Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Е ЛУН-ЛИ

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА КИДАНЕЙ

ЦИДАНЬ ГО ЧЖИ

ГЛАВА СЕДЬМАЯ.

ШЭН-ЦЗУН, ИМПЕРАТОР ТЯНЬ-ФУ ХУАНДИ

Император Шэн-цзун, носивший табуированное имя Лун-сюй, был старшим сыном императора Цзин-цзуна. Вступив на престол двенадцати лет, он изменил наименование эры правления на Тун-хэ и поднес матери, урожденной Сяо, почетный титул «вдовствующая императрица Чэн-тянь». Она являлась на аудиенции сановников во дворец и управляла государственными делами в течение двадцати семи лет, после чего вернула бразды правления императору.

Пленение сунского военачальника Ян Е, поражения Кан Бао-и и Ван Цзи-чжуна, а также военные действия в округе Шаньюань 1 имели место до двадцать пятого года эры правления Тун-хэ, и хотя император лично участвовал в походах, связанных с тремя-четырьмя крупными военными операциями, и, отважно сражаясь, глубоко вторгался в Китай, однако фактически в это время вдовствующая императрица не возвращала принадлежавшую ему власть.

983 год

Первый год эры правления Тун-хэ. (Восьмой год эры правления Тай-пин син-го, установленной династией Сун.)

Император вступил на престол и снова дал государству наименование Да Цидань —[Великое государство киданей].

Весной, во второй луне, первого числа, было затмение солнца.

984 год

Второй год эры правления Тун-хэ. (Первый год эры правления Юн-си, установленной сунским императором Тай-цзуном.)

985 год

Третий год эры правления Тун-хэ. (Второй год эры правления Юн-си, установленной династией Сун.)

Зимой, в двенадцатой луне, первого числа, было затмение солнца.

986 год

Четвертый год эры правления Тун-хэ. (Третий год эры правления Юн-си, установленной династией Сун)

Весной, в первой луне, сунские военачальники Цао Бинь и другие напали по трем направлениям на киданей. Цао Бинь занял город Чжочжоу, Тянь Чжун-цзинь — уездные города Фэйху 2, Линцю 3 и областной город Юйчжоу, а Пань Мэй — областные города Юнь, Хуань, Шо и Ин.

Затем вскоре сунский император приказал Пань Мэю и Ян Е переселить жителей областей Юнь, Хуань; Шо и Ин в области Сюй и Жу. К этому времени были взяты в плен киданьский воевода-усмиритель юго-западного направления Да Пэн-и, военный инспектор 4 Ма Ши и помощник военачальника Хэ Вань-тун. Цао Бинь вместе с другими военачальниками также занял один за другим уездные города Синьчэн, Гуань 5 и областной город Чжочжоу, но затем у него истощилось продовольствие, и он отступил к северу отзаставы Цигоугуань 6. Подошедшие крупные киданьские войска преследовали его и нанесли сунской армии крупное поражение 7.

В шестой луне, первого числа, было затмение солица.

Осенью, в восьмой луне, вдовствующая императрица Сяо, сановник Елюй Ханьнин 8, сянвэни южного и северного отрядов пиши 9 и тиинь отряда Ушэнь 10 во главе войск, насчитывавших свыше ста тысяч воинов, снова заняли областной город Хуань 11 и взяли в плен сунского военачальника Ян Е.

Следует сказать, что раньше, когда сунские войска заняли областные города Юнь, Шо, Хуань и Ин, Пань Мэй и Ян Е получили приказ переселить жителей четырех [одноименных] областей в области Сюй и Жу и охранять их во время переселения. Кидане напали на войска Ян Е. Ян Е упорно сражался с полудня до вечера и собственной рукой убил несколько сот человек. Когда тяжело ранили его лошадь, он не смог больше двигаться и был взят в плен киданями. Глубоко вздохнув, Ян Е сказал. «Император относился ко мне весьма милостиво, с каким лицом я буду жить среди варваров», после чего не ел три дня и умер. Из воинов Ян Е осталось не более ста человек. Ян Е утешал их и отсылал от себя., но они лишь растроганно плакали и не хотели уходить. Все они погибли в бою, и ни один из них не вернулся обратно живым 12.

В двенадцатой луне кидане, используя победу над Ян Е, послали несколько десятков тысяч всадников во главе с Елюй Сунь-нином, носившим звание юйюэ, захватить Инчжоу. Для отражения киданей прибыл сунский командующий войсками Лю Янь-жан. Сражение произошло при Цзюньцзыгуани.

В это время стояли сильные, морозы, из-за которых сунские воины не могли натягивать луки и самострелы. Кидане окружили [войска] Лю Янь-жана несколькими кольцами. Помощь не подошла, и вся сунская армия была разбита и уничтожена 13. Лю Янь-жан спасся бегством, в то время как командующий обороной области Пинчжоу Хэ Лин-ту и командующий войсками на заставе Гаоянгуань Ян Чжун-цзинь попали в плен 14.

Кидане, боевой дух которых повысился еще более, глубоко вторглись в области Шэнь и Ци, а также заняли областной город Ичжоу. Все земли к северу от генерал-губернаторства Вэйбо испытали на себе бедствия от их нашествия

Кидане напали на Дайчжоу, но были разбиты и отогнаны правителем этой области Чжан Ци-сянем, который не ожиданно напал па них из засады 15.

987 год

Пятый год эры правления Тун-хэ. (Четвертый год эры правления Юн-си, установленной династией Сун.)

Весной, в первой луне, кидане взяли штурмом главные города областей Шэньчжоу 16, Цичжоу, Дэчжоу и Ичжоу.

988 год

Шестой год эры правления Тун-хэ. (Сунский император Тай-цзун изменил наименование эры правления на Дуань-гун.)

Зимой, в одиннадцатой луне, крупные отряды киданьской конницы подошли к северному берегу реки Танхэ 17, готовясь к нападению на область Сун, но были разбиты главнокомандующим войсками области Динчжоу Ли Цзи-луном и военным инспектором Ли Цзи-чжуном 18.

989 год

Седьмой год эры правления Тун-хэ. (Второй год эры правления Дуань-гун, установленной династией Сун.)

Осенью, в седьмой луне, около созвездия Дунцзин появилась комета, находившаяся там в течение тридцати дней 19.

Кидане напали на Вэйлуцзюнь, но были разбиты сунскими военачальниками Инь Цзи-лунем и Ли Цзи-луном на берегах реки Сюйхэ, в области Танчжоу. Они убили киданьского сянвэня отряда пиши, а их старший военачальник, носивший звание юйюэ, был ранен и бежал. [Сунские войска] захватили много пленных и богатые трофеи 20. После этого поражения кидане не предпринимали крупных набегов. Поскольку у Инь Цзи-луня было черное лицо, кидане стали предостерегать друг друга: «Следует избегать встреч с чернолицым великим князем».

В девятой луне планеты Му и Инхо сместились к югу.

990 год

Восьмой год эры правления Тун-хэ. (Сунский император Тай-цзун изменил наименование эры правления на Чунь-хуа.)

991 год

Девятый год эры правления Тун-хэ. (Второй год эры правления Чунь-хуа, установленной династией Сун.)

Весной, в добавочной луне, первого числа, было затмение солнца.

Зимой, в двенадцатой луне, нюйчжэни, в связи с тем что киданьские войска перерезали дорогу, по которой они доставляли дань династии Сун, просили сунского императора напасть на киданей. Сунский император не согласился с этой просьбой, после чего нюйчжэни подчинились киданям.

992 год

Десятый год эры правления Тун-хэ. (Третий год эры правления Чунь-хуа, установленной династией Сун.)

Весной, во второй луне, первого числа, было затмение солнца.

Осенью, в восьмой луне, первого числа, было затмение солнца.

993 год

Одиннадцатый год эры правления Тун-хэ. (Четвертый год эры правления Чунь-хуа, установленной династией Сун.)

994 год

Двенадцатый год эры правления Тун-хэ. (Пятый год эры правления Чунь-хуа, установленной династией Сун.)

Зимой, в двенадцатой луне, первого числа, было затмение солнца, которое не было видно из-за дождевых облаков.

995 год

Тринадцатый год эры правления Тун-хэ. (Сунский император Тай-цзун изменил наименование эры правления на Чжи-дао.)

Весной, в первой луне, кидане совершили набег из округа Чжэнъу, но были разбиты инспектором области Фучжоу Чжэ Юй-цином при Цзыхэча. Кидане потеряли большое количество убитыми.

Летом, в четвертой луне, кидане напали на область Сюн-чжоу, но были разбиты правителем этой области Хэ Чэн-цзюем.

Четырнадцатый год эры правления Тун-хэ. (Второй год эры правления Чжи-дао, установленной династией Сун.)

997 год

Пятнадцатый год эры правления Тун-хэ. (Третий год эры правления Чжи-дао, установленной династией Сун.)

Весной, в третьей луне, скончался сунский император Тай-цзун.

998 год

Шестнадцатый год эры правления Тун-хэ. (На престол вступил сунский император Чжэнь-цзун, изменивший наименование эры правления на Сянь-пин.)

Весной, во второй луне, к северу от созвездия Инши появилась комета.

Летом, в четвертой луне, первого числа, было затмение солнца.

Зимой, в десятой луне, первого числа, было затмение солнца.

999 год

Семнадцатый год эры правления Тун-хэ. (Второй год эры правления Сянь-пин, установленной династией Сун.)

Осенью, в девятой луне, первого числа, было затмение солнца.

Зимой, в двенадцатой луне, кидане вторглись в сунские земли. Сунский император Чжэнь-цзун лично выступил в поход. Когда император прибыл в Шаньчжоу, правитель области Цзичжоу Чжан Минь разбил киданей к югу от Шаньчжоу, а когда он прибыл в Даминфу, правитель области Фучжоу Чжэ Вэй-чан разбил киданей при Ухэчуане.

1000 год

Восемнадцатый год эры правления Тун-хэ. (Третий год эры правления Сянь-пин, установленной династией Сун.)

Весной, в первой луне, сунский император Чжэнь-цзун выехал из Даминфу.

В этом году Фань Тин-чжао, сунский главнокомандующий войсками в области Динчжоу, выступил против киданей из округа Чжуншань; он обратился за помощью к главнокомандующему войсками на заставе Гаоянгуань, каковую должность занимал генерал-губернатор Чжанго Кан Бао-и.

Кан Бао-и немедленно выступил с войсками на помощь. Когда он дошел до деревни Пэйцунь, лежавшей к юго-западу от Инчжоу, арьергард Фань Тин-чжао уже вошел в соприкосновение с киданьскими войсками.

Кан Бао-и, отобрав лучших воинов, передал их Фань Тин-чжао. Вечером Фань Тин-чжао тайно бежал, о чем Кан Бао-и даже не знал. На рассвете киданьские войска окружили [войска] Кан Бао-и несколькими кольцами. Междуними и Кан Бао-и произошло несколько десятков схваток. Силы его постепенно иссякли, и Кан Бао-и пал на поле боя. После этого кидане переправились через Хуанхэ из областей Дэ и Ли в области Цзы и Ци, откуда повернули обратно 21.

1001 год

Девятнадцатый год эры правления Тун-хэ. (Четвертый год эры правления Сянь-пин, установленной династией Сун.)

Зимой, в десятой луне, кидане напали на династию Сун, но были разбиты Чжан Бинем при Чанчэнкоу 22. Вскоре они были снова разбиты Ли Цзи-сюанем при Шаньгу.

1002 год

Двадцатый год эры правления Тун-хэ. (Пятый год эры правления Сянь-пин, установленной династией Сун.)

Осенью, в седьмой луне, первого числа, было затмение солнца.

1003 год

Двадцать первый год эры правления Тун-хэ. (Шестой год эры правления Сянь-пин, установленной династией Сун.)

Весной, в третьей луне, кидане напали на сунские области Дин и Сун. Главнокомандующий походной ставкой Ван Чао, главнокомандующий войсками в области Чжэньчжоу Сан Цзань и главнокомандующий войсками на заставе Гаоянгуань Чжоу Ин выступили во главе войск, чтобы дать бой в уезде Ванду. На следующий день они подошли к пункту, расположенному в шести ли к югу от Ванду. Помощник главнокомандующего Ван Цзи-чжу сражался с киданями насмерть. Ван Цзи-чжун всегда гордился присвоенным ему парадным одеянием, по которому кидане узнали его и окружили [его отряд] несколькими кольцами. Ван Цзи-чжун. с боями стал отходить на север, вдоль гор Сишань. Он дошел до города Байчэн, где был захвачен в плен 23.

