мессира Жана де Эно король Эдуард и его мать стали править королевством с помощью советов доброго графа Кентского и сэра Роджера Мортимера, у которого были в Англии обширные владения, приносящие годовой доход 700 фунтов стерлингов. Оба они были изгнаны вместе с королевой. Еще они пользовались советами сэра Томаса Уагера и других людей этой страны, которые казались им мудрее других. Однако, это стало причиной большой зависти, которая никогда не умирает в Англии, но правит там всем, как впрочем и в других местах. Таким образом, зима и Великий пост, до Пасхи прошли в глубоком мире. А затем случилось так, что шотландский король Роберт, который, несмотря на свою храбрость, много натерпелся во время своих войн с Англией и часто испытывал поражения от короля Эдуарда, деда молодого короля, будучи в это время уже очень стар и болен проказой, услышал, что король взят в плен и низложен, а его советники преданы смерти. Тогда он решил, что наступил благоприятный момент, чтобы послать вызов нынешнему королю, пока еще очень юному, чьи бароны не пребывают в добром согласии друг с другом, и попытаться отвоевать какую-нибудь часть Англии. Около Пасхи 1327 года, он послал вызов королю Эдуарду и всей его стране, сообщая им, что вторгнется в королевство и сожжет его земли так же, как он это сделал после поражения у Стирлинга, когда англичанам сильно досталось.

Когда молодой король и его совет получили этот вызов, то они объявили о нем всему королевству и приказали, всем ноблям и прочим люди, явиться в Йорк ко дню Вознесения (21 мая), полностью готовыми и экипированными, согласно своему рангу. Король также послал значительный отряд воинов охранять границы Шотландии и гонцов к мессиру Жану де Эно, очень любезно прося его помочь и быть товарищем в этом походе. Он желал видеть его в Йорке в день Вознесения вместе со столькими воинами, сколько ему удастся собрать.

Когда сеньор де Бомон получил эту просьбу, то он разослал письма и гонцов по Фландрии, Эно и Брабанту и повсюду, откуда еще мог набрать добрых воинов, прося их встретить его в Виссане (Wissan) 10, будучи хорошо экипированными. Там предполагалось погрузиться на корабли для отъезда в Англию. Явились те, к кому он посылал, а также множество других, кто прослышал об этом и ожидал получить большие суммы денег, наподобие тех, что удалось вывезти из предыдущей экспедиции в Англию.

Когда сеньор де Бомон приехал в Виссан, он нашел там суда, готовые переправить его и его отряд. Как можно быстрее они погрузились на них вместе со своими конями и переправились в Дувр, откуда без остановок, продолжали свой путь, пока не прибыли в Йорк. Король, его мать, а также и ряд других сеньоров и баронов, уже там собрались, как для совета, так и для того, чтобы сопровождать короля. Они ждали в Йорке прибытия мессира Жана, латников, лучников и простого народа из различных городов и местечек. Так как они прибывали большими отрядами, то были расквартированы в деревнях вокруг Йорка, на расстоянии 2 или 3 лье, и отсюда они отправились в поход к границе.

