Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Е ЛУН-ЛИ

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА КИДАНЕЙ

ЦИДАНЬ ГО ЧЖИ

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

ТАЙ-ЦЗУН, ИМПЕРАТОР СЫ-ШЭН ХУАНДИ.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

945 год

Девятый год эры правления Хуэй-тун. (Второй год эры правления Кай-юнь династии Цзинь.)

Весной, в первой луне, ляоские войска появились в областях Син 1, Мин и Цы, все спалив и ограбив на протяжении тысячи ли вплоть до реки Аньянхэ. Увидев большое тутовое дерево, император Ляо с бранью воскликнул: «Я знаю, что темно-красные шелковые халаты 2 выходят из тебя. Разве я могу допустить, чтобы ты росло!» Затем, обложив ствол дерева хворостом, он сжег его.

В это время цзиньский император Чу-ди был болен и не мог выступить в поход, а поэтому приказал Чжан Цун-эню Ма Цюань-цзе, Ань Шэнь-ци 3 и Хуанфу Юю расположить войска на южном берегу реки Аньянхэ в области Сянчжоу.

Хуанфу Юн и правитель области Пучжоу Мужун Янь-чао ыыехали вперед на разведку во главе нескольких тысяч всадников. Доехав до Еду, они столкнулись с ляоскими войсками численностью в несколько десятков тысяч человек и стали отступать с боями. Когда они дошли до деревни Юйлиньдянь 4, туда же подошли крупные силы ляоских войск. Оба военачальника вступили в упорное сражение. С семи часов утра до трех часов дня произошло более ста схваток, в ходе которых, обе стороны понесли большие потери убитыми и ранеными.

К закату солнца все военачальники, находившиеся на реке Аньянхэ, стали удивляться, почему не возвращается разведка, а поэтому из лагеря выступил Ань Шэнь-ци воглаве конного отряда. Заметив этот отряд, ляоские всадники с тревогой сказали друг другу: «Подошли все цзиньские войска», после чего стали отступать. В это время император Ляо находился в Ханьдане   5. Услышав о подходе цзиньских войск, он немедленно начал отходить на север 6.

Во второй луне [отходившие кидане] выделили слабых солдат, велев им гнать крупный рогатый скот и овец мимо стен города Цичжоу 7. Цзиньский правитель области Цичжоу Шэнь Бинь выслал войска напасть ,на них. В этот момент отборные ляоские всадники отрезали им путь к воротам, так что они уже не могли вернуться обратно. Затем Чжао Янь-шоу стремительно напал на город.

Обратившись к находившемуся на городской стене Шэнь Биню, Чжао Янь-шоу сказал: «Почему вы не поспешите сдаться?» Шэнь Бинь ответил: «Вы, занимая должность начальника придворного управления, вместе со своим отцом из-за ошибочных расчетов 8 покорились Северному двору, и у вас хватает сил вести киданей, чтобы причинять вред родине ваших отца и матери. Почему вы не стыдитесь, а, наоборот, гордитесь этим? Я же предпочту умереть за родину. Даже когда у меня сломаются все луки и выйдут все стрелы, я никогда не сделаю того, что сделали вы!» На следующий день город был взят, а Шэнь Бинь покончил жизнь самоубийством.

В третьей луне ляоские войска повернули обратно и двинулись на юг. Цзиньский главнокомандующий войсками Фу Янь-цин вместе с. другими военачальниками напал на них. Ляоские войска потерпели поражение и отошли.

Летом, в четвертой луне, войска Ду Вэя  9, и других цзиньских военачальников, соединившись в Динчжоу, напали на Тайчжоу, находившийся в руках Ляо, и принудили город к сдаче. После этого они заняли сначала город Пучэн 10, взяв в член две тысячи киданей, а затем город Суйчэн 11. Сдавшиеся в плен сторонники Чжао Янь-шоу сообщили, что ляоский император, возвращавшийся обратно, дошел до Хубэйкоу, но, услышав, что цзиньские войска заняли Тайчжоу, снова повернул на юг во главе свыше восьмидесяти тысяч всадников, и, по расчетам, должен подойти к вечеру следующего дня.

Напуганный Ду Вэй и другие военачальники отступили к Янчэну 12, куда подошли крупные ляоские войска. Вступив в бой с киданями, цзиньские войска отогнали их на север более чем на десять ли. Ляоские войска отошли, переправившись через реку Байгоу, однако, когда цзиньские войска, прекратив сражение, двинулись на юг, ляоские всадники, словно цепи. гор, окружили их со всех сторон, так что пришлось упорно сражаться, чтобы отражать их. Воины и лошади страдали от голода и жажды. Дойдя до деревни Байтуаньцунь, цзиньские войска построили временный лагерь, окруженный рогатинами. Ляоские войска окружили лагерь несколькими кольцами и выслали в тыл летучие отряды, чтобы перерезать пути подвоза провианта. Вечером поднялся сильный северо-восточный ветер. Солдаты и лошади в лагере страдали от жажды, колодцы же, которые копали, все обрушивались. К восходу солнца ветер усилился еще более. Ляоский император, сидевший в сиской повозке 13, приказал «железным коршунам» 14 спешиться, окружить лагерь и напасть на противника с мечами. Для того чтобы придать нападающим вид еще большей мощи, кидане пускали по ветру огонь и поднимали пыль.

Всех [цзиньских] военачальников охватил гнев, и каждый из них хотел выйти из лагеря на бой. Фу Янь-цин вывел отборные войска через западные ворога лагеря, а за ним последовали остальные военачальники. Ляоские войска отступили на несколько сот шагов. Ветер усилился еще более, [от поднятой пыли] стало темно как ночью. Фу Янь-цин и другие военачальники, собрав более десяти тысяч всадников, ударили во фланг ляоским войскам. Их боевые крики были настолько сильны, что содрогались небо и земля. Кидане потерпели сильное поражение и бежали, напоминая рухнувшую гору 15. Только около Ючжоу разбежавшиеся воины понемногу собрались вместе. Император киданей наказал вождей за понесенную неудачу батогами, дали каждому по нескольку сот ударов. Все цзиньские войска были отведены обратно, а император Чу-ди также вернулся в Далян 16. В шестой луне цзиньский император отправил послов в Ляо. Кидане несколько лет подряд совершали вторжения, Китай устал защищать границы, пограничное население было совершенно разорено. [Со своей стороны, кидане также] потеряли много воинов и лошадей, а поэтому испытывали отвращение к войне. Вдовствующая императрица Шулюй сказала императору:

«Может ли китаец быть императором Ляо?» —«Нет», —ответил император. Вдовствующая императрица снова спросила: «Тогда почему ты хочешь быть императором китайцев?»

Император ответил: «Род Ши проявил неблагодарность, этого нельзя простить». Императрица сказала: «Хотя ты сейчас приобрел китайские земли, жить на них все равно нельзя, к тому же, если, против ожидания, потерпишь неудачу, раскаиваться будет поздно».

Затем, обращаясь к окружающим, императрица сказала:

«Как китайцы могут добиться возможности спокойно спать?! Я слышала, что начиная с глубокой древности китайцы заключали мир с иноплеменниками, но не слышала, чтобы иноплеменники заключали мир с китайцами. Если китайцы вспомнят об этом, мы не преминем заключить с ними мир!» 17.

Цзиньский сановник Сан Вэй-хань неоднократно предлагал императору Чу-ди снова заключить с киданями мир, чтобы облегчить бедственное положение государства. Император Чу-ди отправил к киданям чиновника двора 18 Чжан Хуэя с челобитной, в которой называл себя слугой и просил извинения за допущенные ошибки. Император киданей ответил: «Пусть приедут Цзин Янь-гуан и Сан Вэй-хань, кроме того, уступите мне области Чжэнь и Дин, тогда мир может быть заключен».

Император Чу-ди рассердился на императора Ляо за его слова и заявил, что у того нет желания заключить мир, в результате чего переговоры прекратились. Впоследствии, когда император Ляо вступил в Далян, он сказал Ли Суну и другим: «Если бы в прошлом снова приехали цзиньские послы, не было бы войны между югом и севером».

В восьмой луне, первого числа, было затмение солнца.

946 год

. Десятый год эры правления Хуэй-тун. (Третий год эры правления Кай-юнь династии Цзинь.)

Весной, во второй луне, первого числа, было затмение солнца.

Летом, в четвертой луне, Сунь Фан-цзянь 19, командир войск в цзиньской области Динчжоу, поднял восстание и перешел на сторону Ляо.

В шестой луне войска Ляо напали на область Динчжоу. Цзиньский император назначил Ли Шоу-чжэня 20 на должность главнокомандующего и приказал ему командовать войсками для отражения киданей.

В восьмой луне цзиньский, [военачальник] Чжан Янь-цзэ-разбил ляоские войска к северу от Динчжоу.

Зимой, в десятой луне, цзиньский император приказал Ду Вэю и Ли Шоу-чжэню возглавить войска для нападения на Ляо.

В одиннадцатой луне цзиньские военачальники Ду Вэй и Ли Шоу-чжэнь, соединив свои войска, подошли к Инчжоу. Ворота города были открыты настежь, и в нем царила тишина, словно там никого не было. [Заподозрив военную хитрость], Ду Вэй и другие военачальники не решились войти в город. Услышав, что ляоский военачальник Гао Мо-хань заранее скрытно вывел войска из города, Ду Вэй послал ЛянХань-чжана с отрядом в две тысячи всадников преследовать его. Лян Хань-чжан потерпел поражение и был убит, после чего Ду Вэй и другие военачальники стали отводить свои войска на юг.

В двенадцатой луне ляоские войска произвели крупное нападение, быстро двигаясь к Хэнчжоу 21. Услышав об этом, Ду Вэй и другие военачальники стали отводить свои войска из областей Бэй и Цзи далее на юг. В это время в Хэнчжоунаходился Чжан Янь-цзэ, который во главе своих войск явился к Ду Вэю и рассказал,-как можно разбить ляоские войска. Тогда Ду Вэй и другие военачальники, изменив прежнее решение, двинулись к Хэнчжоу с Чжан Янь-цзэ в авангарде. Они расположились на берегу реки Хуато, на другом берегу которой стояли ляоские войска.

Ляоские войска, опасаясь, что цзиньцы переправятся через реку и ударят на них совместно с войсками, находящимися в Хэнчжоу, предполагали отойти обратно, но, услышав, что цзиньские войска строят укрепления для длительнойборьбы, остались на месте.

Ли Гу, правитель области Цычжоу, убеждал Ду Вэя и Ли Шоу-чжэня: «Наша большая армия стоит всего в нескольких шагах от Хэнчжоу, так что видны огни и дым в городе. Если только поставить на реке деревянные треноги, забросать их тростником, а тростник присыпать землей, сразу же будет готов мост. Затем нужно тайно условиться с городом, чтобы по сигналу огнем находящиеся там войска выступили на помощь, и отобрать удальцов, которые ворвались бы ночью в неприятельский лагерь. Попав под двойной удар — спереди и сзади, варвары, несомненно, убегут».

Все-военачальники считали сделанное предложение правильным, и только Ду Вэй, найдя его неприемлемым, отозвал Ли Гу, приказав заведовать военным провиантом в областях Хуай и Мэн.

Ляоский император, расположив перед цзиньскими войсками крупные силы, послал Сяо Ханя во главе многочисленных всадников в тыл цзиньской армии, чтобы перерезать пути подвоза провианта и пути отступления. Все сборщики топлива, попадавшиеся киданям, захватывались, в плен, а те, кому удавалось ускользнуть, в один голос говорили о многочисленности ляоских войск. Кроме того, на лицах захваченных в плен кидане ставили клеймо «подчиняющихся приказам не убиваем» и отпускали на юг. Перевозчики провианта, встречавшие по дороге отпущенных, бросали повозки ив страхе разбегались.

Ли Гу тайно представил императору Чу-ди доклад: говоря об опасном положении, и котором оказались крупные [цзиньские] войска 22, просил императора прибыть в Хуачжоу  23 и отправить войска в Чаньчжоу и Хэян, чтобы быть готовыми к нападению варваров.

Ду Вэй также представил доклад с просьбой о помощи. Цзиньский император приказал отправить к нему всю охрану императорского дворца — в количестве нескольких сот человек. Ду Вэй вновь прислал гонца с сообщением о критическом положении. На обратном пути гонец был схвачен киданьскими воинами, и с этого времени связь между императором Чу-ди и войсками прекратилась.

