Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

   Давыдов Гавриил Иванович

Двукратное путешествие в Америку морских офицеров Хвостова и Давыдова,
писанное сим последним

 
Часть первая
Предуведомление от Вице - Адмирала Шишкова

Печатание сего путешествия началось еще при жизни сих Офицеров, но прежде нежели вторая глава окончена была, несчастный случаи пресек их дни обоих вдруг. Для того почитаю за нужное предуведомить читателя, как о жизни сих двух мореплавателей, которых память по истине достойна сохранения, так и о том, в каком состоянии Лейтенант Давыдов оставил сие недоконченное им описание своего путешествия.

Николай Александрович Хвостов, сын Статского Советника Александра Ивановича Хвостова и Катерины Алексеевны Хвостовой, урожденной Шелитинг, родился в 1776 Июля 28 го и определен в службу в Морской Кадетский корпус в 1783 году. Первое его служение на море в Гардемаринском звании было против Шведов. На четырнадцатом году от рождения своего был уже он в двух сильных морских сражениях и получил золотую медаль. По заключении мира со Швециею произведен в 1791 году в Офицеры, и по сделании в Балтийском море нескольких плаваний отправился в 1795 году в Англию на Эскадре, посланной для охранения Английских берегов, и состоявшей под начальством Вице - Адмирала Ханыкова. Эскадра сия по прошествии года шла обратно в Россию; но по прибытии оной в Копенгаген, часть её, под начальством Контр - Адмирала Макарова, возвращена опять в Англию, куда и Хвостов вторично отправился. Часть сия, пробыв там еще один год, возвратилась в Кронштат. На другое лето после сего, то есть в 1795 году вооружена вновь Эскадра для совокупного с Английским флотом действования против общих неприятелей Французов и их союзников. Начальство над оною поручено было Вице - Адмиралу Макарову. Хвостов не упустил случая в третий раз отправиться в Англию. Сия компания продолжалась около трех лет. Когда Английская Эскадра, состоявшая под начальством Вице - Адмирала Мичеля, овладела Голландским флотом, лежавшим близ Текселя, под распоряжением Контр - Адмирала Стори, тогда вместе с Английскою Эскадрою были два наши корабля Мстислав и Ретвизан Хвостов будучи уже Лейтенантом, находился на сем последнем. Известно страшное и бедственное приключение, случившееся в то время с некоторыми Английскими кораблями и нашим Ретвизаном (см. описание о сем в изданном мною собрании морских журналов, часть II. стран. 108). Хвостов не мало участвовал в спасении корабля, и в те самые часы, когда предстояла им погибель, он писал к одному из своих приятелей:

"...состояние наше весьма несносно все корабли проходят мимо нас, а мы стоим на мели и служим им вместо бакена! Вся надежда наша быть в сражении и участвовать во взятии Голландского флота исчезла, в крайнем огорчении своем все мы злились на Лоцмана и осыпали его укоризнами, но он и так уже был как полумертвый. Английский корабль Америка стал на мель, сие принесло нам некоторое утешение. Хотя и не должно радоваться чужой напасти, но многие причины нас к тому побуждают: по крайней мере Англичане не скажут, что один Русский корабль стал на мель, и может быть Мичель без двух кораблей не решится дать баталии,  а мы между тем снимемся и поспеем разделить с ними славу"

И подлинно, невзирая на претерпенное ими в ту ночь ужасное состояние, они на другой день поутру успели, сойдя с мели, стать на ряду с прочими и боевой строй, и были готовы на сокрушенном уже до половины корабле своем сражаться еще с неприятелем. Из сего единого обстоятельства можно видеть, какую твердость духа по среди страха и смятения, сохранял сей молодой человек, и какою неустрашимостью И любовью к славе горела его душа! По возвращении своем в Россию принужден он был около полутора года проводить на одном месте, для того, что не было никуда посылок. Как ни много любил он отца своего, мать, братьев я сестер; как ни услаждался благополучием быть с ними вместе; однако не рожденный к тому, чтоб проводить жизнь свою в покое и праздности, он не довольствовался обыкновенным отправлением береговой службы, и ожидал с нетерпеливостью случая, могущего ему открыть путь к какому-нибудь отважному предприятию. Чрезмерная привязанность к родным и беспредельная любовь к славе были двумя главными свойствами его души. Мы увидим к каким подвигам побуждали они его и какие жертвы приносил он им.

Отец его через продолжавшуюся более двадцати лет тяжбу лишен был посредственного имения своего и оставался с немалым семейством в нужном весьма состоянии. Сын сей, не сказав ни кому о своем намерении, находит случай встретиться с ГОСУДАРЕМ ИМПЕРАТОРОМ.

Он в отчаянном виде бросается перед ним на колени и просит Монарха обратить свое внимание на разоренных его родителей. ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР удивясь, что видит в сем положении Офицера пред собою, и думая, что он по бедности просит его о собственной своей нужде, приказал ему встать и успокоиться. через несколько часов приносят ему от Государя пожалованные на его имя тысячу рублей. Он не принимая денег просит присланного доложить Государю, что он, получая жалованье, не имеет никакой надобности в деньгах, и не собственно для себя осмелился утруждать ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО, но для отца своего и матери, разоренных тяжбою. Докладывают о сем ИМПЕРАТОРУ. Государь приказал ему принять сию тысячу рублей. Между тем наведовшись о деле и состоянии отца его повелел определить ему тысячу рублей ежегодной пенсии. Обрадованный сын отослал немедленно пожалованную собственно ему тысячу к матери, находившейся тогда в деревне, и вскоре имел еще радость уведомит отца своего о пожалованной ему пенсии.

По удовлетворении таким образом одному свойству души своей, скоро потом удовлетворяет он и другому. Камергер Николай Петрович Резанов, Главный участник в Попечитель в Американской компании, (бывший потом полномочным послом в Японии), знав лично Хвостова и наслышавшись о его искусстве и отважности, предложил ему ехать сухим путем в Охотск и оттуда на судах Американской компании идти в Америку. Не надобно было Хвостову повторять два раза сего предложения. Он в туже минуту дал слово и только выпросил себе сроку на пять дней съездить в деревню проститься с отцом и матерью. В тот же день приходит он к некоторым своим приятелям, где встречается с Мичманом Давыдовым, молодым еще, но весьма хорошим Офицером. Он рассказывает им о своем предприятии ехать в Америку, воспламеняет в молодом Давыдове (которому было тогда не вступно 18 лет) желание сотовариществовать ему. Решительность и отважность Давыдова нравятся Хвостову, он ведет его к Резанову, и оба они вступают в Американскую компанию. Состоявшийся тогда именной указ, позволявший морским Офицерам, не выходя из военной службы, вступает в службу торговых обществ, предоставлял им полную в том свободу. Хвостов поехал тотчас в деревню. Можно себе представить удивление и печаль всех его родных, а особливо матери, любившей его с великою горячностью, расставание их было тяжкое и слезное. Он сам, любя чрезмерно родителей своих чувствовал скорбь раздирающую душу его; но щадя нежность матери шутил, притворялся веселым, и не допускал стесненным в груди своей слезам и воздыханиям являться наружу. Напоследок вырвавшись из объятий и лобызаний их ударил по лошадям и ускакал. Едва оставшись один, совершил он несколько пути, как природа взяла свое, и наказала его за сделанное ей принуждение. Он упал в обморок и по пришествии в чувство горькими рыданиями заплатил ей должную дань. Возвратясь в Петербург, не долго они мешкали и через несколько дней оба вместе с товарищем своим отправились в Америку. Читатель в книге сей увидит первое их путешествие.

Напоследок по прошествии двух лет они возвращаются из Америки. Казалось, что желание их было удовольствовано: они совершили сухим путем далекий путь, плавали по морям редко посещаемым, видели множество различных городов, стран, народов, принесли Американской компании не малую услугу, пользу, и возвратились благополучно. Что принадлежит до стяжания имения, оное никогда не было их предметом, и потому приехали они назад точно таковыми же, как поехали, то есть имея все свое богатство на плечах своих.

Хвостов однако же скопил восемьсот рублей, которые хотел подарить Матери, но она не согласились их принять. Итак по всем сим обстоятельствам надлежало ожидать, что они оставят Американскую компанию и поступят опять во флот; Отец и мать Хвостова желали того; но опасаясь избирать для него жребий, не смели ничего ему советовать. Между тем Американская компания, будучи ими весьма довольна, приглашала их снова идти в Америку, обещая им двойное против прежнего содержание, то есть каждому по четыре тысячи рублей в год. Два или три месяца прошли в неизвестности и сомнении. Наконец стало наступать время, что надлежало или остаться или ехать. Хотя Хвостов собирался с такою же бодростью, как и прежде, не показывая ни малейшего вида нехотения, однако ж не смотря на великую его при отце и матери осторожность, приметно было иногда, что он принуждал себя казаться спокойным, но что вторичное путешествие сильно тяготило его душу. Таковые чувствования не могли сокрыться от проницательных взоров матери и других ближних родственников. Они покушались отвратить его от намерения не совсем еще утвержденного, но он тотчас принимал на себя веселый вид, и показывал непреоборимую в том твердость, так что поступок его казался быть некоторою загадкою; ибо не было никаких достаточных причин к утверждению в нем толь непоколебимой решительности. Любопытство видеть далекие страны не могло его побуждать, поелику он уже был там; надежда иметь случай к прославлению имени своего была весьма слабая и непредвиденная; назначаемое ему от Американской компании денежное содержание, хотя конечно по состоянию его было не малое, однако ж оное, по совершенной бескорыстности его и беспечности о собирании богатства, так и по самому опыту первого путешествия, не могло быть побудительною в нем причиною. Итак примечаемое в чувствованиях его противоречие и борьба с самим собою скрывали в себе некое таинство, которого ни кто не мог проникнуть, и которое не прежде открылось, как в то время, когда уже предприятие сие по сделанным с Американскою компаниею обязательствам непременно было утверждено. Тогда за два или за три дни до отъезда своего Хвостов приходит к отцу своему и матери, приносит им те деньги, которые, как мы прежде упоминали, мать не хотела взять от него, и сверх того подает еще некоторую бумагу, прося принять оную. Они берут бумагу и читают. Она содержала себе обязательство Американской компании, состоящее в том, чтоб во все время пребывания его в Америке, из следующих ему четырех тысяч рублей, половину ежегодно выдавать здесь в Петербурге отцу и материи его. Мать по прочтении сей бумаги хотела в первом движении чувств своих изорвать оную, и обливаясь горькими слезами вскричала: Как Ты для нас жертвует собою! Но он, не дав ей докончить слов, бросился пред нею на колени и целуя у ней руки говорил: выслушайте меня  -  матушка! дело уже сделано; я не могу более остаться здесь, для того рыдаю и прошу вас, не отнимайте у меня сего единственного утешения: оно будет меня услаждать в разлуке с вами, и ежечасно напоминать мне, чтоб я берег жизнь мою, которая для вас полезна. Сими и подобными сим представлениями убедил он мать и отца принять предлагаемое им от него пособие. И так вот открытие той тайной причины, которая побуждала его ехать в Америку! вот редкий и поразительный пример сыновней любви! Что делает он для облегчения участи своих родителей? Мало того, что осмеливается за них броситься к ногам ИМПЕРАТОРА, и исходатайствованною сим средством милостью отвращает некоторым образом их нужды, мало того  -  Он посвящает еще жизнь свою терпению, трудам, опасностям, и для благоденствия своих родных осуждает себя долговременно скитаться в отдаленнейших странах между дикими народами. Не скоро можно поверить таковому подвигу, однако к чести человечества оный не есть сказка, но точная быль.

Когда напоследок все решено было, и они с товарищем своим Давыдовым (ибо сей не хотел отстать от него) приготовлялись к дороге, тогда в Хвостове казалось возгорелся некий новый пламень к сему путешествию. Причиною тому было, что однажды он пришел к Министру Коммерции, который спросил у него, что если откроется какая - нибудь требующая особливых трудов и отважности Экспедиция, согласится ли он принять на себя исполнение оном? Хвостов с обыкновенным своим жаром ответствовал: чем оная опаснее, тем для меня будет приятнее. Между тем сей вопрос возродил в нем надежду, что может быть откроются случаи, в которых удастся ему оказать больше нежели обыкновенную услугу. С таковою льстящею главной страсти его надеждою (Мая 14 дня 1804 года) отправились они в путь.

Здесь надлежит предуведомить читателя, что за несколько времени до возвращения их в Петербург, Действительный Статский Советник и Камергер Резанов отправился послом в Японию на двух судах Надежде и Неве, состоящих под начальством Капитан - Лейтенанта (ныне Капитана) Крузенштерна. Известно, что Японское Правительство отказало в принятии сего Посольства не вступило в дружелюбные о торговле договоры, и запретило судам нашим приходить в их порты. Все сие можно подробнее видеть в путешествии изданном от Капитана Крузенштерна.

Между тем Хвостов и Давыдов в исходе Августа приехали в Охотск, откуда на судне Марии отправились в Америку, но за сделавшеюся в судне их великою течью принуждены были для спасения оного идти в Петропавловскую гавань, где по причине позднего времени остались зимовать. На другой год (то есть 1805) в Мае месяце, по неудачной поездке в Японию, приходит туда же и фрегат Надежда на котором находился Посол Резанов. Таким образом Хвостов и Давыдов соединяются с ним и поступают под непосредственное его распоряжение и начальство. Вскоре потом Крузенштерн с двумя судами своими отравляется обратно в Россию, а  Резанов для поправления дел Американской компании остается в том краю и отплывает с Хвостовым и Давыдовым в Америку.

Они посещают остров св. Павла, потом Уналашку, потом Кадьяк, и напоследок приходят на остров Ситку в так называемый Ново - Архангельской порт. Здесь Резанов, в лице которого оскорблен Японцами Посол Российский, ищет в уме своем средств, каким бы образом внушит в них вящее к флагу нашему уважение и дать им почувствовать, что во вражде и несогласии с нами подвергаются они опасности от силы нашего оружия, в приязни же и согласии могут быть спокойны и ожидать от нас знатных для себя выгод и пользы. Сим единственным средством, думал он, можно их понудить ко вступлению с нами в мирные и торговые обязательства. Сия надежда тем паче подкрепляла его, что в бытность свою в Японии мог он тайными путями разведать, что между управляющими в оной двумя властями, гражданскою и духовною, происходила великая распря. Гражданская власть и народ согласны были принять посла нашего и вступить с нами в торговлю, но духовная тому противилась и одержала верх. Следовательно малейшее с нашей стороны подкрепление гражданской их власти принудило бы духовную замолчать. Основав на сих обстоятельствах надежду свою сделал он следующее расположение: Близ Японии находится плодоносный остров Сахалин, которого природные жители составляют особый народ от Японцев. На нем помышляли некогда (лет около шестидесяти назад) и мы водвориться, но не известно что с завезенным туда селением нашим воспоследовало. Японцы овладели сим островом, поселились на нем, покорив Сахалинцев и поступают с ними, как с рабами, весьма жестоко. Резанов предпринял сделать Экспедицию на сей остров, с тем, чтоб Японцев согнать с оного, все заведения их на нем истребить, все что можно забрать с собою, остальное же отдать жителям острова или предать огню. Сахалинцев же взять под свое покровительство, раздать старшинам серебряные медали, и объявить их Российскими подданными. Сверх сего захватить несколько Японцев, а особливо стараться взять их жреца с кумирнею и со всеми в ней идолами и утварями. Сие последнее действие почитал он нужным для того, дабы взятых Японцев отвезти в Охотск, содержать их как можно лучше, позволить жрецу отправлять всякое по обрядам их священнослужение, и по прошествии года всех отвезти обратно в Японию, дабы они там рассказали о поступках наших с ними, и через то внушили бы народу лучшую к нам доверенность.

Разанов почитал торг с Япониею не только нужным для открытия новых источников богатств, но даже единственным и необходимым средством к пропитанию всех заведений наших в краю бесхлебном и голодном. Сего ради приемля оскорбительные поступки и отказ Японских властей в принятии посольства нашего за удобное время к преклонению их на то помощью оружия, не хотел он пропустить сего благоприятного случая. Но по расположении в уме своем вышесказанного оставалось ему подумать, каким образом может он сию важную Экспедицию произвести в действо. Трудности предстояли в следующем. во первых путь в Японию худо известен. Во вторых, хотя предполагал он, что жители сего острова и водворившиеся на нем Японцы конечно не воинский народ, однако ж число их в сравнении с нашими людьми не могло иметь никакой соразмерности. В третьих, он не мог послать более двух, и то недостаточно вооруженных судов; с шестью или семьюдесятью человеками, также худыми воинами, поелику состоят из набранных всякого рода промышленников. Мы тотчас увидим на чем, не взирая на все сии трудности, основал он главную свою надежду.

Утвердясь единожды в пользе и надобности сей Экспедиции, он нарочно для того велел строить два судна, и написал к Хвостову и Давыдову следующее письмо:

Милостивые государи мой Николай Александрович и Гаврило Иванович

Первый шаг ваш в Америку доставил мне удовольствие узнать вас лично с стороны решительной предприимчивости, успешное возвращение ваше в Европу показало опыт искусства вашего, а вторичное путешествие в край сей удостоверило, сколь глубоко лежат в сердцах ваших благородные чувствования истинной любви к Отечеству. Наконец свершил и я несколько с вами плаваний, оставивших мне навсегда приятное впечатление, что великий дух пользу общую свыше всего поставляет. В Правителе здешних областей тот же пример ревности и усердия, каковому некогда потомки более нас будут удивляться. Пользуясь столь счастливою встречею нескольких умов к единой цели стремящихся решился я на будущей год произвесть Экспедицию, которая может быть проложит путь новой торговле, даст необходимые силы краю сему и отвратит его недостатки. Для того нужно иметь два военных судна, Бриг и Тендер; они могут быть здесь построены, и я дал уже о сем господину Правителю мое предписание. Теперь остается мне, милостивые государи Мои, сказать вам, что первые суда сии в первую Экспедицию назначаемые должны иметь и первых Офицеров. Не быв морским чиновником могу я только свидетельствовать о трудах ваших, деятельности и успехах. Не распространяясь в глубокость сей чуждой для меня науки могу лишь поверхностно судить одними сравнениями, приобретаемыми опытностью, и наперед уверен, что журналы ваши оправдают мнение мое; но не перестану чувствовать истинного почтения к тем великим и благородным порывам, которые в глазах каждого любящего отечество дают вам право быть в числе первых Офицеров. Я прошу вас теперь, как друзей моих, готовых жертвовать собою на пользу общую, для которой столь охотно мы себя посвящаем быть готовыми к принятию начальства над судами предполагаемыми, разделив их по старшинству вашему, и для того ныне же приступить к рассмотрению чертежей, которые Господа Корабельные Подмастерья представят, и по апробации оных участвовать присмотром вашим в успешном их построении, так чтоб в конце Апреля были они готовы и в первых, числах Мая мы уже под паруса вступили. Знаю, что многие встречаются недостатки, но когда же великий подвиг не имел своих трудностей? оные не устрашают нас и лишь более дадут славы. Я не нахожу еще нужным распространяться о предмете Экспедиции сей, о которой в свое время получите вы от меня полное наставление. В постройке добрых судов, усердие строителей дает мне надежду, в плавании опытность и труды ваши обещают успехи. Я признаюсь, что с моей стороны нетерпеливо жду времени подвигов ваших, и так приступим общими силами к совершению великого дела и покажем свету, что в счастливое наше столетие горсть предприимчивых Россиян бросит вес свой в те огромные дела, в которых миллионы чуждых народов веками участвуют.

С совершенным почтением имею честь быть вам

Милостивые Государи мои

Покорнейший слуга (На подлинном подписано): Николай Резанов. N 475. Августа 29 дня 1805 года. Остров Баранов. Порт Ново - Архангельск. Господам флота Лейтенанту Хвостову и Мичману Давыдову.

По распоряжении таким образом всего нужного для предполагаемой Экспедиции, отправил он в присутствии Хвостова и Давыдова донесение о том ко двору и к Министру Коммерции, ЕГО Сиятельству; Графу Николаю Петровичу Румянцеву, к которому объясняя пользу сей Экспедиции, между прочим написал, что ему не пришло бы никогда в мысль решиться на сие отважное предприятие, если в по счастью не имел он под начальством своим Лейтенанта Хвостова, Офицера исполненного огня, усердия, искусства, и примерной неустрашимости.

Между тем как приступили к построению одного из двух назначаемых для Экспедиции судов, открылся случай другое из оных купить у пришедшего случайно туда из Соединенных Штатов Америки корабельщика Вульфа. Сие судно, отданное под начальство Хвостова, называлось Юнона; другому же вновь построенному, и которое поручено было Давыдову, дали сходное с покушением на сию Экспедицию название Авось Пребывание их на острове Ситке продолжалось по 25 Февраля 1806 года. В сие время крайний недостаток в хлебе, причинявший страшные следствия голода, принудил Резанова на судне Юноне предпринять путешествие в Калифорнию. Плавание сие продлилось несколько месяцев. Они весьма хорошо приняты были Гишпанцами, возвратились (Июня 9 числа) в Ново - Архангельск, привезли знатное количество хлеба, и сим образом прекратили голод, сильно уже свирепствовавший. Наконец, Тендер Авось был построен и все для Экспедиции приготовлено. Июля 25 числа Резанов сам с двумя судами отправился в море, имея намерение лично присутствовать при исполнении сего предприятия; но по нескольких днях плавания, а именно Августа 8 числа, переменил сие расположение и дал Хвостову Инструкцию, в которой предписав о Сахалинцах и Японцах все то, о чем уже мы выше сего упоминали, возложил на него попечение о благоуспешном окончании сего столькими трудами подъяшего подвиг, и поручил ему обязать всех служителей подпискою, дабы о сей Экспедиции ничего не разглашать и содержать оную совершенно в таинстве. О себе же сказал, что хотя и желал он быть свидетелем и соучастником в их трудах, дабы мог он, как самовидец, Всеподданнейше донести о том ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ; но как время уже поздно, а ему необходимо надлежит поспешать в Петербург, того ради учреждает он следующее: Мичману Давыдову продолжать путь свой к островам Сахалину и Матмаю, и там в губе называемой Анивою, или в Лаперузовом проливе, ожидать возвращения Юноны; Хвостову же, по отвозе его Резанова в Охотск, идти в Аниву и соединясь с Давыдовым приступить общими силами к исполнению по данному им предписанию.

Когда Юнона пришла в Охотск, Резанов съехал на берег, и приказал Хвостову быть во всякой готовности к отправлению в назначенную и начатую уже Экспедицию. Но между тем потребовал у него данную ему инструкцию для дополнения оной. Когда Хвостов уже совсем готов был к снятию с якоря, тогда Резанов прислал обратно к нему взятую от него инструкцию с написанным при конце оной дополнением Хвостов, по прочтении сего дополнения, спешил к Резанову для изустного с ним объяснения, но в тоже самое время узнал, что уже Резанов уехал из Охотска. Дополнение сие было следующего содержания:

По прибытии Вашем в Охотск нахожу нужным вновь распространиться по сделанному вам поручению. Открывшийся перелом в фок-мачте, противные ветры нам в плавании препятствовавшие и самое позднее осеннее время обязывают вас теперь поспешать в Америку. Время назначенное к соединению вашему с Тендером в губе Аниве уже пропущено; желаемых успехов по окончанию уже там рыбной ловли ныне быть не может и притом сообразясь со всеми обстоятельствами нахожу нужным, все прежде предписанное оставя, следовать вам в Америку к подкреплению людьми порта ново - Архангельского. Тендер Авось, по предписанию и без того возвратиться должен; но ежели ветры без потери времени обяжут вас зайти в губу Аниву, то старайтесь обласкать Сахалинцев подарками и медалями, и взгляните в каком состоянии водворение на нем Японцев находится. Довольно исполнение и сего сделает вам чести, а более всего возвращение ваше в Америку, существенную пользу приносящее, должно быть главным и первым предметом вашего усердия: и так подобным наставлением снабдите вы и Тендер, буде с ним встретитесь. Впрочем в плавании вашем могущие быть непредвиденные обстоятельства соглашать вы сами будете с пользами компании, и искусство ваше и опытность конечно извлекут лучшее к достижению исполнением сего последнего предписания. Я с моей стороны крайне сожалею, что порт здешний неспособен к перемене вами мачты, и что стечение обстоятельств обязало меня и к перемене плана. (1806 года Сентября 24 дня. N 609 На подлинном подписано: Николай Резанов).

Можно легко себе представить в какое затруднение поставлен был Хвостов сим неясным и двусмысленным дополнением? Как растолковать оное? Как поступить безошибочно? Во первых Резанов не говоря ничего Хвостову об отмене Экспедиции прислал к нему назад туже самую инструкцию, которую от него брал: следовательно не для иного возвратил ее, как для исполнения по оной. Во вторых Резанов столь важную, долговременно приготовляемую Экспедицию, о которой донесено уже было Государю ИМПЕРАТОРУ, не мог сам собою, без воли Правительства, вовсе отменить, но он в дополнении своем ничего такого не упоминает, из чего бы можно было видеть, что он дал сие новое предписание в силу полученного им от Правительства повеления. Напротив, ясно дает знать, что он предписание сие собственно от себя делает, не отменяя Экспедиции, но только отлагая на сие время исполнение оной, за прописанными причинами, а именно для того, что мачта худа, что время рыбной ловли уже пропущено, и что нужно поспешать в Америку. Однако же при всем том велит, если время допустит зайти в губу Аниву для обласкания Сахалинцев и обозрения Японцев, присовокупляя к тому, что уже и сие единое принесет ему Хвостову много чести, и напоследок оканчивает сими словами: "Я с моей стороны крайне сожалею, что порт здешний не удобен к перемене вам мачты, и что стечение обстоятельств обязало меня к перемене плана." Могло ли таковое дополнение не привести Хвостова в крайнее недоумение? важная, долго приготовляемая, много стоящая Государственная Экспедиция (ибо Хвостов не мог ее почитать иною), останавливается за худостью мачты в то время, когда посланному наперед Тендеру велено дожидаться его и по соединении с ним приступить к производству предписанных в инструкции действий. Тендер сей будучи обманут в помощи и соединении с Юноною мог пропасть там или быть взят Японцами. Самое дополнение говорит двояко: велит идти в Америку и зайти в Японию; не требует от Хвостова своего исполнения по инструкции, но между тем ободряет его к оному, говоря, что уже и сие единое принести ему много чести: следовательно подразумевает, что дальнейшим исполнением он еще и более ревность свою докажет. Наконец повелевающий разъясняет крайнее сожаление о своем повелении, и дает ясно знать, что бы он сего не сделал, если бы Охотский порт был удобен к перемене мачты.

Все сие Хвостов должен был решить сам собою. Может быть другой на его месте, наблюдая покой свой и безопасность не восхотел бы при таковых обстоятельствах подвергать жизнь свою трудам и неизвестному жребию, имея возможность, в случае неудовольствия от правительства за неисполнение инструкции, оправдаться данным ему дополнением, но Хвостову иначе сие представлялось. Он думал: "Экспедиция не отменена, но только отсрочена. Следовательно не исполнив ныне я должен буду исполнить ее в будущую весну. Между тем неожиданная отсрочка сия делает великую расстройку, и подвергает опасности посланный наперед Тендер. Причиною же сей отсрочки, как ясно в дополнении сказано, есть ненадежность, что я в столь позднее время, с худою мачтою моею, не могу порученного мне дела окончить успешно. По всему явствует, что начальник наш хочет сего, но не ожидает долг мой велит мне превзойти его чаяние." С сими мыслями снимается он с якоря и отплывает в Японию. По прибытии туда не находит там Тендера. Новое препятствие. Но Хвостова оное не останавливает. Он выходит на берег и приступает один к исполнению того, что им общими силами делать предписано, выполняет некоторые по инструкции статьи, берет Японские магазейны, и нагрузясь хлебом, отплывает в Петропавловскую гавань, в чаянии найти там Тендер, и по прибытии туда действительно находит оный. Давыдов принужден был, не дождавшись Юноны, оставить пост свой по причине распространившейся в людях болезни и многих сделавшихся на судне его повреждений, Зима прерывает продолжение их действий. Они препровождают оную в Петропавловске.

На другой год (1807), не дожидаясь даже совершенного очищения моря от льда, они прорубаются сквозь оный, выводят свой суда, и немедленно отправляются докончить начатое предприятие. Приходят в Аниву, исполняют в точности по данной им Инструкции (как потом в путешествии их подробно будет описано), нагружаются знатным количеством хлеба, и по окончании всего отплывают в Охотск, с тем намерением, дабы по отправлении о себе донесений к вышнему Начальству и забрав там от компанейской канторы все, что нужно будет отвезти в Америку на остров Ситку, идти к оному в порт Ново - Архангельск, и тем довершить последнее предписание.

Сим образом по удачном исполнении порученного им дела возвращаются они радостные в Охотск, где думали, ожидает их хвала и благодарность за понесенные ими труды и подвиги. Но их ожидала там совсем иная участь. Резанов не доехав до Петербурга занемог в Красноярске и умер. Бывший тогда начальник Охотского порта (вскоре потом по общим всего края того жалобам смененный), Капитан второго рант Бухарин, возмечтав, что суда сии возвратились наполнены золотом и великими богатствами, под предлогами сомнения о сей Экспедиции, яко бы оная сделана была самовольно, в самом же деле дабы не оставить никого свидетелей привезенным вещам, налагает на суда сии арест, сажает, без всякого от Правительства повеления, Хвостова и Давыдова, как Государственных преступников, под крепкую стражу. Отбирают у них все, даже до одежды и обуви. В продолжение целого месяца, поступают с ними бесчеловечным и зверским образом. Жестокость сия день ото дня более умножается. Хвостов и Давыдов разлученные, стерегомые, не знают об участи друг друга. Они видят, что им определена самая мучительная смерть! то есть, что они в пять или шесть месяцев, покуда не придет из Петербурга повеление о их освобождении, должны будут погибнуть от духоты, нечистоты и голоду. В сих крайних обстоятельствах не оставалось им иного к спасению своему средства, как только единый побег. Но как выбраться из под крепкого заточения и строгого присмотра? Куда идти без пищи, без одежды, без денег? Ближайшее место Якутск, которое отстоит около тысячи верст. Но и в самых недрах зла растет человеколюбие, и невинность находит себе покровительство. Сии два несчастные добрыми поступками своими приобрели от жителей Охотска всеобщую любовь, а самые стражи, приставленные с обнаженными мечами стеречь их, видя незаслуженное ими страдание, почувствовали к ним жалость. Хвостов через стража своего сообщает Давыдову о намерении своем спастись бегством назначив к тому ночь, час и место, где он его ожидать будет. Давыдов с своей стороны уведомляет о согласии на то своих стражей, и что он в ту уже ночь, и в тот же час, надеется быть в назначенном месте. Таким образом в то время, когда в одном из сотоварищей своих видят они неукротимое свирепство, в то самое время в незнакомых им простолюдинах возбуждают такое сострадание, что сии добросердечные люди без всякой для себя корысти соглашаются спасти их, презирая собственную опасность, угрожающую им жестокими за то истязаниями. Невозможно при сем случае не подивиться бесконечной разности сердец человеческих: свет рая, и мрак ада, не столь различны между собою. Хвостов и Давыдов были уже изнурены в силах своих и начали чувствовать болезненные припадки, устрашавшие их, что они окончат жизнь свою в предприемлемом ими трудном пути, но предстоящая им в Охотске неизбежная погибель понудила их из двух зол избрать меньше опасное. Нетерпеливо ожидаемая ночь настает. Они уходят из заточения, оставив для оправдания стражей своих своеручные записки, будто они для усыпления их дали им Опиуму. Сходятся в условленном месте Можно себе представить радость их свидания! Они пускаются немедленно в путь. Щедрая рука некоторых жителей, коим они открылись, снабжает их двумя ружьями и сухарями. Опасаясь погони избирают они путь по лесам. болотам и стремнинам, по которым никогда нога человеческая не ходила. Сначала силы их истощаются, они ослабевают и думают, что какая - нибудь пещера будет их могилою; но рука господня подкрепляет их. Чем далее они идут, тем больше силы их возобновляются. Чистый воздух и сильное движение, после совершенной неподвижности и духоты, которую они в заточении около двух месяцев претерпевали возвращают им прежнее здравие и крепость. Однако же далекий путь, тяжелый труд и недостаток в пище, напоследок приводит их в новое изнурение, так что они, по претерпении многих нужд и бедствий, истомленные голодом, изнемогшие, в разодранном рубище, едва живы приходят в Якутск. Тут прислано уже было из Охотска повеление к городничему задержать их и осмотреть, нет ли с ними золота. Сии примечания достойные слова действительно сказаны были в письме к Городничему. Из сего можно заключить, какую великую над воображением того, кто написал их, слово золото имело силу: оно и там ему мечталось. где людям, едва по не проходимым путям спасшим жизнь свою, кусок сухаря дороже был всех сокровищ. Городничий в следствие сего приказания, задержал их в Якутске. Но вскоре после того Сибирский Генерал - Губернатор, узнав о сем, приказал им быть в Иркутск. Между тем по дошедшим от них в Петербург известиям доложено было Государю ИМПЕРАТОРУ, и через Министра Морских сил послано туда повеление, чтоб их нигде не задерживать. Наконец после четырехлетнего странствования, то есть в 1808 году возвращаются они в Петербург. Но едва успели два или три месяца отдохнуть от долговременных своих трудов, как Главнокомандующий Финляндскою Армиею Его Сиятельство Граф Буксгевден, узнав о возвращении их из Америки и наслышась об отличном их искусстве я храбрости, пишет к Министру Морских сил Чичагову, и требует именно сих двух офицеров к себе, для употребления против неприятеля. Морской Министр спрашивает у них согласия. Американская компания неохотно с ними расстается. Однако ж они, не взирая на тесноту своих обстоятельств, ниже на все претерпенные ими скорби, ответствуют, что они всегда готовы служить Государю и отечеству. Отправляются немедленно в Финляндию, и на третий день по приезде своем туда, посылаются с лодками в море. Отряд сей, бывший под начальством Капитана Селиванова, послан был по некоторым надобностям на один из островов неприятельских. Оный состоял в двадцати лодках и одном парусном судне, из которых пятнадцать передовых лодок поручены были под особенное начальство Хвостова, а остальными пятью распоряжался Давыдов. Известны по реляциям дела Лейтенанта Хвостова. В сражении происходившем Августа 18 числа между островами Судцалом и Ворцеллою, был он главною причиною победы, одержанной над неприятелем, нечаянно с ними встретившимся, и троекратно их сильнейшим, как - то видеть можно из напечатанного о сем сражении донесения, в котором между прочим сказано:

Капитан первого рант Селиванов, отзываясь Главнокомандующему с особенною признательностью о мужестве всего отряда, превосходно свидетельствует о Лейтенанте Хвостове, который оказал пример невероятной неустрашимости, пренебрегая сыплющимся градом картечи, и не взирая, что четыре шлюпки под ним потоплены и из 6-ти гребцов остался только один, он шел вперед и поражал неприятеля; а равным образом и сухопутные начальники отзывались Главнокомандующему о его мужестве. Все нижние чины его превозносят, и вообще, где он только появлялся, храбрость оживотворялась.

Известно, что когда Главнокомандующий услышал пальбу, и узнал через то о приближении превосходного в силах неприятеля, которого не полагали там близким, то он не ожидал спасения ни одной из наших лодок; и когда отряд сей возвратился цел и Хвостов приехал с донесением о победе, тогда удовольствие его было так велико, что он проходя в сие время мимо гауптвахты, отдавшей ему честь, сказал не мне, не мне  -  победителю, и указал на Хвостова. Подробное описание и рассказы бывших в сем деле сухопутных начальников о мужественных подвигах сего Офицера, казалось превосходили вероятность, так что и главнокомандующий восхотел узнать то от нижних чинов, и нарочно для сего пошел на берег где лодки стояли. Он спросил у матросов и солдат  -  скажите робята, кто был главною причиною победы? Все в один голос закричали. Хвостов. Сие то самое изъявляют к реляции слова: Все нижние чины его превозносят. Можно сказать, что рука провидения спасала его в сем сражении: четыре раза неприятель ядрами и картечами раздроблял под ним судно каждый раз погружая его в воду, и четыре раза возникал он из глубины моря, не теряя нимало присутствия духа, по всюду разъезжая впереди распоряжаясь, ободряя людей, и повелевая следовать за собою. Когда первая лодка под ним разбита была, и он вытащенный из воды сел на другую, тогда первое его слово было  -  вперед! и когда ударившее в нос сей второй лодки ядро сделало в ней пробоину и убило несколько человек, так что люди в смятении, видя, что в лодку льется вода, и не найдя в сырости чем заткнуть пробоину, хотели поворотить назад, то он скинув с себя мундир, велел заткнуть им оную и закричал - греби вперед! Подобные сему храбрые дела привлекли к нему общее от всех уважение. Хотя он не был ранен, однако ж чувствовал по всему телу своему следствия бывших с ним приключений. Главнокомандующий для отдохновения его позволил ему жить на своей яхте; но он не долго на ней покоился. Вскоре отправляются они с Давыдовым к Вице - Адмиралу Мясоедову, которой в другой части моря начальствовал над порученными ему гребными и парусными судами. Там кроме разных, сопряженных с трудами и опасностью посылок, были они победителями в двух сражениях, происходивших одно Сентября 6 у острова Пальво, другое Сентября 19 у острова Тевсало. Хвостову поручены были довольно важные силы, с которыми везде, оказывая редкую расторопность, искусство в распоряжениях и неустрашимость, поражал он превосходного числом неприятеля, о чем Вице - Адмирал Мясоедов в донесениях своих с величайшею похвалою свидетельствует. Давыдов всегда был вместе с Хвостовым, ранен легко в ногу, также являл везде отличное мужество, и весьма похваляем. По окончании кампании в наступившую зиму Главнокомандующий, желая вознаградить их за понесенные ими труды и подвиги, причислил их к свите своей и велел им ехать в Петербург, с тем, что в они до востребования оных впредь оставались там для поправления своего здоровья, Судьба возвышению и счастью их везде поставляла преграды.......................