Зимой, в одиннадцатой луне, в созвездии Дунцзин появилась комета.

1004 год

Двадцать второй год эры правления Тун-хэ. (Первый год эры правления Цзин-дэ, установленной сунским императором Чжэнь-цзуном.)

Весной, во второй луне, кидане вторглись в область Сун, но были разбиты Вэй Нэном у Чанчэнкоу.

Осенью, в добавочной луне, император, киданей вместе с матерью, вдовствующей императрицей Сяо, предпринял крупное нападение на пограничные районы 24. Он отправил войска под командованием Даланя, носившего титул Шуньго-вана, совершить набег на военные округа Вэйлу и Аньшунь. Передовые отряды Даланя были разбиты Вэй Нэном. Затем Далань напал на Бэйпинсай, но был отогнан Тянь Минем и другими военачальниками, после чего устремился на восток, к Баочжоу, напал на этот город, но не смог взять его. Далее, соединившись с императором киданей и вдовствующей императрицей Сяо, Далань напал на Динчжоу. Сунский военачальник Ван Чао, не покидая занятых позиций, отражал киданей на реке Танхэ. Киданьские войска отошли на восток и расположились лагерем в Янчэндяне. Отсюда они выделили часть войск, которые окружили Кэланьцзюнь, но были отогнаны защищавшим его Цзя Цзуном.

Зимой, в десятой луне, кидане напали на Инчжоу, но были разбиты Ли Янь-во, оборонявшим город. Потеряв более тридцати тысяч убитыми и вдвое больше ранеными, кидане отошли от города 25.

Кидане предложили династии Сун обсудить вопрос о заключении мира. Династия Сун послала Цао Ли-юна, имевшего военное звание чунъи фуши, приказав ему выработать условия мирного договора на поле сражения.

Следует сказать, что ранее, во время сражения в уезде Ванду, кидане захватили в плен Ван Цзи-чжуна, которого затем император киданей.приблизил к себе и назначил на должность. Пользуясь удобным случаем, Ван Цзи-чжун [не раз] говорил киданям о выгодах мира и дружбы. В это время вдовствующая императрица, бывшая в преклонных годах, испытывала сильное отвращение к войне, и, хотя [кидане уже] глубоко вторглись в сунские земли, тем не менее [она] одобрительно отнеслась к его словам. После этого были отправлены четыре младших командира во главе с Ли Сином, которые, имея курьерские стрелы, доставили письмо Ван Цзи-чжуна правителю сунской области Мочжоу Ши Пу, чтобы тот доложил о нем сунскому двору. Император Чжэнь-цзун лично написал указ Ван Цзи-чжуну, но Ван Цзи-чжун хотел, чтобы двор отправил полномочного посла. В связи с этим к киданям и был послан Цао Ли-юн 26.

Киданьский император, отступив от Инчжоу во главе трехсот тысяч воинов, снова хотел, пользуясь слабостью сунских войск, пройти в области Бэй, Цзи и военный округ Тяньсюн.

Когда в военном округе Тяньсюн услышали о подходе киданьских войск, весь город охватило смятение. Выступили [и киданьские] отряды, спрятанные в засаде, а поэтому войска, вышедшие из города Тяньсюн, не могли двинуться ни вперед ни назад. Из каждых десяти солдат обратно смогли вернуться только три-четыре человека 27. Вслед за этим киданьские войска захватили главный город военного округа Дэцин, где убили командующего войсками, императорского стольника Чжан Даня, Ху Фу и других лиц — всего четырнадцать человек.

После занятия Дэцина киданьский император привел войска к северу от Шаньчжоу и напал на главные позиции сунских войск, окружив их с трех сторон. Отражали киданей сунские военачальники Ли Цзи-лун и другие, приведшие войска в порядок и построившие их стройными рядами. Командующий киданьскими войсками Далань, носивший титул Шуньго-вана, был ранен в лоб из установленного на деревянной раме самострела, отчего умер 28. Сильно упавшие духом киданьские войска отступили и не смели предпринимать активных действий.

В одиннадцатой луне сунский император Чжэнь-цзун лично прибыл в Шаньюань 29. В это время письмо, отправленное с Цао Ли-юном, уже было доставлено киданям 30, и они вскоре послали левого начальника конюшен быстроногих лошадей 31 Хань Ци с ответным письмом, который вместе с Цао Ли-юном прибыл к Южному двору и вручил, стоя на коленях, ящик с письмом, в котором кидане снова просили земли к югу от застав 32.

Сунский император сказал: «Возвращение земель, о котором говорится в письме, совершенно невозможно. Если кидане будут непременно требовать этого, я должен буду решительно сражаться с ними. Однако, искренне беспокоясь, что население к северу от реки будет снова страдать [от войны,], я готов ежегодно помогать киданям деньгами и шелком, чтобы покрыть их недостачу [в доходах], причем в этом случае и престижу двора не будет нанесено ущерба. Об этом не обязательно писать в клятвенном договоре 33, следует только приказать Цао Ли-юну и Хань Ци пересказать это императору киданей на словах».

Снова вернувшись к киданям, Цао Ли-юн пообещал им ежегодно поставлять двести тысяч кусков шелка и сто тысяч лянов серебра, после чего переговоры между двумя сторонами благополучно завершились.

Кроме того, император киданей просил разрешения относиться к сунскому императору как к старшему брату. В связи с этим сунский император приказал Ли Цзи-чану, который выехал вместе с Яо Дун-чжи, отвезти киданям государственное послание. Кидане, со своей стороны, послали Дин Чжэня, вручившего сунскому императору клятвенный договор 34. После этого кидане отвели войска и с этого времени не совершали больше набегов на пограничные земли.

Следует сказать, что, прибыв в Шаньчжоу, сунский император Чжэнь-цзун предполагал остановиться [там]. Коу Чжунь настойчиво просил императора переправиться на другой берег реки, а Гао Цюн сделал знак воинам императорской охраны подать носилки. Когда носилки донесли до плавучего моста, Гао Цюн, держа в руках плеть, стал бить ею по спинам носильщиков, приказывая идти быстрее. Переправившись через реку, император взошел на башню ворот в северной части города и поднял флаг с изображением желтого дракона. Все воины закричали: «Многие лета императору!». Этот крик был слышен на расстоянии нескольких десятков ли, и, услышав его, кидане с испугом смотрели друг на друга 35. Вначале, когда Цао Ли-юн был назначен вести переговоры о мире, он лично спросил сунского императора о количестве денег и шелка, которое можно ежегодно дарить киданям. Сунский император ответил: «Если ничего нельзя будет сделать, можно хотя бы и один миллион [кусков]». Коу Чжунь вызвал Цао Ли-юна и сказал: «Хотя имеется императорское указание, тем не менее ты не должен обещать более трехсот тысяч кусков. Если окажется больше трехсот тысяч, я тебя убью». Прибыв к киданям, Цао Ли-юн действительно заключил договор на указанное количество шелка и возвратился обратно. После того как обе стороны достигли соглашения, вскоре же были отведены войска.

В двенадцатой луне, первого числа, было затмение солнца.

Сунский император Чжэнь-цзун прибыл из Шаньчжоу встолицу.

1005 год

Двадцать третий год эры правления Тун-хэ. (Второй год эры правления Цзин-дэ, установленной династией Сун.)

Весной, во второй луне, сунский император послал к киданям Сунь Цзиня принести поздравления по случаю дня рождения матери императора.

Осенью, в восьмой луне, около звездного скопления Цзы-вэй появилась комета.

1006 год

Двадцать четвертый год эры правления Тун-хэ. (Третий год эры правления Цзин-дэ, установленной династией Сун.)

1007 год

Двадцать пятый год эры правления Тун-хэ. (Четвертый год эры правления Цзин-дэ, установленной династией Сун.)

Летом, в пятой луне, первого числа, было затмение солнца.

1008 год

Двадцать шестой год эры правления Тун-хэ. (Сунский император Чжэнь-цзун изменил наименование эры правления на Да-чжун сян-фу.)

1009 год

Двадцать седьмой год эры правления Тун-хэ. (Второй год эры правления Да-чжун сян-фу, установленной династией Сун.)

1010 год

Двадцать восьмой год эры правления Тун-хэ. (Третий год эры правления Да-чжун сян-фу, установленной династией Сун.)

. Летом, в шестой луне, кидане прислали к сунскому двору послов просить разрешения на закупку хлеба. Сунский император приказал области Юнчжоу выделить двадцать тысяч даней проса и продать киданям по дешевой цене в виде помощи.

Зимой, в одиннадцатой луне, кидане напали на государство Гаоли. Войска государства Гаоли, соединившись с войсками нюйчжэней, оказали сопротивление. Киданьские войска были разбиты.

1011 год

Двадцать девятый год эры правления Тун-хэ. (Четвертый год эры правления Да-чжун сян-фу, установленной династией Сун.)

1012 год

Тридцатый год эры правления Тун-хэ. (Пятый год эры правления Да-чжун сян-фу, установленной династией Сун.)

Осенью, в восьмой луне, первого числа, было затмение солнца.

1013 год

Первый год эры правления Кай-тай. (На тридцать первом году эры правления Тун-хэ наименование эры правления было изменено на Кай-тай. Шестой год эры правления Да-чжун сян-фу, установленной династией Сун.)

В этом году кидане переименовали область Ючжоу в Сицзинфу.

Зимой, в двенадцатой луне, первого числа, было затмение солнца.

1014 год

Второй год эры правления Кай-тай. (Седьмой год эры правления Да-чжун сян-фу, установленной династией Сун.)

1015 год

Третий год эры правления Кай-тай. (Восьмой год эры правления Да-чжун сяв-фу, установленной династией Сун.) Летом, в шестой луне, первого числа, было затмение солнца.

1016 год

Четвертый год эры правления Кай-тай. (Девятый год эры правления Да-чжун сян-фу, установленной династией Сун.)

1017 год

Пятый год эры правления Кай-тай. (Сунский император Чжэнь-цзун изменил наименование эры «правления на Тянь-си.)

1018 год

Шестой год эры правления Кай-тай. (Второй год эры правления Тянь-си, установленной династией Сун.)

Летом, в шестой луне, в созвездии Бэйдоу появилась комета.

1019 год

Седьмой год эры правления Кай-тай. (Третий год эры правления Тянь-си, установленной династией Сун.)

Весной, во второй луне, первого числа, было затмение солнца.

1020 год

Восьмой год эры правления Кай-тай. (Четвертый год эры правления Тянь-си, установленной династией Сун.)

1021 год

Девятый год эры правления Кай-тай. (Пятый год эры правления Тянь-си, установленной династией Сун.)

Осенью, в седьмой луне, первого числа, было затмение солнца.

1022 год

Первый год эры правления Тай-пин. (После окончания девятого года эры правления Кай-тай наименование эры правления было изменено на Тай-пин. Сунский император Чжэнь-цзун изменил наименование эры правления на Цянь-син.)

Весной, во второй луне, скончался сунский император Чжэнь-цзун, и на престол вступил его сын — император Жэнь-цзун.

1023 год

Второй год эры правления Тай-пин. (Сунский император Жэнь-цзун изменил наименование эры правления на Тянь-шэн.)

1024 год

Третий год эры правления Тай-пин. (Второй год эры правления Тянь-шэн, установленной династией Сун.)

1025 год

Четвертый год эры правления Тай-пин. (Третий год эры правления Тянь-шэн, установленной династией Сун.)

1026 год

Пятый год эры правления Тай-пин. Четвертый год эры-правления Тянь-шэн, установленной династией Сун.)

1027 год

Шестой год эры правления Тай-пин. (Пятый год эры правления Тянь-шэн, установленной династией Сун.)

Зимой, в двенадцатой луне, сунский чиновник Кун Дао-фу, занимавший должность ожидающего приказаний императора в книгохранилище Лунту 36, прибыл послом к киданям. Артисты показали представление, в котором выводился Вэнь-сюань-ван 37. Разгневанный Кун Дао-фу быстро вышел. Киданьский чиновник, ведавший приемом послов, вернул Кун Дао-фу на место и приказал извиниться. Кун Дао-фу ответил: «Срединное государство поддерживает дружественные отношения с Северной династией, и каждая сторона должна принимать другую, придерживаясь благовоспитанности. Сейчас же негодяи-артисты оскорбили великого мудреца, но им не запрещали этого. В чем вина Северной династии, за что же мне извиняться?»

