Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДНЕВНИК ОРЛЕАНСКОЙ ОСАДЫ И ПУТЕШЕСТВИЯ В РЕЙМС

JOURNAL DU SIEGE D'ORLEANS ET DU VOYAGE DE REIMS

[Апрель 1429 г.]

(1 апреля) Далее, в пятницу, каковая пришлась на первый день апреля месяца сказанного года тысяча четыреста двадцать девятого, французы предприняли вылазку дабы схватиться с англичанами возле их фортов, каковые те выстроили заново неподалеку от амбаров что в Кюивере. Посему англичане вышли им навстречу под двумя штандартами, и обе стороны долгое время оставались неподвижными, обмениваясь лишь выстрелами из пушек, кулеврин и иного метательного оружия, ввиду чего с обеих сторон многие были ранены.

(2 апреля) На следующий день в Орлеан доставили девять жирных быков, и две лошади, груженые козлятиной и иным продовольствием. В тот же день, после полудня французы вновь атаковали кольцо фортов, что у амбаров Киювре, в каковом месте получили достойный отпор; ибо из бастилии Сен-Лоран им навстречу вышли около четырех сотен латников под двумя штандартами, один из каковых называемый штандартом Св. Георгия, и был наполовину белым, наполовину же красным, причем в центре изображен был крест; они же дошли до церкви Сен-Матюрен и тюрпенского поля, жестоко обстреливая французов, каковые под руководством бастарда Орлеанского, сеньора де Гравилля, Ла Гира, Потона и Тиллуа выстроились в правильный порядок и вели себя весьма мужественно: посему между противниками произошло жестокое и упорное сражение, во время какового обе стороны весьма метко обстреливали друг друга из пушек, бомбард, кулеврин и иных метательных орудий, так что в конце концов равно с английской и французской стороны многие былы убиты и ранены.

(3 апреля) Далее в воскресенье, называемое Квазимодо, первое воскресенье после Пасхи, жители Орлеана совершили вылазку и неподалеку от Сен-Лу захватили баржу, в каковой обнаружились девять бочек вина, свинья и дичь, каковые намеревались было доставить англичанам, бывшим в бастилии Сен-Лу; однако же, орлеанцы выпили вино и съели свинину и дичь.

В тот же указанный день, между оруженосцами с английской и французской стороны находившимися соответственно на двух островах [на реке], называемых Сен-Лоран, произошло жестокое сражение; причем у них не было иных щитов, кроме небольших плетенок; они же бросали друг в друга камни и куски кремня. В конце концов же французы вынудили англичан отступить, каковые показали в этом сражении слабость. В этом же сражении как и в прочих, в каковых участовали оруженосцы, бывшие в Орлеане, их капитаном выступал один из них бывший дворянином родом из Дофине, по имени Эйман де Пюизо: каковой позднее получило от Ла Гира прозвище Капдорат, ввиду того, что был весьма бледен и светловолос, а также выделялся среди прочих доблестью и прекрасным несением караульной службы; позднее он совершил немало ратных подвигов, как в названном королевстве, так и в Германии и иных странах.

(4 апреля) На следующий день, в понедельник, едва открыли ворота города, в него вошло множество французов, каковые побывали в Мене, убили там капитана и звхватили сорок три головы рогатого скота, причем многие из сказанных солдат были ранены.

В сказанный день, после полудня, произошло еще одно сражение между оруженосцами, каковые были вооружены также как накануне; там же один из английских оруженосцев был убит брошенным в него камнем, также с обеих сторон было много раненых: в конечном же итоге английские оруженосцы захватили французский штандарт.

(5 апреля) Во вторник, на пятый день сказанного месяца, когда открыли ворота города, в него вошли торговцы, каковые пригнали из Берри сто одну свинью и шесть жирных быков; каковые подошли к городу прямо от церкви Сен-Эньан, что в Орлеане. Англичане же едва заметив их поспешно вышли из Турнеллей, дабы их захватить, но опоздали, и остались ни с чем.