Сан Вэй-хань, правитель области Кайфын, видя, что нависшая над государством опасность может в любое время привести к гибели, добивался у императора аудиенции для доклада. В это время император Чу-ди обучал соколов в парке и поэтому отказался принять Сан Вэй-ханя. Сан Вэй-хань явился к сановникам, державшим в своих руках бразды правления, но они не нашли его слова правильными. Выйдя из дворца, Сан Вэй-хань сказал приближенным: «Род Цзинь останется без жертв».

Император Чу-ди хотел сам выступить в поход на север, но затем по совету Ли Янь-тао отказался от этого намерения.

В бою с киданями был убит главный командир пехотного отряда императорской гвардии 24 Ван Цин 25.

Ду Вэй вместе с Ли Шоу-чжэнем и СунЯнь-юнем задумал сдаться киданям, в связи с чем тайно послал к императору Ляо преданного человека, требуя за сдачу крупную награду. Император Ляо, обманывая Ду Вэя, обещал ему отдать Китай и поставить императором. Обрадованный Ду Вэй сразу же выработал план сдачи. Собрав всех военачальников, он предложил им документ о капитуляции и заставил подписать его. После этого он приказал воинам покинуть занимаемые позиции и выйти в поле. Все солдаты прыгали от радости, решив, что предстоит сражение, но когда было объявлено, что их вывели для сдачи, и приказали снять доспехи, они заплакали так громко, что содрогнулась земля.

Император Ляо отправил Чжао Янь-шоу, одетого в красный халат, в цзиньский лагерь для успокоения и ободрения солдат, но в то же время одел в красный халат и Ду Вэя. Фактически он лишь насмехался над обоими.

Ду Вэй подвел императора Ляо к стенам города Хэнчжоу, после чего находившийся там Ван Чжоу, генерал-губернатор области Шуньго, сдался.

Император Ляо повел войска на юг, предварительно перебросив к Хэнчжоу воинов, находившихся в областях И и Дин 26. Ду Вэй сопровождал императора во главе сдавшихся солдат. Император Ляо отправил вперед Чжан Янь-цзэ с двумя тысячами всадников занять Далян, назначив при нем на должность главного инспектора переводчика Фу-чжуэра.

Между прочим, Хуанфу Юй  27 не принимал участия в замыслах Ду Вэя о капитуляции. Император Ляо хотел сначала послать Хуанфу Юя захватить Далян, но тот отказался. Выйдя от императора и обратившись к близким к нему лицам, Хуанфу Юй сказал: «Я, занимая должность высшего сановника, потерпел поражение, но остался жив, с каким лицом я поеду на юг!» Доехав до города Пинцзи, Хуанфу Юй сам задушил себя.

Чжан Янь-цзэ, двигаясь к Даляну форсированным маршем, ночью перешел через переправу Баймацзин. Цзиньский император Чу-ди вызвал во дворец Ли Суна, Фэн Юя и Ли Янь-тао для обсуждения положения и хотел приказать Лю Чжи-юаню выслать на помощь войска.

Однако на следующий день Чжан Янь-цзэ ворвался в. столицу через ворота Фэнцюмынь. В городе поднялось страшное смятение.

Чу-ди устроил во дворце пожар и с мечом в руке побуждал обитательниц женского дворца, в количестве более десяти человек, броситься с ним в огонь, но был остановлен любимым сановником Сюэ Чао.

Вскоре Чжан Янь-цзэ передал через ворота Куаньжэньмынь  28 письмо от императора Ляо и вдовствующей императрицы, в котором они успокаивали цзиньского императора. После этого Чу-ди приказал, потушить огонь и, горько плача вместе с императрицей и наложницами, вызвал Фань Чжя написать челобитную с изъявлением покорности. В челобитной было написано: «Я, ваш внук и слуга Чжун-гуй, когда пришла беда, оказался введенным в заблуждение духами, благоприятная судьба закончилась, и Небо отвернулось от меня. Ныне вместе с вдовствующей императрицей, женой, урожденной Фэн, и всем родом я ожидаю наказания со связанными назад руками. Посылаю сыновей Янь-сюя и Янь-бао встретить вас и поднести государственную печать».

Вдовствующая императрица также представила челобитную, в которой называла себя «вдовствующая императрица дома Цзинь, [ваша] служанка из рода Ли».

Фучжуэр явился во дворец и объявил волю императора киданей. Затем император Ляо послал Сели 29, который объявил приказ киданьского императора. Чу-ди, сняв желтый и надев белый халат, принял приказ, совершив двойной поклон. Чу-ди было сказано: «Пусть внук не печалится, для него найдется место, где он будет есть».

Император Ляо упрекнул также Чу-ди, что поднесенная государственная печать не настоящая. Чу-ди представил доклад, в котором говорилось: «Недавно позднетанский Лу-ван, по имени Цун-кэ, сам сжег себя, и неизвестно, куда девалась старая государственная печать. Эта печать вырезана покойным императором, о чем хорошо знают все сановники». После этого император Ляо перестал порицать Чу-ди.

Сановники хотели, чтобы Чу-ди встретил императора Ляо в предместьях города с императорским жезлом во рту, ведя за собой овцу, и чтобы чиновники везли за ним колесницу с гробом  30. Однако император Ляо не согласился на это, сказав: «Я послал летучий отряд, который занял Далян, а не принял капитуляции города».

Затем император Ляо приказал, чтобы все цзиньские гражданские и военные чиновники оставались по-прежнему на своих местах, а при дворе во всем соблюдался китайский этикет.

Чу-ди послал человека вызвать Чжан Янь-цзэ, но последний рассмеялся и ничего не ответил. Тогда Чу-ди вызвал Сан Вэн-ханя и Цзин. Янь-гуана. Кто-то посоветовал Сан Вэй-ханю бежать. Сан Вэй-хань ответил: «Я-сановник, куда я могу убежать?» —и остался на месте, ожидая судьбы.

Чжан Янь-цзэ, ссылаясь на приказ Чу-ди, вызвал Сан Вэй-ханя. Когда Сан Вэй-хань доехал до улицы Тяньцзе 31, он встретил Ли Суна, остановил лошадь, но не успел произнести слова, как перед лошадью появился военный чиновник, сложивший на груди руки в знак приветствия и предложивший проехать в управление императорской гвардии.

Сан Вэй-хань, зная, что ему не избежать смерти, сказал Ли Суну: «Вы, как начальник придворного управления, правили государством; сейчас государство погибло, и почему мне, а не вам приказывают умереть?!» На лице Ли Суна появилось выражение стыда.

[Чжан) Янь-цзэ принял [Сан] Вэй-ханя, сидя на корточках. [Сан] Вэй-хань стал резко упрекать его, говоря: «В прошлом году я выдвинул вас из среды преступников, вы снова стали управлять крупным генерал-губернаторством и были наделены военной властью. Почему же вы так неблагодарны!» Чжан Янь-цзэ не мог ничего ответить, а только приказал воинам взять Сан Вэй-ханя под стражу.

Чжан Янь-цзэ позволил солдатам два дня заниматься грабежами, из-за чего столица оказалась начисто разграбленной. Чжан Янь-цзэ говорил про себя, что имеет заслуги перед Ляо, на своих знаменах он написал: «Главное —верность», но все, кто видел эти знамена, смеялись над ним.

Чжан Янь-цзэ насильно переселил Чу-ди в помещение управления округом Кайфын, не разрешив ему ни минуты оставаться но дворце. Все видевшие уезжавшего Чу-ди плакали. Император, вдовствующая императрица и императрица ехали в маленьких паланкинах, за которыми шли более десяти дворцовых наложниц и евнухов.

Чу-ди взял с собой драгоценности из дворцовой кладовой, но Чжан Янь-цзэ сказал: «Эти вещи нельзя прятать», поэтому император все возвратил. Чжан Янь-цзэ нагрузил драгоценности на повозки и увез в свой дом.

Чжан Янь-цзэ приказал командиру отряда кунхао 32 Ли Юню держать Чу-ди под охраной солдат, так, чтобы он лишился связи с внешним миром. Все челобитные и доклады императору Ляо Чу-ди сначала показывал Чжан Янь-цзэ и только после этого решался представлять их [трону].

Чу-ди послал человека взять шелк в дворцовой кладовой, но управитель кладовой не дал шелка, сказав: «Эти вещи не принадлежат императору». Чу-ди попросил вина у Ли Суна, но Ли Сун ответил: «У меня есть вино, и мне его не жалко, однако я боюсь, что ваше величество находится в состоянии печали и если выпьет вино, то могут возникнуть всякие неожиданности, поэтому я не смею подносить его вам». Чу-ди хотел повидаться с Ли Янь-тао, но Ли Янь-тао также не пошел к нему.

Тетка Чу-ди, принцесса Уши, подкупила караульных, благодаря чему смогла пройти к Чу-ди, простилась с ним, а затем, вернувшись, повесилась.  

Когда император Ляо переправился через Хуанхэ, Чу-ди хотел встретить его в предместьях столицы, но Чжан Янь-цзэ не разрешил этого, а отправил гонца сообщить императору Ляо о желании Чу-ди. Император Ляо ответил: «На небе не бывает двух солнц, как же на дороге могут встретиться два Сына Неба!» —после чего встреча была отменена.

Мать княжича Янь-сюя, происходившая из рода Дин и носившая титул Чу-го фужэнь, отличалась красотой, поэтому Чжан Янь-цзэ послал людей, которые выкрали ее.

Чжан Янь-цзэ убил Сан Вэй-ханя 33, накинул ему на шею пояс и доложил императору Ляо, что он повесился. Император Ляо приказал щедро одарить. семью погибшего.

Гао Син-чжоу 34 и Фу Янь-цин 35 явились к императору Ляо с выражением покорности. Император Ляо стал упре-кать [Фу Янь-цина] за поражение, которое он нанес ему вблизи Янчэна. Фу Янь-цин ответил: «Тогда я только знал» что должен прилагать все силы для цзиньского императора, но сейчас моя жизнь и смерть зависят от вашего распоряжения». Император Ляо рассмеялся и отпустил его.

Император Ляо отправил воинов в Хэян захватить Цзин Янь-гуана. Цзин Янь-гуан встретился с императором в Фэнцю 36. Браня Цзин Янь-гуана, император Ляо сказал: «Своими действиями ты лишил двух императоров радости. Где твои сто тысяч остро отточенных мечей?» Затем он позвал Цяо Жуна в качестве свидетеля. Цяо Жун вытащил из полы халата спрятанное там письмо и предъявил Цзин Янь-гуану десять обвинений. Каждый раз, когда последний признавал выдвинутое против него обвинение, император Ляо давал ему одну костяную бирку. При выдаче восьмой бирки разгневанный император Ляо приказал заковать Цзин Янь-гуана в кандалы. Через некоторое время он велел отправить Цзин Янь-гуана под конвоем в киданьские земли. В пути, при остановке на ночлег в Чэньцяо, Цзин Янь-гуан 37 задушил себя.

947 год

Одиннадцатый год эры правления Хуэй-тун. (На четвертом году эры правления Кай-юнь династия Цзинь прекратила свое существование. Во второй луне Лю Чжи-юань вступил на престол. В шестой луне он изменил наименование династии на Хань и назвал первый год своего правления двенадцатым годом эры правления Тянь-фу. Это был ханьский император Гао-ди.)

Весной, в первой луне, первого числа, все цзиньские гражданские и военные чиновники издали простились с Чу-ди, к северу от столицы, после чего, одетые в траурные одежды и чиновничьи шапки, встретили императора Ляо, упав ниц по краям дороги и прося прощения за свои ошибки. Император Ляо приказал им встать, сменить одежды, а потом обратился к ним со словами успокоения.

Чу-ди и вдовствующая императрица встречали императора Ляо за воротами Фэнцю, но он, отказавшись увидетьсяс ними, поселил их в буддийском храме Фэнчаньсы, отправив туда для надзора своего военачальника Цуй Янь-сюня.

