Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Е ЛУН-ЛИ

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА КИДАНЕЙ

ЦИДАНЬ ГО ЧЖИ

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ.

ИМПЕРАТОР ТЯНЬ-ЦЗО.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

1123 год

Третий год эры правления Бао-да. (Пятый год эры правления Сюань-хэ, установленной династией Сун. Шестой годэры правления Тянь-фу, установленной династией Цзинь. После пятой луны на престол вступил Уцимай, изменявший наименование эры правления на Тянь-хуэй.)

Весной, в первой луне, глава государства Цзинь прошел через проход Цзюйюнгуань и к вечеру приблизился к Янь-цзину. Ночью, услышав о падении прохода Цзюйюнгуань, императрица Сяо вместе с Сяо Ганем, взяв телеги с юртами, выехала из города, заявив, что выезжает навстречу врагу, в то время как на самом деле хотела бежать. Канцлер Цзо Ци-гун вместе с другими сановниками простился с императрицей у ворот столицы. Обратившись к нему, императрица сказала: «Сейчас, когда государство переживает такие бедствия, я сама во главе войск сражусь за отечество. Если одержу победу, то снова встречусь с вами, а если нет, то умру. Усердно защищайте мой народ, не допускайте его истребления». Закончив говорить, императрица заплакала.

Не успела императрица отъехать и пятидесяти ли, как возле столицы появилась летучая конница цзиньцев. Цзо Ци-гун и другие, были заняты приготовлением средств обороны» когда им неожиданно доложили, что командующий войсками Сяо Исинь открыл городские ворота и передовые отряды цзиньцев уже взошли на городскую стену. В связи с этим Цзо Ци-гун, Юй Чжун-вэнь, Цао Юн-и, Лю Янь-цзун и Сяо Исинь вышли навстречу цзиньцам с изъявлением покорности. Они прошли для совершения поклонения на площадку для игры в мяч через ворота Даньфынмынь. Там сидел Агуда в инородческой одежде. Все прокричали: «Многие лета» — и пали перед ним ниц в ожидании наказания. Однако переводчик перевел: «Я видел, что веревки и циновки на катапультах городской стены не развязаны, а это указывает на отсутствие намерения сопротивляться». Таким образом, все были прощены.

Следует сказать, что когда императрица Сяо, спасаясь от цзиньцев, выехала на восток, то, доехав до прохода Сунтингуань, она стала совещаться, куда направиться дальше. Елюй Даши, занимавший должность линья, был киданьцем и хотел вернуться к Тянь-цзо, в то время как Сяо Гань, занимавший должность сьщзюнь да-вана 1, происходил из сисцев и предлагал ехать в управление сиского князя, с тем чтобы создать там государство. Сяо Боде, воевода — зять императора Сюань-цзуна, сказал: «Сейчас, конечно, следовало бы вернуться, к Тянь-цзо, но с каким лицом мы встретимся с ним?» Даши приказал приближенным вывести и убить Сяо Боде. Он издал приказ, что каждый воин, посмеющий возражать, будет казнен. В результате киданьские и сиские воины выстроились друг против друга, разделившись на две части.

Киданьские воины последовали за Даши, который, взяв с собой императрицу Сяо, направился к Тянь-цзо в горы Цзяшань. Сиские и бохайские воины последовали за Сяо Ганем, который остановился на землях, находившихся в ведении управления сиского князя. Заняв управление, Сяо Гань присвоил себе титул императора Шэнь-шэна, дал государству название Великое Си и изменил наименование эры правления на Тянь-син. В это время среди сисцев наблюдалась нехватка продовольствия.

В шестой луне сиские войска перешли хребет Лулунлин и взяли штурмом город Цзинчжоу. Начальник области Лю Цзы и инспектор при начальнике области 2 Ян Бо-жун были убиты. Затем сисцы разбили при Яньмыньчжэне военачальников «вечно побеждающей армии» Чжан Лин-хуэя и Лю Цин-жэня, после чего заняли город Цзичжоу. Защищавший Цзичжоу сановник Гао Гун-фу бросил город и бежал. Далее сиские войска занялись грабежами в окрестностях Яньцзина. Они действовали очень энергично, намереваясь переправиться через реку, чтобы напасть на столицу. Население было очень встревожено, а власти серьезно обсуждали вопрос о бегстве. Сунский сановник Тун Гуань направил из столицы письмо Ван Ань-чжуну и Го Яо-ши, сурово порицая их за эти настроения.

