Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Е ЛУН-ЛИ

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА КИДАНЕЙ

ЦИДАНЬ ГО ЧЖИ

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ.

ЖИЗНЕОПИСАНИЯ ИЗВЕСТНЫХ ЛИЦ

ЛУ ВЭНЬ-ЦЗИНЬ

Лу Вэнь-цзинь, по прозвищу Да-юн, —уроженец Фаньяна, в области Ючжоу. Имел рост в семь чи и обладал величественной наружностью.

Когда между Лю Шоу-гуаном и Цзинь-ваном (Ли Кэ-юн. —В. Т.) возникла вражда, Цзинь-ван приказал Чжоу Дэ-вэю напасть на Ючжоу. Лу Вэнь-цзинь во главе конного отряда первым изъявил покорность Цзинь-вану, за что был назначен на должность правителя области Юйчжоу.

В это время Ли Цунь-цзюй, командовавший восемью отрядами в землях за горами, занимал должность командующего отрядами самообороны области Синьчжоу. КогдаЦзинь-ван вел кровопролитные бои с Лю Сюнем на берегах Хуанхэ, он приказал набрать солдат в области Синьчжоу.

Ли Цунь-цзюй собрал в землях за горами несколько тысяч отборных воинов, которые отличались храбростью, но были малодисциплинированны. Кроме того, он обложил население оброком в виде поставки лошадей, и населению приходилось менять десять голов рогатого скота на одну лошадь. За это люди возненавидели Ли Цунь-цзюя до мозга костей.

Солдаты, набранные в землях за горами, боялись дальнего похода и поэтому, дойдя до заставы Цигоугуань, сговорились поднять мятеж. У Лу Вэнь-цзиня была молодая, красивая дочь, которую в прошлом Ли Цунь-цзюй просил отдать ему в наложницы. Лу Вэнь-цзинь не посмел возражать, но в душе постоянно мучился этим, а поэтому вместе со взбунтовавшимися солдатами принял участие в убийстве Ли Цунь-цзюя.

После этого он напал на Синьчжоу, но не смог взять города и бежал вместе со своими войсками к киданям. Затем Лу Вэнь-цзинь привел киданьские войска, которые напали на Синьчжоу. Правитель области Ань Цзинь-цюань не смог защитить Синьчжоу и, бросив город, бежал. На помощь пришел Чжоу Дэ-вэй, который напал на Синьчжоу. Однако войска киданей насчитывали несколько десятков тысяч воинов, поэтому Чжоу Дэ-вэй потерпел сильное поражение и в расстройстве бежал обратно.

Лу Вэнь-цзинь и кидане, напавшие на Ючжоу, держали город в осаде почти двести дней. Город оказался в критическом положении. Только когда на помощь подошел Цзинь-ван, лично командовавший войсками, кидане сняли осаду и отошли.

Кидане назначили Лу Вэнь-цзиня. сначала на должность генерал-губернатора области Ючжоу, а затем — на должность генерал-губернатора Лулуна.

Лу Вэнь-цзинь, имевший резиденцию в Синьчжоу, каждый год с отрядами легкой конницы то появлялся, то исчезал на границе, занимаясь, разбоями и грабежами, в результате чего на границах не было покоя. Области Ю, Ин, Чжо и Мо часто терпели из-за него бедствия.

Лу Вэнь-цзинь обучил киданей китайскому ткацкому ремеслу; вскоре они научились ткать и стали производить все сами. В связи с этим кидане усилились еще более.

Когда южные (т. е. китайские. —В. Т.) войска стояли в области Чжочжоу, то для них подвозилось продовольствие, причем от заставы Вацяогуань до Ючжоу обращалось самое серьезное внимание на сигнальные маяки. Несмотря на это, обозы часто захватывались, а пограничные районы страдали более десяти лет. Это было вызвано действиями Лу Вэнь-цзиня. Впоследствии он бежал к Южной династии Тан.