В это время в продолжение десяти дней шли дожди со снегом, продовольствие не подвозилось, а поэтому все находившиеся в храме, начиная от высших и кончая низшими, страдали от голода и холода. Вдовствующая императрица послала человека сказать, монахам: «В прошлом я кормила здесь десятки тысяч монахов, почему же сейчас никто не пожалеет нас!» Монахи ответили, что они не смеют давать пищу, так как трудно угадать намерения императора Ляо, Тогда Чу-ди тайно обратился к караульным, через которых получил немного пищи.

Когда император Ляо впервые въехал в ворота столицы, все население стало в страхе разбегаться. Для успокоения населения император Ляо приказал переводчику сказать:

«Я тоже человек, не бойтесь! Я должен сделать так. чтобы вы могли свободно дышать. У меня не было намерения приходить на юг, но меня привели сюда китайские войска».

Доехав до ворот Миндэмынь, император Ляо сошел с коня, совершил поклон и вошел во дворец. Наложницы цзиньского императора вышли навстречу, но он не обратил на них внимания. Вечером император выехал из дворца и расположился лагерем в Чигане.

Через некоторое время император Ляо задержал Ян Чэн-сюня 38, обвинив его в убийстве отца Ян Гуан-юаня и в мятеже против киданей. Тело Ян Чэн-сюня было разрезано на куски и съедено.

Следует сказать, что ранее между чиновником у боковых ворот 39 Гао Сюнем и Чжан Янь-цзэ 40 существовала вражда, из-за которой Чжан Янь-цзэ теперь в пьяном виде ворвался в дом Гао Сюня и убил-его дядю и младшего брата. Впоследствии, когда император Ляо прибыл в столицу и услыхал о грабежах Чжан Янь-цзэ, он разгневался и заковал его в кандалы.

Гао Сюнь и простое население стали непрерывно подавать жалобы на Чжан Янь-цзэ, сообщая о его преступлениях; тогда император Ляо приказал Гао Сюню казнить его.

Сыновья и внуки чиновников, ранее убитых Чжан Янь-цзэ, с плачем следовали за ним с траурными повязками на головах, опираясь на посохи, которыми били Чжан Янь-цзэ, всячески браня его. Чжан Янь-цзэ шел склонив голову, не говоря ни слова. Когда процессия дошла до северной базарной площади, Чжан Янь-цзэ отрубили кисти рук, чтобы снять кандалы, а затем приступили к пыткам. Гао Сюнь приказал вырезать у Чжан Янь-цзэ сердце и принести его в жертву погибшим от его рук. Жители города разбили голову Чжан Янь-цзэ и вынули мозг, а его тело было разрезано на куски и съедено.

Когда император Ляо впервые поселился во дворце, он поставил у всех ворот воинов для охраны, а для отведения несчастий разорвал перед воротами собак и во дворах развесил на шестах овечьи шкуры. Обратившись к цзиньским сановникам, император сказал: «Отныне не будут обучаться войска, покупаться боевые кони, подати облегчатся, трудовые повинности сократятся, и в Поднебесной наступит великое спокойствие».

Император переоделся в китайские одежды, а в отношении чиновников сохранил ранее существовавшую систему. Ли Сун был назначен на должность старшего учителя наследника престола 41 и председателя верховного военного совета, а Фэн Дао —на должность старшего наставника наследника престола и члена верховного военного совета.

Затем император Ляо отправил гонцов с указом к цзиньским генерал-губернаторам. Все генерал-губернаторы поспешили представить челобитные, в которых называли себя слугами императора, и только Ши Куан-вэй, генерал-губернатор Чжанъи с местопребыванием в Цзинчжоу 42, не подчинился Ляо, а генерал-губернатор Сюнъу Хэ Чжун-цзянь перешел на сторону владения Шу с областями Цин, Цзе и Чэн.

Император Ляо собрал все доспехи, и оружие сдавшихся цзиньских солдат и сложил их в городе Хэнчжоу, а лошадей угнал на север в киданьскис земли. Окружив сдавшихся цзиньских воинов киданьскими всадниками, он хотел загнать их в Хуанхэ и утопить, но Чж«о Янь-шоу уговорил его распределить их для обороны границ, и, таким образом, избежав смерти, цзиньцы были снова возвращены в военные лагеря.

Император Ляо низвел Чу-ди в должность дворцового советника 43, приравненную по сути дела к главному воеводе 44, пожаловал титул Фуи-хоу 45 и отправил в Хуанлунфу (город Хэлун рода Мужун. — Е Лун-ли). Он послал к вдовствующей императрице человека передать: «Я слышал, что ваш сын». Чжун-гуй, не слушал наставлений матери, а поэтому оказался в таком положении. Вы можете поступить как вам угодно, и не ехать вместе с сыном». Вдовствующая императрица ответила: «Чжун-гуй относился ко мне с большим почтением. Его ошибка в том, что он нарушил волю покойного императора и разорвал то, что доставляло радость обом государствам. К счастью, Чжун-гуй удостоился вашей великой милости, благодаря чему сохранил жизнь, сберег семью, и сейчас, когда он уезжает, я, мать, последую за сыном — разве у меня есть другое место, куда я могла бы поехать!»

Таким образом, вдовствующая императрица, урожденная Фэн, младший брат Чу-ди —Чун-жуй, сыновья Янь-сюй и Янь-бао последовали за Цзинь-хоу 46 на север. Его сопровождали пятьдесят дворцовых наложниц, тридцать евнухов, пятьдесят гражданских и военных чиновников, один лекарь, четыре командира дворцовой гвардии, семь поваров, три человека из приказа, ведавшего чаем и вином, тридцать шесть человек из приказа, ведавшего придворным этикетом и гаданиями, и двадцать воинов. Для охраны был назначен отряд киданей в триста всадников. Кроме того, с Чу-ди были посланы сановники Чжао Ин, Фэн Юй и Ли Янь-тао.

Во всех областях и уездах, через которые проезжал Чу-ди, были старые цзиньские военачальники, но съестные припасы, которые они хотели поднести императору, нельзя было передать. Почтенные деревенские старцы, стоявшие вдоль дороги, стремились поднести Чу-ди овец и вино, но конвойные солдаты ограждали от них Чу-ди, чтобы они не могли увидеть его. Старцы плакали и уходили с дороги.

Среди старых чиновников также никто не смел представиться императору. Только правитель области Цычжоу Ли Гу встретил императора на дороге и поднес ему все свое состояние.

Когда Цзинь-хоу доехал до моста Чжундуцяо и увидел бывший укрепленный лагерь Ду Вэя, он со вздохом воскликнул: «О Небо! Чем я провинился перед тобой, что оказался разбитым из-за этого разбойника!» Затем, горько за плакав, император поехал дальше.

Император Ляо принимал много подношений, поступавших со всех сторон, и предавался пьянству и веселью. Чжао Янь-шоу просил его снабжать киданьских солдат довольствием, но он, ответив: «В нашем государстве нет такого правила», то-прежнему позволял ляоским всадникам ездить по все стороны и заниматься грабежом, что называлось «заготовлять траву и хлеб». Молодых и здоровых при этом убивали мечам,и, а старых и малых бросали во рвы и канавы; в землях вокруг Даляна, Лояна и областях Чжэн 47, Хуа   48, Цао 49 и Пу 50 на протяжении нескольких сот ли население лишилось почти всего имущества и скота.

Цзиньскии главнокомандующий северной походной ставкой Лю Чжи-юань отправил к императору Ляо посольского воеводу Ван Цзюия представить челобитную, в которой называл себя слугой. Император Ляо издал указ, в котором, восхваляя действия Лю Чжи-юаня, лично добавил перед его фамилией иероглиф «эр» — [«сын»] и подарил деревянный посох. По законам киданей это являлось высшим подарком для сановников и равнялось пожалованию в Китае столика и посоха.

Генерал-губернатор Цзиннаня Гао Цун-хуэй прислал к императору Ляо послов с данью.

Правитель Южной династии Тан прислал к императору Ляо послов с поздравлениями по случаю уничтожения династии Цзинь и просил разрешения прибыть в Чанъань для приведения в порядок [танских] императорских могил. Император Ляо не дал на это согласия.

Во второй луне, первого числа, император Ляо в головном уборе для приемов, в красном шелковом халате и с жезлом в руках явился во дворец для занятия государственными делами. Китайцы были одеты в установленное парадное одеяние, а между рядами гражданских и военных сановников стояли кидане в киданьских одеждах.

Когда сановники совершили церемониал поклонения, император Ляо, обратившись к ним, сказал: «Обычаи в Китае отличаются от обычаев в моем государстве, поэтому я хочу выбрать одного человека для управления Китаем. Каково ваше мнение?» Сановники ответили: «.Все инородцы и китайцы хотят поставить вас императором». После этого был издан указ о переименовании государства Цзинь в государство Да Ляо — [Великое Ляо], и в Поднебесной была объявлена общая амнистия.

Чжао Янь-шоу, носивший титул Янь-вана, огорченный тем, что император Ляо нарушил данное обещание, просил объявить его наследником императора. Император Ляо ответил: «Мне ничего не жаль для Янь-вана. Если бы Янь-вану понадобился даже кусок моего мяса, я отрезал бы и его. Однако я слышал, что наследником императора должен быть сын императора, и как может быть им Янь-ван!» После этого он приказал назначить Чжао Янь-шоу на другую должность.

Чжан Ли представил доклад, в котором наметил для Чжао Янь-шоу должности наместника Средней столицы, главного помощника императора, управляющего делами государственной канцелярии и главнокомандующего войсками как в столице, так и вне ее. Император Ляо утвердил доклад, вычеркнув только должности управляющего делами государственной канцелярии и главнокомандующего войсками как в столице, так и вне ее.

Цзиньский [военачальник] Лю Чжи-юань объявил себя императором в Цзиньяне. Он заявил, что не может забыть династию Цзинь, а поэтому изменял наименование эры правления Кай-юнь, снова установив двенадцатый год эры правления Тянь-фу. Затем он издал указ об удалении от должностей во всех округах лиц, занимавшихся сбором денег и шелка для государства Ляо.

Лю Чжи-юань во главе войск лично выехал на восток для встречи с Цзинь-хоу. Доехав до Шоуяна 51, он услыхал, что Цзинь-хоу уже проехал несколько дней тому назад, а поэтому, оставив войска в военном округе Чэнтяньцзюнь, вернулся обратно.

Цзннь-хоу, проехав более десяти ли от Ючжоу, вступил в пределы округа Пинчжоу. По дороге его не снабжали, продовольствием, и он голодал, не имея пищи. В связи с этим он посылал своих наложниц и следовавших за ним чиновников собирать для еды плоды деревьев и дикорастущие травы.

Пробыв в дороге еще семь-восемь дней, он прибыл в Цзиньчжоу, где конвоиры заставили его совершить поклон перед изображением Тай-цзу. Не будучи в состоянии вынести такого позора, [Цзинь-хоу] воскликнул: «Сюэ Чао, ты обманул меня, не дав умереть!» Императрица Фэн просила достать яд, желая покончить жизнь самоубийством вместе с Цзинь-хоу, но это ей не удалось.

Еще через пять-шесть дней пути [Цзинь-хоу] проехал область Хайбэй и прибыл к могиле Дундань-вана, приказав своему сыну Янь-сюю совершить перед ней поклонение. Затем, пробыв в дороге более десяти дней, [Цзинь-хоу] переправился через реку Ляошуй и прибыл в область Течжоу на территории [бывшего] государства Бохай. Наконец, еще через семь-восемь дней пути он проехал область Наньхай и прибыл в область Хуанлун.

Когда император Ляо услышал, что Лю Чжи-юань вступил на престол, он послал Гэн Чун-мэя в области Цзэ 52 и Лу, Гао Тан-ина —в область Сянчжоу, а Цуй Янь-сюня — в Хэян, чтобы держать под контролем важнейшие стратегические пункты.

Главарь разбойников Лян Хуэй, действовавший в уезде Фуян, послал ночью удальцов, перелезших через стену города Сянчжоу. Они открыли ворота и впустили остальных,. которые перебили несколько сот ляоских воинов. Обосновавшись в Сянчжоу, Лян Хуэй объявил себя наместником.

Генерал-губернатор Чжэньнина Елюй Лану отличался жестокостью, и население области Шаньчжоу страдало от него. Главарь разбойников Ван Сюнь во главе своих сообщников, в количестве свыше тысячи человек, окружил Лану во внутреннем городе. Услышав об этом, император Ляо испугался и послал на помощь войска. Ван Сюнь потерпел поражение и был убит. Однако после этого у императора Ляо исчезло желание оставаться долго в землях к югу от реки.