Киданьский император и его сановники молчали. Затем, налив большой кубок вина, император сказал: «Сейчас холодная погода, выпейте это, и вы станете более миролюбивым». Кун Дао-фу ответил: «Отсутствие мира, несомненно, не причинит нам вреда». С этого времени, когда приезжали китайские послы, кидане не смели оскорблять их. Кун Дао-фу был потомком Конфуция в сорок пятом поколении

1028 год

Седьмой год эры правления Тай-пин. (Шестой год эры правления Тянь-шэн, установленной династией Сун.)

Весной, в третьей луне, первого числа, бьгло затмение солнца.

Летом, в четвертой луне, звезда величиной с мерку в один доу скатилась со звуком, похожим на гром, с севера на юго-запад, осветив всю Поднебесную. У звезды был хвост длиной в несколько чжанов, который через продолжительное время рассеялся, превратившись в бледное облако.

1029 год

Восьмой год эры правления Тай-шин. (Седьмой год эры правления Тянь-шэн, установленной династией Сун.)

Весной, в третьей луне, в землях киданей случился голод, в связи с чем к сунским границам явились беженцы, Сунский император Жэнь-цзун сказал: «Все они мои дети, разве можно оставить их без помощи», после чего приказал дать им пустующие земли в областях Тан и Дэн, повелев всем областям и уездам, через которые они должны были проходить, снабжать их пищей.

Осенью, в восьмой луне, первого числа, было затмение солнца.

1030 год

Девятый год эры правления Тай-пин. (Восьмой год эры правления Тянь-шэн, установленной династией Сун.)

1031 год

Десятый год эры правления Тай-пин. (Девятый год эры правления Тянь-шэн, установленной династией Сун.)

Следует сказать, что, до того как вдовствующая императрица вернула управление делами императору, последний, несмотря на то что продолжительное время находился на престоле, лишь почтительно соглашался с ее решениями по любому делу. Если ему требовалась какая-либо вещь из кладовой, вдовствующая императрица непременно спрашивала, на что она нужна, и, если вещь предназначалась для пожалования гражданским или военным чиновникам, соглашалась с просьбой императора, а в противном случае не давала ее.

Поскольку император не принимал участия в управлении государственными делами, он предавался охоте, и если во время последней приближенные, проявляя фамильярность, смеялись и шутили с ним, вдовствующая императрица, когда ей становилось известно об этом, наказывала виновных ударами палкой, причем император также не избегал выговора, сопровождавшегося бранью.

Одежды и лошади императора проверялись самой вдовствующей императрицей. Если кто-либо из дворцовых наложниц наговаривал на императора и вдовствующая императрица верила наговорам, она непременно стыдила императора во дворце, и император покорно соглашался со всем, без ропота и возражений.

Император любил читать книгу «Важнейшие события в эру правления Чжэнь-гуань», написанную при династии Тан 38. Доходя до правдивых записей о деяниях императоров Тай-цзуна и Мин-хуана 39, император благоговейно склонял голову. Поэтому верхний иероглиф, входящий как в имя императора, так и в имя Мин-хуана, был объявлен табуированным 40.

Кроме того, император лично перевел на киданьские письмена сборник стихов Бо Цзюй-и «Стихи, увещевающие с помощью сатиры» 41, собирал киданьских чиновников и читал им его. Как-то император сказал: «За последние пятьсот лет мудрыми правителями Срединного государства в более отдаленное время был император Тай-цзун династии Тан, в более близкое — император Мин-цзун Поздней династии Тан, а ныне — императоры Тай-цзу и Тай-цзун династии Сун».

Когда с разных сторон поступала дань в виде различных редкостей, император не брал себе ни одной вещи, а уступал все своим младшим братьям.

Через месяц после того, как император стал лично управлять государственными делами, неожиданно скончалась вдовствующая императрица. От горя император убивался так, что казалось-у него ломаются кости, а когда плакал, из горла обязательно шла кровь. Когда киданьские и китайские чиновники доложили, что постройка усыпальницы вдовствующей императрицы закончена и следует изменить наименование эры правления, император, ответил: «Изменение наименования эры правления —радостная церемония, а если в период траура я проведу радостную церемонию, то не буду почтительным сыном».

Чиновники возразили: «Древние правители принимали день-за месяц, поэтому надлежит следовать древним правилам». Император ответил: «Я —правитель киданей и предпочту нарушить древние правила, чтобы не стать непочтительным сыном». Ношение траура по матери император закончил через три года.

Помощник императора Елюй Лунь-юнь был китайцем, носившим фамилию Хань и имя Дэ-жан. Вдовствующая императрица, у которой он пользовался такой же любовью, как Пиян-хоу 42, пожаловала ему фамилию Елюй и изменила имя на Лун-юнь. Вскоре после этого она назначила, его на должность главного помощника императора и пожаловала титул Цзинь-вана.

После кончины императора Цзин-цзуна государственными делами стала править вдовствующая императрица, которой неофициально служил Елюй Лун-юнь. В это время вдовствующей императрице было всего тридцать лет, сыновья императора были малолетни, родственники не оказывали помощи, смелые люди боролись за власть, и то, что император смог вступить на престол, объясняется исключительно усилиями Елюй Лун-юня. Помня о заслугах Лун-юня, император относился к нему как к отцу и, когда он скончался, надел траур. С такой любовью он относился к нему всегда.

Император был талантлив и умен, а воинственностью превосходил всех. Как-то во время охоты он встретился с двумя тиграми, которые бежали от него. Император погнал за ними лошадь и выстрелами из лука убил обоих титров, одного за другим. Был также случай, когда одной стрелой император пронзил трех оленей. (Во время экзаменов в Ючжоу на звание цзюйжэнь экзаменующимся было дано задание написать оду на тему «Три оленя, пронзенные одной стрелой». Зять императора Лю Сань-гу поднес ему написанный им хвалебный гимн «Стрельба по двум тиграм». — Е Лун-ли.)

Император хорошо понимал сущность даосизма и буддизма, но особенно глубоко постиг основы звуков двенадцатиступенчатой музыкальной гаммы.

Пользуясь продолжительным миром и спокойствием во всех уголках страны, император предавался вину и веселью, не пропуская ни одного дня. Попойки, в которых император принимал участие имеете с киданьскими и китайскими сановниками, продолжались дни и ночи, причем все снимали головные платки и сидели на циновках, тесно прижавшись друг к другу коленями, рядом с императором. На этих попойках император или сам пел и танцевал, или приказывал императрице и наложницам играть на четырехструнных гитарах и подносить вино.

Император любил также читать стихи. Он давал тему и приказывал сановникам, начиная от канцлера, слагать на нее стихи. Когда стихи были готовы, сановники представляли их императору, который читал стихотворения одно за другим. Автору лучшего стихотворения жаловался пояс, украшенный золотом. Сам император написал более ста стихотворений. Он лично посещал дома сановников, где устраивались угощения. В свое время это называлось «встреча императора». Когда император пресыщался весельем, угощение прекращалось.

Награды и наказания всегда определялись справедливо, без всякого пристрастия. К различным инородческим племенам проявлялось ласковое отношение и [стремление] укрепить дружбу.

Доставлявшиеся сунскими послами подарки император проверял лично. Когда вода в Хуанхэ резко поднялась и затопила подворье Хуэйтун, император лично выбрал ровное место, на котором построил другое подворье.

Каждый год, когда в киданьские земли приезжали сунские послы, прежде всего брались списки выдержавших экзамен на ученую степень, составленные сунским двором, по ним проверялись ученая степень прибывших и год получения степени; [кроме того], давался тайный приказ разузнать о привезенных подарках.

Когда сунский император Чжэнь-цзун «вознесся в обитель небожителей», в киданьские земли прибыл Сюэ И-го сообщить о происшедшем печальном событии. Из области Ючжоу об этом поступило срочное донесение, и император, не дожидаясь прибытия Сюэ И-го, собрал киданьских и китайских сановников оплакать покойного. Все женщины во дворце, начиная от императрицы и наложниц, горько плакали. Обратившись к канцлеру Люй Дэ-мао, император сказал: «До установления дружественных отношений со старшим братом-императором каждый из нас одерживал победы и терпел поражения в предпринимавшихся походах. Прошло более двадцати лет с тех пор, как мы условились быть братьями, и сейчас император, мой старший брат, скончался. Он родился со мной в одном месяце, но только старше на два года. Сколько же еще времени проживу я?»

Затем, снова заплакав, император продолжал: «Я слышал, что, император, мой племянник (сунский император Жэнь-цзун. —Е Лун-ла), еще молод и, конечно, не знает обязанностей и долга императора, моего старшего брата. Боюсь, что, подстрекаемый сановниками, он нарушит заключенный договор».

После того как во дворец прибыл Сюэ И-го и сообщил мудрую волю сунского императора, император киданей с радостью сказал императрице: «Ознакомившись с волей императора, моего племянника, я понял, что он ни в коем случае не нарушит клятвы императора, моего старшего брата».

Обратившись к Люй Дэ-мао, он сказал: «Цзиньский император Гао-цзу получил большую помощь со стороны деда Сы-шэна (Сы-шэн — посмертный титул киданьского императора Тай-цзуна. Дед —почтительное обращение;- — Е Лун-ли}. Однако вступивший на престол молодой правитель нарушил договор о дружбе, введенный в заблуждение своими сановниками. Нынешний же император, мой племянник, неизменно будет проявлять верность в течение долгого времени».

Затем, обратившись к императрице, император сказал:

«Ты можешь первая отправить письмо вдовствующей императрице Южной династии, рассказав в нем о дружбе между невестками. Ездящие взад и вперед послы, передадут это письмо, и таким образом твое имя станет известным Южной династии».

Кроме того, император приказал буддийскому храму Миньчжунсы, находившемуся в Яньцзине, специально установить поминальную табличку в честь Чжэнь-цзуна, построить жертвенник и приносить на нем жертвы в течение ста дней.

Император дал также указание, чтобы в пограничных областях и военных округах не играли на музыкальных инструментах. Через некоторое время император устроил пир, на котором присутствовал Гэ-шоу, начальник музыкального управления, артистическое имя которого было Гэ-цзы. Он быстро дослужился до должности старшего музыканта и исполнял новые песни, за что император хотел назначить его на должность чиновника. Увидев теперь, что в настоящее имя Гэ-шоу входит табуированный иероглиф императора Чжэнь-цзуна, он в гневе сказал: «Ты глава музыкального управления, как же ты можешь не знать табуированных иероглифов императора, моего старшего брата?» — вслед за чем вычеркнул кистью имя Гэ-шоу из программы и запретил его выступление.

В имя управляющего приказом по делам буддийского духовенства в Яньцзине также входил табуированный иероглиф императора Чжэнь-цзуна, поэтому император приказал изменить его имя на Юань-жун. Вскоре он приказал всем военным и гражданским чиновникам при дворе или вне его, буддийским и даосским монахам, военным и населению изменить имена, если в них входили табуированные иероглифы императора Чжэнь-цзуна.

В отношении всех официальных дел, связанных с китайцами, император приказал тщательно узнавать правила, существовавшие у Южной династии, и поступать сообразно с ними, не допуская необдуманных действий. Такое уважение и почтение к династии Сун император проявил более чем в ста случаях.

В последние годы. жизни император заболел сахарной болезнью и поэтому всячески избегал называть имена покойных, не решаясь даже упоминать почетных титулов своих родителей. Когда болезнь приняла тяжелую форму, император вызвал во дворец конными нарочными Сяо Сяо-му, носившего титул Дунпин-вана, и наместника Верхней столицы Сяо Сяо-сяня, поручив им помочь вступлению на престол нового императора, а затем дал наказ не нарушать клятвенного договора с династией Сун.

Кроме того, император, наставляя сына Цзун-чжэня, сказал: «Императрица служила мне сорок лет, но, так как у нее нет сыновей, я приказываю тебе быть моим преемником. После моей смерти ты со своей матерью ни в коем случае не убивайте ее».

