Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЭВЛИЯ ЧЕЛЕБИ

КНИГА ПУТЕШЕСТВИЙ

СЕЙАХАТНАМЕ

ЗЕМЛИ МОЛДАВИИ И УКРАИНЫ

ТОМ V

IX

[О ПОЕЗДКЕ В КИЛИЮ]

СТОЯНКИ, ЧЕРЕЗ КОТОРЫЕ МЫ СЛЕДОВАЛИ ИЗ АККЕРМАНА НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ КРЕПОСТИ КИЛИИ

Мы прибыли в селение, называвшееся Кёпрюбаши, [расположенное] в направлении кыблы от Аккермана. Это татарское село с одной мечетью, состоящее из двухсот домов. /222/ Оно является вакфом Коджи Кенан-паши и относится к Татарбунары. Затем мы прибыли в крепость Татарбунары. Это место нами уже было описано выше. Отсюда, направившись на восток, мы прибыли в крепость Килию.

ОПИСАНИЕ ПРОЧНОЙ КРЕПОСТИ КИЛИИ

Основатель ее — некто по имени Кылыбов (?) из кяфиров Молдавии. Этот Кылыбов был сначала бедняком, но, занимаясь на Дунае ловлей белуги и осетров, стал обладателем миллионного состояния. Впоследствии он стал даже королем. И так как район Килии явился причиной его возвышения и крепость здесь была сооружена во время его царствования, то ее и назвали крепостью Кыдыбова. В дальнейшем же в просторечии она получила известность как крепость Килия.

Затем она переходила в руки многих королей. И, наконец, в 889 (1484) году она была взята без боя самим Баезидом Вели у кяфиров-молдаван 1. Надпись о ее завоевании, так же как [и надпись о завоевании] Аккермана, содержит выражение «Мы победили». Ее управитель в области Силистра является [155] обладателем откупа в 70 юков акче. Ему принадлежат все сборы, штрафы.

Это обширное владение, [управляемое] эмином. Перед этой крепостью на реке Дунай эмин-ага соорудил огромный рыбный садок. Сколько тысяч различной рыбы [здесь] вылавливают! Это — огромное доходное владение, продукцию которого солят и отправляют [в счет] жалованья воинам крепостей 0чаков, Аккерман, Янык, Измаил, Браила, Исакча, Тулча.

Если счастье не благоприятствовало и рыба не шла по Дунаю, то рядовые упомянутых крепостей хватали эмин-агу и собирали свое содержание с богатых и бедных (?). Если же счастье благоприятствовало и рыба появлялась во множестве, то всем рядовым крепостей жалованье выдавалось регулярно, а от них получали письменные свидетельства, которые в нужный момент предъявляли дефтердар-паше, и [по ним] отчитывались. Остальной же улов [эмин-ага] оставлял себе.

Рыбный садок. Вверх по Дунаю от крепости Килии навалены по обоим берегам, точно горы, мачтовые бревна длиною в 70—80 аршин каждое. Они доставляются сюда на двухстах судах. На этих судах работают около двух тысяч валахов и молдаван. Эти бревна вбивают в дно Дуная от обоих берегов навстречу друг другу и в промежутки вбивают еще жерди. Через них проходят воды Дуная. /223/ В середине оставляют проход шириною в двадцать жердей, чтобы не препятствовать движению судов по Дунаю. Эти вбитые сваи обвивают длинными лозами дикого винограда и длинными жердями с развилкой на конце опускают эти навитые лозы до самого дна Дуная. Затем, когда эти лозы показываются на поверхности Дуная, то часть реки получается огороженной наподобие загона. Из него не может выйти рыба [размером] даже в пядь.

Затем на внутренней стороне этой западни, на самой середине Дуная, вбивают несколько сот свай и на них устанавливают временную постройку с кофейней и множеством комнат и на уровне воды [в полу] делают окошки. Эмин-ага и 300 его помощников и ловцов рыбы, заглядывая через окошки в западню, наблюдают. За этими вбитыми кольями и решетками из лозы на глубине в пол человеческого роста расставлены сплетенные из лозы клети величиной в пять паласов.