Вдовствующая императрица Шулюй прислала послов с подарками императору в виде киданьского вина, кушаний, вяленого мяса и фруктов, поздравляя с усмирением государства Цзинь. Император устроил вместе с сановниками пир во дворце Юнфудянь и каждый раз, когда поднимал кубок с вином, пил стоя, говоря: «Подаренное вдовствующей императрицей не смею пить сидя».

Первого числа в третьей луне император Ляо, одетый в красный халат, явился во дворец Чунъюаньдянь, где встретился со всеми сановниками. [В другой раз], обратившись к цзиньским сановникам, император Ляо сказал: «Приближается жаркая погода, и мне трудно долго оставаться здесь. Я хочу временно выехать на родину, чтобы проведать вдовствующую императрицу». Вслед за этим он учредил вместо области Бяньчжоу военный округ Сюаньу, назначив Сяо Ханя на должность его генерал-губернатора. [Сяо] Хань был сыном старшего брата вдовствующей императрицы Шулюй, а его младшая сестра была женой императора. Он первый принял фамилию Сяо, и с этого времени род ляоских императриц стал носить фамилию Сяо.

Когда император Ляо выехал из Даляна, его сопровождали несколько тысяч военных и гражданских чиновников от всех приказов и командиры и солдаты от всех отрядов, а также несколько сот дворцовых женщин и евнухов. Все содержимое кладовых было погружено на повозки и также следовало за императором. Обратившись к сюаньхуйши Гао Сюню, император Ляо сказал: «У себя на родине я находил удовольствие, в охоте и, прибыв сюда, скучал по ней. Сейчас, когда я возвращаюсь обратно, даже смерть не огорчила бы меня».

Летом, в четвертой луне, император Ляо напал на город Сянчжоу и взял его штурмом. Все мужчины в городе были перебиты, а женщины угнаны на север. Для обороны города был оставлен Гао Тан-ин, причем в городе, было всего семьсот человек и свыше ста тысяч трупов.

Возвращаясь из Даляна на север, император Ляо доехал до города Луаньчэн, где заболел, а затем скончался в Шахулине. Кидане вскрыли его живот, наполнили несколькими доу соли и, положив труп на повозку; повезли на север 53. В связи с этим цзиньцы стали называть императора «императорская солонина» 54.

Когда повозка с телом императора прибыла на родину, вдовствующая императрица Шулюй не плакала, а только сказала: «Когда все кочевья будут объединены, как раньше, тогда похороню тебя» 55.

В восьмой луне следующего года император Ляо был похоронен на горе Муешань. Всего он пробыл на престоле свыше двадцати лет. Его посмертный титул — Сы-шэн хуан-ди, а храмовой титул — Тай-цзун.

В другом источнике 56 говорится, что, когда император Ляо Тай-цзун заболел в Луаньчэне, в горах, в восемнадцати ли к западу от Верхней столицы, один охотник увидел Тай-цзуна. Его внешность была такая же, как и раньше. Он ехал на белом коне, преследуя белую лисицу, которую затем убил выстрелом из лука. Охотника изумило, как это император, еще не вернувшийся из похода на юг, неожиданно оказался здесь. Пока охотник поднимал убитую лисицу с попавшей в нее стрелой, он потерял из виду императора. Не прошло и десяти дней, как поступило печальное известие. Когда проверили день, [в который охотник видел императора], оказалось, что это был день, когда император заболел. Когда проверили стрелы, то оказалось, что среди стрел, которые император взял с собой в поход на юг, не хватает одной стрелы.

Кидане в этом месте построили храм, поместив в нем вылепленную из глины фигуру белой лисицы с попавшей в нее стрелой. Храм был назван Байхутан — [храм Белой лисицы]. Около могилы императора был учрежден округ Хуайчжоу.

Когда бескрайняя Центральная равнина была покрыта мраком мирской суеты, появилось предзнаменование, данное в виде убитой лисицы, отмеченное установлением ее изображения. Не означало ли это, что воля Неба повернулась в благоприятную сторону, а поэтому и судьба стала непостижимым образом соответствовать ей?!

В пятой луне на престол вступил Уюй, носивший титул Юнкан-вана.

Рассуждая о происходивших событиях, скажу, что возвышение Тай-цзу было подобно степному пожару. Его дело продолжил Тай-цзун, который, получив оставленное отцом наследство и используя смелость народа, живущего в отдаленной стране, вступил на императорский престол, приобретая таким образом неположенный ему громкий титул.

С другой стороны, действия Ши Цзин-тана вызвали огромные бедствия для Центральной равнины. Дело в том, что рельеф областей Ю и Янь создан Небом и устроен Землей, чтобы определить границы, отделяющие варваров от китайцев. Здесь поистине через проход, защищаемый одним человеком, не пройти и десяти тысячам неприятельских воинов. Когда Ши Цзин-тан, основатель династии Цзинь, пренебрег этим районом и отказался от него, варвары как бы взяли внутренние земли за горло. А ведь трудно ожидать, что тигр или волк не будут бросаться и хватать пищу, поднесенную к их пасти. Именно поэтому кидане, натягивая луки со свистящими стрелами, вторглись на Центральную равнину, убивали цзиньцев и отрезали у них уши в знак победы, дали волю страсти к военным действиям, захватили столицу Лоян, не встречая сопротивления, опустошили земли между четырьмя морями, превратив их в развалины. Мудрые советники и храбрые военачальники не смели поднять взгляда, и то время как государство распалось на куски, сильные чжухоу один за другим обьявляли себя императорами, и никто не наказывал их за это.  

Комментарии

1. Син —название области. Областной центр — г. Лунган, лежавший к юго-западу от современного уездного города Синтай в пров. Хэбэй.

2. Темно-красные шелковые халаты — халаты, которые при династии Тан и в последующее время носили чиновники, начиная от пятого класса и выше.

3. Ань Шэнь-ци (896-959). Происходил из тюркского племен» шато. Отличался смелостью, отлично ездил верхом и стрелял из лука. Начал карьеру со службы императору Поздней династии Тан Чжуан-цзуну, занимая различные военные должности. В 936 г. был послан вместе с Чжан Цзин-да (см. гл. 2, коммент. 27) на усмирение восстания Ши Цзин-тана. После того как танские войска потерпели поражение и укрылись в крепостце Цзиньань, вместе с Ян Гуан-юанем (см. гл. 2, коммент. 60) убил Чжан Цзин-да и сдался киданям.

Новый император Поздней династии Цзинь, Ши Цзин-тан, назначил Ань Шэнь-ци на должность генерал-губернатора Тяньпина с совмещением должности главнокомандующего конными и пешими отрядами императорской гвардии.

В 945 г., когда кидане, напав на области Син, Мин и Цы, подошли к р. Аньянхэ, император Чу-ди назначил Ань Шэнь-ци главнокомандующим левым и правым крылом конных войск императорской гвардии при северной походной ставке, и он совместно с другими военачальниками выступил навстречу противнику. За проявленную в битве доблесть и спасение двух военачальников император Чу-ди назначил Ань Шэнь-ци по совместительству начальником придворного управления и поставил во главе области Сюйчжоу.

С установлением Поздней династии Хань был назначен генерал-губернатором Сянчжоу с совмещением должности начальника дворцового секретариата. От династии Хань Ань Шэнь-ци получил также титул Наньян-вана.

Позднее Ань Шэнь-ци служил Поздней династии Чжоу, занимая крупные посты. В 959 г. в возрасте шестидесяти трех лет был убит своим слугой Ань Ю-цзинем. Насколько большим авторитетом Пользовался Ань Шэныци при Поздней династии Чжоу, видно из того, что после его смерти император на три дня отменил аудиенции во дворце (ЦУДШ, гл. 123, л. 4а-56).

4. Юйлиньдянь —деревня, находившаяся в сорока ли к юго-западу от современного уездного города Линьчжан в пров. Хэбэй.

5. Ханьдань —название уезда, входившего в состав области Цычжоу. Уездный центр находился вблизи современного уездного города Ханьдань в пров. Хэбэй.

6. Отход киданьских войск не придал смелости китайским полководцам. Советуясь с военачальниками о дальнейших действиях, Чжан Цун-энь предложил: «Кидане пришли сюда, собрав все войска, имеющиеся в их государстве. У нас же мало воинов, продовольствия в городе не хватит даже на десять дней, поэтому, если найдется предатель, который сообщит о нашем положении, варвары окружат наш лагерь и нас в ближайшем будущем ожидает смерть. Лучше отвести войска в Лиян и отражать киданей на южном берегу Хуанхэ, что будет безопасно». Решение еще не было принято, как Чжан Цун-энь первым стал выводить свои войска из лагеря. За ним последовали другие военачальники. Поднялась страшная паника, в результате которой китайская армия совершенно расстроилась и не представляла больше единого целого (ЦЧТЦ, гл. 284, с. 9282).

7. Цичжоу — современный уездный город Аньго в пров. Хэбэй.

8. Под «ошибочными расчетами» Шэнь Бинь имел в виду переход Чжао Янь-шоу на сторону киданей в надежде получить за это императорский престол.

9. Ду Вэй, или Ду Чжун-вэй (?-948) — уроженец области Шочжоу. Был женат на младшей сестре Ши Цзин-тана, который, став императором, назначил его правителем области Шучжоу. В 937 г. участвовал в подавлении восстания Чжан Цун-биня, за что был назначен генерал-губернатором Лучжоу. Затем за участие в операциях против восставшего Фань Янь-гуана получил назначение на должность командующего императорской гвардией.

В 941 г. командовал войсками, посланными на усмирение восстания Ань Чжун-жуна (см. гл. 2, коммент. 48), и после поражения последнего был назначен генерал-губернатором Чэндэ. После смерти Ши Цзин-тана ДуЧжун-вэй изменил имя на Ду Вэй, так как знак «чжун» входил в имя нового императора, Чжун-гуя, и считался табуированным.

В 944 г.. Ду Вэй был назначен на пост воеводы-усмирителя северной походной ставки. Выступив в поход в следующем году, он отбил у киданей города Маньчэн и Суйчэн, но в это время подошел император киданей Дэ-гуан, и Ду Вэй. отступил к г. Янчэн, вблизи которого попал в окружение. Только благодаря решительным действиям Фу Янь-цина (см. гл. 3, коммент. 35), Чжан Янь-цзэ (см. гл. 3, коммент. 40) и других военачальников кидане были разбиты, но Ду Вэй не стал преследовать бегущего противника, оправдывая свои действия поговоркой «О каком еще мечтать счастье, если, встретившись с разбойником, удалось сохранить жизнь?!»

Будучи генерал-губернатором Чэндэ, Дуй Вэй непрерывными поборами довел население до крайней нищеты, после чего, самовольно оставив должность, выехал в столицу. За это его не только не наказали, а, наоборот, поставили наместником в Еду.

В 946 г. цзиньский император Чу-ди снова назначил Ду Вэя на пост воеводы-усмирителя северной походной ставки и послал его во главе войск против вторгнувшихся киданей, однако тот проявил трусость, покинул в бою своих военачальников и тайнопослал к Дэ-гуану гонца для переговоров о капитуляции. Обрадованный Дэ-гуан пообещал Ду Вэю императорский престол. Тогда Ду Вэй вывел войска из укрепленного лагеря и сдался киданям, что вызвало общее возмущение. Как сообщается в источниках, от рыдания воинов сотрясалась земля, а когда Ду Вэй прибыл в столицу и выходил на улицу, за ним следовали толпы открыто ругавших его людей. Вступив в цзиньскую столицу, Дэ-гуан приказал Ду Вэю снова выехать в Еду. Когда на престол вступил Гао-цзу, император Поздней династии Хань, Ду Вэй был назначен генерал-губернатором Сунчжоу, но отказался принять это назначение и закрылся в Еду. Для приведения его к покорности выступил сам император. В результате осады, продолжавшейся свыше трех месяцев, в Еду истощились запасы продовольствия, после чего Ду Вэй сдался. Он снова не только не был наказан, а, наоборот, получил назначение на новую высокую должность.