В седьмой луне сиские войска встретились с Го Яо-ши. Сражение произошло при Яопу. Сиские войска потерпели сильное поражение и повернули обратно. Развивая достигнутый успех, Го Яо-ши стал преследовать отступающего противника и перешел через хребет Лулунлин. Сиские войска потеряли более половины воинов убитыми и ранеными.

«Вечно побеждающая армия» захватила всех малолетних и стариков, которые следовали на телегах за войсками, вместе с провиантом. Кроме того, Го Яо-ши удалось убедить перейти на свою сторону более пяти тысяч сиских, бохайских и китайских воинов. Сиские воины, лишившиеся детей и отцов, стали роптать, что Сяо Гань обманул их, тогда Дэгэ, один из приближенных Сяо Ганя, убил его. Голова Сяо Ганя была передана Чжань Ду, занимавшему должность генерала-усмирителя области Хэцзянь, который представил ее ко двору. По этому случаю сунский император Хуэй-цзун устроил прием поздравлении во дворце Цзычэньдянь.

После того как Сяо Гань потерпел поражение при Яопу, был разбит и его сообщник Куйлибу у горы Фыншань. Здесь был взят в плен Агулу, носивший звание тайши, и захвачены грамота о поднесении Елюй Дэ-гуану почетного титула 3 и киданьская позолоченная печать. После этих побед «вечно побеждающая армия» стала очень своевольничать, поддерживаемая Го Яо-ши. Сунский двор не мог пресечь проявляемое своеволие.

Когда Елюй Даши, занимавший должность линья, прибыл во главе семи тысяч воинов в горы Цзяшань, Тянь-цзо приказал убить императрицу Сяо и племянника Чангэ, а остальным простил их вину.

В первом году эры правления Цзянь-фу (1122 г.) Чжан Цзюэ, уроженец области Пинчжоу, имевший ученую степень цзиньши, был назначен генерал-губернатором военного округа Ляосин (военный округ Ляосин — область Пинчжоу. — Е Лун-ли). Когда местное ополчение, подняв бунт, убило генерал-губернатора Сяо Дили вместе с его родом в количестве двухсот человек, а также разграбило его имущество на сумму в несколько сот тысяч монет, Чжан Цзюэ, являвшийся уроженцем области Пинчжоу, сумел успокоить ополчение и прекратить бунт, в награду за что его назначили временно управлять областью Пинчжоу.

После смерти Янь-вана Чжан Цзюэ, считая, что государство киданей непременно погибнет, занес в военные списки здоровых, молодых мужчин, живших на подведомственной ему территории, набрав таким образом десять тысяч воинов и тысячу лошадей. Он также собирал вокруг себя удальцов, чтобы подготовить область Пинчжоу к обороне,

Вдовствующая императрица Сяо назначила старшего пестуна наследника престола Ши Ли-ая управлять областью Пинчжоу. Чжан Цзюэ не хотел пускать Ши Ли-ая в область Пинчжоу, а тот, ссылаясь на болезнь, не выезжал к месту должности; Чжан Цзюэ по-прежнему управлял областью Пинчжоу.

Когда цзиньцы заняли Яньцзин, Няньхань прежде всего спросил о Чжан Цзюэ у Кан Гун-би, занимавшего должность участвующего в управлении политическими ,делами. Кан Гун-би ответил: «Чжан Цзюэ — дерзкий и недальновидный человек. Хотя у него несколько десятков тысяч воинов», все они сельские жители, не имеющие достаточного количества оружия и не снабжаемые продовольствием. Что он может сделать? Лучше показать, что мы его ни в чем не подозреваем, так как уничтожить его всегда успеем».