Напоследок Октября 4 дня (1809 года) приезжает сюда вышеупомянутый соединенных Штатов Америки Корабельщик Вульф, с которым они в бытность спою на Острове Ситке ходили вместе в Калифорнию и были с ним весьма дружны. Корабельщик сей вместе с бывшим там же Профессором Лангсдорфом, который также был с ними дружен, отыскивают их, и как сему корабельщику на другой же день надлежало ехать в Кронштат для отплытия на судне своем обратно в Америку, того ради условились они сей вечер проводить у Лангсдорфа, жившего на Васильевском острове. Были там, и опоздав несколько приезжают в два часа ночи к Исакиевскому мосту, который в сие время уже разведен был. Имея некую надобность быть рано поутру дома, они поспешали перейти на ту сторону. Тогда (по рассказам о сем обстоятельстве) проходила сквозь мост барка. Им показалось, что они успеют соскочить с одного края моста на барку, и потом с барки выскочить опять на другой край моста. Но в сем покушении их неизвестно каким образом оборвались, оба вдруг упали в воду и оба потонули, Темнота ночи, быстрое под мостом течение, и крепкий ветер, способствовали Неве погрести их в недрах своих.

Таков был конец сих двух, сколько отличных и достойных, столько же и несчастных мореплавателей! Тела их не отысканы. умолчим о сожалении друзей, горести бедных родителей их: ни какое перо изобразить того не может.

По кратком описании жизни их должен я теперь сказать, в каком состоянии осталось сие издаваемое ныне в свет путешествие их. Давыдов, по возвращении своем из Финляндии, жил у меня в доме. Прочитывая некоторые из черных записок его и шуточных писем, которые в бытность свою в Америке, из разных мест в разные времена писал он к своим приятелям, находил я в них многие хорошие места и любопытственные примечания: чего ради стал ему советовать, чтобы он все сие привел в порядочное и последственное описание двукратного своего в Америку путешествия. Но он отговаривался тем, что все нужные для сего бумаги, как то описи, рисунки, чертежи, карты и проч., отобраны у них в Охотске, и без сомнения вместе с всеми их вещами пропали. Однако ж я настоял, чтоб он по крайней мере из тех черных бумаг, которые у него остались, припамятывая то, чего недостает в них, попытался составить описание. Он отговаривался еще не имением к тому времени; ибо по службе занимался должностью и назначен к отправлению в Кронштат. Я исходатайствовал ему позволение остаться здесь и беспрепятственно упражняться в сем сочинении. Когда первое путешествие до половины было написано, тогда рассматривая тетради его и находя их достойными издания в свет, представил я Министру о напечатании оных от Адмиралтейского Департамента. Министр согласился на сие и дал Департаменту предложение о рассмотрении их в ученом собрании Собрание одобрило, и Департамент велел печатать. Между тем Давыдов продолжал, и первое путешествие окончил, но второго еще не начал. Смерть пресекла упражнение его в то время, когда еще первого путешествия не более восьми листов было напечатано. Второе путешествие их осталось в черных записках и письмах к приятелям, в таком виде, что проведение оных в упорядоченное и последственное повествование требует не малого соображения, времени и труда. Я храню их у себя, и надеюсь (насколько можно будет сделать то без самого путешествователя) со временем привести их в такое состояние, в котором могут они быть изданы в свет. Главное существо сего путешествия состоит в записках его; что же принадлежит до писем к приятелям, оные не с тем писаны были, чтоб их печатать. Они наполнены разными подробностями и шутками, какие с одними короткими людьми говорятся; однако ж есть в них весьма много острого и забавного.

Наконец, думаю, читатель не поставит в излишнее присовокупление, когда я, для сохранения памяти о сих двух весьма известных мне мореплавателях, чистосердечно опишу здесь нравы их и свойства:

Хвостов соединял в душе своей две противности: кротость агнца и пылкость льва. Дома он был самый почтительнейший сын к отцу и матери, не отстававший от них ни на минуту во время их огорчения или болезни, и готовый всем для них жертвовать. К родным и друзьям своим имел чрезвычайную привязанность. Он рад был умереть за друга, хотя бы тот и не ответствовал ему равными чувствами, но которого он единожды полюбил и с ним свыкся. В беседах с приятелями любил разговаривать и спорит, но при всем том был смирен до крайности, так что переносил иногда обидные слова разгорячившихся в споре, и никогда за то не вступался. Однако все знали его неустрашимость, и самые сильные и отважнейшие из сотоварищей его, столь страшные для других, хотя и чувствовали превосходство сил своих пред ним (ибо он был среднего роста и посредственной силы), но при малейшем в нем воспалении гнева, уступая твердости духа его и ничем неустрашимой храбрости, не смели его раздражать. К начальникам и высшим себя был он почтителен и покорен; однако же, где должно было, говаривал без дерзости, но благородно и смело. Ко всем посторонним был чрезвычайно услужлив, к бедным же и нуждающимся так жалостлив, что часто последнее, что у себя имел, отдавал им. Таков был он дома и в обществах; но на поприще трудов, или на поле брани, где общая польза налагала на него долг жертвовать собою, или слава обещала его украсить лаврами, там душа его возгоралась таким пламенем, которого ничто не могло погасить Чем больше предстояло препятствий, тем больше рождалось в нем рвения к преодолению оных, и чем страшнее возрастала опасность, тем дерзностнее шел он против нее. С храбростью его одна только скромность могла равняться никто не слыхал, что в он когда похвастал, или бы заговорил о своих подвигах. Охотно превозносил дела других, во о своих всегда молчал. Никакие по службе огорчения не в состоянии были отвратить его от оной, или погасить в нем ревность Отважные предприятия, странствования по краям света, военные действия, были пищею его души. Там он блистал, как некое светило, между тем как в обыкновенной жизни был обыкновенный человек. Но при всей пылкости своей и бранном духе имел мягкое и чувствительное сердце -  Очевидные свидетели рассказывали о нем следующее: в сражении при острове Тевсало отряжен он был с некоторым числом лодок для встречи идущего на них неприятеля. Уже они сближались и были один от другого не далее, как на два пушечных выстрела. Он с обыкновенною бодростью, какую всегда привыкли в нем видеть распоряжался и приготовлялся к бою. В самое сие время привозят к нему от матери письмо, в котором она умоляет его помнить о ней и беречь жизнь свою Он - читает письмо и плачет. Бывшие на лодке с ним люди, увидев его в сем состоянии удивились и оробели. Но они не долго видели над ним сие торжество природы, сие умиление и слезы: первая неприятельская пушка возвращает ему весь прежний огонь: кров в нем закипела, глаза его засверкали, голос возвысился, и во все время сражения был он всегда там, где брань больше свирепствовала. Также один из служивших с ним подчиненных его рассказывал мне, что в покоренных оружием местах, главное попечение его было наблюдать, чтоб жители того края не потерпели каких обид и насилий от победителей. Случалось, что ночью, или из довольно отдаленных мест, присылали к нему просить о защите, и он никогда не ленился сам ходить туда, дабы разобрать жалобы и сделать справедливое удовлетворение. Он умер на тридцать четвертом году от рождения своего, то есть далеко не достигнув еще тех лет, в которых Куки и Нельсоны приобрели бессмертную славу. Какая великая надежда в нем погибла!

Давыдов (Гаврило Иванович), сочинитель сего путешествия, воспитан в Морском Кадетском Корпусе, и в 1798 году произведен в офицеры Он в самой юности отличался не только особенною остротою, но и чрезвычайным прилежанием; приобрел немалые знания в математических и словесных науках, почему из представленных в том году к производству в Офицеры пятидесяти или шестидесяти человек найден по достоинству первым. Он был довольно высокого роста строен телом, хорош лицом, и приятен в обхождении. Предприимчив, решителен и смел. Нравом вспыльчивее и горячее Хвостова, но уступал ему в твердости и мужестве. Он одарен был живостью воображения и здравым рассудком, имел острый и примечательный ум; много читал, любил увеселения, беседы и общества, однако же охотно оставлял их для понесения трудов и подвигов, не устранялся от забав и гуляний, однако же находил время упражняться и писать дельное и шуточное. Читатель может из сего сочиненного им путешествия судить о сведениях его и дарованиях в словесности. Он был четырьмя или пятью годами моложе Хвостова Знакомство и связь их утвердились с того времени, как они в первый раз поехали в Америку. Давыдов в первое путешествие по выезде из Петербурга писал к своим приятелям.

Когда после прощального ужина мы расстались, вы возвратились домой, а мы поехали Бог знает куда и Бог знает покуда, признаюсь, что как мы двое очутились в кибитке, я рыдал и утопал в горестных мыслях. В самое то время взглянул я на Николая (так всегда называл он Хвостова), и увидев, что он старается скрыть свой чувствования, может быть для того, что в меня больше не растревожить, я пожал у него руку и сказал - у нас теперь осталась одна надежда друг на друга. Тут поклялись мы в вечной дружбе. После сего я сделался гораздо спокойнее, и мы доехали молча до Ижоры.

С сего времени никогда уже они не разлучались, и самую смерть вкусили вместе. Печальный конец их оплакан был, следующими стихами.

Уж ночь осенняя спустила
На землю мрачный свой покров,
И тихая луна сокрыла
Свой  бледный свет средь облаков,
Лишь ветер печально завывая
Глубокой  тишине мешал,
И черны  тучи  надвигая
Ночные мраки умножал.
В сон сладкий  твари   погрузились,
Умолкли смертных голоса,
Унылы звоны повторились,
На башнях било два  часа.
В сии минуты,  что покою
Природа отдала на часть,
Невинным, строгою судьбою,
Сплеталась лютая напасть.
Сбирался   гром над головами
России  верных двух сынов,
Идут поспешными стопами
К реке Давыдов и Хвостов. - 
Тут  рок мгновенно  разделяет
Мост  Невский  на двое  для них:
Отважный дух препятств не знает:
Могло ли устрашить то их?
Моря, пучины преплывая,
Ни пуль,  ни ядер не  боясь,
Опасность, бедства презирая,
Неустрашимостью гордясь,
Идут.....и обретя   препону
Нечаянну в своем пути,
Внимая храбрости закону,
Стремятся далее идти.
Сокрытым роком не смущаясь
Хотят препятство отвратить,
Руками  крепко съединяясь,
Пространство мнят  перескочить.
Но  что? о  бедствие ужасно!
Могу ль его изобразить?
Стремленье  было их  напрасно,
Нельзя предела применить:
Обманутые темнотою
И крепостью сил своих,
Под Невской  погреблись волною.
Увы!  не  стало  в свете  их.
Нева!  о гроб друзей   несчастных!
Их жизни сделав злой конец,
Причина слез  и   мук всечасных,
О них тоскующих сердец,
Отдай  скорей  остаток бренный,
Что скрыт в пучине вод  твоих,
Отдай  родителям священный
Предмет всеместной  скорби  их.
А вы!  судьбы завистной жертвы! !
Герой храбрые в боях!
Хотя бесчувственны и мертвы,
Но живы в мыслях  и  сердцах;
Утехи   бедствие делили,
Вы меж собой по  всякий час,
В сей жизни  неразлучны были,
Смерть не разлучила вас.

Анна Волкова.

На тот же случай

Два храбрых воина, два быстрые орла
Которых  в юности  созрели уж дела,
которыми   враги   средь Финских вод попраны,
Которых мужеству дивились Океаны,
Переходя    через   мост  в Неве  кончают век.
О странная судьба  о бренный  человек!
Чего  не  отняли  ни степи,   ни пучины,
Ни гор крутых верхи, ни страшные стремнины,
Ни    звери   лютые,   ни сам свирепый враг.
То отнял все один.....неосторожный шаг!

А. Ш.

Глава I
Вступление мое в Российско-Американскую компанию. Отъезд из Петербурга. Прибытие в Охотск.

Приступая к описанию путешествия моего, почитаю за нужное предуведомить читателя как о состоянии: моем, так и о причинах, побудивших меня к сему предприятию. В 1795-м году определен я в Морской Кадетский Корпус, в коем пробыл три года, быв между тем послан в Англию и имел случай видеть Данию и Швецию. В 798-м году произведен в Офицеры и оставлен в том же Корпусе, а в 799-м был послан на флот, отвозившем десант в Голландию и зимовал в Эдинбурге. В 1801-м году перешел из Корпуса во флот и жил в Петербурге.

1802 год. Апрель.

В один день, как я с месяц уже Апрель был болен, приходит ко мне Лейтенант Хвостов и сказывает, что он отправляется в Америку. На вопрос мой, каким образом сие случилось, узнал я от него, что он вступил в Российско-Американскую кампанию, удостоенную Высочайшего ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА покровительства, должен был ехать через всю Сибирь до Охотска, сесть там на судно кампании и отплыть в Американские её заведения. Он уведомил меня также, что если и другой кто пожелает предпринять сие путешествие, то кампания охотно его примет. Сей случай возобновил всегдашнюю страсть мою к путешествиям, так что я в туже минуту решился ехать в Америку, и тот же час пошел объявить мое желание Господину Резанову, бывшему главным участником в делах кампания. Дело сие не трудно было сладить. По Именному ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА указу позволено было морским Офицерам, кто пожелает, не выходя из флотской службы и получая половинное жалованье, вступать в Российско-Американскую кампанию. Со стороны же Господина Резанова и Директоров кампании соглашение в рассуждении условии, не имело никаких затруднений; ибо главное наше требование состояло в том, чтоб скорее быть отправленным. Желание видеть столь отдаленные края, побывать на морях и в странах мало известных и редко посещаемых, не позволяло нам много размышлять о собственных своих выгодах.

Приготовив таким образом самые нужные только вещи к путешествию, долженствующему быть столь продолжительным, в 11-ть часов ночи выехали мы из Петербурга, в провожании всех своих приятелей. За рогаткою простились с ними; сели на перекладную телегу, ударили по лошадям и поскакали....в Америку. Я не могу точно описать тогдашнего беспорядка мыслей моих. Покуда суетливость и сборы в дорогу занимали меня, по тех пор приятная о путешествии мысль казалось ни чем другим не была разрушаема но когда остались мы двое в кибитке, когда наступившее молчание не препятствовало предаваться различным мыслям, и стремление колес напоминало нам, что и путь сей уже начался; тогда сердце мое стеснилось, радости исчезли, и в душе моей происходили сильные волнения. С одной стороны меня огорчало, что я прощаюсь с друзьями своими, прощаюсь на весьма долгое может быть время, иду туда, где лишен буду всех удовольствий и удобств жизни, иду не сказавшись родным, кои конечно огорчены будут сим моим предприятием - тысяча других сим подобных мыслей расстраивали мою голову и удручали сердце мое печалью. С другой стороны воображение совершить столь далекий путь, увидеть много не обыкновенных вещей, побывать в местах, в которых редкому быть случится; приобрести новые познания и может быть сделать себе в мореплавателях некоторое имя все сие возбуждало во мне любопытство и льстило моему честолюбию. Я уже наперед представлял себе то чрезвычайное удовольствие, когда по окончании столь трудного путешествия возвращусь назад, увижу Апрель, опять родных своих, друзей, и буду рассказывать им случившиеся со мною приключения, как проводил я время, и как странствовал по безвестным морям и остовам, обитая с дикими людьми и зверями. Пройденные труды вспоминаются с приятностью. Я был уверен, что после всех претерпений, удовольствия сделаются живее, что все будет играть в глазах моих, словом сказал: я думал, что после сего путешествия потекут для меня дни златого века, и печали ни когда не помрачат уже моего счастья. Сии мечтания по переменно наполняли мою голову, так что я иногда смеялся, иногда плакал, и в таком состоянии духа до ехал до Ижоры. .

Читателю может быть покажется странным таковое вступление к путешествию, но я надеюсь получить извинение, когда скажу, что мне было 18 лет, что я начинал только жить в свете, и что круг знакомства моего был весьма тесный. Любовь к родным и привязанность к друзьям, составляли единственное блаженство души моей. И так разлучаясь с ними казалось мне, что я разлучаюсь с целым светом, ибо что для нас миллионы не знакомых? Сильное душевное возмущение не скоро успокаивается. Время укрощает его постепенно.

Из Тосны поехал я в том же расположении, то есть с глубоким молчанием, бродящими мыслями и тайными в груди воздыханиями. Товарищ мой был в таком же состоянии. Голова его так наполнена была Америкою, что он однажды вдруг вскочил и спросил у меня: что это за чудная птица? Погоди, сказал я, мы еще не в Америке. Пролетевшая мимо нас птица есть не иное что, как простая Русская ворона. Сей случай подал нам повод в первый раз рассмеяться, и прервал на некоторое время наше молчание. В Тосне поломалась кибитка в которой лежали инструменты и разные вещи: покуда ее чинили, я хотел нечто написать к моим приятелям; но вчерашние мои чувствования возобновились и я снова стал печален.

Так как до Москвы, должны мы были ехать на перекладных телегах, набитых доверху, то трое суток, проведенные в дороге до Твери, весьма худо спали, и для того принуждены были остановиться на несколько часов в сем городе.

24-го вечером приехали в Москву, где купили кибитки и пробыли четверо суток. Мы расстались здесь с товарищем моим, условясь съехаться в Казани. Он отправился прямо, а я поехал в деревню проститься с родными, для чего должно было сделать около пятисот пятидесяти верст лишних, противу прямой дороги на Казань. Родители мои чрезвычайно удивились нечаянному моему приезду и можно посудить, что они не обрадовались услышав о предпринятом много путешествию. Однако нечего было делать, как благословит меня со слезами.

Отсюда ехал я уже весьма скоро, не помышляя ни где останавливаться, и как будто рушил последнюю связь мою с сим миром.

1802 год. Май.

12-го Мая приехал я в Казань, где уже товарищ мой меня дожидался. Казанская и Пермская губерния весьма изобилуют лесами. В некоторых местах много оных выгорело, и в самый проезд мой видел я в одном месте весь лес совершенно занявшийся и горящий, а в других погасший уже и только дымящийся. Сии пожары делаются от раскладывания проезжими и поселянами нужных им для варения себе пищи огней, которые при отъезде с места надлежало бы всегда потушить. Но как сие погашение огня сопряжено с некоторыми затруднениями там, где близко нет воды, а притом и великое количество лесов удаляет всегда мысль о надобности сохранять оные; того ради, не взирая на запрещение со стороны начальства, таковые часто оставляемые без потушения огни нередко причиняют великое истребление лесам. Мне кажется лучшее средство для отвращения столь вредных неосторожностей было бы поучить разумным священникам в сказываемых ими проповедях толковать прихожанам своим о таком зле, которое они потому только делают, что не умеют представить себе всей важности и вредоносных следствия оного, как для собственных своих, так и для государственных польз.

Первый город за Казанью Оханск, стоящий на реке Каме, через которую переправились мы на пароме. В сем городе нет каменного строения, исключая одного не большего казенного места; однако же он выстроен правильно и чистота в нем приметнее, нежели во многих других уездных городах.

18-го поутру приехали в город Пермь. Оный выстроен весьма правильно и хорошо, везде видна чистота, каменных строении в нем мало, но некоторые начинают строиться и в том числе гостиный двор. Многие из здешних Дворян весьма богаты, ибо имеют железные заводы, почему можно надеяться, что со временем город сей сделается несравненно лучшим.

Первый город за Пермью, называемый Кунгур, лежит при двух довольно больших реках Силле и Прене.

В нем есть несколько каменных строений и Церквей. Высочайшие горы Уральского хребта, находятся между Ачинскою и Кленовскою станциями; они однако же далеко уступают, высоте гор станового хребта.

21-го вечером проехали город Екатеринбург, славный своими заводами, ломкою в окрестностях мрамора и изобилием разных родов цветных каменьев. В нем много каменных строений и три или четыре такие же церкви, прекрасного зодчества. Мрамор отправляемый из Екатеринбурга, возят лошадьми до пристани на реке Чюссовой, отколе уже отправляют водою.

Коль скоро кто въедет в Екатеринбург, то к нему явится множество людей с разными отшлифованными каменьями, с перстеньками и другими безделицами здешней работы. Все сие конечно очень дешево продается, но зато ничего нет отменно хорошего.

Я слышал здесь, что на казенном завод, изо ста пуд золотой руды, выходит от 4-х до 6-ти золотников чистого золота.

В 28-и верстах от Екатеринбурга, дорога в Иркутск разделяется на две: одна идет через город Ишим, а другая через Тобольск; мы взяли первую, ибо оная короче 250- ю верстами.

В 200 верстах от Екатеринбурга находится город Шадринск, лежащий при реке Исети, которая разделяясь в сем месте на разные рукава, делает много островов.

Чем далее ехали по Сибири, тем более примечали уменьшение населения; хотя места сии могут имеет несравненно большее. Земля почти всюду прекрасна и плодоносна; проехав Уральские горы местоположение становится по большей части ровное, особливо по Барабинской степи, которая хотя называется сим именем, однако не есть собственно степь; но представляет всюду приятные перемены в видах, происходящие от множества березовых рощ, рассеянных по всему пространству сей обширной равнины. Не доезжая Барабинской степи и проехав оную, находит по всюду прекраснейшие лиственничные и сосновые леса, так и некоторые других родов деревья.

Вся Сибирь, особенно Барабинская степь, отменно изобилует дичью; ибо по оной чрезвычайно много озер и болот. Уток можно стрелять, не выходя даже из кибитки. Сверх сего там водятся гуси, журавли, лебеди, тетерева и иные роды птиц. Жители Барабинской степи шьют большие одеяла из кож, содранных с голов селезней, и продают их весьма дешево.

Избыточество и доброта трав на Барабинской степи делают то, что лошади таи скоро размножаются и продаются весьма дешево; но неимение текучих вод, производит частые скотские падежи, при отвращении коих, жители могли бы весьма разбогатеть. От сей же думаю причины, появляются, иногда прилипчивые болезни и между людьми. На всем пространстве Барабинской степи, протекает одна только река Омь, при коей лежит город Каинск, похожий более на деревню.

Летом на степи сей такое множество Оводов, что они заедают иногда лошадей до смерти; мошки же невероятно сколько, так что крестьяне всегда носят волосяные сетки на лице пашут по ночам только, и беспрестанно имеют курева в домах своих, дабы густой дым не позволял в оные мошке набиваться.

В одной деревне рассказывали нам, не давно случившееся печальное приключение. Купец с поверенным проезжали здесь на почтовых лошадях и последний обыкновенно весьма усердно поил и купца и ямщика. В одну ночь, как он напоил их чрезвычайно много, вздумал исполнить злодейское свое намерение. Он бил обухом купца и ямщика до того, что считая их умершими, приехал на станцию где сказал, что напавшие на них разбойники убили двух его товарищей и просил, чтобы с сей станции везли его куда хотят, в Петербург или в Иркутск. Слова его показались подозрительными, почему и был он задержан. через двое суток ямщик и купец опомнились; но первый не доходя станции умер, а второй прийдя на оную говорил, что они были биты разбойниками; но весьма удивился увидев свою кибитку и товарища, коего почитал уже мертвым. Тогда сей поверенный признался в своем злодеянии, а купец через два дня умер.

1802 год. Июнь

1 Июня. Поутру приехали в Томск. Сей день был праздник, почему никто не хотел чинить повозок и мы к крайнему неудовольствию долженствовали прожить тут более нежели ожидали.

Томск довольно велик, улицы не слишком чисты и порядочных строений мало. В нем гари каменных дома. Город сей есть одно из важнейших торговых мест Сибири, и населен довольным числом купцов. Он лежит при реке Томь, изобилующей рыбою, между разными родами коей ловятся изрядные стерляди. Но лучшие и крупнейшие из них почитаются здесь Нарымские. Мне случалось видеть некоторые из оных более пуда весом, а сказывают, что ловят иногда в Нарыме еще и сих гораздо более.

Через Томск протекает маленькая речка Ушайка. В городе сем 2400 домов и с небольшим 5000 жителей. от сего несоразмерного числа людей и домов, многие из оных стоят пустые.

Починив кибитки отправились мы из Томска далее. Близ бывшего города Ачинска должно переправиться на паром через реку Чулым, впадающую в Обь. От оной начинаются высокие места и горы, покрытые лиственницею и березою; так же чрезвычайно дурная дорога Семь верст не доезжая Черной реки, находится высокая гора называемая Лиственничною.

От станции Черной реки, до малого Кемчуга, то есть на расстоянии 73-х верст, дорога идет через горы и болота, где такое множество больших и малых мостов, что почти беспрестанно проезжает по оным.

Июня 7-го проехали город Красноярск, находящийся в 550 верстах от Томска. На месте, где выстроен город сей, до 1621- го года обитали Качские Татары, но когда Ермак открыл путь к завоеванию Сибири, тогда Казаки странствующие по неизвестным для них местам, построили здесь зимовье, где укрывались от стужи и от набегов варварских народов, бывших доселе обладателями сей земли. Потом Тобольское Правление признав сие место выгодным, отправило Атамана Дубенскас 300 казаков, кои в 1628-м году и положили основание городу названному Красноярск, от находящегося тут Красного Яру, или берет из красной глины.

Местоположение сего города прекрасно он расположен на пространной равнине. С одной стороны протекает быстрый Енисей, которого ширина здесь около 2-х верст, а с другой река Кача: они соединяясь по конец города представляют злачные виды. На противоположных берегах рек, возвышаются горы окружающие почти весь город в ущельях и на вершинах оных снег почти ни когда не сходит.

Красноярский уезд весьма изобилен хлебом и произращает много целебных трав и кореньев; а ревень, как сказывают, едва ли уступает Китайскому. Но все сии удобства и красоты местоположения не могут, по причине жестокости климата, приносить много удовольствия, ибо зимою бывают великие стужи, а летом с июня месяца почти вдруг начинаются жары, и с ними появляются тучи мошек, от коих нельзя выходить из дому без сетки на лице. Жители здешние чрезвычайно хвалят климат мест, лежащих около 500 верст вверх по Енисею, где живут ныне Татары.

С небольшим в 500 верстах от Красноярска по большой дороге находится город Нижнеудинск, на берегу реки Уды. В нем 40 домов и около 200 человек жителей, да в принадлежащей к оному слободе, построенной на другой стороне реки, считается до 500 душ.

Не доезжая около 70 верст до Иркутска, не много в стороне, устроен при реке Ангаре соляной завод. Река разделяясь в сем месте на разные рукава, делает многие острова, на одном из коих две Соловарни, на другом две же, да две на берегу Ангары. Июнь. лучшие соляные ключи на островах: они приметны и в самой реке по белому цвету, но только не изо всех берется соль Соловарня дает в сутки от 100 до 150 пуд соли, а весь завод в год не более 100,000 пуд; ибо соловарни не могут работать беспрестанно, но потребно довольно времени для остужения вываренной соли и чищения цыренов, то есть больших четвероугольных ящиков, составленных из толстого листового железа, в коих соль варится, от которой всегда остается род нагару или черепка, пристающего твердо ко дну цыренов. Нагар сей очищается обыкновенно через 20 дней, тогда же чинят и цырены.

На заводе работают ссыльные, поселенные в сем месте домами. Их более двухсот человек и каждый получает по десяти копеек в день, выключая соловаров и дровосеков, которым дают не многим более. Все сии люди приметно нездоровы, может быть от жару при коем беспрестанно работают; ибо огонь под цыренами продолжается целые сутки, после чего уже дают соли устаиваться и когда простынет, то вынимают оную. Соль сверху всегда бывает чернее.

17-го Июня в 9 часов утра, переправившись через реки Иркуту и Ангару на пароме, приехали мы в город Иркутск, который может назваться главным в Сибири. Ибо по заключении с Китайцами: Кяхтинского торга оный знатно увеличивается; Тобольск же перестав быть средоточием торговли между России, Китая и Сибири, по мере того упадает. Иркутск заключает в себе около 3000 домов и 35000 жителей, в том числе много купцов, из которых иные весьма богаты и производят обширные торги. Все Китайские товары, вся мягкая рухлядь привозимая из восточной Сибири, Камчатки и Америки, и все иностранные и Российские товары, идущие в Кяхту, восточную Сибирь, Камчатку и Америку проходят неминуемо через Иркутск, что доставляет большие сему городу выгоды. Купечество Иркутское предприимчиво, сведуще в отправляемых им торговых делах и производит оные лучшим образом, нежели иногороднее Российское купечество. Приехав сюда тотчас приметит разницу между Российскими и Сибирскими купцами: ибо последние никогда не торгуются. Можно сказать вообще о жителях Сибири, что хотя большая часть из них происходит от ссыльных и посланных на поселение, но давно обжившиеся здесь крестьяне, ни мало не похожи на прадедов своих. Крестьяне Сибирские, особенно Тобольской губернии, вообще очень зажиточны, честны и гостеприимны, они даже более просвещены, нежели Российские.

Город Иркутск стоит на берегу реки Ангары, выходящей из озера Байкала и текущей с великою быстротою: воды её чрезвычайно холодны. Против самого города впадает в Ангару река Иркута. Местоположение Иркутска, выстроенного на равнине, довольно хорошо; ибо горы окружающие оный и две реки, производят весьма приятную перемену в видах. Иркутск начинает украшаться многими изрядными зданиями и несмотря на отдаление от столицы, со временем должен быть еще важнее для России.

Поспешая в путь мы пробыли в сем городе как можно меньше, и отправились из оного 22-го Июня, рано поутру. Население вокруг Иркутска очень велико, ибо земля хлебородна во всем уезде сего имени. Между городом и рекою Леною лежит Бурятская степь, получившая наименование свое от населяющих оную Бурятов, или просто называемых здесь Братскими.

Буряты происходят от Мунгалов, и сходствуют с ними в языке и обычаях. Некоторые из них крещены, но большая часть остались в прежнем идолопоклонстве. Сии более боятся дьяволов нежели почитают Бога, и от того стараются умилостивить первых принесением жертв, состоящих в вывешивании заколотых собак и овец. Шаманы или колдуны Бурятские имеют великую доверенность от народа, который думая, что они знаются с дьяволами, во всяком случае призывает их на совет. Шаман обыкновенно, для выгод своих, начинает жертвоприношением, говорит, что для укрощения дьявола подчивал его мясом и вином. При переходе Бурята в новый дом, Шаман обыкновенно дает ему два положенные в мешок изображения чистого и нечистого духа.

Буряты живут чрёзвычайно не опрятно, всегда выпачканы в сале и копоти от дыму; даже едят в одном корыте с собаками. - Однако же все они богаты; ибо пространство занимаемых ими земель позволяет разводить им много лошадей, рогатого скота и овец. Хлебопашеством они не столько занимаются как Российские крестьяне.

Лицо у Бурятов неприятно: смуглый по природе цвет оного становится еще более таковым частью от неопрятства их, частью же от всегдашнего почти пребывания на открытом воздухе и частого сидения у огня. Волосы у них черные, щеки впалые, бородка книзу острая, как у Готтентотов, и вообще есть что-то в лице отвратительное и зверское. Платье Бурятов совершенно особенное, притом все они носят длинные плетеные косы, на концы коих многие надевают янтарь и разного цвета стеклярус.

Буряты привычны к верховой езде и приучают к тому детей с самого ребячества. Младенцы их по большей части сосут кусок жиру вместо рожка. От сего, или от иной причины, дети их отменно смешны; ибо так полны и нескладны, что кажутся налитыми салом.

В 236-ти верстах от Иркутска, находится на реке Лене Качугская пристань. От оной обыкновенно все товары и нужные тяжести, идущие в Якутск, Охотск и дальнейшие места, отправляются по реке Лене на барках, павозках (род полубарок) и дощениках (особый род речных судов с мачтою); а проезжие налегке отплывают на лодках.

Для нас был приготовлен павозок в 28 фут длины, покрытый сосновою корою. Едущие на почтовых берут обыкновенно подорожную на некоторое число лошадей; а вместо оных, плывут по Лене, получают на станциях равное тому число людей, кои гребут от одной станции до другой. В Сибири станции называются станками; а по реке Лене заимками.

Лена в вершине своей и около Качугской пристани довольно мелка, так что большие барки отплывают обыкновенно со вскрытием реки сей, когда вода в ней от тающих снегов очень еще высока. Идущие же вверх суда не всегда доходят до сей пристани, а в осеннее время и никогда дойти не могут. Барки обыкновенно продаются в Якутске на дрова ж другие потребности, а товары, идущие оттуда, отправляются на дощениках.

Крестьяне Иркутские много отличны от жителей Тобольской губернии; ибо сии последние давно поселены и суть то, что в Сибири называют старожилами, кои все зажиточны. В Иркутской же губернии селят беспрестанно вновь, даже из ссыльных. Большая часть из сих новых поселенцев без жен, они от лени или развращенности ничего не работают, и служат только отягощением тем деревням, к коим причислены. Летом производят они грабежи и разбои, против коих меры, принимаемые земской полициею, не всегда бывают достаточны.

Прежде я не мог воображать о Сибири без ужаса; но перед отправлением моим в Америку слышал об оной столько отменно хорошего от людей там бывавших, что поистине можно было усомниться в истине сих похвал. Правда, в Тобольской губернии приметно совершенное изобилие; но в Иркутской совсем иное. Неурожай хлеба, пригон знатного числа посельщиков (из коих многие на дороге перемерли) и другие причины произвели нынешний год неслыханную дороговизну хлеба в Иркутской губернии. Пуд ржаной муки от 20-ти до 30-ти копеек возвысился до двух с половиною и трех рублей, в иных местах, особливо в городах, нельзя было ничего съестного достать. В Нижне-Удинске, если бы не пригласил нас обедать, Городничий, Г-н Алексеев, (которым никто не может довольно нахвалиться: жители, по причине доброты его и праводушия; а проезжие, по его гостеприимству, наиболее приятному в столь отдаленном месте), то не скоро бы нашли мы купить хлеба, и может быть должны бы были выехать голодные.

28-го Июня в 2 часа пополудни, перебравшись на павозок отвалили мы от Качугской пристани. На 16-й версте в правой стороне стоит на берегу природный каменный весьма прямой столб. Буряты думали, что тут их бог живет; почему часто приходили к оному для исполнения некоторых суеверных обрядов; но как Русские стали селится около сих мест, то Буряты вздумали, что бог их перешел из сего жилища и скрылся далеко в горы.

По обеим берегам Лены рассыпаны селения, в двух, трех, или вообще в малом числе изб состоящие.

От Кагуса до Берхоленской волости, прямою дорогою 30 верст, но водою будет около 50-ти отсюда до Опушкина 24 версты.

Во многих губерниях примечается нечто особенное в наречии языка, а здесь еще более: многие слова и выражения так переиначены, что иных выговорить непристойно, а других нельзя узнать, как например: вместо кричи, говорят реви. Вместо табаку понюхать: крошки ширкнуть в нос. Вместо да: но. Вместо порох: серная крупа. Вместо греби дружней - водом. Вместо ветер благополучный: понос есть, и проч.

От Опушкина до Коркинского 16 верст

до Пираговского [Разумеется всегда от последней упомянутой станции.] -  20 -

до Пономаревского или Давыдова 26 -

до Жигалова - 24 - 

На 14-й версте между сими заимками [Разумеется между двумя последне упомянутыми и считая всегда от первой ко второй.] впадает в Лену река Турука, подле деревни того же имени, в которой есть церковь. Лена по сие время была прекрасна, разнообразные берега её, острова, рассеянные по берегам деревушки и беспрестанно переменяющиеся виды, много  меня занимали, к тому же непринужденная одежда, частое купанье, свобода читать книги, и другие противу береговой езды выгоды; уменьшали скуку от медленного пути происходящую до Усть - Илгинской - 30 верст.

Заимка сия потому так называется, что стоит на устье реки Илги, с левой стороны в Лену впадающей.

До Грузновской - 24 - 

С левой стороны впадают в Лену две не большие речки: Шулинт на 17-й версте и Федоровка на 19-й, обе иногда высыхают. С правой же стороны впадает речка Бига.

До Ботовской - 24 - 

Не доезжая двух верст, с левой стороны впадает река Бошовка, от которой и заимка сия получила свое название.

До Голых или Головского - 26 -

На 15-й версте впадают в Лену с левой стороны речка Шимана, а подле самой заимки, Голичовка; не много же проехав оную, с правой, Чичяшка. Около сих мест берег и горы начали возвышаться, только местами оные прерываются.

До Дядинского - З1 верста.

На 26-й версте с правой стороны и на 29-й с левой, впадают в Лену две речки, называемые Сорофаники.

Лена прикрыта здесь высокими берегами: между оными дул сильный низовой ветер, против коего мы весьма тихо подвигались, а временем были прибиваемы к островам.

До Басова или Басовской - 26 -

На 3-й версте с правой стороны впадает в Лену речка Домашняя, а на 10-й версте с левой Атылынга.

До Орленги - 21 -

С правой стороны, с версту не доезжая заимки, впадает река Орлинга.

До Зехина - 30 - 

На 2-й версте впадает Кухта река; а на 18-й и 19-й две речки называемые Кытомы; все три с левой стороны.

До Боярского - 29 -

На 10-й версте с левой стороны впадает река Селенга, а с правой у самой заимки Ича.

До Амалоева - 28 - 

Верстах в 16 между сими заимками есть прекрасное место. На довольно большое расстояние вышла между двумя крутыми изворотами совершенная прямизна Лены, которой берет в верхнем и нижнем извороте сливаются между собою, так что кажется как будто прямизна сия со всех сторон ограждена высокими горами Вверху реки видны многие ряды хребтов, одни выше других и у подошвы ближнего, лежит остров Берет Лены состоят из высоких, почти утесистых гор, немного только к воде склоняющихся. Впереди хребет левого берет заворачивается вдруг, так что заворот реки тогда только виден, когда подплывет к нему. Река в сем месте усеяна прекрасными островками, кои вместе с падающими с гор ручьями, делают красивый вид. Далее впереди берег Лены становится низок; но на нем открывается много высочайших гор, из коих дальняя имеет вид купола.

До Риги - 17 верст.

На третей версте Какара, а против самой Риги, Шулага; обе маленькие речки, впадают в Лену с левой стороны.

До Турука - 34 версты.

На 10-й версте с правой стороны впадает речка Шапкина; а с левой на 15-й и 22-й верстах, две речки, называемые Мокчонихи.

До усть - Кутского - 15 -

На 2-й версте с левой стороны впадает речка Турука.

До Якурима  - 18 -

Имя первой заимки происходит от того, что оная стоит на устье реки Куты, с левой стороны в Лену впадающей. на ней есть соляной завод. На 4 версте с той же стороны впадает речка Якурим.

До Подымахинского  - 28 - 

С левой стороны впадают в Лену следующие речки: на 12-й версте половинная, а на 25 и Королева.

До Кокуй - 20 -

С левой стороны впадают в Лену, на 7-й версте Еловая, а на 10-й Сухая, две небольшие речки.