Когда весной рыба хочет выйти на обширные и привольные морские просторы Азовского моря и Днепровского лимана, то подхваченная течением воды она с быстротою молнии [156] устремляется через этот узкий проход. Тогда рыба оказывается в ловушке, и рыбаки веревками тянут клети. Тут то и начинают бить 10—15-аршинных белуг и 5—8-аршинных осетров, и поверхность Дуная окрашивается кровью. Пойманных рыб солят и соленую рыбу продают на золото многим тысячам купцов. Последние же отправляют соленую рыбу повозками в страны неверных.

Из некоторых осетров добывают по пять-шесть кантаров черной икры. Днем и ночью дежурят ловцы у отверстия этой западни и вылавливают все, что туда попадает. Потому что рыба, войдя в узкий проход, обратно повернуть уже не может. Удивительное это искусство! А если по Дунаю прибывает судно, то веревки упомянутой западни опускают. В то время, когда суда с поспешностью проходят, несчастная рыба, обнаружив в этом месте отверстие, бросается и уходит через него на черноморские просторы и там мечет икру. Но если рыба идет из Черного моря в Дунай, то войти не может, так как, хотя с той стороны и нет западни, но проход перекрыт. А когда внезапно наступает суровая зима, то больше семи месяцев рыбы не бывает. С наступлением зимы садок и постройки на нем снимают, а весь строительный материал сваливают горой на обоих берегах Дуная.

Эмин-ага тратит на содержание садка 100 кошельков, но прибыль получает /224/ 500 египетских кошельков. Он выдает жалованье воинам крепости и после полного расчета эмину остается прибыль порой в 150—200 кошельков, а иногда этот откуп приносит эмин-аге и ущерб.

В крепости Килия имеется управитель с содержанием в 300 акче и кадий с содержанием в 150 акче. Область ее — благоустроенная и цветущая. Большая часть ее — татарские села. С этих сел кадий получает ежегодно семь кошельков за [вершение] правосудия. Там имеются муфтий, комендант крепости, 21 должность войсковых начальников крепости, 700 отборных рядовых, военачальник янычаров, кетхуда сипахиев, городской субаши, мухтесиб, военачальник джебеджи.

Форма крепости Килия. Эта крепость, расположенная в устье Дуная при впадении его в Черное море, имеет форму круга, как Измаил и Аккерман. Она представляет собой ни с чем не сравнимое прочное сооружение с тремя рядами стен. С одной стороны внешних укреплений совершенно нет. Это прелестная крепость на низком, ровном месте, с большим количеством превосходных лугов, виноградников и садов. Южная сторона крепости, идущая вдоль Дуная, имеет полных [157] 1000 шагов. Сторона, выходящая на сушу, имеет 2000 шагов. Значит, окружность ее 3000 шагов. Сторона, выходящая на сушу, имеет три ряда стен, а со стороны Дуная — два ряда стен, но рва нет. Всего 170 укреплений. Из башен, построенных на фундаменте, следующие: вдоль Дуная — башня везира султана Баезида Гедика Ахмед-паши, Красная башня, Комендантская башня, Тюремная башня. Плоская башня и башня Маяка. На ней и теперь каждую ночь зажигают маяк, прибывающим ночью судам он подает знак и [является] большим благом.

На самом берегу Дуная есть башня Мелека Ахмед-паши. Эта вновь отстроенная башня такая большая, что здесь разместилось 20 пушек и боеприпасы, забранные у врагов Очакова. Пушки обращены на Черное море и Дунай. Все эти башни имеют превосходные купола в виде остроконечных шапок и крыты тесом. И наш господин Мелек Ахмед-паша все их привел в порядок и покрыл дранкой. 400 аршин кладки стен вдоль Дуная разрушено. У Большой крепости со стороны суши проходит в человеческий рост широкий ров. /225/ Когда Дунай  разливается, то воды его заливают этот ров, и [тут] ловят рыбу.

Описание наружной Большой крепости. Наружная крепость имеет всего четверо ворот. Одни из них — на западе, двухрядные железные, открываются в обширный посад. По обеим сторонам их [стоят] крепкие башни для ружейного [обстрела] и две крупные пушки. Трое ворот потайные и выходят в разных местах на берег Дуная. Их называют Водяные ворота. От этих ворот внутри [крепости] идут рвы, сверху покрытые досками. Кто их увидит, подумает, что это дороги. Но по низу их могут передвигаться верховые, мулы, кони.