Вскоре Гао-цзу заболел и перед смертью предупредил сановников:

«Принимайте усиленные меры предосторожности против Ду Вэя». Руководствуясь этим указанием, сановники после смерти Гао-цзу убили Ду Вэя вместе с тремя сыновьями, а выставленные на улице трупы были разорваны на куски озлобленным населением, которое не могло простить Ду Вэю измены (ЦУДШ, гл. 109, л. 1а-5а; УДШЦ, гл. 52, л. 1а-4а).

10. В тексте ошибочно вместо Маньчэн написано Пучэн (см.. ЦЧТЦ, гл. 284, с. 9288). Гор. Маньчэн находился вблизи одноименного современного уездного города в пров. Хэбэй.

11. Суйчэн —город, лежавший к западу от современного уездного города Сюйшуй в пров. Хэбэй.

12. Янчэн —город, лежавший на территории уезда Пуинь, который располагался к юго-востоку от современного уезда Ваньсянь в пров. Хэбэй.

13. Сиские повозки. По свидетельству сунского ученого Шэнь Ко (1031-1095), все повозки, которыми пользовались кидане, поступали к ним от сисцев. Они были узкими спереди и широкими сзади. Сделанные из легкого материала, легко переворачивались, не годились для транспортировки тяжелых грузов, но были весьма удобны при передвижениях по холмистой местности. Отличались длиной и большими колесами. Толщина спиц в колесах не превышала четырех, а толщина поперечных брусьев в повозке — пяти цуней. Такие повозки, на которых устанавливались юрты, запрягались верблюдами. У богатых киданей юрты имели окна и украшались вышивкой (ЦЧТЦ, гл. 284, с. 9289).

14. «Железные коршуны» —название военного соединения у киданей. Подобные названия, например «армия орлов» (ЛШ, гл. 1, л. 36;гл. 2, л. 3а), «армия тигров» (ЛШ, гл. 7, л. 2а), «армия драконов» (ЛШ, гл. 116, л. 36), «армия соколов» (Л'.Ш, гл. 1, л. 66), часто встречались у киданей. В данном случае под «железными коршунами» имеются в виду отборные киданьские всадники, одетые в железные латы. Их называли коршунами потому., что они якобы бросались на противника так же стремительно, как коршун на свою жертву (ЦЧТЦ, гл. 284, с. 9289, примеч.).

15. Ход сражения у деревни Байтуаньцунь, после того как кидане окружили находившиеся там цзиньские войска, описан Сыма Гуаном следующим образом: «Всех воинов охватил гнев, и они громко кричали: "Почему главный воевода-усмиритель не вступает в сражение, подвергая воинов напрасной смерти?" Все военачальники также просили выйти на бой, но Ду Вэй сказал: "Подождем, когда ветер немного стихнет, и тогда, не торопясь, посмотрим, можно или нельзя вступать в бой". Главный инспектор конных и пеших войск Ли Шоу-чжэнь возразил: "Их много, нас мало, но в пыли, поднятой ветром, независимо от численности побеждает тот, кто упорнее сражается. Таким образом, ветер помогает нам. Если же ждать, когда ветер стихнет, мы будем истреблены все без остатка". Затем он воскликнул: "Пусть все войска дружно ударят на мятежников!" Далее, обращаясь к Ду Вэю, Ли Щоу-чжэнь сказал: "Вы, ваше превосходительство, стойко обороняйте лагерь, а я во главе основных сил пойду в смертельный бой!"

Главнокомандующий левым крылом императорской конницы Чжан Янь-цзэ собрал военачальников для выработки плана действий, причем все военачальники заявили: "Варварам помогает ветер, нужно подождать, когда он изменит направление, а затем вступить в бой". Чжан Янь-цзэ также нашел это предложение правильным.

Когда военачальники ушли, остался лишь уроженец Тайюаня Яо Юань-фу, занимавший должность помощника командующего правым крылом императорской конницы, который сказал Чжан Янь-цзэ: "Уже сейчас нашивойска сильно страдают от голода и жажды; пока мы будем дожидаться изменения направления ветра, то, еще до того как это произойдет, окажемся в плену. Противник считает, что мы не можем начать бой против ветра, поэтому следует стремительно ударить на врага, что будет для него неожиданностью и явится военной хитростью".

Главнокомандующий правым и левым крылом императорской конницы и пехоты Фу Янь-цин заявил: "Вместо того чтобы сидеть сложа руки и попасть в плен, не лучше ли отдать жизнь во имя родины!" После этого он вместе с Чжан Янь-цзэ, Яо Юань-фу и главнокомандующим левым крылом императорских войск Хуанфу Юем вывел через западные ворота. лагеря отборных всадников и напал на киданей. За ним последовали остальные военачальники. Кидане отступили на несколько сот шагов.

Фу Янь-цин вместе с другими военачальниками обратился к Ли Шоу-чжэню: "Будем ли вести переменные бои, то наступая, то отступая, или же решительно устремимся вперед до полной победы?" Ли Шоу-чжэнь ответил:

"Если создалась такая обстановка, как можно поворачивать коней обратно! Необходимо идти вперед и добиваться победы". Фу Янь-цин и военачальники, подхлестнув коней, ускакали. Ветер усилился еще более, [от поднятой пыли] стало темно как ночью. Фу Янь-цин и другие военачальники, собрав более десяти тысяч всадников, ударили во фланг киданям... Кидане потерпели сильное поражение и бежали...

Ли Шоу-чжэнь приказал пехотинцам убрать рогатины и вступить в сражение. Устремившись вперед, пехота и конница гнали разбитого врага на протяжении более двадцати ли. "Железные коршуны", которые слезли с коней, в спешке не успели снова вскочить на них, так что брошенные ими кони, доспехи и оружие покрыли собой всю землю» (ЦЧТЦ, гл. 284, с. 9289;9290),

16. Вначале говорилось, что император Чу-ди из-за болезни не принимал участия в походе. Однако он вскоре поправился и лично выступил против киданей, выехав сначала в Хуачжоу, а затем в Чаньчжоу (ЦЧТЦ, гл. 284, с. 9284).

17 Начало мирным договорам Китая с кочевыми соседями было положено в 198 г. до н. э. основателем династии Хань —-Лю Баном. Лю Бан, которого тревожили непрерывные набеги сюнну под предводительством шаньюл Маодуня,. обратился за советом к сановнику Лю Цзину. Лю Цзин предложил: «Если вы, ваше величество, сможете отдать Маодуню в жены старшую дочь от главной жены и послать ему щедрые подарки, он поймет, что дочь ханьского императора может принести варварам богатства, а поэтому, соблазнившись на них, непременно сделает ее своей женой, а когда у нее родится сын, непременно объявит его наследником, который станет вместо него шаньюем. Почему произойдет так? Из-за жадности к дорогим ханьским подаркам. Вы же, ваше величество, отправляйте подарки в соответствии с сезонами года — то, что имеется в избытке у Хань, ко недостает у сюнну; справляйтесь о здоровье шаньюя и, пользуясь подобными случаями, посылайте лиц, обладающих красноречием, чтобы они незаметно наставляли его в правилах поведения. Пока Маодунь жив, он, разумеется, будет вашим зятем, когда же умрет, шаньюем станет сын вашей дочери. А разве когда-нибудь было слышно, чтобы внук относился к деду какк равному? Так можно без войны постепенно превратить сюнну в своих слуг» (ШЦ, гл. 99, л. 4а, 46).

Лю Бан взял девушку из простой семьи, выдал ее за свою старшую дочь и отдал в жены шаньюю, обязавшись ежегодно посылать определенное количество подарков, являвшихся, по сути дела, замаскированной данью. Так было положено начало унизительным для Китая договорам с кочевыми соседями, известным в истории как «договоры о мире, основанные на родстве».

18.Чиновник двора (гунфэнгуань) —должность, введенная при династии Тан. Иероглифы гунфэн — «подносить, представлять» относятся к чиновникам (гуань), которые, владея каким-либо талантом или искусством, служили при дворе, отдавая свои способности императору. Практически лица, занимавшие эту должность, входили в состав императорской свиты. Когда начиная с эры правления Юи-хуэй (650-655) императоры большую часть, времени стали проводить во дворце Дамингун, считавшемся восточным, при нем были установлены должности чиновников восточного двора, в то время как аналогичные должности, уже существовавшие во дворце Тайцзигун, считавшемся западным, были сохранены н получили название чиновников западного двора (МСБТЧЦ, гл. 1, с. 19).

Должность чиновника двора продолжала существовать длительное время и была упразднена лишь при династии Сун.

19. Сунь Фан-цзянь —уроженец уезда Цинюань в области Мочжоу. В двухстах ли к северо-западу от Динчжоу находилась гора Ланшань. На вершине горы имелось укрепление, в котором окрестные жители укрывались при набегах киданей. В укреплении стоял буддийский храм, настоятельницей которого была монахиня Шэнь-и, пользовавшаяся большим авторитетом среди населения. После смерти монахини проповедью буддизма занялся Сунь Фан-цзянь, последователи которого выбрали его своим руководителем. Сунь Фан-цзянь довольно успешно нападал на отряды вторгавшихся киданей, за что был назначен цзиньским императором Чу-ди на должность начальника караульных дозоров. Обиженный мелким назначением, Сунь Фан-цзянь перешел на сторону киданей. Император киданей Дэ-гуан назначил его генерал-губернатором Иу. Позднее император Ши-цзун перевел Сунь Фан-цзяня на должность генерал-губернатора Датуна. Недовольный переводом, Сунь Фан-цзянь бежал со своими сторонниками на гору Ланшань и перешел сначала, на. сторону Поздней династии Хань, а затем служил Поздней династии Чжоу. Умер в возрасте шестидесяти двух лет (ЦУДШ, гл. 125, л. 106-12а; УДШЦ, гл. 49, л. 86-9а).

20. Ли Шоу-чжэнь (?-949) — уроженец уезда, Хэяч. Начал карьеру со службы у основателя Поздней династии Цзинь —Ши Цзин-тана.

После вступления Ши Цзин-тана на престол получил назначение на должность начальника посольского приказа. В 940 г. принимал участие в подавлении восстания Ли Цзинь-цюаня и за совершенные подвиги был назначен. на должность сюаньхуэйши. При императоре Чу-ди занимал должность генерал-губернатора Хуачжоу с совмещением должности командующего конными отрядами императорской гвардии.

В 944 г. нанес крупное поражение киданям, когда они готовились к переправе через Хуанхэ у Мацзякоу, чтобы соединиться с Ян Гуан-юанем (см. гл. 2, коммент. 60). Затем окружил Ян Гуан-юаня в Цинчжоу и после короткой осады взял город.

Неоднократно принимал участие в успешных военных действиях против киданей, но в конце концов сдался им в 946 г. вместе с Ду Вэем. Вступив в цзиньскую столицу, император киданей назначил Ли Шоу-чжэяя на должность генерал-губернатора Тяньпина, куда он срочно выехал в связи с начавшимися среди населения волнениями.

После вступления на престол императора Поздней династии Хань Ли Шоу-чжэнь явился к нему с изъявлением покорности и был назначен генерал-губернатором Хэчжуна. Поскольку Ли Шоу-чжэнь видел слабость Поздней династии Хань, у него явилась мысль захватить престол и самому стать императором. Это намерение воплотилосьв действия, когда находившийся при Ли Шоу-чжэне один буддийский монах предсказал, что ему суждено стать императором, а Чжао Сы-вань, поднявший восстание в столичном округе, послал ему императорские одежды.

Отправленные против Ли Шоу-чжэня ханьские войска окружили его в главном городе Хэчжунского генерал-губернаторства. Ли Шоу-чжэнь упорно сопротивлялся, но тем не менее в 949 г. город после продолжительной осады был взят штурмом, и Ли Шоу-чжэнь, поняв бесполезность дальнейшего сопротивления, покончил жизнь самоубийством (ЦУДШ, гл. 109, л. 5а-9а; УДШЦ, гл. 52, л. 46-76).

21. Хэнчжоу —название области. Областной центр —г. Шии, лежавший на месте современного города Шицзячжуан.

22. В тексте ошибка: вместо иероглифов —«крупные войска» (ЦЧТЦ, гл. 285, с. 9316) стоят иероглифы — «ляоские войска».

23. Хуачжоу — название области. Областной центр — г. Байма, лежавший к востоку от современного уездного города Хуасянь в пров. Хэнань.