До Суховского - 22 - 

С левой стороны впадают, на 3-й версте Убьюнная, а на 8-й и 21-й Бачакты, все три маленькие речки; с правой же стороны почти на половине расстояния река Таюра.

До Назаровского - 23 версты.

На 8-й версте с левой стороны впадает речка Половинная.

Жители здешние показались мне весьма бестолковыми. Спросит: есть ли впереди какие - нибудь речки? - скажут нет никаких. А после узнает, что тут их три или четыре.

До Улькан - 22 -

На 15-й версте с левой стороны впадает речка Тира.

До Потапова - 32 -

Подле самой заимки с правой стороны впадает речка Улькан, а далее ручьи Еловой и Медвежий; с левой же стороны на 8-й версте речка Казимировка.

До Макарова - 25 -

На 2-й и 11 и версте с левой стороны, впадают речки называемые Либавские, от деревни сего имени стоящей близ второй из них. На первой была мельница, кою снесло нынешний год.

До Заборья - 15 -

С левой стороны впадают. на 4-й версте Макарова, а на 8-й Олонцева, небольшие речки.

До Поларот или Полоротова 24 версты.

С левой стороны впадают в Лену: на 20-й версте река Лазарева, а на 25-й Федосеевская. Хотя прямое расстояние тут 24 версты, но кривизнами реки будет около 60, почему место сие названо Кривые луки.

До города Киренска - 7 -

От Улькана до сего города течение было столь тихо, что павозок нет, должно было тянуть лошадьми в низ реки.

Город Киренск лежит при соединении рек Лены и Киренги, вершины коих очень близки между собою; ибо обе реки сии вытекают из гор находящихся по восточную сторону озера Байкала.

Киренск весьма худо выстроен; сем городе пять церквей, одна из которых каменная. Необыкновенное построение их привлекает к себе внимание путешествующих.

До Алексеевки - 24 -

На 8-й версте с левой стороны впадает речка Никольская, а на 12-й с правой Черепаниха.

Только что проедет устье Киренги течение становится приметно быстрее и вода холоднее. От Киренска в низ Лены местоположения прекрасны до самой заимки.

До Горбовского - 25 верст.

С левой стороны впадают в Лену на 7-й версте Салтыковская, на 20-й Сухая, а с правой на 18-й Куталак.

До Вешняковского 25 -

С левой стороны впадают: на 6-й версте речка, которой имени не мог я узнать в 18-ти же верстах от заимки сходятся устья речек Емельяновской и Чолбановой у камня, называемого Чолбановым.

До Сполошны или Сполошного - 20 -

С левой стороны впадают в Лену: на 11-й версте Захаровская, а повыше Сполошного, Килюда: обе маленькие речки.

До Ильинска - 25 - 

С левой стороны впадают: на 6-й версте Яменичная речка, на 11-й Никоношинская, а подле заимки Ильинская С правой же стороны на 20 - ой версте река Чегуй.

До Дорлинского - 20 -

Около половины между заимками впадает речка Чая с левой стороны.

До Игор или Игорска - 30 верст. На 10-й версте с правой стороны впадает речка Мандра.

До Модинска - 22 - 

На 2-й версте с левой стороны впадает речка Ичора.

До Ивановского 25 -

С левой стороны впадают в Лену: подле самой заимки брызгунья, на 3-й и на 15-й версте две Фролики; с правой же стороны на 5-й версте Межевой, а на 9-й Мельничный, большие ручьи.

До Честинского - 25 - 

У самой почти заимки с левой стороны впадает речка Степаха.

До Дубровского - 37 -

1802 год. Июль

Не далеко от заимки впадает с правой стороны Дубровка, а с левой на 10-й версте Бобровка.

Между сими заимками находится узкое место, называемое Щеки, то есть каменные отвесные утесы, между коими Лена протекает. Щек три на обеих сторонах реки; высота меньшей из них около 70 сажень; но противолежащий им берег везде гораздо ниже. Некоторые полагают, что щеки происходят от прорыва реки, когда стремлению оной противостоит какой-нибудь хребет; но судя по виду сих, я не могу согласиться с таковым Мнением; ибо река в сем месте то есть пред самыми щеками, поворачивается почти под прямым углом влево, оставив в правой стороне низкое место и равнину, которая стремлению её поставляла меньшую преграду, чем хребет гор. И так надлежит искать сему иной причины. Лена между щек делает частые и крутые повороты, почему казалось должно бы ожидать в сем месте быстрого течения; но оно совершенно с прежним равно. Мы сделали между щек несколько выстрелов и эхо громко повторяло оные. До Курейского 29, верст.

До Селянки - 21 - 

На 9-й версте с левой стороны впадает двумя устьями речка Чайка; а с правой Селянка, почти против заимки, не много выше оной.

До Парщинского 19 -

Верстах в 19-ти с левой стороны впадает речка студенка.

До Рысьи - 23 версты.

На 1-й версте с правой стороны впадает речка Парщина; с левой же на 8-й версте, а с правой на 18-й, впадают две речки называемые Юхты.

До Чуя - 24 -

С левой стороны на 20-й версте впадает речка Бобровка; с правой же на 7-й речка Якутка, а около последней заимки речка Чуя.

До Витимской волости 21,

Волость сия стоит на левом берегу Лены, а прошив оной впадает большая река Витим, тремя устьями. Первое из оных с версту по выше волости, второе против оной, а третье четыре версты ниже.

Известно, что лучшими соболями считаются Алекминские и Витимские; то есть ловимые в вершинах сих рек. Обе они вытекают из станового хребта, и вершина Витима находится близ деревни Еранинской, в недальнем расстоянии от Нерчинска находящейся.

Промышленники отправляются летом вверх по сим рекам, таща лодки по большей части бичевого и нагрузив оные съестными припасами и всем нужным для ловли зверей и для проведения зимы в пустом месте. Люди сии нанимаются купцом из части, который и верит им в долг все потребное. Зиму они ловят соболей и других зверей, а весною возвращаются домой. Купец у коего мы в Витимской волости останавливались, имеет соболиный промысел в вершине реки Витима. Сей человек сказывал, что берет Витима утесисты, до самого озера Арон, сквозь которое река сия протекает, и в расстоянии около тысячи верст от оного впадает в Лену. Озеро Арон имеет 27 верст длины и от 5 до 8 ширины; по средине оного находится остров, на коем можно иметь хороший сенокос и другие удобства для небольшого селения. В озере ловится много хороших стерлядей и другой рыбы. Вообще должно заметить о Лене, что по правой стороне оной водится много зверей, коих шкуры весьма дорого ценятся; по левой же очень мало.

Думают, что вверху Витима в недавнем времени были великие дожди, ибо вода в оной чрезвычайно поднялась: по сей причине течение и в самой Лене сделалось несравненно быстрее обыкновенного, и можно надеяться, что езда наша впредь будет поспешнее.

До Пелидуй - 27 верст.

До Крестового 27 - 

Сей последний станок или заимка находится близ речки того же имени, впадающей с левой стороны.

До Елового 27 -

На 22-й версте с левой стороны впадает малая, а на 26-й большая Песковка, С правой же на половине дороги, Студенка.

До Хамра - 50 -

С левой стороны на 18-й версте впадает Карым, на 26-й Анкочок, на 41-й Подкаменная, а под самым станком двумя устьями Хамра; с правой же стороны верстах в 40 впадает в Лену река Тура.

Течение от Витима по причине высоты вод сделалось столь быстро, что от полуночи до полудня проплыли мы 131 версту, то есть расстояние от Витимской волости до Хамры.

До Коньков - 27 верст. С левой стороны на 11-й версте впадает Чирароз, а под станком Коньки и Кантя, маленькие речки.

До Мухтинской или Чанчики 48 - 

Первое название сей заимки или станка дается от Тунгусов, а второе от Русских.

С левой стороны впадают в Лену следующие реки. на 1З-й версте Большая, на 15-й Средняя, на ЗЗ-й Каменная, а под самым станком Мухтуя. С правой стороны на 19-й версте впадает речка Халаманда.

До Мурия или Мурьинской - 20 -

На 19-й версте с левой стороны впадает в Лену река Мурья.

До Салдыкуля 38 - 

С правой стороны на 16-й версте впадает Куланшайка, с левой же на 6-й версте Тарын, на 10-й малая Ламга, на 11-й большая Ламга, на 19-й Табан, и на 28-й Сухая,

До Нюи - 30 -

На 1З-й версте с левой стороны впадает Чикиен, на 27-й с правой Нотора, а не доезжая двух верст до Нюи, с левой речка того же имени.

До Жербы - 30 верст.

Сия заимка получила название свое от реки Жербы, впадающей с левой стороны, не много повыше оной, в Лену.

До Каменного острова - 35 - 

С левой стороны на 10-й и версте впадает в Лену река Мастах, а на 16-й Каменка двумя устьями, из коих по сторонам одного простираются высокие отрубом горы.

До Жедай - 23 - 

Около половины расстояния между Каменным островом и Жедаем, с левой стороны впадает речка Половинная, а с правой Патома.

До Мачей - 30 - 

С правой стороны впадают в Лену: на 9-й версте большая Патома, а на 20-й малая Патома. С левой на 20-й Каменка, на 26-й маленькая речка Терезиц-хомо. От малой Патомы начинаются горы, называемые Гусиными и продолжаются по берегу верст на ибо.

До Харатюби или Березового острова - 50 - 

С левой стороны текут в Лену: на 3-й версте Мача, на 9-й Дабан, на 10-й маленькая речка без имени, около половины дороги Каменка и Анох - Тах, С правой: на 10-й версте Тультулах, по коей есть звериные Солонцы, да верстах в 40 еще маленькая речка: по сей Якуты и Тунгусы ходят для ловли зверей, подымаясь потом вверх по реке Молве. По правую сторону устья помянутой речки на берегу Лены стоит красного песку гора, которая так правильно осыпалась от дождей, что кажется нарочно обделанною. Таких гор с ряду больших три, да несколько меньших и все очень красивы.

До Гильдей или Дильгеи - 27 - 

С левой стороны впадают в Лену шесть речек, из коих пятая называется Каменная, а шестая, при которой стоит последняя заимка, имеет одинаковое с нею имя; с правой стороны течет в Дену пять речек.

До мелены - 30 - 

С левой стороны впадают ручьи малый и большой Сентах, а при самой заимки речка Неленинская.

До Черингея - 25  -

С левой стороны впадает на 19-й версте в Лену большой Чирингей. До Бердянок - 38 верст.

С левой стороны на 6-й версте впадает Кукан, на 17-й довольно большая река Бтрюк, на 27-й Селянка, вытекающая из озера, находящегося с версту от последней заимки. С правой стороны на 17-й версте впадает в Лену речка Тарын - Уря.

До города Алекминска  - 28 -

С левой стороны впадают речки: на 11-й версте Юроха, на 22-й большая Черепаниха, а на 27-й малая Черепаниха.

В городе с Якутскими юртами до 50-ти домов и одна деревянная церковь. Юрта строится четвероугольною из стоящих несколько наклонных деревьев, с внутренней стороны обтесанных; снаружи обкладывается землею, по большей же части навозом; крышка делается ровною, а полу почти и когда не бывает. В середине находится очаг, с выведенною вверх трубою из тонких жердей, обмазанных глиной, что и называется в сих местах Чувалом в нем зимою всегда держат огонь, от чего юрта бывает тепла, суха и представляет большие для проезжих выгоды в жестоком климате, где огонь совершенно необходим. Сверх сего в юртах, не знают утру, чему подвержены большая часть изб в здешних местах. Ширина Лены против Алеклинска пять верст. До Селянки или Солянки - 25 верст. На 2-й версте впадает речка Алалайка, на 9-й Дабан; а с правой стороны на 12-й версте большая река Алекма, вверх по коей ходят за промыслом прекрасных соболей и лисиц.

До Наманы - 44 версты.

С левой стороны текут в Лену следующие речки: близ первой заимки Селянка, на 22-й версте Харьялаг, на 26-й Уобойдах, на З2-й Намана, на 43-йЧемезова.

До Харабалыка - 44 -

С правой стороны на половине дороги впадает речка Атыстах, на 30-й версте Амбардах, на 35-й маленькая речка. С левой: на 3-й версте Харья, на 6-й Тымны - Улах, на 14-й Каменка, на 21-й большая Русская, на 24-й малая Русская, на 29-й малая Еловая, на 32-й большая Еловая, на 34-й Чертова и на 35-й Таловая.

Вечер сделался прекрасный: вершины высоких диких скал, кои мы проплывали, позлащались последними лучами солнца сиявшего еще за хребтами гор. Небо начало покрываться темнотою: тишина воздуха прерывалась только шумом весел. Наконец ночь сделалась самая темная: черные и густые облака скоплялись над нашими головами; вдали глухо гремел гром и блистала молния. Сии величественные явления, толь скоро из позлащенных их великолепных превратившиеся в мрачные и ужасные, казалось производили в душе моей подобные же перемены. я с начала погружен был в сладкую задумчивость; радовался, что никто не мешает мне утопать в размышлениях; но вскоре с помрачением неба и мысли мои помрачились: жизнь человеческая представлялась мне подобною Лене, которая между приятными и неприятными берегами течет невозвратно в море.

До Хашын - Туму - 42 версты.

От Харабалыка в низ Лены впадают в оную с левой стороны: близ самой заимки речка Харабалык, на 5-й версте Каменка, на 11-й Чекура, на 23-й Огин, на 29-й Белая, на 30-й Березовка, а потом Бель - Лях; с правой же стороны течет малая Толба.

До Марха - 22 версты.

С левой стороны впадают: на 2-й версте Грезнуха, на 9-й Каменка, на 10-й Куйделах, у самой же заимки речка Марха. Может быть что и с правой текут в Лену какие-нибудь речки, но как то не почтовая сторона, то есть что не подле оной плывут по Лене то ямщики того и не знают. От Витима, или еще и гораздо выше, до Якутска, все станки почтовые построены по левому берегу Лены. Река сия становилась беспрестанно обширнее и величественнее.

До Саныях - Тах - 40 -

С левой стороны впадает в Лену речка Мархачан.

До Малыкана - 37 - 

Первая заимка стоит на речке того же имени, впадающей с левой стороны с которой текут еще: на 6-й версте Дебикан, на 16-й Кабанушка, на половине дороги большая Харьялаг, немного подалее малая Харьялаг; а с версту не доезжая заимки Малыкана, речка того же имени. С правой же стороны на 13-й версте впадает большая Толба.

До Исика 35 верст.

С правой стороны на 8-й версте впадает маленькая безымянная речка, на 14-й Тюга, а с левой на 12-й версте Тикрикся, на 17-й и 18-й речки называемые Чуры.

До Журы или Джуры - 30 -

С левой стороны на 6-й версте впадает Нахай, на 20-й Тастах, а подле самой заимки речка Жура.

До Амурана - 25 - 

С левой стороны впадают в Лену: на 15-й версте Нюргун, на 17-й Мухатша, а под заимкою Амураном речка того же имени.

До Синей 30 -

С левой стороны на 3-й версте впадает Эдей, на 18-й Хабырма и далее еще небольшая речка.

Третьи сутки дул крепкий противный ветер, оттого мы плыли очень тихо.

До Батамайского 27 верст.

С левой стороны под первой заимкою впадает речка Синяя, на 18-й версте Гобжова, а немного по выше второй заимки речка Башамайская.

Три версты не доехав до сей последней заимки начинается отменный вид правого берега. По отлогости горы стоят совсем отделенные скалы, иные из коих похожи на столбы, иные на пирамиды, а некоторые на обрушившиеся здания. Инде в лощинах развалившиеся по обеим сторонам утесы кажутся воротами или иными какими изображениями. Берег в таковом виде продолжается на 20 верст и место сие называется столбы. Все небольшие речки и ручьи впадающие в Лену между сими скалами, или столбами, называются столбовки. Далее идут песчаные места, известные под именем Толокниных гор Сии кончатся при Устье реки Батомы.

До Титар 23 - 

С правой стороны не много по ниже станка впадает Батамайка, на 4-й версте Карья Урья. С левой: на 8-й Каяр, на 1З-й Кутай и на 18-й Катын. Вода в Лене отменно велика, так что мы ехали иногда через такие места, где бывают сенокосы, но ныне тут три сажени глубины.

До Тоионар 42 версты.

С правой стороны в 38 верстах впадает река Батома; а с левой: на 8-й версте большая Кагаема, на 10-й малая Кагаема, на 30-й малый Харьялах, и на 32-й большой Харьялах.

До Бестяха 27 -

Сия заимка стоит неподалеку от реки того же имени, впадающей с левой стороны в Лену.

До Улахана 34 - 

В 19 верстах от первой заимки на левом берегу Лены стоит Покровской монастырь.

До Табага 33 - 

Спокойная езда наша приходит к концу, чему мы очень рады; ибо оная наскучила тем, что нельзя было делать никакого движения. Ранее 11-ти часов мы вставали редко, а позже часто; в 6 или 7 часов обедали, и в два ложились спать. Я занимался только чтением, или писал что-нибудь, и непременно три или четыре раза купался каждый день. Овода много нас беспокоили, а комары еще более. Для прогнания оных принуждены мы были беспрестанно иметь курево, но лекарство едва ли было лучше болезни.

До города Якутска - 23 версты.

На 15-й версте от Табага с левой стороны впадает речка Шестаковка или Барабанова.

Прежде нежели буду я говорить об Якутске, скажу нечто о жителях Лены, и о судах, на которых они по сей реке плавают.

Жители поселенные в низу Лены, особливо между Олекминска и Якутска весьма жалки. Неудобство земли к хлебопашеству, к прозябению трав, и вообще недостаток во всякого рода способах к прокормлению себя, делают их крайне бедными, от чего нет между ими никакого веселья, всегда унылы, и вид имеют нездоровый. В проезд наш пуд ржаной муки стоил от 1 руб. 70 коп. до 2 руб. 50 коп., потому большая часть жителей, употребляли вместо хлеба сосновую кору, примешивая к оной немного муки и молока, а некоторые семейства не имея иной пищи кроме сосновой коры и воды. Все сии несчастья кажется действуют и на рассудок сих людей; ибо о чем их ни спросишь (выключая только самых близких к ним вещей), получишь всегда в ответ: не знаю; словно как бы они кроме себя и шалашей своих ничего не видали. Не смотря однако же на крайнюю бедность сих жителей, бывают иногда такие здесь проезжие, которые, считая себя по отдаленности края безопасными от жалоб, не только не платят им прогонных денег, но еще и с них собирают. По справедливости можно о таковых людях сказать, что они бессовестнее и жестокосерднее грабящих по большим дорогам разбойников.

Жители Лены делают лодки или челноки из топольнику следующим образом: выдолбив дерево распаривают оное и потом расставливают до такой меры, какую ширину челнок иметь должен. Иногда наставляют досками отчего лодка выходит более. Некоторые же состроив набор обшивают оный досками помощью деревянных гвоздей. Якуты делают маленькие лодки, называемые ветовками, из берестовой коры, сшивая оную и потом замазывая швы смолою. От Иркутска до Якутска около 2500 верст. Мы переехали сие расстояние в 17 дней, но могли бы сделать оное сутками или полуторами скорее, если бы не дул пять дней сильный противный ветер.

Якутск стоит на левом берегу Лены, ширина коей тут 7 верст. В нем более 300 домов, с Якутскими юртами, и около 3000 жителей; шесть церквей, из коих три каменные. Город выстроен не по плану и порядочных зданий совсем не видно. Подле городу стоит деревянная с башнями крепость, строенная 160 лет назад, но очень еще крепкая не взирая на давность времени.

Якутск стоит на третьем уже месте. Первое было 20 верст ниже теперешнего, но там город подмыло рекою. Основание оному положили Русские промышленные, а потом пришли и казаки. Второе место было немного выше нынешнего, но и тут опять подмыло; почему казак Сенька Лазарев ходил с грамотою к Царю Алексею Михайловичу и просил его позволить перенести город. Через три года Сенька Лазарев с товарищами возвратился и выстроил крепость, до сего еще времени существующую.

Имя Якутска происходит от Якутов, живущих в округе сего города и имеющих оный в средине почти земель ими занимаемых.

Должно признаться, что вид Якутска ни издали ни вблизи, не соответствует важности торговли, которой он есть средоточие; ибо через сей город идет вся мягкая рухлядь, получаемая из Северо-восточной Сибири, Камчатки и Америки; также как и товары отправляемые в те места.

Глава II
Отъезд из Якутска. Случившееся на пути. Прибытие в Охотск.

Около полуночи оставили мы Якутск, сели на лодку, переправились на правую сторону Лены и въехав в небольшой заливец привалили у четырех Якутских Юрт. Тут держатся почтовые лошади и место сие называется Ярмарка, или Ярмонка, как и всякое иное, где по Охотской дороге берут почтовых лошадей, или только останавливаются кормить оных, хотя впрочем нет ни съезду, ниже селения, ниже чего либо похожего на то, что у нас под названием Ярмонки разумеется.

Мы остановились в ожидании Казака долженствовавшего служить по дороге Переводчиком Якутского языка, ибо весьма редкий из Якутов разумеет по Русски, от того что Русские жители Якутской области, имея всегдашние сношения по торговым делам с Якутами, говорят почти все их языком. Под именем казаков Сибирских, должно разуметь не наших казаков, а команду находящуюся в ведении Городничих. Они произошли от казаков, промышленных и охотников покорявших Сибирь. Все сии люди называли себя казаками, которое имя и потомки их сохранили. Дети Казацкие и поступают в ту же команду; а потому оная еще существует, хотя и весьма умалилась.

Известно, что становой хребет, заворачиваясь от Китайской границы к Северо-востоку, идет по полосе земли отделяющей Якутск от Охотска и занимает около 400 верст поперек в ширину. Горы хребта сего чрезвычайной высоты, каменисты, бесплодны, представляют на пути много пропастей и делают проезд на повозках совершенно невозможным. потому от Якутска до Охотска, обыкновенно ездят верхом и даже все товары и тягости перевозят на вьючных лошадях. На вьючную лошадь вместо седла кладут деревяшку, в кою укреплены с каждой стороны по палочке, торчащей поверх деревяшки. На оные вешают тюки, называемые здесь местами ровной тягости. Места сии бывают от 2 до 3 пуд и весьма редко более. Они притягиваются к деревяшке под брюхо лошади веревками, что и составляет полную вьючную лошадь. Иногда если тюки очень легки, то с верху оных кладут небольшую прибавку от 10-ти до 20-ти фунтов, что называется прикладкою. Вьючные лошади связываются вместе от 10-ти до 5-ти или иногда и менее, таким образом вокруг шеи передней лошади привязана веревка, называемая Кантес, потом за хвост той же лошади и за узду едущей сзади её. Несколько таких лошадей связанных вместе, называются связкою, кою обыкновенно ведет Якут едущий верхом.

Все вещи кои тяжелее трех с половиною, но легче 12 или 15 пуд, могут быть доставляемы на вьючных же лошадях таким образом: к спинам двух лошадей поставленных одна сзади другой, привешивается род носилок, к коим привязывается та тягость, и сии две лошади ведутся особым Якутом, что называется везти на качке, на коих путешествуют и люди, не могущие проехать верхом столь большой дороги. Но качки по неудобству своему весьма редко употребляются, а потому тяжелые железные вещи, как то: якоря и другие, обыкновенно перерубаются на части, а потом в Охотске свариваются.

Прежде большие тягости доставлялись так. От Якутска до реки Алдана (333 версты) на санях, потом весною на лодках вверх по рекам Алдану, Мае и Юдоме до Юдомской пристани. Оттуда землею на собаках или иначе, с величайшим трудом до Плотбища (потому так названному, что тут строились павозки и плоты) на реке Ураке (в 75 верстах от Юдомского креста), по коей сплавливали вниз до моря. Но сей образ перевозки, сопряженный сверх трудности и долговременности с причинением обыкновенно больших потерь, совершенно оставлен.

До гор станового хребта (около 300 верст от Якутска) по всюду много сенокосов, от чего земля сия заселена Якутами и тут установлены через некоторые расстояния станции для перемены почтовых лошадей. Далее же на 670 верстах, два только раза переменяют оных, а иногда и однажды, ибо нет ни каких жилищ.

В 9-ть часов вечера сели мы на лошадей и пустились в путь. С нами было два наших человека, Казак и гари Якута, кои вели и вьючных лошадей. На 5-й версте от ярмонки, переехали через мост на речке Кумахтах, которая летом совершенно высыхает, а течет только по веснам, или после больших дождей; однако несколько лет назад вода в Лене была столь велика, что павозки подходили прямо к горе Кулиахтах (при подотве коей речка сия течет), и тут выгружались. Переехав через мост, поднялись на увал Кумахтах, Якутское слово значащее песчаный взвоз. Должно сказать, что все имена мест о коих я впредь упоминать стану, будут на Якутском языке. от сего увалу начинается лес и продолжается почти беспрерывно до самого моря Охотского. Лес по большей части еловый, и лиственничный; а иногда сосновый, березовый и тополевый. Также встречаются разные роды кустарников. На Кумахтахе видели мы много повешенных волос из лошадиных грив иди хвостов. Сие называется Бельлях, то есть подарок, ото значит жертва приносимая духу того места за то, что допустил благополучно подняться на гору. То же самое делают Якуты при всяком трудном и крутом подъеме, от чего лошадь, сходившая несколько раз в Охотск, остается почти без гривы и хвоста. Якуты своего Бога называют Боенай, а русского Танара. На половине дороги переправились вброд через речку Сола, впадающую в Лену. В 2 часа утра приехали на Томбыях-тахский станок, называемый так по озеру у коего он стоит, от ярмонки до оного 22 версты.

Тут мы отдохнули, а поутру пустились далее несмотря на чрезвычайный жар.

От Лены до Амги реки нет текучих вод (исключая речки Сола), почему мы принуждены были пить весьма теплую и дурную воду из озер.

Меня уверили, что и из оных можно доставать хорошую воду таким образом: На глубине озера должно опустить бутылку с заткнутою пробкою, к коей привязать веревочку и подернуть когда бутылка будет на дне, от чего оная и наполнится. Говорят будто вода в низу всегда холодна от того, что весною лед покрывающий озеро опускается на дно и не тает. Мне однако не удалось сего испытать. От Толбыях-Таха до Темилю 15 верст. Все заимки от Якутска до Алдана, называются по имени озер или рек при коих они построены, и состоят не более как из двух или трех Юрт. Когда на заимке попросили пить, то нам подали Ундану, сделанного из кислого молока с водою. Питье сие довольно хорошо, особливо в жаркое время. Якуты и Якутки почти все курят и нюхают табак, оба пола равно неопрятны и мало занимаются одеждою, особливо небогатые.

До Чучигийского - 30 верст.

Сверх двух зимних Юрт, было здесь три летних. Описание первых мы уже видели, летние же делаются так: несколько длинных кольев связанных вверху, покрываются сшитыми лоскутами березовой коры и опять кладутся длинные колья, дабы кору не разнесло ветром. Юрта сия имеет вид Конуса, в оной держат иногда огонь, а вверху оставлено отверстие для выходу дыма.

На Чучигийском мы ночевали. По счастью при каждой заимке сделана была на нескольких столбах крышка, под коей мы обыкновенно спали, ибо весьма бы неприятно было спать в Якутской Юрте.

Бедные Якуты летом носят только рубаху и шаровары из Дабы (Китайская крашеная холстина, толстая и не крепкая), а когда собираются ехать верхом, то надевают еще сверху короткие кожаные шаровары.

Оса столь больно ужалила меня в глаз, что я с полчаса не мог смотреть. Когда лошадь наступит на гнездо сих насекомых, или почувствует оное, то начинает бить задними ногами, махать хвостом и поскачет прочь. Я после столько к сему привык, что в таком случае закрывал себе лицо и махал платком, или волосами из лошадиного хвоста привязанными к палке.

До Поротова - 33 версты.

В провожатом нашем Казаке Колмакове, нашли мы весьма проворного и усердного человека. Ему 28-й год, но он изъездил верхом удивительное расстояние и с такою скоростью, что иногда 6, 7 дней с ряду проезжал по 200 верст в каждые сутки. Отец его Якут, а мать русская, почему он знал в точности обряды и обычаи Якутского народа. Я собрал многие от него о том сведения, которые сличал потом с виденным мною самим, или с слышанным от достоверных людей.

До Чуропчинского - 22 -

Не задолго до прибытия нашего приезжал сюда живший верст за 30 Якут, который украв 5 лошадей погнал их к себе; но был пойман на дороге. Мне хотелось знать, что с ним сделано будет за сие воровство, но сказали, что его отвезут к Князцу, ибо начальники сии могут разбирать только не важные дела, в прочих же должны относится к Якутск и препровождать туда преступников.

К стать сказать о образе управления Якутов. Народ сей занимает большую полосу земли, лежащую от станового хребта к западу и северо-западу, до устья Лены, почти до вершины Вилюя и других рек в Лену текущих, и даже до окрестностей города Туруханска.

Богатство их состоит в рогатом скоте и лошадях, почему дабы не стесниться в сенокосах, потребных для продовольствия стад и табунов, Якуты никогда не живут большими селениями, а только состоящими из двух или трех юрт. Несколько таковых селений составляют ночлег, коим управляет Князь, или Князец обыкновеннее называемый. Несколько ночлегов составляют Улус, коим управляет Голова. Достоинство Головы и Князя не есть наследственное, но избирательное. Якуты одного ночлега именуют себя Чжоннобут, а Русские называют их Родники, то есть, как бы происходящие от одного роду. Родники выбирают себе Князя и почитают его в сем достоинстве до того времени, как он хорошо управляет ими и не требует лишнего; в противном же случае избирают нового, но старого однако же всегда отличают от простых людей. Не давно Якуты сменили одного Князца, который имел золотую медаль и бархатное платье, пожалованные Императором Павлом. Когда он стал говорить, что с ним не должно поступать как с прочими; ибо он имеет отличные знаки милости Государя; то ему сказали: знаки пожалованы Императором почему и должны остаться у тебя, но Князем нам тебя не надобно.

Князцы всех Улусов, выбирают одного между собою в Головы, который должен правит 3 года; но по большей части остается на всю жизнь. Выбор производится таким образом: делают большой ящик и разгораживают оный настолько маленьких, сколько есть Кандидатов, назначая по одному для каждого из них именно. Всякий Князец имеет шар, который кладет куда хочет: кому оных более положено, тот и Голова.

В Якутском округе 6 улусов, и в них до 40, 000 Якутов, обложенных, в Ясак.

Всю ночь простоял столь густой туман, что в 3-х саженьях нельзя было ничего рассмотреть.

Поутру подошла к нам старая Якутка и стала просить милостыню христа ради. От чего ты беднее других? - Я никого здесь не беднее - Зачем же просит христа ради? - За тем, что я крещеная - и молюсь Богу. - Вот какое имеют они понятие о вере!

Проехали Якутское кладбище. Все могилы рассеяны вокруг низкой долины и каждая обгорожена деревянным срубом, с широкою или остроконечною крышкою. На близстоящих деревьях повешены лошадиные и коровьи шкуры, с копытами и головами; также седла, узды, стремена и другие конские приборы, Дабы покойник мог на том свете ездить верхом. Мертвых кладут в самом лучшем платье. При похоронах собираются все родные, убивают лошадь или корову, мясо съедают, а шкуру вешают, как сказано, на близ находящееся дерево, отправив притом и некоторые другие обряды суеверия.

Около 26-ти верст от Чуропчинского, переехали мы через мост, сделанный на речке Таште, дающей имя Округу, по коему она протекает. Она выходит недалеко из гор и впадает в Амгу, но ныне почти суха и прерывается во многих местах.

До Арылаха - 33 версты

От непривычки к верховой езде ноги и спина так у меня болели, что я принужден был часто сходить о лошади и идти пешком.

Мне случилось видеть много раз по дороге, что Якуты даже и летом возят сено и другие клади на дровнях, запряженных быками.

На берегу озера, мимо коего ехали видели повешенное на дереве корытце. Оное значило, что когда Якутские Шаманы ворожили в сем месте, то в корытце клали деревянное изображение дьявола и пускали оное по озеру.

До Лебегининского - 27 верст.

Поутру шел сильный дождь, около полудня сделался меньше, а потом и совсем перестал. На сем станке недоставало для нас одной лошади, и Якуты вместо оной навьючили быка, на коих весьма часто и верхами ездят.

На всяком луге было чрезвычайное множество кузнечиков.

До Мельжегея - 27 -

Почтальон встретившийся здесь с нами сказывал, что множество ссыльных (их в Сибири называют Варнаками) ходят вооруженные по Охотской дороге в нескольких шайках и грабят. Он встретился с ними на реке Алдане, но разбойники его пропустили, потому может быть, что нечего было взять.

До Амги реки - 26 - 

В 9-м часу вечера перешли вброд Амгу, впадающую в Алдан. Ныне она шириною не больше 150 сажень и мелка, ранее же, когда она шире и глубже, обыкновенно бывает на ней перевоз. На другой стороне реки станок, то есть крышки под коими останавливаются проезжающие. Мы весьма обрадовались хорошей воде. Дно реки мелкий камень с песком. Подле станка было множество красной смородины, совершенно уже созревшей.

По Амге, верст 100 выше сего места, находится слобода называемая Амгинская, где издавна поселены Русские для хлебопашества. Не думаю, чтобы оная была в хорошем ныне состоянии; ибо поселенцы приняли обычай Якутов, говорят языком их и живут в Якутских юртах; так что осталось четыре только Русские избы, да дом в коем жил воевода до открытия Губернии. Во время последнего воеводы в окрестностях слободы сей случилось следующее происшествие. Близ находящегося от оной Якутского селения, появился какой-то неизвестной жителям зверь, который истребил вдруг много рогатого скота. Якут пошедший посмотреть его, был также им растерзан. Тогда другие не видя возвращения товарища своего вышли с оружием, убили зверя и кожу оного подарили воеводе. По оставшемуся описанию того животного должно полагать его барсом, зашедшим к удивлению столь далеко к северу, ибо звери сего рода водятся не ближе как за Китайскою границею.

В полночь выехали со станка и в 2 часа остановились у озера, в небольшой долине, окруженной лесом. Под деревом раскинули палатку, развели около оной два огня и начали варить пищу. Лошади бродили вокруг. Все сие по новости нас утешало, ибо было Первое еще кочевье.

Около 43-х верст от Амги переехали через мост, сделанной на речке Нохе, впадающей в Алдан. от Амги до Нохинского 47 верст.

Дорога между сими станками чрезвычайно худа, от упавшего поперек множества лесу, от переплетшихся кореньев древесных и от выбоин. Инде с трудом можно проехать одною лошадью, по причине переплетшихся с обеих сторон дороги ветвей.

Сверх смородины, попадалась по Июль. дороге голубика и земляника.

Выехали со станка в 10 часов утра. Подо мною упала лошадь, но я успел выдернуть ногу из стремян а не столь больно ушибся, чтобы трудно было продолжать езду. В час пополуночи остановились ночевать.

До реки Алдана  - 33 версты.

В 1-м часу пополудни приехали к оной. Станок построен на другой стороне реки, более полуверсты ширины имеющей.

Мы переправились в лодках, а лошадей перегнали вплавь Алдан, принял в себя много рек, вытекающих с западной стороны станового хребта, впадает в Лену. в Алдане водится довольно рыбы, коей продали нам Казаки, наловивши при нас же удами. Казаки сии живут для смотрения за почтовыми лошадьми и для охранения казенных магазейнов, в кои складывается мука и разные тягости в таком случае, когда Якуты не могут доставить оных вдруг в Охотск.

По сие время мы могли иметь молоко, а иногда и рыбу, но впредь, сказывают, должны будем довольствоваться тем, что возьмем с собою; ибо, до реки Алах-Юны (233 версты) нет ни какого селения. Поставленная у каждого станка на столбах крышка по крайней мере защищала от дождей; но с сего времени, кочуя до Охотска, место оной заступать должна изодранная палатка, каковою Кантора Американской кампании нас снабдила. К тому же медведи и варнаки принудят часто беспокоиться и быть в осторожности.

На Алдане нашли 6 лошадей, нанятых для нас кампанией по 50 рублей за каждую, и при них одну запасную, или заводную, как здесь называют; да еще  почтовых лошадей, не могли набрать большего числа годных к выдержанию пути, и при них четырех Якутов на особенных лошадях. С нами же, для своей безопасности, шла почта. Самою скорою ездою, можно приехать из Якутска в Охотск в 10-ть и 12 дней; но обыкновеннее. Якуты берутся доставить в 18 и 20. Большая часть гостей отправляется из Якутска в исходе Марта или Апреля и караваны переходят Алдан еще по льду. Лошади тогда бывают самые худые, идут весьма тихо и простаивают по месяцу, когда найдут хорошие кормовища. Сии конвои называются пластовые, и лошади в то время нанимаются дешево. Товары приходящие в Якутск по вскрытии Лены, отправляются с Ярмонки, что против Якутска, (где пристают павозки) и называются по сему Ярмоночными, тогда платят с каждой лошади от 15-ти до 25 рублей и более. Дороже сего нанимаются так называемые легкие лошади, когда надобно скоро доехать в Охотск; для сего на лошадь вьючат не более 3 1/2 или 4 пуд. Из Якутска в Охотск завозится столь много тягостей, а оттуда идет оных так маю, что большая часть лошадей возвращаются порожними Там Якуты обыкновенно откармливают их, и на берегу моря, где трава несколько осолодковата, оные в 15 или 20 дней отъедаются до чрезвычайности. Тогда Якуты нанимаются весьма дешево, дабы только даром не ехать и иногда берутся доставить в восемь дней из Охотска на Алдан.

Сей день роздыха меня поправил, так что я ни мало не чувствовал боли в руках и ногах, как то было прежде. Мы как мореходцы изнемогшие от болезней, зашли после долгого плавания в порт, поправили в оном свое здоровье и опять отправляемся в путь, с новою надеждою на наши силы. Выехали в 10 часов утра.

Неизвестность сей дороги, родила во мне мысль собрать все названия урочищ по оной и описать ее со всею подробностью. Названия сии даются Якутами. Русские называют расстояния между сими урочищами днища, а Якуты - Кос. Русские полагают всегда Кос около 10 верст; но конечно сие счисление неверно, ибо произошло от того, сколько Якуты проезжают весною в день на самых плохих лошадях. Итак всякий может рассудить, что таковое измерение не может быть всегда одинаковое. При каждой Косе Якуты замечают какое-нибудь место и дают оному название.