Мессир Жан и его отряд прибыли в Йорк в назначенное время, были там тепло встречены, и в их честь королем, королевой и всеми баронами был устроен великолепный прием. Красивейшие окрестности города были выделены для постоя войск, для него самого и его свиты - монастырь белых братьев. С этим отрядом пришли из Эно: сеньор Энгиен (Anghien), называемый мессиром Вальтером, мессир Анри, сеньор д`Антуэн, сеньор де Сеньоль (Seignoles), и следующие рыцари: мессир Фастре де Рё, мессир Роббер де Байёль, его брат мессир Гильом де Байёль, сеньор д`Авре (Havereth), кастелян Монса, мессир Алар де Брисэй (Alart de Briseil), мессир Мишель де Линь (Michael de Ligne), мессир Жан де Монтиньи (Montigny) Младший со своим братом, мессир Санш де Буссуа, мессир Персиваль де Семерье, сеньоры де Гомминьи, де Биорэ (de Biaurien) and де Фольён (de Folion). Из Фландрии пришли: во-первых, мессир Эктор де Вилэн (Hector de Vilains), далее мессир Жан де Род (de Rhodes), мессир Ульфар де Гистелль и его брат мессир Жак де Гистелль, мессир Госвен де ла Мель (Gossuin de la Muelle) и сеньор де Тарсе (Tarces). Многие пришли из Брабанта, в частности, сеньор де Дюсл (Dusle), мессир Тьерри де Вакур (Thierry de Vaucourt), мессир Расс де Грэ (Rasses de Gres), мессир Жан де Кассбень (de Cassebegne), мессир Жан Пилестр (Pilestre), мессир Гильом де Куртерель (de Courterelles), три брата де Арлебек (de Harlebeque), мессир Готье де Отберг (de Hautebergue) и другие. Из Хесбена – мессир Жан де Либо (de Libeaux) и его брат Анри, мессир Анри де ла Шаппель (de la Chappelle), мессир Юг де Э (Hugh de Hay), мессир Жан де Лимье (de Limies), мессир Ламбер де Пре (des Prez), мессир Жильбер де Эр (de Hers). В надежде на успех явились также добровольцами и другие рыцари из Камбрези и Артуа, так что мессир Жан имел в своем отряде 500 добрых людей, хорошо снаряженных и богато экипированных.

После праздника Троицы мессира Жана де Эно удостоили чести и пришли к нему со своими доблестными отрядами мессир Вильгельм, который позже, после смерти отца, стал герцогом Юлихским, и мессир Тьерри де Амберг (Hamberque), позже ставший графом Лоосским.

Глава 16.

Ссора между английскими лучниками и энюэрцами.

Король Англии, для чествования и празднества в честь приезжих и их отряда, устроил в Троицино Воскресенье огромный королевский прием в здании Белых Братьев, где остановились и он и королева, и где каждый устраивал свой отдельный прием - король со своими рыцарями, а королева - со своими дамами, число которых было велико. На этом приеме у короля было 500 рыцарей, и еще 15 были вновь посвящены в это звание. Королева давала свой прием в дортуаре, и у нее за столом сидело, по меньшей мере, 60 дам, которые были приглашены для развлечения мессира Жана де Эно и его людей. Там можно было увидеть множество знатных особ, которым подавались в изобилии блюда, такого чудного вида, что с трудом можно было понять, что это такое. Там были дамы в превосходнейших платьях, которые с нетерпением ожидали часа танцев и дальнейшего продолжения праздника, но все получилось иначе, из-за того, что после обеда произошла жестокая ссора между слугами энюэрцев и английскими лучниками, которые были вместе расположены на постой в одном пригороде. Эта ссора разгорелась до того, что лучники с луками наизготовку собрались с отряд и стреляли в слуг, чтобы те покинули свои квартиры. Энюэрцы же не могли близко подойти к своим домам, не подвергаясь при этом большой опасности, так как лучники, числом в 3000 человек, стреляли как в хозяев, так и в слуг. Подозревали, что эта ссора могла быть вызвана друзьями Спенсеров и графа Арундела в отместку за то, что они были преданы смерти по совету Жана де Эно. Кроме того, англичане, хозяева домов, где остановились энюэрцы, забаррикадировали в своих домах окна и двери, не позволяя постояльцам туда проникнуть. Тем не менее, некоторые энюэрцы все же проникли в свои дома с черного хода и быстро облачились в доспехи, но не отваживались высунуться на улицу из страха перед стрелами. Тогда они вышли из своих квартир с заднего хода и стали пробираться на площадь, ломая по пути заборы и ограды. На площади они останавливались и поджидали своих товарищей, пока не собралась сотня вооруженных людей, а также и много невооруженных, то есть тех, кто не смог добраться до своих домов. Образовав, таким образом, отряд, они поспешили помочь своим друзьям, которые изо всех сил защищали свои квартиры на большой улице. Они прошли через особняк лорда Энгиена (Anghien), у которого и спереди и сзади были большие ворота, выходящие на улицу, на которой лучники находили ужасное употребление своим стрелам. Ими уже было ранено множество энюэрцев.