Следует сказать, что ранее, когда Лу Вэнь-цзинь напал на Синьчжоу, но не смог взять города, он шел ночью, упал в ров, но, подпрыгнув, выскочил из него. На следующий день он пошел посмотреть место, где упал. Это оказался пруд Черного дракона. Обрывистые берега были высотой в несколько чжанов, а глубину воды нельзя было даже измерить. Затем как-то к столу подползла большая змея и вытянула голову к коленям Лу Вэнь-цзиня. Лу Вэнь-цзинь взял пищу и покормил змею, после чего она уползла. Из-за этих случаев он проникся самомнением, то появлялся на юге, то возвращался на север и не знал поражений.

Рассуждая об описанных событиях, скажу: когда судьба императора начинает клониться к закату, крупные разбойники захватывают власть; пока безумные замыслы не потерпят поражения, жестокие и коварные люди не исчезают, Попробуем обратиться с этой меркой к Лу Вэнь-цзиню, жившему в эпоху Пяти династий. Когда Лу Вэнь-цзинь проникся самомнением, внушенным необыкновенными действиями дракона и змеи, он поднял мятеж в землях между югом и севером. Видевшие, что он не знает поражений, объясняли это мудростью, но если исследовать его успехи и неудачи, то окажется, что они зависели от судьбы. Возможность грабить обозы с провиантом только обильно подливала смазку в колеса его военных колесниц. Возможность захватывать земли Янь, увы, лишь прибавляла кровь в его мозг и печень. Поэтому все мудрые мужи, беспокоящиеся о настоящем и вспоминающие прошлое, не могли не печалиться, видя все это.

ЕЛЮЙ ЛУН-ЮНЬ

Елюй Лун-юнь, китаец, по рождению, носил фамилию Хань и имя Дэ-жан. Его дед Чжи-гу посмертно был назначен на должность правого помощника начальника государственной канцелярии и начальника дворцового секретариата, а отец Куан-сы получил посмертно титул Цинь-вана.

Елюй Лун-юнь отличался преданностью, держался скромно, был честен, умом и сообразительностью превосходил окружающих. Поскольку император Цзин-цзун был прикован болезнью к постели, императрица Яньянь решала с Елюй Лун-юнем государственньге дела и всегда ценила его.

Вначале Елюй Лун-юнь получил назначение на должность чиновника восточного двора и служил переводчиком при управлении важнейших секретных дел, но вскоре был переведен на должность смотрителя императорского города в Верхней столице. Вскоре он получил вне очереди назначение на должность генерал-губернатора области Ляочжоу, затем — помощника наместника Яньцзина, потом был переведен на должность генерал-губернатора области Пинчжоу и, наконец, назначен на должность начальника управления важнейших секретных дел с совмещением должности главнокомандующего походной ставкой.

С тех пор как начиная с правления императора Цзин-цзуна Елюй Лун-юнь начал помогать в решениях различных государственных дел, он пользовался у молодой императрицы таким же расположением, как в свое время Пиян-хоу.

Когда болезнь Цзин-цзуна до крайности обострилась, Елюй Лун-юнь, не дожидаясь императорского повеления, тайно вызвал своих родственников числом более десяти человек и вместе с ними приехал в походную юрту императора.

В это время более двухсот родственников императора, имевших титул вана, опираясь на войска, держали власть в своих руках, и заполняли собой дворец. Хотя императрица долгое время принимала участие в решении дел, однако она пользовалась незначительной поддержкой со стороны родственников мужа, а ее сыновья были малолетни, поэтому все как при дворе, так и вне его испытывали беспокойство в связи с болезнью императора.

Елюй Лун-юнь предложил императрице заменить крупных сановников и приказать ванам вернуться в свои дома без права собираться на частные пиршества, а затем, используя удобные случаи и благоприятную обстановку, лишил их военной власти. В описываемый момент Чжао-ван и другие ваны находились в Верхней столице. По докладу Елюй Лун-юня их жены и дети были вызваны во дворец.

