Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЭВЛИЯ ЧЕЛЕБИ

КНИГА ПУТЕШЕСТВИЙ

СЕЙАХАТНАМЕ

«КНИГА ПУТЕШЕСТВИЯ» ЭВЛИИ ЧЕЛЕБИ КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ РОССИИ, УКРАИНЫ И МОЛДАВИИ СЕРЕДИНЫ XVII СТОЛЕТИЯ

Среди источников, относящихся к истории СССР, особое место занимают известия иностранцев: путешественников, дипломатов и др., имевших возможность в той или иной мере ознакомиться со страной, населяющими ее народами, занятиями и бытом жителей и т. п.

Особенностью свидетельств иностранцев о народах нашей страны, ее полководцах и государственных деятелях является их тенденциозность, пристрастность, а порой несправедливость их суждений, что особенно характерно для тех случаев, когда авторами этих свидетельств выступали лица из враждебных государств. Незнание языка, непонимание чуждых им обычаев и порядков, порой высокомерное, пренебрежительное отношение к населению препятствовали объективной оценке иностранцами .жизни и быта русских, «московитов», казаков, молдаван, калмыков и др. В то же самое время так называемые «сказания иностранцев» представляют исключительную ценность для исследователя как материалы, вышедшие из-под пера современника, нередко участника событий, человека осведомленного, наблюдательного. В «сказаниях иностранцев» мы находим то, что обычно не останавливало на себе внимания авторов отечественных описаний, составителей летописей и т. п. Иностранцев, как правило, интересуют быт, обычаи, одежда, жилища, поселения (города, села), торговля, ремесло, т. е. все то, что, как обычное, [16] повседневное, не интересовало авторов русских, украинских, белорусских, молдавских источников.

К такого рода «сказаниям иностранцев» относится и публикуемая Институтом народов Азии АН СССР «Книга путешествия» турецкого путешественника XVII века Эвлии Челеби, содержащая описание земель молдавских и украинских.

Если «сказания иностранцев» о Русском государстве («Московии», «Стране московитов») XVI.—XVII вв. довольно многочисленны и сами публикации и литература о них имеют довольно богатую библиографию и историографию, в которой особое место занимают «Сказания иностранцев о Московском государстве» В. О. Ключевского (Пг., 1918), «Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке» Ю. В. Готье (Л., 1938) и «Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и писателей XIII—XVI вв.» М. П. Алексеева (Иркутск, ч. I, 1932, ч. II, 1936), то сочинений иностранцев, относящихся к Украине и Молдавии XVI—XVII вв., значительно меньше.

До нас дошло, и то только в отрывках, опубликованных в начале XVII в., сочинение автора середины XVI в. Михаила Литвина, описывавшего богатейшую природу и население Украины, изобилующий товарами Киев, постоянные опустошительные набеги крымских татар на Украину.

Немного позже Блез де Виженер опубликовал в Париже описание западноукраинских земель (Волынь, Подолия, Прикарпатье). В самом конце XVI в. посол германского императора к запорожским казакам Эрих Ляссота составил свои замечательные путевые записки, где говорит о Киеве и Киево-Печерском монастыре, дает описание Запорожской Сечи, жизни и быта казаков, казацкого «присуда», воинского строя и т. п.

Особенно большую ценность для исследователя имеет сочинение Гильома Левассера де Боплана, французского инженера, находившегося на службе у польских королей и строившего крепости на Украине. Данное Бопланом описание [17] Киева, Крыма, запорожского казачества очень подробно, содержательно и ценно 1. К числу «сказаний иностранцев» следует прибавить и «Книгу путешествия» Эвлии Челеби. Как и в ряде аналогичных случаев, «Книга путешествия» Эвлии Челеби представляет для исследователя интерес прежде всего как сочинение современника, очевидца и участника ряда важных исторических событий.

Эвлия Челеби — в первую очередь путешественник, и его произведение ценно для историка тем, что в нем содержится очень много интересных и верных наблюдений, сведений, характеристик. Как и большинство восточных писателей, Эвлия Челеби склонен ко всякого рода преувеличениям, гиперболам. Порой его фантазия не знает предела, и он, как герой Сервантеса, видит в маленьких городках Украины вместо хат замки, сотни лавок и т. п., но в целом ряде случаев его наблюдения, несомненно, верны, суждения справедливы, а сообщаемые сведения представляют большой интерес для историка.