Здесь мы нашли добрых рыцарей, мессира Фстре де Рё, мессира Персиваля де Семерье и мессира Санша де Буссуа, которые, хоть и не добравшись до своих домов, совершали такие же подвиги, как и те, кто были вооружены. У них в руках были большие дубовые палки, взятые из дома возчика, и они действовали своими кольями так успешно, что никто не осмеливался к ним приближаться, и будучи сильными и доблестными рыцарями, они в этот вечер побили более 60 человек. Наконец, все лучники были повергнуты в смятение и обращены в бегство. Они оставили на месте 300, или около того, человек убитыми, и все они были из епископства Линкольн. Я полагаю, что Бог ни к кому не проявил большей милости и благоволения, чем к Жану де Эно и его отряду. Ведь эти лучники не хотели ничего другого, кроме как убить их и ограбить, несмотря на то, что они пришли сюда по королевскому делу. Иноземцы никогда не оказывались в большей опасности, чем когда им пришлось находиться в Йорке. И больше они уже не чувствовали себя в полной безопасности, до тех пор, пока не вернулись в Виссан, ведь во время постоя, ненависть к ним со стороны лучников так возросла, что как сообщили сеньорам из Эно некоторые бароны и рыцари, лучники и прочее английское простонародье, числом в 6 тысяч человек, договорилось, либо днем, либо ночью, вырезать и сжечь в гостиницах энюэрцев и их людей. При этом, со стороны короля или баронов не было никого, кто бы отважился бы им помочь. Поэтому энюэрцам не оставалось ничего другого, кроме как стоять друг за друга, и продать свои жизни как можно дороже. Они внесли много благоразумных поправок в свое поведение, часто были вынуждены ложиться при оружии, запираться в своих домах и иметь наготове доспехи, а своих лошадей держать оседланными. Также они были вынуждены назначить постоянные отряды для несения стражи в полях и на дорогах вокруг города и высылать разведчиков на расстояние в пол-лиги, чтобы смотреть, не будет ли людей, от которых они могли бы получить какие-нибудь известия, а если бы кто-нибудь стал двигаться в направлении города в боевом порядке, то они немедленно должны были вернуться к своим отрядам, чтобы те могли быстро сесть на коней, собраться под знаменем и выстроиться как по тревоге. Они простояли в пригородах 4 недели, все время находясь в беспокойном ожидании и, за исключением нескольких главных сеньоров, которые уехали ко двору, чтобы повидать короля и членов его совета, или чтобы развеяться и послушать новостей, все остальные опасались покидать свои дома и снимать доспехи. Если бы этой несчастной ссоры не было бы, они могли бы провести время более приятным образом, поскольку с городе и окрестной стране было такое изобилие всего, что во течении 6 недель, пока король и английские сеньоры пробыли здесь с более чем 40 тысячами воинов, продовольствие так и не подорожало, и за одно пенни можно было купить столько же, сколько и перед их прибытием. Добрые вина из Гаскони, Эльзаса и с Рейна были в изобилии и хорошего качества, птица и другая подобная еда оставалась в низкой цене. Сено, овес и солома были хорошего качества и дешево, и их доставляли им на дом.

Глава 17.

Об обычаях шотландцев и том, как они ведут войну.

После прошествия 3 недель после этой ссоры, через своих маршалов король издал объявление, чтобы в течение недели все были обеспечены повозками, палатками и всем необходимым для похода против шотландцев. Когда все были снаряжены, король и его бароны выступили из города и разбили лагерь в 6 лье от него. Мессир Жан де Эно и его отряд разбили палатки неподалеку от короля, в знак его расположения, а еще и для того, чтобы помешать лучникам что-либо предпринимать против них. Король и этот первый отряд пробыли здесь 2 дня и 2 ночи, ожидая прибытия денег для своих расходов, а также, чтобы посмотреть, чего еще не хватает. На третий день армия снялась с лагеря, выступила в поход еще до рассвета, и в течении длинного дневного перехода дошла до города Дархэма, который расположен на краю страны, называемой Нортумберлендом. Страна эта дика, полна лесов и гор, и бедна во всем, кроме скота. Через нее течет Тайн, с дном полным больших камней и гальки. На этой реке расположен город Ньюкасл-апон-Тайн. Чтобы охранять эту страну от шотландцев там, с многочисленной армией, находился лорд маршал Англии. В Карлайле располагался значительный отряд валлийцев под командованием лорда Херфорда и лорда Моубрея, предназначенный для защиты переправы через Эден, поскольку шотландцы не могли вторгнуться в Англию, не переправившись через одну из этих рек. Не прибыв туда, англичане не имели каких-нибудь определенных сведений о шотландцах. Те перешли реку так скрытно, что никто, ни из Карлайла, ни из Ньюкасла не имел о них ни малейших сведений. Говорят, что эти города отстоят один от другого на расстоянии 42 английских лиг.