Третьего числа шестой луны император скончался в возрасте шестидесяти одного года в походной юрте на реке Дафухэ, в трехстах ли к северо-востоку от Верхней столицы. Всего император пробыл на престоле, включая период регентства вдовствующей императрицы, сорок девять лет. Он был похоронен на горе Чишань, в двухстах ли к северо-западу от Верхней столицы. Его посмертный титул — «император Тянь-фу хуанди», а храмовой титул —Шэн-цзун.

Рассуждая о происходивших событиях, скажу: Шэн-цзун, отличавшийся великодушием и человеколюбием, проявлял рано развившиеся в нем хорошие качества. Когда он был в юном возрасте, управление страной захватила мать-императрица, а когда власть вернулась в законные руки, делами стали управлять его помощники. Глубокое вторжение в Китай до Шаньюаня, по-видимому, было произведено по плану матери-императрицы и влиятельных сановников, но не было замыслом самого Шэн-цзуна.

Шэн-цзун неизменно относился к заслуженным сановникам с расположением, а сыновняя почтительность к матери являлась для него врожденным качеством, поэтому он был хорошим правителем, сумевшим сохранить доставшееся ему наследство.

Комментарии

1. Шаньюань — округ, учрежденный династией Сун вместо прежней области Шаньчжоу. Окружной центр — г. Пуян, современный уездный город Пуян в пров. Хэбэй.

2. Фэйху —современный уездный город Лайюань в пров. Хэбэй.

3. Линцю — современный уездный город Линцю в пров. Шаньси.

4. Военный инспектор —цзяньцзюнь (букв. «инспектировать (контролировать) войска»). В эпоху Чунь-цю (770-403 гг. до н. э.) Цзин-гун, правитель владения Ци, услышав о талантах Сыма Жан-цзюя, назначил его командовать войсками, действующими против владений Янь и Цзинь. Сыма Жан-цзюй жил в деревне и не занимал никакого официального поста. Опасаясь, что он не будет пользоваться авторитетом среди воинов, Сыма Жан-цзюй попросил, чтобы Цзин-гун назначил кого-нибудь из любимых сановников, пользующихся уважением в государстве, контролировать войска. Согласившись с этой просьбой, Цзин-гун приказал Чжуан Гу занять впервые установленную должность военного инспектора (ШЦ, гл. 64, л. 1а, 16)..

Возникнув в древности, должность военного инспектора продолжала сохраняться и в дальнейшем. Обязанности военного инспектора состояли не только в осуществлении контроля над войсками, но и в наблюдении за действиями военачальника.

5. Гуань — современный уездный город Гуань в пров. Хэбэй.

6. Цигоугуань — застава, находившаяся на месте современного поселения Цигоудянь в уезде Чжосянь в нров. Хэбэй.

7. Наступательные операции сунских войск, описанные Е Лун-ли крайне схематично, происходили следующим образом.

После смерти киданьского императора Цзин-цзуна ряд китайских чиновников, в том числе правитель области Сюнчжоу Хэ Лин-ту и его отец Хэ Хуай-пу, управлявший областью Яочжоу, представили доклады, в которых говорилось: «Правитель киданей молод, государственные дела решаются его матерью, власть находится в руках ее фаворита Хань Дэ-жана, которого кидане ненавидят. Просим воспользоваться существующими среди них раздорами и отобрать области Ю и Цзи» (СЦЧТЦ, гл. 13, с. 309-310; СШ, гл. 258, л. 5а; СШЦШБМ, гл. 13, с. 66).

Согласно разработанному плану наступление должно было вестись по трем направлениям. Одна группа войск, выступившая из Сюнчжоу, возглавлялась Цао Бинем, Цун Янь-цзинем, Ми Синем и Ду Янь-гуем. Вторая группа во главе с Тянь Чжун-цзинем двигалась в направлении Фэйху, и третья группа во главе с Пань Мэем и Ян Е выступила из области Янь-мынь.

Узнав о нападении сунских войск, император киданей Шэн-цзун приказал наместнику Южной столицы Елюй Сюгэ вести операции против Цао Биня, а Елюй Сечжэню —против Пань Мэя. Затем, доложив в храме предков о выступлении в поход, он принял личное участие в военных действиях, расположившись с войсками в Толокоу (северо-восточнее уездного города Чжосянь в пров. Хэбэй). Отсюда он приказал Циньдэ защищать земли вдоль морского побережья в области Пинчжоу на случай вторжения сунских войск (ЛШ, гл. 11, л. 2а).

Первоначально успех сопутствовал китайским военачальникам. Войска Пань Мэя быстро заняли области Хуань, Шо, Юнь и Ин (СШ, гл. 258, л. 166).

Тянь Чжун-цзинь подошел к г. Фэйху, на помощь которому кидане выслали войска во главе с командующим обороной области Цзичжоу Да Пэн-и, правителем области Канчжоу Ма Юнем (в тексте Е Лун-ли —Ма Ши) и командиром конного отряда Хэ Вань-туном. Попав в ловушку, киданьские войска потерпели поражение, а все три военачальника оказались в плену. После одержанной победы Тянь Чжун-цзинь занял города Фэйху, Линцю и напал на Юйчжоу. Ли Цунь-чжан, один из командиров в войсках генерал-губернатора, убил генерал-губернатора области Юйчжоу Сяо Чоли и сдал город сунским войскам (СШ, гл. 260, л. 126).

Цао Бинь, несмотря на указания императора также быстро двигавшийся вперед, занял города Синьчэн, Гуань и Чжочжоу.

Киданьский военачальник Сюгэ, к которому еще не подошли подкрепления, не вступал в бой. Он лишь стремился как можно сильнее утомить китайцев, для чего по ночам высылал легковооруженных всадников, которые при случае нападали на мелкие сунские отряды, а днем кружился вокруг Чжочжоу во главе отборных сил. В результате сунские войска все время находились в напряжении. Кроме того, на дорогах повсюду были устроены засады с целью перерезать пути подвоза провианта. Не выдержав такой тактики, по прошествии десяти дней, когда вышли все запасы продовольствия, Цао Бинь решил отступить обратно в Сюанчжоу для пополнения запасов, однако Тай-цзун приказом запретил отступление.

Хотя приказ и был получен, военачальники Цао Биня, завидуя успехам Пань Мэя и Тянь Чжун-цзиня, настояли на вторичном занятии г. Чжочжоу. Через четыре дня после выступления в поход Чжочжоу был занят. Однако вступившие в него войска были до крайности утомлены. Во время наступления воины ни на минуту не чувствовали себя спокойными. Едва они садились поесть, как на них нападали кидане, когда же они вскакивали и брались за оружие, кидане отступали. В общем, применялась тактика всех кочевых народов, согласно которой, прежде чем вступить в бой с сильным противником, считалось необходимым довести его до полного изнурения. К тому же стояла сильная жара, а питьевой воды не хватало. Вдобавок на помощь Чжочжоу из Толокоу выступил киданьский император во главе крупных сил.

Учитывая тяжелое положение армии, Цао Бинь и находившийся с ним Ми Синь решили снова отступить. Кидане, шедшие по пятам отходящих сунских войск, напали на них у заставы Цигоугуань и нанесли крупное поражение. Ночью, кое-как собрав остатки разбитых войск, Цао Бинь, теснимый киданями, переправился через р. Цзюймахэ (одно из названий р. Лайшуй, берущей начало в горах Лайшань в уезде Лайюань в пров. Хэбэй), причем во время переправы, в обстановке общего смятения и давки, утонуло много солдат... Практически стотысячная армия Цао Биня оказалась полностью уничтоженной.

Сюгэ приказал собрать трупы погибших сунских воинов и насыпал над ними высокий холм в ознаменование победы. Он предлагал, используя одержанную победу, захватить все сунские земли и установить границу по Хуанхэ, но вдовствующая императрица, в руках которой фактически находилась власть, не согласилась с этим предложением и приказала отвести войска обратно (СШ, гл. 258, л. 56, 6а; ЛШ, гл. 83, л. 2а, 26;СШЦШБМ, гл. 13, с. 67; СЦЧТЦ, гл. 13, с. 312-314).

8. Елюй Хань-нин —киданьский военачальник Елюй Сечжэнь, второе имя которого было Хань-нин (ЛШ, гл. 83, л. 36).

9. В тексте Е Лун-ли стоят иероглифы нань бэй пиши, т. е. «южный и северный отряды пиши». В словаре киданьских слов в Ляо-ши говорится, что отряды пиши, делившиеся на южный, северный, правый, левый и желтый, состояли из отборных воинов (ЛШ, гл. 116, л. 16а), а во главе отрядов стоял сянвэнь — термин, отождествляемый с китайским словом сянгун (см. гл. 2, коммент. 31). В разделечинов упоминаются: 1) управление сянвэня левого отряда пиши; 2) управление сянвэня правого отряда пиши; 3) управление сянвэня северного отряда пиши; 4) управление сянвэня южного отряда пиши и 5) управление сянвэня желтого отряда пиши (ЛШ, гл. 46, л. Па, 116).

В прилагаемом пояснении говорится: «Следует сказать, что в прошлом, когда Тай-цзу преобразовал походный лагерь и дворец, он набрал среди всех племен свыше тысячи смелых и сильных людей и создал из них отряд верных стражников. За имевшиеся заслуги Елюй Лао-гу был назначен сянвэнем. правого отряда пиши. Таким образом, отряд пиши появился во времена Тай-цзу. и это был отряд верных стражников. Тай-цзу увеличил численность отрядов до трехсот тысяч человек» (ЛШ, гл. 46, л. II а, 116).

Юй Цзин (1000 —1064), три раза ездивший послом к киданям и знавший киданьский язык (СШ, гл. 320, л. 13а), в сочинении Усицзи транскрибирует термин пиши как бэйиш, пайши или биши и говорит, что на киданьском языке это слово означало «алмаз» и символизировало твердость (ЛШШИ, гл. 13, л. 3а).

10. Тиинь отряда Ушэнь — ушэнь тиинь; в Сун-ши —Уя тиинь (СШ, гл. 272, л. 2а), что является более правильным.

Члены императорской фамилии и высшие сановники у киданей могли иметь собственные вооруженные силы. «Члены императорской фамилии, носившие титул вана, и высшие сановники в [империи] Ляо рассматривали государство как свою семью. Во время походов они часто создавали личные отряды, чтобы участвовать в деяниях императора. Крупные отряды насчитывали более тысячи всадников, а мелкие — несколько сот человек. Воины вносились в списки императорского управления, поэтому, когда государство вело войну, оно в зависимости от потребностей брало заимообразно три-пять тысяч всадников. Остальные воины всегда оставались на месте в качестве основы племени» (ЛШ, гл. 35, л. 7а).

После приведенного небольшого пояснения перечисляются названия шести отдельных отрядов: 1) отряд наследника престола; 2) отряд Вэй-вана; 3) отряд Юнкан-вана; 4) отряд вана, носящего звание юйюэ; 5) отряд Мада; 6) отряд Уя.

Отсюда термин Уя тиинь следует понимать как tegin отряда Уя, причем Уя, скорее всего, имя одного из членов императорской семьи, имевшего право держать собственный вооруженный отряд. В пользу этого предположения говорит то, что имя Уя стоит наряду с титулами и именами родственников императора. Не говоря о наследнике престола, известно, что титул Юнкан-вана носил Уюй, внук Абаоцзи (см. гл. 4, коммент. 6), а Мада был двоюродным братом Тай-цзуна. Кроме того, и сам титул tegin, как уже говорилось (см. гл. 2, коммент. 8), присоединялся к именам младших членов ханской семьи.

11. После разгрома армии Цао Биня сунский император Тай-цзун приказал Тянь Чжун-цзиню отступить в область Динчжоу, а Пань Мэю — в область Дайчжоу. На Пань Мэя возлагалась обязанность переселить жителей оставляемых областей в сунские области Сюй и Жу.

В это время стотысячная армия Елюй Сечжэня подошла к Динъаню (уездный город в шестидесяти ли к северо-востокуот современного уездного города Юйсянь в пров. Хэбэй), где вступила в сражение с Хэ Лин-ту, правителем области Сюнчжоу. Сунские войска потерпели поражение и бежали на юг, но были настигнуты киданями вблизи уездного города Утай (современный уездный город Утай в пров. Шаньси). В результате нового сражения сунские войска были снова разбиты, потеряв убитыми несколько десятков тысяч человек.