После кончины Цзин-цзуна поднялась общая суматоха, но все уже было подготовлено — были собраны киданьские и китайские чиновники, и на престол возвели Лун-сюя, носившего титул Лян-вана. В это время ему было двенадцать лет. Позднее он стал известен как император Шэн-цзун. Императрице поднесли почетный титул «вдовствующая императрица Жэнь-цы и-шэн ин-тянь хуантай-хоу».

Вскоре за помощь в возведении императора на престол Елюй Лун-юнь был назначен на должность блюстителя нравов и помощника начальника управления политических дел, возведен в титул Чу-вана, пожалован фамилией Елюй и именем Лун-юнь. Через некоторое время он был поставлен гласным помощником императора и назначен на должности начальника киданьского и китайского управлений важнейших секретных дел, главнокомандующим войсками всех походных дворцов и получил новый титул — Ци-ван.

Елюй Лун-юнь усердно служил государству, делал все, что считал необходимым, а преданность, почтительность к родителям и честность были его врожденными качествами. Поскольку в прошлом было мало подобных примеров помощи в управлении государством, да и вряд ли их много будет в будущем, император пожаловал Елюй Лун-юню железную грамоту 1, клятвенный текст которой написал лично. Выдержав пост и воскурив благовония, император зачитал текст всем киданьским и китайским сановникам.

Кроме того, весь род Елюй Лун-юня занесли в родовые записи поперечных юрт, а составленные списки были положены на хранение в храм в честь Цзин-цзуна. Родовые записи поперечных юрт у киданей — это то же, что и родовые записи императорского дома у династии Сун.

С тех пор как Елюй Лун-юнь стал главным помощником императора, он поддерживал дружественные отношения с династией Сун, все время предпринимал шаги к их укреплению и не допускал ни малейшего раздора. Он надлежащим образом обращался как с придворными, так и с лицами вне двора, в результате чего никто не имел дурных замыслов. Через некоторое время Елюй Лун-юнь получил титул Цзинь-вана, должность начальника государственной канцелярии и был пожалован столиком и посохом.

Входя во дворец, он не совершал поклона, в дворцовый зал поднимался не спеша. Для охраны места, где он садился, был специально создан отряд из ста человек. По законам киданей такой отряд полагался только, для главы государства.

Поскольку Елюй Лун-юнь имел огромные заслуги, император осыпал его щедрыми милостями. При встречах с ним он оказывал ему всевозможные знаки уважения и даже относился как к отцу. Цинь-ван и Ци-ван каждый день справлялись о здоровье Елюй Лун-юня. Не доезжая двух ли до юрты, в которой жил Елюй Лун-юнь, они убирали чехол с

История государства киданей

повозки, сходили на землю и шли дальше пешком. Возвращаясь обратно, становились рядом и кланялись, находясь вне юрты, в то время как Елюй Лул-юнь сидел внутри.

Когда случалось, что император приезжал к Елюй Лун-юню, он также сходил с повозки, не доезжая до юрты приблизительно пятьдесят шагов. Елюй Лун-юнь выходил навстречу, они обменивались поклонами, причем первым совершал поклон император. Войдя в юрту, они относились друг к другу как члены одной семьи. Напитки и пища в юрте Елюй Лун-юня были сезонными деликатесами, добываемыми в воде или производимыми землей. Все владения стремились поднести ему наиболее редкие вещи, взгляд на которые вызывал изумление, а рассказы о которых поражали воображение,

Когда Елюй Лун-юнь заболел, император и вдовствующая императрица совершали моление духам гор и рек. Они вызвали известных киданьских и китайских лекарей, которые следили за Елюй Лун-юнем, не отходя от него ни днем ни ночью. Когда Елюй Лун-юнь скончался, император, императрица, все ваны и принцессы, а также дворцовые, и местные чиновники, одетые в траурные одежды, принимали участие в похоронной церемонии, которая была такой же, как при похоронах вдовствующей императрицы Чэн-тянь.