Вся крепость внутри разделена улицами на 150 участков, расположенных в шахматном порядке. На всех улицах — настил из толстых бревен, а под улицами прорыты во всю длину глубокие, в рост человека, широкие крутые рвы, сверху по крытые мостовинами. Во время осады каждый [житель] утаскивает к себе в дом [эти] мостовины, дороги исчезают, улицы становятся вровень с водами Дуная, рвы раскрываются и враг -ме осмеливается войти в город, [так как] рвы очень топкие и опасные. Из угловых домов, да и из всех других домов глядят Обращенные на эти улицы-рвы амбразуры с пушками и ружьями. В начале же улиц имеются укрепленные дома, устроенные так, что если враг все же войдет в город, то из этих домов на него польется карающий дождь ядер, свинца и камней. [158]

В крепости имеется 700 мрачных на вид домов, без дворов, садов и виноградников. Все дома эти крыты дранкой. Верхние зтажи деревянные, благоустроенные. Есть в крепости соборная мечеть султана Баезида Вели, семь [малых] мечетей. Шариатский суд также находится там. Из четырех ворот крепости у Цеховых ворот, у Тюремной башни и у ворот, [идущих] в посад, царит всегда оживление, так как они i расположены] со стороны суши. А что касается двух ворот, расположенных на берегу Дуная, то это маленькие Водяные ворота.

Цитадель. К востоку от Большой крепости, в излучине Дуная, рядом с наружной крепостью имеется квадратная маленькая искусно сделанная крепость. /226/ Она имеет по окружности 500 шагов. Маленькие железные ворота открываются прямо в Большую крепость. В двух рвах, окружающих крепость, полно рыбы, которая [там] плавает. Здесь, в цитадели, находятся только дома кетхуды, коменданта, имама, а также амбар для пшеницы, арсеналы да несколько домов воинов-рядовых. Других [построек] нет. В цитадели имеется хороший обычай, который остался от эпохи Баезида Вели: каждую пятницу здесь читают первую суру Корана и каждую же пятницу по утрам на бастионах и стенах развешивают вымпелы, знамена и флаги. Мусульмане распевают религиозные гимны и выстрелом из большой пушки объявляют народу о пятничном дне 2.

Посад крепости Килия. На запад от Большой крепости, на равнине расположился большой посад в форме пятиугольника. В одиннадцати кварталах посада имеется 2000 крытых дранкой двухэтажных и одноэтажных домов с крытыми дворами. Всего 17 михрабов и еще одна большая соборная мечеть, находящаяся у рынка, имеющая многочисленных прихожан. Здание этой мечети, простое и изящное, прекрасно отделано.

Когда Мелек Ахмед-паша пожаловал в эту мечеть, чтобы совершить пятничный намаз, то все воины, произнося благопожелательные молитвы за падишаха и издавая кличи во славу Аллаха и Муххамеда, дали залп из пушек и ружей. Земля Килии задрожала от этого, как при землетрясении.

Много начальных школ. В торговых рядах на берегу реки имеется баня, которая крыта свинцом Во всей округе нет такого светлого и восхитительного здания. Имеется пятьсот лавок, в которых находятся представители всяких цехов. Есть также караван-сараи для купцов.

Рабы и пленные здесь очень дешевы: за 20—30 курушей дают прекрасного раба. [Знатные] жители [города] — купцы [159] и работорговцы. Реайя же — валахи, молдаване, иногда и русы...

Виноградники и сады в бесчисленном множестве. Из наиболее восхваляемых [продуктов] — килийская бастырма из говядины и баранины. Бывает очень вкусное и хорошего откорма постное мясо. Также [хороши] мед, масло, пшеница, много рыбы.

Южная часть города расположена на Змеином острове. Другая его треть с тремя стоянками относится к Тулче, и еще треть — к городу Измаилу. Это большой плодородный остров. /227/ Здесь каждый год режут сорок-пятьдесят тысяч коров и быков и, изготовив бастырму, отправляют во все страны.