В 10-ти верстах от Алдана находится весьма грязной во время дождей хребет, называемый Липка-Ылбыст, длина коего 10 верст. Потом через 10 верст Бережигесь Отту (сосновый бор); а десять верст далее брод через реку Белую, впадающую в Алдан. Брод бывает во время малых только вод но после дождей река сия (как и все вытекающие здесь из крутых и недалеко находящихся хребтов) чрезвычайно разливается; для сего положено содержать на Белой и на многих других реках перевозы; но Исправники обыкновенно сие упускают, а тем чрезвычайно замедляют проезд ибо конвои у иных рек простаивают по 10 и 15 дней и даже, бывали примеры, более нежели по месяцу.

Мы прошли уже вброд несколько рукавов реки Белой и наконец не доехали с версту только до самой её, как вдруг скачущий на встречу Якут сказал нам, что на сей стороне реки у броду стоят более десяти человек хорошо вооруженных Варнаков, что они поймав его с почтою, держали более суток связанного и что почтальон ушел. Якуты вызвались провести нас другим бродом мимо Варнаков и мы охотно согласились на сие предложение, ибо неприятно и просто ехать 700 верст через пустыню верхом, а еще менее если бы случилось быть ранеными от разбойников.

Перейдя Белую другим бродом, поехали весьма частым лесом и претопким болотом. В недальнем расстоянии оставили медведя, столь же дружелюбно как и Варнаков. Наконец лошади так устали, что многие падали уже и мы принужденными нашлись ночевать по средине болота. Только что легли спать закутавшись шинелями, как пошел проливной дождь, который промочил нас в четверть часа на сквозь Я велел себя накрыть войлоками из травы, кои кладут, на лошадей под седла и называют потниками, от сего немного согрелся, но через пол часа дождь опять добрался до меня и не дал более уснуть. Пронзительный холод и сырость произвели во мне сильную дрожь и чрезвычайно мучили. Ночь показалась годом. Настал день; никто из нас не спал, но друг с другом не говорили, потому что никто не хотел приподнять головы или пошевелиться; ибо при всякой таковой перемене положения, холод становился чувствительнее. Я скорчившись лежал до того времени как услышал, что лошади оседланы и готовились уже ехать. Тогда увидел, что ни кто из спутников не был в лучшем состоянии; ибо все стояли около угасающего огня и дрожали от холода. В 10 часов утра пустились мы в путь. Я на силу держался на лошади и завидовал тому, кто сидит в теплой комнате не помышляя о дожде льющем рекою. Отдал бы все что имел, дабы укрыться только в шалаше, сквозь который дождь не проходит. Многим таковая слабость покажется смешною, но пусть они посудит о семь не прежде, как не спавши 1 1/2 сутки и пробыв более половины сего времени на дожде, не имея на себе сухой нитки: тогда, только заключения их могут быть справедливы.

Грязь сделалась превеликою; лощинки бывшие накануне сухи, наполнились водою и превратились в быстрые реки, которые надлежало переходит вброд. К утешению нашему мы думали, что Варнаки остались позади и уже более вас не обеспокоят, особливо в то время, как все наши ружья и пистолеты совершенно замокли.

Проехав версте пять по дороге, остановились в 1-м часу пополудни кормить лошадей. Едва успели разбить палатку и развести огонь, как услышали очень близко два ружейных выстрела, от которых Якуты наши тотчас упали ниц, а в то же время с разных сторон появились семь человек, из коих двое шли прямо к нам, имея совсем готовые ружья. не ожидая ничего доброго от таковой встречи, стали мы хвататься за свои замоклые ружья. Хвостов не могши скоро достать своего, с одною саблею побежал навстречу к ним и подойдя к атаману спросил. Что вам надобно? как вы смели подойти к военным людям? положи ружье, или я велю по вам стрелять. Сей смелый поступок устрашил атамана. Он велел товарищам своим положить ружье и сказал: мы, видим, что вы военные люди и ничего от вас не требуем. Прочие разбойники также кричали нам: не пали! не пали! Между тем однако же атаман, посмотрев с некоторым удивлением на Хвостова предложил ему идти с ним в их палатку, отстоящую но его словам не далее ста сажень от сего места. Хвостов, чтоб не показать себя оробевшим от его предложения, отвечал: пойдем. Он вошел с ними в палатку, где набралось их более десяти человек. Один из них стал с ним говорить грубо: молоденек брат ты, а шумишь много: и начал его трепать по плечу. Хвостов видя, что дерзость сия может также и других ободрить к наглостям, решился в тоже мгновение из всей силы ударит его в щеку, так что разбойник не устоял на ногах. Потом подняв саблю сказал: еже ли вы что-нибудь против меня подумаете, то дешево со мною не разделаетесь; я один справлюсь с вами, а при том и товарищи мои близко. Разбойники оцепенели. Атаман закричал на виноватого, говоря ему: ты забыл что ты Варнак, а его высокоблагородие государев офицер. После чего велел ему кланяться в ноги Хвостову и просить у того прощения. Таким образом заключен был мир с разбойниками, которые потом не только уже не помышляя ничего у нас отнять, но сами предлагали нам все что имеют кроме сахару, извиняясь тем, что не нашли оного ни у одного купца. Мы не приняли услуг их, а сказали им, что бы они не вздумали сделать чего-нибудь потихоньку, если хотят мирно расстаться с нами; но они уверяли, что ни как не осмелятся учинить того, и что они совсем не такие разбойники как об них разумеют; что бежали от крайности и тяжкого содержания, что берут от купцов нужное только им, и что никогда не решаются убить кого-либо, иначе как защищая себя.

Поутру отправились мы в путь безо всякого помешательства от наших соседей. В 10-ти верстах от брода через Белую, кормовище называется Серьгах Сибихтя, потом Сияльлях Тумул (гривы вешаны), 10 верст далее Отырежас Тис, а после Сюльлях Тумул (грязное место), хребет потому так названный, что в дождливое время тут бывают ужасные грязи и  Бадараны, то есть глубокие жидкие топи. От последнего дождя произошло весьма много ручьев, кои должно было переходить вброд, так как и многие рукава Белой. Все они текли с чрезвычайною быстротою по каменному дну. Через один рукав нельзя было перебраться в обыкновенном месте и мы искали другого, объезжая по топкому болоту. Найдя несколько способное, стали переходить; но многие лошади вязли и падали в воду, перемочили весь экипаж, который вытаскивая и мы перемокли.

Все товары и вещи перевозимые по Охотской дороге укладываются в сумы, сделанные из бычачьих кож, которых швы так хорошо замазываются смолою, что из всего укладываемого в них ничего не подмокнет, хотя бы сума и вводу упала; но как кампания не имела нужды заботиться столько же о сбережении нашего экипажа, как своих товаров, а мы по новости ничего в том не разумели, то нам дали как нарочно гнилые и изорванные сумы, в коих большая часть вещей совершенно испортилась.

Потом проехали мы Бастын Харатит (первый черный лес). Сих Харатитов сряду три, каждый длиною около 10-ти верст, а последний не много более. Проезжая Бастын Харатит в левой стороне оставили каменную гору, называемую Тыллах-Нюра (ветреный камень), потому что будто около него всегда дует сильный ветер; однако же когда мы ехали мимо оного, тогда совершенная тишина стояла. Вечером, проехав речку Мухтулу или Кондратову, остановились кормить лошадей на Оpто Xаpаmum (второй черный лес). Дабы перебраться на ярмонку, где мы, расположились ночевать, надлежало наперед перейти ручей вброд. Что бы узнать глубок ли он, послали находившегося при почте для охранения оной Якута, вооруженного луком. Таковых называют батаста (оруженосец) [Сей воин был так храбр, что прежде еще, когда мы услышали о близости разбойников, нарочно перервал тетиву у своего лука, дабы иметь отговорку не действовать оным.] Хотя ручей не имел более 21/2 сажень ширины, и в обыкновенное время совсем высыхал, однако же в сие время был так глубок, что батаста принужден был переплыть через оный: чего ради мы развьючив лошадей перегнали их вплавь, а кладь и седла на себе перенесли, положив через ручей деревья.

Вместо слова брат, употребляемого у нас когда кого кличут, по Лене говорят Товарищ, а Якуты Дагор, то есть друг.

Поутру поднялись мы с места. Около полудня пошел дождь, но скоро перестал и небо опять сделалось ясно. Мы ехали между двумя хребтами, по пади, где течет выходящая из Чагдальского хребта речка Чегдалка, которую мы перешли до 15-ти раз вброд, и сверх того еще столько же ручьев, наводнившихся от дождей. Чагдалка впадает в Белую. Почтовые лошади были так худы, что одну из них принуждены мы были оставить на дороге с Якутом; нанятые же напротив все очень хороши, так что ежели бы все были такие, то верно бы могли мы переезжать от 60 до 70 верст в день, что значит очень много по столь дурной и каменистой дороге, по коей не подкованные лошади скоро подбивают копыта.

Иногда мы рвали много голубики и красной смородины, кою здесь кислицею называют; смотрели на белок и бурундуков (зверьки по менее белки, шкура их красно - седая с белыми полосами), которых собака наша отыскивала и загоняла на деревья; что и служило нам единственным провождением времени. Изредка стреляли попадавшуюся дичь.

Представляющиеся нам горы были разнообразны: иные оканчивались острыми вершинами, наподобие сахарных голов; другие имели вид куполов, некоторые поросли лесом, но большая часть из оных покрыты были мелким, камнем. Иногда хребты с обеих сторон так часто переменяли положение свое, что казалось будто мы отовсюду окружены горами.

В 7-мь часов вечера остановились между двумя хребтами около речки Чагдалки. Якуты обыкновенно дают два или три часа выстояться лошадям, потом пускают уже их на корм; если же они очень жирны, то держат сутки двое на привязи, прежде нежели отправятся в путь; да и после сего с начала дороги дают им очень мало времени ходить на кормовище.

На западе показались громовые тучи и гроза скоро усилилась. Облака ходили по различным направлениям около вершин гор; эхо повторяло в разных падях треск грома все сие вместе представляло великолепное и ужасное зрелище. Но ветер скоро переменился и разогнал громовые тучи, а дождь продолжался до 7-го часу утра.

От реки Белой мы беспрестанно почти ехали в гору по чрезвычайно трудной дороге, местами самыми бесплодными, где изредка только показывается понемногу поблекшей травы. Сего дня перешли вброд более десяти раз Чагдалку и стали подниматься на Чагдальский хребет по краю ущелины, из коей помянутая речка, мимо вершины которой мы здесь проехали, вытекает. Поднявшись на гору тот же час стали с оной спускаться по ложбине, где течет большой ручей, впадающий в речку Юниканкц, которая выходит из Юниканского хребта и вливается в Белую. перейдя много раз сей ручей приблизились к первому броду через Юниканку, что будет около 155 верст от Алдана. Пространство между Чегдальским хребтом и вышеупомянутой того же имени речкою, называется Чехоноево плачище, от того что некогда на оном у Якута Чехоноя медведи умертвили всех лошадей, по коим Якут тот плакал. Сие место есть одно из трех, на которых наиболее звери сии водятся. Другие два суть: блудный хребет ;и порожный брод.

Перейдя несколько раз через Юниканку, увидели с трех сторон горы, влево находящийся хребет, около 150-ти сажень высотою, состоит из плитняка и совершенно отвесный, а вправо, несколько отлогий, выше первого и покрыт мелким камнем. Мы поворотили вправо, где горы отстоят одна от другой не далее 50-ти сажень находящиеся в левой стороне состоят из плитняка и имеют вид развалин. Многие из оных так нависли, что опасно даже ездить около сих гор, от которых текущая посредине Юниканка не позволяет удаляться.

Мы перешли ее в сей день более 20-ти раз вброд, и в 10 1/2 часов вечера остановились на месте, называемом Прибылова амбар, от того что некогда купец Прибылов для складки товаров построил тут амбар, которого и признаков нега; он же поставил существующий и по сие время еще крест, на близ находящейся горе, имеющей совершенно конический вид.

Лошади наши хотя и очень устали, но мы ехали долее потому, что бы найти какое-нибудь кормовище; ибо оных почти нет в сих гористых местах. Дорога состояла из высоких неровных каменьев, почему неподкованные лошади ступают с чрезвычайным трудом, часто подбивают копыта и делаются неспособными к продолжению пути.

По Юниканке в одном месте лежал лед, вечно не тающий; а на многих горах и в лощинах виден был снег.

На рассвете пошел дождь и мы 23. в седьмом часу утра пустились в путь; перешли Юниканку вброд пять раз и стали вдоль оной, по наполненной острыми каменьями дороге, подниматься на Юниканский хребет. Подъем чрезвычайно полог. Вид с вершины хребта прекрасен. Я глядя на оный забыл о дожде, промочившем меня до костей. ужасная пропасть разделяет две горы; из оной вытекает с шумом река Кункуй, впадающая в Белую; впереди в постепенной отдаленности представляются взору многие ряды гор, одни других огромнее, с острыми или подобными куполам вершинами, выше облаков возносящимися. Все сие представляет такое зрелище, которому вид Альпийских гор может быть уступил бы, если в оное описано было многими путешественниками, но здесь некому заниматься сими редкостями природы. Мрачность препятствовала рассмотреть ясно множество еще гор, синевшихся сквозь оную. Вершины всех голы, но некоторые хребты до половины покрыты лиственичником.

Спуск с Юниканского хребта очень крут. Мы ехали по косогору, имея Кункуй в левой стороне; потом перешли ее вброд более 20 раз, и еще несколько ручьев впадающих в оную. Иногда я не мог довольно насмотреться на великолепные и ужасные виды в сих гористых местах станового хребта, почитающегося одним из числа высочайших на земном шаре Какую разнообразную пищу, почти на каждом шагу, нашел бы для своей кисти или пера искусный живописец или описатель природы!

Сильный дождь, крепкий ветер и пронзительный холод, каковой может случиться летом на столь высоких только местах, истощили наконец до того наши силы, что мы с трудом слушали Якутов, хотевших ехать далее для сыскания кормовища. Опять приблизились к Белой и перешли ее восемь раз. После первого брода, переехали через речку Бюкакян, с левой стороны в Белую впадающую. Между 4-м и 5-м бродом на Белой есть порог вышиною более сажени, а между 6-м и 7-м другой несколько менее, малых же много. Течение в вершине сей реки чрезвычайно быстро, чему и дожди, бывшие в последнее время, не мало способствовали. В иных местах Белая течет с шумом, между утесистых берегов, как бы в ворота, и представляет весьма красивый вид. .

В половине 8-го часа мы остановились, развели тотчас огонь, поставили палатку, скинули с себя мокрое платье, начали отогреваться, сварили кашицу из черных сухарей с ветчиною и стали ест оную. Читатель конечно не позавидует нашему состоянию и не найдет оное отменно благополучным; но нам в сие время казалось оно превосходнейшим всего, что может изобрести роскошь и лакомство. Огонь и палатка были для нас лучше самых великолепнейших чертогов, а кашица из сухарей вкуснее всяких сладких яств. Сию высокую цену в глазах наших имели они от того, что мы четырнадцать часов, голодные, в сильный дождь и крепкий пронзительный ветер ехали верхом. Подобные случаи больше чувствует тот, кто их переносит, нежели тот, кому он их после пересказывает. Впрочем они приучают к трудам и терпению более, чем все красноречивые наставления. Человек имеющий средство избавиться от претерпеваемого им страдания не с такою твердостью переносит оное, как тот, который терпит без всякой надежды к облегчению. Сия самая невозможность переменить состояние свое подкрепляла нас и принуждала говорить друг другу: как же быть? век прожить, не поле перейти. Пустясь в далекий путь надобно всякую претерпеваемую нужду почитать полезным Июль. искушением, облегчающим тягость тех трудов, которые впредь случиться могут. Сверх сего человек, проживший всю жизнь свою в единообразном покое, лишен приятности воспоминать о бывших с ним переменах. Таковые мысли наполняли нас дорогою, и вкусная кашица была за них наградою.

Проснувшись рано мы очень обрадовались, что дождь перестал и вода в Белой много убыла. Якут гнавший коров в Охотск и ночевавший не далеко от нас, принес поутру молока, за что мы дали ему несколько денег и табаку, который он в ту же минуту искрошил и примешал к нему несколько стружек. Якуты любят черкасский табак, но по крепости оного курят всегда смешанный с стружками. Каждый Якут имеет медную трубочку, в которую табаку входит не более одной щепотки. Трубка вставляется в деревянный чубук, состоящий из двух желобков, обвитых ремнем, развивши который, чубук раскладывается на двое и удобно вычищается. Сгоревший в трубке табак и нечистоту от дыма насевшую они не бросают, но снова мешают с стружками и опять курят. Якуты глотают дым, от чего иногда так закуриваются, что с ног падают. На поясе, где привязана трубка, привешены также щипчики железные, коими - Якут и выщипывают себе бороду, еще мешочек с трутом, состоящим из высушенной полыни, и маленький нож с деревянным или костяным черенком.

В 10-м часу пустились мы в путь, перешли более 20-ти раз вброд Белую, и стали подниматься на первый из семи хребтов: так называются семь гор, следующих одна за другою. Иногда мы ехали вдоль по самой реке, когда горы с обеих сторон так сближались, что между ими и рекою не оставалось никакой иной дороги. Вершина первого хребта подобна полукругу, с коего впереди видно несколько других; так что чем оные были далее, тем становились выше, а верх последнего скрывался в облаках. Мы стали спускаться в том месте, где вытекает Акарская речка, впадающая в Аллах-Юну. Первую из оных, равно как и многие втекающие в нее большие ручьи, перешли мы несколько раз вброд. На всех их видимы были не большие водопады. Иные из ручьев падая порогами с высоких крутых гор, с шумом ударялись о большие висячие каменья, представляя глазам повсюду прекраснейшие живописные картины.

В 10-м часу вечера приехали мы к реке Аллах-Юне, находящейся в 233 верстах от Алдана. Она впадает в Маию, текущую в Алдан. Мы пристали у сарая или у крышки поставленной на нескольких столбах у самого перевозу через реку, которую однако осенью вброд переходят. Якуты не хотели ехать к станку, ибо около оного переколано много лошадей от заразы. Едва успели мы скластся под крышку, как пошел дождь.

Аллах, значит проворная и сия река не без причины так названа, по чрезвычайно быстрому её течению. Хотя последний дождь и не велик был, Июль. но вода в реке много возвысилась.

На Аллах-Юне содержатся в летнее время почтовые лошади, которых только что достает под курьеров, почты и эстафеты, почему проезжающие, хотя и с подорожными, принуждены бывают на одних, весьма худых лошадях, ехать от Алдана до Охотска, или на дороге брать оных насильно у поворотчиков. Так называют Якутов, кои отвезти товары по подряду в Охотск, откармливают там лошадей и возвращаются в свои улусы с порожними, не могли подрядиться везти что либо из Охотска. Сии поворотчики обыкновенно взыскивают по суду с станочных поставщиков весьма дорого за взятых проезжими лошадей, но тяжба идет так долго, что ни кто не остается в выгоде; а потому поворотчики, для избежания хлопот, возвращаются в улусы окольными дорогами; когда же бывают принуждены выезжать на большую, то впереди себя, в нескольких верстах, имеют всегда двух или трех человек на лучших лошадях. Люди сии встретив кого-либо скачут назад известить товарищей своих, кои с табуном скрываются в сторону.

Прежде на Аллах-Юне был поселен Казак, который менял лошадей и продавал съестные припасы, и хотя сам весьма разбогател, однако же Якуты и проезжие в тоже время имели многие от сего выгоды, которых ныне совершенно лишены.

В 60-ти верстах от Алдана, начинается дорога из неровного камня и продолжается до Аллах-Юны, от, чего многие из наших лошадей подбили копыта. К тому же на сем расстоянии нет ни одного порядочного кормовища; а от сих двух причин некоторые лошади сделались совершенно неспособными к продолжению пути. Хорошо что иных переменили уже у встретившегося нам обоза Американской кампании.

Не могши отыскать многих лошадей и лодку, которая одна только и была, и ту оторвав унесло течением, принуждены мы были оставаться на Аллах-Юне. Около полудня дождь перестал. На досуге мы рвали голубику и княженику.

Прежде и зимняя дорога здесь же была проложена, но когда уничтожили селение на Аллах-Юне и узнали, что Почты, Курьеры и Эстафеты, проезжая севернее, могут у встречающихся Тунгусов скупать много белки и другой мягкой рухляди; то проложили зимнюю дорогу на Аймякон, через которую реку от Якутска до Охотска будет около 2000 верст, то есть почти в двое далее, нежели по летней дороге. И езда там труднее; ибо находятся пустые места по 600 и 700 верст, на коих при жестокости морозов случаются большие метели, называемые Буранами а в Охотске и Камчатке Пургами. Уверяют, что снега по той дороге не столь глубоки, как местами по здешней; например в семи хребтах и некоторых других. Зимняя дорога идет следующим образом: из Якутска едут по летней на переменных лошадях до Арылаха, где сворачивают влево. До реки Алдана находятся частые Якутские селения, а оттуда на одних уже лошадях путешествуют до реки и большого Якутского селения Аймякон, находящегося от Якутска в 1000, от Алдана же слишком в 600 верстах, на котором расстоянии нет ни какого жилища. здесь переменяют лошадей и едут более 400 верст пустыми же местами до Тульского хребта, где хотя также нет селения, но берут оленей от кочующих Тунгусов, если встретятся с оными, иначе же продолжают ехать на тех же лошадях еще 200 верст, до хребта и реки Баргачан. Тут, когда найдут кочующих Тунгусов, берут у них оленей и переезжают 100 верст до озера и реки Улеи. Пешими Тунгусами, называются те, кои имеют непременные жилища; кочующие же летом и зимою переменяют места, гоняют с собою оленей и перевозят на них все свое имение и юрты, состоящие из берестовой коры, коею покрывают несколько кольев связанных вверху, так что юрта всегда имеет конический вид; или покрывают сии колья, оленьими и других зверей кожами. От Тульского хребта до Охотска, дорога идет по реке Охоте. На Уяге берут у пеших Тунгусов собак, на которых доезжают 200 верст в Нартах (род саней) до самого Охотска; по большей же части переменяют их на половине дороги в Арке, где живут пешие Тунгусы; а потом у Якутов на Мете, в 55 верстах от Охотска.

На лошадь и зимою вьючат около 4-х пуд. Остановившись пускают ее на волю, дабы разгребая копытом снег, находила оставшуюся под оным поблекшую траву; или расчищают не большое пространство и туда ее пускают. Езда на лошадях очень скучна зимою, ибо оные ослабев от худости и недостатка корма, идут весьма медленно, а иногда устают до того, что седок должен большую часть дороги ехать на лыжах, и тащит на себе съестные припасы и питье. На оленя вьючат обыкновенно около трех пуд, если же не велик переезд, то четыре и пять; но тогда выбирают двух лучших оленей под сугубую сей тяжесть переменяют их поденно. Через два или три часа, должно остановиться покормить немного оленей, кои разгребая снег едят белый мох, растущий обыкновенно на горах им не дают нисколько выстаиваться и прямо пускают к корму.

Наконец когда лошади и лодка были отысканы, то кладь перевезли мы на другую сторону, а лошадей перегнали вплавь, и в 6 1/2 часов вечера отправились в путь. Вода в Аллах-Юне сделалась так велика, что захватила часть дороги, где лошадям было выше брюха. В 10 верстах от станка оставили в левой стороне гору Тасх-Танара Балагана. Тасх значит камень, Танара Бог, а Балагана церковь, и сие имя произошло от найденного некогда на сей каменной горе образа. Проехав с пол версты далее, остановились ночевать.

Ночью был прегустой туман, который к утру упал на землю, и день, когда мы пустились в дорогу, стал хорош. Перешли вброд речку Мутинского креста, потому так названную, что некогда шедший с командою в Охотск казацкий сотник Мутин поставил на ней крест. Речка сия впадает в Аллах-Юну, так как и еще 8 или 9, которым нет имени, ибо только текут с весны и от дождей; а от того как сии, так и все, не всегда текущие речки, называются сухими. После того переехали высокую гору, называемую Анчинский мыс; далее миновали кормовища Дылга, Асылык (кормовище на кочках) и Багарах Асылык, и приблизились к Английскому броду, где вода была так велика, что надлежало остановится и ожидать убыли оной. Постояв несколько опустили в реку шест и приметили, что вода становится ниже; но в девять часов пошел дождь и разрушил надежду переехать реку. Здесь положено содержать перевоз, однако за неимением оного проезжающие часто принуждены бывают проживать много времени.

По дороге застрелили куропатку и двух белок, да в озере поймали двух больших утят, кои не могли еще летать. Сверх сего Якут убил палкою куропатку и подарил нам, а мы отдали ему двух белок, которых он тот же час и съел, поджарив несколько на палке. Мясо белок очень нежно и бело; но здешние Русские не едят оного.

На противном берегу Анчи на горах во многих местах снег был виден.

Хотя все Якуты большие охотники до табаку и водки, но наемный наш не любил ни того ни другого, что могло почестся большою редкостью.

Видя, что вода не скоро убудет мы начали делать плот. В 2 часа пополудни оный быль готовь и дождь перестал. Тогда связали вместе все арканы и веревки и послали перевезти, один конец оных на другой берег, дабы сим средством перебраться на плоту. Когда человек повезший конец поплыл, то веревку течением натянуло и начало столь сильно тащить лошадь, что он должен был возвратиться. Таким образом все способы, употребленные нами для переправы, были тщетны. В ожидании пошли мы в лес брать ягоды и грибы, и я застрелил куличка.

Самое удобное время для проезду по Охотской дороге есть поздняя осень когда совсем не бывает дождей, вода в реках так мала, что ни одна брод не задерживает.

Вечером опять хотели приниматься за плот; но Якуты, боясь утонуть на нем, сказали, что десять верст выше находится другой брод; но как было уже довольно поздно, то отложили поездку туда до утра. 28. В 8-мь часу отправились. День был прекрасный. перейдя четыре сухих речки, приблизились к Анче; но не было возможности через оную переправиться; а потому остановились на не большом островке, близ которого на другом много росло голубики.

Анча разделяясь на несколько рукавов, делает много островков, на одном из коих мы стояли; ибо сей рукав был мелок. Напротив нас река Анчакан в Анчу впадала.

Едва мы под вечер успели напиться чаю, как один из наших людей, выйдя из палатки, закричал: Разбойники! Разбойники! мы схватив ружья выскочили, и увидев скачущих уже весьма близко к нам людей, приложились к ним и кричали, чтобы остановились.

Разбойников было 11-ть человек. Они увидев нас готовых стрелять по ним, остановились не более как в десяти саженях от нас. Мы велели им отъехать далее, и когда они сие исполнили, тогда мы взяв все возможные предосторожности, дабы они вдруг и нечаянно не могли напасть на нас, вступили с ними в переговоры. Атаман сказал нам, что они думали найти здесь купцов, а не военных людей; что против нас не осмелятся они сделать никакого предприятия, что все они бежали с Усть-Майской пристани на Алдане, и уверяли притом, что худое содержание и тяжкие работы были тому причиною. (Обыкновенный предлог бездельников). Таким образом вторично избавились мы от крайней опасности; ибо надлежит признаться, что силы наши были против их весьма слабы. После, когда уже разбойники сии были переловлены и допрошены, узнали мы, что это была та самая шайка, которая ожидала нас у брода реки Белой, которая услышав о проезде нашем от другой встретившейся с нами шайки, поехала вслед за нами с тем намерением, чтоб улучив время, когда мы остановимся, наскакать прямо на палатку, и не дав нам оправиться, всех передавить или переколоть.

В 4-м часу утра пошел дождь и продолжался около трех часов, но вода против вчерашнего убыла на четверть аршина и мы перешли вброд Анчу, где лошади только что не плыли. тут же перебрели и Анчакан. Скоро после того попался нам Якут, конечно из числа поворотчиков, ибо тот же час поскакал назад. Мы крайне сожалели, что не могли предупредить сего человека о близости разбойников, которые не преминули его ограбить.

Около 55 верст от Аллах Юны, проехали место называемое Верблюжья падь, от того что некогда тут умер вьючный верблюд, веденный в Охотск некоторым купцом. Уверяют, что сей верблюд длиною был четыре сажени, что вьючили на него по двести пудов, и все остальные между Якутами о нем рассказы, столько же вероятны. Верст 6 от верблюжьей пади находится Ледник, называемый Бусь-Кюль (ледяное озеро); он длиною более версты, а шириною около 200 сажень, и сказывают, обыкновенно бывает гораздо обширнее. Лед сей никогда весь не растаивает, толщина оного около аршина, поверхность беловата, но в низу синь и от дождей сделался ноздреват. Отражение солнечных лучей от поверхности сего льда, причиняло боль глазам. Не много далее проехали еще два меньших ледника, которые все лежать на грунте из мелкого камешника.

На озере, называемом Малый Чжерга Талах застрелили мы трех уток. Между оным и ночлегом перешли вброд реку Анчакан до 20-ти раз, и еще большее того число ручьев. Не много далее находится озеро большой Чжергаталах, из которого выходящий ручей, соединяясь с другим, текущим из гор, составляют речку Акачан, впадающую в Юдому. Перешли ее три раза вброд и в 9-ть часов остановились. Имена Чжергаталах происходят от того, что в сих озерах водится много мелкой рыбы, называемой по - Якутски Чжерга, которую Якуты, во время проезду летом, мордами ловят.

Все утро шел дождь. В 16-ти верстах от ночлега, проехали Капитан- Тарын (Капитанская засека), Ледник, длиною до 2-х верст, а шириною около 200 сажень, но и сей обыкновенно бывает больше в средине оного течет ручей, через который не скоро могли переправиться, ибо лед, составляющий берег его, высок и крут; а будучи подмыт течением ручья обваливался с шумом, подобным пушечному выстрелу. На юге, над высокою горою, стояла ужасная черная туча, мимо коей другие облака по обе стороны шли весьма скоро, внизу же была совершенная тишина. Мы ожидали дождя или грому, но наступивший ветер разогнал все сии тучи.

Не в дальнем от Капитанской засеки расстоянии, проехали развалившуюся избу в две с половиною квадратных саженьи величиною, где некогда проезжающий купец принужден был зимовать, потому что вдруг выпал большой снег и все лошади его переколели.

Мы продолжали путь наш по левому берегу Акачана, дабы избежать через сию реку бродов, кои бы нас остановили, хотя дорога тут была гораздо длиннее и чрезвычайно дурна. С великим трудом объехали мы вокруг горы Соколий камень, по дороге из неровных острых каменьев, где по самой реке, а где по отрубу превысокого берет. Все время шел пресильный дождь.

В пяти верстах от Сокольего камня, перешли вброд Огненную речку получившую имя сие по чрезвычайно быстрому её течению. Брод был так глубок, что мы во - время самого проливного дождя ехали по пояс в воде; и можно было сказать, что мы между небом и землею пробрались сквозь воду. Проехав после сего два поля называемые Когон Итыт (подстреленный селезень), остановились ночевать у Кенгайского брода.

Кен-чай значит широкое каменное поле; а брод потому назван Кенсайским, что в сем месте река широко разлилась и течет по каменному дну. В сей день перешли мы до сорока маленьких речек и ручьев. Вечером дождь, перестал, но в четвертом часу утра опять пошел и столь сильный, что Якуты даже не хотели подниматься с ночлега, хотя они с удивительным терпением переносят дурную погоду, да и после дождя редко просушивают платье и обувь.

Все наши спутники собрались в палатку, в коей двое только или трое могли спать. Дождь, загнавший нас в сие тесное убежище, не переставал лить рекою. Дорога Охотская и без того трудна, но на сей раз стеклось еще и множество препятствий. Признаться должно, что осы, овода, комары, варнаки, дожди, броды, были такие обстоятельства, от которых или всякое терпение должно было сокрушиться, или всякая нетерпеливость окрепнуть.

1802 год. Август.

Дождь продолжался еще в шестом часу утра послали ловить лошадей, но Якуты так не охотно собирались, что мы не могли отправиться в путь ранее одиннадцатого. Вчера вокруг нас было сухо, а сегодня увидели быстротекущий ручей: таковых без сомнения произошло весьма много от дождей, и мы должны будем беспрестанно переходит их вброд. Акачан разлился чрезвычайно широко и представлял прекрасное зрелище. пригорки покрытые летом, сделались островками, по реке неслось множество вырванных с кореньями деревьев, кои останавливались иногда утех островов. Нельзя не удивиться до какой степени поднимаются здесь воды, когда в сухое время ехав около здешних рек увидит целые деревья лежащие высоко на ветвях других. Наконец приблизившись к небольшой речке, стали мы переходить ее вброд. Первый Якут повел четырех лошадей: три задних оторвались, унесены были быстротою течения, запутались в наносный лес и утонули, так что с великою опасностью могли спасти кладь. После того начали переводить по одной лошади и другим местом, где переплыть должно было не более сажени. Здесь перевели благополучно и только что перемочили все сумы. Хорошо, что мы имели четырех запасных лошадей, и потому от потери трех не вышло никакой остановки. Верстах в сорока от Капитан-Тарына, проехали ледник или наледь Кен-чай, длина коей до двух верст, а ширина около одной; но обыкновенно бывает она длиною около 10-ти верст. В 4-м часу остановились около Кен-чай и Ламковой речки, потому что вода в ней была очень велика, а Якуты были так напуганы, что говорили: если поедут через сию речку, то потопят остальных лошадей и сами все потонут. Таким образом принуждены мы были разбить палатку на мокрой тундре, или сказать попросту в болоте. Мы расположились в ней следующим порядком: наклав чрезвычайно много лиственничных ветвей, постлали на них войлоки, а седла, как обыкновенно, положили в головы: ружья и пистолеты поклали между сими постелями, а сабли по бокам оных; у входа же палатки, поставили ящик и сухари. По сделании сего легли на мокрые войлоки и ожидали с немалой скукою конца худой погоды.

В 4 часа солнце показалось на одно мгновение, но потом небо снова покрылось мрачностью так, что находящийся менее полуверсты от нас горы, стали невидимы и дождь полил сильнее прежнего. Мы до костей промокли и дрожали от холоду. Скука наша умножалась еще более от воображения, что если дожди задержат нас долго в дороге, судно может уйти в Америку прежде нашего приезду в Охотск: тогда мы принуждены будем зимовать в сем городе и потерять целый год времени.

Иногда Якуты не останавливались на хороших кормовищах, а просили ехать далее говоря, что тут пьяная трава растет. - Что за пьяная трава? - Когда лошадь поест оной, то взбесится, бросается всюду, а потом околевает, спасти же ее тем только можно, что бы скорее оседлать и скакать на ней до того времени, как сделается в поту и в мыле. Однако никто не знает по виду сего вредоносного растения; но Якуты наслышавшись на каком кормовище лошади бесились, никогда уже на оных не останавливаются полагая, что там пьяная трава находится.

От Якутска до Аллах-Юны, лес по большей части Лиственничник и сосна, гораздо в меньшем количестве береза, осина, ольха, и кедровый сланец, много тальнику и ернику вообще лес мелок с Аллах-Юны оный в некоторых местах крупнее, особливо лиственница, потом пойдет много топольнику, коего прежде совсем не видели; но сосна становится реже, а на конец и вовсе исчезает. По дороге растет голубика, красная и черная смородина, последняя изредка, также довольно морошки и княженики.

Мы остановились не далее трех версте от той речки, где лошади наши утонули, почему некрещеные Якуты взяв котел отправились назад, дабы поесть досыта лошадиного мяса. Известно, что Якуты великие обжоры, и жирная лошадь самый лакомый для них кусок, но крещеные показывают при Русских, что не употребляют сего кушанья, хотя в улусах живут точно также как и все другие. Якуты едят не только тех лошадей, коих нарочно убивают, но и колеющих, даже иногда от заразы, от чего после и сами умирают. В третьем году Алданские Якуты поехали на сенокос, в которое время они обыкновенно пируют, то есть едят сколько могут. У сих была жирная лошадь. Она вдруг упала; Якуты подбежали посмотреть и нашли ее к удивлению своему мертвою. По обыкновенному суеверию вздумали, что дьявол убил ее; что однако не помешало им отведать мертвечины. Спустя несколько часов показалась у всех на теле опухоль, а потом и раны. Через двое или трое суток многие померли, а у иных места, где были раны, совсем выгнили. Тоже самое случилось и в тоже время на Амге и Аллах Юне, где был падеж на лошадей, которых Якуты не переставали до того времени есть, покуда сами многие перемерли Тогда прибегли они к своим Шаманам; сии упрашивали дьяволов, что бы не умерщвляли более лошадей, но зараза от того не менее продолжалась до самой осени. Между рогатым скотом и лошадьми оная также открывалась опухолью, претворявшеюся потом в раны и столь была сильна, что если кто до опухоли дотрагивался рукою, то на оной делались прыщи, а после раны. Сей случай выучил Якутов, и ныне они не ели уже падающих лошадей, хотя на Аллах-Юне зараза и много оных переморила. Ночью лед на Кен-Чайской наледи часто обваливался с превеликим шумом. По утру возвратились наши Якуты, привезли с собою целую ободранную лошадь и сказывали, что на месте съели по два только котла на брата, ибо время было холодно. Со всех трех лошадей сняли они гривы, дабы возвратившись в ночлег свой показать, что лошади поколели а не проданы, однако под сим видом, когда при конвое нет хозяина лошадей, работники нередко лучших из них съедают, а гривы привозят домой.