Няньхань вызвал Ши Ли-ая, а Чжан Цзюэ дал дополнительную должность генерал-губернатора военного округа Сюхайцзюнь, по-прежнему сохранив за ним управление областью Пинчжоу, и приказал отправить к себе на родину из области Пинчжоу живших там яньцев

Через некоторое время Няньхянь сказал Цзо Ци-гуну:

«Я хочу послать более двух тысяч отборных всадников, чтобы они в первую очередь, заняли Пинчжоу и захватили Чжан Цзюэ. Как вы на это смотрите?» Цзо Ци-гун нашел это правильным, и только Кан Гун-би возразил: «Если применить против Чжан Цзюэ оружие, это значит подтолкнуть область Пинчжоу к мятежу». Кан Гун-би, занимавший в прошлом должность правителя области Пинчжоу, выразил желание поехать туда, чтобы разузнать обстановку. Няньхань выдал ему золотую табличку, с которой он поскакал в область Пинчжоу.

Встретившись с Чжан Цзюэ, Кан Гун-би сообщил ему о намерениях Няньханя, на что Чжан Цзюэ ответил: «Из восьми районов, входивших в состав государства киданей, семь районов уже заняты, и разве одна область Пинчжоу может осмелиться поднять мятеж?! Причина, почему не сложено оружие, объясняется необходимостью оборонять на севере границы против нападений Сяо Ганя».

Чжан Цзюэ щедро одарил Кан Гун-би и отправил обратно. Вернувшись, Кан Гун-би доложил: «Чжан Цзюэ не должен внушать беспокойства». Поверив ему, Няньхань переименовал Пинчжоу в Наньцзин (Южная столица. — В. Т.) и дополнительно назначил Чжан Цзюэ на должности государственного советника и наместника. На самом же деле Чжан Цзюэ хотел выступить против цзиньцев.

В пятой луне глава государства Цзинь Агуда выступил на север из области Яньшань для преследования Тянь-цзо. Во время похода он заболел и скончался. Ему был поднесенпосмертный титул «император Да-шэн у-юань» и храмовой титул Тай-цзу. На престол вступил его младший брат, Уцимай, установивший вместо шестого года эры правления Тянь-фу.первый год эры правления Тянь-хуй.

Цзо Ци-гун и другие гражданские и военные чиновники собрали захваченных в плен жителей земель Янь и отправили их на родину нюйчжэней через область Пинчжоу. Некоторые из жителей земель Янь, прибыв в область Пинчжоу, стали тайно жаловаться Чжан Цзюэ, говоря: «Цзо Ци-гун не думает об обороне земель Янь, а заставляет народ, который, лишившись своих жилищ, испытывает непереносимый страдания, переселяться. Ныне вы, ваша светлость, управляете огромной областью, имеете сильные войска, и если проявите верность Великому государству Ляо, то, несомненно, предоставите нам возможность вернуться в родные места, а народ отдаст вам свое сердце».

Чжан Цзюэ созвал военачальников на совещание. Военачальники сказали: «Мы слышали, что за последнее время Тянь-цзо, снова собравшись с силами, то приходит в районы к югу от прохода Сунтингуань, то уходит оттуда. Этим и объясняется, что вся армия цзиньцев поспешно двинулась в земли к западу от гор, так как они боятся государства Ляо, действующего в их тылу. Если вы, ваша светлость, руководствуясь чувством долга, решите почтительно встретить Тянь-цзо с целью восстановления его на престоле, прежде всего обвините и казните Цзо Ци-гуна за измену и сдачу цзиньцам, освободите жителей Янь и верните их к своим домам, тогда Южная династия Сун, конечно, не откажется принять вас, и таким образом область Пинчжоу станет независимым владением. В этом случае, если цзиньцы снова явятся с оружием в руках, вы сможете использовать против них войска области Пинчжоу и, кроме того, получите помощь со стороны династии Сун. Чего же вам опасаться?»

Чжан Цзюэ ответил: «В таком важном деле нельзя проявлять поспешность. Ли Ши, ученый из числа выдающихся литераторов, отличается умом и дальновидностью, надо пригласить его на тайное совещание». Когда Ли Ши прибыл и Чжан Цзюэ посоветовался с ним, он также присоединился к мнению военачальников. На следующий день Чжан Цзюэ послал военачальника Чжан Цяня во главе пятисот всадников передать приказ яньским канцлерам Цзо Ци-гуну и Цао Юн-и, председателю верховного военного совета Юй Чжун-вэню и участвующему в управлении политическими делами Кан Гун-би явиться на западный берег реки Луаньхэ и ожидать дальнейших распоряжений.