На следующий день кидане начали штурм г. Юйчжоу. Елюй Сечжэнь с помощью стрелы отправил осажденным письмо с предложением сдаться, но не успел получить ответа, как поступили срочные донесения о подходе сунских войск во главе с Хэ Лин-ту и Пань Мэем. Своевременно полученные донесения позволили Елюй Сечжэню спрятать в засаде войска. Когда Пань Мэй уже почти достиг Юйчжоу, ему навстречу выступили защитники города. В этот момент на него напали спрятанные в засаде киданьские воины, в то время как сам Сечжэнь ударил в тыл войскам, неосторожно покинувшим город. Не выдержав стремительного нападения, китайцы в панике бежали в Фэйху, потеряв более двадцати тысяч убитыми. Оставшийся без защитников город Юйчжоу стал легкой добычей киданей.

Пань Мэй предпринял новое наступление, но снова был разбит вблизи Фэйху. Напуганные неоднократными поражениями, сунские гарнизоны в областных городах Хуньюань (современный уездный город Хуньюань в пров. Шаньси) и Инчжоу (к востоку от современного уездного города Инсянь в пров. Шаньси) разбежались во главе с военачальниками, воспользовавшись чем Сечжэнь подошел к г. Хуаньчжоу и взял его штурмом, перебив более тысячи сунских солдат.

12. После поражения у Фэйху Пань Мэй вместе с Ян Е выступил из области Дайчжоу, чтобы выполнить приказ императора о переселении жителей областей Юнь, Шо, Хуань и Ин. Дойдя до деревни Ланяцунь в области Шочжоу, он получил сообщение о падении областного города Хуаньчжоу, и, таким образом, переселять из этой области уже было некого.

Страшась мощи киданьских войск, Ян Е предложил Пань Мэю отказаться от битвы. Против этого предложения выступил правитель области Юйчжоу Ван Синь, которого поддержал Лю Вэнь-юй, командующий обороной области Шуньчжоу. «Вы упрекнули меня, что я не хочу умирать, поэтому я должен сделать это раньше остальных!» — воскликнул Ян Е, повел войска на Шочжоу и вскоре вступил в бой с киданями. Однако обещанной помощи от Пань Мэя и Ван Синя он не получил. Почти все сунские воины пали на поле боя. Сам Ян Е получил несколько десятков ран, его лошадь была тяжело ранена, и он спрятался вместе с ней в лесу. Киданьский военачальник Елюй Сиди заметил среди ветвей прячущегося человека и выстрелил в него из лука. Стрела попала в Ян Е, он упал с лошади и был взят в плен (СШ, гл. 272, л. 2а —3а; ЛШ, гл. 83, л. 4а, 46; СШЦШБМ, гл., 13, с. 68; СЦЧТЦ, гл. 13, с. 317 —318). Так погибла еще одна сунская армия, насчитывавшая несколько десятков тысяч воинов.

13. В этом набеге приняли участие император Шэн-цзун и вдовствующая императрица Чэн-тянь, а Елюй Сунь-нин, он же Елюй Сюгэ, командовал передовыми отрядами. Против киданей действовали военачальники Лю Тин-жан (в тексте Лю Янь-жан) и Ли Цзин-юань, в задачу которых входило занятие области Ючжоу.

Узнав о движении сунских войск, Елюй Сунь-нин перекрыл важные стратегические дороги и устремился к главному городу области Инчжоу (бывший округ Хэцзянь; управление областью находилось в современном уездном городе Хэцзянь в пров. Хэбэй), где соединился с войсками во главе с Шэн-цзуном. Сражение произошло вблизи местечка Цзюньцзыгуань. Китайцы попали в окружение, причем стоявшие сильные морозы мешали им пользоваться луками и самострелами.

Еще до начала сражения Лю Тин-жан выделил крупный отряд отборных воинов, передав его под командование Ли Цзи-луна, который должен был прийти на помощь в случае необходимости. Однако Ли Цзи-лун, услышав, что Лю Тин-жан попал в окружение, испугался и отступил в Лэшоу.

В результате более многочисленные кидане уничтожили всю китайскую армию. Лю Тин-жану удалось бежать, а военачальники Ли Цзин-юань и Ян Чжун-цзинь пали на поле боя (СШ, гл. 259, л. 66; ЛШ, гл. 83, л. 26;СШЦШБМ, гл. 13, с. 69; СЦЧТЦ, гл. 13, с. 322).

14. Хэ Лин-ту, который выше упоминался как правитель области Сюнчжоу и главный инициатор военных действий против киданей (см. гл. 7, коммент. 7), был весьма ограниченным и недальновидным человеком. Еще раньше, задумав военную хитрость, Сюгэ подослал к нему лазутчика передать: «Я провинился у киданей и сейчас днем и ночью думаю, как бы перейти на сторону династии Сун». Не разобравшись в обмане, обрадованный Хэ Лин-ту отправил Сюгэ в подарок десять кусков парчи.

После победы над Лю Тин-жаном Сюгэ распустил слух о своем желании встретиться с Хэ Лин-ту. Последний, считая, что Сюгэ намерен перейти на сторону династии Сун, поспешил выехать к нему с отрядом из нескольких тысяч всадников. Когда до юрты Сюгэ оставалось несколько шагов, раздался гневный голос Сюгэ: «Раньше ты любил рассуждать о пограничных делах, за это пришел сейчас на. верную, смерть!» Сопровождавшие Хэ Лин-ту всадники были перебиты, а сам он попал в плен (СШЦШБМ, гл.. 13, с. 69; СЦЧТЦ, гл. 13, с. 322).

В отношении Ян Чжун-цзиня в: «Истории династии Сун» приводятся две версии: по одной, он погиб на поле боя (СШ, гл. 5, л. 56), а по другой, был взят в плен (СШ, гл. 259, л. 7а).

15. Когда кидане подошли к Дайчжоу, за южными воротами города стояли сунские войска во главе с Ма Чжэном. Ид-за подавляющего численного превосходства противника Ма Чжэн оказался в трудном положении. Напуганный Лу Хань-юнь, занимавший пост помощника главнокомандующего, предпочел вместо оказания помощи укрыться за прочными городскими стенами. Ма Чжэну грозило уничтожение, но в это время к нему на помощь из города вышел Чжан Ци-сянь с двухтысячным отрядом местных войск. Воины дали клятву либо победить, либо умереть, и каждый из них стоил сотни обычных бойцов. В разыгравшейся схватке кидане оказались вынужденными отступить.

Еще до прихода киданей Чжан Ци-сянь договорился с военачальником Пань Мэем, что тот явится на помощь в случае нападения врага. При приближении киданей Чжан Ци-сянь отправил к Пань Мэю гонца с просьбой о помощи. По дороге гонец попал в руки киданей. Тем не менее Пань М'эй, сам узнав о.нападении киданей, выступил на помощь, не дожидаясь прибытия гонца. Дойдя до Бэйцзина, он получил секретное распоряжение императора, который, напуганный поражением у Цзюньцзыгуаня, предписывал не ввязываться в бой с киданями. Пань Мэй возвратился обратно. Обо всем этом Чжан Ци-сянь узнал от прибывшего к нему гонца.

Вынужденный рассчитывать только на свои силы, Чжан Ци-сянь решил прибегнуть к военной хитрости, основанной на предположении, что кидане знают о выступлении Пань Мэя, но не знают о его отступлении.

Ночью он выслал двести воинов, каждый из которых нес одно знамя и одну связку хвороста. В тридцати ли к юго-западу от города воины расставили знамена и подожгли хворост. Кидане, увидевшие в отблесках света знамена, подумали, что подошли войска Пань Мэя, и начали отступать на север. На их пути, вблизи крепостцы Тудэнчжай (к северо-западу от современного уездного города Госянь в пров. Шаиьси), Чжан Ци-сянь заранее спрятал в засаде двухтысячный отряд. Попавшие в ловушку кидане потеряли несколько сот человек убитыми, две тысячи лошадей и большое количество оружия (СШ, гл. 265, л. 20а, 20б).

16. Шэньчжоу —область с центром в г. Цзинань, лежавшем в двадцати пяти ли к югу от современного уездного города Шэньсянь в пров. Хэбэй.

17. Танхэ —название р. Коушуй на территории уезда Тансянь.

18. В это время сунский император Тай-цзун отдал распоряжение, предписывавшее войскам не вступать в сражения, а, опустошив окрестности, укрываться за крепкими городскими стенами. Китайские военачальники хотели и в данном случае придерживаться этого указания, но военный инспектор Юань Цзи-чжун (у Е Лун-ли ошибочно назван Ли Цзи-чжуном) возразил: «Недалеко от нас сильный противник, а в городе наши многочисленные войска. Не уничтожить врага —значит позволить ему глубоко вторгнуться в наши земли и ограбить другие округа. Если мы будем строить планы, как обеспечить собственную безопасность, разве это поможет отразить противника и защитить себя от обиды? Лучше я выступлю впереди воинов и погибну от руки бандитов!» (СШ, гл. 259, л. 9а).

Ли Цзи-лун поддержал Юань Цзи-чжуна, заявив: «Находясь в походе, вне столицы, военачальник имеет право действопать по собственному усмотрению». В результате китайские войска, выведенные из города, разбили киданей (СШ, гл. 257, л. 206).

19. В связи с появлением кометы сунский император Тай-цзун перестал появляться и главномчало дворца и сократил количество принимаемой пищи (СШ, гл. 5, л. 9б). Астрономы растолковали появление кометы как знак, указывающий на гибель династии Ляо, но сановник Чжао Пу обвинил их во лжи (СЦЧТЦ, гл. 15, с. 353).

Непрерывные набеги киданей и частые крупные поражения сунских войск тревожили императора Тай-цзуна, обратившегося за советом к сановникам. Доклады, поданные сановниками, представляют большой интерес как материал о политике Китая в отношении кочевых народов вообще и киданей в частности. Они писались лицами, великолепно знавшими длительную историю Китая, умевшими обобщать накопленный богатый опыт, поэтому приводим некоторые из них.

Сановник Ван Юй-чэн предложил десять мероприятий, доказывая их целесообразность на примерах истории династии Хань. В представленном докладе говорилось: «Среди двенадцати ханьских императоров, если говорить о мудрых, таковыми являлись Вэнь-ди и Цзин-ди, а если говорить о неразумных, таковыми являлись Ай-ди и Пин-ди. Однако при императорах Вэиь-ди и Цзин-ди шаньюй Цзюньчэнь, достигший наивысшего могущества и процветания, безнаказанно вторгался и грабил Китай, его конная разведка подходила к Юн, огни пожарищ освещали дворец Ганьцюань (см. ШЦ, гл. 110, л. 18а. —В. Т.). С другой стороны, при императорах Ай-ди и Пин-ди шаньюй Хуханье каждый год являлся ко двору, подносил подарки, называя себя слугой, а сигнальные маяки на границах не передавали сигналов тревоги. Почему так было?

Дело в том, что ханьский император Вэнь-ди, при котором шаньюй Цзюньчэнь достиг наивысшего могущества и процветания, правильно назначал чиновников вне столицы и совершенствовал управление при дворе, и, таким образом, то, что Цзюньчэнь не смог причинить крупных бедствий, объясняется добродетельными качествами императора. Императоры Ай-ди и Пин-ди, при которых шаньюй Хуханье стал немощным и слабым, вне столицы не имели хороших военачальников, а при дворе не располагали мудрыми сановниками, и, таким образом, то, что Хуханье явился ко двору, объясняется благоприятным временем.

Ныне размеры нашего государства не меньше размеров, существовавших при династии Хань, мудрость вашего величества не уступает мудрости императора Вэнь-дя, могущество киданей не достигает могущества шаныоя Цзюньчэня, и разве можно сравнить их набеги на границы с бедствиями при шаныое Цзюньчэне, конная разведка которого доходила до Юн, а огни пожарищ освещали дворец Ганьцюань?! Последнее также связано с правильным назначением чиновников вис столины и совершенствованием управления при дворе.

Таким образом, политика в обороне границ связана с правильным назначением чиновников вне столицы и совершенствованием управления при дворе.