Вода в Ламковой речке убыла, почему перешли мы ее вброд и поднялись на крутую гору, по весьма грязной дороге. Одна лошадь сорвавшись, полетела саженьи две через голову вниз; однако же когда ее подняли, то она пошла хорошо. Верстах в десяти от ночевища выехали на большую дорогу. Должно было перейти вброд рукав реки Акачана, но как он был глубок, а мы не хотели останавливаться, то начали пробираться вдоль берега: ехали по крутому каменному косогору, или прямо по воде, где мельче, но лежало много наносного лесу. Объезд сей был чрезвычайно труден. Якуты хотя и слыхали, что есть другой лучший по вершине хребта, но не знали оного. Выехав опять на дорогу, перешли вброд не большую речку, от которой начинаются гари, то есть места, где иногда траву выжигают, дабы после иметь лучшие кормовища. От сей речки до Юдомского креста, дорога не камениста и довольно хороша, хотя дожди и чрезвычайно попоршили оную. Перешли вброд несколько глубоких болот и приблизились к небольшой речке в коей вода была очень высока; но как, ширина оной не превышала четырех сажень, и по положили с берегу на берег несколько деревьев, наслали потом хворостнику и по сему мосту перенесли всю кладь, лошадей же перегнали вплавь. Не большие реки, текущие поперек дороги и коим нет особенного имени, называются вообще поперечными речками. Переправа продолжалась три часа; после чего проехав около трех верста, остановлены мы были другою речкою. Тут нашли несколько человек едущих в Охотск и также стоящих за водою, и между ими Якутского купца Захарова, который в сороковой уже раз едет в Охотск, но ни когда не видал столь великих вод. Якуты наши по дороге ели даже сырое лошадиное мясо. Поутру пошел дождь, но продолжался не более двух часов. Мы начинали уже делать плот для переправы; а как Якутам того не хотелось, то они сказали, что поищут брода; но нашли готовый мост подобный тому, какой мы вчера состроили. От сей речки начинается вторая гарь. На оной перешли вброд несколько глубоких болот и подъехали к Грязной речке, получившей сие название от чрезвычайно тинистого дна её. Оная так разлилась, что между ею и Юдомою (в которую она впадает) не было сухого места, хотя тут пространство берега, между ими находящегося, превышает две версты. Не далеко от нас стояло несколько семей кочующих Тунгусов, и мы наняли одного из них съездить на Юдомский крест за большею лодкою. Он при нас отправился на берестяной ветке, (род малого речного судна), похожей на делаемые по реке Лене; только сии меньше и ходят кажется скорее. Тунгусы стояли для ловли рыбы. Мы ездили верхами на оленях. Седло на них кладется очень малое и без стремян, но ездок имеет обыкновенно в правой руке палку, служащую для сохранения равновесия. Езда довольно неловка, хотя скора; ибо олень делает большие шаги, рысью и бежит чрезвычайно скоро. На горы олень поднимается весьма легко, по причине короткости передних ног своих.

Поутру приехал с Юдомского Креста Казак: их там всегда живет 5 или 6 человек для переправы проезжих. Сей был на деревянной веточке и сказывал, что большую лодку оставил в трех верстах; ибо чрезвычайно сильное противное течение не позволяло грести, а бичевою невозможно довести оной до сего места, когда вода разлилась по лесу. Казак сей живет более 20-ти лет на Юдомском кресте; но сказывал, что не помнит такой большой воды, коею ныне снесло до остатков все огороды, несколько юрт, амбаров и часовню с крестом, построенную еще Беринговою Экспедициею и давшею по себе имя Юдомского креста сему месту.

У нас почти нечего было есть; но как нарочно во втором часу показалось в близости несколько крохалей (большой род диких уток), из которых одного я застрелил, а другого, не могущего еще летать, собака поймала. Итак мы пообедали очень порядочно.

Скоро после того купили за 15 руб. не большего быка, у Якута гнавшего в Охотск рогатый скот. Наши Якуты пили сырую кров, а кишки, хвост и все что мы кинули, съели, положив прежде на несколько минут в горячую золу.

В ожидании того времени, как можно будет отправится далее, я расспрашивал купца Захарова о дороге, Якутах и многом, относительном до сего края, и между прочим напишу два достопамятные случая, слышанные мною от него, а после и от других.

Купец Тропин, ехавший в Охотск с товарищами, отстал немного от них, напошел на медведя преогромной величины, который бросился растерзать его. Тропин не могши убежать от медведя, принужден был вступить с ним в ручной бой, ухватил его за уши и кричал товарищам о подании помощи. Когда они и Якуты прибежав на крик увидели, что медведь стоя на задних лапах, превышал ростом своего противника, хотя довольно высокого, то испугавшись убежали прочь. Таким образом два соперника без всякой помехи боролись более часу, медведь изодрал у купца все плечи, но не мог действовать зубами, будучи крепко сжат и наконец так утомлен, что Тропин, применив обессиление медведя, успел выхватить из - за пояса нож и прорезать ему брюхо. Купец так был рассержен на храбрых спутников своих, что догнав их, дал им всем весьма памятный урок палкою.

Подобное же сему происшествие случилось несколько после, когда шла в Охотск партия промышленных купца, Лебедева, в числе которых было двое Зырян, гнавших с собою черного быка. Однажды они, потеряв сего быка, пошли искать его в лесу, но вместо того один из них нашел на медведя, который на него бросился. Зырянин ни мало не испугавшись, ухватил одною рукою медведя в охапку, а другою держал его за ухо и не давал тем кусать себя; подошедшему же на крик товарищу говорил, чтобы он вынул у него из за пояса топор; но как оного уже не было, то другой Зырянин взял толстую дубину и так сильно ударил зверя, что он с ног свалился. Сии промышленные содрали с медведя шкуру, продали оную на Алдане за десять рублей, нашли черного быка и топор, и никогда победою своею не хвастали.

День был прекрасный, вода много убыла, с Юдомского креста пришла лодка и мы отправились в путь через речку Грязнуху. Кладь перевезли на лодке, а лошадей перегнали вплавь. Потом опять их навьючили и послали к Юдоме, сами же отправились на лодке к Юдомскому кресту, находящемуся на левом берегу Юдома. Река сия шириною до 250 сажень. Хотя в 1 1/2 сутки воды в оной и Грязнухе убыло четыре аршина, однако течение было столь еще быстро, что лошадей сносило около версты вниз. Когда оные обсохли, то их оседлали и навьючили. Перешли вброд устье речки Крестовки, впадающей в Юдому, где и крест с часовнею были поставлены; потом несколько болот, да 6 или 7 раз вброд Крестовку, выходящую из озера Сис-Кюл, то есть хребтового, лежащего в 35-ти верстах от Юдомского креста, в 12-м часу ночи остановились на Ала - Огус - Асылык (белого быка кормовнище). Время было очень холодно, даже маленький мороз; почему разведенный скоро огонь доставил нам не малое удовольствие.

День был хорош, но холоден. Перешли вброд около 15-ти раз Крестовку и проехали мимо озера Сись-Кюль, оставив оное в правой руке. Сказывают, что в нем водится много рыбы. Я думаю, что Сись-Кюл находится на весьма высокой полосе земли; ибо из оного вытекает с одной стороны Крестовка, впадающая в Юдому, которая вливается в Маю, соединяющуюся с Алданом; с другой же вытекает из сего озера река Урак, впадающая в Охотское море, в 20-ти верстах к югу от Охотска, перейдя сию реку вброд семь или восемь раз, остановились на Кельтегей-Куруме (пустой бор).

Ночью и поутру шел небольшой дождь, но не долго. Овода и комары исчезали, но место оных заступала мошка.

Перейдя вброд Урак, приехали на Плотбище, где построено три юрты, а в них живет три казака да Солдат, для караулу казенных вещей, которые иногда складываются в четыре сделанные для сего амбара. Пополудни часа полтора лил пресильный дождь, но солнце во все время не переставало быть видимо.

В правой стороне оставили Кононов столб, поставленный каким-то Кононовым в 1769 году. Перешли вброд Урак, потом небольшую речку с левой стороны в него впадающую и остановились недалеко от Кислого брода на Ураке. Якуты говорили, что здесь по всем рекам много медведей, бродящих для лову рыбы, идущей ныне из моря в великом множестве; почему для распугания сих зверей выстрелили мы несколько раз из пистолета.

Отправившись в путь, перешли на Ураке Кислый брод, а потом Порожный, названный потому так, что находится между двух небольших порогов, и стали подниматься на блудный хребет, находящийся около десяти верст от Порожного брода и около пятидесяти от Плотбища. Подъем и спуск чрезвычайно пологи. С первого течет небольшая речка, коей нет, имени, а Со спуска Блудная, впадающая в Урак с левой стороны. Потом перешли две небольшие речки с той же стороны в Урак впадающие, да четыре раза Бдудную и остановились ночевать. По дороге застрелил я утку и тетерю. Якуты очень не довольны были, что мы белок не стреляли.

Саженях в двадцати от нашей палатки, по одну сторону стояла крутая каменная гора, а по другую, и того ближе, протекала Блудная речка; сие узкое место покрыто было редким лиственичником. Темная ночь, хорошее время, ветер свистящий уныло в ущелинах отвесных гор и разведенные огни, производили некое уныние в душе.

В 7 часов поднялись с места, перешли Блудную речку и в левой руке оставили гору Гребенчатый камень, потому так названную, что будто гора сия похожа на гребень, хотя мне нисколько того не показалось. Верстах в семи от оной, находится Болбукта, Отутта (кедровник густой); а отсюда верстах в трех перешли мы вброд речку большой Луктур, в том месте, где она с правой стороны в Урак впадает; выходит же оная из гор, находящихся верстах в 30-ти к Югу от Охотска. Потом перешли мым две небольшие речки, и малый Луктур, все текущие в Урак с правой стороны. На последней стояли кочующие Тунгусы в 2-х юртах, для ловли идущей с моря рыбы. Недалеко отсюда проехали Боброво поле, (имя данное от Боброва некогда на оном жившего) через которое протекает речка Бобровка, с правой стороны в Урак впадающая. потом приехали к Урацкому перевозу, где живут два казака, для переправы кладей на лодке; но как вода была мала, то перешли реку вброд. Далее приехали к месту называемому Купецкий амбар, а потом к другому Аm-хаята (конный хребет), у которого и остановились ночевать.

Отсюда отправились в путь и проехав речку Конного хребта, стали на гору сего имени подниматься. Спустившись же с оной, перешли вброд две речки, поперечную и Чельчикан, впадающие в Охоту, и приехали на Мету, где живут Якуты. Мы вошли в одну летнюю их Юрту, срубленную из лесу, в 1 1/2 квадратных сажени величиною, с берестяною крышкою, в середине коей оставлено отверстие для выходу дыма, ибо под оною на полу порты находится очаг. На огне стоял котел, в котором рыба варилась. В Юрте довольно не чисто, но гораздо менее нежели бывает у Якутов, живущих в Якутском округе, про коих здешние говорят, что те живут как собаки. Далее перешли вброд Намову речку впадающую в Охоту, проехали Кидх-тирях (зеленый - топольник) и через рукав реки Чжолоконы; потом переправились на лодке и через самую сию реку, в Охоту впадающую. За нею следуют два хребта Чжолокон и Мальчикан с рекою того же имени, впадающей в Охоту с правой стороны. Потом проехали Эсе-Баса (Медвежья голова) и в 11 часу остановились кормить лошадей. В сих местах попадалось более прежнего ягод и между прочим много жимолости, называемой здесь Алеуктою.

Прежде нежели окончу описание Охотской дороги и прибытия нашего в Охотск, нелишним почитаю сказать все то, что мог я сам видеть или с достоверностью узнать о Якутах.

Якуты как известно происходят от Татарского поколения; сходство языка их с Татарским и многих обычаев, может послужить достаточным тому доказательством. Я описал уже зимние их Юрты; летом же большая часть Якутов живет там где сено запасают. Все сенокосы обыкновенно обгорожены. Князцы, у которых очень много рогатого скота и лошадей, не всех их кормят сеном, но большую часть держат в степях, где они разгребая снег, кормятся оставшеюся под оным травою; ибо невозможно запасти довольного количества сена, когда у некоторых Князцев находится до тысячи и более лошадей и рогатого скота.

Многие Якуты носят длинные, а все женщины еще и того длиннейшие косы, привязанные у самого затылка, Якуты летом одеваются в короткие кафтаны китайчатые, суконные, или плисовые, обложенные вокруг, в три или четыре пальца шириною, чем-нибудь только особенным от цвету кафтана. Сапоги шьются из бычачьих кож, с мягкою подошвою; или из лошадиных, называющихся Сарами. Сары так плотно и крепко сшиваются, что по удобству для мокрого времени, большая часть жителей Якутска носят оные в дорогах, или даже и в городе. Кожаные штаны, рукавицы и шапка, довершают одеяние Якутов. Женщины в летнее время одеваются точно также, как и мужчины. Зимнее платье якутов делается из теплых фуфаек, штанов, полушубков и длинных сапогов, которые носят шерстью вверх и называют Торбасами; сверху же всего надевают в дорогу Санаях, род тулупа из оленьих кож, также шерстью вверх. Притом во время больших морозов, закрывают (особо приделанными из мехов лоскутками) лоб, щеки, уши, нос и бороду; так что только глаза остаются не закутанными; на колени же надевают сверх Торбосов, еще так называемые Сутуры. То же делают и Русские во время путешествий своих по пустыням восточной Сибири, где морозы неимоверно жестоки. Якутки носят зимою  парки опушенные лисицею или соболем. Парка шьется из оленьих кож и имеет образ длинной рубашки, к которой по большой части приделывают стоячий воротник. Зимние платья богатых Якутов, особливо шапки, бывают дороги.

Якуты очень добронравны, гостеприимчивы, вообще чрезвычайно трусливы, ленивы, когда могут быть такими, обжорливы до чрезмерности и столько же воздержны, когда нужда или бедность их до того доводит. Многие Якуты большую част времени питаются Унданом и Сорою, род кисловатого масла; но сии же самые люди могут съесть невероятно много. Мне сказывал весьма достоверный человек, что сам видел, как четыре Якута съели в два дня прежирную лошадь. Обжорство их причиною, что они не бросают, как я говорил, мертвых лошадей и всякую падалину. Мясо сырое, жареное, или вареное: все почти равно для них. Они съедают и самую кожу с быка, бросив только оную в горячую золу, дабы шерсть обгорела, и все то делают ни мало не от голоду. Якуты любят кротов, но всего более свиное сало, которого иной может съесть до пуда. Обжорство у них даже в чести; они с уважением говорят про обжору: Усио Асатси Хиси, то есть добрый едок, над теми же кто мало едят, смеются, говоря: что ты за человек!

Но дабы дать большее понятие об обжорстве якутов, я опишу все их обряды бывающие на свадебных праздниках.

Когда кто у них сватается, то уговаривается наперед заплатить отцу невесты калым, состоящий из нескольких быков и лошадей, половина которых отдается обратно жениху в приданое за невестою. Свадьба и пир бывают в доме тестя, но насчет жениха, праздник сей обыкновенно продолжается два дня и на оный собираются родные с обеих сторон и приятели. Богатый потчует гостей вином; но кто беднее, кумысом. После сего съедают несколько лошадей, или быков, а иногда множество кротов, почитаемых за лакомое блюдо; пьют опять вино, или кумыс и принимаются расхлебывать сало. К празднику собирают оное всякого роду, метают вместе и кладут в чан. Когда придет Курум (праздничный обед или свадебный стол), то растапливают все сало и садятся вокруг чана. Пребольшая ложка, или лучше сказать уполовник, называемый Хамыяк, ходит по очереди до того времени, как кто откажется. Сыскиваются такие охотники, которые выпивают по 120 Хамыяков растопленного сала, и надобно припомнит, что сие бывает уже в конце стола, после жирного обеду, на коем конечно ни один Якут не побережет своего желудка.

Кумыс делается из кобыльего молока, которое мешают пополам с водою, наливают в кожаный мешок и оставляют повешенным в Юрте до того времени, как оное скиснется. Тогда берут мутовку, сделанную из выдолбленного на подобие чашки дерева, с просверленными в оной четырьмя или пятью скважинами и с палкою вставленною в дно её. Сею мутовкою сбивают скисшееся молоко до того, как на дно сядет род творога, оставшаяся же жидкость называется Кумыс, подобный крепостью пиву.

При свадьбе Якутов, нет никаких обрядов. Если калым весь заплачен, то молодая в провожании многих женщин идет в мужнин дом; в противном же случае остается у отца, а муж в свой уходит всякий раз, как он пригоняет часть Калыму, остается несколько суток с женою, а при возвращении получает половину назад. Тесть никогда не дает дочери без выплачивания всего Калыма, хотя бы то несколько лет продолжилось; по заплате же оного, жена, как выше сказано, идет в мужнин дом в провожании многих женщин, и тогда опять бывает двухдневный праздник. Калым простирается иногда до восьмидесяти скотин.

Многие из якутов, празднуют и рождение сына, или дочери, точно таким же образом.

Якуты, особливо бедные, очень неопрятны; зимою в Юртах своих держат рогатый скот, а по сему можно судить о запахе в домах их. Летом делают они ступы из коровьего кала, а зимою облив внутренность оных водою и дав ей замерзнуть, толкут в таковой посуде сосновую кору, употребляемую ими в пищу.

Народ сей и сейчас еще сохранил некоторые свои странные обычаи, например: якут, бывший в отлучке, входя в юрту свою ни с кем ее здоровается, Но садится как будто незнакомый; жена сварит ему есть и потчует как гостя; а поевши уже хорошенько, он делается хозяином дома, Деверь в присутствии невестки, непременно должен быть в шапке иначе ее и себя обесчестит. Если он сидел в Юрте без шапки, то надевает оную когда невестка входит. Якуты верят колдунам своим, или Шаманам, которые отправляют скрытным образом суеверные обряды, ибо священники узнав о том, представляют колдунов сих к суду. Якуты однако и ныне верят им и боятся их. Иногда Шаман, через год или некоторое время по смерти какого-нибудь Якута приносит в дом его наряженную статую и сказывает, что это покойник, требующий корову, или звериных мехов, или тому подобное; который переест всех в случае отказа. Трусливые люди сии дают все требуемое, что Шаман и уносит вместе с статуею. Якуты рассказывают чудеса про колдунов своих и между прочим и про некоего Качината, что он будто протыкал насквозь себя несколько ножей; отнимал у людей руки и вешал оные на деревья, ни мало не причиняя тем боли, что когда в дороге случался недостаток в пище, то он спрашивал товарищей, хотят ли они что-нибудь поесть? и тогда, прокричав некоторые слова, растворял руки, в которые обыкновенно падал какой-нибудь лакомый кусок, например часть жирной кобылы, или Симирь с маслом. (Симирем называют кожаный мешок, в котором по дороге возят ундан и сбивающееся само собою масло, или по-якутски Халк. Коровье же, или топленое масло, называется Ары). Сей же Качинат предузнавал, сказывают, всегда за два или за три дни, что с ним случится, уверяют еще, будто он сделал деревянную кукушку, поставил ее на дерево, и она три года куковала, то есть до того времени, как Русские сожгли ее и с деревом; что по смерти Качиката, Якуты возле могилы его вырыли яму, положили в нее Шаманское платье, которое три года по вечерам звенело. Словом, сей Качикат, столько наделал чудес, что Якуты боялись его более Боэная; да должно сказать, что многие и из Русских не менее Якутов тому верят.

Когда у Князца их состарится любимая лошадь, то он отпускает ее на волю, но если она и после того проживет еще столько, что начнет зубы ронять, то Князец убивает ее, собирает родных своих и съедает с ними ту лошадь. Обыкновеннее же случается, что для пиршества Князец заколет другую скотину, а любимую лошадь свою похоронит, положив в вырытую близ того места яму, всю принадлежавшую к ней сбрую, как то: седло, узду, переметные сумы, лук со стрелами и пальму. Переметные сумы бывают почти у всякого в дороге; они перекидываются через седло и висят таким образом, что не мешают ни мало седоку. Пальмою называется нож более поваренного, вставленный в деревянный черен, длиною около аршина. Пальму возят обыкновенно для рубки дров.

Когда Якуты увидят на дороге медведя, то снимают шляпы, кланяются ему; величают Тойоном, [Тойон значит начальник.] стариком, дедушкою и другими ласковыми именами. Просят препокорно, что бы он их пропустил; что они не думают трогать его и даже слова худого про него никогда не говорили. Если медведь не убедившись сими просьбами, бросится на лошадей, то будто поневоле начинают стрелять по нему и убив съедают всего с великим торжеством. Между тем делают статуйку изображающую Боэная и кланяются оной. Старший якут становится за деревом и кривляется. Когда Мясо сварится, то едят оное каркая как вороны и приговаривая: не мы, тебя едим, но Тунгусы, или Русские: они и порох делали, и ружья продают; а ты сам знаешь, что мы ничего того делать не умеем. Во все время разговаривают по Русски, или по Тунгуски и ни одного сустава не ломают. Когда же съедят медведя, то собирают кости, завертывают вместе с статуею Боэная в березовую кору, или во что иное, вешают на дерево и говорят: дедушка! Русские (или Тунгусы.) тебя съели, а мы, нашли и косточки, твои прибрали. Из сего обряда можно заключить, сколько Якуты опасаются мщения медведей, или духа оных, даже и по истреблении.

Некоторые Якуты, еще и ныне, сварив в дороге кушанье, поднимают оное на руках, говорят речь к духу того места, ставят потом кушанье, каждый плещет первую ложку в огонь, а потом начинают есть. Якуты всякому месту полагают хозяина, который не Бог и не дьявол, но особый дух.

Ночью шел дождь. В 7 часов отправились мы в путь и проехали угольные ямы, то есть место, где ссыльные жгут уголья для казенных кузнечных работ. Чем более приближались к морю, тем лес становился мельче; наконец начался кустарник, а на взморье и ничего не было. Приехав к месту Амунки находящемуся у самого моря поворотили влево и поехали вдоль по берегу. На Амунках очень много морошки.

Вид совершенно тихого моря, играющая в оном рыба, кувырканье водоземных животных, и шум вечно разбивающегося на отмелых берегах волнения, произвели во мне такое удовольствие, которого я изобразить не могу. Мне казалось, что все неприятности уже миновали и я приехал на свою стихию. Необозримость Океана, который вскоре переплывать должен буду, презирая всю ярость волн, поселило во мне какое-то удовольствие, и я готов был в ту же минуту пуститься в море.

В десяти верстах от Амунок находится город Охотск. Когда подъезжаешь к оному, то прежде начинаешь видеть церковь и колокольню; а потом уже и весь город, в который мы въехали в 6-ть часов пополудни.

Глава III
Приготовления к походу. Отплытие от Охотска. Судно Елизавета загорается близ Курильских островов. Мы заходим в губу острова Танага. Проплываем между Уналги и Уналашки. Бурное время и сильная течь судна. Приходим на остров Кадьяк, где остаемся зимовать.

Мы очень скоро познакомились с живущими в Охотске и с управляющим делами компании Г-м Полевым, человеком очень умным и любезным. Судно Елисавета, на коем должно было нам отправиться в Америку, вооружалось; но столь дурно, что надлежало все переделывать. Работа не могла быть успешна, ибо экипаж состоял, из одного только хорошего Боцмана Семчина, а впрочем все были промышленные; то есть люди, нанятые ныне в разных местах Сибири для отправления в Америку, и которые не видали еще моря. К сему должно прибавит, что судно построено из лесу зимою срубленного, весь такелаж отменно худ, блоки и: другие механические пособия казалось сделаны были не для облегчения, но для затруднения работ. Я истинно не мог себе представить, что бы в нынешнем состоянии мореплавания, могли где либо существовать столь худые суда, как в Охотске.

Здесь нашел я Барона Штейнгейля, моего приятеля, которого в последний раз видел в Портсмуте. С ним во все пребывание в Охотске, мы были неразлучны.

Я не останавливаюсь на описании Охотска, довольно известного из разных путешествий. Скажу только, что город сей построен на оконечности длинной косы, состоящей из мелкого и круглого камешника. Сия коса, называемая кошкою, инде не шире 25 сажень. Она одною стороною прилежит к Охотскому морю, а другою к реке Охоте, которая беспрестанно ее подмывает, так что жители нередко принуждены бывают ломать свои дома и переносить оные на другие места; от его, и от некоторых иных причин, в несколько лет число домов уменьшилось конечно до половины. При крепком морском ветре волнение, во время прилива переливается через косу, тогда город бывает в воде и подвергается опасности быть снесенным до основания.

Здесь чрезвычайно много собак, а особливо летом, потому что на них ездят только зимою.

Около полуночи одна собака завыла, к ней стали другие подтягивать и на конец собаки целого города разными голосами все вместе завыли, составив такой чудной и громкой концерт, от которого желал бы на это время лишен быть слуха.

Известно, что здешние и Камчатские собаки не лают, но только воют. Они чрезвычайно смирны и никогда не бросаются на людей, в противном случае трудно бы было от них уберечься. Когда две собаки дерутся, то на шум собираются другие и обступив вокруг смотрят со вниманием чем дело кончится. Собаки одного хозяина свыклись между собою, живут всегда вместе и если им попадется одна незнакомая, то подвергается опасности быть больно от них изъеденной, когда не уйдет. Уши здешних собак и Камчатских, стоячие; повислые же очень редки.

Ныне собаки весьма жирны и прихотливы; ибо по берегу реки везде много выкинутой рыбы, то они как и медведи, разгрызая голову, съедают только мозг. В сие время они линяют и иные очень смешны; ибо у многих шерсть с головы и туловища слезла; но как оная плотно свалялась, то держится на хвосте и всюду таскается за собакою. Зимою их держат на привязи, ездят на них и притом очень мало кормят сушеною рыбою, известною под названием Юколы, как здесь, так в Камчатке и Америке. В исходе осени когда реки замерзнут и начнет снег выпадать, всякий ловит собак своих, а многие и сами прибегают, не находя нигде пищи.

Жители восточных берегов Сибири, всей Камчатки и Северо- западной Америки, не могли бы ни как обитать в сих местах, при дикости и бедности оных, когда бы природа не послала им особенных способов пропитания.

В летнее время, во все реки впадающие в море, входит из оного чрезвычайное множество рыбы, по большей части роду лососей, которую жители ловят и запасают к зиме различны, ми способами. В Охотске оную солят но как соли бывает мало, то большую часть рыбы сушат. Наперед распластывают ее на двое до хвоста, вычищают внутренность, отделяют кости и вешают на жерди, где она высыхает и, называется Юколою. Сею кормят только собак, но по нужде и люди питаются. Иногда зимою цена одной юколы возвышается до пятидесяти копеек. Осенью, когда время не столь жарко и исчезнут мухи, портящие просушивающуюся рыбу, начинают вешать оную, вычистив и не отрезывая костей, что называется Качемасом. Качемас не может быть так сух как Юкола и заготовляется для пищи людей.

Потом когда начнутся морозы, а рыба еще ловится, то оную замораживают и зарывают в снег; где оная на всю зиму остается свежею, если только не случится больших оттепелей.

Летом простой народ носит здесь по большей части рогдужные камлейки. Рогдугою называют всякую оленью кожу выделанную без шерсти. Камлейка походит на рубашку, но только с капюшоном сзади. Камлейки делаются и из китайки. Зимою одеваются в парки и куплянки. Последнее платье походит на парку, только с капюшоном, надевающимся во время метелей на голову, и с пришитым спереди к воротнику лоскутом, который приподняв можно закрыть себе лицо. - Куклянки обыкновеннее делаются двойные, то есть мехом вниз и вверх. Небогатые люди носят более собачьи парки, кои несравненно теплее других. Оленьи платья и кожи, получаются из Гижигинска и Тигиля, от Чукч и Коряк, через посредство Русских; а в помянутые города (также и в Камчатку) купцы возят водку, табак, чай, сахар, свинец, дабы, фанзы (шелковая Китайская материя), и другие, необходимые для общежития вещи. Все сии товары отправляются из Охотска на казенных судах, отвозящих туда провиант, потребный на содержание малого числа находящихся там войск за перевозку платят в казну полтину с пуда, но на месте продают чрезвычайно дорогими ценами.

Охотск есть средоточие торговли между Сибирью и восточными областями России, как то: Америкою, Камчаткою и Гижигинским. Но о сем пространнее говорено будет в другом месте.

Наконец судно было готово, по обыкновению отпели на оном молебне, после чего давали завтрак. Думаю, что никто не станет жалеть, когда пропущу описание сего великолепного пира.

Реки Охота и Кухтуй впадают в море одним устьем, в котором глубина воды вовремя отливу не более как 4 1/2 или 5 фут; почему для выхода судов ожидают приливу, который входит в устье рек с чрезвычайною быстротою. Когда вода возвысится, то оной бывает в устье, в различные времена года, от 10 до 15 фут и более. Обыкновеннее же от 9 до 11.

По сему выбирают начало отлива, или как говорят, когда вода дрогнет, для выходу в море, через устье наполненное мелями и через бар речной, или перебор; притом что бы не было свежего с моря ветру, который всегда производите на баре великое и крутое волнение; делающее выход в море совершенно невозможным. Многие суда разбились от того, что почитали ни во что сию опасность, и между прочими судно называемое Доброе намерение, построенное для экспедиции Капитана Виллингса.

Пополудни подтянулись мы к устью Охоты; но вдруг задул свежий ветер от SО и принудил дожидаться другой полной воды.

С полуночи начали верьповаться, но Лоцман наш не знал хорошо маниихи (возвышение моря в необыкновенное время, которое не подчинено никаким вычислениям); течение переменилось гораздо скорее нежели мы ожидали; верьпы, коими тянулись, ползли, судно от сего прижало к мели, и зыбью довольно сильно ударяло. Однако вода скоро сбыла, судно обмелело лежало покойно, ибо воды под оным осталось только 1 1/2 фута. С приливом, при помощи парусов стянулись с мели и остановились на глубине четырех сажень. Я пошел в сие время на ют, сорвался в рулевую дыру и больно убился о крючья; почему принужден был сойти в каюту отдохнуть. Но оная полна была дыму и никто не ведал от чего сие происходит. Знав что под каютою лежит более пятидесяти пуд пороху, я вышел на палубу дабы доискаться откуда дым, о котором коль скоро узнали, то произошло превеликое смятение. На верху много было приехавших из городу и все кричали: дым, огонь, пожар, погибаем! и тому подобное. стоявшие на берегу саженьях в пятидесяти от нас, побежали далее, опасаясь конечно быть убитыми если бы взорвало порох. Но оный скоро вытащили и положили на гребные суда, потом нашли два пока теплой стреньги, коей сначала и приписали причину дыма; однако после узнали, что дым из кухни пробирался сквозь палубу в каюту, где находя отверстие, выходил через двери; ибо коль скоро погасили на кухне огонь, то весь дым из под палубы вышел и более не появился.

После сего происшествия мы ошвартовались, но течением от 6 до 7 узлов нас подрейфовало и прижало к банке, от которой оттянувшись с великим трудом, остановились на глубине четырех сажень.

Когда течение начало переменяться, то якорь и верьпы подрейфовало и Кухтуйским течением прибило нас к банке на левой стороне Охоты находящейся.

Все усилия употребленные нами стянуться были тщетны и мы принужденными нашлись дожидаться другой полной воды. Нам привезли верьп, который иначе не становился как стоймя и штоком вверх.

В 5-м часу утра была полная вода, но маниха случилась так велика, что возвышение и понижение воды не превосходило 4 1/2 фут. С вечерним приливом Снялись с мели, положили сверх якоря три верьпа с носу и кормы.

На судне Елисавете всего было 49 человек: Лейтенант Хвостов начальник оного, Я, Штурман, подштурман, боцман, трое матросов, 34 промышленных, два Алеута с Лисьих островов один Американец с полуострова Аляксы, приказчик, помощник его и два наших человека. К ночи сделался крепкий ветер со шквалами от NNО поутру ветер стих. Вечером видел я одного из старых мореходцев кампании. Он едва знал, что такое компас и карты; но ходил по морю, хотя медленно, однако довольно счастливо. Тут вспомнил я пословицу: счастье лучше богатырства. Казенный галлиот вышел из устья реки; но для нашего судна воды было мало.

В 7 часов вечера начали тянутся из устья реки, когда вода еще прибывала. В 9 часов подошли к перебору, ширина коего до 200 сажень, и как ветер дул тихий благополучный, то поставили марсели, брамсели, кливер, стаксели и с помощью буксира вышли за перебор, где за сделавшимся безветрием остановились на якоре, на глубине 5 сажень, грунт мелкий песок.

В 4-м часу утра снялись с якоря при легком попутном ветре, а в 10 часов легли на дрейф и подняли байдары, которые обыкновенно бывают на судах компании вместо шлюпок. Байдары суть гребные суда, употребляемые в тех местах Америки, где нет лесу для строения шлюпок, или где не умеют делать оных. Русские переняли таковые гребные суда от диких. Для построения Байдары с начала обделывается корпус, состоящий из весьма легкого и редкого набору, по верх коего обтягивается плотно сшитая кожа, служащая байдаре вместо обшивки. Большею частью употребляются для сего выделанные кожи морских львов; по нужде же в Охотске и бычачьи кладут. Байдара чаще правится веслом, нежели рулем, корма отвесная и несколько закругленная, форштевень же очень длинен и отлог, дабы байдара легче поднималась на волнение. Можно посудить сколь таковые гребные суда неудобны.

Работа на судне отправлялась чрезвычайно дурно, да и нельзя было ожидать иного; когда ни один из промышленных и матросов ничего не знал.

Пополудни ветер стал свежее, развело довольно великое волнение; большая часть людей чувствовали тошноту и другие признаки морской болезни.

1802 год. Сентябрь.

Ночью ветер стих, но поутру опять скрепчал и принудил спустить брам-реи и брам-стеньги. Около полудня прилетал на судно ястреб и скоро опять скрылся.

До полудня день был хорош, но после того пошел дождь и ветер задул от N. Около судна летало несколько маленьких птичек, кои не могут далеко от земли отлучаться, и конечно занесены были ветром. Одна из них от усталости села на палубу, легко далась в руки, и хотя ее тот же час отнесли в каюту и насыпали крупы, но она скоро умерла.

Дождь продолжался до 4-х часов пополудни. Около судна плавали и летали утки малого рода. Имея довольно свободного времени, мы читали о бедственном состоянии Английского корабля Центавра под командою Капитана Энгельфильда, который спасся с 13-ю или 15-ю только человеками, изо всего бывшего с ними военного и купеческого флота. Хотя подобное несчастье легко могло и с нами случиться, однако же описание сие нас не потревожило. Может быть от того, что мы не охотно вдаемся в размышления о бедствиях другого, когда сами к тому близки.

День был прекрасный и ветер тихий. В 5-м часу пополудни увидели с палубы остров Алаит, кругловатая вершина которого покрыта была снегом. Матрос сидевший на саленге для смотрения берега говорил, что давно уже видел оный, но боялся сказать о том. Отчего боялся? - Нас прежде за сие секали, был его ответ. Наконец узнали истолкование сей загадки. Когда долго случалось им не видать земли, то они по справедливости приписывая то неискусству начальника судна, или мореходу (как оного обыкновенно здесь называют), в насмешку кричали иногда, что видят берег, были биты за то и молчали уже если и в самом деле увидят землю.

Может быть не бесполезно будет упомянуть здесь о мореплавании Русских промышленников по восточному Океану. Оно и по ныне в весьма худом состоянии, а прежде было еще и того в худшем: чрезвычайная отдаленность доставать искусных в морском звании людей, дороговизны припасов и всякого рода снарядов, корыстолюбие частных правителей, закоренелые привычки, вредное правило вместо поправления скрывать худое, и другие подобные тому причины, не позволяют иначе, как весьма тихими и медленными шагами восходить оному на степень желаемого изрядства. Таить сии обстоятельства есть тоже, что хотеть, дабы оные не приходили никогда в лучшее состояние. И так опишем сие мореплавание в настоящем оного виде. Суда по сие время строились в Охотске самым худым образом; ибо делалось сие или одним из промышленных, не имеющим ни какого понятия о строении морских судов, или каким-нибудь корабельным учеником, тоже совершенно ничего не знающим. Построенное таким образом судно грузится и вооружается точно таковым порядком, то есть без всякого знания нужных для сего правил потом надобно для управления судна сыскать Шкипера или Морехода. Начальник Охотского порта дает, за несколько сот рублей, какого-нибудь нетрезвого и незнающего Штурманского ученика; но обыкновеннее выбирали для сего одного из бывших несколько раз на островах, промышленных, которых людей называют Старовояжными так как вновь отправляющихся Казарами. Искусство сего Морехода состоит в том, что он знает компас, затвердил курсы, коими должен идти от берега до другого, и по привычке помнить виды многих мест. Из Охотска пускается он вперед к Камчатскому полуострову, вдоль которого, если судно не разобьется на берегу, пробирается до первого Курильского пролива. Увидеть какое-нибудь приметное место называется перехватить берег. От Курильских островов далее, ищут перехватить какой-нибудь из Алеутских островов, идут вдоль гряды оных и стараются не терять из виду берегов, до Уналашки или Кадьяка, куда судно назначено. Идти вдоль Алеутских островов, называются пробираться по за огороду; ибо острова сии лежат столь близко одни от других до самой Америки, что держась вдоль, нельзя почти потерять оных из виду.

Судно отправившееся из Охотска, не доходит никогда в тот же год до Кадьяка. Мореход боится оставаться в море долее начала Сентября. Как скоро наступит сей месяц, он увидев берег, приваливает к оному в заливе, или в не много закрытой губе, выбирает где берег песчаный, то есть мягкое место, вытаскивает на оное судно свое, строит для людей землянки, кормит их ловимыми зверями и рыбою до Июля месяца; ибо с сего только времени по его счету начинается безопасное плавание; тогда стаскивает судно, и отправляется далее. Вооружение галиота у коего бизань-мачта без стеньги, не может требовать большего времени. Бывали примеры, что суда из Охотска на Кадьяк приходили в четвертый только год; потому что плавают самое короткое время, идут с благополучными только ветрами, а при противном лежат на дрейфе, хотя бы он был самый тихий, ибо не имеют понятия о лавировании. Если в сие время течением, или крепким ветром, отнесет судно от берега, то стараются опять перехватить оный, где бы то ни было, дабы оттуда взять выученный курс; в противном случае подвергаются величайшим бедствиям. Случалось, что суда были носимы по месяцу и по два, не зная в которой стороне у них берег. Люди тогда доходили до крайности от недостатка пищи, а еще более воды, съедали даже сапоги свои и кожи, коими обвертывался такелаж. Суда от того или вовсе пропадали, или теряли множество людей, или доходили поздно до назначенного места, истратив весь везомый ими груз. Несчастье сии, происходившие от невежества, приписывались судьбе, и никто не помышлял об отвращении оных. Известно, что одно судно пустившись от Камчатки и не могши перехватить Алеутских островов, зашло столь далеко к югу, полагая оные острова все еще в той стороне, что в Ноябре месяце смола стала уже таять. Я видел многих людей с сего судна, которые сказывали мне, что не зная наконец что делать и куда идти, мучась притом нестерпимо от неимения воды, решились они положиться на волю божию. Вынесли на палубу образ Богоматери, помолились ему и сказали, что откуда бы ветер ни задул, то и пойдут с оным - через час после полился дождь, принесший им величайшую отраду - и задул южный крепкий ветер, продолжавшийся сряду 18 суток. Они идучи во все время на форде-винд, прошли мимо какой-то земли и наконец в 18-е сутки увидели другую. Люди так обрадовались оной, что перекрестясь под всеми парусами взошли на берег. То был остров Афогнак, что севернее Кадьяка, и на последнем было уже тогда заведение Шелихова, под начальством Баранова. Путешествие сих промышленников подтверждает о земле, находящейся около параллели 40 градусов.