24. В 951 г. основатель Поздней династии Чжоу изменил названия отрядов императорской гвардии. Вместо прежнего названия хушэнцзюнь — «отряд, охраняющий совершенномудрого», существовавшего для коннойгвардии, было установлено название лунцзецзюнь — «отряд, побеждающий, как дракон», а вместо названия фэнгоцзюш — «отряд, служащий государству» для пехотного гвардейского отряда было установлено название хуцьецзюнь —«отряд, побеждающий, как тигр» (ЦУДШ, гл. 3, л. 6а).

Исходя из приведенного свидетельства, термин фэнго дучжихуэйши переведен как «главный командир пехотного отряда императорской гвардин».

25. Ван Ции (893-946). Начал карьеру с небольшой военной должности при императоре Поздней династии Таи Мин-цзуне, а затем служил, занимая уже более высокие посты, Поздней династии Цзинь. Отличился в подавлении восстаний Фаиь Янь-гуана и Ань Цун-цзиня. В 945 г. участвовал в разгроме киданей у деревни Байтуаньцунь.

Когда в 946 г. Ду Вэй попал в окружение на берегу р. Хуато, Ван Цин предложил: «Цзиньские войска в опасном положении. Ныне мы находимся в пяти ли от Хэнчжоу, твердо удерживая свои позиции. Однако что мы будем делать, когда в нашем окруженном лагере иссякнут запасы продовольствия? Прошу разрешить выступить в авангарде во главе двух  тысяч пехотинцев, захватить мостки открыть дорогу. После этого вы последуете за мной во главе всех войск. Мы войдем в Хэнчжоу и будем оборонять его». Согласившись с этим предложением, Ду Вэй послал Ван Цина и военачальника Сун Янь-юня вперед, и они захватили мост, отогнав защищавший его отряд киданей. Однако Ду Вэй, уже замышлявший измену, не поддержал наступления. Сун Янь-юнь отступил, а Ван Цин погиб в бою с превосходящими силами противника.

Кидане собрали трупы погибших китайских воинов и насыпали над ними высокий земляной холм в ознаменование одержанной победы (ЦУДШ, гл. 95. л. 26 —4а; УДШЦ, гл. 33, л. 9а-9б).

26. Дело в том, что в это время кидане осаждали главный город области Ичжоу, который защищал Го Линь. Насколько упорно оборонялся город, можно судить по тому, что каждый раз, проезжая под его стенами, Дэ-гуан говорил: «Я мог бы занять всю Поднебесную, но меня держит этот человек!»

После капитуляции Ду Вэя Дэ-гуан отправил в Ичжоу переводчика Гэн Чун-мэя, который склонил воинов, оборонявших город, к сдаче. После этого освободившиеся кнданьские войска были переброшены на юг (ЦЧТЦ, гл. ,285, с. 9339).

27. Хуанфу Юн (?-946). Занимал крупные посты при императоре Поздней династии Тан Мин-цзуне. При императоре Гао-цзу Поздней династии Цзинь занимал должности правителя различных областей. В 944 г. отличился в сражении с киданями у г. Чаньчжоу,. за что был назначен генерал-губернатором Хуачжоу.

В. 945 г. был послан против киданей, подошедших к р. Аньянхэ. После того как китайские войска расположились лагерем на южном берегу реки,. Хуанфу Юй и военачальник Мужун Янь-чао выехали на разведку, но, столкнувшись с крупным киданьским отрядом, стали отступать. Дойдя до деревни Юйлиньдянь, Хуанфу Юй обратился к Мужун Янь-чао: «Их много, нас мало. Отступление грозит гибелью. Лучше вступить в кровопролитное сражение».

С семи часов утра до трех часов дяя произошло более ста схваток, входе которых обе стороны понесли большие потери убитыми и ранеными. Под Хуанфу Юем была убита лошадь, но он пересел на коня своего слуги Ду Чжи-миня и продолжал сражаться. Когда оставшийся пешим Ду Чжи-минь был схвачен киданями, Хуанфу Юй яростно напал на них и выручил его из плена. В это время находившийся в лагере военачальник Ань Шэнь-ци, обеспокоенный, что высланная разведка долго не возвращается, обратился к военачальнику Чжан Цун-эню: «Хуанфу Юй и другие не возвращаются, потому что они, несомненно, попали в окружение неприятельских всадников. Если мы срочно не выступим на помощь, они попадут в плен». Чжан Цун-энь ответил: «Противник многочислен, мы не в состоянии бороться с ним. Какая польза, если вы один выступите на помощь?». Ань Шэнь-ци возразил: «Победа или поражение зависят от воли Неба. Не сможем помочь, умрем вместе с ними, а если мы потеряем двух военачальников, с каким лицом предстанем перед Сыном Неба?». Ань Шэнь-ци выступил на помощь попавшим в окружение во главе конного отряда. Кидане, увидев приближающиеся китайские войска, отступили на север. Хуанфу Юй и Мужун Янь-чао, каждый из которых получил по нескольку ран, были спасены.

В 946 г. Хуанфу Юй под командованием Ду Вэя принимал участие в отражении киданей на берегах р. Хуато. Капитуляция Ду Вэя глубоко возмутила Хуанфу Юя, и, когда император киданей Дэ-гуан хотел послать его занять Кайфын, он отказался сделать это, сказав своим друзьям: «Я пользовался милостями императора, занимал высокие гражданские и военные посты, но, несмотря на это, не смог умереть на поле боя, с каким же лицом я предстану перед своим прежним господином? Тем более я не могу принять направленный против него приказ!» Через несколько дней Хуанфу Юй покончил жизнь самоубийством (ЦУДШ, гл. 95, л. 1а, 26; УДШЦ, гл. 47, л. 14а —16а).

28. Ворота Куаньжэньмэнь — название восточных ворот императорского дворца в Даляне.

29. Сели прибыл к Чу-ди вместе с Янь-сюнем и Янь-бао, которые посетили ставку киданьского императора и сдали государственную печать.

30. Овца символизировала покорность, а гроб означал, что жизнь Чу-ди находится полностью в руках киданьского императора.

31. Тяньцзе — улица, шедшая от южных ворот императорского дворца в Даляне (ЦЧТЦ, гл. 285, с. 9321, примеч.).

32. Командир отряда кунхао (кунхао чжихуэйши). Кунхао — название одного из отрядов, составлявших личяую охрану императора, буквально означает «осаживать (сдерживать) журавля», т. е. ездить на журавле, останавливая его, когда нужно. По-видимому, это несколько странное название связано с тем, что, по китайским представлениям, на журавлях, как на лошадях, ездили небожители, свободно поднимаясь на них высоко в небо. В отношении военного отряда название кунхао — «ездить на журавле», скорее всего, подчеркивало, что входившие в него воины, точно так же как небожители, могли быстро передвигаться, не зная преград на своем пути.

33. Сан Вэй-хань (?-946). Обладал необыкновенной наружностью — при небольшом росте имел огромную голову, что, по существовавшим представлениям, сулило блестящую карьеру. В своей карьере был уверен и сам Сан Вэй-хань. Смотрясь в зеркало, он часто говорил: «Лучше иметь лицо длиной в один чи, чем рост в семь чи».

В годы эры правления Тун-гуан (923-926) успешно выдержал испытания на степень цзиньши, хотя многие отговаривали его от экзаменов, считая, что фамилия Сан звучит точно так же, как и иероглиф сан —«умереть, погибнуть, лишиться», что якобы заранее предвещает неудачу.

Начал служебную карьеру с должности секретаря при Ши Цзин-тане, занимавшем в то время пост генерал-губернатора Хэяна. В 936 г. решительно поддержал своего начальника, поднявшего восстание в Тайюане, и получил-приказ написать императору киданей челобитную с просьбой о помощи. В челобитной Ши Цзин-тан признавал себя вассалом, просил разрешения относиться к императору киданей как к отцу и обещал в случае успеха уступить земли генерал-губернаторства Лулун и все области к северу от заставы Яньмыньгуань.

Уступка земель явилась фактором огромного значения, определившим отношения Китая с соседними кочевыми народами на последующие столетия. Совершенно прав В. П. Васильев, указавший, что «это событие имело решительное влияние на дальнейшие происшествия. Допущение инородцев не грабить, а уже властвовать над китайскими городами было пятном, которое старались смыть все китайские государи. Из-за этого они воевали с Киданями, вступили в союз с Маньчжурами (т. е. с чжурчжэнями. —В. Т.) и против них с Монголами, и все это для того, чтобы отдать-последним весь Китай. С своей стороны, обладание китайскими землями должно было произвести великий переворот и между обитателями Монолии: они приучились владсть китайскими землями и увидели, что можно этот первый опыт повторить и в более обширных размерах» (ИДВЧСА, с. 17).

Опасность, которую представляла уступка земель, ясно сознавалась китайцами. Сановник Лю Чжи-юань, один из немногих последовательных сторонников Ши Цзин-тана, якобы заявил: «Достаточно признать себя васалом, но относиться к императору киданей как к отцу — это уж чрезмерно. Чтобы вызвать киданьские войска, вполне хватит послать богатые подарки в виде золота и шелка, обещать же земли нет необходимости, так как боюсь, что в дальнейшем это принесет Китаю огромные бедствия и раскаиваться тогда будет поздно» (ЦЧТЦ, гл. 280, с. 9146).

Тем не менее челобитная была послана, и обрадованный киданьский император Дэ-гуан обещал в ответном письме прийти на помощь силами всего государства.

Дойдя до г. Цзиньян, в котором находился Ши Цзин-тан, окруженныйвойсками полководца Чжан Цзин-да, Дэ-гуан сравнительно легко разбил последнего, и тот с остатками войск укрылся в крепостце Цзиньань. Затем Дэ-гуан возвел Ши Цзин-тана на престол, который уступил за это шестнадцать областей иобещал ежегодно посылать триста тысяч кусков шелка.

Положение Дэ-гуана, глубоко вторгнувшегося в китайские земли, было трудным. В крепостце Цзиньань сидел Чжан Цзин-да; в тылу находился Чжао Дэ-цзюнь (см. гл. 2, коммент. 34), генерал-губернатор Лулуна, располагавший крупными силами; на востоке стояли войска Фань Янь-гуана. Поэтому, когда Чжао Дэ-цзюнь, также мечтавший стать императором, тайно послал гонца с письмом, в котором говорилось: «Если возведете меня на престол, прошу разрешения немедленно выступить с имеющимися у меня войсками на юг для усмирения Лояна и создания государства, которое будет в братских отношениях с киданями. Ши Цзин-тану обещаю, что он будет всегда управлять районом Хэдун» (ЦЧТЦ, гл. 280, с. 9155), колеблющийся Дэ-гуан хотел дать на это свое согласие.

Снова большую роль в судьбе Ши Цзин-тана сыграл Сан Вэй-хань. Он явился к Дэ-гуану и обратился к нему со страстной речью: «Ваше великое государство двинуло борющихся за справедливость воинов, чтобы спасти оказавшегося в опасности правителя. В результате лишь одного сражения позднетанские войска, потерпев сокрушительное поражение, отступили и закрылись в крепостце, не имея ни продовольствия, ни сил. Чжао Дэ-цзюнь, носящий титул Бэйпин-вана, и его сын не питают преданности к Поздней династии Таи и нс отличаются верностью по отношению к вам. Страшась могущества вашего великого государства и всегда вынашивая измену против Поздней династии Тан, они выжидают, не принимая участия в военных действиях, и, таким образом, не являются людьми, которые могут пожертвовать жизнью ради государства. Разве они достойны того чтобы их боялись, и как можно, веря ихлживым словам, стремиться к ничтожной выгоде, отказываясь от уже достигнутого! Тем более, если вы поможете династии Цзинь приобрести Поднебесную, она соберет богатства со всего Китая, чтобы поднести их вам, и разве это можно сравнить с предлагаемой вам ничтожной выгодой?!»

Император киданей сказал: «Ты видел человека, ловящего мышь? Стоит ему проявить неосторожность, как мышь может укусить его за руку, тем более этого можно ожидать от сильного противника».

Сан Вэй-хань воскликнул: «Сейчас ваше великое государство уже схватило его за горло, как он может вас укусить?!»

Император киданей ответил: «Я не хочу нарушать прежнего обещания, но военные соображения вынуждают меня к этому».