Однако ныне вне столицы наша военная мощь подрывается раздроблением войск, в то время как военачальники страдают от отсутствия власти. Прошу создать в важнейших стратегических местах вдоль границы три армия для защиты от киданей, наподобие городов Шоусянчэн, построенных при династии Тан. В 708 г. для защиты от туцзюэсцев танскии сановник Чжан Жэнь-юань построил три города, носившие название Шоусянчэн —букв. «город для приема сдающихся». Восточный Шоусянчэн находился на территории современного уезда Токэто в пров. Суйюань, Западный Шоусянчэн — на территории Ордоса и Средний Шоусянчэн — на территории уезда Уюань в пров. Суйюань (см. ЦТШ, гл. 93, л. 5а. —В. Т.). Если государство будет иметь триста тысяч воинов, численность каждой армии составит сто тысяч человек, которые должны будут приходить друг другу на помощь. Достижение успеха следует вменить армиям в обязанность, совершившие подвиги должны награждаться, а не совершившие таковых — наказываться.

Следует отказаться от мелких чиновников, объезжающих границы и ведущих разведку. Хотя и говорят, что мелкие чиновники любят императора, на самом деле они не питают к нему. настоящей любви. Пограничные районы испытывают неимоверные страдания, они же не докладывают об этом полностью; пограничное население бедствует, они же не рассказывают об этом до конца. Если использовать заслуженных или крупных сановников, которые будут ездить из столицы в пограничные районы для успокоения населения и станут ласково обращаться с ним, с тем чтобы оно, ничего не скрывая, рассказывало о своих чувствах, это поможет уладить дела на границах.

Необходимо использовать лазутчиков для внесения раскола среди киданей, с тем чтобы, когда между ними возникнут разногласия, покорить их. Я слышал, что бразды правления в государстве киданей находятся в руках женщины, с чем не согласно население. Разумно не жалеть крупных средств для подкупа киданьских вождей, чтобы отдалить их от императора.

Взаимные нападения живущих на границе выгодны для Китая. Ныне на западе страны находятся Чжао Бао-чжун и Чжэ Юй-цин, являющиеся верными слугами нашего государства. Следует приказать указанным двум лицам связать действия противника во главе войск областей Линь (областной центр — г. Синьцинь, лежавший в сорока ли к северу от современного уездного города Шэньму в пров. Шэньси. —В. Т.), Фу (областной центр — г. Фугу, лежавший на месте современного уездного города Фугу в пров. Шэньси. —В. Т.), Инь (областной центр —г. Жулинь, лежавший в восьмидесяти ли к северо-западу от современного уездного города Мичжи в пров. Шэньси. —В. Т.), Ся (областной центр —г. Шофан, лежавший к юго-востоку от отококого аймака в пров. Суйюань. —В. Т.), Суй (областной центр — г. Лунцюань, лежавший на месте¦ современного уездного города Суйдэ в пров. Шэньси. —В. Т.), распространить слухи о намерении занять область Шэнчжоу (областной центр — г. Юйлинь, лежавший на территории уезда Токэто в трои. Суйюань. —В. Т.). Это напугает киданей и обеспечит безопасность наших северных границ.

Для воодушевления пограничного населения следует издать указ с выражением сочувствия по поводу его положения. Походы против земель Янь и Цзи, имевшие место за последние годы, преследовали цель наказать виновных за бедственное положение живущего там населения. Они предпринимались в связи с тем, что эти области, собственно говоря, являются китайской территорией, которая по справедливости должна быть освобождена. Однако пограничное население, не зная намерений вашего величества, считает, что вы стремились приобрести эти земли, руководствуясь жадностью, что и вызвало набеги киданей на юг.

Вы, ваше величество, должны издать указ с выражением сочувствия по поводу положения населения [,в областях, захваченных киданями], и объявить, что убившего одного врага ждет награда в виде шелка, захватившему одну лошадь будет выдана ее стоимость, взявшему в плен вождябудет предоставлен чиновничий ранг. Если поступить так, смелость населения возрастет в сто раз, а среди служилого люда установится единодушие.

Внутри страны необходимо сократить количество чиновников, производить тщательный отбор лиц, назначаемых на должности, с доверием относиться к крупным сановникам, запретить бродяжничество с целью получения удовольствий.

Надеюсь, что ваше величество уменьшит количество разрешений на постриг буддийских монахов, и монашек, сократит количество поклонении в буддийских и даосских храмах, займется улучшением нравов и обычаев, приложит усилия для развития земледелия, что вес вместе укрепит силы народа и покроет расходы ни границах.

Если же вне столицы утомлять народ на военных перевозках, а внутри страны расходовать его энергию на бродяжничество, то силы народа будут сокращаться с каждым днем, пограничные расходы возрастать день ото дня, к тому же, если, к несчастью, случится наводнение или засуха, разбойники станут угрожать нам не со стороны, а изнутри. Тщательно подумайте об этом, государь!» (СШ, гл. 293, л. 7б-8а; СШЦШБМ, гл. 13, с. 70;СЦЧТЦ, гл. 14, с. 345).

Если Ван Юй-чэн предлагал широкую программу борьбы с киданями, охватывавшую-почти все стороны государственной жизни, то сановник Чжан Цзи затронул главным образом военные вопросы.

«В чем причина того, что, начиная с похода против областей Ю и Цзи, военные действия продолжаются много лет подряд, вплоть до сегодняшнего дня? Причина в том, что Китай лишился географических преимуществ местности, распылил войска, военачальниками руководят из столицы, воины не подчиняются приказам.

Китай всегда полагался на естественные преграды местности. К югу от северной пограничной линии земля пересечена многочисленными естественными преградами, здесь тянущиеся на десятки тысяч ли высокие горы и глубокие ущелья, созданные Небом и Землей, чтобы отделить Китай от чужеземцев. Ныне же все важные заставы и неприступные цепи гор, стены вдоль границы и крупные естественные преграды, лежавшие к востоку от Фэйху, оказались п руках киданеи. С другой стороны, к югу от областей Ю и Цзи на тысячи ли тянется гладкая равнина без естественных преград в виде известных гор и больших рек. Поэтому я и говорю, что мы лишились географических преимуществ местности и Китай оказался в трудном положении.

Принцип, который следует соблюдать при управлении государством, заключается в определении того, что выгодно или вредно для него, и в проведении в связи с этим политики, сулящей общее спокойствие. Ныне же в областях и уездах к северу от Хуанхэ, в которых городов настолько много, что из одного  видно другой, императорский двор везде, вне зависимости от размеров города, копает рвы, строит стены и выделяет войска для обороны. Когда неприятельские всадники устремляются на юг и глубоко, вторгаются в наши пределы, войска отсиживаются за крепостными стенами, не смея выходить на бой, в то время какпротивник, самодовольно усмехаясь,приходит из бывших земель царств Янь и Чжао и уходит обратно, передвигаясь словно в безлюдном крае. Если кндане, соблазняемые добычей и пользующиеся удобными случаями, производят на города нападения, мы всегда противостоим силами одного города их войскам, собранным со всего государства, и такая разница в численности приводит к непрерывным поражениям. Причина поражений только одна — она состоит в ошибочном распылении войск.

Прошу собрать всех воинов, находящихся к северу от Хуанхэ, создать вдоль границы три крупных генерал-губернаторства, каждому из которых подчинить стотысячную армию и которые, как три ножки треножника, поддерживающие сосуд, будут охранять границу. Старые города следует обнести стенами и вновь создать многочисленные крепости... Затем необходимо установить сигнальные маяки для несения дозорной службы и днем и ночью, набрать значительное число отборных всадников, которые служили бы разведчиками и курьерами. В этом случае на протяжении тысячи ли все станет видно как на ладони, и мы будем знать о малейшем движении противника.

Кроме того, нужно приказать кому-нибудь из ваших родственников, носящих титул вана, выехать в Вэйфу для контроля над важными стратегическими местами к северу от реки Хуанхэ и поддержки с тыла находящихся впереди войск. В остальных областных и уездных городах следует набрать живущих там молодых здоровых людей и раздать им оружие. чтобы они под руководством правительственных войск участвовали в обороне городов на их стенах.

Если три генерал-губернаторства будут непоколебимо стоять как скала, мы будем укрыты, как за Великой стеной, если крупные войска будут расположены гарнизонами, многочисленными, как облака на небе, мы будем алчно взирать на земли бынших царств Янь и Чжао, и тогда, я знаю, кидане, хотя они и будут располагать отборными воинами и острым оружием, никогда не посмеют пройти через район, защищаемый трехсоттысячной армией, чтобы вторгнуться на юге в области Бэй и Цзи.

В "Военном трактате" говорится:.Всякий раз при встрече с противником, если приказы неясны, награды и наказания неправильны, воины при звуках барабана не наступают, а при звуках гонга не останавливаются. какая польза даже от миллионной армии?" Там же сказано: "Если военачальником руководят из столицы, а в войсках не отобраны воины для прорыва рядов противника, поражение неизбежно".

Однако недавно я слышал, что п сражении у города Чжочжоу главнокомандующий не знал о способностях своих военачальников, а военачальники не знали, храбры или трусливы их воины. Никто не подчинялся один другому, чтобы скромно выполнять возложенные на него обязанности, нотем не менее я ни слышал ни об одном награжденном за примерное выполнение службы и ни об одном казненном за нарушение приказа.

В "Военном трактате" говорится: "Самострел, не стреляющий далеко, подобен холодному оружию. Стрелять, но не попадать —все равно что не иметь стрел. Попадать, но не поражать врага — все равно что не иметь наконечников".

Однако недавно я слышал, что в сражении у города Чжочжоу противник еще не успел подойти, как десятки тысяч самострелов начали стрелять, а когда неприятельские всадники повернули обратно, на земле валялись горы стрел. Отсюда ясно, что точно так же использовались копья, трезубцы, кинжалы и мечи, а это означает, что мы гоним императорские войска с голыми руками против сильного врага.

В "Военном трактате" сказано: "Ушами и глазами армии являются флаги и барабаны". Однако недавно я слышал, что в сражении у города Чжочжоу, несмотря на то что войска уже были расположены на позициях, одни искали оружие, другие переводили отряды на новое место, десятки тысяч людей кричали, царил невероятный гам, в результате чего все беспорядочно бегали, поднимая облака пыли, никто ле знал, куда идти, и еще до начала сражения нарушилась схема правильного боя и маневра. Если таково управление войсками, кто спасет нас от поражения!

В "Военном трактате" говорится: "При выводе войск на боевую позицию, если один воин нарушит приказ, его следует обезглавить, если приказ нарушит одна часть, ее следует обезглавить; если приказ нарушит один отряд, его следует обезглавить". Именно поэтому Сьша Жан-цзюй казнил Чжуан Гу, Вэй Цзян казнил Ян Ганя, Чжугэ Лян казнил Ма Со, Ли Гуан-би обезглавил Цуй Чжуна. Поскольку эти лица применяли строгие наказания, им удалось осуществить великие планы. Прошу ваше величество дать главнокомандующему указание, что все нарушители приказов, начиная от помощников командиров отдельных отрядов, подлежат наказанию по военным законам. Тем же, кто убьет неприятельского военачальника, следует отдавать все захваченное имущество, лошадь и седло, помимо чего выдавать щедрую награду. Если ввести строгие наказания с целью держать жизнь воинов в своих руках, установить щедрые награды, чтобы соблазнить их сердца, наступать и отступать при звуках барабанов и гонгов, строго соблюдать приказы, отказаться от руководства военачальниками из столицы, не может быть, чтобы громоподобная слава великой династии Сун не потрясла Поднебесную!

Кроме того, пограничные округа и уезды в течение долгого времени подвергались грабежам и пожарам, прошу ваше величество освободить их от осеннего и летнего налогов и начать взимать по-старому только тогда, когда там наступит успокоение. Сумма налогов, которой лишится императорский двор, совершенно ничтожиа, и в то же время эта мера поможет помешать попыткам оказать поддержку нашему врагу и удовлетворит чаяния народа, мечтающего о мире.

В историях прежних династий говорится: "Совершенномудрые соразмеряют свои действия с интересами Поднебесной и не нарушают долга перед всеми из-за собственного гнева". Ныне, когда из-за непрекращающихся военных действий одна беда сменяется другой, помочь делу следует исходя из обстановки. Прошу ваше величество пока немного поступиться своим высоким положением и прибегнуть к политике установления мира. Если противник вернется к человеколюбию, раскается и своих ошибках, согласится па заключение союза с .нашим великим государством, который доставит радость обеим сторонам, установит с нами дружественные отношения и даст отдых своему народу, этопринесет спокойствие Поднебесной и удовлетворит чаяния нашего государства.