Затем Чжан Цзюэ послал туда советника Чжао Нэна, который предъявил следующие десять обвинений:

1) когда Тянь-цзо бежал в горы Цзяшань, они не пригласили его на престол;
2) уговорили дядю императора, носившего титул Янь-вана, присвоить титул императора;
3) оклеветали императора и низвели его в титул Сянъинь-вана; 
4) убили чиновника Ван Ю-цина, посланного Тянь-цзо для переговоров;
5) когда от Тянь-цзо прибыл приказ о наборе воинов, советовали пригласить Цин-вана и отказаться от Сянъинь-вана;
6) не приняли мер к защите области Янь и сдались цзиньцам;
7) служили государству Цзинь, нарушив великий долг верности
8) полностью захватили богатства области Янь, стремясь добиться расположения цзиньцев;
9) переселили жителей области Янь и лишили их имущества;
10) убеждали главу государства Цзинь двинуть поиска для занятия области Пинчжоу

Никто из обвиняемых не нашел слов для возражений, и все они были удавлены.

В шестой луне Чжан Цзюэ объявил яньцам, что всем, за исключением наместника, разрешается вернуться к своим занятиям. Земельные участки и строения, брошенные согнанными с мест и захваченные «вечно побеждающей армией», были возвращены прежним владельцам. Таким образом, яньцы, над которыми нависла угроза дальнего переселения, смогли вернуться обратно к своим занятиям, что чрезвычайно обрадовало всех.

Когда сунский император Хуэй-цзун узнал о возвращении яньцев, он издал указ, в котором предписывал сановнику Чжань Ду проявить в отношении возвращенных заботу. Всех чиновников предписывалось отправить в сунские земли для получения нового назначения на должности, остальным было приказано спокойно заниматься своими делами. Население освобождалось от уплаты обычных податей в течение трех лет.

Услышав об этом, Чжан Цзюэ обрадовался, считая, что его план увенчался успехом, и решил поднести династии Сун три области: Пинчжоу, Инчжоу и Луаньчжоу, Эти земли были захвачены в конце Поздней династии Тан основателем государства киданей, а не были уступлены киданям Шн Цзин-таном, основателем Поздней династии Цзинь. Область Луаньчжоу была создана основателем государства киданей.

Чжань Ду, получив от Чжан Цзюэ письмо о поднесении земель, не посмел принять их сам, а представил секретный доклад сунскому императору, ответив Чжан Цзюэ, что не нужно торопиться, так как об этом могут проведать цзиньцы.

Узнав о происходящем, глава государства Цзинь послал три тысячи всадников во главе с Думу, носившим титул Го-вана, для наказания Чжан Цзюэ. Чжан Цзюэ оказал сопротивление в городе Инчжоу. Поскольку у Думу было мало воинов, он возвратился обратно, не вступая, в сражение. Перед уходом он написал крупными иероглифами на воротах города: «Пока ухожу из-за летней жары, но зимой в этом же году вернусь». Чжан Цзюэ сразу же ложно доложил сунскому двору о якобы одержанной победе, получив за это в награду несколько десятков тысяч кусков серебра и шелка. Кроме того, был издан указ о награждении нескольких округов.

Встав на путь сопротивления цзиньцам, Чжан Цзюэ во внешних отношениях признал себя вассалом Великой династии Сун и установил дружественные отношения с Сяо Ганем, чтобы обращаться к ним за помощью в зависимости от обстановки. Во дворце он установил портрет Тянь-цзо и, предпринимая любое действие, предварительно докладывал о нем перед портретом. Он по-прежнему сохранил чиновничьи должности, существовавшие в государстве Ляо, восстановил третий год эры правления Бао-да и отправил послов пригласить Тянь-цзо в целях восстановления государства Ляо.