Случавшееся с сими мореходцами восточного Океана совершенно не вероятно. Один из них три раза в лето ходил с Уналашки на Котовые острова, лежащие в 160-ти милях от первого острова, и никогда не мог отыскать оных.

Другой мореход, в крепкий ветер взошел на Камчатский берег и столь счастливо, что после редкий вал доходил до судна. Разбудив начальника сказали ему, что судно на земле. Тогда недоумение состояло в узнании места где находились: в Японии, или Америке; но пришедший поутру солдат сказал, что они близ Большерецка.

Третий, когда в бурное время стало приближать судно к берегу, то он положив два якоря, съехал со всеми людьми на землю. После ветер переменился, судно унесло в море; но провидение, умудряющее слепцов, принесло судно сие через несколько суток опять к тому же месту, и люди снова сели на оное.

Камчатский берег, который тогдашние мореходцы обыкновенно старались перехватывать, был часть свидетелем невежества их. Когда одно судно взошло на него подо всеми парусами, то для стягивания оного на воду изыскивали различные средства. Некоторые хотели завозить верьпы, иные думали сойти под парусами, но прилив снял их с мели и вывел из хлопот.

Судно Орел, шедшее из Черингова залива на Кадьяк, положило шквалом на бок. Мореход был в каюте, из которой не могли его вызвать; ибо он читая молитвы отвечал теперь уже власть Божия. Наконец один промышленный посмелее других, видя что ни мореход и никто, не хотят избавить их от погибели, отдал шкоты у парусов, и судно поднялось.

Подобные сему примеры бывали не редки Сии новые Аргонавты, плававшие также за звериными кожами в Америку, достойны гораздо более удивления, нежели бывшие под предводительством Язона; ибо при равном невежестве и недостатках в способах должны переплывать несравненно обширнейшие и ни мало им неизвестные моря. К совершенному незнанию мореплавания должно еще прибавить безначальство; ибо промышленные не имели ни какова уважения к мореходам своим, коих они часто бивали или заколачивали в каюту. Когда долго не видят берега, то до совету между собою сменяют морехода, запрут его, выберут другого и кидаются на берег, если только найдут оный. Я говорю кидаются; ибо нельзя иного названия дать вытаскиванию судов на каждом берегу. Объявленный бывшим Министром Мордвиновым. Указ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, по которому позволяется морским чиновникам не оставляя службы с половинным жалованием вступать в учрежденные для торговли общества, Может подать средство к приведению мореплавания по восточному Океану в лучшее прежнего состояние. Хвостов и я были первые морские Офицеры вступившие в Американскую компанию: по сему всяк удобно себе представить может, какие трудности преодолевать, какие недостатки во всем претерпевать, какие закоренелые предрассудки истреблять, каких привычных к буйству людей усмирять, и наконец с каким невежеством должны мы были беспрестанно бороться.

Погода была туманная. В полдень увидели берег, который сочли за остров Порамушир; но как пасмурность не позволяла в том удостовериться, то поворотили от оного.

Во весь день был густой туман и по большей части штиль, так что мы на малое только время усматривали берег.

Когда рассвело и туман несколько прочистился, тогда мы увидели себя между островом Алаитом, Курильскою лопаткою (так называется южная оконечность Камчатки и первыми Курильскими островами. Нас сюда конечно занесло ночью течением, ибо вчера от сего места мы находились далее двух немецких миль. Когда ветер задул от Камчатского берега, то мы удалясь от оного прошли мимо спящего Кита. Скоро нашел шквал, а потом опять заштилело.

Вид земли сей самый дикий и во многих местах виден был снег. Туман покрывал вершины некоторых гор а на иных лежал по середине. Вдали показывалась гора Опальская, превышающая может быть высотою Пик Тенерифский. Вообще весь берег казался состоящим из высоких остроконечных гор. К дополнению сего нового для меня зрелища, киты играя вокруг судна пускали водометы.

По утру 5 1/2 градусов теплоты по Реомюрову термометру, который один только был с нами, и служил всегда к узнанию теплоты и стужи. Безветрие и туман продолжались до полудня, а тогда вдруг сделался крепкий ветер от востока. Ночь была претемная, с валами на палубу выбрасывало множество светящихся насекомых, от которых и все море казалось покрыто огненными искрами.

С полудня задул легкий попутный ветерок, небо прочистилось, мы увидели берет и пошли в третий Курильский пролив.

Ветер дул самый тихий от SW, и мы шли помалу вперед. Пройдяшим ветром отнесло нас около восьмидесяти мил: так судно хорошо ходило! Дельфины, или касатки, играли во множестве вокруг судна. В 11-м часу утра в камбузе открылся пожар. Дым выходил из под печи, почему велели вырубить бимс под оною; тогда показался огонь, который скоро затушили и увидели, что половина бимса уже выгорела. через час появился опять огонь, почему принуждены были изломать печь для погашения оного. Кто не удивится, узнав от какой безделицы могли мы погибнуть Сидор Шелихов, Правитель Охотской Компанийской Конторы, по достохвальной своей привычке копить всякими средствами деньги, не доплатил 1 руб. 70 коп. печнику, за что сей с досады обещался сделать на судне такую печь, в которой более одного разу варить не станут. Промышленники слышали сии угрозы его и не сказали о том ни кому. Печник, злодей, сдержал слово свое и сею глупою местью едва не погубил столько людей никакого зла ему не причинивших.

В 9-м часу вечера, когда проходили уже проливом между Порамушира и Оннекотана, услышали в левой стороне человеческий голос и увидели небольшую байдару, которая помощью брошенной веревки пристала к судну. Один Курилец взошел на палубу, а трое и одна женщина остались в байдаре. Все говорили по Русски, взошедший на судно дарил нам лисицу и просил, что бы им продали пороху и свинцу; но ему сказали, что здесь ничего не продают, а дадут и без лисицы; после чего подарили им три фунта пороху, два фунта табаку, несколько сухарей и дали всем по рюмке водки. Тогда Курилец спросил: не дадут ли ему оной на десять рублей и показывал ассигнацию. Нам хотелось знать, откуда имеют они наши деньги, и получили в ответ, что к ним приезжают всякий год Русские из Камчатки, для сбору ясака и для мены кож звериных. Мы хотели дать Курильцу несколько водки, но трудность, состояла в том, во что налить оной, ибо у нас со всем почти не было стеклянной посуды; тогда островитянин принес с байдары завязанный пузырь с тюленьим жиром, вылил оный, выворотил пузырь, и налил водки.

Приезжавшие к нам Курильцы, жили на Порамушире. Рост их небольшой, лице маленькое круглое, совсем почти заросшее недлинною но курчавою бородою, на которой волосы, как и на голове, черные. Первый взошедший на судно сказывал, что их на острову осталось не более 40 человек, а остальные разъехались за промыслом зверей. Прежде около Порамушира водились морские выдры, называемые здесь вообще морскими бобрами, но ныне ловят только тюленей (по здешнему Нерпы,) и лисиц, между которыми род, именуемый Огневками, почитается лучшим. Курильцы имеют ружья, но часто терпят недостаток в порохе и свинце. Одно из обыкновений их достойно замечания когда Курилец позовет кого в гости, то надевает на него все свои платья, так что гостю и пошевелиться нельзя. Потом кормит его и беспрестанно поит жиром, хотя бы с гостя пот лился ручьями, и хотя бы он являл самые сильные доказательства не возможности своей есть и пить более.

Поутру штиль, а с полудня ветер от ОtS, который к вечеру так скрепчал, что взяли у марселей по рифу. К полуночи ветер сделался крепкий риф марсельный от SО, но мы не брали другого рифа, опасаясь быть прибитыми к находящемуся под ветром Камчатскому берегу, ибо тогда судно еще бы хуже пошло, к тому же оно не имело совсем остойчивости и было подвержено пребеспокойной боковой качке; с наветренной стороны беспрестанно поддавало, а подветренною черпало воду.

В 1-м часу ночи поворотили чрез фордевинд на левый галс. Поутру ветер очень скоро отошел к SSW почему поворотя пошли на О; день сделался теплый и прекрасный. Пополудни год ветер очень скрепчал, судно имело беспокойную качку, но шло довольно хорошо.

После штиля, ветер задул от S, мы легли на ОNО. В сей день видели несколько глупышей (petrel's) и морских разбойников.

Чайки опять, показались и летали вокруг стадами.

По сие время ветер был более легкий переменный; но с полуночи задул довольно свежий от NNW, и мы пошли на ОNО. Видели много носимых по морю растений морских, или фукусов, называемых промышленными морскою капустою, которая показывалась и в дальнейшем расстоянии от земли, только в меньшем количестве. В 3-ми часу пополудни увидели остров Агату, около которого чайки и глупыши летали во множестве. Подойдя к островам Атту и Агатту, ночь пролежали в дрейфе; ибо слышали от многих, что в проливе между сими островами находится каменная мель, едва покрытая водою.

На рассвете, снялись с дрейфа и пошли меж Атту и Агатту, оставив потом в правой руке еще два острова. Ветер дул от NW очень свежий, погода во все время стояла пасмурная с туманом и слякотью.

В 2 часа ночи закричали, что видят берег перед носом в левой руке. Мы сего не ожидали, и для того легли на дрейф до рассвету. Полагали, что нас унесло течением, или было большое восточное склонение компаса, которого мы за давно стоявшею пасмурною погодою не могли поверить. С наступившем днем снялись с дрейфа и направили курс к N, дабы удалиться от гряды Алеутских островов; потом пошли на NNО, но в 9 часов опять увидели пред собою остров. Тогда спустились на ОSО и на О, и кажется плыли в пролив между двумя небольшими островами, но когда туман несколько прочистился, то увидели, что взошли в большую губу острова Танага, открытую с западной стороны. хотели лавировать из оной, но на столь худом судне всякий поворот приближал нас больше к берегу, почему положили якорь, а потом и другой, на глубине 24 саженей, грунт мелкий камень с крупным песком. После сего выпалили из двух пушек, дабы дать знать о приходи нашем жителям сего острова, если оный населен.

Ветер продолжал дуть от W, но туман поутру несколько прочистился и мы могли рассмотреть окружающие нас берет. Северный состоял из высоких гор, между коими три отменно возвышались, особливо средняя, оканчивающаяся острою коническою вершиною, восточная же огнедышащая, испускала дым. Вершины всех трех покрыты были новым снегом, который белизною своею отличался от старого, имеющего синеватый цвет. В лощинах также лежало много снегу Южный берег сей губы несравненно ниже и оканчивался низменным каменистым мысом. В 6 часов утра послали байдару на северный берег; в 4 часа пополудни она возвратилась, привезши восемь диких гусей, которых на острове великое множество. В северо-восточной: части нашли небольшую бухту, удобную для пристани гребных судов. Глубина в оной девять фут. Немного западнее есть другая и в обеих находятся ручьи с хорошею пресною водою. После его я отправился на остров в той же байдаре. Глубина шла почти ровная и не далеко от берет начала уменьшаться; грунт же был горелый или черный мелкий песок. Когда стали подъезжать к острову, то увидели нечто чернеющее на воде. Иные говорили тюлень, другие кусок дерева; но вышло морской бобр, который спал на спине и услышав шум весел, перевернулся и ушел в воду. Мы вытащили байдару на берег и под оною ночевали.

Встав с зарею я отправился внутрь острова. С начала тол по низким пригоркам покрытым слабым мхом и поросшим по большей части осокою. Оная по пояс, от чего по топкому месту ходить чрезвычайно трудно. Между сими пригорками много покрытых осокою озер и не больших ручьев. Гусей, уток и куропаток попадалось довольно; я застрелил одну только утку. Пройдя сии болотные места поднялся на высокий хребет, но за туманом и окружавшими со всех сторон еще и того высшими горами не мог ничего рассмотреть. Возвращаясь к берегу видел в ущелине горы оставленный, приезжающими сюда по время нам для промыслу зверей Алеутами, шалаш. Налив бочки с водою возвратились мы на судно.

После полудня нашел шквал от О, мы подняли остальной якорь (один ночью был поднят) и поставив паруса направили путь из губы; когда ветер стих, стали буксироваться обеими байдарами, но не подаваясь ничего вперед, принуждены были положить якорь. Погода с прибытия к острову Танага, стояла довольно теплая и хорошая. Около полудня при задувшем от востока ветре, снялись с якоря, но за наступившим противным, скоро опять должны были положить оный. В 3-м часу поехали на берег и пристали в бухте, западнее той, в которой я прежде был. Тут впадала в море не большая речка, из которой очень удобно наливаться водою. Не много западнее сего места, находится на берегу горе четвероугольная пещера, около десяти сажень длины, трех ширины и такой же высоты. Она имеет вид правильной и будто нарочно обработанной. Отсюда оправились мы в разные стороны: я пустился внутрь острова, перелезая через множество хребтов, из которых каждый находящийся далее от берегу, становился выше. Когда дошел до большей дымящейся горы, то сделалось уже темно, почему опасаясь сбиться с дороги, возвратился к своим спутникам.

Земля около сей бухты менее болотиста, но так же поросла высокою жесткою травой; берег крутой и состоит из черного горелого песку, беспрестанно осыпающегося, и делающего всход весьма трудным; ибо очень легко катится вниз вместе с песком, не имея за что держаться. Никто из нас ничего не застрелил, ибо гуси сделались крайне осторожны и садились на самых высоких только и видных местах; а утки редко к берегу подплывали. Я позабыл сказать, что когда мы подъезжали к острову, тона отделенных от оного камнях, сидели во множестве Урилы. (Соrтоrаns роду Бакланов). Мы подстрелили несколько из них, но не могли ни одного поймать; ибо птица сия весьма крепка и раненая долго ныряет.

По берегу залива видели несколько выкинутого лесу, единственный здесь для употребления, ибо на всех Алеутских островах не растет ни какого, а на многих даже нет ни сланцу, ни кустарнику. Следов земных зверей не приметили, а из водоземных видели тюленей и одну морскую выдру. По берегу находили черепы морских круглых раков и шримсов, конечно съеденных Алеутами. Находящиеся на судне Американцы, рыли здесь желтый корень, вкусом похожий на бобы и стебель которого производил стручья, да еще другой, имеющий вид редьки, белый корень, из коего они пищу себе приготовляют. С судна поймали несколько трески удами.

1802 год. Октябрь.

В 9 часов ночи услышали пушечный выстрел означавший, что ветер сделался благополучный; почему стали готовиться к отъезду ожидая еще двух выстрелов, долженствующих показать, что судно поднимает якорь, но как оных не последовало, то мы остались почевать, некоторые из нас под покровом неба, а другие под байдарою.

Поутру приехали на корабль. После полудня ветер задул от SО, мы снялись с якоря и пройдя около двух Английских миль, положили опять оный на глубине 22-х сажень; ибо ветер стал противный и не было возможности обойти западный мыс Танага. Вечером ветер сделался О, при помощи которого вышли в море.

Около судна морские свинки (Таrsоuins) в великом числе плавали и выныривая производили небольшой шум. Ветер во все почти время дул от О и SО.

Поутру чайки летали во множестве и морские свинки плавали около судна. Ветер дул NW, мы лежали к О-ту,

В 3 часа пополудни увидели остров, находящийся к северо-западу от Уналашки, и названный Столбом, по причине вида оного. Сей остров вышел вдруг из моря, конечно от сильного потрясения дна морского. Другой такой же остров появился вдруг к северу от Унимака, и сей по словам Алеут и промышленных, беспрестанно растет. Сначала помянутый остров так был горяч, что люди подъезжавшие к оному не могли выходить на берег, который однако год от году становится холоднее. Взглянув на Алеутские острова, из коих каждый составляет громаду гор по большей части остроконечных, очевидным образом подтверждается вероятность, что сия сторона света была подвержена величайшим потрясениям и переменам, и что Алеутские острова суть продолжение гор северо-западной Америки, идущих через полуостров Аляксу, и оставшихся после поглощения всех земель, лежавших между ими и Беринговым проливом. Следующие причины побуждают меня так думать: 1-e, от Уналашки до Берингова пролива везде достают глубину моря и нигде, кажется нет более 65 или 70 сажень, 2-е, на Котовых островах при открытии оных не было никаких растений, ниже травы, которая после стала вырастать помалу: знак, что сия земля есть новая, конечно появившаяся со дна моря. 3-е, берег Америки, особливо между Бристольским заливом и мысом Аляскою находящийся, весь мелководен; почему можно заключать, что некогда тут земля была, 4-е, множество погасших огнедышащих гор, и появление даже и ныне островов, выходящих со дна моря, ясно показывает, что и теперь еще страна сия подвержена сильному действию подземного огня, а прежде Может быть и несравненно более. 5-е, сходство языков и обычаев между Алеут и Гренландцев удостоверяет, что народы сии происходят от одного племени. и может быть имели некогда между собою сообщение. 6-е, находимая медь кусками на медном острове, ясно показывает действие подземного огня в тех местах. Сверх сих может быть если еще и другие не известные мне причины.

На рассвете увидели мы остров Уналашку, состоящий из множества остроконечных гор, из которых иные покрыты были снегом. Мы прошли проливом отделяющим Уналашку от островка Уналги.

Алеутские и Курильские острова поставляют препону приливу и отливу, направление которых идет через проливы, разделяющие сии острова столь великое количество воды, стремясь сквозь узкие проливы причиняет в оных весьма быстрые течения, как во время прилива, так и во время отлива. При перемене течения, вода спирается с шумом в проливе, производит плещущие волны и стремления самые неправильные, иногда кругообразные. Сие продолжается до того времени, как новое течение осилит прежнее тогда оное делается чрезвычайно быстро, но помалу уменьшается; а волнение, или всплески, начинают также утихать. Таковые быстрины называются здесь Сулоем жители знают всегда время оного и не смеют тогда переезжать через проливы, которые от великих всплесков чрезвычайно иногда высокого и неправильного волнения кажутся кипящими. Во время крепкого ветра сулои бывают опасны даже для парусных судов, которые ворочает вокруг, качает весьма тяжело и неправильно, заливает через палубу волнением, ломает иногда и стеньги и даже мачты. Сильный сулой представляет отменное зрелище. Оный показался нам довольно великим в проливе между Уналги и Уналашки; но по словам Алеутов был весьма обыкновенный.

Поутру увидели Унимак с другими островами и вдали полуостров Аляску. Около полудня закричали, что видят судно, для приближения к которому приведи мы в бейдевинд левым галсом, при ветре дувшем от N Но прийдя на траверз увидели, вместо мнимого судна каменный столб, подобный находящемуся по северную сторону Умнака. Сей, сколько мне известно не был еще никем виден.

К утру ветер скрепчал, а после полудня должно было взять и другой риф у марселей. Ночью оный превратился в совершенную бурю и мы остались под бизанью и зарифленным грот марселем на эзельгофте. Порывы ветра были ужасны, жестокое' волнение с великою силою ударяя в судно потрясало все его члены, и течь сделалась так велика, что вода в трюме прибывала, не взирая на беспрестанное выливание оной в обе помпы. Можно легко себе представить, какое действие производило сие над людьми, не приобыкшими к морским опасностям страх принуждал их, не щадя сил своих, весьма усердно работать. Течь была в камбузе и с правой стороны около грот - люка, вероятно от худого законопачения, или от пропущенных болтов и нагелей, для которых сделанные дырья закрыты были пиком; ибо и прежде отплытия из Охотска и по прибытии в Америку, много подобного открывали к приумножению опасности груз в трюме (которого по краткости пребывания в Охотске и по многочисленности работ, не успели мы переложить) тронулся и балласт вносу двинуло на подветренную сторону. Однако около полуночи вода в трюме начала уменьшаться.

На рассвете буря казалась быть во всей своей ярости; от великой качки не можно было на палубе стоять не держась за что-нибудь. Люди от мокроты и работы у помп измучились, но не было возможности сему пособить; поутру однако начали они сменяться на две вахты.

На рассвете ветер сделался по тише, но скоро отошел к О и опять скрепчал. Мы лежали на NТо под фоком, грот-марселем и бизанью в 12 часу солнце на минуту показалось, а потом опять сделался туман с мокротою.

К ночи ветер начал стихать, и наконец заштилело. Кроме течи, не оказалось после бури ни каких больших повреждений, только гальюн и байдары изломало.

Поутру починивали все, что изломалось во время бури, исправили одну байдару, сделав оную и 1 1/2 футами короче против прежнего; а вместо изломанной около гротового юнферса оковки, положили строп. После полудня ветер задул от SО, но скоро зашел к NО.

Ночью ветер дул довольно крепкий от NО, к утру стих, а около полуночи сделался штиль У разбивной гротовой ванты лопнул талреп, который тогда же и переменили.

С полуночи ветер задул от SW. При всех трудах и заботах случались иногда свободные часы, в которые читали мы путешествие Голландцев с Гемекерком и Баренцом по Ледовитому морю. Казалось, что бедствия, претерпеваемые сими мореплавателями, ободрили нас и приводили в некоторое забвение собственное наше неприятное и опасное положение.

С полуночи ветер от NW сделался довольно крепким, так что мы остались под зарифленными фоком и грот-марселем на эзельгофте; порывы ветра с градом и снегом были весьма жестокие; течь увеличилась, но не до такой степени, что бы сделаться опасною. По утру отдали риф у фока, поставили рифленный фор-марсель, грот и кливер. В 11 часу нашел жестокий шквал со снегом, а по прошествии оного ветер сделался WNW, потом NW. Мы лежали NОtN. День был довольно хорош, временно солнце показывалось, а иногда снег падал. Ночью ветер стих.

Во весь день продолжался тихий западный ветерок, а иногда совершенное безветрие.

Утро было прекрасно, солнце сияло, ветер дул благополучный: мы радовались и думали скоро увидеть остров Кадьяк; но вдруг в левой стороне облака стали сгущаться и море почернело: мы начали убирать паруса. В и часов день сделался не много яснее ночи. Потом от NNW набежал жестокий шквал с градом. После того пошел густой мокрый снег. Итак надежда наша быть скоро на Кадьяке рушилась. Да не подивится читатель, что я говорю о Кадьяке, как будто о прекраснейшем месте, в котором ожидают нас тысячи удовольствий. Неприятность в холодное осеннее время быть на море и беспрестанно бороться с ветрами и волнами, так напоследок наскучит, что самый пустой и дикий остров казаться будет райским жилищем в полдень снег перестал и время прояснило, но после часто находили бурные порывы ветра с густым снегом.

В 11 часу утра нашел прежестокий шквал с густым снегом, которого в короткое время выпало на палубу толще четверти аршина; весь такелаж и паруса обмокли и обледенели. По прошествии оного ветер сделался самый крепкий с порывами и мы остались под зарифленым грот-марселем на эзельгофте и бизанью. В полдень один градус теплоты. После полудня временно солнце показывалось, а временно град или снег падал.

Сухарей у нас осталось не более 15 пуд, а воды 10 бочек; от чего положение наше весьма неприятным становилось.

Поутру ветер начал стихать отошел к западу. Мы легли на NТо. Чайки, ары и глупыши, летали около судна в два часа ночи было 7 в четыре часа 2, а в восемь часов 1 градус мороза. В полдень ртуть возвысилась до 3 градусов теплоты. Мы воспользовавшись тихостью ветра успели натянуть стенг-ванты, сделать укрепления в помощь штагам, и поставить третью помпу. В шестом часу пополудни задул ветер от юга и скоро так скрепчал, что мы, лежав на север, шли под зарифленными марселями и фоком 8 и 9 узлов: большой ход для тяжелого нашего судна. В 7 часов нашел жестокий шквал с носу с левой стороны и обстенил паруса, не причинив однако же ни какого повреждения. Потом ветер сделался WSW.

Волнение было отменно велико; время, по причине почти беспрерывного сияния солнца, было довольно теплое, хотя находили иногда шквалы с градом и снегом. Около судна летало много глупышей и Альбатросов.

С полуночи лежали NNW, день был прекрасный и наблюдение солнца в полдень показало, что мы гораздо восточнее нежели полагали себя по счислению; почему привели на NW. В 3 часа пополудни день сделался пасмурным, стали находить сильные шквалы с градом и снегом; а в 4 часа нашел один столь жестокий, что вода на палубе была почти у самого грот люка: так судно много накренилось. Тогда мы убавив парусов остались под зарифленными фоком и грот-марселем. ветер сделался W.

В 2 часа ночи усмотрели землю в левой стороне и пошли к оной, приведя в бейдевинд левым галсом. Когда рассвело, увидели юго-восточный берег Кадьяка, покрытый сплошь снегом; восходящее солнце, позлащая верхи гор, представляло отменное зрелище. День был теплый, в 9 часу заштилело, а после полудня задул довольно свежий ветер от SSО с дождем и пасмурностью, совершенно закрывшею берет. Пройдя остров Угак, остались на ночь лавировать под малыми парусами; потому что для входа в Чиньяцкую губу, где находится гавань Св. Павла и главное заведение компании, оставалось только обогнуть Чиньяцкий мыс.

Мы не имели никакой карты сей, гавани; даже ни кто не мог рассказать нам о приметах, по которым могли бы мы отыскать оную, почему решились обозреть всю Чиньяцкую губу, начиная с южного её берет. В 8 часов утра, при восточном ветре с небольшим туманом, спустились на SW, и пройдя Чиньяцкий мыс стали держать вдоль берет губы того же имени, делая по временам пушечные выстрелы. В Чиньяцкой губе три залива. Мы опасались войти в южный, видя при устье оного множество надводных каменьев. В 10 часов показалось, что гребет к судну байдара; но по рассмотрении узнали, что то камень находящийся в средине губы. В полуверсте от оного к NО, находится другой подводный. В 12 часов вошли в небольшую бухту, открытую несколько с северной стороны, и положили якорь на глубине 12 сажень, грунт камень с ракушкою.

После полудня приехали к нам два Американца в двулючной (то есть о двух люках) байдаре. Одежда их состояла в суконных брюках, фуфайках, и в камлейках, сшитых из кишок водоземных животных: оба были босые. У одного в ушах висел бисер с шелковыми кисточками; шляпы на обоих сплетены из травы, ила кореньев, весьма искусно и красиво. Вошед на судно подняли за собой байдарку, пили водку, ели сухари и все что им давали. Знали несколько по Русски и сказывали, что живут на одном из островов не далеко от гавани. Американцы сии остались у нас ночевать.

Берег за кормою находился не далее двух миль. [Во всех местах, где просто упомянуто о милях, разумеются итальянские мили, то есть верста и три четверти.] Там березовый лес и ручей в виде водопада Подветренный берег усеян подводными каменьями, открывающимися во время отлива. Вид сего места летом должен быть красив; но теперь выпавший на горах снег и обнаженные от листьев деревья, представляли весьма печальное зрелище.

Ветер дул весьма крепкий с дождем и порывами, и не взирая на то, что мы от оного прикрыты были берегом, в пять часов стало нас дрейфовать; для чего положили большой якорь, и спустили брам-стеньги и нижние реи. Судно остановилось на глубине 9 сажень, имея в одной миле за кормою каменную мель.

Погода была в том же состоянии. После полудня от силы волнения изломало пал у брашпиля.

В 10 часов утра пришли к судну две трилючные байдарки, и в одной из оных был промышленный Слободчиков, посланный Барановым в тот еще день, как увидели судно наше входящее в губу, но не могший до сего времени приехать к нам по причине крепкого ветра. В первом часу пополудни в трилючной байдарке привезли от Баранова пирог с рыбою и гуся, которому подарку мы очень были рады.

1802 год. Ноябрь.

Ночью подорвало один канат; но после того ветер начал стихать. В 7 часов утра снялись мы с якоря и помощью трех прийдяших из гавани байдарок, вышли буксиром из бухты. Приблизившись к лесному островку, оставили оный вправе, держась близ берет его; ибо от островка, в левой руке находящегося, идет гряда каменьев, которых вообще много в сей части губы Чиньяцкой. Не видав столь долго никакого приятного берега, я очень любовался лесным островком. По средине оного лежит не большая долина, окруженная еловыми рощами, которых всегдашняя зелень придавала веселый вид сей части острова. С оного приплыло к нам множество двулючных и трилючных байдарок, даже с женщинами и детьми; дикари сии смотрели на судно и на все с любопытством и провожали нас до самого якорного места. Когда пришли мы на вид Российского селения, то оттуда из разных мест и весьма беспорядочно выпалили 6 или 7 раз, на что и мы отвечали из трех - фунтового единорога, нарочно на сей случай привязанного к борту веревкою взаимное поздравление, достойное той отдаленности, в которой оное происходило.

Вход в так называемую Новую гавань или Святого Павла, находящуюся между берегом Кадьяка и небольшим островком, не шире пятидесяти сажень, глубина же тут и далее, от 7 до 9 сажень. На мысу при входе есть нечто похожее на укрепление. В 3 часу пополудни положили якорь на глубине 7 сажень, грунт мелкие раковины с песком; закрепились с кормы за берег швартовами. Погода, с давнего времени пасмурная, сделалась ясная и очень теплая.

Глава IV
Свидание с господином Барановым. Состояние дел компании в Америке, Занятия мои. Отплытие в Охотск.

Итак мы в Америке! итак я ступил уже на сей дикий и почти неизвестный берег, коего только желал достигнуть! Я видел уже толпы новых для меня племен народов, называемых дикими, по всему отличает от нас; но теперь еще более буду иметь случай видеть их, и примечать разность между человеком озаренным светом наук и руководимым одною природою.

Едва успели мы ошвартовить судно, как приехал господин Баранов, для поздравления нас с благополучным прибытием в Америку. Я не мог без некоторого уважения смотреть на человека, посвятившего жизнь свою для приведения в лучшее состояние отраслей торговли. Двенадцать уже лет как он живет в Америке, с народами дикими и грубыми, окруженный всегдашними опасностями; борясь с закоренелым развратом находящихся здесь Русских, с беспрестанными трудами, со всеми недостатками, не редко с самым голодом; притом не имеющий ни одного почти человека, способного содействовать ему с таковою же ревностью, был лишен способов не только распространить здешнюю торговлю, но даже противится мщению некоторых народов, или облегчить участь других, порабощенных Российско-Американскою Компанией. Кажется как будто он без всякой помощи оставлен в самом себе находить средства к пробавлению своему и поддерживанию заведений в Америке. Все сии труды, препятствия, горести, недостатки и неудачи, не ослабили духа сего редкого человека, хотя конечно влияли в нрав его некоторую мрачность. Баранов не весьма говорлив, сух покуда хорошо не познакомится; но объясняется всегда почти с жаром, особливо о том, что его занимает. Он не легок на знакомство, но для друзей своих ничего не пощадит; любит угощать иностранцев всем что имеет, и всегда с удовольствием поможет бедным. Совершенное бескорыстие не первая в нем добродетель. Он не только не жаден к собиранию богатств, со вредом ближнего; но и праведное стяжание свое охотно уделяет отсутствующим знакомым своим, претерпевающим недостаток. Твердость духа его и всегдашнее присутствие разума, суть причиною, что дикие без любви к нему уважают его, и слава имени Баранова, гремит между всеми варварскими народами, населяющими северо-западный берег Америки, даже до пролива Жуан де-Фук. Дикие, живущие в отдаленности, приезжают иногда смотреть его и дивятся, что столь предприимчивые дела могут быть исполняемы человеком столь малого росту. Баранов ростом ниже среднего человека, белокур, плотен и имеет весьма значащие черты лица, не изглаженные ни трудами, ни летами, хотя ему уже пятьдесят шестой год.

Вместе с Барановым мы отправились к нему в дом. Нашла там совершенную простоту и опрятность. На Кадьяк приходило недавно Английское судно, с коего Баранов купил много товаров и столовых припасов, почему накормил нас порядочным обедом, по крайней мере для здешнего места.

Баранов весьма искренно признавался, сколько он рад неожиданному прибытию Св. Елисаветы. Пять лет сряду не приходило сюда ни одного судна из Охотска; прошлого лета был отправлен галиот Александр Невский, потерявший в пути около 15 человек в какой-то заразительной горячке, открывшейся еще в Охотске; зимовавший потом на острове Атхе, где он сообщил болезнь сию жителям, жестоко от оной потерпевшим, истратил все харчевые припасы и прибыл на Кадьяк около месяца прежде нас с пустым, судном, и с малым числом больных или дряхлых людей. Начальник сего галиота сказывал здесь, что в Охотске строится Св. Елисавета, которая конечно придет на будущий год. От сего Баранов никак не ожидал нас ныне, тем более, что никогда суда компании не остаются в море до Ноября месяца, разве каким особым случаем поневоле задерживаемые бывают. Привоз на Св. Елизавете довольного числа разных припасов и здоровых людей (один умер во время плавании) доставил спокойствие на Кадьяке, где дикие расположены были следовать примеру других народов истребивших сего лета заведение Россиян на острове Ситхе или Ситке со всеми людьми. И на Кадьяке дикие, не видя пять лет ни одного судна приходящего из Охотска, начинали думать, что уже все Русские к ним приехали, и что стоило только истребить сих последних, дабы освободиться на всегда от их власти. Шелихов, для обучения разным мастерствам, вывез отселе в Иркутск несколько мальчиков, которые потом возвратились назад. Сии рассказывали землякам своим, что Русских очень много, но дикие никак не хотели тому верить, говори в ответ. Вы нас обманываете, или вас обворожили, и показали вам то, чего в самом деле нет и быть не может. В Прошедшем году приехало сюда с Уналашки несколько промышленных, которые прежде бывали на Кадьяке; почему дикие, видя знакомых им стариков, уверились, что они уже последние Русские, и только приход двух наших судов мог их в том переуверить. По всем сим причинам прибытие наше в Америку было великой важности для дел компании, тем более, что в Кадьякских магазейнах, лежало до шестнадцати тысяч шкур морских выдр, и много другой мягкой рухляди. Баранов опасался вверить столь богатый груз, для отвозу в Охотск, какому-нибудь неопытному человеку, здесь же боялся держать все сие потому, что таковое сокровище могло сделаться добычею какого-нибудь морского разбойника и если бы оный проведал о том; а посему он весьма был рад, что имел возможность отправить груз сей на будущий год, о чем и объявил нам. Мы также были довольны, первое тем, что для удовольствования любопытства своего можем целую зиму прожить на Кадьяке, второе, что скоро возвратимся в Россию, и третье, что окажем компании важную услугу поспешным привозом, груза, стоящего около двух миллионов рублей. И так при первом свидании положено было отправиться отсюда в Мае, дабы прийти в Охотск не ране 20 Июня; ибо прежде не возможно приблизиться к берегам, по причине множества льда носимого у оных. Лед сей приносится из Ямской и Гижигинской губ обыкновенно бывающим у сих берегов северо-восточным течением.

Когда мы судно свое, по выгрузки оного, поставили в безопасное место, и взяли все возможные предосторожности к сохранению оного от случающихся здесь в зимнее время жестоких бурь, тогда ни что уже не удерживало меня предпринимать разные путешествия около Кадьяка.

Где только компания заведет новое селение, или крепостцу, всегда берет у жителей того места Аманатов, которые и служат залогом верности. В Аманаты выбирают обыкновенно детей начальников и людей имеющих доверенность народа, по уму или предприимчивости, Детей сих отвозят на Кадьяк, как в столицу компанейских заведений и безопаснейшее место для Русских, которые столько уже времени обзавелись здесь и приучили жителей к терпеливому повиновению. Между прочими Аманатами взяты были также и от Колюжей Берингова залива, или Якутата, как природные жители оное место называют. Сии Аманаты, между коими находились и совершенно взрослые, забавляли нас иногда своими плясками, которые описаны будут ниже сего. Военная пляска Колюжей такова, что поистине нельзя на оную смотреть без ужаса.

Колюжами называются народы живущие по берегу северо-западной Америке, от Берингова залива до острова Ситки и далее. Язык их сходен, но в прочем всякое племя имеет своего начальника. Народы сии вообще жестокого нрава, склонны к войне и убийству, считают удовольствием мучить неприятелей взятых в плен, и почти во всем сходствуют с народами живущими в северо-восточной Америке, описание которых можно найти в Рейнале, Кампе и других. Я сказал, что сего лета Колюжи истребили крепостцу Компании на острове Ситке. Там было более 200 островитян Кадьяка, кои претерпели туже участь, как и Русские; но некоторые из них, бежав, приходили сюда. И ныне приехало 6 человек Аляксинцев из числа спасшихся в Ситке.

Поутру шел снег, а к вечеру при восточном ветре дождь, который согнал весь снег, оставшийся только на вершинах гор.

Окна домика, в котором мы жили, обращены были к бухте, и мы часто из оных стреляли по чайкам и уткам, подплывавшим к утесу, на котором стоял домик. Сего дня я взял ружье, которое кто-то зарядил без меня весьма большим зарядом, так что оное разорвало и сшибло меня с ног, однако большего вреда не причинило.

Ночью буря была столь жестокая что при сильных порывах ветра дом наш чрезвычайно дрожал и казалось готов был к падению.

Большие шалаши, делаемые Американцами Кадьяка для игрищ, называются у них Кажимами; а в гавани известно под сим названием круглое деревянное здание, в котором живут Каюры, то есть работники компании. В средине сего Кажима оставляется для отправления разных работ пустая площадка, вокруг которой сделаны маленькие конурки для жительства Американцев. Тут они отправляют свои игрища.

1802 год. Декабрь.

Сегодня званы мы были на одно из таковых игрищ, и в 8 часу вечера пришли в Кажим, где зрители собрались уже в один из боковых чуланов. Взошед в оный мы поражены были несносною духотою и жаром, от того что в столь тесном месте сидело вокруг на лавках и на полу до шестидесяти человек обоего пола. Мужчины, дабы не столько терпеть от жару, были без платья, а многие и совершенно нагие. Действие должно было представить промышленников отправляющихся на ловлю зверей.