Если же противник, проявляя ненасытное корыстолюбие, алчность и жестокость, с пренебрежением отнесется к воле нашего великого государства и не согласится с сделанным предложением, вина ляжет на него, а мы не будем ни в чем виноваты! Тогда, я знаю, даже живущие на своей половине женщины должны будут ради императора взяться за копья и трезубцы и сражаться на поле боя, не жалея жизни, тем более это относится к воинам императорских войск» (СЦЧТЦ, гл. 14, с. 342-345).

Сановник Тянь Си видел спасение в совершенствовании системы управления государством. Он говорил: «Ныне для отражения врага прежде всего следует выбрать военачальников. Когда военачальники будут найдены, прошу назначить их на должности, вменив в обязанность достижение успеха, причем нет необходимости заранее вручать схемы позиций, не нужно давать стратегических планов, пусть они действуют сами в зависимости от обстановки, принимают необходимые меры, учитывая слабые стороны противника, и тогда успех обеспечен. Ведь уже давно Чжао Чун-го, опытный военачальник династии Халь, говорил, что лучше раз увидеть, чем сто раз услышать (см. ХШ, гл. 69, л. 36 —В. Т.). Сейчас же, назначая военачальников, мы хотим руководить каждым их шагом из столицы, вручаем стратегические планы и схемы позиций, но, если следовать полученным указаниям, оказывается, что последние не соответствуют обстановке, если же принимать самостоятельные решения, нарушается высочайшая воля, поэтому существующее положение не способствует достижению победы. Покорнейше прошу скорее дать канцлерам указание о рекомендации хороших военачальников и приказать старым, прославленным военным чиновникам сообщить об их способностях и выдвинуть того, кого они знают.

Я слышал, что во время похода в позапрошлом году Цао Биню было приказано занять область Ючжоу. Тогда вас ввели в заблуждение Чэнь Ли-юн и Хэ Лин-ту, но Ли Фан и другие не знали о намечавшемся походе. В прошлом году была собрана "армия, борющаяся за справедливость", перед ней были поставлены поенные задачи, но Чжао Пу и другие также не знали об этом. Отсюда, если канцлеры не способны, их следует убрать с занимаемых постов. Если бы посты канцлеров занимали достойные лица, разве могло быть, чтобы они не знали о происходящих обсуждениях положения на границах и посылке войск! Пословица говорит: "Доверие к одной стороне порождает беззакония, возложение обязанностей на одного человека приводит к беспорядкам". Поскольку в прошлом Чэнь Ли-юн и Хз Лин-ту уже ввели в заблуждение ваше величество в отношении того, что следует делать, не позволяйте в дальнейшем другим, подобным им, снова ввести вас в заблуждение.

В "Военном трактате" сказано: "Нет больших наград, чем для шпионов; нет дел более секретных, чем шпионские" (СЦ, гл. 13, с. 234). Однако, с тех пор как кидане завоевали различные государства, я не слышал, чтобы ваше величество узнавало, какое количество государств враждует с ними. Чтобы узнать это, следует выдавать большие награды и прибегать к помощи лазутчиков. Если прибегнуть к помощи лазутчиков, среди киданей сами собой возникнут смуты, а когда среди киданей возникнут смуты, в пограничных землях наступит спокойствие. В прошлом Ли Цзин, используя лазутчиков, разбил народы, пользовавшиеся доверием туцзюэсцев. Чэнь Тан и Фу Цзе-цзы, жившие при династии Хань, привели к покорности народы, не утруждая императорские войска. Используя этот метод, вы сможете избавить себя от забот о положении на границах.

При наборах воинов и заготовках зерна и соломы следует действовать спокойно, чтобы не тревожить население. Я слышал, что в прошлом году подворный налог взимался в перерасчете на солому для лошадей, кроме чего население должно было платить властям долги за полученные ранее под урожаи деньги. Когда оказалось, что долги не погашены полностью, посланные чиновники стали торопить с их уплатой, в результате чего беднейшие семьи продавали своих жен и дочерей. Я слышал также, что, когда обмелела река Бяньхэ, в нее хотели направить воды южных рек, чтобы иметь путь для перевозки грузов. Где расчеты государства, если приходится экстренно прибегать к таким мерам!

Я не знаю, на сколько лет государство имеет запасов для войск, но если зерна не хватает на девять лет, фактически нет никаких запасов. а если зерна не хватает на три года, фактически это говорит о крайней нужде. Если бы не было крайней нужды, зачем продавать жен и дочерей, чтобы уплатить государству налог в виде соломы, зачем перебрасывать воды рек, чтобы иметь путь для перевозки грузов?

В прошлом, когда У Ци занимал должность военачальника, он лизал язвы у воинов, чтобы облегчить их страдания (П1Ц, гл. 65, л. 56. —В. Т.). Когда Хо Цюй-бин был военачальником, император династии Хань-хотел построить ему подворье, но он ответил: "Пока сюнну не уничтожены, нечего думать о доме!" (ШЦ, гл. 111, л. 15а. —В. Т.). Есть ли среди нынешних военачальников подобные У Ци и Хо Цюй-бину? На мой взгляд, посты военачальников занимают недостойные лица. Коль скоро военачальники не способны, у них нет авторитета, так как же они могут внушить страх врагу!

По моему мнению, вашему величеству не нужно утруждать себя заботами о мелких делах, но, если говорить о великих для государства планах и думать о будущем сыновей и внуков, необходимо, выработать основные положения политики, найти достойных военачальников и помощников, которые выполняли бы ваши великие предначертании. Если человек хочет совершенствовать свои действия, он должен прежде всего усовершенствовать свое сердце. Когда и сердце не будет пороков, действия сами собой станут правильными. Точно так же, если хотеть улучшить положение вне двора, сначала нужно навести порядок во дворе. Когда во дворе будет наведен порядок, положение вне двора успокоится само собой. Я говорю, что волнения на границах вызываются двором и спокойствие на границах также зависит от двора. Если при дворе назначить мудрых помощников, законы и политика станут правильными, если вне двора назначить хороших военачальников, в пограничных землях наступит спокойствие» (СЦЧТЦ, гл. 14, с. 346, 347).

20. В это время в Вэйлуцзюне наблюдалась нехватка продовольствия, в связи с чем кидане решили произвести набег на этот военный округ. Узнав о набеге, сунский император Таи-цзун приказал главнокомандующему войсками области Динчжоу Ли Цзи-луну выслать из областей Чжэнь и Дин свыше десяти тысяч воинов для охраны продовольственного обоза, следовавшего и Вэйлуцзюнь и состоявшего из нескольких тысяч повозок. В результате нападение киданей окончилось неудачей (СШ, гл. 275, л. 96, Юа).

21. В это время общее командование сунскими войсками было возложено на Фу Цяня, занимавшего пост главнокомандующего походной ставкой, руководящей войсками в областях Чжэнь, Дин и на заставе Гаоянгуань. Фу Цянь отличался трусостью и не обладал военными талантами, поэтому, хотя у него и было свыше восьмидесяти тысяч пехотинцев и всадников, он ничегоне предпринимал против вторгнувшегося врага, предпочитая отсиживаться за городскими стенами. Военачальник Фань Тин-чжао убеждал его выступить против киданей, но каждый раз получал отказ. Наконец, получив требуемое войско, он отправился в поход. Накануне решающего сражения у деревни Пэйцунь, расположенной к юго-западу от Инчжоу, Фань Тин-чжао бежал, и китайцы были разбиты.

22. Чжан Бинь встретился с киданями у Чанчэнкоу. В это время шли затяжные дожди, тетивы на луках киданей, сделанные из кожи, отсырели, и они не могли стрелять и были разбиты. Однако когда Чжан Бинь, преследуя отступающего противника, подошел к границе, то попал в засаду, потерпел поражение и отступил в военный округ Вэйлу (СЦЧТЦ, гл. 22, с. 516).

В связи с таким ходом военных действий официальная история династии Сун, являющаяся китайским источником, отмечает только: «В день цэы-вэй Чжан Бинь разбил киданей у Чанчэнкоу» (СШ, гл. 6, л. 14а), в то время как Ляо-ши, являющаяся киданьским источником, свидетельствует:

«Ляоские войска сразились с сунскими войсками у города Суйчэн и нанес ли им поражение» (ЛШ, гл. 14, л. 3а). Другими словами, каждая сторона говорит только о своей победе, но умалчивает о поражении.

23. Кидане силами в несколько десятков тысяч всадников подошли к уездному городу Ванду. Ван Чао, главнокомандующий походной ставкой, руководящей войсками в областях Чжэнь, Дин и на заставе Гаояягуань, приказал Сан Цзаню, главнокомандующему войсками в области Чжэньчжоу, и Чжоу Ину, главнокомандующему войсками на заставе Гаоянгуань, выступить в Динчжоу, чтобы общими вилами напасть на киданей. Чжоу Ин, сославшись, что это распоряжение исходит не от императора, отказался выполнить приказ. Ван Чао двинулся к Ванду только с Сан Цзанем и расположился в шести лик югу от города.

Помощник Ван Чао, Ван Цзи-чжун, вступил с киданями в бой у деревни Канцунь.. Сражение продолжалось с заката солнца до полуночи, когда кидане немного отступили. На рассвете следующего дня бой разгорелся с новой силой. Кидане вышли в тыл Ван Цзи-чжуна, стоявшего на восточном фланге, перерезав пути подвоза провианта и отступления. Одновременно Ван Чао и Сан Цзань, напуганные численностью неприятеля, отступили.

Оставшись один, Ван Цзи-чжун, не имея другого выхода, устремился вперед. Кидане, узнав Ван Цзи-чжуна по одежде, окружили его плотным кольцом.. Продолжая упорно сражаться, Ван Цзи-чжун двигался на север вдоль гор Сишань, пока не был взят в плен у г. Байчэн.

В дальнейшем Ван Цзи-чжун перешел на службу к династии Ляо и сыграл большую роль при заключении мирного договора 1004 г. Су некий император не изменил доброго отношения к Ван Цзи-чжуну и часто посылал подарки. Со своей стороны, Ван Цзи-чжун при встречах с китайскими послами всегда просил, чтобы император настоял на его выдаче. Имлератор отказал в этой просьбе, но тем не менее счел нужным послать Ван Цзи-чжуну личный указ, в котором разъяснял, что согласно заключенному с киданями клятвенному договору ни одна из сторон не имеет права предъявлять другой стороне какие-либо требования.

Хорошо относился к Ван Цзи-чжуну и киданьский император, который дал ему фамилию киданьских императоров Елюй, имя Сянь-чжун и пожаловал титул Чу-вана (СШ, гл. 278, л. 176; гл. 279, л. 16, 2а).

24. Крупное вторжение киданей встревожило сунского императора Чжэнь-цзуна, обратившегося за советом к сановникам. Ван Цинь-жо, занимавший пост «участвующий в управлении политическими делами», предложил императору переехать на всякий случай в Цзиньлин (современный Нанкин), а Чэнь Яо-соу настаивал даже на переезде в Чэнду. Однако, когда император рассказал об этом государственному советнику Коу Чжуню и попросил у него совета, последний ответил: «Тот, кто предложил вашему величеству такой план, совершил преступление, за которое должен быть казнен. Вы обладаете необыкновенными военными талантами, между военачальниками царит согласие, поэтому, если вы лично выступите в поход, разбойники, несомненно, убегут сами. Если же они не сделают этого, хитроумными маневрами можно расстроить их планы, а упорной обороной утомить их войска. Они утомятся, мы сохраним силы, так что победа останется за нами. К чему бросать храм предков и переезжать в далекие земли в Чу и Шу? Это подорвет чувства народа, воспользовавшись чем разбойники глубоко вторгнутся в нашу страну, и разве тогда можно будет сохранить Поднебесную?» Коу Чжунь просил императора выехать в Шаньчжоу для личного руководства войсками (СШ, гл. 281, л. 19а).

25. Кидане нападали на Инчжоу со всех сторон в течение десяти дней, днем и ночью. На штурм посылались сисцы, несшие доски, по которым воины должны были подниматься на стены. Ли Янь-во, командовавший обороной города, сбрасывал на штурмующих камни и огромные бревна, поэтому, несмотря на большие потери, кидане никак не могли подняться на стены. Штурмующих воодушевляли сам киданьский император и его мать, в защитников города летели тучи стрел, но они твердо стояли на своих местах. Потеряв свыше тридцати тысяч убитыми и вдвое больше ранеными, кидане отступили (СШ, гл. 273, л. 2а).