В тот же день в город доставили также двух лошадей, груженных сыром и маслом, и семнадцать свиней, каковых гнали от Шатодена. Также узнано было, что французы, бывшие в гарнизоне сказанного Шатодена, убили и взяли в плен тридцать или сорок англичан, причем им в руки попало большое количество денег, каковые называнные англичане собирались доставить в английское же войско.

(7 апреля) Далее в четверг, на седьмой день сказанного месяца, к англичанам в бастилию Сен-Лоран было доставлено без всяких помех большое количество продовольствия, и военного снаряжения.

(8 апреля) На следующий день с утра в город прибыло двадцать шесть голов рогатого скота, каковые французы, бывшие в гарнизоне, захватили в Нормандии.

(9 апреля) Далее в субботу, на девятый день сказанного месяца, с утора в город пригнали семнадцать свиней и восемь лошадей (из каковых две были нагружены свининой и козлятиной, остальные же шесть - пшеницей), каковых доставили из Шатодена. Со своей стороны англичане к этому времени занялись сооружением другого кольца фортов и рва неподалеку от давильни Арс.

Дабы помешать им, французы сделали вылазку из города, и направились к фортам; однако же их застиг мощный ливень и ненастье, каковое продолжалась долго, посему им не удалось совершить задуманное, и они вернулись в город, ничего не сделав.

(12 апреля) Далее во вторник, на двенадцатый день сказанного месяца, из Орлеана вышел французский отряд и отправился в Сен-Марсо, что в долине Луары, в каковую церковь ворвался, выбив дверь, захватив же внутри двадцать англичан, их как пленников доставили в город, в той же стычке они потерили двоих своих товарищей.

(13 апреля) На следующий день, в Орлеан доставили большую сумму денег, дабы уплатить гарнизону, весьма в том нуждавшемуся.

(15 апреля) В пятницу, на пятнадцатый день того же месяца апреля, англичане строили у укрепляли новую бастилию что между Сен-Пуэром и Сен-Ладром, бывшую весьма добротной и крепкой, и весьма вместительной; в ней же разместились множество английских сеньоров и дворян, вместе со множеством латников, желающие оттуда воспрепятствовать любой попытке доставить продовольствие в Орлеан; как то неоднократно завершалось успехом, несмотря на все усилия солдат, обретавшихся в других бастилиях.

(16 апреля) На следующий день из Блуа в Орлеан по дороге Флери-о-Шо прибыло множество скота и иного продовольствия, каковое англичане пытались захватить, и бросились наперерез каравану, однако же, опоздали, ввиду того, что ударили в набат, дабы гарнизон отправился на защиту продовольствия, как то и случилось, и все доставленное благополучно прибыло в город.

В тот же день около пятидесяти французских латников бывших ранее в гарнизоназ Солони, бегом направились к Турнеллям и захватили в плен не меньше пятндцати англичан. Той же ночью из города выехал французский отряд, каковой уничтожил троих английских часовых, несших караульную службу возле Орбетта.

(17 апреля) Далее в воскресенье, на семнадцатый день названного месяца апреля в Орлеан вернулись Потон де Сен-Трай и бывшие с ним, ранее отправленные послами к герцогу Бургундским и графом де Линьи, привезя с собой глашатая, бывшего на службе у сказанного герцога. Каковой герцог, едва узнав о просьбе, обращенной к нему жителями Орлеана, отправился к мессиру Жану Люксембургскому и далее с ним вместек герцогу Бетфортскому, называвшему себя регентом названного королевства от имени короля Генриха Английского, прося у него милости к герцогу Орлеанскому; моля и заклиная его et дабы тот приказал снять осаду, в каковой обретался город Орлеан и бывшая в нем крепость. Названный же герцог Бетфортский не пожелал ничего об этом слышать, чем герцог Бургундский был весьма уязвлен; и посему направил вместе с послами своего глашатая, каковой объявил всем, бывшим родом из городов и земель, обязанных повиновением сказанному герцога, и ныне державших сказанную осаду, дабы те оставили город и ушли прочь, не причиняя более никакого зла жителям Орлеана. И посему, подчинившись сказанному распоряжению множество бургундцев, пикардийцев, шампанцев и иных, на чьи земли распространялась власть сказанного герцога бургундского снялись с места и ушли прочь со всей поспешностью.