Шотландцы - народ храбрый и привычный к войне. Когда они делают свои набеги в Англию, то проходят без остановки от 20 до 22 лиг 11, как днем, так и ночью, ведь кроме пеших обозников, все они передвигаются на лошадях. Рыцари и оруженосцы едут на хорошо снаряженных крупных конях, простые воины - на маленьких лошадках. Из-за наличия гор, которые им надо пройти, чтобы вторгнуться в Нортумберленд, багажа они с собой не возят. Не возят также никакой провизии - ни хлеба, ни вина, поскольку, во время войны, они придерживаются трезвости и могут долгое время есть полусырое мясо без хлеба и пить речную воду без вина. Поэтому у них нет надобности в котелках и сковородках, так как, поймав скотину, они обертывают ее мясо в шкуры, и будучи уверены, что достанут достаточно скота в той стороне, куда они вторгаются, они и вовсе ничего с собой не носят. Под боковинами своего седла, каждый из них везет широкую металлическую пластину, за седлом - небольшую сумку с овсянкой. Когда они едят столько много сырого мяса, и их желудок кажется им слабым и пустым, они устанавливают эту пластину над огнем, замешивают воду с овсянкой, и когда пластина разогреется, кладут не нее немного теста, и пекут тонкие хлебцы, наподобие крекера или бисквита, которые и едят, чтобы согреть свои желудки. Поэтому неудивительно, что они совершают дневные переходы более длинные, нежели другие воины. Таким же образом шотландцы и вторглись в Англию, разрушая и сжигая все тем, где они проходили. Они захватили больше скота, чем им было нужно. Их армия состояла из 4000 латников - хорошо вооруженных рыцарей и оруженосцев, кроме того там было еще 20 тысяч человек, храбрых и мужественных, вооруженных по обычаям своей страны и ездящих верхом на маленьких лошадках, которых они никогда не привязывают и не укрывают, но спешившись с них по окончании дневного перехода сразу пускают их пастись на вересковых пустошах или в полях. Этой армией командовали два доблестных капитана. Одного назначил сам король Шотландии, который был очень храбр, хотя и очень стар, но в это время жил в лепрозории. Это был славный рыцарь, весьма прославленный своим оружием - граф Морея, на знамени которого были изображены 3 красных ромба на серебряном поле. Другим был сэр Джеймс Дуглас, которого считали самым храбрым и предприимчивым рыцарем в обоих королевствах. На его гербе была изображена серебряная голова на лазурном фоне. Эти два сеньора были величайшими баронами и прославленнейшими мужами за свой героизм и другие воинские подвиги.


Комментарии

1. См. предисловие

2. Фульк Харлей или Франк де Халь, выходец из Брабанта – прим. пер.

3. Лорд Бернерс: «Битва произошла в день Святого Иоанна Крестителя, на 7-м году правления того же короля Эдуарда, в лето Господне 1314. Преследование после этого несчастия продолжалось 2 дня и 2 ночи. И король Англии бежал с малой свитой в Лондон. И в четвертое воскресенье Великого Поста1316 года шотландцы вновь, с помощью измены, взяли город Бервик».

Этот пассаж лорда Барнерса, хотя и приведен в его тексте, но представляется его собственной вставкой, исправляющей ошибку Фруассара, чье утверждение наводит на мысль, что взятие Бервика произошло непосредственно после битвы, тогда как между двумя событиями прошло 2 года. Битва, о которой идет речь – Бэннокбурн.