Около большой посредине покоя зажженной плошки сидели два человека с бубнами, или с обтянутыми вокруг обруча с ручкою пузырями, так что бубен походил на воланную ракетку, только больше оной. Бубны не ровны а самый большой находился в руках действователя, представлявшего начальника. По обеим сторонам плошки стояли в камлейках две девки, наряженные самым щегольским образом, то есть в носовом хряще торчала длинная кость, в нижней губе и ушах продет был бисер, на голову же насыпано много орлиного пуху. Подле них стояло двое мужчин с побрякушками в одной руке, и с байдарочными веслами в другой. Побрякушки состоят из круглых двойных обручей, около которых навешано множество носов птиц, просто называемых топорками, или известных в натуральной истории под названием морских попугаев (Perrоquets de mer). На веслах изображены были рыбы и звери морские, или водоземные. У сих двух действующих лиц, вымазанных красным карандашом, голова и спина усыпаны были также орлиным пухом. Вместо шапок имели они род шишаков из согнутых прутьев, и один такой прутик проходил к каждому из них в рот, на подобие удила у лошадей. Разные перья и каменный папоротник, зеленеющий и зимою, закрывали почти совсем лица сих Американцев. Сидящие с бубнами имели на головах шляпы, украшенные перьями. К потолку над местом представления подвешено было несколько различных стрел, сложенных крестообразно и к ним привязаны: 1-е байдарка, 2-е набитые шкуры, представляющие различных зверей; 3-е некоторые промышленнические орудия и чучела, или Мансики, служащие Американцам для приманивания тюленей. Сидевший в стороне на скамейке, все сие качал в лад голоса, нарочно привязанною веревкою. Сей человек находился также в числе действователей, ибо одет был в камлейку. Для дополнения совершенного описания сего позорищного места должно сказать что потолок оного убран был сухою травою.

Представляющий начальника, с другим сидящим у плошки, били палочками в бубны, промышленники, с малыми веслами в руках, гремели побрякушками в лад, и все пели довольно порядочным голосом, переменяя изредка напев, чем управлял начальник. Если бубны станут бить чаще, то вдруг все закричат, ибо и зрителей большая часть подтягивали. Девки во все время держались обеими руками за камлейки и только что из стороны в сторону покачивались. Начальник беспрестанно что-нибудь прокрикивал, как например: вот берег, пристанем к нему! звери придут к тому, кто ничего еще не убил. И сему подобное. Когда он выговаривал: вот звери! Тогда вдруг все кричали разными голосами, подделываясь под голоса различных зверей; свистали в нарочно сделанные свистки и словом поднимали ужасный шум. Когда представление на несколько минут прерывалось, то промышленники качались и гремели побрякушками, согласуясь один с другим.

Между тем действователям принесли разной пищи, состоящей по большей части из ягод с жиром, и поставили вокруг плошки.

Тут же лежал камень с красными пятнами, представляющий - гроб какого-то известного у них человека, в память которого сделано следовавшее за сим представление, но я не мог конца оного дождаться: голова у мене от чрезвычайной духоты так заболела, что я не имел терпения сидеть долее.

Сего дня в вечеру я опять был в Кажиме на игрище. Сначала вышли один за другим пять человек, все в разных личинах, из которых иные обложены папоротником. Они дули в дудочки повешенные на нитках, продетых в дыру носового хряща, и кривлялись каждый особым образом. Один из них вымазан был красным карандашом, другой углем. Двое одеты в парках, а пятый в камлейку, с побрякушками в руках. Нагие и в камлейке имели на себе что-то, сделанное из птичьих кож, и висящее до колен. Около плошки сидело двое Американцев ничем не убранных, а в обыкновенных своих одеждах, что значило сие представление, я никак не мог дознаться. Толмач сказывал, что это черти обманывающие людей, но впрочем и сам ничего не ведал; ибо о преданиях сих игрищ, особливо же относящихся до понятия о духах, знают, или выдают себя знатоками, одни только так называемые здешними островитянами Касяты, то есть мудрецы, выдумывающие сии представления, толкующие о происшествии жителей Кадьяка и соседних островов, о Дьяволах и проч. Если Островитянин не умеет дать объяснения на сделанный ему вопрос, то отвечает: про - то Кясят знает.

Когда черти покривлялись и ушли, то Мужчины начали выгонять женщин и ребят. Сие случается у них после игрищ, когда собираются на оные различных селений островитяне, которые по окончании рассуждают о делах общественных, и для того высылают женщин но как теперь сие обыкновение не могло быть тому причиною, и конечно относилось к какому-нибудь обряду суеверия, того ради и желал я весьма узнать истолкование оного. Когда все лишние вышли, то явился человек в камлейке с отменною дичиною и побрякушками в руках, представляющий злого духа. Он кричал и перебегал с места на место, в лад под песню, которую все зрители пели, а один бил в бубны. Сим все кончилось. После сего долженствовало быть другое представление, но я не захотел оного дожидаться.

Между тем о причине высылания женщин узнал я от Русских следующее: по окончании представления духов, женщины принимая их в самом деле за Дьяволов, ищут где бы укрыться; ибо сии духи бегают всюду и щиплют всех, кто им на встречу попадается. Прежде они даже кололи людей небольшими ножами, обертываемыми для сего травою, исключая самого конца, дабы данная рана не столь была глубока. Ныне Островитяне сего не делают но женщины не менее боятся мнимых духов, или от суеверия, или от страху быть исщипанными.

Тойон, или начальник, лесного островка, приезжал звать нас к себе на игрище, на которое мы и отправились после обеда. С великим трудом влезли мы в Кажим, или театр, которого крышка сведена кругловато, внутри же было чисто и не душно. Нас посадили на медвежью кожу, постланную на скамейке. В средине Кажима горела большая плошка, по стенам несколько маленьких; место представления, потолок над головами нашими покрыты были сухою травою. Представляли промышленников, едущих на ловлю зверей, то есть то же самое, что мы видели в гавани в Кажиме. И здесь также два человека сидело около плошки с бубнами двое стояли по сторонам оной с маленькими веслами и побрякушками, нагие, имея по всему телу выведенные красные полосы, в личинах и с палочками во рту. Личины сии сделаны из согнутых прутиков, так что сквозь оные видно почти все лицо человека, выкрашенное белою и красною красками. Над плошкою на перекладинах, связанных накрест четверо-угольником, висели стрелы, байдарки, манчики с другими приборами, и все сие один человек качал, как и прежде. Но здесь по четырем углам сих перекладин, на подвешенных дощечках сидели еще по человеку, в таких же, как и первые двое; личинах и с выведенными по телу различными полосами. Сих также качали. Впрочем представление было тоже. Причина установления оного, по рассказам Тоиона, была следующая: один островитянин ездил пять лет за промыслом и не мог убить ни одного зверя, хотя прежде считался славным промышленником. Тогда с горести стал он удаляться людей и жил в горах. В одну ночь проведенную им на вершине сопки, видел сон; и прийдя после того в селение, сделал сие игрище, такое точно, какое он во сне видел. С того времени лов зверей был сопровождаем для него счастливейшим всегда успехом; почему и ныне островитяне представляют сие игрище, в надежде иметь от того удачный промысел звериный.

Зрители состояли из природных жителей, нарядно одетых. Женщины были в лучших своих платьях; как то: в парках суконных, еврашечьих, или из Урильих шеек. Почти все имели сквозь носовой хрящ продетые кости, или нанизанный на палочках бисер; на руках же, ногах, шее и в ушах, столько оного было сколько могло уместиться, или сколько которая имела. Все были весьма довольны представлением. В продолжении игрища женщины беспрестанно приносили кушанье, потчевали оным; но лит только заглядывались, то мальчики вырывая блюдо из рук убегали вон, женщины гонялись за ними и все громко тому хохотали.

По окончании представления, называемого от Русских игрушкою, вышел Касят и прокричал нечто. Тойон по несовершенному знанию русского языка, мог только сказать, что то относилось к трем человекам, сей час приехавшим. Тогда мы вышли, но услышав стук бубен воротились в кажим, где увидели прыгающих около плошки четырех человек, сидевших прежде на подвешенных дощечках. Все сие, кажется, для того только было сделано, чтобы занять чем нибудь зрителей, пока приготовятся к другому представлению; ибо люди сии повертевшись не много, сбросили личины и сели вместе с другими на пол.

Скоро после того все уселись по местам, и представление началось: двое стали бить в бубны в лад под песню, которую все зрители пели, а потом показался человек с выкрашенным телом, в личине, вокруг которой прилепленные крашеные дощечки составляли полукружие, а орлиные перья дополняли украшение оной. Он взошел спиною к зрителям, долго стоял на коленях отворотясь от них, гремел побрякушками тихо в лад и помаленьку поворачивался, потом вдруг вспрыгнул, загремел громче и весь как будто задрожал, после же беспрестанно переменял свои положения. Поплясав с полчаса вышел, а на место его явилось двое мужчин в личинах похожих на прежнюю, в средине же оных женщина с полукружием около головы. Сии также вошли спиною, постояли на коленках, потом встали, обернулись к зрителям и делали разные телодвижения, согласуя оные весьма искусно со звуком побрякушек. На место сих появился один мужчина в личине с полукругом около оной и с побрякушками. Он вошел, как и прежние, спиною, плясал лучше тех, чем и действие кончилось.

Я не мог дознаться о причине сего представления и никак не ожидал такового согласия в движениях и пляске сих дикарей. Я позабыл еще сказать, что перед. началом последнего представления выходил Касят и прокричал нечто, потом в продолжение действия он сказывал наперед, что должно петь и управлял хором.

1803 год. Январь.

Занятие мои и упражнения всегда были одинаковы и состояли в чтении, в прогулках по берегу с ружьем, в посещении диких в их жилищах. Для сего я брал несколько съестных припасов, садился в Байдарку и уезжал из гавани на пять, на шесть дней и более. Теперь опишу некоторые из тех путешествий.

Ходил по берегу стрелять, и у рощи встретился с медведем, с которым однако же разошлись мы без, всякого приключения зла друг другу.

1803 год. Февраль.

Ездил в лодке на лесной островок, и на дороге застрелил орла с белым хвостом, одну утку и несколько куликов.

Поехал я в Троелючной байдарке, взяв с собою еще три таких же. Сначала погода была довольно теплая и ясная, но в 5-м часу свежий противный ветер захватил нас посреди Кижуецкой бухты, почему пристали вечером к Кижуецкому селению диких или жилу, как обыкновенно Русские называют, и ночевали у Тойона.

При сильном морозе ветер был так крепок, что я принужденным нашелся прожить здесь несколько дней с дикарями. Вечер и ночь проводил я с ними, а днем ходил во внутренность земли.

1803 год. Март.

Погода стояла холодная, но тихая. Я отправился в путь. Объехал много мест, где можно было стрелять уток, и тюленей. Вечером пристали в одной небольшой губе, в которой для стрельбы тюленей построен был из травы шалаш в квадратную сажень величиною, но не выше полутора аршин. Скоро сделался сильный ветер и вьюга: мы настлали в шалаш травы, наносили каленых каменьев и таким образом очень спокойно и тепло ночевали.

Сильный мороз и великое в проливе между Кадьяком и Афогнака волнение, оставшееся от вчерашней бури, не позволило мне отъехать. Я ходил по берегу и стрелял куропаток, а вечером ловили уток сеткою.

Мороз продолжался и снова сделался жестокий ветер. Я переезжал на малые острова, где много куропаток, однако ни одной не мог застрелить: зимою они совершенно белы, так что их весьма трудно усмотреть, - когда сидит, на снегу не шевеляся.

Мороз, но погода тихая. В три часа пополудни приехал я в гавань. По дороге настрелял более дюжины уток, но пошедший наконец густой снег, помешал мне стрелять.

Поутру отправились мы с Хвостовым на высокую гору, находящуюся возле самой гавани. Прежде нежели поднялись на вершину оной, должно было несколько раз отдохнуть. На горе видели двух лисиц, из которых одна черно-бурая так велика, что мы приняли было ее за медведя. С вершины сей горы видна вся Чиньяцкая губа с островами и стоящими в воде скалами, часть лесного островка и Афогнака, а далее обширное море; в другую же сторону многие хребты каменных гор. Обширные виды всегда производят приятное впечатление, и я с великим удовольствием простоял более получаса на одном месте, любуясь сим величественным зрелищем и отдавшись в волю восхищенному воображению. Наслаждения сии известны более людям, живущим в одиночестве, и описать их едва ли возможно. Человек становится довольнее своим существованием, когда стоя на высокой горе и пользуясь чистейшим воздухом, видит множество предметов под ногами своими, взирает на неизмеримое пространство Океана, мечтает о своей предприимчивости, сближает себя с целым светом и с теми далекими странами, которые он оставил. Там, думал я, за сими высокими и дикими горами, за сим обширным Океаном, за величайшим пространством земель, там живут мои родные, мои друзья, которых я некогда увижу. Подобные мысли доставляли мне чрезвычайное удовольствие, и приводили душу мою в такое сладкое трепетание, каковое я никогда не чувствовал, и какое, мне кажется, житель Петербурга может только в Америке чувствовать, в сей отдаленности, где все встречающееся совершенно для него ново, и воображение расположено к мечтаниям.

Отсюда мы спустились вдоль по хребту к речке, по берегу которой дошли до так называемого Сапожникова жилья, находящегося в семи верстах от гавани, и названного так от живущего там промышленника Сапожникова, который смотрит за разведением скота, за промыслом рыбы и прочим. Горы в сем месте довольно удалились от берега морского, и долины, простирающиеся до оных, состоят из весьма хорошей и тучной земли; почему сверх множества сенокосу, делали здесь опыты хлебопашества, но туманы, или незнание причинили то, что успехи оного и по сие время остаются сомнительными. По дороге от горы до Сапожникова жилья, захватил нас дождь, притом еще более перемокли мы переходя вброд несколько ручьев, текущих по полям, почему дабы скорее возвратиться в гаван, отправились в байдарке.

В 8 часов вечера началось северное сияние, идущее от северо-востока к северу, а в 4 часа утра сделалось легкое землетрясение; два только удара были довольно сильны.

Ветер дул довольно крепкий от ZО со снегом, но не смотря на то отправился я из гавани в трех байдарках. Посещал Американцев южного Чиньяцкого селения, потом объездил всю губу, при которой сие жилье лежит. Сильный дождь принудил меня возвратиться ночевать в то же селение Коняг. Так жители Кадьяка себя называют.

Поутру шел снег, дождь, град, а иногда и солнце показывалось; потом продолжался снег без перемежки.

Когда снег перестал, то отправился я стрелять во внутренность губы, приставая к берегу в разных местах; ибо повсюду куропатки водились во множестве. Между тем ветер от севера начинал крепчать, и я поторопился в гавань. В скором времени буря усилилась и волнение сделалось жестокое. Мы далеко еще были от гавани. Почти каждая волна обливала нас, и вода часто попадала в рога; но более всего зябли руки, ибо при сильном морозе они беспрестанно были мокры. Когда весла переносили со стороны на другую, то их едва из рук не вырывало. Со всем тем Американцы, сидевшие в моей байдарке, ни мало не тревожась управляли весьма искусно, и при всяком приходящем большом вали кричали: ку, ку, ку! дабы, думаю, сим приготовить товарища к осторожности. Одним валом сорвало у меня обтяжку и до половины байдарки налило воды; но по счастью другая байдарка скоро подгребла ко мне и снова все оправила, хотя воды и нельзя уже было опиливать. Наконец мы приблизились к мысу лежащего близ гавани островка, но не могли объехать оного, по причине великих всплесков, отражающихся от каменья того мыса. Товарищи мои на других байдарках спустились в губу, а я поупрямился было объезжать прямо; но байдарку мою едва не бросило на камень, почему и я принужден был следовать за ними. Там перенеслись мы через небольшой перешеек и в первом часу приехали домой, с головы до ног мокрые и чрезвычайно озябшие, так что не скоро могли оттереть руки.

Поутру отправился из гавани при весьма хорошей погоде, но скоро сделалось пасмурно при свежем ветре, и с полчаса шел дождь. Мне надобно было переехать через пролив, между Кадьяком и Афогнака находящийся, ширина которого около 18 верст, на Афогнаке пристали мы к Рубцовой одиначке, где построена русская изба, Одиначками называются здесь те места, на которых нет селения природных жителей; но живет один промышленник с несколькими Каюрами. Летом он смотрит за ловом рыбы, а осенью за промыслом лисиц кляпцами.

Крепкий ветер от W не позволил отправиться далее. Сего дня я очень хорошо пообедал, ибо настрелял много уток и маленьких куличков, а вчерась поймали рака.

Жестокий ветер принудил меня и сии сутки остаться здесь. Однако же не смотря на крепкую погоду, поехал я стрелять около берет. С начала подстрелил одну утку, за которою долго гонялся и наконец потерял ее из виду. потом проехав далее убил еще несколько птиц, и на возвратном пути увидел опять подстреленную прежде ушку, и стал за оною снова гоняться.

Она устав, тихо уже ныряла и один раз показалась из воды столь близко, что я хотел ударить ее веслом, но наклонившись слишком много потерял равновесие и опрокинул байдарку. Я пробыл несколько времени в воде вниз головою, покуда, освободив ноги мои из обтяжки, толкнулся ими вынырнул довольно далеко от байдарки; бывшее на мне тяжелое платье погружало меня на дно, притом же я не мог скоро опомниться, захлебнувшись от морской воды; но двое из Американцев, поймали меня за воротник и притащили к опрокинутой байдарке, за которую, все мы ухватились правыми руками, а левыми гребли, и таким образом добрались до берет. После сего поймали однако утку, виновницу нашего несчастного приключения; но между тем платье на мне обмерзло и я оставив гребцов своих побежал в селение Коняг, отстоящее около версты: там высушил платье и обогрелся.

В 6 часов утра отправился в путь при ясной, тихой, но весьма холодной Погоде. Из пролива, находящегося между островками, лежащими по северную сторону Кадьяка, увидели мы снежные горы Аляски (или Аляксы), из которых многие в расстоянии 60 или 70 верст отсюда, казались выше самых высочайших гор Кадьяка. Вообще весь берег полуострова Аляски чрезвычайно высок, а от сего зимы бывают там несравненно жестче, нежели на Кадьяке, отделяющемся от Аляски проливом в 40 верст. Проехав те островки, стали объезжать большой мыс Кадьяка, далеко выдавшийся в море. Около оного киты играли, и некоторые столь близко нас выныривали, что слышно было их дыхание, имеющее весьма отвратительный запах. После сего проплыли Уганакский островок и хотели обогнуть мыс Кулюгуму, но свежий ветер от запада и довольно большое волнение, принудили спуститься в Уганакскую губу. Вечером был мороз и я очень ознобил правую руку, ибо волнение, приходящее с той стороны, часто оную обливало, а я весьма легко был одет. Поздно уже пристали мы к Уганакскому селению, где и расположились ночевать в пустом доме, который потому оставлен Американцами, что говорят будто под полом оного всегда слышен шум по ночам, и что выходит привидение в виде женщины, с распущенными волосами и с закрытым лицом, исключая светящихся глаз. Но я от сильной гребли чрезвычайно устал, уснул мертвым сном и не видал никакого призрака.

1803 год. Апрель.

Поутру при холодной от запада погоде отправились мы и объезжали длинный мыс, дабы потом поворотили в пролив, отделяющий Уганакский островок от Кадьяка. Но как до селения на том островке проливом очень далеко, то мы пристали с противной стороны в небольшую бухту, перешли через остров пешком, не более трех верст до селения, а байдарки перенесли на себе.

Крепкий северный ветер задержал здесь, но я ни мало не был тем огорчен; ибо для меня все равно, в том ли селении островитян быть, или в другом. Вечером гостившие здесь Аляксанцы с несколькими жителями, плясали по о Колюжски. Я потчевал всех табаком, и один старик вставал с места и благодарил меня за всех. Днем ходил я с ружьем или играл с дикарями в их игру называемую Каганак, описание которой мы после увидим.

Известно, что Коняги не столько боятся смерти, как того, что их секут. Вскоре после нашего прибытия на Кадьяк один промышленник высечен был за дерзость и ослушание кошками. От чего между Американцами пронесся слух, что привезли из Охотска такие плети, которыми больно секут. Сие подало повод одному из здешних жителей придти к матросу, бывшему со мною, и спросить его: больно ли секут кошками? - Отведай, тот отвечал. Островитянин ушел от него, но скоро возвратился с тонкою веревкою, сплетенною из жил, и подавая оную матросу, просил сечь его. Матрос, находя подобную просьбу весьма смешною, положил Американца, и сложенною в двое веревкою ударил его три раза изо всей силы по голой спине. Коняг вскочил и в тут же минуту скрылся, оставшись конечно не в весьма выгодном мнении о наказании кошками.

Ездил я в байдарке в небольшую закрытую бухту, вдающуюся в Уганакский остров. Она кажется сделанною руками человеческими: устье её совершенно походит на крепостные растворенные ворота, высеченные в каменном бруствере, и не шире семи сажень, хотя довольно длинно. Течение в сем месте чрезвычайно быстро, и когда во время отлива останется воды не более трех фут, то она имеет весьма приметный наклон к морю и кажется опущенною по шлюзу. Берет сего рукава или устья губы, всюду отвесны, за оным находится залив подобный ковшу, посредине которого лежит островок. Окрестные места производят лес, а по берегам растет кустарник. С великим трудом поднялся я по сему рукаву, хотя в сие время вода и довольна была высока; спускаясь же по оному в малую воду, должно было держаться только на веслах, ибо казалось что плыл по порогу, где волнение от быстрины воды сделалось совершенно толчеею.

В 3 часу пополудни ветер стал тише, и я отправился к гавани. До перемены течения должно было простоять у пролива Быстрого, названного так по сильным быстринам в оном, против которых байдарки сгребать не могут. Когда вода пошла на убыль, то пустились мы в путь. Я задремал, но необычайный шум разбудил меня, причиною тому был не большой водоворот при конце быстрого пролива. Мы должны были плыть по оному с великою осторожностью, поддерживая веслами байдарку, дабы оную всплесками не опрокинуло. Ночь была самая тихая и ясная. Когда байдарки разлучались, то стрелял я из ружья, дабы на звук сплывались они опять вместе. путешествие наше казалось весьма приятным, и мы перегребли наискось пролив между Кадьяка и Афогнака, хотя таким образом ширина его будет около 25 или 30 верст. Я застрелил Лебедя у самой почти гавани, к которой прибыли мы в пятом часу утра. От Уганакского острова считают до гавани около 90 верст: и так мы сие расстояние переехали на гребле меньше нежели в одиннадцать часов, если выключить время, которое простояли у залива быстрого.

Приехавший вчера с южной стороны Кадьяка Американец сказывал, что на отделенных высоких каменьях у Чиньяцкого мыса лежат морские львы, обыкновенно называемые сивучами или сиучами. Звери сии не показывались уже пять лет около гавани. Я из любопытства поехал посмотреть их, взяв с собою стрельца, (так называют здесь стрелков). ветер дул свежий от ZW, и от бывшей накануне погоды осталась довольно большая зыбь; почему мы гребли вдоль берега, вокруг всей почти Чиньяцкой губы. Стрелец Брусенин, по дороге застрелил двух тюленей, а я девять уток и несколько черных куликов; но Сивучей не нашли У мыса, и отправились назад прямо поперек губы, ибо ветер довольно стих. Приближаясь к островкам, близ гавани находящимся, я снял с своего люка обтяжку и греб спокойно; и вдруг услышав, что Брусенин кричит нечто по Коняжски, а гребцы в тоже время начали грести изо всей силы, оглянулся назад и увидел идущий на нас крутой высокий вал, от которого однако мы уехали. Скоро после того нашел другой такой же, и как я не успел надеть совсем обтяжки, то несколько воды попало в байдарку. Таковое волнение случается над подводными каменьями, называемыми здесь Потайниками. Около Потайников большую часть времени бывает тихо, но иногда вдруг поднимается превеликая груда воды, крайне опасная для байдарок. Таковые действия известны здесь под названием: потайник играет. По уверению Русских и Американцев из сих потайников иные играют однажды, другие два раза в день, иные однажды в месяц, а иные однажды в год, и всегда в определенное время. В крепкий же ветер, над оными всегда ходит превеликое волнение. Байдарки погибают иногда, попав нечаянно на потайник, который в то время играть начинает. Американцы знают большую часть оных, и стараются объезжать даже и в тихую погоду. Не все подводные каменья производят подобное описанному мною действие, почему должно думать, что называемые потайниками заключают в себе нечто особенное, как то воронки, или что другое.

Сей день ознаменован был странным приключением: девяностошестилетний промышленник хотел жениться на сорока пяти летней пребезобразной Американке, которая долго на то не соглашалась, а наконец дала ему слово; но в церкви сказала, что не хочет за него замуж, от чего свадьба разошлась, и старик крайне тем огорчился.

Вечером приехала сюда партия Аляксинских байдарок, отправляющаяся по берегу Америки для промыслу выдр морских. Прибывший с ними промышленный привез обманом одного Аляксинца, который убил русского промышленника, пропустив про него слух, что он умер чирьем, а другие Американцы, бывшие в том месте, молву сию охотно подтвердили. Убийца был прекрасный молодой человек, бывший прежде в аманатах в гавани и слюбившийся с женою сего промышленника уроженкою Кадьякскою. Когда его спросили, за что ты убил русского? Девка велела, сказал он. Что с тобою должно сделать за то? Таким же образом, убить, отвечал он смело. Однако его со всеми участниками высекли только линьками, и потом хотели на первом судне отправить в Якутск в Каюры,

Сего же дня из Чугацкой губы получили известие, что на острове Цукли выкинуло судовой борт, сажени в четыре длиною; а с Укамока привезли выкинутый морем ящик с синим сукном и шапку травяную, какие обыкновенно носят на Сандвичевых островах. Последний выкид случился еще осенью, а потому должно заключать, что около сего времени разбилось какое нибудь Английское или Соединенных Штатов судно.

Зимою еще привезли с острова Ситхинака выкинутый огарок большой восковой свечи, который не мог быть с иного судна как с русского и вероятно с компанейского, называемого Феникс. Сие судно Российско-Американской компании, построенное в Америке, должно было везти с Кадьяка Архимандрита, для посвящения его в Иркутске в Архиереи. Для спокойствия Архимандрита, на Феникс наделали нарочно ют, прикрепив оный одними только книсами. Начальником судна сделан какой-то скитающийся Англичанин; а титла сего и не в Америке бывает иногда достаточно, для высокого мнения о морском искусстве человека. Феникс отправился из Охотска в Августе месяце с Архиереем, со всем причетом его и с восемьюдесятью или более промышленными, между которыми в Охотске еще показалась желтая лихорадка. На судно поставили три мачты, (хотя оно было во 100 или 110 тонн) дабы сказать только, что компания имеет трех мачтовое судно, каковые здесь вообще величаются фрегатами. В исходе Октября Феникс виден был с острова Унимака; после чего оставил по себе множество только басен и догадок о месте и причине своего кораблекрушения. Но вероятно, что бурное время, плохость судна, болезни людей и невежество начальника были причиною потери Феникса, весьма дорого компании стоящего, как по грузу, так и по числу людей, везомых в Америку, и неприбытие которых ослабило заведения компании и торговлю. Груз сего судна раскидан по великому пространству берега Америки: находили фляги с водкою, с испортившимся вином, восковые свечи, самовар, руль, верхние бимсы и иные вещи, начиная от Уналашки, даже до Ситхи и далее.

К вечеру партия с южной стороны Кадьяка, более нежели в 200 байдарках, собралась в гавань; с северной же стороны Коняги никогда не заезжают в оную, но запасшись юколою на Карлуке, пускаются прямо к острову Шуеху. Там или несколько далее, соединившись с другою партиею и дождавшись Русских, посылаемых для присмотру над промыслами, едут уже все вместе.

Сегодня девяностошестилетний старик, о котором я выше упоминал, опять умилостивил свою любезную и она вышла за него замуж.

Около полудня партия начала отправляться из гавани.

Поутру с некоторыми из Русских отправился я на остров Афогнак, где в главной артели живет восемь или десять промышленных и множество Каюр. В сем только месте запасают юколу из палтусов. Отсюда, расставшись с моими попутчиками, поехал я на Рубцову одиначку, находящуюся в 16 верстах.

Крепкий противный ветер принудил меня прожить целый день на рубцовой одиначке. В сие время утки отлетают отселе для приискивания мест, где класть яйца, а гуси и лебеди начинают показываться в губе застрелил я трех гусей и несколько уток.

По восхождении солнца отправился домой.

1803 год. Май.

Галиот Александр Невский отправился в Якутат. Другое судна, называемое Ольга, построенное на Кадьяке из елового лесу, пошло на Уналашку. Известно, что еловый лес весьма неудобен к обшивке судов: Ольга может послужить новым тому доказательством. Когда Баранов пошел на ней в первый раз, то беспрестанно должно было отливать воду, так что после морские растения выкачивались помпами, а наконец судно затонуло на отмели. Но и после сего на оное положили еще обшивку, потом третью и не перестают посылать в море. Суднишко сие никогда не удаляется от берегов, а при противном ветре стоит где-нибудь на якоре. Между тем при всей худости оного Баранов не имеет у себя лучшего судна. Сегодня мы с Хвостовым, взяв с собою стрельца, отправились смотреть сивучей, начавших опять показываться на каменьях у Чиньяцкого мыса. Приехали туда в полную воду: время неудобное для стрельбы потому, что бурун, достающий до верху каменьев, мешал зверям сим лежать на них покойно. Погода была дождливая. Мы пристали к Чиньяцкому мысу, где и ночевали, Хвостов в соломенном шалаше, сделанном бывшими тут некогда островитянами, а я в палатке, каковые обыкновенно здешние Американцы, во время дальних путешествий своих, составляют из байдарок и постилок. Байдарку кладут боком с наветренной стороны, потом из положенных на нее параллельно земле веселок делают небольшую крышку. Под таковою полу - закрытою палаткою был я довольно защищен от дождя и ветра. Во всю ночь слышен был рев сивучей.

В 10 часу утра, когда вода была самая малая, мы подгребли к каменьям; стрелец вышел на один пустой утес, а сивучи лежали на другом, саженях в пятнадцати от него находящемся. Звери сии худо видят, но имеют весьма хорошее обоняние; почему обыкновенно - подъезжают к ним с подветренной стороны, иначе они услышат и побросаются в море. Покуда стрелец приготовлялся, мы имели довольно времени рассмотреть сих животных. Цвет кожи их светло - бурый, а на самках побелее. Голова короткая с едва приметными ушами. Они беспрестанно ревели, поднимали рыло к верху и ворочали головою, как будто обнюхивая что-нибудь. На каждом звере видно было несколько ран, конечно полученных во время драки за самок. У здешних сивучей нет на рыле кожи, которая по описанию в Ансоновом путешествии бывает у морских львов острова Жуань Фернандеса. Животные сии лежа, кажутся похожими некоторым образом на львов; от чего конечно и название свое получили.

Когда выстрелили по первому сивучу, то он упал в воду и утонул, неизвестно мертвый или живой, потому что звери сии, когда и убиты бывают, не остаются на поверхности воды. От выстрела один сивуч соскочил в море, а прочие лежали покойно. Вторым выстрелом один сивуч убит, другой, лежащий подле него, остался на камне; все же прочие побросались в море. Третьим выстрелом оставшийся был ранен, но прыгнул в воду. Бурун около всего мыса, а особливо около отделенных каменьев, от восточного ветра сделался очень велик. Одною байдаркою невозможно было приблизиться к камню; почему сплотились двумя, выждали удобное время, подгребли к камню и выпустили на него двух Американцев, которые разрезали сивучу горло, надули его, завязали веревкою, так чтобы дух не выходил, и столкнули зверя в море, который уже не тонул. Тогда мы, взяв Американцев, прибуксировали сивуча к берегу, разрезали его на части, расклали по байдаркам и отправились в гавань. Погода во все время была пасмурная с дождем, на дороге же захватил свежий противный с большею зыбью ветер, от чего мы не скоро приехали домой.

После обеда для прогулки ездили мы с Хвостовым в троелючной байдарке на лесной остров. Отваливая от него опрокинулись, но вылив воду, и положив вместо грузу на дно байдарки еще двух человек, продолжали свой путь.

Сегодняшний Троицын день поутру мы слушали обедню; а вечер проводили у Баранова: пели, плясали, были очень веселы и разошлись в два часа за полночь.

1803 год. Июнь.

Сего числа судно Св. Екатерины ушло в Якутск.

Поутру отправились мы, то есть Хвостов и я, на Еловый островок, узнав, что там кита выкинуло. Сей был роду полосатиков и не длиннее четырех сажень. Я не буду останавливаться на описании столь известного животного. При нас его изрезали на куски, половину взяли в компанию, а другую отдали промышленнику, его убившему, что узнается по оставшейся в ките каменной стрелке с вырезанным на оной знаком. Метки сии записаны в Кадьякской конторе, но промышленники и без того знают оные между собою.

Не хотев ночевать на голом берегу при столь сырой погоде, отправились мы уже ночью от кита. Туман был так густ, что в десяти саженях невозможно было ничего рассмотреть; но Американцы по удивительной сметливости своей в таких случаях привезли нас прямо к шалашу, верстах в двенадцати от выкинутого кита находящемуся. Тут мы ночевали, и на другой день поутру приехали в гавань.

Мы уже Совсем готовы были к отплытию из Кадьяка; но как Баранов не изготовил еще всех бумаг, нужных для отправления в Россию, то мы дожидались оных без всякого другого дела. Сего дня отправился я на Афогнак на Рубцову одиначку. Посредине пролива между Кадьяком и Афогнака в байдарке показалась вода; но как помочь сему было нечем, то старались только сильнее грести. Приехав же и вытащив байдарку на берег увидели на дне оной по самому килю три дыры, одна в 2 1/2 четверти аршина, другая в четверть, а третья в два вершка; да на боку еще две небольшие. Все дивились каким образом мы не потонули ибо догадывались, что байдарка прорвана еще в гавани, где мы сели в оную на мели и сталкивались веселками. Одна только постилка, каковая обыкновенно кладется внутрь байдаркида медвежья кожа сверху оной, прикрывали сии скважины; но если бы море не было столь тихо, то конечно распороло бы всю байдарку. Тут нарвали мы дикого луку, дабы просолить и запастись оным на время путеплавания до Охотска. Известно, что дикий лук, дикий чеснок, ложечная трава, и некоторые другие растения, весьма пользуют в цинготной болезни и предохраняют от оной. Итак для нарвания довольного количества дикого луку (на Кадьяке оный не растет, по крайней мере близ гавани), пробыли мы весь день на Рубцовой одиначке, где в нынешнее время запасают рыбу, для чищения и провешивания которой собрано здесь до тридцати женщин и Каюр. Юкола точно также провешивается, как и в Охотске, только сначала, когда рыба, идущая в речки, очень жирна, отрезывают самый жир; ибо оный не успевает просохнуть вместе с другими частями, а только загоркнет.

В сие время гала в речку красная рыба в великом множестве. Я из любопытства велел по утру закинуть небольшой невод, которым однако же за один раз вытащили более двух тысяч рыб, хотя множество выкидали назад, а матню выворотили и выпустили из оной всю рыбу; ибо не возможно успеть вычистить большего количества оной в сушки, или двое, а на третьи рыба непременно испортится. Притом люди не в силах притянуть с таким множеством рыбы невода к берегу, или должны изорвать оный.

В 5 часу утра отправился я домой.

Сего числа к вечеру, получив остальные от Баранова бумаги, снялись мы во время штиля с якоря, и отойдя помощью буксира к лесному островку, опять в небольшом песчаном заливе легли на якорь.

Глава V
Плавание в Оxоmcк u возвращение наше в Санктпетербург.

Два раза при задувавших ветерках снимались мы с якоря, и оба раза принуждены были ложиться снова на оный, по причине наступавшего потом безветрия.

В 5 часов утра при задувшем от севера легком ветерке снялись мы с якоря и помощью буксира вышли за островки. Ветер сделался ZZО, и мы легли на О, потом при восточном ветре лежали ZZО; обошед же Чиньяцкий мыс и Угак спустились на Z. Зыбь шла от ZО.

При пасмурной погоде с дождем и прежнем ветре, шли на юг. Топорки и глупыши показывались около судна.

Ветер NО, путь ZZW. К вечеру должны были взять у марселей по два рифа. Топорки, глупыши и старички летали около судна.

1803 год. Июль.

Ветер W, несколько переменный. После полудня погода сделалась ясная.

Ветер ZW, погода довольно ясная, и 9 полдень по наблюдению широта места 53R, 45', долгота 199R, 45'.

Ветре ZW с малыми переменами.

Ветер О, путь ZW, погода пасмурная. Топорки и глупыши видны были, свинки морские ныряли около судна.

До 6 часов пополудни лежали к ZW при свежем ОNО ветре с сильным дождем, после того заштилело и сделался туман.

Когда туман прочистился увидели Уналашку, и при южном ветре легли в пролив между помянутым островом и Уналгою, дабы выдши по северную сторону гряды Алеутских островов; но как заштилело, а потом сделался ветерок от по, то мы спустились по южную сторону Уналашки. Около земли видели китов и сивучей.

Во все сутки штиль или переменные тихие ветерки, от чего не могли обойти мыса Уналашки. Видели кота Морского.

При маловетрии меж Z и О плыли весьма тихо близ двух небольших островков, лежащих по южную сторону Умнака. Видели сивучей и птиц, обыкновенно около берегов водящихся. В полночь кит вынырнул столь близко судна и с таким шумом, что многие сочли то за бурун ударяющийся о подводный камень.

Приливом и отливом моря, то приближало нас к покинутым двум островкам, то относило от оных. Около полудня приехали с Умнака две байдарки и привезли от находящегося там промышленного Крюкова несколько свежей рыбы. Байдарки их сделаны отменным образом от Кадьякских, особливо однолючная; она длиною с Кадьякскую двулючную, но так узка и мелка что удивительно как могут они плавать на ней в крепкую погоду. Нос не имеет рожков загнутых вверх, но также раздвоившись и к обеим оконечностям привязана палочка, думаю для того, чтоб морская трава тут не вязла и не способствовала через то опрокидываться байдарке. Корма тупая и потом вдруг сведена углом. Мы взяли у сих островитян четыре стрелки, и две дощечки, употребляемые для метания оных, а им дали рубаху, табаку и несколько других безделок, чего они никак не ожидали, что можно было приметить по чрезвычайному их удивлению - Во весь сей день видели очень много сивучей и китов.