(18 апреля) На следующее утро, около четырех часов после полуночи, французы вышли против английского войска и сделали так, что с самого начала боя убили часть их солдат, стоявших в карауле и захватили один из их штандартов, и глубоко вклинились в их расположение. В течение какового боя они причинили своим врагам великий урон; те же, охваченные ужасом, подняли крик, призывая к оружию, и выстроились в боевой порядок, приложив к тому все старания, и обратились против французов, те же, видя, что их намерения раскрыты, в большом числе отступили прочь от английского войска, где в их руки попало несколько серебряных чаш, множество одежд, подбитых мехом куницы, а также большое количество луков, колчанов и прочего военного снаряжения. Однако же, англичане пустились их преследовать, и преуспели в своем намерении, так что между ними произошло жестокое и упорное сражение, в каковом с обеих сторон было много убитых и раненых. Особенно следует упомянуть, что выстрелом из кулеврины был убит английский знаменосец; горожане также не избежали тяжких потерь, что выяснилось по возвращении, ибо орлеанские женщины горько плакали и причитали о своих отцах, мужьях, братьях и иных родственниках, убитых и раненых в сказанном сражении. В тот же самый день обе стороны сумели забрать своих погибших, дабы те были похоронены в освященной земле.

(19 апреля) Далее во вторник, на девятнадцатый день апреля месяца, около сумерек, к английскому войску и бастилиям прибыл обоз с большим количеством припасов и военного снаряжения, с ним же множество латников. бывших его охраной.

(20 апреля) На следующий день, около четырех часов утра, из Орлеана выехал капитан по имени Амад, и с ним шестнадцать всадников, каковые поскакали во весь опор к Флери-о-Шо, где находились расположения англичан, накануне доставивших продовольствие, французам же удалось захватить в плен шестерых из них, а также захватить с собой нескольких лошадей, луков, колчанов и иного военного снаряжения.

Около того же времени англичане укрепили Сен-Жан-ле-Блан, что в долине Луары, и выставили часовых дабы охранять дорогу к нему.

(21 апреля) Далее в четверг, в Орлеан пригнали трех лошадей, груженых пушечным порохом, и многим иным. Также орлеанцы в сказанный день установили несколько пушек, дабы вести стрельбу против англичан, дабы встретить огнем их наступление, и вели против вышедших англичан меткий огонь, так что те вынуждены были вернуться к своему войску; при том, что многие из них следующей ночью вышли из лагеря, дабы перерезать дорогу обозу, каковой собирались доставить в город и захватить его.

(23 апреля) В субботу на двадцать третий день того же апреля месяца, в Орлеан пригнали четырех лошадей, груженых пушечным порохом и иными припасами.

(24 апреля) На следующий день в город прибыл бастард де Маскаран в сопровождении сорока латников.

(25 апреля) На следующий день после того, каковой пришелся на вторник, на двадцать шестой день того же месяца, прибыл также Ален де Жирон, в сопровождении сотни латников.

(27 апреля) Далее в среду, французы совершили вылазку из города, выстроившись правильным порядом, в великой спешке направились к кресту Флери, дабы защитить нескольких торговцев, каковые собирались доставить в город припасы из окрестностей Блуа, дабы поддержать осажденных, ибо до последних дошли слухи, будто тем собираются помешать; однако, им не пришлось ехать далее, ибо они встретили названных купцов; и узнали от них, что предпринимать что бы то ни было уже поздно, ибо англичане уже отобрали у них все, при том вскоре подошло подкрепление из Бона что в Гатинуа, состоявшее из шестидесяти латников, каковыве доставили в город других свиней взамен потерянных.