4. Вариант лорда Беренеса более эффектен и почти дословно совпадает с оригиналом. Он пишет так: «Когда благородный король Карл Французский выслушал стенания своей сестры, которая без утайки поведала ему о своей нужде и своем деле, он сказал ей: «Дорогая сестра, успокойтесь, поскольку ради той веры, что я обязан Богу и Святому Дени, я хорошенько позабочусь принять ради вас необходимые меры». Тогда королева, невзирая на возражения короля, пала на колени и сказала: «Справедливый мой господин и дорогой брат, я молю Бога вознаградить вас».

5. Согласно тому, что говорит г-н Ланцелот в одном из своих мемуаров, касающихся Робера д`Артуа, Жан ле Бель, сильно ошибается на предмет поездки Изабеллы во Францию и о том времени, что она там пробыла. Эта поездка имеет отношение к оммажу, который Эдуард II должен был принести королю Франции Карлу.

Карл захватил часть Гиени, и Спенсеры послали королеву во Францию к брату для переговоров по этому вопросу, и причем держались от нее подальше, поскольку знали, что она их не любит. У Римера (Rymer) приводится письмо от короля Эдуарда к папе Иоанну XXII, датированное 8 марта 1324 года, в котором король говорит, что решил послать королеву во Францию, чтобы она договорилась со своим братом. Эта дата примечательна, так как Фруассар относит путешествие королевы двумя годами ранее - ведь он говорит, что королева пробыла в Париже 3 года. Сейчас точно известно, что она вернулась в Англию 22 сентября 1326 года, следовательно, она должна была прибыть во Францию в 1323. Но Фруассар ошибается - ее путешествие произошло позже похода в Гиень, который продолжался с мая 1324 по конец сентября того же года. Следовательно, ее пребывание во Франции и Эно длилось только 18 месяцев. Те же ошибки историка касаются и цели ее путешествия. Он полагает, что ее единственным мотивом для приезда во Францию было требование защиты у короля, своего брата, против Спенсеров, что ее отъезд был тайным, и что она привезла с собой юного принца Уэльского. Все сохранившиеся документы доказывают беспочвенность этого.

Она оставила Англию по желанию Эдуарда. Она преуспела в своей миссии, и мир был заключен 31 мая 1325 года. Спенсеры боялись требования к Эдуарду принести оммаж лично и поэтому постарались сделать так, что он передал герцогство Гиень и графство Понтье принцу Уэльскому, что и было сделано 2 и 10 сентября 1325 года. Принц Уэльский взошел на корабль в Дувре 12 числа этого же месяца, чтобы принести оммаж, спустя 6 месяцев после поездки его матери.

Правда то, что когда он прибыл ко двору Карла Красивого, она добилась от брата позволения оставаться у него дольше того, что желали Эдуард и его фавориты. Сама она, как могла, старалась добыть людей и денег, которые намеревалась употребить, чтобы вырвать короля, своего мужа, из рук Спенсеров.

6. Лорд Бернерс: «Тогда королева пришла в сильное замешательство и плача попросила у него доброго совета. Тогда он сказал….» и т.д.

7. Его сын был одним из первых кавалеров Ордена Подвязки.

8. Полиодор Виргилий говорит, что они высадились в графстве Суффолк и упоминает деревню под названием Оруэлл (Orwel), в которой они отдыхали. Хроники Фландрии называют Норвелл (Norwell) и добавляют, что это был морской порт.

9. Лорд Бернерс добавляет "и английским лордам", полагая, что было бы не правильно, чтобы вся честь досталась энюэрцам.

10. Виссан - город около Булони, в губернаторстве Кале. Camden полагает, что это - Portus Iccius, откуда Цезарь отплыл в Британию. Это обсуждалось в одном из комментариев к Мемуарам Жуанвилля. — Fifth volume of the Collection of Historical Memoirs relative to the History of France,

11. Везде, где упоминаются английские лиги, лорд Бернерс переводит их как мили, и по-видимому, это правильно, так как невероятно, чтобы военный отряд, полностью вооруженный, мог бы пройти за день верхом от 60 до 80 миль, если бы в данном месте действительно следовало бы читать лиги. — Ed.

Источник: Froissart, J., Chronicles of England, France, Spain and the adjoining countries: from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV, Translated from the French, with variations and additions, from many celebrated MSS by Thomas Johnes, Esq. New York: Leavitt & Allen, 1857

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.