Сан Вэй-хань возразил: «Вы, император, пришли на помощь, руководствуясь принципами правды и справедливости, и это видели и слышали все в Поднебесной. Как же вы можете изменять свои приказы и не выполнять лежащий на вас долг до конца?! Я считаю, что император не может идти по такому пути!»

Весь день, с утра до вечера, Сан Вэй-хань со слезами на глазах убеждал Дэ-гуана Отказать Чжао Дэ-цзюню в его просьбе. В конце концов Дэ-гуан вызвал гонца Чжао Дэ-цзюня и, указав на лежавший перед юртой камень, сказал: «Я уже обещал императорский престол Ши Цзин-тану и изменю это обещание только тогда, когда этот камень сгниет» (ЦЧТЦ, гл. 280, с. 9156).

За заслуги, которые Сан Вэй-хань имел в возведении Ши Цзин-тана на престол, он получил назначения на высшие государственные должности. В 939 г. Ян Гуан-юань (см. гл. 2, коммент. 60) подал Ши Цзин-тану жалобу, в которой обвинял Сан Вэй-ханя в неправильных назначениях и перемещениях чиновников и занятии торговыми операциями в столице, которые причиняют ущерб населению. На основании этой жалобы Сан Вэй-хань был переведен сначала на должность генерал-губернатора Сянчжоу, а затем — Тайнина.

В это время теснимый киданями вождь племени туюйхунь изъявил покорность Ань Чжун-жуну (см. гл. 2, коммент. 48), генерал-губернатору Чжэньчжоу. Ань Чжун-жун предложил императору порвать дружественные отношения о киданями и напасть на них с помощью туюйхуней и других кочевых народов. Нависла реальная угроза войны. Узнав об этом, Сан Вэй-хань представил доклад, в котором предостерегал от войны с киданями.

Ознакомившись с докладом, император вызвал гонца Сан Вэй-ханя и сказал: «Последние дни меня удручали дела на севере, но сейчас, ознакомившись с докладом, я словно прозрел. Мной уже принято решение, Сан Вэй-хань может не беспокоиться».

В 942 г. Сан Вэй-хань был переведен на должность генерал-губернатора Цзиньчана. Когда на престол вступил император Шао-ди, он снова приблизил Сан Вэй-ханя, назначив его на должность начальника придворного управления. В это время вся власть при дворе находилась в руках Цзин Янь-гуана (см. коммент. 37), сторонника войны против киданей. Сан Вэй-ханю, по-прежнему считавшему необходимым поддерживать с киданями дружественные отношения, пришлось выдержать с ним борьбу, в результате которой Цзин Янь-гуан был отстранен от власти, а Сан Вэй-хань назначен на должность начальника дворцового секретариата с совмещением должности председателя верховного военного совета.

Занимая такие высокие посты. Сан Вэй-хань получал многочисленные подарки, в связи с чем многие сановники стали обвинять его во взяточничестве. Поверив доносам, император сначала отстранил от себя Сан Вэй-ханя, а затем перевел на должность начальника области Кайфын.

Когда в 946 г. кидане окружили войска Ду Вэя и создалось опасное положение. Сан Вэй-хань срочно явился во дворец для обсуждения необходимых мер. Не договорившись с сановниками, он хотел встретиться с императором, но тот был занят в это время обучением соколов в саду.

Поскольку Сан Вэй-хань и Цзин Янь-гуая на протяжении ряда летопределяли политику династии Цзинь в отношении киданей, киданьский император после одержанной победы потребовал через Чжан Янь цзэ их выдачи. Император Шао-ди, опасаясь, что Сан Вэй-хань, всегда стоявший за дружественные отношения с киданями, может навредить ему, дал Чжан Янь-цзэ понять, что тот может убить Сан Вэй-ханя. Это и было сделано Чжан Янь-цзэ, который после убийства накинул на шею Сан Вэй-ханя пояс от одежды и доложил, что он покончил жизнь самоубийством (ЦУДШ, гл. 89; УДШЦ, гл. 29).

34. Гао Син-чжоу (884-952). Отец Гао Син-чжоу, Гао Сы-цзи. и два брата служили военачальниками у генерал-губернатора Ючжоу Ли Куан-вэя. В 893 г. Ли Куан-чоу, младший брат Ли Куан-вэя, лишил последнего должности и незаконно объявил себя генерал-губернатором. Ли Кэ-юн (см. гл. 1, коммент. 15) послал против Ли Куан-чоу войска, прикрывая свои действия желанием наказать непочтительного младшего брата. Гао Сы-цзи сразу же примкнул к Ли Кэ-юну. После поражения Ли Куан-чоу генерал-губернатором Ючжоу был назначен Лю Жэнь-гун, а Гао Сы-цзи был поставлен командующим войсками генерал-губернаторства, сосредоточив таким образом в своих руках всю военную власть.

Одержав победу, Ли Кэ-юн оставил Лю Жэнь-гуну тысячу воинов. Дисциплина среди них была низка, они часто совершали преступления, а поэтому Гао Сы-цзи казнил нескольких человек в назидание другим. Ли Кэ-юн, отнесшийся к этому как к бунту, убил Гао Сы-цэи, а его десятилетний сын Гао Син-чжоу был взят на воспитание Лю Жэнь-гуном. Когда Гао Син-чжоу вырос, он стал служить Лю Жэнь-гуну, занимая различные военные должности.

В 907 г. Лю Жэнь-гун был лишен должности генерал-губернатора своим сыном Лю Шоу-гуаном, который вскоре же поднял восстание против Ли Кэ-юна. Гао Син-чжоу бежал к Ли Кэ-юну с просьбой о помощи. С этого времени он служил Поздней династии Тан, перед которой имел большие заслуги как военачальник, отличившийся в борьбе с династией Лян.

В 927 г. принимал участие в военных действиях против Ван Ду (см. гл. 1, коммент. 36) под командованием Ван Янь-цю (см. гл. 2, коммент. 5). В начале эры правления Чан-син (930-933), как опытный военачальник, назначается генерал-губернатором Чжэнъу, на границе с киданями, а затем переводится на должность генерал-губернатора Лучжоу.

В 936 г. вместе с Чжан Цзин-да (см. гл. 2, коммент. 27) был послан на усмирение восстания, поднятого Ши Цзин-таном. После поражения укрылся в крепостце Цзиньань. Затем, когда Ши Цзин-тан вступил на престол, был снова назначен генерал-губернатором Лучжоу и верно служил новой династии — Цзинь, занимая крупные должности. Не менее преданно Гао Син-чжоу служил и следующей династии — Хань, при которой пользовался большими почестями. Умер в 952 г. в возрасте шестидесяти восьми лет (ЦУДШ, гл. 123, л, 1а-3б; УДШЦ, гл. 48, л. 9б-12а).

35. Фу Янь-цин (898-976). Начал карьеру со службы императору Поздней династии Тан — Чжуан-цзуну. В 926 г., во время мятежа Го Цун-ляня (см. перевод, гл. 1), когда все приближенные Чжуан-цзуна разбежались, один пытался защитить его.

В 928 г., участвуя в операциях против Ван Ду (см. гл. 1, коммент. 36), нанес сильное поражение киданям у горы Цзяшань. На следующий год, после взятия Динчжоу, был назначен сначала на должность командующего отрядами самообороны области Яочжоу, а затем правителем области Циньчжоу.

В 937 г. Фу Янь-жао, старший брат Фу Янь-цина, пытался поднять восстание. В связи с этим Фу Янь-цин, считавший себя ответственным за действия брата, просил императора Поздней династии Цзинь освободить его от занимаемых должностей, но эта просьба была оставлена без внимания.

В период правления императора Шао-ди неоднократно принимал участие в военных действиях против киданей. В 944 г., во время сражения у г. Чаньчжоу, кидане окружили цзиньского военачальника Гао Син-чжоу (см. гл. 3, коммент. 31), но явившийся на помощь Фу Янь-цин спас его от гибели и вынудил киданей отступить.

В качестве помощника Ли Шоу-чжэня (см. гл. 3, коммент. 52) участвовал в усмирении восстания Ян Гуан-юаня (см. гл. 2, коммент. 60), за что был назначен на должность генерал-губернатора Сюйчжоу и получил титул Циго-гуна.

В 945 г. киданьская армия во главе с императором Дэ-гуаном окружила цзиньокие войска у деревни Байтуаньцунь, вблизи г. Янчэн. Видя критическое положение войск, Фу Янь-цин предложил «решительное сражение, которое, возможно, позволит избежать смерти». После этого были посланы войска, которые неожиданно напали на противника. Потерпев полное поражение, кидане в панике бежали, побросав знамена и оружие. За смелые действия.Фу Янь-цин был назначен генерал-губернатором Унина с совмещением должности государственного советника.

В 946 г., после того как Ду Вэй (см. гл. 3, коммент. 9) сдался киданям, вслед за ним это же сделал и Фу Янь-цин, стоявший с войсками в Шаньюане. Император киданей Дэ-гуан стал упрекать его за поражение, которое он нанес ему вблизи г. Янчэн. Фу Янь-цин ответил: «Я служил цзиньскому императору не жалея своей жизни, но сейчас моя жизнь или смерть зависят от ваших распоряжений». Император рассмеялся и отпустил его. Вскоре Фу Янь-цин был послан управлять областью Сюйчжоу.

В дальнейшем Фу Янь-цин служил династиям Поздняя Хань, Поздняя Чжоу и Сун, занимая крупные должности и пользуясь большим уважением. В 976 г. Фу Янь-цин умер в возрасте семидесяти восьми лет (СШ, гл. 251, л. 66-106).

36. Фэнцю — название уездного города, лежавшего в шестидесяти ли к северу от Даляна.

37. Ц зин Янь-гуан (891-947). Служил у правителя областиШэньчжоу, Чжу Ю-хуэя, но затем, когда последний, заподозренный в желанииподнять мятеж, был снят с должности, бежал к правителю области Хуачжоу Инь Хао, который рекомендовал его на службу в войсках Поздней династии Лян. В 923 г. вместе с лянским военачальником Ван Янь чжаном принимал участие в военных действиях против позднетанского императора Чжуан-цзуна, а после того, как лянские войска потерпели поражение, бежал в Кайфын.

В 926 г. Цзин Янь-гуан был взят в плен Мин-цзуном. Его должны были казнить, но Ши Цзин-тан, будущий основатель Поздней династии Цзинь, пожалев его, сделал своим военачальником.

В 936 г., когда Чжан Цзин-да (см. гл. 2, коммент. 27) осадил Ши Цзин-тана в Тайюане, Цзин Янь-гуан успешно защищал город, за что Ши Цзин-тан, став императором, назначил его главным командиром пеших войск императорской гвардии. В дальнейшем он занимал различные крупные посты, а в 942 т. был снова назначен главнокомандующим императорской гвардии.

В этом же году скончался Ши Цзин-тан. Перед смертью он завещал Фэн Дао (см. гл. 2, коммент. 13), чтобы на престол возвели его младшего сына, Чжун-жуя, но Цзин Янь-гуан, считавший, что Чжун-жуй слишком молод и не справится с делами управления, настоял, чтобы на престол был возведен старший сын, Чжун-гуй, носивший титул Ци-вана. Поскольку Ци-ван стал императором благодаря Цзин Янь-гуану, последний сосредоточил в своих руках всю власть. О смерти Ши Цзин-тана и вступлении на престол нового императора нужно было сообщить киданям. Все сановники считали необходимым сделать это в форме челобитной, в которой новый император называл бы себя вассалом. Однако по настоянию Цзин Янь-гуана была отправлена не челобитная, а письмо, в котором император называл себя не вассалом, а внуком. Фактически это означало, что династия Цзинь отказывается признавать над собой власть киданей. Разгневанный киданьский император прислал послов выразить свое неудовольствие, но Цзин Янь-гуан ответил в непочтительных выражениях.

В это время в цзиньской столице находился киданьский уртак Цяо Жуй. Цзин Янь-гуан приказал ему вернуться в киданьские земли и передать киданьскому императору: «Покойный император был возведен на престол Северной династией, нынешний император поставлен на престол самим Китаем, поэтому он может называть себя либо соседом, либо. внуком, но не может быть слугой. Кроме того, у династии Цзинь есть сто тысяч остро отточенных мечей, если дедушка хочет воевать, пусть скорей приходит и пусть не раскаивается в дальнейшем, когда внук разобьет его и над ним будет насмехаться вся Поднебесная». Цяо Жун, понимая, что такие слова неизбежно вызовут войну, и желая обезопасить себя, попросил записать все сказанное на бумаге, ссылаясь на то, что он может что-нибудь забыть. Получив нужную ему бумагу, он выехал к киданьскому императору, который действительно сразу же начал готовиться к войне.