(28 апреля) На следующий день, в четверг, на двадцать восьмой день названного апреля месяца, в Орлеан прибыл весьма прославленный капитан по имени Флерентин д'Илье и вместе с ним брат Ла Гира, в сопровождении четырех сотен латников, каковые прибыли из Шатодена. В тот же самый день случилось жестокое и упорное сражение, ибо англичане вознамерились атаковать орлеанские форты. Однако же, солдаты и многие из орлеанских жителей вышли против них и гнали их назад вплоть до их фортов, убив и ранив многих, при том что иные попадали в ров, окружавший их форты, каковые в то время располагались неподалеку от амбара, что в Кюивье и давильни Арс, в некоей долине, где те обретались с давних пор. Однако же, французы вынуждены были прервать свое наступление и вернуться в город, ибо англичане весьма метко обстреливали их из многих пушек, кулеврин и иных метательных орудий, так что по окончанию сражения с обеих сторон было много убитых и раненых; по их возвращении, один из французов упал в колодец, где и был убит. Со своей стороны, Дева и иные сеньоры и капитаны бывшие с ней, узнали о том, как англичане потешались и насмехались над ней и над ее письмами, и арестовали герольда, каковой их доставил. Посему они решили между собой, что отправятся силами всего войска, в сопровождении обоза и артиллерии, пройдя со стороны Солони, ибо главные силы англичан обретались со стороны Бос; при том, что ничего не сообщили о том Деве, каковая настаивала на том, чтобы силой оружия пробиться через их порядки. И посему приказала всем бывшим с ней латникам исповедаться, и оставить позади всех своих распутных женщин и все вещи, каковые имели с собой; после чего они выступили и дошли до деревни именуемой Шеси, в каковой остановились на ночлег.

(29 апреля) Далее в пятницу, на двадцать девятый день тго же месяца, орлеанцы узнали наверняка, что король посылает к ним по дороге со стороны Солони припасы, порох, пушки и иное военное снаряжение, каковое доставлено будет Девой, посланной Господом Нашим, дабы поддержать и утешить горожан, и снять осаду, каковые известия заставили многих орлеанцев воспрять духом. При том, что полагали, будто англичане будут чинить всяческие препятствия на пути обоза, было приказано, дабы всякий вооружился и держался наготове, что и было сделано.

В тот же самый день в город прибыли пятьдесят пеших латников, имевшие при себе гизармы и иное снаряжение; они же прибыли из земли Гатинуа, где ранее обретались в гарнизоне.

В тот же самый день произошло ожесточенное сражение, ибо французы пытались таким образом дать обозу свободную дорогу и время, дабы прибыть в город. И дабы англичане не оставили это без внимания, они совершили вылазку большими силами, и отправились во весь опор к Сен-Лу, дабы там схватиться с противником, причем враги сошлись столь близко, что с обеих сторон было немало убитых, раненых и пленных, при том, что французы унесли с собой в город один из английских штандартов. В то время же, как сражение было в разгаре, в город прибыл обоз и артиллерия, каковые Дева ранее доставила в Шеси. Навстречу же к ней выехали к сказанной деревне бастард Орлеанский и иные рыцари, оруженосцы и латники как то орлеанцы, так и уроженцы других мест, весьма обрадованные ее прибытием, каковые приетствовали ее с великим почтением, она же им отвечала тем же. Там же решено было, что она въедет в Орлеан не раньше ночи, дабы народ не толпился на улицах, и что маршал де Рэ и мессир Амбруаз де Лоре, каковые королевским приказом были отправлены ее сопровождать вплоть до названного места, вернутся в Блуа, где обретались множество французских сеньоров и латников, как то и было сделано; и далее около восьми часов вечера, несмотря на присутствие английского войска, каковое не пыталось никоим образом им помешать, она въехала в город в полном вооружении, верхом на белом жеребце; приказав нести перед собой штандарт, бывший совершенно белых, на каковом изображены были двое ангелов каждый из каковых держал в руке королевскую лилию; на нем же изображена была сцена будто бы Благовещения. То было изображение Пресвятой Богородицы а перед ней же - ангела, протянувшего ей лилию. По въезде в Орлеан сказанным образом, по левую руку от нее двигался Орлеанский бастард, весьма богато одетый и вооруженный. Позади них двигалось еще несколько дворян и доблестных сеньоров, оруженосцев, капитанов и латников, не говоря о солдатах из городского гарнизона и горожанах, двигавшихся впереди процессии.