В это время жили яньцы Ли Жу-би, он же Ли Ши, занимавший должность ученого из числа выдающихся литераторов, и Гао Дан, он же Гао Ли, занимавший должность начальника трех фискальных управлений. В прошлом они были взяты в плен, но затем благодаря Чжан Цзюэ их освободили, и они вернулись обратно. Явившись к генералу-усмирителю Ван Ань-чжуну, эти лица стали настаивать, чтобы он убедил династию Сун принять поднесенные земли.

Чжао Лян-сы, занимавший должность начальника перевозок в области Яньшань, решительно возражал против этого предложения, считая его неприемлемым, так как опасался, что принятие земель положит начало вражды с цзиньцами, и просил казнить Ли Жу-би в назидание другим.

Не согласившись с Чжао Лян-сы, император династии Сун назначил Чжан Цзюэ на должность генерал-губернатора военного округа Тайнин и пожаловал ему право на потомственное управление областью Пинчжоу. Чжан Дунь-гу и другие родственники Чжан Цзюэ были повышены в звание выдающихся литераторов, ожидающих издания императорских указов.

Узнав о распоряжении сунского императора, обрадованный Чжан Цзюэ выехал во главе чиновников за город встретить гонца, везшего указ. Это стало известно цзиньцам, которые силами в тысячу всадников неожиданно напали на Пинчжоу и заняли город. Чжан Цзюэ удалось бежать. Он хотел пробраться проселочными дорогами в столицу, но был задержан Го Яо-ши. Цзиньцы. возложили вину за происшедшее на династию Сун. и послали письмо, требуя выдачи Чжан Цзюэ. Сунский император был вынужден приказать Ван Ань-чжуну удавить Чжан Цзюэ, залить его голову ртутью и отправить в ящике в Пинчжоу.

Первого числа восьмой луны случилось затмение солнца, но из-за темных облаков его не было видно.

1124 год

Четвертый год эры правления Бао-да. (Шестой год эры правления Сюань-хэ, установленной династией Сун. Второй год эры правления Тянь-хуэй, установленной цзиньским императором Тай-цзуном)

Осенью, и седьмой луне, цзиньцы заняли Инчжоу, Юйчжоу и другие области.

Осенью этого года Тянь-цзо, к которому прибыл с войском Елюй Даши и который получил, кроме того, войска от шивэйцев, живших в горах Иньшань, под командованием Цигэщи, оказал, что это Небо помогает ему восстановить падающую династию, а поэтому задумал, снова выступить в поход для освобождения областей Яньчжоу и Юньчжоу.

Елюй Даши усиленно отговаривал Тянь-цзо от этого намерения, говоря: «После того как цзиньцы заняли области Чанчунь и Ляоян (Восточная столица.-Е Лун-ли), вы уже не могли посещать Гуанпиндянь (место, где в обычное время императоры киданей принимали поздравления. —Е Лун-ли), а сделали своим местопребыванием Среднюю столицу. После потери Верхней столицы вы сделали столицей Яньцзин. После падения Средней столицы вы выехали в область Юньчжун, а после занятия области Юньчжун — в горы Цзяшань. Поскольку в прошлом, имея нетронутую армию, вы не думали о войне, цзиньцы. захватили все наше государство и принадлежащие ему китайские земли. Ныне, когда силы государства стали такими ничтожными, вы настойчиво стремитесь к войне, что не принесет успеха. Следует готовить войска, с тем чтобы выступить потом в благоприятный момент, а не предпринимать легкомысленных действий».

Тянь-цзо, осыпав Даши упреками, не последовал его совету. Тогда Даши, ссылаясь на болезнь, не принял участия в походе. Тянь-цзо принудил войска выступить из гор Цзяшань, спустился с хребта Юйянлин, занял военные округа Тяньдэ (этот округ был переименован в государстве Ляо в область Фынчжоу. —Е Лун-ли) и Дуншэн, а также области Нинбянь и Юньнэй. Двигаясь на юг, Тянь-цзо встретился в области Учжоу с цзиньскими войсками под командованием Уши, с которыми сразился на берегах реки Яньхэся.

Уши двинул вперед местное ополчение, составленное из китайцев, живших к западу от гор, а в горах спрятал более тысячи нюйчжэньских всадников, которые вышли в тыл шивэйским войскам Цигэши. Воины Цигэши, увидев нюйчжэньских всадников, испугались и разбежались. После этого бежал и Тянь-цзо, укрывшись в горах Цзяшань. Цзиньцы, не располагавшие достаточными силами, чтобы войти в горы, досадовали, что Тянь-цзо не покидает гор, и говорили, что, если он выйдет, они непременно захватят его.