В 944 г., воспользовавшись приглашением Ян Гуан-юаня (см. гл. 2, номмент. 60), кидане вторглись в Китай. Против них выступил сам император Чу-ди вместе с Цзин Янь-гуаном, фактически руководившим всеми военными операциями. Занимая столь высокий пост, Цзин Янь-гуан действовал трусливо и нерешительно. Своими неудачными указаниями он настолько восстановил против себя всех военачальников и воинов, что император Чу-ди оказался вынужденным понизить его в должность наместника Западной столицы.

В 946 г., после того как Ду Вэй сдался киданям, Цзин Янь-гуан. попал в плен. Дэ-гуан стал упрекать Цзин Янь-гуана за его действия, приведшие к войне. Последний пытался сначала отрицать свою вину, но, когда Цяо Жун представил написанную им в свое время бумагу для императора киданей, не смог больше возражать. Дэ-гуан отправил Цзин Яиь-гуана в киданьские земли, но по дороге, воспользовавшись беспечностью караула, тот покончил жизнь самоубийством (ЦУДШ, гл. 88, л. 1а-4а;  УДШЦ, гл. 29, л. 4а-7а).

38. Ян Чэн-сюнь — см. гл. 2, с. 76.

39. Чиновник у боковых ворот (гэмэньши) —название должности, появившейся при династии Тан в связи с тем, что во время аудиенций у императора в главном зале дворца являвшиеся на прием входили не через главные, а через восточные и западные боковые ворота, около которых их встречали специальные чиновники, носившие название «чиновник у боковых ворот».

При династии Сун существовали должности чиновник у восточных боковых ворот и чиновник у западных боковых ворот, на каждую из которых одновременно назначалось по три человека. Штат чиновника у боковых ворот состоял из двух помощников, десяти глашатаев и двенадцати служителей. Обязанности штата заключались в наблюдении за выполнением этикета во время аудиенций н пиршеств во дворце. Чиновник у боковых ворот и его помощник принимали распоряжения императора, глашатаи объявляли о них, служители помогали глашатаям.

Все являвшиеся к императору гражданские и военные сановники, члены императорской фамилии и послы иностранных государств сразу же оказывались под бдительным наблюдением чиновников у боковых ворот, которые располагали прибывших в соответствии с их рангом, представляли императору, указывали, как совершить перед ним поклон, высказывали порицание за нарушение этикета.

Существовало разделение функции: представления императору, связанные с поздравлениями по случаю радостных событий и подачей челобитных, входили в круг обязанностей чиновника у восточных боковых ворот, в то время как представления, связанные с получением благодарности за хорошую службу и пожалованием более высокого титула, входили в сферу деятельности чиновника у западных боковых ворот (ЛДЧГБ, с. 89; СШ, гл. 166, л. 106).

40. Чжан Янь-цзи (?-947) —туцзюэсгц по присхождению предки которого переселились в Тайюапь. При императорах Поздней династии Таи Чжуан-цзуне и Мин-цзуне занимал должность начальника округа.

В правление императора Гао-цзу Поздней династии Цзинь был назначен правителем области Цаочжоу. Участвовал в военных операциях против Фань Янь-гуана и за совершенные подвиги был назначен сначала генерал-губернатором Хуачжоу, а затем — Цзинчжоу.

У Чжан Янь-цзэ был сын, который, не выдержав жестокого обращения отца, бежал в область Цичжоу. Правитель области переправил его в столицу, откуда император Гао-цзу вернул его отцу. Чжан Янь-цзэ хотел подать императору прошение с просьбой разрешить убить сына, но секретарь Чжан Ши наотрез отказался писать такое прошение и неоднократно пытался переубедить разгневанного отца. Чжан Янь-цзэ неудачно пытался застрелить упрямого секретаря из лука, но тому удалось бежать. За беглецом была выслана погоня, получившая распоряжение доставить его живым или мертвым. Чжан Ши нашел приют и защиту у генерал-губернатора Биньчжоу, который доложил о происшедшем императору.

Император приказал сослать Чжан Ши в область Шанчжоу, но явившийся гонец Чжан Янь-цзэ потребовал немедленной выдачи беглеца, намекнув, что в противном случае можно ожидать всяческих бед. Оказавшись в затруднительном положении, Император выдал Чжан Ши, которого Чжан Янь-цзэ зверски убил.

В то же время, стремясь как-то «сохранить лицо», император отстранил Чжан Янь-цзэ от должности, назначив на его место Ван Чжоу. Вступив в должность, Ван Чжоу представил доклад из двадцати шести пунктов, в которых вскрывались беззакония Чжан Янь-цзэ. На основании доклада против Чжан Янь-цзэ. единодушно выступили придворные сановники, в результате чего императору пришлось пожаловать должности чиновников отцу, брату и сыну погибшего Чжан Ши, освободить жителей области Цзинчжоу от уплаты налогов и трудовых повинностей на один год и понизить Чжан Янь-цзэ в ранге и титуле.

Только при императоре Чу-ди благодаря заступничеству Сан Вэй-ханя Чжан Янь-цзэ был снова назначен генерал-губернатором Аньяна, и именно это имел в виду Сан Вэй-хань, говоря: «В прошлом году я выдвинул вас из среды преступников, вы снопа стали управлять крупным генерал-губернаторством и были наделены поенной нластыо» (см. пер., гл. 3).

Позднее, во время обострения отношений с киданями, несколько раз отличился в боях, за что был назначен генерал-губернатором Чжанго.

В 946 г., занимая должность главнокомандующего конницей, вместе с Ду Вэем сдался киданям.

Император киданей Дэ-гуан отправил Чжан Янь-цзэ во главе двух тысяч всадников занять столицу. Явившись в столицу., он прежде всего выселилимператора Чу-ди из дворца и установил за ним строгое наблюдение. Приписывая себе заслуги перед киданями, Чжан Янь-цзэ делал в столицевсе что ему хотелось. Он занялся присвоением чужого имущества и разрешил солдатам в течение двух дней заниматься грабежами. На улицах появлялся в сопровождении отряда из нескольких сот всадников, у которых были знамена с надписью «Главное —верность», которая, однако, возбуждала лишь усмешку у всех видевших ее. Будучи постоянно пьяным, Чжан Янь-цзэ, когда к нему приводили кого-нибудь, обвиняемого в преступлении, не спрашивал, в чем он виноват, а только выставлял три пальца, показывая, что приведенный должен быть разрублен на три части. Как-то в пьяном виде Чжан Янь-цзэ явился в дом своего старого врага Гао Сюня, убил его дядю и младшего брата. Гао Сюнь пожаловался императору киданей. Последний, недовольный разгромом столицы, приказал заковать Чжан Янь-цзэ в кандалы. Узнав об этом, и население стало подавать многочисленные жалобы, обвиняя Чжан Янь-цзэ в совершенных преступлениях. В связи с этим Дэ-гуан приказал казнить его, что и было сделано в присутствии большой толпы народа (ЦУДШ, гл. 98, л. 56-8а;УДШЦ, гл. 52, л. 8а-12а).

41. Старший учитель наследника престола (тайцзы тайши) — высшая должность, существовавшая в древнем Китае, которая наряду с тайцзы тайфу — «старший наставник наследника престола» и тайцзы тайбао — «старший пестун наследника престола» входила в число должностей, объединяемых под общим названием «три учителя». При Тан и последующих династиях должность «старший учитель наследника престола» утратила реальное значение и превратилась в почетный титул, жалуемый обычно генерал-губернаторам, которые занимали такое высокое положение, что их уже больше нечем было награждать. У киданей термин тайши —«старший учитель» служил общим обозначением высших сановников.

Старший учитель следил за умственным развитием наследника престола, в то время как старший наставник наставлял его в правилах поведения, а старший пестун заботился о здоровье (ЛДЧГБ, с. 25).

42. Цзинчжоу —название области. Областной центр — г. Баодин, лежавший к северу от современного уездного города Цзинчуань в пров. Ганьсу.

43. Дворцовый советник (гуанлу дафу) — должность, установленная императором У-ди в 104 г. до н. э. вместо чжун. дафу. Должность чжун дафу существовала в приказе по охране внутренних ворот императорского дворца. Лица, занимавшие эту должность, входили в группу чинов, объединяемых под общим названием дафу. По своему положению дафу следовали за начальниками приказов, которых в ханьскую эпоху насчитывалось девять. Функции дафу заключались в обсуждении различных вопросов при дворе. Таким образом, они составляли своеобразный совет при императоре. Совет не носил специального названия и не имел постоянного состава, поскольку число дворцовых советников менялось, доходя в отдельных случаях до нескольких десятков человек. Дворцовые советникиделились на три разряда: тай чжун дафу "старший дворцовый советник", чжун дафу "дворцовый советник" и цянь дафу — «советник, увещевающий императора» (XIII, гл. 19а, л. 56).

Начиная с династии Тан должность дворцового советника, приравненная к должности второго класса второй степени, приобретает чисто номинальный характер.

44. Приравненный по сути дела к главному воеводе (цзянь цзяо тайвэй). Тайвэй («главный воевода») —название должности, установленной при династии Цинь. Тайвэй ведал всеми вооруженными силами страны и входил в число трех высших сановников империи. В период династий Цинь и Ранней Хань главный воевода стоял ниже чэнсяна — «главного помощника», но при Поздней династии Хань занял главенствующее положение. Ханьский император У-ди переименовал должность тайвэя, назвав ее да сыма —«главный (верховный) командующий войсками», но позднее было восстановлено прежнее название (ХШ, гл. 19-а, л. 3а).

Слова «по сути дела», добавленные к названию должности «главный воевода», указывают, что пожалованная Чу-ди должность носила номинальный характер.

45. Фун-хоу. Хоу — второй титул знатности в древнем Китае. Фун значит «нарушить долг». Фун-хоу следует понимать как «хоу, нарушивший долг».

46. Цзинь-хоу — имеется в виду император Чу-ди, которого Дэ-гуан низвел в титул хоу. Цзинь добавлено по названию бывшей династии Цзинь.

47. Чжэн —название области. Областной центр —г. Гуаньчэн, современный уездный город Чжэнсянь в пров. Хэнань.

48. Хуа — название области. Областной центр — г. Байма, лежавший в двадцати ли к востоку от современного уездного города Хуасянь в пров. Хэнань.

49. Цао — название области. Областной центр — г. Цзиинь, лежавший к северо-западу от современного уездного города Цаосянь в пров. Шань-дун.

50. Пу — название области. Областной центр — г. Цзюаньчэн, лежавший в двадцати ли к востоку от современного уездного города Пусянь в пров. Шаньдун.

51. Шоуян —город, лежавший на месте современного уездного города Шоуян в пров. Шаньси.

52. Цзэ —название области. Областной центр — г. Цзиньчэн, современный уездный город Цзиньчэн в пров. Шаньси.

53. Тело умершего Тай-цзуна было отправлено в Верхнюю столицу новым императором киданей, Ши-цзуном, под охраной Тянь-дэ, Шогу и Цзели (ЛШ, гл. 5, л. 1а).

54. Как указывает Вэнь Вэй-цзянь в сочинении Лутин шиши («Действительные факты из жизни двора варваров»), «когда кто-нибудь умирает в богатых и знатных киданьских семьях, ему вскрывают ножом живот, вынимают внутренности, промывают [образующуюся] полость, заполняют ее ароматическими веществами, солью и квасцами, после чего зашивают разноцветными нитками. Кроме того, под кожу вставляют острые бамбуковые трубочки, употребляемые при изготовлении писчих кистей, с помощью которых почти полностью спускают кровь. Из золота и серебра делают маски. Ноги и руки обвязывают парчой и шелком» (ЛШШИ, гл. 3, л. 546).

55. См. гл. 4, коммент. 11.

56. Под другим источником имеется в виду сочинение Лочжун цзии. из которого и заимствован приводимый эпизод (ЛШШИ, гл. 3, л. 336, 34а).

 

Текст воспроизведен по изданию: Е Лун-ли. История государства киданей. М. Наука. 1979

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.