В «Книге путешествия» Эвлии Челеби перед нами проходит описание многих городов Украины и Молдавии: Киева, Львова, Черкасс, Кременчуга, Канева, Чигирина, Лубен, Каменца, Бара, Могилева на Днестре, Рашкова, Збаража, Брацлава, Умани, Стены, Шаргорода, Подгайцев, Бочаргородка, Жаботина, Ломоватого, Медведовки, Капустина, Горелова, Кобеляк, Ладыжина, казацких паланок, Измаила, Аккермана, Бендер, Хотина, Сорок, Ясс, Сучавы, Текуча, Бырлада, Васлуя, Скынтея, Галаца, Цуцоры, Кишинева.

Описание городов и крепостей Украины и Молдавии, принадлежащее Эвлии Челеби, представляет несомненный интерес для историка. Если отбросить явные преувеличения (800 лавок в Баре, 600 лавок и 200 церквей в казацкой паланке, 90 церквей в Збараже, 1000 базаров, 2000 лавок и 4000 каменных дворцов в паланке Брод, 84 000 дворцов в предместье [18] Львова и т. п.), то сведения о городах Украины и Молдавии, сообщаемые Эвлией Челеби, исторически верны.  

Эвлия Челеби говорит о домах в городах Украины и Молдавии, крытых камышом, дранкой, тесом. Такими крышами покрыты не только деревянные, но и каменные дома. В городах много лавок, базаров. При этом Эвлия Челеби сообщает характерную деталь: в лавках торгуют главным образом женщины.

Эвлия Челеби сообщает об обилии ремесленников в городах Украины, в частности во Львове и Бочаргородке. Во Львове трудится много суконщиков-евреев. Во Львове живет много евреев и армян, а среди торговцев есть лазы, персы, венгры, «франки».

Путешественника интересуют заезжие дворы, бани, которых не так много в украинских городах. Он не проходит мимо фактов имущественного неравенства, отмечая, что, например, в предместье Львова наряду с «деревянными и крытыми тесом благоустроенными дворцами» «есть и маленькие домики: бедняков без виноградников и садов».

Он очень внимательно наблюдает за занятиями местных жителей, подчеркивая плодородие почвы. Хороший белый хлеб, который Эвлия Челеби видел и ел в городах Украины, свидетельствует о широком распространении пшеницы. Особенно интересует его садоводство. Эвлия Челеби подчеркивает, что в Молдавии и на юге Украины (Могилев, Бар) он видел хорошо возделанные виноградники, а в более северных областях, где также процветает садоводство, винограда нет, но зато много яблонь, черешен, груш и слив. Автор «Книги путешествия» все время подчеркивает, что на Украине «из-за холодной зимы» не растут инжир, гранаты, лимоны, померанцы, хурма и маслины и хотя произрастает виноград, но по той же причине «он не вкусен и не сочен».

Эвлия Челеби старательно описывает крепостные сооружения городов Украины, не отказывая себе в удовольствии снабжать их многотысячными гарнизонами, украшать десятками; [19] церквей, укреплять десятками башен и многоверстными стенами, снабжать сотнями стволов крепостной артиллерии. Но если; сообщаемое им в этом отношении очистить от плевел преувеличений, то останутся драгоценные зерна исторической истины. Особенно подробно описаны им Измаил, Аккерман, Яссы, Бендеры, Каменец, Львов и некоторые другие крепости.

Большой интерес представляет описание Эвлией Челеби паланки, расположенной на расстоянии одного перехода от Збаража на острове среди озера с болотистыми берегами. «По топкому берегу и по чистой воде озера до самой крепости ведет бревенчатая гать длиною в два часа ходьбы. Когда же при помощи цепи в нескольких местах гать разводят, крепость оказывается на острове. Летом нет никакой опасности со стороны; татар. Но зимой, когда озеро замерзает, сколько раз татары нападали на крепость и уводили в плен...». Такие же паланки, стоящие среди болот, встречал он и в других местах (Капустина Долина).

Городами Украины и Молдавии Эвлия Челеби интересовался еще до своей поездки. Так, например, он сообщает, что еще до посещения Аккермана он был знаком с этим городом по описанию, которое он нашел в одной венгерской хронике.

Эвлия Челеби интересуется вопросами этнографии и языком населения Украины и Молдавии. Он подчеркивает, что в городах и селах Молдавии можно встретить не только молдаван, но и «казаков» (украинцев), валахов, цыган, а на Украине, кроме «казаков» и «русов» (украинцев), — «московитов» (русских, великороссов), армян, евреев, поляков, молдаван, персов, венгров и др. Эвлия Челеби указывает на наличие среди украинских казаков выходцев из русских («московитов»), черкесов и татар.

Говоря о языке киевлян, т. е. об украинском языке, он пишет: «язык их еще более всеобъемлющ и богат, чем фарси, катайский, монгольский и всякие прочие», и тут же отмечает, что «он (язык киевлян. — В. М.) имеет сходство с московским (русским.— В. М.) языком». [20]

Эвлия Челеби описывает внешний облик украинцев и украинок, их одежду, форму прически («бритоголовые» казаки, косы «серноподобных» украинских девушек).