Тянь-цзо, со своей стороны, боялся войск Няньханя, находившихся в Юньчжуне, а поэтому не смел выйти из гор Цзяшань. Затем, услышав, что Няньхань вернулся на родину, а вместо него Юньчжун обороняет Уши, Тянь-цзо во главе пятидесяти тысяч воинов из племени дадань выступил на юг, взяв с собой жену, двух сыновей, носивших титулы Цинь-вана и Чжао-вана, а также других родственников.

Даши отговаривая от выступления, но Тянь-цзо не послушался и перешел хребет Юйянлин. Оказалось, что Няньхань снова вернулся в Юньчжун, в связи с чем Тянь-цзо бежал в Шаньцзиньсы 4, где стал советоваться с Сяохулу о переходе на сторону, Южной династии Сун. Затем, испугавшись, что на династию Сун нельзя положиться, он стал советоваться о бегстве в государство Ся. Окончательное решение еще не было принято, как Сяохулу направил к Няньханю гонца сообщить о планах Тянь-цзо.

Няньхань послал вначале знатного сановника склонить Тянь-цзо к сдаче, но не успел сановник вернуться обратно, как к Тянь-цзо прискакал Лоусу. Встав на колени, он сказал: «Я, недостойный раб, осмелился оскорбить ваше величество, явившись сюда в латах и шлеме. Даже смерть недостаточное наказание за такой поступок». С этими словами он поднес Тянь-цзо кубок вина, а затем взял его в плен и возвратился обратно.

Тянь-цзо был низведен в титул Хайбинь-вана и отправлен в место к востоку от гор Чанбошань, где был поселен в построенном для него помещении. Через год, в год и-сы (третий год эры правления Тянь-хуэй, установленной династией Цзинь. Седьмой год эры правления Сюань-хэ, установленной династией Сун. —Е Лун-ли), Тянь-цзо умер. Так погибло государство Ляо.

Следует сказать, что ранее, в эру правления Да-гуань, установленную сунским императором Хуэй-цзуном, в государство Ляо прибыл сунский посол Линь Шу, которому было приказано научиться положенному киданьскому этикету. Сложность этикета вызвала у Линь Шу раздражение, и он обругал приставленного к нему чиновника киданьской собакой. Тянь-цзо сказал: «Великая империя Сун является братским мне государством, поэтому ее сановники есть и мои сановники. Сейчас ты оскорбил моего приближенного, а это равносильно тому, что ты оскорбил меня». Тянь-цзо хотел убить Линь Шу, но все находившиесяся во дворце со слезами отговаривали его делать этого, и он отказался от своего намерения

Когда Тянь-цзо находился в Шаньцзиньсы и уже не знал, чти делать дальше, он хотел изъявить покорность сунскому императору, но, вспомнив этот случай, испугался, что вряд ли Южная династия Сун примет его с почестями. Тогда он поехал к Сяоболюю, но тот отказался принять его, поэтому ночью Тянь-цзо выехал обратно, снова решив уехать в Юньчжун.

Однако еще не наступил рассвет, как Тянь-цзо встретил. дозорного, который доложил о подходе войск Лоусу. Тянь-цзо страшно испугался. В это время его сопровождало более тысячи всадников, и с ним была статуя Будды из чистого золота высотой в один чжан и шесть чи, а также большое количество других драгоценностей. Тянь-цзо бросил все и бежал. Как раз шел снег, телеги и лошади оставляли следы, что помогло цзиньским воинам настигнуть его.

Вначале, когда нюйчжэни напали на государство киданей и вторглись в его пределы, неоднократно наблюдались необыкновенные явления, предвещавшие бедствия. Как-то один мужчина громко запел на базарной площади, говоря, что государство Ляо вот-вот погибнет. Власти срочно приказали догнать и схватить его. Тогда певший, у которого была голова человека и туловище зверя, несколько раз прокричав:

«Вот-вот погибнет», бросился в горы и исчез из вида. Вот какие были необыкновенные явления, и разве можно говорить, что падения и возвышения, определенные судьбой, являются случайными?!