Ветер переменяющийся меж W и ZZW. Видели Ар и кита, за коим гонялись касатки. Четырех - сопочные островки скрылись от нас при наступлении темноты.

Ветер ОZО, путь W, погода пасмурная с дождем. Видели китов, топорков, одну Ару, и носимую по воде морскую капусту.

Крепкий риф марсельный ветер от W. В 11 часов утра подойдя к островку Сегуаку, поворотили через фордевинд на правый галс. Погода стояла весьма холодная. В полдень Реомюров термометр показывал 5 1/2 градусов теплоты, а в шесть часов вечера только 4. Мы думали быть не посреди лета, но при конце осени. На палубе руки зябли, а при взятии рифов, оные так костенели, что для отогревания должно было опускать их в холодную воду.

К вечеру ветер стих и мы поворотив на левый галс, увидели опять Амлю и Сегуак. Топорки и чайки летали около судна, а двух старичков, севших отдыхать на паруса, поймали руками; но по приближении к земле пустили.

Штиль, а потом тихий ветер от NW. Погода довольна хорошая. Мы находились в виду острова Атхи. Видели китов, свинок, топорков, глупышей и петушков.

При западном ветре лавировали по южную сторону острова Атхи, в виду оного. Те же птицы и животные сопровождали нас.

Ясная погода и временно показывалось солнце. К вечеру при тихом ветерке от ют подошли к Ахте.

Ветер Z. Мы лежали правым галсом, а потом левым, в параллель островов Атхи и Амли. Течением моря приметным образом приближало нас к берегу. С полудня ветер стал свежеть и мы видя, что нет возможности обойти ни Атхи ниже Амли, решились в час пополудни спуститься на по tN, в узкой и неизвестный пролив, отделяющий Атху от Амли. В самой узкости показалась пена и мы не знали что заключить: спорное ли то течение, или бурун на мели? но виденная в левой стороне той пены морская трава, растущая на банках, наводила нам страх, что мы идем прямо на каменный риф. Мы имели под марселями и кливером, ходу 5 1/2 миль в час; да течением несло нас, конечно столько же, если еще не более, почему весьма быстро приближались к, узкости. Скоро увидели что помянутые пенистые всплески, простирались поперек всего пролива; но в трех кабельтовых (360 саж.) от оных не могли дна достать, конечно по причине быстроты течения. Наконец глубина моря оказалась 17 сажень, потом 12; тогда же сделался - штиль и мы приметив, что судно валило к Атхинскому берегу, от которого протянулась банка, бросили якорь плехт и отдали до семидесяти сажень канату. Судно сделало весьма скорый оборот; но когда пришло на якорь, то его подернуло и понесло в самую пену. Не успели можно сказать, мигнуть, как уже в ней очутились и тогда увидели, что бурун происходил не от ударения волнения на мели, но от сильного спорного течения, или сулоя, как то обыкновенно промышленные называют. В ту самую минуту нашел от ют жестокий шквал, чего ради, дабы не быть выброшенными на Атхинский берег отрубили мы якорь, поставили паруса и пошли на по. Ходу по лагу было 8 1/4 миль, если прибавить к сему скорость несущего нас течения от 6 до 8 миль, то можно посудить, с какою быстротою мы неслись. Действительно берет Атчи и Амли, каждый не далее одной версты от нас, мелькали только в глазах. Пройдя опасность закрепили брамсели и стали брать рифы у марселей; ветер сделался свежий со шквалами, но к полуночи несколько стих.

При свежем риф-марсельном ветре от ZtW, Z и ZТо держали к W. В 4 часа пополудни, пошел небольшой дождь.

Мы весьма обрадованы были, что выбрались на северную сторону Алеутских островов; ибо продолжающийся еще крепкий от юга ветер мог бы привести нас в крайне худое состояние. Когда мы с плохим судном нашим даже и в умеренный ветер не могли обойти ни Атхи, идя вперед, ни Амги поворотя назад, то что бы случилось с вами в сей крепкий ветер на той стороне гряды? без сомнения прижало бы нас к берегу. Тогда какая надежда в открытом море при сильном ветре на худом грунте (ибо хорошего нигде почти нет) отстояться на якоре? Потеряв судно мы бы принуждены были переправляться с Алеутских островов на кожаных байдарках в Камчатку. Тогда Американская компания лишилась бы грузу, стоящего конечно около двух миллионов рублей.

Сие обстоятельство принуждает меня сказать о невыгоде купеческих весьма полнотрюмых судов; ибо оные никак не могут посредством лавирования отходить от берегу и погибают у оного, между тем как порядочно построенное судно, но не столь много помещающее в себя груза, приближается к оному со всякою уверенностью и отходит прочь, при ветре прямо на землю дующем. Граждане Соединенных Штатов Америки скорее всех почувствовали сию истину: они начали лучше строить купеческие суда свои и теряют оных менее, нежели другие народы Европейские.

Пасмурная погода с туманом и мокротою. Мы лежали на WtZ, при свежем от юга риф-марсельном ветре, который к полуночи стих. В полдень считали себя в широте 53R, 05', на меридиане острова Канят.

При пасмурной погоде с туманом и мокротою штиль, а потом тихий переменный ветер, установившийся к полуночи от WZW. В полдень считали себя на меридиане западной оконечности острова Танага.

Лежали тем же курсом. С полуночи ветер дул от N, а потом от NО; зыбь же довольно большая, шла целые сутки от NNW.

Погода была прекрасная и теплая; до двух часов пополудни продолжался штиль, во время которого оправляли мы такелаж и спустили байдарку, на которой ездил я вокруг судна а застрелил восемь глупышей, в том числе одного белого. Мясо сих птиц пахнет китовым жиром, которым по видимому они питаются; ибо подстреленные выпускали куски оного изо рту. Может быть по близости носило мертвого кита. Усмотренная широта показала, что течением много склонило нас к по. Тоже замечено и во время плавания нашего из Охотска в Америку. В два часа ветер задул от ZZW.

Ветер тот же, тихий, а потом штиль. Вечером около судна показалось много глупышей, из которых я застрелил нескольких. Сверх того видели топорков и морских ласточек (Нугопdelles de mer), называемых здесь петушками.

До полудня штиль, во время которого спустили байдарку и я застрелил глупыша да морского разбойника. Птица сия похожа несколько на Ару, хотя быстрым полетом своим совершенно от оной отличается. Нос у нее острый, брюхо и ошейник белые; спина, крылья и голова темно - серые, а ноги черные с перепонками. Морской разбойник имеет весьма быстрое зрение, летает высоко и увидев что либо, бросается стремглав в море. Назван промышленниками сим именем потому, что гоняется за чайками и глупышами до тех пор, покуда они не выкинут из себя недавно съеденного ими корму.

После полудня задул тихий ветерок от юга, а в 7 часов вечера сделался туман с мокротою.

При ветре ZWtZ шли WNW. Погода во все сутки пасмурная с мокротою, так что солнце в полдень показалось только на минуту в тумане. Вчера и сегодня видели обыкновенных птиц и много морской капусты.

При пасмурной погоде с дождем ветер переменный, а наконец оный установился от NОТо и сделался довольно свеж. Мы легли на ZW.

С пасмурною весьма погодою и умеренным от по и NNО ветром шли на ZW. Видели глупышей, топорков, ласточек морских, беловатых держащихся около берегов чаек и множество растений носимых по морю. В 1 часу пополудни усмотрели остров Атту и легли на WtZ, дабы обойти оный по западную его сторону. Ныне опять приметили, что течением моря отнесло нас к по. В 4 часа пополудни погода прояснилась. Вода имеющая обыкновенно синеватый цвет, показалась нам гораздо зеленоватее: может быть солнце было тому причиною. Склонение компаса через взятый Амплитуд найдено 7R восточное. На горах острова Атту видно много было снегу, который даже и в низу при подошвах оных местами белелся; горизонт при захождении солнца был совершенно чист и над всем островом большими грядами висели густые, серые облака, из под коих выказывались покрытые снегом дикие вершины гор; небо от ударения последних солнечных лучей приняло весьма яркий цвет: все сие вместе, представляло прекрасное зрелище.

При довольно свежем ветре переменяющемся меж NtW и NW, или к WZW и ZW. В полдень по наблюденной широте усмотрели, что остров Атту на карте Капитана Сарычева, положен около двадцати минут севернее, нежели должно. Топорки в немалом числе сопровождали судно до самого вечера, сверх того видели несколько глупышей, ласточек морских и одну Ару.

При довольно хорошей погоде и ветре, переменяющемся меж NОТо и О, шли на WZW. Склонение компаса по Амплитуду 7R, W восточное. Вечером множество свинок морских провожали судно, обгоняя его и выныривая перед носом; но все ушли, как скоро одну из них поранили острогою.

При ветре, переменяющемся меж О и ZО, лежали WZW. Днем погода была ясная, а ночью в первый еще раз нынешнего плавания, видели чистое небо усеянное звездами. Те же птицы изредка показывались.

1803 год. Август.

Ветер и курс тот же, к концу дня стихший. В полдень считали себя посредине меж Атту и третьего Курильского пролива.

При тихом по ветре, до шести часов пополудни шли WZW; а после того сделалось маловетрие меж N и W.

В сей день видели двух китов, много глупышей, несколько петушков или морских ласточек и одного Альбатроса.

До двух часов пополудни безветрие, а потом тихий ветер от NWtN, с которым мы легли WZW. Во время безветрия застрелил я 8 глупышей и одного Альбатроса, мясо которого не имело запаху китового жиру и показалось нам очень вкусным. Здесь приметили другого рода глупышей. они поменьше первых, темнее пером, нос острее, и лету проворнее.

В шестом часу пополудни, когда мы лежали WtZ при ветре NОТо, услышали вдруг, что судно наше задрожало, как будто слегка дотронувшись мели. Через несколько секунд почувствовали вторично такой же удар, и некий подобный самому отдаленному грому звук. Мы полагали, что это произошло от землетрясение, однако точно не уверены, могут ли удары оного быть чувствительны на такой великой глубине, и притом не произвести ни бури, ниже иной какой перемены в состоянии Атмосферы.

При тихом переменном ветре меж NОtN и NNW, лежали WtZ. Поутру видели носимое по морю морское растение, растущее по мелям, очень свежее, что всегда служить довольно верным признаком близости земли. В шестом часу пополудни увидели камчатский берег, прежде с саленгу, а потом и с палубы Ночью море казалось более обыкновенного светящимся, что мне кажется всегда бывает, когда приближается к берегам.

При тихом ветре от NNW, легли на W, в пролив, разделяющий остров Парамушир от острова Анникутана, и называемый обыкновенно третьим Курильским проливом. В 11 часу утра сделался штиль и берет закрылись облаками. Во время тишины стреляли глупышей, которых мы гораздо предпочитали плохим нашим съестным припасом.

Штилевали весь день. Вечером сделался тихий переменный ветерок меж по и О: мы стали держать NW и WNW.

До шести часов утра был туман, но потом скоро прояснило, и мы взошли в третий Курильский пролив при тихом ОZО ветре, который после сделался довольно свеж. Не может быть удобнее пролива для прохода между Курильскими островами: оный всюду чист, шириною близ пяти немецких миль, и около лежащие берет весьма приметны. На юго-западной оконечности Парамушира находится высокая гора; неподалеку от оной островок Ширинка, имеющий вид скирда или весьма высокого гребня. Далее открывается остров Алаит, который показывается прежде всех, когда идет с западной стороны; а иногда видна только вершина оного по верх облаков. На Анникутане две горы наподобие сахарных голов, а к западу от оного островок Макаронши. Вообще все берет отменно высоки и местами всегда покрыты снегом. В проливе видели видели множество касаток, а ночью небольшой кит весьма долго играл около судна.

При свежем марсельном ветре, дующем иногда крепче, иногда тише, и переменяющемся меж ОtZ и NОТо, мы лежали на NWtN под марселями зарифлеными одним рифом, фоком, гротом, кливером и брамселями, которые по временам крепили.

Пять дней продолжалось безветрие, или тихие переменные ветерки, во время которых мы держали NWtN. Всякий день видели обыкновенно бывающих в сих морях птиц, иногда морских свинок, а однажды кита.

Ветер довольно свежий, переменяющийся меж ZWtW и WtZ, мы держали NWtN и NNW. Около полудня в правой стороне на горизонте, показалось нечто светлое, похожее на то, как солнце восходит. Светлость сия в одну минуту приблизилась к судну и скоро опять ушла по прежнему направлению; вода в то время имела цвет бледного огня. Уверяют, что здесь нередко случаются такие явления, называемые промышленниками сполоха.

Ветер переменный меж Z и W, а потом маловетрие с той же стороны: мы шли на NWtN. Поутру между множеством обыкновенных птиц видели одного Урила, из чего и заключили (как и счисление наше показывало), что мы находимся не далеко от острова святого Ионы, куда и птица сия ненадолго от берегов удаляющаяся, вскоре отлетела. Временем из моря выскакивала рыба, конечно принадлежащая к станицам, идущим в реки, впадающие в Охотское море.

Тихие ветерки и маловетрие меж ZО и NО. В полдень считали себя в 155 Английских милях от Охотска, на румб от него ZОtZО. Видели много топорков, глупышей и несколько альбатросов или семи - саженных чаек.

В 8 часов утра увидели меж N и по берег, прилежащий к высокому мысу Шилкап. Ночь была такова, что можно оную почесть редкостью в здешнем климате. При полной луне, совершенно безоблачном небе и чистом горизонте, видны были весьма ясно все берет простирающиеся от Охотска к Шилкапу.

При тихом ветре от ZW и WZW, шли к NW, будучи сопровождаемые течением, обыкновенно бывающим здесь, от по вдоль берет. Около полуночи ветер сделался NW.

При тихом, несколько переменном, но всегда противном ветре, ходили около Шилкапа. Последние два дни видели множество особого роду моллюсков, называемых здесь жирками. Пополудни около судна тюлени во множестве играли.

Ветер, дувший поутру от N, отошел к по, а потом сделалось маловетрие меж Z и О, которым подвигало нас к устью реки Охоты. В десятом часу вечера приехала к нам из Охотска байдарка Американской компании, на оной привезли свежей говядины и других съестных припасов. Около полуночи начался отлив, почему легли на якорь.

8 часов утра снялись с якоря и буксиром пошли к устью реки Охоты. Вскоре сделалось маловетерие меж Z и О, мы поставили паруса и прошли уже через бар или перебор, как вода дрогнула на убыль. В нескольких саженях от южного мыса, поставило судно наше поперек весьма крутых валов и столь жестоко качало, что оное черпало воду обоими бортами. Мы положили якорь и хотели завозить верьпы, думая еще против течения втянуться в реку; но приметив, что воды много уже было, снялись, перешли назад за перебор и в 2 1/2 верстах от Охотска остановились на якоре.

Желая узнать, нет ли к нам в Охотске писем, я отправился в байдарке, но как до устья реки было далеко, то надлежало мне пристать прямо против судна к берегу, где с отменною силою ходил высокий и крутой бурун. Мы должны были выждать самый большой вал, который донес нас один к берегу, куда я с передним гребцом тотчас выскочили и байдарку за собою выдернули на берег, так что другим пришедшим валом только заднего гребца с ног до головы облило.

Охотский берег весьма отмел: в четырех верстах от оного, глубина не более четырех сажень. По сей причине около Охотска всегда слышится шум буруна, который во время отливу бывает более, особливо же при ветре с открытого моря делается весьма высок, приходит крутыми белыми всплесками и с чрезвычайным шумом разбивается. Один сей шум, делает уже положение Охотска весьма неприятным, ибо наводит уныние и скуку. В тихое время жители сего города узнают всегда, какова будет погода, ибо если бурун сильно разбивается на косе от северного берет Охоты идущей, или иначе: когда Тунгусская кошка шумит (как говорят городские жители), то будет ясная погода, если же шумит Урацкая кошка, то есть коса идущая от южного берега, в которой стороне река Урак находится, то будет ненастье.

Пробыв часа два у господина Полеваго и взяв от него ко мне и Хвостову письма, пошел я к своей байдарке. Тогда уже был отлив, ветер довольно свежий дул с мора и престрашный бурун о берег разбивался. Около байдарки собралось много людей, все говорили о невозможности ехать, с чем и гребцы мои были согласны. Некто бывший тут же Передовщик (начальник над промышленниками) сказал: что уже 33 года, как он ездил в байдарке, а потому смело уверяет, что нет возможности отъехать от берегу. Я хотел доказать ему, что это можно; для того уговорил гребцов пуститься к судну, несмотря на представления окружающего нас собрания. Итак мы сели, в байдарку на сухой земле, надели камлейки, обтяжки, зашнуровались, дождались, как пришел самый большой бурун: тогда велели себя столкнуть и погребли изо всей силы. Первый встретившийся нам вал окатил только переднего гребца, второй закрыл его с головою, меня по шею, и прорвал мою обтяжку. Ворочаться было поздно, исправить обтяжку невозможно; а потому не оставалось нам иного, как всеми силами грести, дабы скорее удалиться от берет. Еще один вал накрыл нас, но потом мы выбрались из буруна и увидели столько воды в байдарки, что оная едва держалась на поверхности мора. С берегу во все время, покуда мы были между высокими валами, не видали нашей байдарки и считали нас погибшими; но увидев наконец спасшимися, начали махать шляпами в знак их о том радости. Должно признаться, что упрямство составляет немаловажную часть моего нрава, и несколько раз оное весьма мне дорого стоило. Я не оправдываю сего моего поступка: он заслуживает больше имя предосудительной дерзости, нежели похвальной смелости. Таковым я сам его находил, но после, а не в то время, как предпринимал оный. Могу сказать, что в сем случае одно чрезвычайное счастье спасло меня от крайнего моего неблагоразумия.

На большой полуденной воде взошли в устье реки Охоты и остановились на якоре в Кухтуе, дабы переждать как течение стихнет. Послали завести верьп в Охоту, но оный не скоро завезли; течение между тем переменилось и сделалось весьма сильное из реки, верьп же не забрал и влекся к судну когда стали подтягивать оный. Тогда, дабы противостоять течению реки, поставили марсели, брамсели и фок. Ветер был от юга свежий. Судно под сими парусами хотя конечно имело до 4 1/2 узлов ходу, однако подавалось назад. Воды между тем столько убыло, что мы опасались обмелеть на переборе и потерять судно, почему положили якорь, дабы только в реке удержаться. Но как и иногда продолжало нас дрейфовать (тащить назад), то мы с помощью парусов решились прижаться к Тунгусскому берегу и стать на мель у оного. Когда вода убыла и волнение утихло, начали разгружать судно. В два с половиною или и три часа времени, вынули весь груз, спустили ростеры, сняли весь бегучий такелаж, марсели, стеньги, брам-стеньги, брам-реи, на верху находившиеся бочки, и вылили из трюма всю пресную воду. убравшись с сими работами, завезли якорь и разные верьпы для стягивания судна. Ветер сделался от ют весьма свежий, развело немалое волнение, несколько тросов лопнуло; но наконец в десятом часу вечера сошли с мели, подтянулись к Охотскому берегу, у которого и ошвартовились.

Мореплавание наше кончилось. Судну св. Елизаветы не с чем было возвратиться в Америку; оно долженствовало остаться зимовать в Охотске. По сей причине мы с Хвостовым решились ехать в Петербург, располагая путь наш таким образом, чтоб проживать в некоторых городах Сибири, дабы получить большее понятие о сей пространной части России.

1803 год. Сентябрь.

Сего числа выпал довольно большой снег и мы ездили на собаках.

Вечером в провожании пяти человек приятелей наших выехали из Охотска и ночевали у реки Охоты, не доезжая угольных ям. Ночь была весьма холодная.

В девять часов поутру оседлали лошадей, простились с провожавшими нас, и отправились далее в путь. Ночевали на Мете.

Остановились ночевать в шестнадцати верстах за Урацким перевозом, у реки Урака, в Топольнике, которого опавший лист служит в сие время года лучшим кормом для лошадей. Когда же снег выпадает столь велик, что сии животные не могут доставать из под оного корму, то им рубят тальник и всякий мелкий кустарник, а в недостатке оного, пускают глодать кору с деревьев. Весь день снег перепадал.

Перешли вброд речку Березовку между порожным и кислым бродами на Ураке, и за последним остановились ночевать. Поутру шел снег и изморозь, потом был туман, а наконец день сделался довольно теплый. Дорогою стреляли куропаток.

Не доезжая верст 20 до плотбища, я с казаком поехал на перед. Достали себе рыбы и ягод, и проехав еще 12 верст остановились ночевать. Чем далее ехали, тем более находили снегу, весьма затруднявшего путь наш. Купеческие конвои выехавшие пред нами из Охотска, теряли от оного множество лошадей.

Ночевали не доехав 18 верст Юдомского креста. Озеро Сись-кюль совершенно стало. Снег местами был очень глубок.

Поутру долго замешкались, ибо лошади разбежались по сторонам. Однако сего дня догнали хозяина наших извозчиков, у него взяли хороших лошадей, а ему оставили своих худых. Перешли вброд реку Юдому, по которой шла большая шуга, или лед. Бывшая при нас собака не могла следовать за нами, и осталась на той стороне. Ночевали на второй гари, в снегу более полу аршина. Урочище между речкою грязнухой и первою гарью, называется Сылья-ыябыт (штаны повесил).

По сие время дни были холодные, но по большей части ясные; а сего дня шел густой снег, заслеплявший глаза, когда проезжали полянками. Перебрались через хребет Тасх-Талон (каменное поле) и два или три раза через реку Акачан, впадающую в Юдому. Реки же Огненная, Ламкова, и та где мы в прошедшем году утопили лошадей, словом вся та дорога, по которой, для избежания бродов через разлившийся Акачан, ехали мы тогда, осталась в правой руке. Миновав малый Когон итыт, на большом остановились ночевать, в снегу глубиною около аршина.

1803 год. Октябрь.

Поутру промешкали за отыскиванием разбредшихся лошадей, для которых принуждены были оставить Якута. Густой мокрый снег продолжал идти.

Проехав озера, называемые малый, средний и большой Чжергаталах, взошли в падь Мырса Сайбата (лабаз мырсы), названную так от имени Якута Мырса, который, возвращаясь в позднюю осень из Охотска, захвачен был столь глубоким снегом, что не находя способу пробраться сею ущелиною, перерезал лошадей своих, склал мясо на лабаз и прозимовал тут. За сим урочище называется Кере-бе-талон (карей кобылы поле); от того, что возвращающимися некогда позднюю осенью из Охотска якутами, была оставлена присталая каряя кобыла, найденная сверх чаяния на другой год живою.

И мы тут принуждены были бросить одну лошадь. По дороге лежало очень много падалины. Проехав Бусь-кюль остановились ночевать.

Ночь была весьма холодная, а днем стужа понуждала часто сходить с лошади и идти пешком. Реки на глубоких местах всюду покрылись плотным льдом, но по быстринам несло еще густую шугу. Ночевали на Дылга-Асылык (кормовище в Кочках), в двадцати верстах от реки Аллах-Юны.

Аллах-Юну перешли вброд, хотя она во многих местах покрыта была уже льдом, могущим поднимать лошадей. Мы приехали рано к станку, но остановились, дабы усталым лошадям, нашим, едва уже двигающим ноги, дать роздых и покормить; ибо снег около сих мест был мелок и под оным находилась изрядная трава. Якуты просили нас пробыть здесь еще один день, и хотели ехать другою дорогою по речке Березовке, не надеясь, чтоб снег пропустил нас по летнему пути через семь хребтов и другие высокие горы. Мы нашли станок сей пустым: лошади сведены были в иное место, потому что дорога сия оставляется, и начинают ездить через Аммякон. Мы заняли кухню Якутов. Хотя палаты наши состояли из четырех немшоных стен, с крышкою из коры, в которой сделано отверстие для выходу дыма, однако и оные показались нам очень хорошими, по проведении стольких ночей на морозе.

После полудня пришли к нам два Тунгуса сказывая, что верстах в двадцати по ту сторону Аллах-Юны стоят кочевые юрты их с женами, детьми и оленями; и что они зашли сюда гуляючи. Самая Тунгусская прогулка! Мы дали им табаку, а они отдарили нас двумя мешками струи от капарги.

Капарга принадлежит к роду диких коз, водящихся наиболее по горам. Шерсть их черная, или с белыми крапинами и длинная как у козлов. В шерсти капарга кажется с большую собаку. Рога маленькие стоячие, хвоста нет, ноги весьма тонкие и мясо очень вкусно. Под брюхом против пупа под кожей, находится пузырек с мускусом, который вывозят и в Россию. Якуты, Тунгусы и здешние Русские пьют сей мускус сушеный с маслом, мажутся сим составом от наружных сыпей и удачно вылечивают оным опоршивевших лошадей. Якуты и Тунгусы капаргу называют одинаковым именем Бюсан. Животные сии ходят всегда по несколько вместе.

Якуты наши отдумали ехать речкою Березовкою, ибо туда не было никакой тропы; почему весьма бы затруднились при переезде через один превысокий хребет, на котором конечно лежал уже глубокой снег. По сему мы пустились летнею дорогою, куда была пробита тропа, идущими впереди нас купеческими конвоями. В проезд наш по семи хребтам дул резкий холодный ветер, или Хиуз, как говорят жители восточной Сибири. Ветер сей сносил с великим стремлением снег с вершин гор, которые от того казались дымящимися.

На ночлеге догнал нас Полевой, и с сего времени мы уже лучше стали ночевать; ибо могли спать не в палатках, но под расставленными несколько наклонно к земле четвероугольными полотнами, близ которых держали всю ночь большой огонь, весьма приятный в столь суровом климате. Мне крайне жаль, что я не имел с собою термометра для точного определения стужи, которая конечно была на высоких местах до двадцати пяти или двадцать восьми градусов, по реомюрову термометру. Приехав на ночлег, обыкновенно разгребают снег под место, где хотят разбивать полог и разводить огонь, который иначе, растопив снег, мог бы перепортить одежду. Наблюдают притом ставить полог длиною по длине пади, находящейся меж гор, дабы ни когда не несло дыму в глаза.

С полудня небо сделалась пасмурно, стал снег перепадать, а к вечеру пошел очень густой. Отъехав версте тридцать к речке Кункуй, остановились ночевать. Кункуй значит узкое место, и имя речки произошло от того, что она течет в весьма узких ущелинах гор. Кормовища по Кункую весьма хороши, много растет травы роду хвоща, называемой Якутами сибихтя, от которой лошади весьма скоро приходят в тело. Сибихтя и зимою зелена. По сей причине с начала весны и под конец осени, ездят всегда по Кункую до самого её источника; летом же потому минуют сию дорогу, что на Кункуе можно быть принуждену прожить более месяца на одном месте, если дожди захватят. Началом весны в здешнем климате я разумею то время, как реки не очистились еще ото льду.

К полудню снег перестал и сделалось ясно. Кункуй сначала переходили мы по льду, но ныне иногда и вброд.

Временем шел снег. На Белой провалились сквозь лед несколько лошадей, которых едва могли мы спасти.

Горы приметно становились ниже: знак, что мы приближались к Алдану. Погода была ясная при сильном морозе.

Время продолжало быть столь же холодно. До захождения еще солнца приехали к реке Алдану, покрытый густыми глыбами льда, который в средине только едва имел движение, от чего переправа с лошадьми через реку сделалась невозможною. По сей причине должны мы были пробыть здесь более суток. На станке съехалось много и других приезжих, отправившихся из Охотска, и все должны были поместиться в двух только казачьих юртах. В сие время Якуты нарочно приезжают к Алданскому перевозу, и с большею выгодою продают мясо, масло и иные съестные припасы. В здешних юртах, равно как и в Якутских, вместо стекол в окнах вставляют льдины.

Поутру вода в реке выступила из берегов, почему заключали, что несколько пониже сего места река стала. Вечером слышен был треск спирающихся льдин, около полуночи оный утих, и река противу станка также стала.

Снег перепадал и время было холодно. Лед противу станка не мог еще поднимать человека, почему Якуты ходили вверх и найдя место, где оный был толще, пробили его во многих местах, дабы вода выступив наверх замерзла, от чего лед делается толще.

Вечером пришла в нашу юрту Якутка, которая увидев, что один человек сделал какое-то необыкновенное движение, сделала то же, закричала и бросилась на него. Всякого потом сделавшего что либо, она передразнивала кричала и бросалась на него с палкою или кулаками. Наконец до того взбесилась, что севши на пол начала кривляться и петь, как бы колдовала. Ее вывели вон, и она до того кричала, покуда со всем лишилась сил. Между Якутами не редко видят таких женщин, которых называют Амерячками. Утверждают, что то болезнь; но я думаю, что с начала они притворяются, а по времени получают сильную к тому привычку.

Поутру Якуты переводили по льду через Алдан по одной вьючной лошади, около полудня и мы начали таким же образом переправляться. Лед в некоторых местах был еще тонок, гнулся под нами и трещал; но мы переправились счастливо и только задняя лошадь провалилась, которую с великим трудом и опасностью могли вытащить. От Алдана мы взяли почтовых лошадей и перейдя речку Ноху, на станке сего имени остановились ночевать.

В 5 часу утра отравились в путь. Сначала шел снег, но перестал, как скоро солнце, вокруг которого видна была радуга, поднялось несколько от горизонта. На Амгинском станке нашли прекрасных карасей. Ночевали на Мельжегее.

Приехали на ночь в Чупорсу. Вечер был весьма холодный.

До полудня шел густой снег, а потом дул резкий ветер прямо в лицо; от чего меньше могли проехать, а именно только 64 версты.

С Чучигийского станка, на котором мы ночевали, поднялись рано, и в 5 часу пополудни приехали в город Якутск. Здесь должны были прожить до того времени, как установилась хорошая дорога по реке Лене, которою едут до Качугской пристани. С осени Лена становится обыкновенно весьма шероховато, для того, пока не поправят дорогу, оная крайне беспокойна, от торчащих льдин, что называют здесь Торосы.

1803 год. Ноябрь.

Под вечер оставили город и отправились вместе с Г-м Полевым, всего в трех повозках. Большая часть поселенцев живущих от Якутска до Алекминска, или еще и далее, в нынешнее время питаются почти одною только кашею из молока и сосновой коры, некоторые подбавляют не много муки, а иные ничего не имеют кроме сосновой коры и воды. Кору сдирают они осенью, сушат и толкут в муку. Следствие таковой пищи приметны на лице каждого человека, ибо ни в одном не видно краски, или иного признака силы и здоровья. В одном месте видели мы двенадцати летнюю девочку, которая показалась нам старухою. Проезжающие купцы помогают сим несчастным, уделяя им понемногу своего дорожного припасу, которым для сего нарочно с излишком запасаются. Попутчик наш Г-н Полевой, щедрый и добродетельный человек, загрузил свою и наши повозки сухарями и всякими съестными припасами, дабы раздавать то бедным жителям, которые по сему весьма его знают. Он же часто ездит из Иркутска в Охотск и всегда с одинаковым к сим несчастным расположениям. Желательно чтобы поболее Полевых проезжало по сему пути!

Кибитки, в которых путешествуют по Лене, весьма легки, малы и так плохо скреплены, что редкая останется цела ударившись обо льдину. В оную нельзя положить более 10 или 12 пуд. За не имением овса, лошадей кормят только сеном, а иногда и хворостником; потому они весьма скоро выбиваются, через месяц от начала зимней дороги едва уже ноги таскают и езда бывает весьма трудною.

Морозы день ото дня становятся жестче. Для опыту я проехал два станка на облучке и могу уверить, что это весьма трудно. Когда лицо встретит первое ударение воздуха, то бывает как будто опалено. Дунув услышит в воздухе некий торох; над лошадьми стоит пар столбом, издали видимый и животные сии не могут бежать скоро, задыхаясь от густоты воздуха. Через каждые 4 или 5 верст должно останавливать лошадей и очищать дед, совершенно затворяющий ноздри; иначе дыхание захватывает и они останавливаются сами. Жители Лены носят на лице набородники, наносники, налобники, наушники и нащечники, так что только глаза и рот остаются не закутанными. На шею поверх платья надевают ошейники из беличьих хвостов. Платье делается из заячьих или оленьих кож, сверху которого надевают обыкновенно Якутский Санаях. На ноги сверх торбасов надевают сутуры и наколенники. Описание сутуров было выше. Рукавицы делаются большие на каком - нибудь теплом меху, верх же оных состоит из другого по жестче; как например из оленей кожи, или из лисьих лап и тому подобного.

С Харабалыска (44 версты) ехали мы во все время шагом, а извозчики шли возле кибиток. Наконец верст за десять от Намины и я пошел пешком, да и гораздо еще опередил кибитки свои.

Не доезжая несколько Алекминска, изломался полоз у нашей кибитки и мы ее оставили. Не много спустя другая опрокинулась и также изломалась. Я починивая оную едва не отморозил рук. Приехав в город послали за оставленною повозкою: ямщик, бывший при оной едва также не замерз, ибо мороз был жестокий.

Здесь подтверждали нам, что мы и прежде слышали о лошадях покупаемых на реке Вилюе, что они часто по прошествии двух лет, быв пущены на волю, уходят домой, хотя бы то было за тысячу верст. Причиною сему полагают хорошие тамошние травы. Река Вилюй изобилует рыбою, а особливо летом, когда она идет в нее с моря. Морская рыба никогда не проходит далее Витима, или редко, да и то разве в малом весьма количестве. Железо Вилюйское почитается одним из самых лучших. Якуты вырабатывают из оного отменно хорошо разные вещи, а ножи тамошние славятся по всем северо-восточной Сибири; ибо металл сей отменно мягок, почему ножи гнутся по надобности для разных рукоделий опять легко выпрямляются.

На Дубровской заимке нашли Тунгусов, возвратившихся с Витимского соболиного промысла. Мы поднесли им водки, за что они хотели подарить нам соболя, но как мы не приняли от них сего подарка, то они думая, что оного для нас мало, прибавили еще другого соболя и несколько белок, но видя, что мы и того принять не хотим, крайне тому дивились, и едва могли поверит, что мы потчевали их водкою без всякого намерения и помысла о их соболях. Тунгусы приучены к сему Русскими купцами, которые прежде начатия торговли, обыкновенно потчуют их водкою и дарят; а те поставляют долгом отдаривать.

С Киренска лошади были повсюду хорошие. Вечером мы приехали в Иркутск, бывши в дороге от Якутска 16 суток, а с выключкою простоев 13.

1803 год. Декабрь.

В ночь выехали из Иркутска. По Ангаре шел столь густой лед, что переправа через нее сделалась невозможною. А как сказали, что верст 40 выше река уже стала, то поехали правою стороною до того места. На Урик, то есть в 18 верстах от Иркутска, ночевали.

Поутру отправились в путь и околицею выехали на Мальте на большую дорогу.

В 5 часов утра приехали в Нижне-Удинск.

Приехали в Красноярск. Дорогу от Нижне-Удинска до сего места имели весьма неприятную, первое потому, что продолжавшаяся несколько дней сряду метель занесла оную; а второе, что ехали в праздник Рождества Христова, в которое время многие ямщики бывают пьяны, не кормят лошадей, худо запрягают, и через то делаются разные препятствия и остановки.

Вечером приехали в Томск, и долго ездили по улицам, не могши скоро найти ночлег.

Выехали из Томска, и в полночь, приехали на станок, называемый Крутые логи. Новый год встретили на Барабинской степи.

1804 год. Январь.

На рассвете приехали в Копьево, где кончится Барабинская степь; отсюда поворотили на Тобольск, оставив Ишимскую дорогу в левой руке. Того же вечера проехали город Тару. Морозы и метели продолжались и дорога была отменно дурна; или лучше сказать дороги совсем не было, а ехали целиком.

В Тобольской Губернии почти ни где не было ржаного хлеба, а всюду пшеничный; ибо рожь сего года совсем почти не родилась, и пуд оной продавался гривною дороже пшеничного.

От Тары на Тобольск ездят по другой кратчайшей дороге, поворачивая с Аевского станка на Татарские селения, где считают только 440 верст, по той же, где мы ехали, 566.

Около 300 верст по сю сторону Тобольска, в окружности на 200 верст, появилось прошлого лета великое множество гадин, которых жители называют кротами, но кои по описанию их должно быть род крыс, ибо величина их равна величине сего животного, такой же хвост, покрытый у иных пупырьями, цвет шерсти по большей части черный, но видали и серых. Гадины сии поели почти весь хлеб, даже сжатый и складенный на возвышенных столбах, и держались когда уже и снег выпал. Зимою появилось множество горностаев и жители надеются, что они. переведут помянутых гадин.

По причине узкости здешней дороги запрягали по 4 или по 5 лошадей гусем, то есть одна впереди другой. Таковая упряжка ни мало, не способна для скорой езды.

Вечеру приехали в Тобольск. На другой день обедали у Генерал Губернатора Ивана Осиповича Селифонтова, а в следующий потом день у Губернатора Ивана Федоровича Штейнгейля, и к вечеру отправились далее в путь.

Вид Тобольска, построенного на крутой горе и под горою издали весьма красив; - летом же должен быть еще прекраснее, ибо город стоит при соединении рек Иртыша и Тоболы, извивающихся в окрестностях оного.

Проехали Пермь, остановясь в городе потребное только время для перемены лошадей.

Въехали в Казань, где прожили до 24. С сего числа по 26 шел дождь весьма испортивший дорогу, которая казалась еще скучнее от привязавшейся ко мне лихорадки.

В Москве прожили один день для поправления кибиток. Дорога становилась час от часу веселее; ибо во всяком почти городе находит знакомых, а между тем приближались к концу своего путешествия. Я не могу довольно описать радости, какую чувствовал при везде в Петербург, что случилось 5 февраля в 9 часу утра. Давно ли думал я (ибо что значат протекшие 20 месяцев?) давно ли, когда мы выезжали отселе, сердце наше обременено было страданием разлуки с родными и ближними? Давно ли воображение ваше представляло нам неизмеримые расстояния, бесчисленные опасности, иной свет, иное небо? Давно ли отчаянная мысль, что может быть мы никогда уже назад не возвратимся, снедала всю внутренность нашей души? теперь все прежние страхи кончились, мы удовольствовали наше любопытство, принесли некоторые заслуги, и с приятным воспоминанием о прошедших трудностях, летим увидеться с нашими родными, благодетелями, друзьями, знакомыми. Всяк, кто бывал в отсутствии, испытал сию радости но тот больше, в ком меньше было надежды некогда наслаждаться оною.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.
 
Источник: Морская типография. - СПб.: 1810 г.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.