Он приводит ряд украинских слов («яблук», «часнок», «чибуля», «черевик», «хлопче», «парубок», «овечка», «хлеб», «вода»), имена числительные («один», «дви», «три», «чтыри», «пяк», «шеск», «сим», «восим», «девик», «десик»), ряд выражений («дай мени», «куды идешь», «хлеб принес», «пувай здоров» и др.), интересуется русской азбукой, состоящей из «двадцати девяти букв», религией, которая и «у жителей Киева, казаков» и у «московитов» одна и та же, а именно греческая.

Видимо, Эвлия Челеби записывал эти слова и выражения со слов любого украинца, с которым ему приходилось сталкиваться, но вряд ли мы ошибемся, если предположим, что главными информаторами и «учителями» украинского языка выступали представители украинской старшины или купечества, с которыми чаще всего общался Эвлия Челеби. Об этом говорит, например, одно выражение, которое среди немногочисленных прочих украинских выражений, встречающихся у Эвлии Челеби, мы находим в его «Книге путешествия», а именно «мужик исфинья» (свинья), которое имеет ярко выраженную социальную направленность.

Эвлия Челеби, несомненно, хорошо разбирался в социальных отношениях, установившихся на Украине. Так, например, о вольном «казацком народе», населявшем стоявшую на Днепре «крепость Крылов», не подчинявшемся ни Польше, ни Москве, ни Крыму, он говорит как о «толпе избежавших виселицы, заблудившихся людей».

И тут мы сталкиваемся с определенной социальной интонацией. С точки зрения информаторов Эвлии Челеби, принадлежавших к феодальным верхам, вольные казаки, запорожцы, борцы против панского гнета были преступниками, достойными виселицы, «заблудившимися людьми», искавшими враждебной феодалам социальной правды. Эвлия Челеби охотно принимает их трактовку социального происхождения «казацкого народа», поскольку он сам принадлежит к той же [21] феодальной социальной среде, но только иного языка и вероисповедания.

Эвлия Челеби знает военное дело. Его интересуют не только крепости и их гарнизоны, но и полевые войска. Он хорошо разбирается в артиллерийских орудиях, указывая каждый раз на тип орудия, длину ствола, калибр, вес ядра, дальность полета, рассеивание ядер при учебной стрельбе и т. п. Он знает деление пороха на пороховую мякоть, выходившую из употребления в XVII в., и зернистый порох, имевший ряд преимуществ. перед пороховой мякотью. И это вполне понятно. Судя по тому, что сообщает Эвлия Челеби из своей биографии (в течение 26 лет он «десять раз был в рядах сражающихся и одиннадцать раз вместе с османским войском участвовал в осаде важных крепостей»), он не был новичком в военном деле и,— хотя скорее наблюдателем, чем воином, борцом, — принимал участие во многих походах.

Войны и грабеж, сопровождающийся зверствами, в представлении Эвлии Челеби неотделимы. Совершенно откровенно, не только не смущаясь, но любуясь и хвастаясь этим как проявлением воинской доблести, он говорит о том, как турки и татары — вассалы и союзники турок — опустошали земли России, Украины и Молдавии, грабили и насиловали население,. проявляя при этом невероятную кровожадность и жестокость,. как рыскали они повсюду в поисках добычи и «ясыря», предавая все огню и мечу, как убивали пленных, предавая их мучительной казни.

Эвлия Челеби дает очень подробные и интересные описания татар в походе, их воинского строя, тактики, вооружения. Стремясь возвысить их как борцов за «истинную веру» и показывая их жестокость по отношению к «неверным», Эвлия Челеби дает яркую характеристику «кочующих и разбойничающих татар» Крыма и окрестных орд 2. Одним из проявлений воинской доблести своих единоверцев Эвлия Челеби считает их чудовищную жестокость. Турки [22] добивают раненых, казнят пленных, отрубают головы трупам и т. п. Все это должно было бы, казалось, устрашить, запугать их противников, подавить в них стремление к сопротивлению. Но на самом деле именно эта жестокость побуждала беззаветно бороться с турецкими завоевателями и угнетателями. Об этом пишет и Эвлия Челеби, сообщающий, что жители Хотина, сокрушаясь о своих убитых соотечественниках, говорили туркам: «Ну, турки! Вы ведь в Польшу собираетесь. Так вот, правитель Трансильвании Ракоци покажет вам!». Но особенно энергично и успешно боролось с турками украинское казачество и, в частности, Запорожская Сечь.