Во время выноса гроба император сам впрягся в траурную колесницу и с плачем вез ее. Везя колесницу, он сделал свыше ста шагов и отказался от этого только после слезных увещеваний сановников.

Елюй Лун-юнь был похоронен рядом с кладбищем Цянь-лин, причем император приказал построить на его. могиле зал с портретом умершего для принесения жертвоприношений, такой же, какой имелся на кладбище Цяньлин. Кроме того, он приказал, чтобы везде, где имелись залы с изображением императора Цзин-цзуна, в них были поставлены изображения Елюй Лун-юня. Вот с какой необыкновенной любовью император всегда относился к нему.

Девять старших и младших братьев Елюй Лун-юня, также пользовавшиеся из-за него милостями императора, получили вне очереди назначения на должности чиновников и все были возведены в титулы ванов. Пять из более чем тридцати племянников получили титулы ванов, а остальные были назначены на должности генерал-губернаторов, командующих войсками и т. п.

Елюй Лун-юнь скончался, не оставив после себя сыновей. В связи с этим император объявил своего племянника

Цзун-е (Цзун-е был сыном Лун-юя, носившего титул Циго-вана. —Е Лун-ли), носившего титул Чжоу-вана, наследником Елюй Лун-юня, пожаловав ему сначала титул Гуан-вана, а затем титул Чжоу-вана. Он занимал должности наместника Средней столицы и генерал-губернатора областей Пинчжоу и Цзинчжоу. Когда Цзун-е скончался, его похоронили рядом с кладбищем Цяньлин.

Поскольку у Цзун-е не было сыновей, император объявил наследником Елюй Лун-юня Цзун-фаня, родного брата Чжоу-вана. Он занимал должности генерал-губернатора области Лунхуачжоу, наместника Яньцзина и носил титул Хань-вана.

Рассуждая об описанных событиях, скажу: как в древности, так и в настоящее время в Поднебесной бывают влиятельные сановники и высокие сановники. Власть влиятельного сановника создает для правителя угрозу утери самостоятельности и превращения как бы в кисть на знамени, в то время как сила высокого сановника делает государство непоколебимым, как гора Тайшань.

Елюй Лун-юнь, опираясь на императрицу, проводил мудрую политику. Он подавил всех как во дворце, так и вне его, поэтому никто не строил дурных планов. Про него нельзя сказать, что он не был влиятельным сановником, но нельзя также сказать, что он не был высоким сановником. Освободившись от связи со своими родственниками, он занес свое имя в родословную императора, а его наследники стали членами императорского рода. Разве это нельзя назвать удачей, встречающейся раз в тысячу лет, и необыкновенным счастьем?!

ЛЮ ЛЮ-ФУ

Лю Лю-фу — уроженец области Пинчжоу. В возрасте пятнадцати лет досконально изучил классические и исторические книги и усвоил учения различных философов. Став взрослым, добился подвигов и славы, отличался широтой натуры и стремлением к великим целям. Занимал в правление императора Шэн-цзуна должности начальника составительского бюро и старшего чиновника придворного управления, а затем — надзирателя за делами дворца наследника престола 2 и начальника школы для сыновей и младших братьев высших сановников 3. При императоре Син-цзу не занимал посты ученого из числа выдающихся литераторов, правого советника, увещевающего императора, составителя императорских указов и помощника составителя государственной истории.

Во втором году эры правления. Цин-ли, установленной династией Сун (1042 г.), кидане, сосредоточив войска в областях Ю и Цзи, потребовали земли к югу от заставы Вацяогуань. Следует сказать, что до этого династия Сун вела войну на западе, которая в течение долгого времени не приносила победы. Лю Лю-фу объяснял это трусостью сунцев. Кроме того, из-за неоднократных поражений войск Ли Ши-биня и Лю Пина династия Сун была утомлена и страдала от происходившей войны 4. Поэтому Лю Лю-фу убедил своего государя сосредоточить войска в областях Ю и Чжо и распустить слухи об их выступлении в поход на юг. Одновременно Лю Лю-фу и Сяо Ин явились с письмом от своего императора, в котором содержалось требование уступить десять уездов, лежавших к югу от заставы Вацяогуань. Текст письма был составлен Лю Лю-фу.