Жители Килии в большинстве случаев не обедают без гостей. Посад очень богатый, но вокруг него нет крепостных стен.

[В это время] Мир Мехмед-ага, один из капуджибаши высочайшего двора, привез высочайший указ, реестр назначений и шахский халат, которые были пожалованы благоденствующим падишахом [Мелек-паше], когда я, ничтожный, находился еще при Пороге Счастья. Мелек-паша на радостях пожаловал Мехмед-аге 20 кошельков, 20 превосходных коней и 20 рабов и на следующий день отправил его в столицу. Сам же приказал ремонтировать и восстанавливать крепость Килию, обязав сделать ее сверкающей, как жемчужина. А меня, ничтожного, отправил по семи уездам за припасами и снаряжением.

Далее Эвлия Челеби рассказывает, что, выехав из Килии, он переправился на Тулчинский остров. /228/ Оттуда, переправившись через Дунай, он прибыл в крепость Тулчу. Собрав там за два дня два юка акче в счет провианта для паши, на третий день все эти деньги вместе с оформленными судьей расписками Эвлия Челеби отослал к Мелеку Ахмед-паше. Сам же, взяв один юк, собранный для него лично в качестве постойного сбора, 5000 акче из него отдал кадию за оформление денежных документов. Затем он приехал в крепость Бабадаг, где для сбора со всех сел и городков своих постойных денег и денег в счет содержания и продовольствия для крепости Килии запасся у кадия новыми свидетельствами с печатями.

Выступив из Бабадага, Эвлия Челеби посетил в общей сложности 85 сел и городков, расположенных на запад и юго-запад от Бабадага. Многие из них были населены татарами. В случае войны эти татары выступали в поход вместе с буджакскими татарами, поставляя в помощь крымскому хану от 10 до 20 тысяч воинов.

/229/ Собрав шесть юков акче для паши, Эвлия Челеби из собранных 229 для себя лично трех юков один отдал сопровождавшим его восьмидесяти головорезам, а два оставил себе. [160]

/230-232/ После этого в Бабадаг прибыл сам Мелек Ахмед-паша с большой 232 свитой. Вручив хазинедару паши шесть юков акче, Эвлия Челеби отправился вместе с пашой в Силистру, куда, миновав Хыршову, он приехал 20 сефера 1068 (27 ноября 1657) года.

/232/ ..На той же неделе прибыл некий ага Кёпрюлю Мехмед-паши и привез от старого Кёпрюлю следующее письмо: «Да будет благословенна твоя война за веру в Очакове и победоносная наша война за остров Бозджаада! Однако, если бы ты послал пленных, головы, боеприпасы и имущество нам, то, несомненно, это принесло бы радость и ликование мусульманским борцам за веру и войско ислама было бы поощрено к новой войне, а ты нашел бы обильное вознаграждение и безмерные воздаяния. Но, будучи беспечным, ты отсылал все благоденствующему падишаху, имея надежду, что будешь возвышен. И вот тайно от нас вам был поручен Очаковский эйялет. Но когда, мы, явившись на аудиенцию к падишаху, доложили ему о походе, благоденствующий падишах отстранил вас от должности в Очаковском эйялете и ваше место пожаловал силях-дару Фазли-паше. Вы же тотчас прибудьте в столицу счастья и с нашей госпожой Кая-султаншей отдыхайте и развлекайтесь в ваших /233/ садах и виноградниках. Таков смысл высочайшего фермана. В соответствии с моим письмом извольте скромно пожаловать [в столицу]...»

И после того как было привезено множество подобных писем, пронизанных иронией и упреками, 4-го дня месяца раби I 1068 (10 декабря 1657) года мы выехали из Силистры и направились в Стамбул.


Комментарии

1 Завоевание молдавских крепостей турками проходило далеко не так гладко, как это представляется из повествования Эвлии Челеби. Крепость Килию туркам пришлось брать штурмом четыре раза — в 1462, 1475, 1484 и 1584 гг.

2 У мусульман праздничным днем и днем отдыха считается пятница.

Текст воспроизведен по изданию: Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 1 Земли Молдавии и Украины. М. Наука. 1961

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.