26. Подробнее см. СЦЧТЦ, гл. 24, с. 541 и 556.

27. Из-за допущенных пропусков непонятен весь абзац. Должна быть:

«Когда в военном округе Тяньсюн услышали о подходе ляоских войск, весь город охватило смятение. Ван Цинь-жо стал обсуждать с военачальниками вопрос о вытягивании жребия, чтобы определить, кому какие ворота защищать. Сунь Цюань-чжао заявил: "Я, сын военачальника, прошу не тянуть жребия, пусть каждый сам выберет удобное для себя место, а то место, которое никто не согласится защищать, буду защищать я". Никто не захотел оборонять северные ворота, поэтому их оборона была, поручена Сунь Цюань-чжао.

Ван Цинь-жо выбрал для себя южные ворота, но Сунь Цюань-чжао возразил: "Этого нельзя делать... Вам лучше расположиться в присутственном месте в середине города; чтобы, постоянно находясь в центре, давать указания во все стороны".

У Сунь Цюань-чжао был отряд хорошо обученных, дисциплинированных лучников. Используя это, он широко открыл северные ворота, спустил подъемный мост и стал ожидать противника. Явившиеся кидане долго, но безуспешно штурмовали ворота, а затем отступили, прошли мимо  южных ворот, спрятали часть войск в засаде у кумирни Дисянмяо и напали на главный город военного округа Дэцин, лежавший к югу от округа Тяньсюнцзюнь.

Узнав об отходе киданей, Ван Цинь-жо выслал отборных всадников преследовать их, но тут неожиданно появились спрятанные в засаде киданьские отряды, которые отрезали путь. отступления. Попав под удар спереди и сзади, выступившие в погоню китайские войска не могли двинуться ни вперед ни назад.

Сунь Цюань-чжао обратился к Ван Цинь-жо: "Если мы потеряем этихвоинов, потеряем и Тяньсюн. Северные ворота не настолько важны, чтобы их оборонять, прошу разрешения выступить на помощь". Затем он вышел через южные ворота, вступил в упорный бой с киданями, нанеся им крупные потери, и в результате из каждого десятка воинов, выступивших из города, назад смогли вернуться три-четыре человека» (СЦЧТЦ, гл. 25, с. 559).

28. Далань был убит до сражения с сунскими войсками, когда он выехал на разведку местности (ЛШ, гл. 86, л. 156).

29. Император выехал из столицы в одиннадцатой луне, в день гэн-у, а в день гуй-ю прибыл в уездный город Вэйчэн (СШ, гл. 7, л. 6а)

30. Когда Цао Ли-юн, выехавший п качестве посла (см. гл. коммент. 26), прибыл п ноенныц округ Тяньсюн, военачальник Сунь Цюань-чжао, подозревавший киданей в неискренности, убедил Ван Цинь-жо задержать его. В связи с этим киданьский император, безуспешно штурмовавший Тяньсюн, приказал Ван Цзи-чжуну написать Чжэнь-цзуну новое предложение о заключении мира. Чжэнь-цзун ответил, что посол Цао Ли-юн уже выехал, и предложил встретить его в Тяньсюне. Поскольку Цао Ли-юн задерживался,Ван Цзи-чжун снова отправил через Ши Пу донесение, настаивая на скорейшей присылке посла. Гонец Ши Пу, Чжан Хао, попал в руки киданей и был доставлен к киданьскому императору Шэн-цзуну, который, обласкав его, велел выехать в Тяньсюн, чтобы ускорить приезд Цао Ли-юна. Чжан Хао вернулся ни с чем, так как Ван Цинь-жо продолжал задерживать посла.

Тогда Ван Цзи-чжун еще раз написал письмо и отправил его с Чжан Хао к Чжэнь-цзуну, прося выслать другого посла из Шаньчжоу, где в это время находился сунский император. Чжэнь-цзун дал Ван Цинь-жо указание немедленно пропустить Цао Ли-юна, которому после долгих мытарств и проволочек удалось наконец выехать к киданям.

Когда Цао Ли-юн прибыл в лагерь киданей, он встретился с вдовствующей императрицей, сидевшей на одной повозке с канцлером Хань Дэ-чаном, в то время как император и сановники сидели двумя рядами отдельно. Кидане положили на оглобли повозки доски, поставили на них блюда с едой, усадили Цао Ли-юна прямо на землю и угостили его. Начавшиеся переговоры нс дали результатов, из-за чего Цао Ли-юн вместе с киданьским послом Хань Ци выехал к сунскому императору (СЦЧТЦ, гл. 25, с. 558, 561, 563).

31. Начальник конюшен быстроногих лошадей (фэй-лунши). Фэйлун (букв, летающий дракон») —символ быстроногих лошадей. У киданей существовало управление быстроногими лошадьми — фэйлунюань, которое возглавляли начальник конюшен быстроногих лошадей и помощник начальника конюшен быстроногих лошадей (ЛЩ, гл. 46, л. 86).

32. Если Цао Ли-юн был принят вдовствующей императрицей запросто, без каких-либо церемоний, то приезд Хань Ци был обставлен искушенными в дипломатии китайскими чиновниками торжественно, дабы поддержать авторитет Сына Неба.

Вначале Хань Ци явился к переднему залу походного дворца императора. Здесь, опустившись на колени, он вручил чиновнику у боковых ворот ящик с письмомот кидаиьского императора. Чиновник, взяв ящик, поднялся в зал и передал его помощнику главного евнуха, который распечатал ящик, затем канцлер зачитал письмо, и только после этого Хань Ци ввели в зал. При отъезде Хань Ци неожиданно возник инцидент. Дело в том, что сунский император пожаловал ему одежду, украшенный золотом пояс, лошадь с седлом и другие вещи. В день отъезда, готовясь к прощанию с сунским императором, Хань Цн надел киданьское платье, застегивающееся на левую сторону, заявив, что пожалованная одежда немного длинна. Китайский чиновник Чжао Ань-жэнь, приставленный к Хань Ци. сразу же возразил: «Вы подниметесь в зал получить ответное письмо, будете рядом с небесным лицом императора,как же можно не надеть пожалованную вам одежду?» Хань Ци переоделся (СЦЧТЦ, гл. 25, с. 563).

33. В тексте ошибка: вместо иероглифов — «клятвенный договор» должно быть — «ответное письмо» (см. СЦЧТЦ, гл. 25, с. 563).

34. Император киданей просил нс только разрешения относиться к сунскому императору как к старшему брату. Через Ван Цзи-чжуна он передал Цао Ли-юну: «Меня беспокоит, что Южная династия может проложить новые русла рек вдоль границы, расширить каналы и крепостные рвы, преследуя какие-то другие цели». Другими словами, киданьский император беспокоился, что династия Сун может усилить оборону границ. Передав слова императора, Ван Цзи-чжун вручил Цао Ли-юну секретный доклад, в котором просил о заключении клятвенного договора.

Цао Ли-юн выехал обратно вместе с киданьским военачальником Яо Дун-чжи. Яо Дун-чжи вручил письмо, и котором говорилось: «То, что говорил Цао Ли-юн, нс соответствует прежним предложениям Ван Цзи-чжуна, однако у Цао Ли-юн имеются готовые условия договора, которые все изложены в секретном докладе Ван Цзи-чжуна».

На основании доклада Ван Цзи-чжуна был составлен клятвенный договор (см. пер., гл. 20, с. 283), названный в тексте государственным посланием, который был доставлен императору киданей Ли Цзи-чаном. В договоре указывалось количество серебра и шелка, обещанное Цао Ли-юном, в него были включены условия, перечисленные в докладе Ван Цзи-чжуна (СЦЧТЦ, гл. 25, с.. 565).-

35. Гор. Шаньчжоу делился на две части. Часть, расположенная на северном берегу Хуанхэ, называлась Северным городом, а часть на южном берегу — Южным городом. Когда император прибыл в Шаньчжоу, Ли Цзи-лун предложил: «В Северном городе дорога, ведущая от ворот, заболочена, поэтому остановитесь пока в Южном городе». Здесь, в помещении почтового подворья, был устроен походный дворец, в котором император и предполагал остановиться.

Коу Чжунь настойчиво убеждал императора переехать в Северный город, говоря: «Если вы, ваше величество, не переправитесь через Хуанхэ» это вызовет еще больший страх в народе, не подорвет духа противника и не придаст вам величия, необходимого для решительной победы. К тому же сильные войскапод командованием Ван Чао стоят в Чжуншане, держа противника за горло, стоящие на позициях войска Ли Цэи-луна и Ши Бао-цзи держат врага за правый и левый локоть, каждый день на помощь подходят войска из всех генерал-губернаторств, так чего же колебаться и не переезжать на другой берег!»

Гао Цюн решительно поддержал Коу Чжуня, в связи с чем стоявший рядом чиновник верховного военного совета Фын Чжэн даже прикрикнул на него. Разгневанный Гао Цюн заорал: «Вы благодаря своим литературным трудам занимаете должность в двух управлениях (управление дворцового секретариата и верховный военный совет. —В. Т.). Ныне, когда неприятельские всадники так многочисленны, вы упрекаете меня в нарушении этикета, почему бы вам не написать стихотворение, чтобы с его помощью заставить врага отступить?!» Сказав это, он сделал воинам императорской охраны знак подать носилки. Доехав до плавучего моста, император приказал остановиться. Тогда Гао Цюн стал бить носильщиков плетью по спинам икричать: "Почему не идете быстрее! К чему еще колебаться, когда уже доехали до этого места!" Император приказал нести носилки дальше (СЦЧТЦ, гл. 25, с. 562).

36. Ожидающий приказаний императора в книгохранилище Лунту (Лунтугэ дайчлси). Книгохранилище Лунту было создано сунским императором Чжэнь-цзуном в эру правления Да-чжун сян-фу (1008-1016). Иероглифы лунту (букв. «рисунки дракона») вошли в название книгохранилища в связи с легендой, относящейся к глубокой древности. По этой легенде, из Хуанхэ вышел дракон, несший на спине рисунки, послужившие мифическому императору Фу-си основанием для составления восьми триграмм.

В книгохранилище находились сделанные императором Тай-цзуном надписи, его сочинения, литературные произведения и картины, редкие драгоценности, родословные членов императорской фамилии.

В штате книгохранилища существовали должности: ученый книгохранилища Лунту — Лунтугэ сюэши, дежурный ученый книгохранилища Лунту —Лунтугэ чжисюэши, ожидающий приказаний императора в книгохранилище Лунту —Лунтугэ дайчжи (СШ, гл. 162, л. 236).

37. Вэнь-сюань-ван — титул, поднесенный Конфуцию танским. императором Сюань-цзуном в 738 г. (ЦТШ, гл. 9, л. 3а).

38. «Важнейшие события в эру правления Чжэнь-гуань» — ошибочное название книги Чжэнь-гуань чжэн-яо («Основы управления в эру правления Чжэнь-гуань»). Состоит из десяти глав. Автор —У Цзин (? —749). Содержит записи бесед танского императора Тай-цзуна с сановниками о методах управления государством, записанных в форме вопросов и ответов, а также выдержки из «Правдивых записей о деяниях Тай-цзуна». Поскольку основное внимание уделяется вопросам. управления государством, эта книга являлась как бы учебником правителя, и именно поэтому-в дальнейшем она служила настольной книгой для многих императоров.

39. Мин-хуан — имеется в виду танский император Сюань-цзун (712-766), посмертный титул которого был Чжи-дао да-шэн да-мин сяо хуанди (СТШ, гл. 5, л. 4а).

40. Имя киданьского императора Шэн-цзуна было Лун-сюй, а имя Мин-хуана —Лун-цзи (СТШ, гл. 5, л. 4а), поэтому иероглиф лун был объявлен табуированным.

41. Знаменитый китайский поэт Бо Цзюй-и (772-846) оставил значительное количество стихотворений, в которых резко критикует разложение правящего аппарата и общества, наблюдавшееся в его время. Эти стихи объединяются под общим названием «Стихи, увещевающие с помощью сатиры» (Фэнлянь цзи).

42. Пиян-хоу («пиянский хоу») —титул Шэнь И-ци, который при династии Хань занимал должность левого помощника императора. Являясь фаворитом вдовствующей императрицы Люй, решал все государственные дела (ШЦ, гл. 9,ч. 5;1).

 

Текст воспроизведен по изданию: Е Лун-ли. История государства киданей. М. Наука. 1979

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.