Получив письмо, династия Сун отправила к киданям Фу Би в качестве ответного посла. Когда Фу Би прибыл на берег реки Модахэ, Лю Лю-фу поместил его в подворье и сказал: «Император Северной династии твердо хочет уступки земель, как вы на это смотрите?» Фу Би ответил: «Если Северная династия хочет твердо добиваться уступки земель, это, несомненно, означает ее желание нарушить договор. На уступку земель Южная династия ни в коем случае не пойдет. Таким образом, предстоит война».

Лю Лю-фу сказал: «Если Южная династия будет упорствовать, то как найти выход из положения?» Фу Би ответил: «Южная династия не послала войска, а отправила посла, чтобы он в учтивых выражениях провел новые переговоры о выдаче замуж за императора киданей сунской принцессы или об увеличении подарков. Разве это указывает на упорство династии Сун?»

Лю Лю-фу провел Фу Би к императору киданей, и в результате неоднократных обсуждений Син-цзун, полностью уразумев обстановку, согласился с предложениями Фу Би.

В восьмой луне этого же года династия Сун снова отправила к киданям Фу Би с письмом и клятвенным договором, которые он доставил на подворье Цзиньчжаньгуань в Цинцюаньдяне. В договоре обещалось увеличить количество ежегодных подарков на двести тысяч кусков серебра и шелка.

В это время кидане ценили дружественные отношения с династией Сун, и они, следуя плану Лю Лю-фу, только распускали слухи о сосредоточении войск в областях Ю и Чжо, чтобы воздействовать на династию Сун. Со своей стороны, династия Сун была утомлена войной с Си Ся. Ее известные сановники и храбрые военачальники один за другим терпели поражения, что тревожило Люй И-цзяня 5.

Кидане, ставшие ежегодно получать в качестве подарков пятьсот тысяч кусков серебра и шелка, поставили памятник, вырезав на нем текст о своем успехе. Лю Лю-фу был повышен вне очереди,в должность начальника управления важнейших секретных дел, начальника ведомства церемоний и помощника составителя государственной истории. В дальнейшем он был переведен на должность начальника управления политических дел. Его сыновья и внуки неизменно пользовались известностью и знатностью. Более десяти из них занимали должности генерал-губернаторов и инспекторов областей.

Рассуждая об описанных событиях, скажу: сановники каждый раз огорченно вздыхают, когда речь заходит о требовании Лю Лю-фу уступить земли к югу от заставы Вацяогуань, предъявленном в эру правления Цин-ли.

Однако бедствия от киданей начались с уступки Поздней династией Цзинь, основанной Ши Цзин-таном, областей Ю и Янь. Затем при Поздней династии Цзинь императору Шао-ди пришлось пережить бесчестие, последствия которого распространились и на нашу династию. Договор о дружбе, заключенный нашей династией в Шаньюане, договор, заключенный в эру правления Цин-ли, и война в эру правления Сюань-хэ показывают, что эти бедствия все еще не прекратились.

В чем же дело? В Поднебесной рассматривают земли Янь как северные ворота, поэтому потеря областей Ю и Цзи привела к тому, что Поднебесная все время чувствовала себя неспокойно. Области Ю и Янь рассматривали пять застав как важнейшие стратегические пункты. Без пяти застав нельзя защищать земли областей Ю и Цзи. Тем не менее Поздняя династия Цзинь уступила области Ю и Цзи и отказалась от пяти застав. В результате основанная Ши Цзин-таном Поздняя династия Цзинь не могла не потерпеть поражения, договор о дружбе в Шаньюане не мог не быть заключен, уступка, сделанная под угрозой в эру правления Цин-ли, не могла не быть совершена. В эру правления Сюань-хэ положение ухудшилось еще более.