Навстречу же им вышли множество латников, горожан и горожанок, неся с собой факела, и иным образом проявляя свою радость, словно бы сам Господь снизошел к ним - и не без причины, ибо им пришлось вынести ранее множество тягот, забот и лишений, и что много раз хуже, постоянный страх быть брошенными на произвол судьбы, и равно лишиться жизни и имущества. Они уже готовы были поверить, что все осталось позади, и милостью Божьей осада уже снята, и милость эта, как им рассказывали, явилась в образе этой простой девушки, на каковую все без исключения мужчины, женщины, дети взирали с любовью и благоговением. Они же толпились дабы только коснуться коня, на котором она сидела, и толпа напирала столь сильно, что один из несших факела оказался черезчур близко к ее штандарту и пламя коснулось полотна. Она в же самый же миг ударила шпорами коня и развернула его к знамени, и сумела потушить огонь столь уверенно, будто война уже много лет была ей не в новинку; что латники а вслед за ними и горожане сочли великим чудом.

Толпа же сопровождала ее в пути по городу и цитадели, выказывая великую радость, и с великой честью сопровождая ее до самых дверей Ренара, как имеловался отель Жана Буше, в то время бывшего городским казначеем на службе герцога Орлеанского, где ее приняли с великой радостью вместе с двумя ее братьями, дворянами ее свиты и слугой, каковые прибыли все вместе из земли Барруа.

(30 апреля) На следующий день, каковой пришелся на субботу, последний день названного апреля месяца, Ла Гир и мессир Флоран д'Илье в сопровождении нескольких рыцарей и оруженосцев, бывших в гарнизоне, и многих горожан вышли из города, и с развернутыми знаменами атаковали английское войско с такой силой, что англичане вынуждены были отступить, оставить французам позиции, где ранее размешались их караулы, каковыми были места вокруг богадельни Сен-Пуэр, на расстоянии двух выстрелов из лука от города. Посему по всему городу кричали, и требовали от жителей выйти наружу, неся с собой связки дров, солому и хворост; дабы их употребить на то, чтобы поджечь английские позиции, но ничего не было сделано, ибо англичане подняли страшный крик и в боевом порядке вышли им навстречу. Вследствие чего французам удалось возвратиться в город лишь после жестокого и долгого сражения, во время которого пушки, кулеврины и бомбарды стреляли весьма метко, и с обеих сторон было множество убитых, раненых и пленных.

Ближе к ночи, Дева отправила двух герольдов в расположение англичан, дабы те потребовали возвращения герольда, каковой ранее привез ее письма из Блуа. Также бастард Орлеанский направил к ним своего посланника, угрожая в случае их отказа, предать злой смерти всех английских пленных, обретавшихся в Орлеане и тех английских сеньоров, каковые были направлены к нему, с целью уговориться о выкупе за пленных. Посему начальствующие над войском отпустили на свободу всех герольдов и посланцев Девы приказав им сообщить, что сожгут и изжарят ее, называли ее потаскухой и советовали вернуться к своим коровам, чем она была весьма опечалена; и вследствие того, когда настал вечер, отправилась на мост, к фортам Сен-Круа, где беседовала с Гласидасом и другими англичанами, бывшими в Турнеллях, и уговаривала их во имя Господа уйти прочь, спасая тем свои жизни. Но Гласидас и бывшие с ним отвечали ей дерзостно, и оскорбляли ее, называя коровницей, как то было и ранее, и громко кричали, что сожгут ее, ежели она попадет к ним в руки. Она же была этим весьма опечалена и ответила им, что слова их лживы, и вслед за тем вернулась в город.

Текст переведен по изданиям: Journal du siege d'Orleans, 1428-1429: augmente de plusieurs documents notamment des comptes de la ville, 1429-1431. Paris. 1896

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.