Сочинение Эвлии Челеби изобилует сообщениями о борьбе казаков с турками и крымскими татарами, нападениях казаков на турецкие и татарские земли. Обороняясь, отвечая на нашествия татар и турок на земли Украины, казаки предпринимали наступательные походы.

Надо отдать справедливость Эвлии Челеби: он объективно оценивает воинскую доблесть казаков. Говоря «о характере мятежных казаков, или бритоголового народа», он восклицает: «Да помилует нас Аллах! Те, которые не видели этого народа, даже великие толкователи религии, не могут знать, какова душа этих :врагов общины Мухаммеда и других народов. Вступив в их страну... мы проезжали по ней с молитвами... Потому что однажды во время войны за крепость Азов я, ничтожный, хватил торя от этих злодеев и видел, как они воюют и дерутся». «Казачий народ, — по характеристике Эвлии Челеби, — это стойкий, упорный и сердитый народ». Казаки — «племя неустрашимых кяфиров». Не стесняясь, не боясь быть обвиненным в трусости, он пишет, что турки «из-за страха перед казаками совершенно не знали ни сна, ни отдыха».

Эвлия Челеби пишет об успешных боевых действиях казаков против татар и турок, их военных хитростях, захвате ими у турок земель, возведении казаками на отвоеванных землях укреплений, о казацкой тактике, действиях казаков на воде и суше и т. п. [23]

Казачество, по словам Эвлии Челеби, обладает большой притягательной силой. Среди казаков встречаются и черкесы, и татары, и, видимо, турки, так как некоторые казаки говорят без акцента по-турецки. Эвлия Челеби сообщает о «знаменитом aгe», некоем Рыдване, «русе», т. е. украинце по происхождению, который, очевидно, был взят в плен (он происходил «из рабов»), затем продвинулся на службе у турок и стал капуджибаши. Но даже через сорок лет он не забыл своей настоящей родины, бежал к «мятежным казакам» и основал крепость Рыдванец.

Автор «Книги путешествия» знает о том, что казачество на Украине неоднородно и казацкая старшина придерживается разной ориентации. Он говорит о казаках Дорошенко, о казаках Серко, Барабаша и др. Особенно много пишет Эвлия Челеби о Серко и Дорошенко. Из русских воевод ему известен Шереметев, описанию сражения с которым Эвлия Челеби посвящает много страниц своего труда.

Но вообще о России, «стране московитов», где правит Алексей», он знает немного. Ему известно лишь то, что это огромная и могущественная северная страна. Сведения о «Московии», сообщаемые Эвлией Челеби, не всегда точны и верны. Так, например, он знает, что русские обосновались на берегах Каспийского моря, проникли в Гилян, но считает, что Астрахань находится под властью татар, пользуясь в этом отношении сведениями столетней давности. Зато интересны материалы, относящиеся к калмыкам, которые во времена Эвлии Челеби вели борьбу вместе с русскими против татар.

В сочинении Эвлии Челеби мы найдем подробное и интересное описание Молдавии, ее городов (особенно интересно описание Ясс), характеристику молдавских правителей Лупула, Стефана, их связей с Украиной.

Надо сказать, что историк СССР должен подходить к "Книге путешествия" весьма осторожно. И дело не только в склонности Эвлии Челеби к преувеличениям, к безудержным полетам фантазии (например, залп из нескольких сот пушек, произведенный молдаванами, задел ядром лишь одну лошадь [24] у турок, в то время как каждая турецкая граната рвалась на тысячу осколков и каждый осколок убивал тысячу «кяфиров»; из стана Шереметева вышли три тысячи попов и патриархов и т. п.), дело не только в том, что «кяфиры» у него снабжаются бранными с точки зрения ортодоксального мусульманина эпитетами, среди которых в первую очередь фигурирует "свинья", не только в его стремлении подчеркнуть буквально во всем превосходство «избранных Аллахом» борцов за «истинную веру» — турок — над «кяфирами», но в характере и самого источника и его автора, рассматривавшего все события под определенным углом зрения и не всегда достаточно разбиравшегося в тех событиях и явлениях, современником и участником которых он был.

Тем не менее, давая общую оценку сочинению Эвлии Челеби, нужно признать, что его «Книга путешествия» займет определенное место среди «сказаний иностранцев» и поможет изучению истории России, Украины и Молдавии в XVII веке.


Комментарии

1. «Мемуары, относящиеся к истории Южной Руси», под ред. В. Г. Антоновича, вып. II, Киев, 1896.

2. К. Marx, Secret diplomatic history of the 18 -th century, London 1899, p. 84

Текст воспроизведен по изданию: Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 1 Земли Молдавии и Украины. М. Наука. 1961

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.