В дальнейшем Лю Лю-фу приписали план умелых действий, но кто знал, что причины, навлекшие на Китай бедствия, имели под собой еще ранее возникшее основание?

Комментарии

1. Железная грамота ныдавалась заслуженным сановникам. Лица, получившие такую грамоту, а также их потомки в случае совершения преступления подвергались меньшему наказанию или же освобождались от него полностью. Грамота писалась на железе, чем подчеркивалось, что она вынется на вечные времена.

2. Надзиратель за делами дворца наследника престола (чжаньши) — должность, появившаяся при династии Цинь. При династии Хань эта должность существовала как при дворце императрицы, так и при дворце наследника престола, причем впереди названия должности ставилось название дворца. Например, имелась должность Чансинь чжаньши — «надзиратель за делами дворца Чансинь», т. е. за делами дворца вдовствующей императрицы (ХШ, гл. 19а, л. 10а, 10б).

В дальнейшем рассматриваемая должность, как правило, существовала только при дворце наследника престола, отчего появляется термин тайцзы чжаньши — «надзиратель за делами наследника престола». Обязанности по руководству наследником престола возлагались на его старшего и младшего наставников, но, так как это были слишком высокие должности, фактически все заботы практического характера лежали на надзирателе за делами. Его положение при наследнике престола соответствовало положению канцлера при императоре. Именно поэтому в «Старой истории династии Тан» указывается, что надзиратель за делами ведал «указами трех приказов и десятью отрядами охраны дворца наследника престола» (ЦТШ, гл. 44, л. 24а).

3. Начальник школы для сыновей и младших братьев высших сановников (гоцзы цзицзю). Иероглифы гоцзы (букв. «государственные дети») означают, по объяснению Чжэн Сюаня, сыновей и младших братьев высших сановников (ЧЛЧШ, гл. 14, с. 499). Цзиньский император У-ди создал для них школу, получившую название Гоцзысюэ — «школа для сыновей и младших братьев высших сановников», которую в дальнейшем называли также Госюэ или Тайсюэ. При Северной династии Ци для руководства школой был создан специальный орган гоцзысы — «приказ по делам школы для сыновей и младших братьев высших сановников». В годы правления династии Тан название школы было изменено на Гоцзыцзянь.

Во главе школы стояло лицо, называемое цзицзю — букв. «совершающий возлияние вина в жертву духам». По существовавшему в Китае древнему обряду, являвшиеся на угощение гости выбирали из своей среды старшего по возрасту, которому предоставлялось право первому поднять чашу с вином и совершить жертвоприношение (ХХШ, гл. 115, л. 2а, примеч. Ху Гуана). В связи с этим обрядом слово цзицзю стало прилагаться как почетное прозвище к человеку преклонного возраста, пользующемуся всеобщим уважением. Многочисленные примеры подобного рода приводятся цинским ученым Чжао И (1727-1814) в книге Гайюй цунькао.

Позднее термин цзицзю вошел в название различных должностей, означая старшего среди равных по рангу и положению. Например, при Поздней династии Хань в приказе по делам жертвоприношений существовала одна должность ученого — «виночерпия» и четырнадцать должностей ученых, причем для всех было установлено одинаковое жалованье в размере шестисот даней зерна в год (ХХШ, гл. 115, л. 2а, 26). Отсутствие разницы в жалованье позволяет говорить, что термин цзицзю добавлялся лишь для того, чтобы выделить наиболее почтенного ученого из среды его коллег.

4. См. ОИТГ, с. 140-148.

5. Люй И-цзянь — главный советник сунского императора Жэнь-цзуна.

 

Текст воспроизведен по изданию: Е Лун-ли. История государства киданей. М. Наука. 1979

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.