Рассуждая о происходивших событиях, скажу: как говорит предыдущая история, если гибнет одна деспотическая династия, на смену ей обязательно приходит другая, поэтому Агуда, живший при императоре Тянь-цзо, —это тот же Абаоцзи, живший при Поздней династии Тан. Когда кончается момент наивысшего подъема, в реке Цзин начинают течь грязные воды, а в это время такими же грязными становятся дела людей.

Возвышение киданей началось с Абаоцзи, который, видя несчастья, свалившиеся на Позднюю династию Тан в эру правления Тун-гуан (923 —926) из-за пристрастия императора Чжуан-цзуна к вину и разврату, во всем старался не идти по его стопам.

Минуло несколько поколений, и, хотя последующие императоры, занимавшиеся охотой, иногда следовали примеру Абаоцзи, тем не менее для перекочевок в соответствии с четырьмя сезонами года никогда не устанавливалась определенная система. Внутри государства императоры разоряли принадлежавшие им округа, вне его — причиняли постоянное беспокойство соседним территориям. Дошло даже до того, что они ловили серых соколов из восточных земель у моря во владениях нюйчжэней, приобретали собак в землях племени мэнгуцзы.

Все это вызывало волнения как внутри государства, так и за его пределами и в конце концов привело к беспорядкам и смутам.

Положение еще более усугубил Тянь-цзо, который шел по неправильному пути, запустил все дела, неумеренно предавался охоте и разврату, использовал на службе своих любимцев, назначал на должности неподходящих лиц и не знал никаких запретов, чем вызвал волнения между своими слугами. А ведь если сильный разбойник у ворот, лучше отдать ему самое дорогое, своего младенца, так как, когда тигр или волк выйдут из загона, кто сможет положиться на свою смелость, если она даже равна смелости самого Мэн Бэня 5?

Наблюдая за неразумным правителем, можно сказать, что о нем болит сердце, но разве его существование, гибель и замена другим не зависят от воли Неба?

Комментарии

1. Сыцзюнь да-ван (букв. «великий князь четырех отрядов»). В десятой главе (см. коммент. 19) говорилось, что Сяо Гань занимал должность см-цзюнь тайши —главный командир четырех отрядов (из киданей, сисцев, китайцев и бохайцев). В данном случае Е Лун-ли заменил термин «главный командир» на «великий князь».

2. Инспектор при начальнике области — тунпань (букв. «все определяющий, все решающий») — должность, установленная при первом сунском императоре для пресечения злоупотреблений генерал-губернаторов, которые в период Пяти династий сосредоточили в своих руках слишком большую власть. Первоначально на нее назначались крупные ученые-конфуцианцы, которых называли цзяньчжоу — «инспектор области». Хотя лици на этой должности считались помощниками начальников областей, однако, будучи назначенными специальным приказом императорского двора, они фактически занимали такое же положение, как и начальники областей. В 963 г. был даже издан указ, что все бумаги областного управления должны исходить за подписями начальника области и областного инспектора (ЛДЧГБ, с. 132, 133).

3. Вместо иероглифов (иероглифы) нужно (иероглифы) (см. СЦЧТЦ, гл. 95, с. 2469). Грамота о поднесении Елюй Дэ-гуану почетного титула —грамота, отправленная в 938 г. ТГТи Цзин-таном (см. гл. 2, коммент. 46), в которой Дэ-гуану подносился почетный титул Жуйвэнь шэн-у фа-тянь ци-юнь мин-дэ чжан-синь чжи-дао гуан-цзин чжао-сяо сы-шэн хуанди.

4. Шаньцзиьсы —управление Шаньцзинь, называемое также Шаньиньсы — «управление к северу от гор», поскольку оно находилось к северу от гор Цзиньшань. Было создано для контроля над государством Си Ся (ЛШ, гл. 46, л. 19а).

5. Мэн Бэнь —фамилии и имя смсльчака, жившего в период Борющихся царств.

 

Текст воспроизведен по изданию: Е Лун-ли. История государства киданей. М. Наука. 1979

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.